Вс рф отказался компенсировать моральный вред за долгое ожидание жилья от муниципалитета

Управляющая компания должна заплатить штраф и компенсировать моральный вред жильцам за уже оплаченные некачественные или непредоставленные коммунальные услуги, решил Верховный суд

ВС РФ отказался компенсировать моральный вред за долгое ожидание жилья от муниципалитета

Екатерина Кузьмина

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда (ВС) Российской Федерации приняла решение, что жильцы имеют право требовать от управляющих компаний не только возврата заплаченных денег за коммунальные услуги ненадлежащего качества, но компенсации морального ущерба и взыскания штрафа, сообщает РАПСИ.

Поводом для такого решения стал судебный спор между управляющей компанией (УК) и собственниками квартир в одном из домов города Фокино (Приморский край). Жильцы обвинили УК в ненадлежащем исполнении обязанностей по уборке придомовой территории и вывозу мусора. Также управляющая компания, по словам собственников жилья, включала в платежки коммунальным работы, которые не выполняет.

Мировой суд поддержал жильцов и своим решением взыскал с управляющей компании не только перечисленные деньги за непредоставленные коммунальные услуги, но также штраф и денежную компенсацию в пользу жильцов дома. УК не согласилась с этим решением, но апелляционная инстанция оставила приговор в силе.

Через некоторое время кассационный суд отменил взыскание штрафа с коммунальщиков, оставив в силе возврат денег, которые были заплачены за непредоставленные услуги. Инстанция исходила из того, что истцы не обращались к УК с требованием о возврате заплаченных денег за услуги, а штраф можно взыскать только при отказе возвратить деньги за услуги, которые не были оказаны.

Однако Верховный суд с позицией кассационной инстанции не согласился.

«При удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение добровольного порядка удовлетворения требований потребителя штраф в размере 50% от суммы, присужденной судом в пользу потребителя (п. 6 ст. 13 закона «О защите прав потребителей»)», — говорится в решении ВС по этому делу.

Также в Верховном суде обратили внимание на то, что управляющая компания не признавала требований жильцов и не собиралась компенсировать не только моральный ущерб, но и добровольно (в досудебном порядке) возвращать деньги за непредоставленные услуги.

«При таких обстоятельствах вывод судов первой инстанции и апелляционной инстанции об удовлетворении требования истцов о взыскании штрафа является правильным», — подчеркивает ВС.

В конце июня в России ввели штрафы за неправильный расчет тарифов ЖКХ в частных домах. Теперь за некорректное начисление платы поставщики услуг должны будут заплатить собственникам загородного жилья 150% суммы, на которую она превышена.

Верховный суд защитил жильцов аварийного жилья

Вправе ли администрация при предоставлении квартиры взамен аварийной требовать с жильцов разницу в цене? Верховный суд ответил однозначно: не вправе. Если собственники готовы доплатить, такое возможно.

Если не готовы, администрация должна предоставить жилье бесплатно – равноценное или большее по площади. Только когда жильцов это не устраивает, суд может принудительно выселить с предоставлением возмещения.

Кто доплатит разницу?

Многоквартирный дом в Архангельской области признан аварийным и подлежащим сносу. Администрация города приняла решение об изъятии земельного участка, на котором находится дом, с предоставлением жильцам новой квартиры.

Поскольку рыночная стоимость передаваемой квартиры составляет 4 192 000 руб., а изымаемой – 2 379 000 руб., администрация потребовала жильцов заплатить разницу в цене.

Собственники квартиры с такими условиями не согласились и обратились с иском об урегулировании разногласий.

Северодвинский городской суд Архангельской области пришел к выводу, что мунобразование должно обеспечить безопасные жилищные условия в пределах стоимости выкупной цены изымаемых квартир.

Суд решил: стороны выбрали способ обеспечения своих прав путем предоставления иного жилого помещения взамен аварийного, поэтому не обязаны доплачивать разницу в стоимости. По мнению суда, требования администрации незаконны (п. 3 ст. 2, ст.

16 закона о Фонде содействия реформированию ЖКХ).

ДЕЛО № 1-КГ19-9

  • ИСТЦЫ:
  • Собственники помещений многоквартирного дома
  • ОТВЕТЧИК:
  • Администрация муниципального образования «Северодвинск»
  • СУТЬ СПОРА:
  • Об урегулировании разногласий по соглашению, которым предусмотрено изъятие квартиры
  • РЕШЕНИЕ:
  • Апелляционное определение отменить, направить дело на новое апелляционное рассмотрение

Архангельский областной суд отменил решение первой инстанции и принял новое – об отказе в иске. Он сослался на жилищное законодательство, которое предусматривает обязанность собственника изымаемого жилья в случае предоставления помещения стоимостью выше выкупной цены оплатить разницу между ними.

Тогда жильцы пожаловались в Верховный суд. Тот напомнил: собственники, выселяемые из жилых помещений в аварийном многоквартирном доме, могут выбрать возмещение или другое помещение за изымаемое жилье (ст. 32 ЖК).

Ни федеральным законодательством, ни адресной программой Архангельской области не предусмотрена доплата разницы между стоимостью изымаемой квартирой и вновь предоставляемой. Источниками финансирования программы являются средства областного бюджета, средства местных бюджетов и средства фонда, а не деньги граждан. ВС отметил, что апелляция этого не учла.

Поэтому ВС отменил апелляционное определение и направил дело на новое рассмотрение в суд второй инстанции (№ 1-КГ19-9). Пока еще оно не рассмотрено.

Доплата – только по соглашению сторон

Специалист департамента Контроля качества ООО Национальная Юридическая Служба Ирина Забарская объяснила: собственникам квартир в переселяемом аварийном доме должны предоставить либо другое равноценное жилое помещение, либо выплатить выкупную цену изымаемого жилья.

Что именно получить – деньги или жилье, – выбирает собственник. «Как правило, все выбирают жилье. Какое именно жилье предложить, решает тот, кто расселяет аварийный дом – т.е. администрация муниципального образования.

У нее два варианта: либо предложить равноценное жилое помещение без доплаты, либо большее по площади жилье с доплатой (п. 8 ст. 32 ЖК). Последний вариант возможен только по соглашению сторон», – отметила Забарская.

Она сообщила: если бы собственники квартир отказались от равноценных помещений и от получения возмещения деньгами, их в судебном порядке могли бы принудительно выселить с обязательным предоставлением возмещения.

«Определение ВС соответствует сложившейся практике. Администрация хотела навязать жилое помещение с обязательной доплатой разницы в площади, но это незаконно»

Ирина Забарская

Юрист МКА «Благушина и партнеры» Евгения Бесихина заметила: ВС уже обязывал предоставить равноценную квартиру взамен аварийной (№ 6-КГ17-8).

«Поскольку определение является не первым, которое защищает права граждан при переселении из аварийных квартир, считаю, оно может стать прецедентным для России.

При пересмотре дела суду необходимо более тщательно изучить представленные доказательства, в частности отсутствие согласия жильцов о предоставлении возмещении, и принять новое определение, которым оставить решение суда первой инстанции в силе», – заявила Бесихина.

Забарская уверена: апелляция при новом рассмотрении дела с вероятностью 99% оставит в силе решения суда первой инстанции, то есть исключит из соглашения между собственниками и администрацией пункт об обязании доплатить разницу в стоимости квартир.

Алина Михайлова

Суд разъяснил, как взыскать компенсацию за неисполнение обязанности по предоставлению жилья

videotranslation.net videotranslation.net

Житель Саратова обратился в суд с иском

В Саратовский областной суд было подано административное исковое заявление, в котором административный истец просил взыскать с министерства финансов Саратовской области компенсацию за нарушение права на исполнение судебного акта в разумный срок в размере 154 400 рублей.

В обоснование заявленных требований гражданин указал, что решением суда от 17 октября 2017 года на министерство строительства и жилищно-коммунального хозяйства Саратовской области возложена обязанность по предоставлению ему по договору найма специализированного жилого помещения из государственного специализированного жилого фонда области жилого помещения в городе Вольске Саратовской области общей площадью не менее 30 квадратных метров.

На основании исполнительного листа постановлением судебного пристава-исполнителя межрайонного отдела судебных приставов по исполнению особых исполнительных производств Управления Федеральной службы судебных приставов России по Саратовской области возбуждено исполнительное производство о предоставлении жилого помещения. Однако судебный акт до настоящего времени не исполнен.

Учитывая, что длительное время министерство строительства и ЖКХ Саратовской области уклонялось от исполнения вступившего в законную силу решения суда, а судебные приставы уклонялись от обеспечения принудительного исполнения, административный истец полагал, что непредоставление жилья в течение длительного времени нарушило гарантированное Конституцией Российской Федерации право на жилище и в данной ситуации на основании Федерального закона от 30 апреля 2010 года № 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» он имеет право на присуждение компенсации за нарушение права на исполнение судебного акта в разумный срок.

Выводы Саратовского областного суда

Относительно критерия соблюдения требования исполнения судебных решений в разумный срок Европейский Суд по правам человека отметил, что исполнение решения, касающегося предоставления квартиры, может занять более длительное время, чем выплата денежной суммы, учитывая степень сложности исполнительного производства, поведение сторон, а также предмет решения суда, подлежащего исполнению.

Европейский Суд также установил, что если решение внутригосударственного суда касается такого предмета первой необходимости, как жильё, в которой лицо нуждается, задержка даже в один год не совместима с требованиями Конвенции.

Читайте также:  Как списать долги по коммунальным платежам в 2020 году: законные способы

При этом государственный орган не вправе ссылаться на отсутствие денежных средств или иных ресурсов, таких как жильё, в качестве оправдания неисполнения судебного решения.

При этом судом учтено, что основанием для возложения обязанности по предоставлению жилого помещения явилось то, что истец является лицом, оставшимся без попечения родителей, поставлен на учёт в качестве нуждающегося в жилом помещении и жилое помещение ему не предоставлено.

С учётом критериев, установленных в прецедентной практике Европейского Суда по правам человека, и принимая во внимание все обстоятельства дела, суд полагает, что в данном случае длительность исполнения судебного акта является чрезмерной и не отвечающей требованию разумного срока.

При этом за данную задержку исполнения решения административный истец ответственности не несёт. При таких обстоятельствах суд пришел к выводу о нарушении права истца на исполнение судебного акта в разумный срок и счел необходимым удовлетворить административное исковое заявление.

При определении размера компенсации за нарушение права на исполнение судебного акта в разумный срок суд, учитывая требования истца, меры, принятые органами, на которые возложена обязанность по исполнению судебного акта, продолжительность нарушения, наступившие вследствие этого нарушения последствия, их значимость для административного истца, практику Европейского Суда по правам человека, а также доводы письменных возражений министерства финансов Саратовской области пришел к выводу, что требуемая административным истцом сумма 154 400 рублей является завышенной и определил размер компенсации в сумме 20 000 рублей.

При этом суд учел разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации, данные в пункте 1 постановления от 29 марта 2016 года № 11 «О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок», о том, что компенсация за нарушение права на исполнение судебного акта в разумный срок, как мера ответственности государства, имеет целью возмещение причинённого неимущественного вреда фактом нарушения процедурных условий, обеспечивающих реализацию данных прав в разумный срок, независимо от наличия или отсутствия вины суда, органов уголовного преследования, органов, на которые возложена обязанность по исполнению судебных актов, иных государственных органов, органов местного самоуправления и их должностных лиц. Данная компенсация не направлена на восполнение имущественных потерь заинтересованного лица и не заменяет собой возмещения имущественного вреда.

Вс напомнил, как определять размер компенсации морального вреда при отсутствии вины причинителя вреда

Верховный Суд опубликовал Определение № 5-КГ21-94-К2 от 11 октября, в котором рассмотрел вопрос о компенсации морального вреда близким родственникам погибшего пешехода, который переходил дорогу в неположенном месте и находился в состоянии опьянения.

20 марта 2018 г. Ибрагим Халилов, находясь за рулем автомобиля, совершил наезд на пешехода Дмитрия Забродина, который впоследствии через несколько дней скончался от полученных травм в больнице.

Постановлением следователя от 15 декабря 2018 г. уголовное дело в отношении Ибрагима Халилова было прекращено в связи с отсутствием события преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 264 УК РФ.

В ходе следствия было установлено, что Дмитрий Забродин находился в состоянии алкогольного опьянения и в темное время суток в условиях недостаточной видимости вне населенного пункта, без предметов со светоотражающими элементами стал переходить проезжую часть вне пешеходного перехода.

Также было выяснено, что пешеход не убедился в безопасности перехода проезжей части и не обратил внимания на приближающийся автомобиль, вследствие чего на него был совершен наезд транспортного средства под управлением Ибрагима Халилова.

В июне 2019 г. члены семьи Дмитрия Забродина – его родители, супруга и сын обратились в суд с иском к Ибрагиму Халилову о компенсации морального вреда в размере 500 тыс. руб. каждому из истцов, а также о взыскании расходов на погребение в общей сумме 104 тыс. руб. Обосновывая свои требования, истцы указали, что смерть их родственника причинила им физические и нравственные страдания.

В письменных возражениях на иск Ибрагим Халилов, ссылаясь на п. 3 ст. 1083 ГК РФ, просил суд уменьшить размер компенсации морального вреда, поскольку он находится в тяжелом имущественном положении.

Он также указывал на то, что Дмитрий Забродин с 2005 г.

проживал с истцами раздельно, виделся с ними крайне редко, доказательств тесных семейных взаимоотношений и поддержки родственниками друг друга не представлено.

Решением Кузьминского районного суда г. Москвы от 8 октября 2019 г. исковые требования были удовлетворены частично.

Суд пришел к выводу о наличии правовых оснований для удовлетворения исковых требований истцов, при этом взыскал в пользу родителей и сына компенсацию морального вреда больше, чем в пользу супруги, указав на то, что она длительное время не интересовалась отсутствием супруга после произошедшего ДТП.

Суд взыскал с Ибрагима Халилова в пользу родственников умершего компенсацию морального вреда в общей сумме 950 тыс. руб., расходы на погребение в размере 100 тыс. руб., а также расходы на оплату услуг представителя – 20 тыс. руб. В удовлетворении остальной части исковых требований было отказано.

Апелляционным определением Московского городского суда от 6 августа 2020 г. решение оставлено без изменения.

Апелляция согласилась с выводами первой инстанции и отклонила доводы апелляционной жалобы Ибрагима Халилова о снижении взысканной с него суммы компенсации с учетом его имущественного положения и действий пешехода, послуживших причиной ДТП, отметив, что оснований для изменения данной суммы не усматривается.

Второй кассационный суд общей юрисдикции в определении от 8 декабря 2020 г. согласился с доводами нижестоящих инстанций, не установив нарушения либо неправильного применения ими норм материального права или норм процессуального права.

Впоследствии Ибрагим Халилов подал кассационную жалобу в Верховный Суд РФ, в которой просил отменить состоявшиеся по делу судебные постановления судов как незаконные.

Изучив материалы дела, Суд напомнил, что если гражданину причинен моральный вред действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Ссылаясь на ст. 151 ГК РФ, ВС указал, что при определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС отметила, что суду при определении размера компенсации морального вреда членам семьи потерпевшего в случае его смерти необходимо в совокупности оценить конкретные действия причинителя вреда, соотнести их с тяжестью причиненных именно этим лицам физических или нравственных страданий.

Обращаясь к п. 32 Постановления Пленума ВС РФ от 26 января 2010 г.

№ 1, Суд указал, что важно учесть заслуживающие внимания фактические обстоятельства дела, а также требования разумности и справедливости, соразмерности компенсации последствиям нарушения прав как основополагающие принципы, предполагающие установление судом баланса интересов сторон.

ВС: Взыскание одинаковой компенсации морального вреда за смерть мужа и отца должно быть обоснованноСуд указал, что при взыскании компенсации морального вреда суд не может ограничиться лишь ссылкой на общие принципы определения его размера, закрепленные в ГК, не применив их к спорным отношениям

Суд обратил внимание, что если при причинении вреда жизни или здоровью гражданина имела место грубая неосторожность потерпевшего и отсутствовала вина причинителя вреда, в случаях, когда его ответственность наступает независимо от вины, то размер возмещения должен быть уменьшен (п. 2 и 3 ст. 1083 ГК РФ).

ВС также обратил внимание, что вина потерпевшего не учитывается при возмещении дополнительных расходов, при возмещении вреда в связи со смертью кормильца, а также при возмещении расходов на погребение.

«Вопрос о том, является ли допущенная потерпевшим неосторожность грубой, в каждом случае должен решаться судом с учетом фактических обстоятельств дела. Размер возмещения вреда также может быть уменьшен судом с учетом имущественного положения причинителя вреда (гражданина).

При этом соответствующие мотивы о размере компенсации морального вреда должны быть приведены в судебном постановлении во избежание произвольного завышения или занижения судом суммы компенсации», – отмечено в определении.

Верховный Суд указал, что суды первой и апелляционной инстанций, устанавливая размер компенсации морального вреда, не приняли во внимание нормативные положения п. 2 и 3 ст.

1083 ГК и разъяснения постановления Пленума ВС РФ об учете при определении размера компенсации морального вреда грубой неосторожности потерпевшего при отсутствии вины владельца источника повышенной опасности (причинителя вреда) и его имущественного положения.

Суд подчеркнул, что нижестоящие инстанции, указывая о прекращении уголовного дела в отношении Ибрагима Халилова, не дали правовую оценку важным обстоятельствам.

Так, ВС отметил: суды не учли, что потерпевший в момент ДТП находился в состоянии алкогольного опьянения, что он переходил проезжую часть в неположенном месте в темное время суток, не обращая внимания на приближающийся автомобиль, вследствие чего на него был совершен наезд.

Тем самым суды нарушили право Ибрагима Халилова на справедливую, компетентную, полную и эффективную судебную защиту, добавил Суд.

Читайте также:  Проверка качества товара: сроки и порядок проведения по закону

Кроме того, ВС обратил внимание, что судами первой и апелляционной инстанций в нарушение ч. 2 ст. 56 и ч. 1 ст.

196 ГК не устанавливались и на обсуждение сторон не выносились обстоятельства, касающиеся имущественного положения Ибрагима Халилова, которые просил принять во внимание его представитель: отсутствие у него дохода, проживание в сельском доме, наличие в собственности только старого автомобиля, ввиду чего взыскание с него денежных средств в значительной для него с учетом его имущественного положения сумме негативно отразится на уровне его жизни.

Судебная коллегия ВС указала, что суждение суда апелляционной инстанции о том, что доводы апелляционной жалобы Ибрагима Халилова об отсутствии достаточного дохода не могут повлечь снижение взысканных сумм компенсации, а могут быть указаны в заявлении о рассрочке или об отсрочке исполнения решения суда, свидетельствует об уклонении суда от рассмотрения названных доводов вопреки требованиям процессуального закона.

Кроме того, ВС установил, что суды первой и апелляционной инстанций, процитировав в судебных постановлениях нормы материального права о принципах и критериях определения размера компенсации морального вреда, не привели мотивы со ссылкой на какие-либо доказательства относительно того, какие конкретно обстоятельства дела повлияли на размер определенных к взысканию с Ибрагима Халилова в пользу истцов сумм компенсации морального вреда, что не отвечает предписаниям ст. 195 ГК о законности и обоснованности решения суда.

Таким образом, Верховный Суд посчитал выводы судов первой и апелляционной инстанций о наличии правовых оснований для взыскания с Ибрагима Халилова компенсации морального вреда в общей сумме 950 тыс. руб.

в пользу членов семьи неправомерными, поскольку они сделаны с нарушением норм права, регулирующих спорные отношения. Кассационный суд, проверяя законность судебных постановлений, допущенные ими нарушения не выявил и не устранил, указал ВС.

С учетом изложенного Судебная коллегия ВС отменила решения трех судебных инстанций, направив дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции в ином составе суда.

ВС не допустил взыскания убытков и компенсации морального вреда с лица, вина которого не доказанаСуд заметил, что первая инстанция удовлетворила иск, сославшись на доказательства, которых нет в материалах дела

Адвокат АБ «Андрей Городисский и партнеры» Дмитрий Якушев отметил, что ВС обратил внимание на то, что пешеход сам проявил грубую неосторожность и фактически вина водителя в случившемся отсутствует, что согласуется с прекращением в отношении него уголовного дела.

По его мнению, Верховый Суд исходил из того, что размер компенсации, с учетом отсутствия вины водителя и грубой неосторожности самого пешехода, является чрезмерным, и в связи с этим в качестве основания для его снижения указал на необходимость принятия во внимание материального положения водителя. «Иными словами, на мой взгляд, Верховый Суд РФ в этой ситуации пожалел водителя и фактически дал нижестоящим судам указание снизить размер компенсации и обосновать это тяжелым материальным положением водителя», – прокомментировал адвокат.

Адвокат АП Ханты-Мансийского автономного округа Елена Чуднова указала, что в целом она согласна с правовой позицией ВС.

По ее мнению, право помимо справедливости должно восстанавливать нарушенный материальный баланс и в любом случае прежде всего работать на предупреждение любых противоправных действий, в том числе причинения морального вреда.

«В данном конкретном случае право работало также на предупреждение причинения вреда потерпевшему путем запрещения перехода через проезжую часть в неположенном месте, без светоотражающих знаков, которое, к сожалению, он проигнорировал», – отметила адвокат.

Елена Чуднова подчеркнула, что главная задача правоприменителя состоит в том, чтобы исходить из степени вины причинителя вреда и оценки поведения потерпевшего, на что и указал ВС РФ.

Если вины ответчика нет, то вполне справедливо учитывать как его материальное положение, так и индивидуальные особенности – это подпадает под критерий «иных заслуживающих внимание обстоятельств», считает адвокат.

«Здесь право хотя и работает на предупреждение в будущем владельца источника повышенной опасности, но оно не может по умолчанию ставить лицо, обязанность возмещения вреда которого установлена законом независимо от наличия его вины, в бедственное материальное положение», – добавила Елена Чуднова.

По мнению адвоката, несмотря на то, что Верховный Суд указал на необходимость в данном случае учитывать интересы ответчика для снижения размера компенсации морального вреда, на главный вопрос «как определить пределы разумности и справедливости», сегодня ответа нет. В связи с чем Елена Чуднова полагает, что в таких случаях необходимо руководствоваться общими принципами бремени доказывания.

Как получить компенсацию за моральный вред — Лайфхакер

Моральный вред — это физические (боль, головокружение, удушье и так далее) и нравственные (страх, депрессия, обида) страдания, которые испытывает человек, если посягают на его нематериальные блага и личные неимущественные права.

Регулируется статьями 151, 1100, 1101 Гражданского кодекса России, а также несколькими постановлениями Пленума Верховного суда.

Нематериальные блага и личные неимущественные права гражданина включают в себя:

  • жизнь и здоровье;
  • неприкосновенность частной жизни;
  • свободу передвижения;
  • личную и семейную тайну;
  • честь, достоинство и деловую репутацию.

На компенсацию морального вреда можно рассчитывать, если нарушено какое-либо из этих прав.

В некоторых случаях моральный вред компенсируется безусловно, даже при отсутствии вины причинителя. Например, при причинении вреда жизни и здоровью в ДТП, в результате незаконного осуждения, в связи с распространением сведений, порочащих деловую репутацию.

  1. К обидчику. Лучше письменно: опишите обстоятельства, предложите сумму компенсации.
  2. В суд. Если договориться не получится, единственной инстанцией для решения подобного рода вопросов является суд.

Подсудность: иск подаётся в районный суд по месту жительства ответчика либо по месту жительства пострадавшего.

Госпошлина: 300 рублей (многие суды освобождают истцов по делам о возмещении вреда жизни и здоровью от уплаты госпошлины).

Срок давности: отсутствует. Можно подать иск в любое время после посягательства на нематериальные блага или личные неимущественные права.

Необходимые документы:

  • Подтверждающие событие. Например, если речь идёт о ДТП, то справка из ГИБДД, постановление следственных органов и так далее.
  • Подтверждающие правильность выбора ответчика. Виновник не всегда является нужным ответчиком. Так, за ребёнка отвечают родители, а за работника — работодатель.
  • Подтверждающие нанесение вреда здоровью (медицинские справки) или раскрытие личной тайны (например, скриншот страницы в соцсетях).
  • Подтверждающие наличие физических и нравственных страданий. Например, заключение психолога.

Если вы не можете самостоятельно раздобыть какой-либо документ, попросите суд о содействии в его истребовании.

Судебный процесс — это тяжело. Моральный вред нужно доказать, и это непросто, когда речь идёт о боли из-за смерти близкого человека или стрессе из-за запятнанной репутации.

Поэтому совет первый и главный: запаситесь качественными доказательствами. Чем их больше, тем лучше. Если на фоне переживаний пришлось полежать в больнице, обратиться к психологу или психиатру, обязательно возьмите соответствующие справки. Если свидетелями ваших переживаний были близкие, попросите их выступить в суде.

Совет номер два: будьте готовы заново пережить случившееся. В последнее время в судах появилась тенденция требовать у самих истцов явиться и лично пересказать обстоятельства трагедии, в чём проявлялись страдания.

Третий совет: не пренебрегайте мировым соглашением. Если ответчик предлагает заключить мировую сделку на адекватную сумму, не отказывайтесь. Иногда по мировому соглашению можно получить больше, чем по решению суда.

Многомиллионные выплаты за моральный вред — голливудская сказка. Российские реалии таковы, что за переживания не принято взыскивать много.

Среднее значение компенсации морального вреда от смерти человека составляет 111 тысяч рублей.

«Цена» оскорблённой чести, достоинства, нарушенной свободы или личной неприкосновенности ещё ниже.

Неудивительно, что граждане не хотят тратить время и силы на копеечную компенсацию. По данным официальной статистики судов, за первое полугодие 2017 года рассмотрено всего чуть более семи тысяч дел о компенсации морального ущерба в связи с причинением вреда жизни и здоровью. Хотя таких случаев гораздо больше.

При определении размера компенсации морального вреда суд не связан заявленными требованиями и руководствуется только собственным усмотрением с учётом принципов разумности и справедливости. Очевидно, что понятия о разумности и справедливости у всех разные.

Верховный Суд Российской Федерации о добровольном возмещении имущественного ущерба и морального вреда

В четвёртом обзоре судебной практики за 2020 год Верховный Суд РФ по конкретному делу поднял вопрос о соразмерности действий, направленных на заглаживание причинённого потерпевшему вреда, характеру общественно опасных последствий, наступивших в результате совершения преступления.

«Положения пункта «к» части 1 статьи 61 УК РФ о признании смягчающим обстоятельством добровольного возмещения имущественного ущерба и морального вреда, причиненных в результате преступления, применяются лишь в случае их возмещения в полном объеме. Суд вправе признать в качестве смягчающего наказание обстоятельства частичное возмещение причиненного преступлением вреда на основании части 2 статьи 61 УК РФ», — подчеркнул Верховный Суд РФ.

Читайте также:  Претензия туроператору: образец 2020, правило составления и подачи

Пожалуй, указанные разъяснения высшей судебной инстанции страны выглядят, по меньшей мере, неожиданными.

Судебная практика на протяжении многих лет складывалась таким образом, что зачастую виновное в совершении преступления лицо возмещало причиненный вред лишь частично.

Похоже, это было связано, помимо прочего, с тем, что в пункте «к» части 1 статьи 61 УК РФ сказано о добровольном возмещении имущественного ущерба и морального вреда вообще, то есть без указания на то, о полном или частичном возмещении идет речь.

  • В результате, иногда размер возмещения выглядел по сравнению с реально причиненным ущербом просто издевательским, тем не менее суд был вынужден признавать «копеечное» возмещение вреда смягчающим вину обстоятельством в соответствии с пунктом «к» части 1 статьи 61 УК РФ.
  • Это, в свою очередь, означало, в частности, что суд был обязан при назначении наказания учитывать следующее положение части 1 статьи 62 УК РФ: «При наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных пунктами «и» и (или) «к» части 1 статьи 61 настоящего Кодекса, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса».
  • Подобная практика искажала саму суть правосудия, поэтому высшая судебная инстанция страны решила придать пункту «к» части 1 статьи 61 УК РФ совершенно конкретный смысл. 

Верховный Суд РФ прямо указал: «Действия, направленные на заглаживание вреда, причиненного потерпевшему (оплата лечения, оказание какой-либо помощи потерпевшему, принесение извинений и др.

), как основание для признания их обстоятельством, смягчающим наказание, в любом случае должны быть соразмерны характеру общественно опасных последствий, наступивших в результате совершения преступления».

И, самое главное, установил, что пункт «к» части 1 статьи 61 УК РФ может применяться лишь при полном возмещении причиненного ущерба и морального вреда.

Однако в этой связи неизбежно возникает вопрос о том, что даже частичное возмещение причиненного материального ущерба и морального вреда все-таки должно определенным образом учитываться судом.

И надо заметить, что высшая судебная инстанция «изящно» разрешила этот вопрос, подчеркнув, что частичное возмещение вреда может быть признано смягчающим вину обстоятельством на основании части 2 статьи 61 УК РФ.

Вряд ли до этого в судебной практике частичное возмещение причиненного ущерба и морального вреда признавалось смягчающим вину обстоятельством не «напрямую» по пункту «к» части 1 статьи 61 УК РФ, а по ч. 2 статьи 61 УК РФ.

В настоящий момент это, безусловно, выход из положения. При этом в будущем, по нашему мнению, необходимо законодательное разрешение проблемы. Вариантов может быть несколько. Допустим, прямое указание в пункте «к» части 1 статьи 61 УК РФ на полное возмещение вреда. С другой стороны, частичное возмещение ущерба невозможно не учитывать.

Признание его смягчающим вину обстоятельством на основании части 2 статьи 61 УК РФ выглядит половинчатой мерой. Бывают случаи, когда виновное лицо считает своим долгом помочь потерпевшему, но не имеет возможности сделать это в полном объеме в силу сложного материального положения.

Разве это не повод для признания частичного возмещения вреда смягчающим вину обстоятельством равным полному возмещения вреда по пункту «к» части 1 статьи 61 УК РФ? К тому же в Уголовном кодексе РФ частичное возмещение вреда имеет серьезное значение.

К примеру, в статье 74 УК РФ частичное возмещение вреда является одним из оснований для отмены условного осуждения и снятия с осужденного судимости. В этой связи возможен вариант законодательного определения частичного возмещения вреда, установления некой градации, обозначения условий применения…

Моральный вред: проблемы возмещения

Компенсация морального вреда – вопрос, который касается многих, кто сталкивается с противоправными действиями и задумывается о получении соответствующего возмещения.

            Для понимания категории морального вреда необходимо обратиться к Гражданскому Кодексу РФ и Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда».

            Так, под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т. п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.

  •             На возмещение морального вреда гражданин может рассчитывать в следующих случаях:
  •             •нравственных переживаний в связи с трагической утратой родственника;
  •             •невозможности продолжать активную общественную жизнь в результате полученной травмы от преступных действий виновного лица;
  •             •незаконного увольнения;
  •             •раскрытия семейной или врачебной тайны;
  •             •распространения не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина;
  •             •временных ограничений или лишения каких-либо прав;
  •             •физической боли, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий, и других.

            Судебной практикой моральный вред, хотя и признается неимущественным вредом, компенсируется, как правило, в денежной форме. Вместе с тем, процесс его доказывания, а также расчет денежного эквивалента имеет определенные сложности.

            Основная проблема заключается в том, что российское законодательство не содержит четкой оценки стоимости конкретных нарушенных неимущественных благ. При этом сумма возмещения морального вреда ставится в зависимость от внутреннего убеждения суда.

            Так, к примеру, в суде первой инстанции исковые требования гражданки В.

к муниципальному образовательному учреждению детский сад «Р» о признании незаконными и подлежащими отмене приказов о наложении дисциплинарного взыскания и приказа об увольнении, восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, были удовлетворены частично. Исследуя все обстоятельства дела, суд пришел к выводу о том, что истца дважды незаконно привлекли к дисциплинарной ответственности, что послужило в дальнейшем поводом для увольнения. Суд в полном объеме взыскал заработную плату за время вынужденного прогула, однако компенсацию морального вреда удовлетворил частично. Из требуемых истцом пятидесяти тысяч рублей суд постановил взыскать с виновной стороны пятнадцать тысяч рублей.

            При этом необходимо отметить, что судебный процесс по данному делу продолжался фактически год, а нравственные страдания и негативное отношение к своей деловой репутации истец испытывал с момента первого незаконного привлечения к дисциплинарной ответственности. Вместе с тем суд не счел данные обстоятельства существенными.

            Другой пример: Гражданин С.

обратился в с уд с требованием к ООО «Н» о возмещении ущерба, причиненного его автомобилю, в связи с падением на него деталей демонтируемых окон, при проведении ремонта в одной из квартир жилого дома.

Помимо указанных требований, истцом была заявлена компенсация морального вреда в размере десяти тысяч рублей. Все заявленные исковые требования, в том числе компенсация морального вреда, были удовлетворены в полном объеме.

            В данном случае судебная инстанция сочла сам факт требования морального вреда достаточным в отсутствие доказательств со стороны истца.

            А вот в следующем примере суд первой инстанции отказал в компенсации морального вреда. Гражданин Ш. обратился в суд с исковым заявлением к управляющей компании о возмещении ущерба, причиненного заливом квартиры, и компенсации морального вреда в размере пятидесяти тысяч рублей. В суде было доказано, что порыв батареи произошел по вине управляющей компании.

Кроме этого, истцом были предоставлены медицинские документы о заболевании ребенка и о возникшем обострении хронической бронхиальной астмы. Однако эти обстоятельства не были приняты во внимание судом первой инстанции при вынесении решения, в компенсации морального вреда было отказано.

Апелляционная инстанция Хабаровского краевого суда решение изменила и взыскала моральный вред в размере пятнадцати тысяч рублей.

            Приведенные примеры позволяют сделать вывод о том, что в части возмещения морального вреда отсутствует единообразная судебная практика. Суды принимают разнонаправленные решения по аналогичным делам. При этом нет четкого механизма расчета и определения денежного эквивалента. В этой связи невозможно определить стоимость нравственных страданий.

            Проблема компенсации, несомненно, комплексная. Следует обратить внимание еще и на то, что в Постановление Пленума изменения вносились в 2007 году, то есть 11 лет тому назад. Правовые позиции Пленума не отвечают в полной мере современным реалиям жизни и запросам общества.

            Согласно ст. 15 Конституции РФ общепризнанные принципы, нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы.

Россия является членом многих международных организаций, что, по мнению автора, обязывает российскую судебную систему, так или иначе, обращать внимание на международный опыт, в том числе и в сфере компенсации морального вреда.

ЕКАТЕРИНА КЕННЕР АДВОКАТ, МЕДИАТОР КОЛЛЕГИИ АДВОКАТОВ «ХАБАРОВСКИЙ КРАЕВОЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ЦЕНТР»

            Источник публикации: информационный ежемесячник «Верное  решение» выпуск № 06 (188) дата выхода от 25.06.2018.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector