Жалоба на незаконность следственного действия — осмотра места происшествия

Фактический обыск в квартире моего подзащитного проводился первоначально дознавателем местного ОВД и оформлялся протоколом осмотра места происшествия. Ему на смену через полтора часа после начала «мероприятия» прибыла следователь окружного отдела следственного комитета и «взяла бразды в свои руки», продолжила проведение мероприятия, составив свой протокол осмотра места происшествия.

Согласно протоколам осмотра места происшествия, составленным дознавателем и следователем, осмотр проведен в соответствии со ст.ст. 164, 176 и частями первой-четвертой ст. 177 УПК РФ.

Однако, в нарушение ч. 1, 2 ст. 164 УПК РФ, ни дознаватель, ни следователь решение суда на проведение осмотра жилого помещения не предоставили. Постановление следователя по этому поводу также не выносилось, поскольку до начала «мероприятия» никакого дела возбуждено не было.

Процессуальным законом предусмотрен еще один вариант «легитимизации» осмотра жилого помещения – с согласия проживающих в нем лиц, причем с согласия всех проживающих, поскольку в соответствии с правовой позицией Пленума ВС РФ, если хотя бы одно лицо из проживающих возражает против проведения осмотра, тогда только через решение суда.

Часть первая ст. 12 и ч.5 ст.

177 УПК РФ прямо устанавливают, что осмотр жилища производится только с согласия проживающих в нем лиц или на основании судебного решения, за исключением случаев, предусмотренных частью пятой статьи 165 данного Кодекса, а если проживающие в жилище лица возражают против осмотра, то следователь возбуждает перед судом ходатайство о производстве осмотра в соответствии со статьей 165 данного Кодекса, которая допускает в случаях, не терпящих отлагательства, проведение этого следственного действия и без получения судебного решения, на основании постановления следователя или дознавателя с последующим уведомлением судьи и прокурора о его производстве (часть пятая).

В данном случае, как я уже упомянул, на «входе» у дознавателя никакого решения суда не было, однако он, до прибытия на место адвоката, успел получить от одного из проживающих письменное заявление о том, что тот не возражает против осмотра.

Мнением остальных проживающих, как собственно их наличием и персональным составом, дознаватель не озаботился.

Наличие такого заявления, хоть и не соответствует всем требованиям закона, однако предоставляет возможность при случае, «ткнуть в нос» на заявления защиты о незаконности проведения такого «осмотра».

Поскольку к моменту начала «работы» следователя я, в качестве защитника, уже был на месте, в протоколе осмотра, составленном следователем, появилась собственноручная запись того же проживающего лица: «возражаю», заверенная его подписью непосредственно на первом листе протокола.

Разумеется, в итоге к протоколу были написаны также замечания адвоката об отсутствии решения суда, о возражениях проживающих. О прочих существенных нарушениях пришлось дописывать на дополнительном листе к протоколу.

Как уже упоминалось, у следственных органов имеется еще один «исключительный» вариант «узаконить» фактически проведенный осмотр жилого помещения, на основании мотивированного постановления следователя, со ссылкой на наличие неотложных оснований для проведения такого осмотра. При этом, законом опять-таки предусмотрен судебный контроль за законностью, хоть и последующий. В данном случае, подобным способом узаконить свои процессуальные действия ни дознаватель, ни следователь также не озаботились.

Оба протокола в конечном итоге ушли в материалы возбужденного той же датой (но позже по времени) уголовного дела по признакам преступлений, предусмотренных ст. 222.1 и 223.1 УК РФ.

Незаконные действия дознавателя и следователя при проведении «осмотра» места происшествия были обжалованы мной в прокуратуру, в порядке ст. 124 УПК и в районный суд по месту его проведения, в порядке ст. 125 УПК.

От прокуратуры ничего вменяемого дождаться не получилось. Районный суд рассматривать жалобы не стал, вернул обе жалобы без рассмотрения, сославшись на п. 1 Постановления Пленума ВС РФ от 10.02.2009 № 1, указав, что судья не вправе делать выводы о фактических обстоятельствах дела, об оценке доказательств и квалификации деяния. Дежурная, нужно отметить, отписка.

Тут необходимо сделать оговорку о том, что я, действительно, несколько «погорячился» и вместе с требованием о признании незаконным самого действия по проведению незаконного осмотра места происшествия, в своей жалобе вторым пунктом заявил требование о признании протокола осмотра недопустимым доказательством. Мне представлялось, что эти вопросы не просто непосредственно связаны друг с другом, но второе автоматически вытекает из первого. Однако, ознакомившись более детально с позицией указанного Пленума ВС РФ, вынужден был признать, что, действительно поспешил с заявлением такого требования и при подготовке апелляционной жалобы, отказ районного суда обжаловал только в части отказа в признании действий дознавателя и, соответственно, следователя, незаконными. Именно так сформулированы апелляционные жалобы, именно на этом я акцентировал внимание суда апелляционной инстанции при их последовательном рассмотрении.

Основные доводы в апелляции, в части незаконности отказа в рассмотрении судом жалобы, в принципе, сводились к тому, что согласно п. 2 того же Постановления Пленума ВС РФ от 10.02.

2009 № 1, на который сослалась судья в обжалуемом постановлении, помимо постановлений дознавателя, следователя и руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела и о прекращении уголовного дела судебному обжалованию в соответствии с частью 1 ст. 125 УПК РФ подлежат иные решения и действия (бездействие) должностных лиц, принятые на досудебных стадиях уголовного судопроизводства, если они способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства или иных лиц, чьи права и законные интересы нарушены, либо могут затруднить доступ граждан к правосудию.

В данном случае защитником обжаловалось не постановление дознавателя (следователя), а его (их) действия при проведении осмотра (обыска) без достаточных законных оснований.

Обращалось внимание суда, на то, что эти незаконные действия были проведены на досудебной стадии уголовного судопроизводства, более того, еще до момента возбуждения уголовного дела, к материалам которого они в дальнейшем приобщены.

В результате незаконных действий дознавателя (следователя) нарушены конституционные права граждан на неприкосновенность жилища, поскольку в силу ст. 25 Конституции РФ жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения.

Кроме того, внимание апелляционной инстанции обращалось на правовую позицию Конституционного Суда РФ, выраженную в Постановлении от 23.03.1999 № 5-П по делу о проверке конституционности положений ст. 133, ч. 1 ст. 218 и ст.

220 УПК РСФСР, согласно которой, обыск относится к числу тех следственных действий, которые существенным образом ограничивают конституционные права лица, в том числе его права на неприкосновенность жилища и тайну частной жизни. В связи с этим лицу, в жилище которого был произведен обыск в соответствии с ч.

5 ст.

165 УПК, должна быть обеспечена возможность непосредственно после проведения обыска или после принятия судом решения о его законности или незаконности, еще до завершения производства по делу, обжаловать как само это следственное действие, так и законность принятого судом решения, что предполагает своевременное его уведомление о вынесенном судом решении, а также ознакомление с его текстом.

Наличие у лица, в жилище которого производился обыск, права обжаловать это следственное действие и принятое впоследствии судом решение о признании его законным вытекает и из самого УПК (ст. ст.

19, 123 127), гарантирующего участникам уголовного судопроизводства и иным лицам право обжаловать действие (бездействие) и решения органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда в той части, в какой они затрагивают их интересы, и не устанавливающего исключения из этого правила для решения вопроса о производстве обыска или о признании проведенного обыска законным (Определение КС РФ от 10.03.2005 № 70-О)

Применительно к позиции Конституционного Суда, внимание суда апелляционной инстанции акцентировалось на двух составляющих: «должна быть обеспечена возможность непосредственно после проведения обыска», а также«еще до завершения производства по делу». В данном случае оба условия в наличии.

Также прозвучали доводы о, казалось бы, очевидных моментах, связанных, в частности, с тем, что дознаватель и следователь, вломившись в жилое помещение без необходимого решения суда, сами, совершенно очевидно, совершили уголовные преступления, предусмотренные ст.

137 УК РФ (в отношении нарушений неприкосновенности частной жизни), ст. 139 (в отношении незаконного проникновения в жилище совершенное против воли проживающего в нем лица, совершенные лицом с использованием своего служебного положения), ст.

285 УК РФ (в части злоупотребления должностными полномочиями).

Кроме того заявлено о том, что подзащитный, при столь формальном отказе суда первой инстанции, фактически лишен возможности судебного обжалования  незаконности проникновения в его жилище.

Однако, апелляция согласилась с позицией районного суда, фактически повторив его «мотивировку», позицию защиты ожидаемо проигнорировала, включая отсылки к позициям Верховного и Конституционного судов, обжалование за пределами требования о признании доказательства недопустимым, лишения права на судебное обжалование незаконных действий и т.п., как будто это не указывалось в письменных апелляционных жалобах и дополнениях к ним и не звучало непосредственно в зале суда.

В данном случае, решение вопроса о незаконности проведенных осмотров, является принципиальным и во многом определяющим для всего процесса, поскольку, с достаточной очевидностью, должен повлечь за собой признание протокола недопустимым доказательством. При этом все увещевания типа: данный вопрос может быть предметом рассмотрения в рамках рассмотрения уголовного дела по существу, не вселяют уверенности, что так и будет.

Читайте также:  Пенсионеры получат выплаты ко дню пожилого человека в нескольких регионах

Согласно закону, подобные вопросы должны рассматриваться судом в порядке предварительных слушаний, при рассмотрении ходатайств защиты об исключении недопустимых доказательств.

Однако, как показывает практика, суд не часто рассматривает подобные ходатайства, дежурно отговариваясь преждевременностью заявленного ходатайства и тем, что судом будет дана оценка при вынесении приговора.

А при вынесении приговора об указанной мотивировке защиты уже никто не вспоминает.

Возникает вопрос о принципиально возможных вариантах действенного и эффективного обжалования указанного беззакония следствия на досудебных этапах.

Неопределенность понятия «место происшествия» как причина подмены следственных действий

  • Отсутствие в уголовно-процессуальном законодательстве чёткого понятия  «место происшествия» позволяет органам предварительного следствия под видом осмотра места происшествия проводить осмотры помещений, местности, транспортных средств, которые никакого отношения к месту происшествия не имеют, кроме того под видом осмотра места происшествия следователи довольно часто проводят  личный обыск и обыск, подменяя следственные действия. 
  • В результате таких «осмотров» нарушаются конституционные права граждан, а правовая неопределённость в данном вопросе  толкуется судебной практикой в пользу стороны обвинения. 
  • В ходе написания данной статьи,  были изучены более ста уголовных дел и материалов доследственых проверок по которым проводились осмотры места происшествия до возбуждения уголовных дел. 

По уголовным делам о взятках, следователи до возбуждения уголовного дела на месте задержания взяткополучателя проводили осмотр места происшествия в ходе которого изымали  денежные средства у задержанного лица  фактически проводя личный обыск, чем нарушали его право на свободу и личную неприкосновенность (ст. 22 Конституции РФ).

По уголовным делам о сбыте наркотических средств, следователи до возбуждения уголовного дела на месте задержания под видом осмотра места происшествия обыскивали задержанных лиц и изымали у них мобильные телефоны, деньги, проводили обыски транспортных средств, чем нарушали право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений (ст. 23 Конституции).

По уголовным делам о мошенничестве в сфере долевого строительства, когда предметом хищения являлись безналичные денежные средства, а местом окончания преступления являлось место изъятии денежных средств с банковского счета потерпевшего,  следователи проводили под видом осмотра места происшествия осмотры офисов компаний и строительных площадок, которые никакого отношения к месту происшествия не имеют. Довольно часто под видом осмотра места происшествия проводились осмотры офисов контрагентов застройщика.  Изучение протоколов осмотра места происшествия показывает, что «осмотры места происшествия» проводились оснований. На момент производства «осмотра места происшествия»  у следователей не имелось никаких оснований полагать, что в осматриваемых  помещениях  имеются предметы и документы имеющие значение для уголовного дела. 

Во всех указанных случаях, в том числе когда изымались предметы и документы,  задержанным лицам копии протокола осмотра места происшествия не вручались, более того по нескольким материалам доследственых проверок при подозрении на подделку идентификационного номера автомобиля, в ходе осмотра места происшествия производилось изъятие автомобиля, копия протокола собственнику не вручалась.

В действующем уголовно-процессуальном законе  предусмотрено шесть видов осмотра: осмотр места происшествия, местности, жилища, иного помещения, предметов и документов, осмотр трупа.

Согласно статьи ст. 144 УПК РФ до возбуждения уголовного дела допускается производство только осмотра места происшествия, документов, предметов, трупов.

Исходя из буквального толкования ст. 144 и ст. 176 УПК РФ осмотр местности, жилища, иного помещения (если они не являются местом происшествия) до возбуждения уголовного дела не допускается. 

  1. Осмотр места происшествия производится в целях обнаружения следов преступления, выяснения других обстоятельств,  имеющих значение для дела. 
  2. Иных оснований для производства осмотра, например таких как для производства обыска (наличие достаточных данных полагать, что в каком-либо месте или у какого-либо лица могут находиться орудия, оборудование или иные средства совершения преступления, предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела) в законе не указано, что позволяет следователю произвольно осматривать любые места не обосновывая своё решение в постановлении. 
  3. Полагаю, что  понятие «место происшествия» тождественно понятию «место преступления», разница заключается в том, что на момент доследственной проверки не известно, является ли рассматриваемое событие преступлением или не является. 

Следуя данной логике, можно сослаться на статью 152 УПК РФ из котрой следует, что  предварительное следствие проводится по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления. Если преступление было начато в одном месте, а окончено в другом, то уголовное дело расследуется по месту окончания преступления. 

  • Следовательно, местом преступления является место совершения противоправного деяния и (или) место наступления общественно опасных последствий. 
  • На основании изложенного можно сделать вывод, что место происшествия, это место предполагаемого противоправного деяния (действия или бездействия) и (или) место наступления предполагаемых общественно опасных последствий. 
  • Данный  вопрос неоднократно  рассматривался Конституционным Судом РФ, который полагает, что вопрос подмены следственных действий не относится к его компетенции. 

В деле N 1258-О-О от 13.10.2009 г. заявитель занимал должность следователя главного следственного управления.

В рамках проводимой в порядке статьи 144 УПК Российской Федерации проверки заявления о вымогательстве взятки сотрудники управления собственной безопасности произвели осмотр места происшествия, в ходе которого у заявителя  были изъяты находившиеся в его одежде предметы и документы, впоследствии приобщённые к делу в качестве вещественных доказательств. 

Прокурор разъясняет — Прокуратура Пензенской области

Допускается ли проведение осмотра жилища без согласия проживающих в нем лиц?

  • Право на неприкосновенность жилища закреплено статьей 25 Конституции Российской Федерации, в которой определено, что никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения.
  • Как установлено частью 1 статьи 12 УПК РФ осмотр жилища производится только с согласия проживающих в нем лиц или на основании судебного решения.
  • Согласие лица на проведение осмотра жилища должно быть выражено в письменном виде и получено до начала производства осмотра.
  • При отсутствии данного согласия следователь с согласия руководителя следственного органа или дознаватель с согласия прокурора могут возбудить перед судом районного суда по месту производства предварительного следствия или производства следственного действия ходатайство о производстве следственного действия, о чем выносится аргументированное постановление, к которому прилагаются документы, обосновывающие необходимость обыска в жилище (части 1 и 2 статьи 165 УПК РФ).
  • Такое ходатайство должно быть рассмотрено судом не позднее 24 часов с момента поступления указанного ходатайства (часть 2 статьи 165 УПК РФ).
  • Рассмотрев указанное ходатайство, судья может вынести постановление о разрешении производства следственного действия или отказать с указанием мотивов отказа.

Однако бывают ситуации, когда органы предварительного расследования не располагают сутками ожидания до момента начала осмотра жилища, являющегося, например, местом происшествия. За это время заинтересованные лица могут избавиться от улик, ликвидировать следы преступления либо доказательства своей причастности к нему.

В таких исключительных случаях согласно части 5 статьи 165 УПК РФ, когда производство осмотра жилища не терпит отлагательства, данное следственное действие может быть произведено на основании постановления следователя или дознавателя без получения судебного решения.

Однако поскольку такими действиями затрагиваются конституционные права граждан, существует механизм судебного контроля за действиями органов предварительного расследования.

Так, следователь или дознаватель не позднее 3 суток с момента начала осмотра жилища уведомляет судью и прокурора о его производстве. К уведомлению должны быть приложены копии постановления о производстве осмотра в случаях, не терпящих отлагательств, а также его протокол для проверки законности.

Получив указанное уведомление, судья в 24-часовой срок должен проверить законность произведенного следственного действия и вынести постановление о его законности или незаконности.

Если произведенный осмотр в жилище будет признан судом незаконным (например, отсутствовали основания для неотложного производства следственного действия), все доказательства, полученные в результате, признаются недопустимыми и не могут быть использованы для доказывания.

При помощи таких уголовно-правовых механизмов достигается баланс между соблюдением конституционных прав граждан на неприкосновенность жилища, с одной стороны, и защитой потерпевших, в интересах которых правоохранительные органы должны в разумный срок изобличить лиц, виновных в совершении преступлений, собрать доказательства их вины, чтобы они понесли заслуженное наказание за содеянное, — с другой.

​​​​​​​По материалам, предоставленным уголовно-судебным управлением прокуратуры области.

С помощью городских камер наблюдения адвокат добился признания ряда доказательств недопустимыми

30 сентября Куйбышевский районный суд г. Санкт-Петербурга вынес приговор Д., в ходе рассмотрения дела которого признал ряд доказательств, в том числе протокол осмотра места происшествия, недопустимыми в связи с представленными стороной защиты видеозаписями с городских камер видеонаблюдения. Приговор имеется у «АГ».

Читайте также:  Как узнать задолженность по алиментам по фамилии через Интернет: на сайте ФССП, Госуслуг или у судебных приставов

Обстоятельства дела и показания обвиняемого

Органами предварительного следствия Д. обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК. По версии следствия, Д. в неустановленный период времени до 04:10 13 июня 2019 г. незаконно приобрел в целях дальнейшего сбыта неопределенному кругу лиц гашиш общей массой чуть более 14 г, т.е.

в значительном размере, и амфетамин общей массой более 16 г, т.е. в крупном размере. Гашиш был обнаружен и изъят сотрудником полиции в ходе осмотра места происшествия 13 июня 2019 г. в период с 05:05 до 06:10; амфетамин – в период с 07:30 до 08:25 в досмотровом помещении 28-го отдела полиции УМВД России по Центральному району г.

Санкт-Петербурга.

Согласно показаниям Д., 13 июня 2019 г. около 03:00 он арендовал автомобиль с целью совершенствования навыков вождения. Когда мужчина вышел из машины, в гравии он увидел пакет и свертки, которые поднял и забрал себе, разложив по карманам, а часть поместил в сумку.

При этом, по его словам, он догадывался о том, что нашел наркотические средства. Свертки взял изначально из любопытства, а потом уже решил оставить для собственного распоряжения. По словам Д.

, вес и содержимое свертков ему были неизвестны, при этом сбывать их кому-либо он не планировал, упаковку не нарушал, переупаковкой не занимался.

По пути обратно его остановил сотрудник ДПС.

Мужчина вышел из машины и предъявил документы, после чего из автомобиля ДПС вышел второй сотрудник, который попросил его вернуться в арендованный автомобиль и сесть на водительское место. Когда Д.

сделал это, полицейский сел рядом с ним на пассажирское сиденье, где лежала сумка. Затем он произвел осмотр автомобиля, держа сумку Д. в руках, и попросил мужчину выйти, после чего надел на него наручники.

Затем сотрудники ДПС вызвали другой наряд, подъехали автомобили ГИБДД, понятые и дознаватели. Когда из сумки вытащили и разложили в багажнике вещи, Д. подозвали и показали найденное.

Затем его доставили в отдел полиции, где в ходе личного досмотра были изъяты из карманов найденные им вещества.

Он также показал, что за несколько дней до произошедшего употреблял наркотические средства, с момента задержания наркотические средства не употребляет, обратился в реабилитационный центр для лечения от наркомании, где и проходит реабилитацию в настоящее время.

Рассмотрение дела в суде

В суде прокурор полностью поддержал обвинение и квалифицировал действия подсудимого по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК, посчитав вину установленной и доказанной. Как сообщил защитник Д.

, адвокат АП Санкт-Петербурга Арсений Иванов, прокурор настаивал на наказании в виде 10 лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима (в приговоре наказание, на котором настаивала сторона обвинения, не отражено. – прим. ред.)

В качестве одного из ключевых доказательств стороной обвинения был представлен протокол осмотра места происшествия от 13 июня 2019 г. с фототаблицей, согласно которому в этот день в период с 05:05 до 06:30 в присутствии понятых, с участием Д. был осмотрен автомобиль и обнаружено и изъято 18 свертков и 6 контейнеров.

Вместе с тем Арсений Иванов в ходе судебного следствия представил видеозаписи, полученные из СПб ГКУ «Городской мониторинговый центр», за период с 03:30 до 08:30 13 июня 2019 г., на которых зафиксирован процесс осмотра места происшествия – автомобиля.

В частности, зафиксировано: в 04:45 специалист фактически начинает осмотр места происшествия, осуществляет фотосъемку без участия понятых и подсудимого; в 05:06 специалист открывает багажник; в 05:12 Д.

подводят к осматриваемому автомобилю; с 05:24 до 05:29 специалист находится в салоне автомобиля и никто не видит происходящее внутри; в 05:47 дознаватель и специалист упаковывают в пакет сумку в отсутствие понятых и Д.

; в 05:57 дознаватель направляется к автомобилю понятых, возвращается с ними к осматриваемому автомобилю; в 06:06 понятых отпускают.

Арсений Иванов в суде указал, что из объема предъявленного Д.

обвинения подлежит исключению вменение преступных действий, связанных с незаконным оборотом гашиша, поскольку в ходе судебного следствия не было установлено, что действия подсудимого были непосредственно направлены на покушение на незаконный сбыт психотропных веществ.

С учетом совокупности доказательств по делу он посчитал, что действия Д. должны быть переквалифицированы с ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК на ч. 2 ст. 228 УК как совершение незаконного хранения без цели сбыта психотропных веществ в крупном размере.

Адвокат отметил также, что в ходе рассмотрения уголовного дела не были установлены обстоятельства приобретения Д. указанных психотропных веществ – время, место, способ и источник их приобретения, что влечет исключение действий по их приобретению из вменяемых подсудимому действий из объема предъявленного обвинения по данной статье УК.

Выводы суда

Суд пришел к выводу, что видеозапись указывает на несоответствие изложенных в протоколе осмотра места происшествия событий в части проведения данного следственного действия, обнаружения, изъятия и упаковки изъятого в присутствии двух понятых, задержанного Д., которые отлучались от осматриваемого автомобиля на значительный отрезок времени, фактическое начало проведение осмотра специалистом до начала осмотра, указанного в протоколе, и его нахождение в салоне автомобиля вне поля зрения присутствующих лиц.

«Указанные обстоятельства свидетельствуют о допущенных нарушениях ст. 164, 170, 177, 60 УПК РФ при составлении дознавателем протокола осмотра места происшествия от 13 июня 2019 г.», – подчеркивается в приговоре.

Суд заметил, что в соответствии со ст. 75 УПК доказательства, полученные с нарушением требований УПК, являются недопустимыми и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания обстоятельств, предусмотренных ст.

73 УПК, ввиду чего протокол осмотра места происшествия от 13 июня 2019 г.

с фототаблицей, а также производные от него протоколы следственных действий в части исследования изъятых веществ являются недопустимыми как полученные с нарушением требований уголовно-процессуального закона.

В связи с этим суд признал недопустимыми доказательствами протокол осмотра места происшествия с фототаблицей, справку о результатах исследования наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, сильнодействующих и ядовитых веществ и заключение эксперта.

Также суд признал недопустимыми доказательствами протоколы осмотра предметов от 23 июля и от 9 августа 2019 г., протокол выемки от 9 августа 2019 г., рапорт об обнаружении признаков преступления от 13 июня 2019 г.

Кроме того, суд заметил, что не могут быть положены в основу доказательств вины подсудимого показания свидетелей в части процедуры изъятия указанных веществ при осмотре автомобиля, поскольку при признании недопустимыми вышеуказанных доказательств отсутствуют объективные данные об изъятии запрещенных веществ и их исследование для признания таковыми.

«Сам по себе факт обнаружения у подсудимого Д. психотропных веществ в большом размере не может служить доказательством того, что он имел умысел на сбыт изъятых у него веществ. Кроме того, каких-либо средств для расфасовки у подсудимого Д.

обнаружено не было, а также отсутствуют сведения об имевшихся договоренностях о приобретении указанных веществ иными лицами, что, в частности, подтверждается оглашенным в порядке ст. 285 УПК РФ протоколом выемки от 14 августа 2019 г. и протоколом осмотра от 15 августа 2019 г.

мобильного телефона, планшетного компьютера и диска, не содержащих информации о таковых», – подчеркивается в приговоре.

Кроме того, допрошенный в судебном заседании свидетель Б., показал, что он является сотрудником 28-го отдела полиции УМВД России по Центральному району г. Санкт-Петербурга. Он принимал участие в производстве обыска в жилище Д.

, в ходе которого какие-либо предметы или вещества, свидетельствующее о том, что он занимается сбытом наркотических средств и психотропных веществ, не обнаружены, что также подтверждается исследованным в порядке ст. 285 УПК протоколом обыска (выемки) – жилого помещения Д.

, в ходе которого каких-либо запрещенных веществ обнаружено не было.

Также суд заметил, что из акта медицинского освидетельствования следует, что у Д. установлено состояние опьянения, а в результате химико-токсикологического исследования биологических объектов обнаружен амфетамин, т.е.

то же психотропное вещество, которое было обнаружено у него при его личном досмотре, что также нашло свое подтверждение при проведении экспертизы, согласно которой подсудимый является наркозависимым, нуждается в лечении от наркомании.

Поскольку подсудимый ранее не судим, вину признал, в содеянном раскаивается, на учетах в психоневрологическом и наркологическом диспансере не состоит, добровольно обратился в Центр реабилитации для лечения от наркозависимости, внес денежные средства в Благотворительный фонд, с места работы и места жительства характеризуется положительно, имеет двоих малолетних детей, суд в соответствии с п. «г» ч. 1 и ч. 2 ст. 61 УК признал данные обстоятельства смягчающими наказание.

Таким образом, суд признал Д. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 228 УК, и назначил ему наказание в виде лишения свободы на 4 года условно с испытательным сроком на 3 года. На основании ч. 5 ст. 73 УК суд возложил на Д. дополнительные обязанности.

Читайте также:  Не выплатили отпускные вовремя: что делать, куда обратиться?

Защитник прокомментировал исход дела

В комментарии «АГ» Арсений Иванов выразил удовлетворение тем, что суд согласился с квалификацией преступления, предложенной стороной защиты. «Мы довольны результатом, находим приговор справедливым и обжаловать не будем. Насколько я знаю, сторона обвинения также не подала апелляционное представление», – указал защитник.

Арсений Иванов подчеркнул, что на вывод суда повлияла именно представленная стороной защиты в заседание запись с камер видеонаблюдения.

«Это достаточно эффективный метод, который привел к признанию части доказательств обвинения недопустимыми, что, в свою очередь, привело к снижению квалификации преступления с покушения на сбыт на хранение и, соответственно, более мягкому наказанию», – заключил адвокат.

Следственные действия

Информация обновлена:

Следственные действия – это мероприятия, которые следователь проводит, чтобы установить:

  • кто и как совершил преступление;
  • кому причинен вред;
  • какие факты подтверждают вину обвиняемого.

Следователь может проводить только те следственные действия, которые перечислены в Уголовно-процессуальном кодексе РФ. Вот они:

  • осмотр нежилого помещения или местности;
  • освидетельствование;
  • обыск;
  • выемка;
  • допрос обвиняемого, свидетеля, потерпевшего;
  • арест почтово-телеграфных сообщений;
  • прослушивание переговоров;
  • проверка показаний на месте;
  • очная ставка;
  • следственный эксперимент;
  • опознание.

Помните: все эти действия должны проводиться строго по закону. Доказательства, добытые сотрудниками полиции с нарушением требований Уголовно процессуального кодекса, не могут быть использованы в суде.

Следственные действия нельзя проводить в ночное время, то есть с 22 часов вечера до 6 утра. Исключение составляют случаи, когда промедление приведет к потере доказательств или нарушению прав граждан.

Пример

По подозрению в совершении мошенничества полицейские задержали в 22:00 гражданина Смирнова С. В. на основании внешнего сходства с разыскиваемым преступником. Чтобы определить, совершал ли задержанный мошенничество, следователь в 22:15 провел его допрос, а в 23:40 – опознание заявителем.

Закон разрешает следователю использовать в ходе следственных действий технические средства. Например, он вправе провести допрос или очную ставку с применением видеокамеры. Обвиняемый не может отказаться от участия в допросе только потому, что его слова будет фиксировать видеокамера. До начала допроса следователь обязан предупредить, что будет применять видео или звукозапись.

Следственные действия, проводимые с целью обнаружения и фиксации следов преступления и доказательств, которые требуют их незамедлительного закрепления, изъятия и исследования, называют неотложными. Их проводят уже после возбуждения уголовного дела и только если производство предварительного следствия обязательно (п. 19 ст. 5 УПК РФ).

Как правило, неотложные следственные действия проводит дознаватель, который, обнаружив преступление, возбудил дело. Их неотложность связана с опасностью потери доказательств. После проведения этих действий дознаватель обязан передать дело руководителю следственного органа. Это единственный случай, когда часть предварительного следствия проводит не следователь, а дознаватель.

На практике такие случаи редки. Обычно оперативники собирают материал проверки, а потом несут его следователю или начальнику следственного отдела, который и принимает решение о возбуждении дела.

Если все же дело возбудит орган дознания, то самое большее, на что решаются оперативники, – провести осмотр места происшествия или обыск.

Однако действовать они могут только по письменному поручению дознавателя.

Любое следственное действие следователь должен оформить протоколом. Если он этого не сделает или протокол будет составлен с нарушением закона, результаты следственного действия нельзя использовать в суде.

Обычно следователь заполняет протокол на специальном типографском бланке. Бывает, что у следователя нет при себе бланка. Тогда он может составить протокол от руки с заполнением всех необходимых реквизитов.

В протоколе нужно указать:

  • дату и место, где проводилось следственное действие, время его начала и окончания с точностью до минуты;
  • Ф. И. О., а при необходимости – адрес и другие данные всех участвующих в следственном действии. Требуйте, чтобы указывались полные имена и адреса. Иначе потом будет сложно разыскать участника следственного действия;
  • все действия в том порядке, в котором они проводились;
  • выявленные в ходе следственного действия обстоятельства;
  • технические средства, которые использовались в ходе следственного действия, и результаты их использования.

В протоколе обязательно должна быть пометка о том, что всем гражданам, участвующим в следственном действии, разъяснены их права и обязанности, а также порядок производства следственного действия.

Обычно следователь составляет протокол во время или сразу по окончании следственного действия. Но если проводилась видеозапись, протокол составляют чуть позже.

Участников следственного действия в тот же день приглашают в помещение, где можно посмотреть отснятое. Смотрите внимательно – возможно, вы что-то упустили во время следственного действия.

Имейте в виду: видеозапись не должна «прокручиваться» в ускоренном режиме.

После просмотра вы вправе высказать свои замечания, которые также записывают на видеокамеру. Затем следователь составляет протокол, который подписывают все участники следственного действия.

Перед подписанием следователь должен спросить, есть ли у вас замечания и дополнения к протоколу. Если сотрудник полиции зафиксировал ваши замечания не в полном объеме или неправильно, впишите их сами в графу «Замечания к протоколу».

Бывает, что места на бланке протокола недостаточно. Тогда изложите свои замечания собственноручно на отдельном листе бумаги.

Только не забудьте отразить этот факт в протоколе, например, так: «Замечания к протоколу изложены мною собственноручно на отдельном листе и прилагаются к протоколу».

Если следователь откажет вам в собственноручном изложении замечаний, обратите на это внимание всех присутствующих и отразите в протоколе. Просите следователя не оставлять в протоколе пустых мест – пусть поставит прочерки. Это нужно, чтобы потом сотрудники полиции не смогли вписать в протокол ничего лишнего.

Если в ходе следственного действия изъяты нежелательные предметы или документы, воздержитесь от подписания протокола и не давайте никаких объяснений.

При обыске, копировании данных на электронные носители информации (при выемке), личном обыске, опознании должно участвовать не менее двух понятых (при других следственных действиях понятые участвуют по усмотрению следователя).

Понятой – это незаинтересованный гражданин, которого приглашает следователь, чтобы удостоверить ход и результаты следственного действия.

Имейте в виду: рядом с каждым сотрудником полиции, проводящим следственное действие, должно находиться не менее двух понятых.

Пример

Предпринимателя Иванова привлекли к ответственности за незаконное хранение огнестрельного оружия. В суде выяснилось, что, когда в гараже предпринимателя был найден обрез ружья, один понятой находился в гараже, а второй – в доме Иванова. Суд признал обыск незаконным и снял обвинение в хранении оружия.

Бывает, что оперативники «разбегаются» по помещениям фирмы, оставив понятых одних. Вы можете использовать это обстоятельство в суде в свою пользу. Попросите судью допросить понятых о том, как проводилось следственное действие. На основании их показаний результаты следственного действия будут признаны незаконными.

Пример

Сотрудники фирмы силой удерживали на своем складе руководителя конкурирующей компании.

После освобождения, уже находясь в отделении полиции, потерпевший пояснил, что ему связали руки, но он смог разрезать веревку и оставил ее на полу. Следователь провел осмотр складского помещения и действительно нашел на полу кусок веревки. Но сказал об этом понятым, только когда взял находку в руки.

На суде адвокат обвиняемого заявил ходатайство об исключении веревки из списка доказательств. Допросив понятых, суд признал, что веревка была обнаружена с нарушением закона, и удовлетворил ходатайство адвоката.

Нередки случаи, когда следователь привозит с собой внештатных сотрудников полиции или курсантов учебного заведения МВД. Такие понятые всегда дадут «нужные» следствию показания. Поэтому, если следователь приехал со «своими» понятыми, попросите заменить их. Если вам откажут, обязательно занесите свои возражения в протокол.

Часто расследование начинается с осмотра места происшествия. Это следственное действие, в ходе которого следователь осматривает место, где произошло преступление. Цель осмотра – поиск и изъятие всего, что может помочь в расследовании (документов, вещей и т. д.).

Пример

Следователь выехал в магазин, где оперативники задержали граждан, подозревавшихся в продаже фальсифицированной водки. Он провел осмотр подсобных помещений магазина, а также прилавков, где обнаружил 205 бутылок водки. В тот же день были проведены осмотры еще двух торговых точек. По результатам осмотра было возбуждено уголовное дело по статье 171 УК РФ – незаконное предпринимательство.

Осмотр места происшествия закон разрешает проводить до возбуждения уголовного дела (ч. 2 ст. 176 УПК РФ). Однако для этого нужны веские основания. Если следователь ничего не найдет, а значит, и не возбудит уголовного дела, можете обратиться в суд: осмотр незаконен.

Перед осмотром следователь (или дознаватель) должен предъявить вам свое служебное удостоверение и объяснить, какое преступление у вас произошло и какие помещения он будет осматривать.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector