Законно ли возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 303 ук рф?

Доказательства – это предметы и сведения, содержащие в себе следы преступления или иным образом способствующие установлению обстоятельств совершенного преступления и изобличению виновных лиц.

Только на основании достаточного количества доказательств суд может вынести обвинительный приговор.

Любая фальсификация доказательств по уголовному или гражданскому делу преследуется по закону и непременно повлечет применение наказания к виновному лицу.

Законно ли возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 303 УК РФ?

Состав преступления

Непосредственным объектом совершения преступления, связанного с фальсификацией доказательственной базы, является нормальное функционирование судебной власти и системы правосудия.

Предметом являются конкретные доказательства, которые претерпели определенные видоизменения, т.е. любые данные и предметы, полученные в ходе дознания, следствия и суда, имеющие значение для расследования дела и установления фактических обстоятельств произошедшего.

В данный состав преступления не включаются показания фигурантов по уголовному делу, заключения экспертов, а также работа переводчиков, связанная с участием в уголовном процессе. Указанные действия при их несоответствии действительности следует квалифицировать по другой статье – 307 УК.

С субъективной стороны деяние характеризуется исключительно прямым умыслом, т.е. лицо, совершающее фальсификацию, знает, что ложно изменяет документы и данные, желает совершить указанные действия, знает, какой результат будет в итоге и желает его наступления.

Субъектом преступления может быть признано лишь лицо, достигшее 16-летнего возраста, которое каким-то образом участвует в процессе доказывания либо представители указанного лица.

Для должностных лиц, принимающих участие в фальсификации доказательств, при подделке официальных документов грозит ответственность по специальной статье – служебный подлог (ст.292 УК).

Ч.2 ст.303 УК предусматривает наличие специального субъекта – сотрудника правоохранительных органов, составивший протоколы следственных действий, которые не проводил, внес ложные сведения в официальные документы, сфабриковал доказательственную базу, а также прокурор, дознаватель либо защитник.

Не имеет значение мотив, по которому сотрудник совершил указанные действия, так же не влияют и цели. Исключение составляет получение вознаграждения за указанные действия. В таком случае действия будут квалифицированы дополнительно еще и по ст.290 УК.

Законно ли возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 303 УК РФ?

Меры наказания

Фальсификация документов в гражданском процессе, равно как и других доказательств по гражданскому иди административному делу (ч.1 ст.303 УК), предусматривает альтернативные вида ответственности:

  • штраф;
  • принудительные работы;
  • исправительные работы;
  • арест.

Обратите внимание

Статья 327 УК РФ определяет меры ответственности за подделку документов и удостоверений. Так, уголовное наказание подразумевает штрафы до 80 тыс. руб, исправительные работы или лишение свободы на срок 2 лет.

Подробности в статье тут

Фальсификация доказательств следователем по уголовному делу, прокурором или дознавателем повлечет за собой помимо увольнения еще и уголовную ответственность по ч.2 ст.303 УК.

К таким лицам могут быть применены следующие виды наказания:

  • ограничение свободы;
  • принудительные обязательные работы с лишением права занимать определенные должности ли без него;
  • лишение свободы с лишением права занимать определенные должности или без такого лишения.

Ч.3 ст.303 УК устанавливает ответственность за подделку доказательственной базы по тяжким или особо тяжким преступлениям, а также повлекшая тяжкие последствия. К тяжким последствиям можно отнести привлечение невиновного лица к ответственности, равно как и освобождение виновного.

Лица, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, совершившие фальсификацию доказательственной базы, несут ответственность по отдельной части – ч.4 ст.303 УК. Санкция статьи предусматривает наказание, начиная от штрафа в крупном размере и заканчивая реальным сроком лишения свободы максимумом на 4 года.

Фальсификация доказательств защитником

Существует две категории способов фальсификации доказательственной базы защитниками, одна из которых не влечет уголовной ответственности, а вторая влечет возбуждение уголовного дела по ст.303 УК.

К способам, не запрещенным законодательством, относится:

Уничтожение доказательства

Иногда в попытках помочь своему подзащитному адвокаты пускаются во все тяжкие и уничтожают листы уголовного дела. Указанные действия не подпадают под ст.303 УК, так как нет элемента подделки.

Изготовление документа

Большая часть из таких документов также не будет отнесена к фальсификации. Например, адвокат, общаясь с подозреваемым, узнает от последнего о том, что преступление совершило иное лицо. Тогда им составляется адвокатский опрос, который может быть приобщен к материалам дела. В последующем может быть установлено, что никакого иного лица нет, а это лишь способ избежать ответственности.

Законно ли возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 303 УК РФ?

Подстрекательство свидетелей к даче определенных показаний

В Чувашской Республике был случай, когда защитник склонил священнослужителя, совершившего преступление, дать показания о том, что неправомерное деяние совершило иное лицо, которое уже написало явку с повинной. Защитник в этом случае не может быть привлечен к ответственности по ст.303 УК, так как самой фальсификации нет.

Легализация доказательств, предоставленных клиентом

К примеру, подозреваемый через своего адвоката передал больничный лист для приобщения к материалам уголовного дела. В ходе следствия эксперт установил, что документ сфальсифицирован и имеет подчистку даты.

Если будет доказано, что подчистку совершил адвокат, то он будет привлечен к ответственности по ст.303 УК. Кстати, подробнее о подделке больничных листов и мерах ответственности за это, можно прочитать тут https://lexconsult.online/8398-chto-grozit-za-poddelku-lista-netrudosposobnosti

К запрещенным методам относятся:

Вступление в сговор со следователем для правки доказательств в уголовном деле

В практике имеется случай, когда адвокат вступил в преступный сговор со следователем, а последний пообещал потерпевшей возмещение ущерба, если та изменит показания.

Последняя при дополнительном допросе указала, что в ходе опознания лица указала на преступника ошибочно и он в действительности не совершал в отношении нее преступных действий.

Согласно определению судебной коллегии по уголовным делам от 31.01.2005 адвокат был признан подстрекателем по ст.303 УК.

Исправления в протоколе

После ознакомления с материалами уголовного дела следователь заметил исправления в протоколах следственных действий, которые в корне меняют следственную картину. В практике имелось несколько случаев такой фальсификации, но все они были прекращены за недоказанностью вины.

Судебная практика

Фальсификация доказательств и результатов оперативно розыскной деятельности сотрудниками правоохранительных структур, прокурорскими работниками не носит столь значительного распространения.

Чаще данный состав преступления усматривается у лиц, в отношении которых ведется процесс, защитников, которые «собирают» доказательства нечистоплотными методами, а также у следователей.

Также стоит отметить тот факт, что более распространенным составом преступления является ст.307 УК, а не ст.303 УК, т.е. дача ложных показаний.

Одним из последних вынесенных приговоров по ч.3 ст.303 УК является приговор Кировского районного суда г.Томска от 29.05.2017 где имела место фальсификация материалов уголовного дела следователем.

Так, она создала в трех уголовных делах (двух тяжких и одном особо тяжком) протоколы допросов свидетелей, которых в действительности не допрашивала, и на основании них прекратила уголовные дела в связи с не установлением лица, подлежащего привлечению к ответственности.

Чтобы узнать больше информации – задавайте вопросы в х к статье

Угроза фальсификации дел по фальсификации доказательств

  • Диспозиции частей 1 и 2 ст. 303 УК РФ с выделенными акцентами (извлечение):  
  • 1. Фальсификация доказательств по гражданскому, административному делу лицом, участвующим в деле, или его представителем… —
  • 2. Фальсификация доказательств по уголовному делу лицом, производящим дознание, следователем, прокурором или защитником — 

Так поверенному – представителю лица, участвующего в гражданском или административном деле, и защитнику в уголовном деле, предоставившему сфальсифицированное доказательство, полученное от своего доверителя (или его доверенного лица), потенциально угрожает за это уголовная ответственность. И на доказывание прямого умысла поверенного на фальсификацию доказательств с сегодняшней правоприменительной практикой лучше не полагаться.  

Законодатель только почему-то не учел, что поверенные юристы (представитель и защитник) сфальсифицировать доказательства по делу не могут (де-юре). При всём их желании они могут лишь попытаться это сделать (де-факто), но не более.

Ведь единственное, что они могут – это предоставить в орган, прокурору, следователю, дознавателю, судье (ходатайствовать о приобщении) ложные документы и иные материалы.

В соответствии же с процессуальным законодательством представитель и защитник участвуют в деле, но не ведут производство по нему, а потому они не наделены правами по приобщению и проверке доказательств. И материалы дела не находятся в их пользовании. 

«К сожалению, – констатирует специалист по адвокатским правонарушениям Ю.П.

Гармаев, – фальсификация доказательств защитником подозреваемого, обвиняемого – явление распространенное, хотя факты выявления и пресечения этих преступлений крайне редки» (Гармаев Ю.П.

Незаконная деятельность адвокатов в уголовном судопроизводстве: Учебник / Ю.П. Гармаев. – М., 2005. С. 144.). Сожаление специалиста-криминалиста за распространенность фальсификации доказательств адвокатами-защитниками немного удивляет. 

Далее автор довольно специфического учебника (при этом наличие учебников по незаконной деятельности дознавателей, следователей и прокуроров в уголовном судопроизводстве представить затруднительно) описывает в качестве единственного примера фальсификации доказательств по уголовному делу факт «вопиющей» подделки защитником предыдущего протокола допроса его подзащитного, в котором он добавил предлог «не» в фразах: «…на дело я НЕ взял с собой нож…» и «…я требовал у нее деньги и НЕ угрожал ей ножом…» (выглядит немного наивно, но это может быть сделано для наглядности учебного материала). Хотя, как сообщает автор, данный факт фальсификации адвокатом протокола следственного действия доказать не удалось, но «опасность» от этого представляется автору весьма высокой. А уголовно-процессуальные нормы о полной свободе показаний обвиняемого (подозреваемого, подсудимого), который вправе их изменять и давать сколь угодно много, а также вовсе от них отказаться, на фоне «вопиющего деяния» адвоката, наверное, и не замечаются вовсе. 

А вот пример практического применения ст. 303 УК РФ, к адвокату-защитнику (хорошо, что с законным, хотя и очень долгим исходом).

Адвокат К., являясь защитником Л., обвиняемого органами предварительного расследования в похищении человека, пришел домой к потерпевшему А. и получил от последнего заявление, из содержания которого следовало, что Л. не только похитил А., но и добровольно отпустил потерпевшего.

Читайте также:  Может ли предмет быть признан вещественным доказательством без протокола осмотра предметов?

Иными словами защитник получил документ, который полностью аннулировал результаты расследования, поскольку в силу примечания к ст. 126 УК РФ лица, добровольно освободившие похищенного, от уголовной ответственности освобождаются. Обвиняемый Л., передав следователю ксерокопию заявления А.

, заявил ходатайство о приобщении её к материалам уголовного дела.

Следователь, усомнившись в достоверности заявления А., дополнительно его допросил. Потерпевший дал показания о том, что адвокат К. заявление получил от него обманным путем: представился работником прокуратуры и под диктовку «заставил» написать текст заявления, содержание которого не соответствовало действительности.

За фальсификацию доказательств по уголовному делу по особо тяжкому преступлению адвокат К. был осужден по ч. 3 ст. 303 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года и с лишением права заниматься адвокатской деятельностью на 2 года.

Считая приговор суда незаконным и необоснованным, осужденный адвокат К. и его защитники поставили перед Верховным Судом РФ вопрос о его отмене, поскольку ксерокопия заявления не является доказательством по делу.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в своем кассационном определении указала, что представленная ксерокопия заявления А., имеющаяся в деле, которую получил осужденный адвокат К.

, не может быть признана доказательством по делу (кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации: https://vsrf.ru/lk/practice/cases/5526940, http://sudbiblioteka.ru/vs/text_big2/verhsud_big_31053.htm).  

Возвращаясь к диспозиции ч. 2 ст.

303 УК РФ, законодатель игнорирует презумпцию невиновности, в соответствии с которой, как известно, обвиняемый (подозреваемый, подсудимый) не несет уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний.

Почему же тогда такую ответственность за него должен нести его защитник, которого, помимо всего прочего, можно просто элементарно «подставить», передав ему подложный документ для ходатайства о его приобщении к материалам дела?  

При этом следует заметить, что в ст. 303 УК РФ не установлена уголовная ответственность лица, ведущего протокол судебного заседания (в соответствии со ст. 245 УПК РФ, ст. 53 КАС РФ, ст. 230 ГПК РФ, 58 АПК РФ это секретарь судебного заседания, а согласно ст.

58 АПК РФ им также может являться помощник судьи), который является доказательством по уголовному делу согласно ст. 83 УПК РФ и гражданскому делу в соответствии со ст. 71 ГПК и ст. 64 АПК РФ.

Аналогично таким же доказательством протокол судебного заседания является по административному делу и делу об административном правонарушении, хотя в КАС РФ и КоАП РФ это прямо не указано. 

Практикующим юристам хорошо известно о фальсификации протоколов судебных заседаний, в которых явно умышленно искажаются показания свидетелей, потерпевших и иных лиц, являющихся порой единственными доказательствами по делу, а замечания на протокол бездоказательно отвергаются (не принимаются). А ведь это общественно опасное деяние, направленное против законного осуществления правосудия, давно в определенной степени захлестнуло российское правосудие.  

Законно ли возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 303 УК РФ?

Уголовное дело по ст. 303 УК РФ. Не расследуют

Здравствуйте, дорогие юристы. Очень хочу услышать ответ от квалифицированного юриста по данной тематике. Именно от человека, который либо сталкивался, либо хорошо понимает в этом вопросе.

Суть проблемы: Мой товарищ, инспектор городского ГИБДД имел конфликты с руководством. В итоге его подставили, чтобы уволить из органов и освободить место для своего человека. Обзвонили всех, кого данный инспектор оформлял за последнюю неделю.

Нашли человека, который был оформлен инспектором за переход дороги в неположенном месте. В постановлении нарушитель расписался и был согласен с нарушением. Протокол не составлялся (при согласии нарушителя с вмененным правонарушением — протокол не составляется, доказательства не приводятся).

Приехали к данному нарушителю, надавили и заставили подписать бумагу о том, что на самом деле он дорогу не переходил, а двигался на машине, а инспектор подменил статьи. Отмечу, что инспектор регулярно жаловался на «травлю», которая происходит на работе.

На что получал однотипные отписки и отказы от руководства ГУВД. Всё это приобщалось к делу.

В итоге, на основании одних лишь показаний, на инспектора возбуждается уголовное дело по ст. 303 ч.1 УК РФ, его сразу же увольняют с работы и начинают расследование.

Гражданин, который был нарушителем, теперь имел статус главного свидетеля.

На допросах он утверждал, что не переходил дорогу в неположенном месте, а проехал «под кирпич», но инспектор пожалел его и оформил за менее значительное нарушение. В действительности этого не было.

В ходе расследования дела следствие допускало нарушения. Следователь снимал подобные вопросы «потерпевшему»: «На Вас давили? К Вам приезжали? Вас заставляли?». Свидетель при этом путался в показаниях.

Все вопросы, которые указывали на давление и заинтересованность снимались следователем, который был явно заинтересован в обвинении. Следователь с улыбкой утверждал, что вопросы не имеют отношения к делу и снимал их.

Также отмечу, что следователи менялись три раза (из разных городов). Подозреваем, что умышленно. На следователей писали жалобы. Всё бесполезно. Сплошные отписки от прокуратуры и СК.

Также на данный момент действует подписка о не выезде.

Отмечу, что ч.1 ст. 303 УК РФ совершенно не подходит под то преступление, которое инспектору вменяют. А переквалификацию ни кто не сделал и делать судя по всему не собирается. ч. 1 ст.

303 УК РФ — это фальсификация доказательств. Но доказательства по делу не собирались и не приводились, ибо нарушитель согласился с вмененным правонарушением. Т.е.

статья противоречит содержанию вменяемого преступления.

В последствии уже бывший инспектор был переведён из статуса «Подозреваемый», в статус «Обвиняемый» и дело было направлено в прокуратуру для утверждения и передачи в суд. Прокуратура отказала. Произошло это ещё год назад. Дело забросили. Никуда не вызывают по сей день, не звонят, не знают что делать с делом. Закрывать боятся, мы полагаем, из-за солидных компенсаций.

Сейчас 09.11.2019 года. Дело возбуждено 18 марта 2018 года. Срок давности в скором времени истечет.

Разъясните пожалуйста, как быть? Почему дело забросили? Чего ждут? Как поступить? Говорят, что дело лежит уже пол года на столе у начальника и он не знает что с ним делать дальше.

Ст.303 УК РФ — прекращение в связи с малозначительностью деяния

В практике адвоката встречаются случаи, когда, взяв новое дело, ты понимаешь, что клиент виноват, ты ничего не можешь сделать, так как «приперли» доказательствами, но чувство ответственности перед доверителем заставляет тебя мобилизовать все свои ресурсы, сесть перед компьютером, «перелопатить» тонны файлов, провести несколько бессонных ночей, чтобы «переварить» полученную информацию и определиться какой способ защиты рекомендовать доверившему тебе свою судьбу клиенту.

Как обычно немного забегаю вперед со своей философией, поэтому вернусь к истокам.

В один из вечеров раздался звонок от моих друзей, проживающих в одном из городов миллионников нашей страны. Подруга в беседе попросила помочь их соседу, работающему следователем в одном из РОВД. В отношении молодого человека возбудили уголовное дело по ч.3 ст. 303 УК РФ.

У меня, как и у большего числа адвокатов, довольно негативное отношение к лицам, занимающимся фальсификацией доказательств, поэтому сначала подумала: «так ему и надо», но профессиональный долг поставил мое злорадство на место и втянул меня в очередной бой за интересы доверителя. 

Читайте также:  Исковое заявление о разделе совместно нажитого имущества супругов после развода: как подать заявление в суд, порядок и образец 2022 года

Выяснилось, что в производстве у доверителя находилось уголовное дело по ст. 158 УК РФ, возбужденное по факту кражи из квартиры.

  • Фигурант был задержан, у него был произведен обыск, в ходе которого было обнаружено и изъято наркотическое средство.
  • Обыск проводился оперативным сотрудником по поручению следователя в присутствии двух понятых, второго сотрудника полиции, криминалиста и непосредственно самого «крадуна».
  • В суд дело пошло в особом порядке, однако что-то там не заладилось и воровайка заявил о рассмотрении дела в общем порядке с вызовом всех свидетелей.
  • Были вызваны и понятые, которые подтвердили, что они присутствовали на обыске, наркотическое вещество изымалось, упаковывалось, протокол обыска ими подписывался, но точное время обыска они не помнили и было принято решение об оглашении их показаний.
  • Оглашенные показания они полностью подтвердили, пояснив, что так именно и было, но только их никто не допрашивал, не вызывал, следователя они в глаза не видели.
  • Суд выделил материал и направил на проверку в СК.
  • Провели почерковедческую экспертизу, которая показала, что подписи в протоколах допросов выполнены не понятыми, детализация телефонных переговоров показала, что во время, когда был произведен их допрос, один находился в другом районе города, а второй за пределами РФ.
  • Первые мысли — «финита ля комедия» и  «сушите весла», но тут сработал адвокатский азарт и наступили бессонные ночи в поисках выхода из сложившейся ситуации.
  • И наконец меня осенило, что в действиях подзащитного при таких обстоятельствах состава преступления то и нет.
  • Потому, что под фальсификацией  понимается искажение фактических данных, которые выступают в качестве доказательств, а также их уничтожение, составление ложной информации, внесение искаженных сведений в документ.
  • В данном же случае доказательством будет являться протокол обыска, в ходе которого было изъято наркотическое средство и показания свидетелей данные в суде, а не протокол допроса свидетеля.
  • Конечно я размышляла на тему, а если бы показания были бы оглашены при неявке свидетелей.
  • Но никаких ложных сведений в протокол допроса обвиняемый не внес, кроме самого факта допроса.
  • Вот такой парадокс.

Следствие пару месяцев сопротивлялось, отказывало защите в удовлетворении ходатайства. Потом, после неоднократных попыток направить дело в суд, заканчивавшихся возвращением дела, наконец прекратило уголовное преследование, по ч.2 ст14 УК РФ и ч.1 ст. 24 УПК РФ.

Фальсификация доказательств но уголовному делу и результатов оперативно-разыскной деятельности (ч. 2—4 ст. 303 УК РФ)

Основной непосредственный объект — общественные отношения, обеспечивающие поступление в компетентные органы и использование только достоверных доказательств по уголовному делу. Дополнительный непо

средственный объект — общественные отношения, содержанием которых являются конституционные права и законные интересы личности. Предмет — доказательства по уголовному делу, понятие которых раскрывается в ст. 74 УПК РФ, а также результаты оперативно-разыскной деятельности, определение которых дается в п. 36.

1 ст. 5 УПК РФ. Показания в суде не могут быть предметом преступления, предусмотренного ст. 303 УК РФ, поскольку ответственность за заведомо ложные показания, принуждение к даче показаний и другие действия, умышленно искажающие личностную доказательственную информацию, установлена ст. 306, 307, 309 УК РФ.

Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 303 УК РФ, выражается в активных действиях, направленных на подделку доказательств: искажение протоколов допроса и т.д.

Также возможны случаи создания ложного доказательства, например, искусственное создание следов на месте преступления. Преступными должны признаваться как случаи искусственного создания доказательств, так и случаи видоизменения имеющихся.

При этом не имеет значения, повлияли ли сфальсифицированные доказательства на содержание судебного решения или нет.

В качестве доказательств допускаются: показания подозреваемого, обвиняемого; показания потерпевшего, свидетеля; заключение и показания эксперта; заключение и показания специалиста; вещественные доказательства; протоколы следственных и судебных действий; иные документы.

Устные сообщения в рамках данного состава преступления фальсифицировать невозможно. Доказательства складываются из совокупности относимых, допустимых, достоверных, достаточных данных.

Если какой-либо из признаков отсутствует, то фактические данные не могут быть признаны доказательствами по делу.

Фальсификация доказательств по уголовному делу выражается в искусственном создании доказательств, оправдывающих виновного в совершении преступления или обвиняющих лицо, не причастное к преступной деятельности.

Способы фальсификации могут быть самыми разнообразными — от физического или интеллектуального подлога документов, объяснения до подмены вещественных доказательств.

Применительно к данному деянию фальсификация заключается в сознательном искажении представляемых доказательств, например, документов (протоколов следственных действий и т.д.), путем их подделки, подчистки, внесения исправлений, искажающих действительный смысл, или ложных сведений, т.е.

в искусственном создании доказательств в пользу истца или ответчика (уничтожение или сокрытие улик), создании искусственных (ложных) вещественных доказательств, например, подговоре свидетелей, и т.д.

Преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 303 УК РФ, имеет формальный состав. Деяние окончено с момента представления органам расследования или суда фальсифицированных доказательств, независимо от того, выступили ли они в роли доказательств или нет при рассмотрении дела.

С субъективной стороны преступление совершается с прямым умыслом. Мотивы и цели могут быть любыми (личная заинтересованность в исходе дела, месть, зависть, ложно понятые интересы службы и т.п.), но значения для квалификации они не имеют.

Субъект специальный — лицо, производящее дознание, следователь, прокурор или защитник.

Данный перечень является исчерпывающим, а поэтому не может быть субъектом рассматриваемого преступления сотрудник органа, осуществляющего оперативно-разыскную деятельность, в случае если он сфальсифицировал собранные им сведения, которые были в установленном законом порядке признаны доказательствами и приобщены к уголовному делу.

Фальсификацию доказательств (ст. 303 УК РФ) следует отличать от служебного подлога (ст. 292 УК РФ). В данном случае речь идет о конкуренции уголовно-правовых норм. При этом специальной следует считать норму о фальсификации доказательств, поскольку она устанавливает уголовную ответственность только за искажение фактических данных, используемых при осуществлении правосудия.

Квалифицирующим признаком рассматриваемого преступления является фальсификация доказательств по уголовному делу о тяжком или особо тяжком преступлении либо наступление в результате фальсификации тяжких последствий (ч. 3 ст. 303 УК РФ).

Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 303 УК РФ, состоит в действиях, направленных на фальсификацию результатов оперативно-разыскной деятельности. В соответствии с ч. 8 ст. 5 Федерального закона от 12.08.

1995 № 144-ФЗ «Об оперативно-разыскной деятельности» органам и должностным лицам, осуществляющим оперативно-разыскную деятельность, запрещается фальсифицировать результаты оперативно-разыскной деятельности.

Нарушения закона при осуществлении оперативно-разыскной деятельности влекут ответственность, предусмотренную законодательством РФ. Фальсификация результатов оперативно-разыскной деятельности может выражаться в искажении фактических данных, полученных при проведении оперативно-разыскных мероприятий.

В частности, фальсификация результатов оперативно- разыскной деятельности может осуществляться путем предоставления изначально ложных по содержанию сведений, подделки, подчистки, внесения исправлений в документы, фабрикации предметов и документов, которые могут стать вещественными доказательствами (например, подбрасывание наркотических средств, психотропных веществ или оружия, ложных документов, подделка материалов, содержащих зафиксированные результаты наблюдения, искажение данных видео или аудиозаписей, других информационных систем, кино- и фотосъемки и др.).

Преступление, предусмотренное ч. 4 ст. 303 УК РФ, имеет формальный состав и считается оконченным с момента представления органам расследования или суда фальсифицированных результатов оперативно-разыскной деятельности.

С субъективной стороны преступление совершается умышленно. Умысел в данном посягательстве может быть только прямым. При этом обращается внимание на наличие специальной цели преступного деяния, которая альтернативно выражается в уголовном преследовании лица, заведомо непричастного к совершению преступления или причинении вреда чести, достоинству и деловой репутации.

Субъект специальный — лицо, уполномоченное на проведение оперативно-разыскных мероприятий (ст. 13 Федерального закона «Об оперативно-разыскной деятельности»).

Вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта (ст. 305 УК РФ)

Основной непосредственный объект — общественные отношения, обеспечивающие нормальное осуществление правосудия судом. Дополнительный непосредственный объект — общественные отношения, содержанием которых являются конституционные права и законные интересы личности (честь, достоинство, репутация, личная свобода и неприкосновенность).

Предмет — приговор, решение или иной судебный акт. Для рассматриваемого состава преступления не имеет значения, но какому делу (уголовному, гражданскому, административному) вынесен судебный акт.

Также неважно, в какой судебной инстанции вынесен заведомо неправосудный приговор, решение или иной судебный акт, вступил ли он в законную силу или нет.

Объективную сторону образует вынесение неправосудного приговора, решения или иного судебного акта. Это всегда активные действия, суть которых — составление приговора, решения, определения, постановления и оглашение его судьей (судьями).

Под вынесением следует понимать составление одного из указанных в законе судебных актов составом суда. Вынесение акта образует преступление при наличии его явной и очевидной неправосудности. Содержание неправосудности является весьма широким.

Неправосудным может быть акт, в котором намеренно допущены грубые нарушения материального либо процессуального права или искажены обстоятельства, имеющие важное значение для разрешения дела по существу.

Читайте также:  Для пенсионеров могут ввести новые льготы по оплате жку

Неправосудность приговора может выразиться в осуждении невиновного либо, наоборот, в оправдании виновного, в заведомо неверной квалификации содеянного, в назначении наказания, не соответствующего тяжести совершенного преступления и личности преступника, в несоответствии приговора полученным доказательствам и г.д.

Также приговор является неправосудным, если судом при наличии законных оснований уголовное дело не было прекращено, приговор вынесен незаконным составом суда, дело рассмотрено в отсутствие подсудимого в тех случаях, когда его присутствие обязательно, нарушено право на защиту и т.д.

Состав преступления по своей конструкции формальный, считается оконченным с момента вынесения соответствующего процессуального акта.

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом. Необходимым условием для признания в действиях лица состава рассматриваемого преступления является заведомостъ, т.е.

однозначная осведомленность судьи о том, что выносимый им приговор, решение или иной судебный акт является неправосудным. По признаку заведомости неправосудности приговора, решения или иного судебного акта следует отграничивать преступление, предусмотренное ст.

305 УК РФ, от дисциплинарного проступка. Мотивы и цели на квалификацию не влияют.

Субъект специальный — судья (судьи). Граждане, наделенные правами судей, а также третейские судьи не могут быть субъектами данного преступления.

Квалифицирующими признаками преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 305 УК РФ. является вынесение незаконного приговора суда к лишению свободы или повлекшее иные тяжкие последствия. Для квалификации но ч. 2 ст.

305 УК РФ не имеет значения ни вид лишения свободы (на определенный срок или пожизненно), ни его срок. Достаточно самого факта необоснованного назначения наказания в виде лишения свободы.

При наступлении тяжких последствий от совершения такого преступления изменяется конструкция состава, т.е. он становится материальным.

За год только пятеро осужденных за фальсификации российских силовиков получили реальные сроки

Всего 53 силовика были осуждены в 2019 году по статье о фальсификации доказательств и результатов оперативно-розыскной деятельности (303 УК РФ), из них лишь пятеро получили реальные сроки. Это связано с тем, что доказательства фабрикуются под контролем должностного лица, которое способно помешать обнаружению фальсификаций. Кроме того, от 55 до 70% уголовных дел рассматриваются в особом порядке, что еще больше затрудняет выявлению нарушений. Об этом говорится в докладе адвоката Максима Никонова «Фальсификация доказательств. Полицейские методы», который опубликовал правозащитный проект «Зона права».

Фальсификация доказательств относится к преступлениям средней тяжести, что позволяет прекращать такие дела с назначением судебного штрафа. В 2018 году таким образом было прекращено 10 дел — больше четверти от всего количества дел, дошедших тогда до суда. При этом штрафы назначались и в случаях массовой фальсификации.

«Подобный подход порождает чувство безнаказанности у представителей власти, которые, взвешивая риски, понимают, что даже если фальсификация доказательств будет выявлена и уголовное дело… дойдет до суда, то наказание не будет суровым, а кроме того, можно будет попытаться прекратить уголовное дело с назначением судебного штрафа, избежав судимости», — говорится в докладе.

https://www.youtube.com/watch?v=cFYT7W9DFqA

Суды лояльно относятся к таким способам фальсификации доказательств, как дублирование показаний разных свидетелей из протокола в протокол, дописывание в протокол «нужных» фраз и т.п.

«Чаще всего, когда свидетель, потерпевший или обвиняемый заявляет в судебном заседании, что он не поддерживает свои досудебные показания полностью либо частично, судья или прокурор демонстрируют ему протокол допроса, спрашивают, его ли это подписи в протоколе, и указывают на отсутствие каких-либо замечаний в соответствующей графе протокола. Попытки человека объяснить, что он такого не говорил или следователь его не так понял и не то записал, крайне редко приводят к исключению досудебных показаний из объема доказательственной базы — не говоря уже о возбуждении уголовных дел по ст. 303 УК РФ в отношении следователей и дознавателей», — говорится в докладе.

Осужденным по ч. 2 ст. 303 УК РФ суды чаще всего назначают условное лишение свободы. Вторым по частоте назначения наказанием является ограничение свободы. Условное лишение свободы назначается чаще всего и по ч. 3 ст. 303 УК РФ — хотя формально это преступление относится к категории тяжких.

Еще реже в официальную статистику попадают случаи фальсификации результатов оперативно-розыскных мероприятий (например, проверочных закупок, прослушек и т.п.). За такие преступления ч. 4 ст.

303 УК РФ предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок до четырех лет, либо лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет, либо штраф до 300 тысяч рублей.

В числе самых распространенных видов фальсификации — оформление протокола следственного действия без его проведения, имитация следственного действия, внесение в протокол следственного действия сведений о человеке, который в нем не участвовал (в частности, сведений о понятых), составление протоколов допросов вымышленных свидетелей, полная или частичная замена протокола о следственном действии на данные с ложными сведениями, а также подделка показаний подозреваемых, потерпевших, свидетелей, понятых, ответов операторов сотовой связи или заключений экспертов. При этом засекречивание свидетелей открывает широкие возможности для фальсификации их показаний, а из протоколов могут исключать указания на другие доказательства по делу.

Кроме того, полицейские часто подбрасывают жертвам наркотики, оружие или патроны: судьи считают изъятие таких предметов у конкретного человека подтверждением того, что они принадлежат именно этому человеку. Случаи, подобные делу Ивана Голунова, когда уголовные дела в отношении подозреваемых прекращались, а к ответственности привлекались сами силовики, крайне редки.

Адвокат Никонов советует всем, кто стал жертвой фальсификации, использовать правовую позицию ЕСПЧ по делу «Борисов против России», когда пострадавший смог добиться отмены приговора суда за незаконный оборот наркотиков. Анализируя обстоятельства этого дела, ЕСПЧ констатировал нарушение ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

По его данным, заявитель больше часа находился под контролем сотрудников полиции, и его задержание было оформлено спустя значительное время после его фактического осуществления. При этом отсутствовали обстоятельства, препятствующие проведению обыска сразу после задержания, а во время задержания и изъятия наркотиков у заявителя не было адвоката.

В результате ЕСПЧ сделал вывод, что качество вещественных доказательств, на которых был основан обвинительный приговор, является сомнительным.

30 октября 2019 года Президиум Верховного суда РФ отменил обвинительный приговор и апелляционное определение Мосгорсуда в отношении Александра Борисова и направил дело на новое рассмотрение.

13 марта 2020 года в ходе повторного рассмотрения уголовного дела в Тимирязевском районном суде Москвы государственный обвинитель отказался от обвинения, а суд прекратил производство по делу в связи с отсутствием в действиях Борисова состава преступления.

Фальсификация доказательств в российском уголовном процессе во многом обусловлена тем, что у судов имеются широкие возможности использовать при обосновании приговора доказательства, полученные на этапе досудебного производства от стороны, которая имеет свой процессуальный и ведомственный интерес. Массовым стало оглашение досудебных показаний по ходатайству государственных обвинителей, которые чаще всего не утруждают себя доказыванием наличия противоречий в показаниях, а также не пытаются использовать перекрестный допрос для устранения противоречий. При этом протоколы допросов часто оглашаются в полном объеме, а не только в рамках противоречащих показаний. Тем самым обвинители «спасают» свидетелей и сводят на нет адвокатские допросы, а судьи могут предпочесть содержание «протокольных» показаний сказанному в судебном заседании.

Кроме того, фальсификацию доказательств облегчает распространенная практика опознания по фотографиям, а также возможность использовать фотосъемку вместо понятых. А в УПК РФ отсутствует специальная процедура рассмотрения заявления о фальсификации доказательств при рассмотрении того дела, по которому доказательства были сфальсифицированы.

В результате заявление о фальсификации доказательств рассматривается в «параллельной» процедуре — в порядке ст. 144-145 УПК РФ, которая может формально закончиться незаконным и необоснованным отказом в возбуждении уголовного дела, а, следовательно, продолжением «основного» процесса.

Автор доклада считает необходимым ввести в УПК РФ норму, которая бы предусматривала возможность подачи заявления о фальсификации суду непосредственно при рассмотрении основного дела и обязывала бы суд принимать меры для проверки заявления о фальсификации доказательства, в том числе назначать экспертизу и истребовать другие доказательства по делу.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector