Возможна ли конфискация орудия преступления находящееся собственнику не являющемуся участником уголовного судопроизводства?

В 2003 году конфискация имущества перестала быть наказанием по уголовным делам и стала принудительной мерой уголовно-правового характера. Согласно действующей редакции Уголовного кодекса, конфискация имущества «есть принудительное безвозмездное изъятие и обращение в собственность государства».

Алексей Карлин, зампред Алтайского краевого суда, отметил, что судебная практика по вопросам конфискации складывалась «не всегда однозначно». «Проект имеет большое значение как для правоприменителей, так и для всего общества в целом», – заявил он.

С актуальностью проблемы согласились и другие выступавшие, в том числе и Леонид Коржинек, заместитель генерального прокурора. 

Что подлежит конфискации?

Пленум Верховного суда разъяснил, что орудия преступления, принадлежащие обвиняемому, могут быть конфискованы судом по делам о преступлениях, перечень которых законом не ограничен.

При этом суды при разрешении вопроса о конфискации имущества обязательно должны установить его собственника.

Имущество, находящееся на территории иностранного государства, может быть конфисковано судом при рассмотрении уголовного дела на основании международного договора.

При этом такое имущество подлежит конфискации и не может быть возвращено владельцу, если он участвовал в совершении преступления.

Например, его нельзя вернуть владельцу предметов контрабанды, который участвовал в их незаконном перемещении.

А если речь идет о взятке, то она не может быть возвращена взяткодателю или лицу, совершившему коммерческий подкуп, даже если он способствовал раскрытию преступления и был освобожден от уголовной ответственности. 

Вместе с тем, если передача взятки происходила с ведома и под контролем правоохранительных органов, имущество «взяткодателя» должно быть возвращено ему.

Это указание, по мнению Андрея Гривцова из Адвокатского бюро «ЗКС», является наиболее значимым из всех данных Пленумом разъяснений, поскольку «периодически у судов возникали вопросы, связанные с попыткой обратить данные деньги в доход государства». 

Один из пунктов постановления напоминает о «дифференцированном подходе» в отношении конфискации, рассказал судья Верховного суда Юрий Ситников. Так, деньги можно конфисковать только по преступлениям террористической или экстремистской направленности. А конфискация орудий, оборудования или иных средств совершения преступлений, напротив, применяется по всем преступлениям без ограничений.

Пленум Верховного суда подчеркивает, что основной задачей конфискации имущества является возмещение вреда потерпевшему от преступления.

В связи с этим, если конфисковать определенный предмет не представляется возможным в связи с его использованием, продажей или по каким-либо иным причинам, то в целях выполнения требований ст. 104.

2 УК может быть назначена судебная экспертиза для определения стоимости такого предмета. 

Арест с последующей конфискацией

В целях обеспечения возможной конфискации суд может наложить арест на имущество, находящееся не только у подозреваемого, обвиняемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия, но и у неопределенного круга лиц, если есть достаточные основания полагать, что оно получено в результате преступных действий либо предназначалось для экстремистской или террористической деятельности. 

По мнению Дмитрия Данилова из «Забейда и партнеры», это положение является «очень спорным». По его словам, Конституционный суд в двух своих постановлениях особо отмечал, что наложение ареста на имущество не может быть произвольным и должно быть обусловлено предполагаемой причастностью конкретного лица к преступной деятельности.

«С моей точки зрения, такую причастность владельца арестованного имущества установить достаточно сложно, если личность подозреваемого или обвиняемого не установлена, за исключением, конечно, случаев, когда по передвижению похищенных безналичных денежных средств можно обнаружить их получателя – например, какую-нибудь техническую организацию», – поясняет юрист. 

Возможна ли конфискация орудия преступления находящееся собственнику не являющемуся участником уголовного судопроизводства?

Подобное предложение Пленума ВС создает определенную почву для злоупотреблений стороны обвинения, учитывая как формально она чаще всего подходит к мотивировке необходимости наложения ареста на имущество третьих лиц, не обладающих статусом подозреваемого или обвиняемого. 

Юрист АБ «Забейда и партнеры» Дмитрий Данилов

Арест на имущество неопределенного круга лиц может быть наложен и в тех случаях, когда по возбужденному уголовному делу личность подозреваемого или обвиняемого не установлена. Арест может быть наложен также на имущество, находящееся на территории иностранного государства. 

Отражение на бумаге

Резолютивная часть решения об аресте имущества в целях возможной конфискации должна содержать указание на конкретные ограничения прав собственности, а также срок действия ареста на имущество, определяемый с учетом установленного по уголовному делу срока предварительного расследования и времени, необходимого для передачи уголовного дела в суд. Этот срок может быть впоследствии продлен. Мотивировочная же часть постановления должна объяснять, почему суд избрал конкретное ограничение либо ограничение права собственности. 

Решение о конфискации может быть принято судом как при постановлении обвинительного приговора, так и в случае прекращения уголовного дела по нереабилитирующим основаниям. 

В этом сюжете

В мотивировочной части обвинительного приговора суды должны приводить доказательства того, что имущество, подлежащее конфискации, получено в результате совершения преступления или является доходами от этого имущества либо использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия, оборудования для террористического или экстремистского преступления. 

В апелляции обвинительный приговор, определение или постановление суда первой инстанции в части конфискации имущества могут быть отменены или изменены в сторону ухудшения положения осужденного не иначе как по представлению прокурора или по жалобам иных участников процесса со стороны обвинения. Отмена или изменение судебных решений в части конфискации имущества с поворотом к худшему в суде кассационной инстанции производится в течение года с момента вступления решения в законную силу. 

Ожидания от проекта

По мнению Гривцова, предлагаемые рекомендации Пленума ВС не вносят каких-либо глобальных новшеств в институт конфискации – они лишь чуть более подробно разъясняют существующие в уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве нормы.

«К сожалению, не нашел я в постановлении разъяснений по вопросам непосредственного доказывания принадлежности имущества, подлежащего конфискации, осужденному или иным лицам, у которых оно может быть конфисковано в силу закона», – поделился он впечатлениями от разъяснений ВС. 

Возможна ли конфискация орудия преступления находящееся собственнику не являющемуся участником уголовного судопроизводства?

Именно объем доказательств, базовые принципы их оценки по моим наблюдениям у судей-правоприменителей вызывает наибольшие затруднения, влекущие за собой судебные ошибки. Полагаю, Верховному Суду давно пора обратить внимание на этот вопрос не только применительно к проблеме конфискации, но и при рассмотрении уголовных дел в целом.

В остальном же постановление Пленума не вызывает у меня серьезных нареканий. Как правило, ВС вообще в своих разъяснительных документах использует взвешенную и разумную риторику. 

Андрей Гривцов, партнер Адвокатского бюро «ЗКС»

По мнению Данилова, конфискация как мера уголовно-правового характера имеет ряд препятствий для использования на практике – например, конфискация имущества в соответствии с Уголовным кодексом возможна только на основании обвинительного приговора. Поэтому он не уверен, что предложенные Пленумом разъяснения изменят существующую практику применения этого института. 

Противоположную точку зрения высказал Карлин.

Он считает, что принятие постановления Пленума «послужит основанием для единообразного применения и понимания конфискации и создаст надежные гарантии для граждан, чье имущество может быть конфисковано».

Замгенпрокурора Коржинек отметил, что «предложенный проект достоин одобрения», а замминистра юстиции Юрий Любимов подчеркнул: у его ведомства не возникло «концепутальных вопросов» по тексту документа. 

  • Пленум ВС
  • Верховный суд РФ
  • Уголовный процесс

Орудие преступления конфискуют по любым составам // Пленум ВС обсудил правила изъятия имущества в уголовных делах

Возможна ли конфискация орудия преступления находящееся собственнику не являющемуся участником уголовного судопроизводства?Пленум Верховного суда (ВС) подготовил разъяснения о конфискации имущества в уголовном судопроизводстве. Ранее ВС говорил о конфискации в разъяснениях по отдельным составам, но понадобились более общие разъяснения, пояснял судья ВС Юрий Ситников, представлявший проект постановления. Из текста следует, что орудие и иные средства совершения преступления можно конфисковать по любым преступлениям — перечень законом не ограничен. Однако обязательно надо установить собственника, подчеркивает ВС. Проект постановления отправлен на доработку.

Орудие, оборудование и иные средства совершения преступления — предметы, которые использовались или были предназначены для преступления (п. 3 проекта).

Конфисковать можно только то орудие, что принадлежит обвиняемому, поэтому суды должны обязательно проверить, кто собственник предмета, пишет ВС. При этом закон не ограничивает перечень дел о преступлениях, по которым суд может их конфисковать.

Это не касается денег, ценностей и иного имущества — их можно конфисковать только по тем составам, которые указаны в ст. 104.1 Уголовного кодекса (УК) о конфискации.

Примеры орудий и иных средств разработчики приводят довольно необычные. Среди них — эхолоты и навигаторы при незаконном вылове водных ресурсов, техника для незаконной вырубки лесов.

Зампред Алтайского краевого суда Алексей Карлин предложил сделать список примеров более подробным.

«Эти примеры вряд ли возникнут у правоприменителей», — согласился с ним заместитель министра юстиции Юрий Любимов.

На практике у судов возникает другой важный вопрос: как разграничить имущество, которое использовалось в преступной деятельности, и иное, которое просто находилось рядом. Например, копировальный аппарат для изготовления поддельных документов и иная оргтехника в помещении, которой преступники тоже пользовалось, но в других целях. Юрий Любимов предложил уточнить этот вопрос в тексте проекта.

Вернуть конфискованное имущество владельцу, участвовавшему в преступлении, нельзя (например, предметы контрабанды — их владельцу, участвовавшему в незаконном перемещении). Исключение — взятка, переданная в ходе оперативного эксперимента для задержания с поличным того, кто требует взятку. Эти деньги возвращаются их владельцу.

Чтобы наложить арест в целях конфискации имущества, которое находится у третьих лиц, у суда должны быть достаточные основания считать, что имущество получено в результате преступных действий (п. 7).

Арест на такое имущество можно наложить, даже если личность подозреваемого не установлена.

При этом, чтобы конфисковать имущество, переданное обвиняемым третьим лицам, суд должен установить, что эти лица знали или должны были знать, что имущество получено преступным путем или использовалось в преступлении.

Наложить арест можно и на имущество вне пределов РФ. Если нет международного договора о признании решения суда о конфискации, вопрос можно решить на основе принципа взаимности, сказал Юрий Ситников. Впрочем, в самом тексте об этом прямо не сказано. Леонид Коржинек предложил уточнить это в проекте.

В пункте 14 нашла отражение позиция Конституционного суда (КС) о допустимости конфискации даже в случае прекращения уголовного дела — при условии, что оно прекращено по нереабилитирующим основаниям. Такое прекращение возможно только при согласии обвиняемого и разъяснении последствии прекращения, включая возможную конфискацию имущества.

Этот вопрос возник в деле о конфискации у коллекционера Александра Певзнера картины Карла Брюллова «Христос во гробе». По мнению КС, суд должен заранее разъяснить подсудимому, что следствием прекращения дела станет изъятие его имущества, признанного вещдоком.

Читайте также:  Заявление на возврат денежных средств за товар: образец 2020, правила составления и подачи

Если подсудимый возражает, то производство по делу должно быть продолжено в обычном порядке (см. здесь).

Также ВС подчеркнул, что кассационный суд может пересмотреть решение нижестоящего суда и конфисковать имущество, тем самым ухудшив положение подсудимого, не позже года с момента, когда вступил в силу обжалуемый акт (п. 16). Нарушение этого срока стало причиной, по которой Верховный суд (ВС) на основании постановления КС отменил решение о конфискации картины «Христос во гробе».

Проект постановления отправлен на доработку. Окончательную версию Пленум ВС представит позже.

Судьба имущества: ВС объяснил что, когда и как можно конфисковать

10:34 14/06/2018

  • Взяткодатель не вернёт деньги, переданные для подкупа, рассчитывать на получение средств обратно может только участник оперативного или следственного эксперимента, конфисковать орудие преступления можно в рамках любой статьи УК РФ, а апелляция имеет право ухудшить положение обвиняемого в ситуации с конфискацией его имущества — Верховный суд (ВС) РФ в четверг принял постановление пленума об особенностях изъятия ценностей, денежных средств и имущества фигурантов уголовных дел. 
  • После доработки документа из проекта исчезло положение о возможности конфискации зарубежного имущества обвиняемых, в остальном существенных изменений по ключевым вопросам не произошло. 
  • Деньги на взятку не вернут 
  • Взяткодателю не вернут деньги, переданные для подкупа, а контрабандисты не смогут получить назад незаконно вывезенное имущество.
  • «Разъяснить судам, что имущество подлежит конфискации и не может быть возвращено лицу, являющемуся его владельцем, если это лицо участвовало в совершении преступления (например, владельцу предметов контрабанды, участвовавшему в их незаконном перемещении).
  • По делам о преступлениях коррупционной направленности деньги, ценности и иное имущество, переданные в виде взятки или предмета коммерческого подкупа, подлежат конфискации и не могут быть возвращены взяткодателю либо лицу, совершившему коммерческий подкуп, в том числе в случаях, когда они освобождены от уголовной ответственности на основании соответственно примечания к статье 291 УК РФ или пункта 2 примечаний к статье 204 УК РФ», — говорится в документе.
  • Вместе с тем суд поясняет, что если владелец денег и других ценностей, переданных в качестве взятки или подкупа, добровольно участвовал в следственном эксперименте, то ему следует вернуть его средства или имущество.
  • «Подлежат возвращению их владельцу деньги и другие ценности, переданные в качестве взятки или предмета коммерческого подкупа под контролем органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность (например, в ходе оперативного эксперимента), с целью задержания с поличным лица, заявившего требование о даче взятки или коммерческом подкупе», — указывает ВС РФ. 
  • В рамках любой статьи УК 
  • Закон не ограничивает статьи Уголовного кодекса, по которым можно конфисковать орудие преступления, поясняет Верховный суд РФ в постановлении пленума по вопросам конфискации. 
  • «Орудия, оборудование или иные средства совершения преступления, принадлежащие обвиняемому (пункт «г» части 1 статьи 1041 УК РФ, пункт 1 части 3 статьи 81 Уголовно-процессуального кодекса), могут быть конфискованы судом по делам о преступлениях, перечень которых законом не ограничен», — сказано в документе.

При этом деньги, ценности и иное имущество, а также доходы от него подлежат конфискации на основании пунктов «а» и «б» части 1 статьи 104.1 УК РФ, если они получены в результате совершения только тех преступлений, которые указаны в данных нормах, или явились предметом незаконного перемещения через таможенную или госграницу, указывается в постановлении пленума. 

  1. Кроме того, подлежат конфискации деньги, ценности и иное имущество, используемые для финансирования терроризма, экстремистской деятельности, организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации) либо предназначенные для этих целей.
  2. Орудия преступления 
  3. Автомобиль с тайниками, эхолот, навигатор или оргтехника могут считаться орудием преступления и, следовательно, подлежать конфискации, поясняет пленум. 

«Исходя из положений пункта «с» статьи 1 Конвенции Совета Европы об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности и о финансировании терроризма от 16 мая 2005 года, пункта 8 части 1 статьи 73, части 3 статьи 115 и пункта 101 части 1 статьи 299 УПК РФ к орудиям, оборудованию или иным средствам совершения преступления следует относить предметы, которые использовались либо были предназначены для использования при совершении преступного деяния или для достижения преступного результата. Например, автомобиль, оборудованный специальным хранилищем для сокрытия товаров при незаконном перемещении их через госграницу, эхолоты и навигаторы при незаконной добыче (вылове) водных биологических ресурсов; копировальные аппараты и иная оргтехника, использованные для изготовления поддельных документов)», — говорится в постановлении.

  • Однако при решении вопроса о конфискации орудий преступления суду необходимо удостовериться, что оно является собственностью обвиняемого.
  • За экстремизм и терроризм заберут любое имущество 
  • По уголовным делам о преступлениях террористической и экстремистской направленности конфискации подлежит любое имущество, принадлежащее обвиняемому, являющееся орудием, оборудованием или иным средством совершения преступления, отмечает ВС.
  • Он уточняет, что к такому имуществу могут, например, относиться сотовые телефоны, персональные компьютеры, иные электронные средства связи и коммуникации, которые использовались фигурантом дела для размещения в СМИ, соцсетях или информационно-телекоммуникационных сетях материалов, содержащих публичное оправдание терроризма и призывы к террористической деятельности или непосредственной подготовки к террористической деятельности.
  • Арестовать имущество не только обвиняемого 
  • При этом деньги и ценности, предназначенные для финансирования терроризма, экстремистской деятельности, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества или организованной группы подлежат конфискации независимо от их принадлежности, указывается в постановлении. 
  • Также суд позволяет изымать предметы и вещи, которые могли или были использованы для совершения преступлений экстремистской и террористической направленности, но не принадлежат фигурантам уголовного дела. 

«В целях обеспечения возможной конфискации арест может быть наложен судом на имущество, указанное в части 1 статьи 104.

1 УК РФ, находящееся не только у подозреваемого, обвиняемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия, но и у других лиц, если есть достаточные основания полагать, что оно получено в результате преступных действий либо использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия, оборудования или иного средства совершения преступления либо для финансирования терроризма, экстремистской деятельности (экстремизма), организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации)», — поясняет ВС.

  1. Арест на такое имущество может быть наложен и в тех случаях, когда по возбужденному уголовному делу личность подозреваемого или обвиняемого не установлена, уточняется в постановлении пленума. 
  2. ВС разъясняет и как поступить, если обвиняемый успел передать имущество другому человеку. 
  3. «Исходя из части 3 статьи 1041 УК РФ для решения вопроса о конфискации имущества, переданного обвиняемым другому лицу (организации), суду требуется на основе исследования доказательств установить, что лицо, у которого находится имущество, знало или должно было знать, что имущество получено в результате преступных действий или использовалось либо предназначалось для использования при совершении преступления», —указывает он. 
  4. Если же осуществить конфискацию определенного предмета не представляется возможным в связи с его использованием, продажей или по каким-либо иным причинам, то суд назначает экспертизу его стоимости, чтобы иметь возможность изъять другое имущество.
  5. Конфискация при прекращении дела или смерти обвиняемого 
  6. Прекращение уголовного дела по нереабилитирующим обстоятельствам не является освобождением от конфискации имущества, объясняет ВС РФ. 
  7. «Решение о конфискации орудий, оборудования или иных средств совершения преступления, принадлежащих обвиняемому, а также денег, ценностей и иного имущества может быть принято судом и в случае прекращения уголовного дела по нереабилитирующим основаниям», — говорится в документе.
  8. При этом ВС отмечает, что суды или правоохранительные органы обязаны разъяснить обвиняемому правовые последствия принятого решения, включая возможную конфискацию имущества и прекращать дело при отсутствии возражений фигуранта.
  9. «Если уголовное дело подлежит прекращению в связи со смертью подсудимого, суд разъясняет указанные последствия его близким родственникам до получения их согласия на прекращение дела, отсутствие которого служит основанием для осуществления судопроизводства в обычном порядке», — напоминает суд. 
  10. Ухудшение положения возможно 
  11. Апелляционные инстанции имеют право ухудшить положение обвиняемого в ситуации с конфискацией его имущества, разъясняет ВС РФ. 
  12. «При производстве в суде апелляционной инстанции обвинительный приговор, определение или постановление суда первой инстанции в части конфискации имущества могут быть отменены или изменены в сторону ухудшения положения осужденного», — говорится в документе.
  13. ВС отмечает, что такое ухудшение положения допустимо только по представлению государственного обвинителя или по жалобам иных участников судопроизводства со стороны обвинения. 

Отмена или изменение судебных решений в части конфискации имущества с поворотом к худшему в суде кассационной инстанции производится в сроки, предусмотренные статьей 401.6 УПК РФ, напоминает высшая инстанция. 

Алиса Фокс 

Прокурор разъясняет — Прокуратура Пензенской области

Основания конфискации орудия совершения или предмета административного правонарушения

В соответствии с действующим гражданским законодательством под конфискацией понимается безвозмездное изъятие имущества
у собственника по решению суда в виде санкции за совершение преступления или иного правонарушения (ст. 243 Гражданского кодекса Российской Федерации).

По действующему законодательству применение конфискации также допускается за совершение административных правонарушений.

Конфискация орудия совершения или предмета административного правонарушения предусмотрена статьей 3.7 Кодекса Российской Федерации
об административных правонарушениях (далее – КоАП РФ) в качестве санкции, назначаемой исключительно судьей.

Согласно указанной норме подлежат конфискации орудие совершения
или предмет административного правонарушения, за исключением охотничьего оружия, боеприпасов и других дозволенных орудий охоты

и рыболовства у лиц, для которых охота и рыболовство являются основными законными источниками средств к существованию.  

При назначении данного административного наказания суду необходимо  учитывать положения части 4 статьи 3.

7 КоАП РФ, согласно которым конфискация орудия или предмета, принадлежащих на праве собственности лицу, не привлеченному к административной ответственности за данное правонарушение и не признанному в судебном порядке виновным
в его совершении, не применяется, за исключением административных правонарушений в области таможенного дела (нарушения таможенных правил), предусмотренных гл. 16 КоАП РФ.

Изъятие орудия или предмета административного правонарушения
в случае, когда это имущество изъято из оборота либо находится
в противоправном владении лица по иным причинам и на этом основании подлежит обращению в собственность государства или уничтожению,

не является конфискацией и предполагает лишение лица имущества, только если последний владеет им незаконно, а также не находится в прямой зависимости от факта привлечения к административной ответственности.

В соответствии со статьей 32.4 КоАП РФ постановление судьи
о конфискации вещи, явившейся орудием совершения или предметом административного правонарушения, исполняется судебным приставом-исполнителем в порядке, предусмотренном федеральным законодательством.

Решение о конфискации, принятое в административном порядке, может быть обжаловано в суд. В случае признания конфискации незаконной собственник имеет право требовать не только возврата изъятого имущества, но и возмещения причиненных ему убытков.

Информация подготовлена по материалам, предоставленным управлением правовой статистики, информационных технологий и защиты информации прокуратуры области.

Читайте также:  Возмещаются ли издержки на проживание и дорогу потерпевшему по уголовному делу?

Вс рф разъяснил условия конфискации переданного третьим лицам имущества

МОСКВА, 14 июня. /ТАСС/. Пленум Верховного суда России разъяснил судьям, в каких случаях можно конфисковать имущество, полученное преступным путем и переданное третьим лицам.

«Для решения вопроса о конфискации имущества, переданного обвиняемым другому лицу (организации), суду требуется на основе исследования доказательств установить, что лицо, у которого находится имущество, знало или должно было знать, что имущество получено в результате преступных действий, использовалось или предназначалось для использования при совершении преступления», — говорится в принятом в четверг постановлении пленума ВС по вопросам конфискации имущества.

К орудиям преступления, подлежащим конфискации, могут относиться оборудованные тайниками автомобили (по делам о контрабанде), эхолоты и навигаторы (по делам о незаконной добыче водных биоресурсов), а также копировальные аппараты и иная оргтехника, использованные для подделки.

Пленум отметил, что по делам о коррупционных преступлениях «деньги, ценности и иное имущество, переданные в виде взятки или предмета коммерческого подкупа, подлежат конфискации и не могут быть возвращены взяткодателю либо лицу, совершившему коммерческий подкуп», в том числе в случаях, когда они были освобождены от уголовной ответственности по нереабилитирующим основаниям. «Вместе с тем деньги и другие ценности, переданные в качестве взятки под контролем органов, осуществляющих оперативно-разыскную деятельность, с целью задержания с поличным лица, заявившего требование о даче взятки или коммерческом подкупе, возвращаются их владельцу, если он до передачи ценностей добровольно сообщил о таком требовании», — пояснил пленум.

По делам о террористических и экстремистских преступлениях конфискации подлежит любое имущество, принадлежащее обвиняемому и являющееся орудием, оборудованием или иным средством совершения преступления.

К такому имуществу, пояснил пленум, могут относиться сотовые телефоны, компьютеры, иные средства электронной коммуникации, которые использовались им для размещения в СМИ и интернете материалов с публичными призывами к террористической деятельности или для осуществления террористической деятельности. При этом «деньги, ценности и иное имущество, используемые или предназначенные для финансирования терроризма, экстремистской деятельности, организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации), подлежат конфискации независимо от их принадлежности».

Если же конфисковать имущество не представляется возможным (например, оно уже продано), то «в целях выполнения требований о конфискации имущества, соразмерного его стоимости, может быть назначена судебная экспертиза», говорится в постановлении. Не освобождает от конфискации и перестройка или реконструкция объектов недвижимости, полученных преступным путем, отметил пленум ВС.

Пленум ВС РФ решил повременить с конфискацией

Пленум Верховного суда РФ 29 мая отправил на доработку проект постановления, связанный с обобщением судебной практики по конфискации имущества в уголовном судопроизводстве.

Проект, состоящий из 16 пунктов, пленуму представил судья Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ Юрий Ситников.

Он пояснил, что судебная практика складывалась неоднозначно в последние 12 лет (институт конфискации был возвращен в 2006 году после ратификации Конвенции Совета Европы, связанной с мерами по противодействию финансированию преступной деятельности и терроризма).

ВС РФ неоднократно давал разъяснения, но они касались отдельных составов преступлений, поэтому часть спорных моментов так и осталась неразрешенной.

 Ситников сообщил, что документ “прошел все необходимые стадии подготовки” и доработан с учетом мнения профильных министерств и ведомств, судей, ученых ведущих юридических вузов.

В проекте постановления пленум ВС РФ обращает внимание судов, что конфискация имущества не является уголовным наказанием, а представляет собой иную меру уголовно-правового характера. ВС напоминает о дифференцированном подходе законодателя к вопросам конфискации.

Так, в отношении денег, ценностей и иного имущества, полученного в результате преступной деятельности, конфискация возможна только при совершении преступлений, строго указанных в ст. 104.1 УК РФ. В то же время орудия, оборудование или иные средства совершения преступления, принадлежащие обвиняемому, могут быть конфискованы по всем преступлениям без ограничения. А имущество, указанное в п.

«а» – «г» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ, может быть конфисковано судом, даже если оно находится на территории другого государства.

– Следует иметь в виду, что с учетом положения новой главы 55.1 УПК РФ в случае отсутствия соответствующего международного договора вопрос о признании и исполнении решения российских судов о конфискации имущества иностранным государством может быть решен на основе принципа взаимности, – подчеркнул Ситников.

Отдельно судьям разъясняются особенности конфискации орудий, оборудования или иных средств совершения преступления.

К ним в проекте, в частности, отнесены эхолоты и навигаторы при незаконной добыче водных биологических ресурсов, копировальные аппараты и иная оргтехника – при изготовлении поддельных документов и спецтехника, с помощью которой совершалась незаконная рубка лесных насаждений. При решении вопроса об их конфискации обязательно установление собственника предметов.

По делам о преступлениях коррупционной направленности деньги, ценности и иное имущество, переданные в виде взятки или предмета коммерческого подкупа, подлежат конфискации и не могут быть возвращены взяткодателю либо лицу, совершившему коммерческий подкуп. В то же время денежные средства и другие ценности, используемые правоохранительными органами для ОРМ с целью задержания с поличным, возвращаются законному владельцу.

По уголовным делам о преступлениях террористической и экстремистской направленности конфискации подлежит любое имущество обвиняемого, являющееся орудием, оборудованием или средством совершения преступления.

В частности, это могут быть сотовые телефоны, компьютеры, иные электронные средства связи и коммуникации.

Как пример, приводится использование таких средств для размещения в Интернете сообщений и материалов террористической и экстремистской направленности.

Ситников отдельно отметил пункт проекта с разъяснениями о наложении судом ареста на имущество, находящееся у третьих лиц. В частности, помимо мотивов избрания конкретного ограничения (например, запрет на договор купли-продажи, аренды, дарения, залога и т.п.), судья в постановлении должен указывать срок действия ареста на имущество.

– Изучение судебной практики показало, что суды испытывают трудности по данному вопросу, – отметил докладчик.

Ряд пунктов проекта носят процедурный характер. В них разъясняются особенности применения конфискации имущества при вынесении приговоров в особом порядке судопроизводства, а также в случае прекращения уголовных дел по реабилитирующем обстоятельствам. 

Зампредседателя Алтайского краевого суда Алексей Карлин поддержал проект, отметив, что судебная практика региона сложилась в соответствии с предлагаемыми разъяснениями. Докладчик привел статистику Судебного департамента при ВС РФ, согласно которой в 2015-2017 годах на фоне снижения числа осужденных увеличилось число тех, кому судами применялась конфискация имущества – с 1,29% до 2,26%.

– Это свидетельствует об актуальности и своевременности принятия обсуждаемого проекта постановления пленума, – сделал вывод судья.

Карлин попросил расширить и конкретизировать перечень подлежащего конфискации имущества, которое использовалось при совершении преступления. Он заметил, что на практике такие предметы – к примеру, сотовые телефоны в преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотиков, и при мошенничествах с банковскими вкладами – чаще всего конфискуются судьями. 

Этот же пункт вызвал вопросы и у статс-секретаря – замминистра юстиции Юрия Любимова. В качестве законодательного “пробела” чиновник привел пример, когда вместе с копировальным аппаратом, использовавшимся для подделки документов, могут заодно конфисковать часть офисной мебели или другую оргтехнику.

– В целом серьезных, концептуальных вопросов к тексту постановления нет, – резюмировал замминистра.

Замгенпрокурора РФ Леонид Коржинек заявил, что ряд предложений от надзорного органа будет сформирован и передан в ближайшее время, но в целом его ведомство поддерживает проект постановления пленума. В итоге  документ был решено направить на доработку редакционной комиссией в расширенном составе. 

КС: Собственник конфискованной у третьего лица вещи вправе обжаловать решение суда об этом

15 октября Конституционный Суд РФ вынес Постановление № 41-П по делу о проверке конституционности ряда положений КоАП РФ в связи с жалобой иностранной компании на конфискацию ее морского судна в качестве дополнительного наказания в деле об административном правонарушении, возбужденном в отношении третьего лица, в чьем пользовании находился корабль.

Конфискация морского судна у организации, не являющейся его собственником

В период с 2010 г. по 2017 г.

ООО «Кристалл Марин» по договору бербоут-чартера ввезло на таможенную территорию Евразийского экономического союза на условиях временного ввоза несколько морских судов, принадлежащих иностранной компании Majena Shipping Company Limited. В дальнейшем это общество передало ООО «Сиэмай Альфа Оффшор» ввезенное буксирное судно «Маринус» по договору тайм-чартера в отсутствие на то разрешения таможенного органа.

Впоследствии судья Пролетарского районного суда г. Ростова-на-Дону признал общество «Сиэмай Альфа Оффшор» виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 16.21 КоАП РФ («Незаконные пользование товарами, их приобретение, хранение либо транспортировка»). Правонарушителя не только оштрафовали, но и конфисковали у него буксирное судно.

Majena Shipping Company Limited обжаловала постановление в Ростовский областной суд.

По мнению собственника морского судна, дополнительное административное наказание в виде конфискации предмета административного правонарушения было несоразмерно характеру и последствиям совершенного административного правонарушения вследствие своей необоснованности.

Тем не менее областной суд отклонил жалобу иностранной компании, так как последняя не относится к лицам, которые вправе обжаловать вынесенный в отношении «Сиэмай Альфа Оффшор» судебный акт.

После этого Majena Shipping Company Limited обратилась с жалобой в Конституционный Суд РФ на ч. 4 ст. 3.7 «Конфискация орудия совершения или предмета административного правонарушения», ст. 25.1 «Лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении», 25.2 «Потерпевший», 25.

3 «Законные представители физического лица», 25.4 «Законные представители юридического лица», 25.5 «Защитник и представитель», 25.51 «Уполномоченный при Президенте РФ по защите прав предпринимателей» и ч. 1 ст. 30.

12 «Право на обжалование, опротестование вступивших в законную силу постановления по делу об административном правонарушении, решений по результатам рассмотрения жалоб, протестов» КоАП РФ.

По мнению заявителя, оспариваемые им законоположения не соответствуют Конституции РФ, поскольку не позволяют собственнику имущества, конфискованного на основании вынесенного в отношении другого лица постановления по делу об административном правонарушении, обжаловать это постановление.

КС признал неконституционность норм КоАП

После изучения материалов дела Конституционный Суд пришел к выводу, что жалоба на ст. 25.1–25.51 КоАП РФ не отвечает условиям допустимости обращения в Суд, поэтому производство по делу в этой части подлежит прекращению.

Читайте также:  Верховный суд запретил переселять должников в жилье меньшей площадью

Вместе с тем, отметил КС, положения этих статей в их системной взаимосвязи с положениями ч. 1 ст. 30.

12 КоАП РФ влияют на истолкование и применение законоположений в определении состава лиц, обладающих правом обжаловать вступившее в законную силу постановление по делу об административном правонарушении.

Суд напомнил о недопустимости произвольного изъятия имущества в нарушение права собственности и вопреки конституционным гарантиям его защиты, равно как и недопустимости отказа в праве на судебную защиту.

Это, в свою очередь, предполагает процессуальное обеспечение указанных прав и гарантий, которое исключало бы, по общему правилу, лишение лица его имущества судебным актом по делу, если такое лицо не вправе в этом деле участвовать.

Как пояснил Конституционный Суд, исходя из буквального смысла положений ч. 4 ст. 3.

7 КоАП, конфискация орудия совершения или предмета административного правонарушения может быть назначена в качестве административного наказания за любое правонарушение, если оно предусмотрено статьями главы 16 Кодекса, независимо от того, принадлежит ли имущество лицу, в отношении которого ведется производство по соответствующему делу.

«При этом собственник конфискуемого имущества, который не привлечен к административной ответственности, кроме вмешательства в его право собственности, ограничен в праве на судебную защиту, поскольку в силу указанных законоположений его участие в производстве по делу об административных правонарушениях в области таможенного дела не предполагается независимо от характера и состава правонарушения (в области таможенных правил), его объективной стороны и обстоятельств конкретного дела, – отмечено в постановлении Суда. – Даже если лицо иностранного происхождения примет деятельные меры к тому, чтобы в российской юрисдикции участвовать в производстве по делу, в рамках которого его имущество конфисковано как предмет или орудие совершения административного правонарушения, оно при действующем правовом регулировании лишено процессуальных прав, позволяющих оспаривать основания и процедуру конфискации своего имущества и пользоваться иными правами, обеспечивающими конституционное право каждого на судебную защиту».

КС добавил, что такое лицо не имеет ни права на получение извещений по делу, в котором суд определяет судьбу принадлежащего ему имущества, ни права оспорить постановление по делу (в том числе после его вступления в законную силу), когда и если собственник узнает о таком юрисдикционном производстве уже по его завершении.

В рассматриваемом случае, отметил Суд, в ряде дел об административном правонарушении в отношении ООО «Кристалл Марин» Ростовский областной суд изменил все судебные постановления Пролетарского районного суда г.

Ростова-на-Дону, исключив из назначенных по ним наказаний конфискацию морских судов у этого общества.

Впоследствии районный суд не назначал конфискацию чужих судов в дополнение к штрафам, наложенным на ООО «Кристалл Марин» и его контрагентов-фрахтователей.

Кроме того, отметил КС, представитель общества «Сиэмай Альфа Оффшор», надлежаще извещенный о рассмотрении дела, не участвовал в судебном заседании. Поскольку постановление Пролетарского районного суда г.

Ростова-на-Дону не было обжаловано, оно вступило в законную силу без проверки вышестоящей инстанцией, которая не могла, соответственно, скорректировать назначенное наказание ни по ориентирам судебной практики, ни по обстоятельствам, относящимся к праву собственности на предмет конфискации.

В связи с этим Суд счел, что ч. 4 ст. 3.7 и ч. 1 ст. 30.12 КоАП РФ несоразмерно ограничивают право на судебную защиту и обеспечиваемое им право собственности.

Дело в том, что эти нормы в системе действующего правового регулирования допускают в административных делах в области таможенного регулирования конфискацию орудия совершения или предмета административного правонарушения – товаров и (или) транспортных средств лиц, не являющихся собственниками соответствующего имущества.

Они также не предусматривают права собственника имущества обжаловать постановление по делу об административном правонарушении в части конфискации имущества в случае, когда товар или транспортное средство законно перемещены через таможенную границу и находятся на таможенной территории ЕАЭС.

Таким образом, КС признал вышеуказанные нормы не соответствующими Конституции, предписав федеральному законодателю внести необходимые поправки в правовое регулирование. Он также распорядился пересмотреть судебное дело заявителя.

Комментарий представителя заявителя

В Конституционном Суде интересы иностранной компании представлял адвокат АП Ростовской области Константин Белотелов. В комментарии «АГ» он указал на актуальность вопроса защиты лицами права их собственности на вещь, в отношении которой применена конфискация по делу об административном правонарушении при привлечении к ответственности третьих лиц (пользователей вещью).

«Длительное время возникала парадоксальная ситуация: вещь конфисковывали, например, у арендатора в качестве предмета или орудия совершения административного правонарушения, совершенного этим лицом, а средства защиты права собственности, в том числе право обжаловать конфискацию, у собственника этой вещи отсутствовали. Комментируемое постановление Конституционного Суда в определенной степени восполняет этот пробел», – отметил он.

По мнению адвоката, хотя КС РФ рассмотрел ситуацию, возникшую в предпринимательской сфере, данное постановление является важным для многих сфер деятельности – фактически по всем составам административных правонарушений, предусматривающим в качестве санкции конфискацию любой вещи, находящейся в гражданском обороте. «Вместе с тем стоит отметить, что, несмотря на давнюю актуальность данного вопроса и существующие предложения бизнес-сообщества, в проект нового процессуального КоАП РФ, находящийся на общественном обсуждении, до сих пор так и не внесены соответствующие положения о процессуальных правах собственника предмета или орудия совершения административного правонарушения. Полагаю, что рассматриваемый судебный акт заставит законодательные органы вернуться к разработке необходимых дополнений в проект нового Кодекса», – выразил надежду Константин Белотелов.

Он также выделил в качестве неразрывно связанных с тематикой, рассмотренной в постановлении КС РФ, вопросы доступа собственников конфискованных вещей, не привлеченных к административной ответственности, к материалам административных дел в целях ознакомления с ними и обжалования постановления по делу, а также вопросы участия в производстве по делу до принятия решения о конфискации.

Эксперты «АГ» поддержали выводы КС

Учредитель юридической фирмы «БИЭЛ» Лариса Рябченко полагает, что в рассматриваемом деле Конституционным Судом разрешен важнейший вопрос, который совершенно не учтен законодательством об административных правонарушениях.

«В судебном акте упомянуто Постановление КС РФ от 14 мая 1999 г. № 8-П, позволявшее не исключать возможности конфискации имущества, являвшегося орудием или предметом таможенного правонарушения, у лица, совершившего таможенное правонарушение с данными имуществом, не обладавшего правом собственности на него.

Следует обратить внимание на то обстоятельство, что в мае 1999 г. КоАП РФ существовал в другом виде, КАС РФ вообще не существовал, и постановления таможенных органов оспаривались в общем порядке гражданского и арбитражного судопроизводства. При этом права собственника были защищены намного лучше.

В гражданском судопроизводстве можно было подробно обсудить вопрос соразмерности наказания правонарушению, а также вообще определить, кто совершил правонарушение и кто за это наказан.

Правоприменительная же практика пошла по пути обязательности конфискации имущества, явившегося предметом таможенного правонарушения», – отметила она.

По словам эксперта, если в гражданском судопроизводстве существует достаточно правовых средств и возможностей оценить эффективность, соразмерность наказания нарушителя таможенных правил результатам его наказания в виде конфискации незаконно перемещенного либо используемого или не вывезенного с таможенной территории РФ имущества, то излишне формализованные КоАП и КАС этого не позволяют. В том числе они не дают возможности оценить правовые и экономические последствия конфискации имущества, не принадлежащего лицу, допустившему таможенное правонарушение.

«В моей практике судом было конфисковано крыло самолета, проданного в Индию, присланное производителю для ремонта. Тот задекларировал временный ввоз, но не успел в указанные в таможенной декларации сроки отремонтировать крыло.

При попытке вывезти уже отремонтированное крыло за границы таможенной территории РФ декларант был оштрафован таможенным органом, а крыло конфисковано. Суд первой инстанции в отмене постановления в части конфискации крыла отказал, а Мосгорсуд оставил решение в силе.

И ситуация оказалась совершенно нерешаемой: крыло самолета отдельно от самого воздушного судна можно было продать через магазин таможенного конфиската только на металлолом. Самолет в Индии без крыла летать не сможет, а изготовить новое крыло к старому самолету тоже невозможно.

Но главное: в результате наказания утрату целого самолета понес собственник, всего-навсего в пределах гарантийного срока обратившийся с требованием к производителю произвести ремонт, который не совершил при этом никаких правонарушений.

Для производителя самолета, так же, как и для ООО «Сиэмай Альфа Оффшор», санкцией за таможенное правонарушение является штраф, а конфискация чужого имущества – мелкой неприятностью, выражающейся в неприятных переговорах с собственником имущества. Очевидно, что перед собственником нарушители таможенных правил за неадекватные решения таможенных органов и судов ответственности не несут», – полагает Лариса Рябченко.

По ее мнению, после публикации постановления КС РФ данную ситуацию можно разрешить, обратившись в суд от имени собственника с просьбой пересмотреть ее. «Без этого такая невыгодная для собственника судна ситуация была неразрешима.

Но необходимо также и обобщение практики рассмотрения подобных дел и, возможно, внесение изменений в Таможенный кодекс и в КоАП РФ либо соответствующие разъяснения толкования и применения норм, регулирующих изъятие имущества, являющегося предметом таможенного правонарушения, в качестве дополнительной санкции», – заключила эксперт.

Адвокат АП Ставропольского края Нарине Айрапетян полагает, что постановление Конституционного Суда РФ является логичным и восстанавливает нарушенные права добросовестного собственника имущества.

«Формальный подход при рассмотрении данной категории дел, опирающийся на установленные исключения в части таможенных споров, приводил к тому, что один и тот же объект был конфискован несколько раз», – убеждена она.

Эксперт назвала неоправданной ссылку судов общей юрисдикции на невозможность достоверного установления собственника имущества.

«Руководствуясь представленными таможенным органом материалами, судам было известно о наличии собственника, так как дело об административном правонарушении было не единичным в отношении контрагентов российской фирмы.

Важно также отметить оговорку Конституционного Суда относительно условий, при которых возможно обжалование таких актов, заключающихся в том, что товар или транспортное средство должны быть законно перемещены через таможенную границу.

При этом если из сопроводительных документов достоверно возможно установить собственника данного имущества (без учета наличия либо отсутствия предыдущих административных производств), считаю, что последний должен иметь возможность обжаловать судебный акт в части конфискации данного имущества в любом случае», – отметила Нарине Айрапетян.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector