Верховный суд защитил пайщика в споре с кооперативом

Нужное и очень полезное многим гражданам разъяснение сделал Верховный суд, когда защитил владельцев гаражей от чиновников, которые не хотели оформлять им права собственности на эти гаражи.

Судебный спор начался с того, что три человека принесли в местный суд иск к администрации своего города. Все истцы были знакомы — они члены одного гаражного кооператива. И они просили суд заставить чиновников признать их собственниками гаражей, которыми эти люди пользовались уже долгие годы.

Еще в конце 90-х годов администрация города выделила под гаражный комплекс земельный участок, а когда ГСК построили, выдала государственный акт на право бессрочного пользования землей. Надо подчеркнуть, что строительство гаражного комплекса шло по всем правилам.

То есть по разрешению государственной инспекции архитектурно-строительного надзора администрации города. Да и проект ГСК был там же согласован.

Верховный суд защитил пайщика в споре с кооперативом

КС обязал учесть в законе особый статус гаражных кооперативов

Гаражи в итоге построили, владельцы начали ими пользоваться. Еще момент — истцы полностью выплатили паевые взносы.

Но через несколько лет администрация города ответила кооперативу категорическим отказом на просьбу выдать членам ГСК разрешение на ввод в эксплуатацию этих гаражей как объектов капитального строительства. Вот тогда граждане и отправились в суд, защищать свои права на гаражи.

Но районный суд гражданам в исках отказал. Попытки оспорить отказ также ни к чему не привели.

Суд первой инстанции и следом апелляция заявили, что член гаражного кооператива может получить право собственности на построенный гараж, но только в том случае, если строение введено в эксплуатацию.

А вот при отсутствии такого разрешения на ввод объекта в эксплуатацию гаражи — не более чем самовольная постройка. И еще суд добавил, что никакого права собственности истцы получить не могут, потому как им лично землю под строительство гаражей никто не выделял в собственность.

После таких отказов гражданам ничего не оставалось, как обратиться в Верховный суд РФ. А там, после изучения отказных решений местных судов, категорически с ними не согласились. Вот что сказал Верховный суд.

Сначала он напомнил коллегам про Гражданский кодекс и статью 130, в которой говорится, что относится к недвижимому имуществу. Это участки земли и все прочно связанные с землей объекты. «Прочно связанные» — это объекты, которые нельзя перемещать без ущерба для них от такой операции.

Проще говоря — это здания, сооружения, объекты незавершенного строительства. Еще ВС напомнил про свой пленум Верховного суда (от 23 июня 2015 года N 25). В нем разъяснялось, что недвижимая вещь может быть такой или в силу своих природных свойств, или по прямому указанию закона.

Статья 131 ГК подчеркивает, что недвижимую вещь надо регистрировать для «стабильности гражданского оборота».

Право собственности гражданина на недвижимость возникает сразу же после полной выплаты пая

А статья 218 того же Гражданского кодекса говорит про право собственности человека на новую «созданную для себя» вещь. О том, что человек, такую вещь создавший, получает это право. Конечно, если все «создано» по закону.

Исходя из этой же 218-й статьи, члены жилищного, дачного, потребительского кооператива, полностью выплатившие свой пай на дом, гараж или дачу, приобретают право собственности на это имущество.

Кроме того, ВС напомнил еще про один совместный с Высшим Арбитражным судом пленум по защите прав собственности (от 29 апреля 2010 года N 10/22). Там также говорится про момент возникновения права собственности в случае полной выплаты пая.

И вот важный вывод Верховного суда: граждане, полностью внесшие паевой взнос за объект недвижимого имущества, приобретают право на этот объект имущества «в полном объеме с момента внесения паевого взноса». Почему-то местные суды на это не обратили внимания, подчеркнул Верховный суд РФ.

По мнению ВС, ссылки местных судов на отсутствие акта ввода гаражных боксов в эксплуатацию, а также непредоставление людям земельного участка для их строительства и признание гаражей самовольными постройками являются ошибочными.

И вот что еще сказала высокая судебная инстанция.

Ведь в местных судах никем не оспаривался факт того, что истцы полностью выплатили свои паевые взносы за гаражи. Сами гаражи построены истцами на земле, выделенной ГСК именно для этой цели.

Никаких нарушений строительных норм, правил, обязанностей не было. Сами гаражи не представляют угрозу чьей-то жизни и здоровью. Это сказано в справке экспертизы, которую местный суд сам принял и она есть в деле.

Так что Верховный суд отменил все прежние решения и сказал, что не видит никаких оснований отказывать гражданам в исках.

Верховный суд защитил пайщика в споре с кооперативом — новости Право.ру

Иллюстрация: Право.ru/Петр Козлов Основной вывод, который сделал Верховный суд при рассмотрении спора: отсутствие разрешения на ввод дома в эксплуатацию не является безусловным основанием для отказа в иске о признании права собственности на квартиру в этом доме. Однако в деле имеются и другие любопытные моменты: о выделении земельного участка под строительство, заключении договора аренды и признании самовольной постройки.

Игорь Кохин* является членом потребительского кооператива «Жилищно­-строительный кооператив «Строим Вместе». Между ним и кооперативом заключён договор о паевом участии, согласно которому после полной выплаты пая Кохин получит в собственность однокомнатную квартиру. Кохин пай выплатил, строительство многоквартирного дома фактически завершилось в феврале 2014 года, технический паспорт на дом изготовлен в марте 2014 года. Однако квартиру Кохин так и не получил. Причина – дом не введен в эксплуатацию. Кохин посчитал, что это незаконно, и обратился в суд с требованием признать его право собственности на квартиру. 

Ленинский районный суд г. Севастополя, а вслед за ним и Севастопольский городской суд Кохину отказали. При этом суды установили: дом не введен в эксплуатацию, поскольку кооперативу не был предоставлен по закону земельный участок под строительство.

Согласно местному законодательству, при предоставлении земельного участка по договору аренды арендатор должен передать в собственность г. Севастополя жилые и нежилые помещения, входящие в состав объекта капитального строительства, расположенного на этом участке.

Их количество должно соответствовать доле правообладателя земли в объекте капитального строительства, указанной в гражданско-правовом договоре.

Если бы застройщик соблюдал административный порядок предоставления земельного участка в аренду, дом можно было бы ввести в эксплуатацию и зарегистрировать без обращения в суд. 

  • ИСТЕЦ: Игорь Кохин* 
  • ОТВЕТЧИК: Потребительский кооператив «Жилищно­-строительный кооператив «Строим Вместе»
  • СУТЬ СПОРА: О признании права собственности на квартиру 
  • РЕШЕНИЕ СУДА: Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции

Когда дело дошло до Верховного суда, тот пришел к выводу: отсутствие разрешения на ввод дома в эксплуатацию не является безусловным основанием для отказа в иске.

Земельный участок, на котором теперь стоит дом, был предоставлен в постоянное пользование государственному предприятию «Севастопольский морской торговый порт». Затем предприятие и ООО «Скальса» заключили договор об инвестиционном финансировании строительства жилого комплекса.

А еще спустя некоторое время ООО «Скальса» передало свои обязательства по инвестиционному договору потребительскому кооперативу «Строим Вместе».

Сведений о том, что «Севастопольский морской торговый порт» прошел перерегистрацию в соответствии с российским законодательством, а также о ведении им деятельности на территории РФ не имеется.

ВС отметил: суды не дали никакой оценки обстоятельствам о том, что земельный участок под строительство дома выделялся в установленном законом порядке и дом не является самовольной постройкой. Поэтому бездействие кооператива по оформлению земельного участка не должно нарушать право Кохина на получение жилого помещения в собственность, решил ВС. В итоге судебная коллегия отменила решения нижестоящих судов и направила дело на новое рассмотрение в апелляцию (№ 117-КГ17-14).

«ВС пришел к выводу, что момент возникновения права собственности в указанном случае не имеет никакого правового значения, – самое главное, что земельный участок был выделен для строительства в установленном порядке и дом не является самовольной постройкой.

В связи с этим у истца возникло право собственности на квартиру и его иск подлежит удовлетворению (п. 4 ст. 218 ГК РФ)», – считает адвокат, советник КА «Муранов, Черняков и партнеры» Ольга Бенедская.

«ВС отметил, что бездействие строительного кооператива не должно ущемлять права его членов и что земельный участок под строительство многоквартирного дома был выделен в установленном ранее порядке. Однако выводов о невозможности применить нормы о самовольной постройке ВС не сделал.

К сожалению, для заявителя спор продолжается, поскольку критерии самовольной постройки не ограничиваются исследованием вопроса о надлежащем выделении земельного участка, – необходимо исследовать еще и соответствие выданной строительной документации построенному объекту», – объяснила юрист АБ «Казаков и партнеры» Елена Муратова.

«Частично ВС повторяет свои выводы, изложенные ранее (№ 5-КГ17-44). Тогда суд допустил возможность признать за членом кооператива право собственности на помещение в здании, не введённом в эксплуатацию», – заметил юрист ЮФ «Авелан» Павел Шефас.

* имя и фамилия изменены редакцией

Читайте также:  Депутат госдумы от кпрф: рабочую неделю нужно увеличить

Верховный суд защитил пайщика в споре с кооперативом

Игорь Кохин* является членом потребительского кооператива «Жилищно­-строительный кооператив «Строим Вместе». Между ним и кооперативом заключён договор о паевом участии, согласно которому после полной выплаты пая Кохин получит в собственность однокомнатную квартиру.

Кохин пай выплатил, строительство многоквартирного дома фактически завершилось в феврале 2014 года, технический паспорт на дом изготовлен в марте 2014 года. Однако квартиру Кохин так и не получил. Причина – дом не введен в эксплуатацию.

Кохин посчитал, что это незаконно, и обратился в суд с требованием признать его право собственности на квартиру.

Ленинский районный суд г. Севастополя, а вслед за ним и Севастопольский городской суд Кохину отказали. При этом суды установили: дом не введен в эксплуатацию, поскольку кооперативу не был предоставлен по закону земельный участок под строительство.

Согласно местному законодательству, при предоставлении земельного участка по договору аренды арендатор должен передать в собственность г. Севастополя жилые и нежилые помещения, входящие в состав объекта капитального строительства, расположенного на этом участке.

Их количество должно соответствовать доле правообладателя земли в объекте капитального строительства, указанной в гражданско-правовом договоре.

Если бы застройщик соблюдал административный порядок предоставления земельного участка в аренду, дом можно было бы ввести в эксплуатацию и зарегистрировать без обращения в суд.

Когда дело дошло до Верховного суда, тот пришел к выводу: отсутствие разрешения на ввод дома в эксплуатацию не является безусловным основанием для отказа в иске.

Земельный участок, на котором теперь стоит дом, был предоставлен в постоянное пользование государственному предприятию «Севастопольский морской торговый порт». Затем предприятие и ООО «Скальса» заключили договор об инвестиционном финансировании строительства жилого комплекса.

А еще спустя некоторое время ООО «Скальса» передало свои обязательства по инвестиционному договору потребительскому кооперативу «Строим Вместе».

Сведений о том, что «Севастопольский морской торговый порт» прошел перерегистрацию в соответствии с российским законодательством, а также о ведении им деятельности на территории РФ не имеется.

ВС отметил: суды не дали никакой оценки обстоятельствам о том, что земельный участок под строительство дома выделялся в установленном законом порядке, и дом не является самовольной постройкой. Поэтому бездействие кооператива по оформлению земельного участка не должно нарушать право Кохина на получение жилого помещения в собственность, решил ВС. В итоге судебная коллегия отменила решения нижестоящих судов и направила дело на новое рассмотрение в апелляцию (№ 117-КГ17-14).

«ВС пришел к выводу, что момент возникновения права собственности в указанном случае не имеет никакого правового значения, – самое главное, что земельный участок был выделен для строительства в установленном порядке, и дом не является самовольной постройкой.

В связи с этим у истца возникло право собственности на квартиру, и его иск подлежит удовлетворению (п. 4 ст. 218 ГК РФ)», – считает адвокат, советник КА «Муранов, Черняков и партнеры» Ольга Бенедская.

«ВС отметил, что бездействие строительного кооператива не должно ущемлять права его членов, и что земельный участок под строительство многоквартирного дома был выделен в установленном ранее порядке. Однако выводов о невозможности применить нормы о самовольной постройке ВС не сделал.

К сожалению, для заявителя спор продолжается, поскольку критерии самовольной постройки не ограничиваются исследованием вопроса о надлежащем выделении земельного участка, – необходимо исследовать еще и соответствие выданной строительной документации построенному объекту», – объяснила юрист АБ «Казаков и партнеры» Елена Муратова.

«Частично ВС повторяет свои выводы, изложенные ранее (№ 5-КГ17-44). Тогда суд допустил возможность признать за членом кооператива право собственности на помещение в здании, не введённом в эксплуатацию», – заметил юрист ЮФ «Авелан» Павел Шефас.

  • * – имя и фамилия изменены редакцией.
  • Алина Михайлова
  • Источник: Pravo.ru

Договор паенакопительного участия в долевом строительстве. По поводу одного недавнего определения Верховного суда

Кассационное определение Верховного суда РФ от 02.09.2019 г. № 44-КА19-6 (аналогичное определение — № 44-К19-5).

Между пайщиком и жилищно-строительным кооперативом был заключен договор паенакопления, в соответствии с которым ЖСК принял на себя различные организационные обязанности, связанные с финансированием строительства многоквартирного дома. По окончании строительства кооператив был обязан передать жилое помещение (квартиру) в собственность пайщика. Пайщик же был обязан своевременно уплачивать паевые взносы.

Кооператив впал в несостоятельность, причины которой остались за пределами текста Определения. Это был нашумевший в пермском кооперативном движении ЖСК «Триумф. Квартал 2». Никакого триумфа не состоялось.

Пайщик обратился к региональному публичному органу с заявлением о включении в реестр участников долевого строительства, пострадавших от неисполнительности застройщиков (в обиходе, реестр пострадавших или обманутых дольщиков).

Публичный орган отказал пайщику по тому основанию, что в указанный реестр включаются только граждане, денежные средства которых привлекались по закону 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве…», т.е. с заключением и государственной регистрацией договоров участия в долевом строительстве (ДДУ). Пайщик таким гражданином, естественно, не являлся.

В жалобе, поданной в суд первой инстанции, пайщик указал, что его договор паенакопления содержит все обязательные условия ДДУ, т.е., фактически является таковым, а потому отказ публичного органа неправомерен.

 Суд административному истцу ожидаемо отказал. Апелляция и кассация поступили аналогичным образом.

Один из судей Верховного суда РФ сжалился над пайщиком, вероятно, усмотрев в деле интересные для правоприменительной практики моменты, и подключил к процессу «вторую кассацию» в лице Судебной коллегии по административным делам.

Коллегия отрицательно отнеслась к проявленному судами нижестоящих инстанций формализму «нет ДДУ – нет дольщика – нет места в реестре обманутых дольщиков», предложив толковать совершенно однозначные на этот счет нормы закона 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве…» с позиций человеколюбия и гуманизма. В определении прозвучала мысль о том, что Российская Федерация является социальным государством, полностью повернутым лицом к человеку.

Коллегия указала, что наименование договора, на основании которого реализуется схема участия гражданина собственными денежными средствами в финансировании строительства жилья в качестве «договора о паенакоплении» или «договора об участии в долевом строительстве» не имеет значения. Необходимо исследовать содержание документа на предмет выявления степени его корреляции с нормами закона «Об участии в долевом строительстве…».

Коллегия отметила, что закон «Об участии в долевом строительстве…» — это не закон о договорах, известных под аббревиатурой ДДУ, но вообще закон о том, как, когда и кем могут привлекаться денежные средства граждан для финансирования строительства жилых домов и прочих объектов. Этот вывод прямо следует из нормы частей 2 и 2.

1 статьи 1 закона 214-ФЗ, который ограничивает способы привлечения денежных средств граждан для строительства жилья с последующей передачей им в собственность вновь созданных квартир только двумя схемами: путем заключения договоров участия в долевом строительстве и путем участия в ЖСК.

Любые другие схемы или способы привлечения денежных средств граждан для финансирования строительства жилья являются незаконными.

Иными словами, пайщики жилищно-строительных кооперативов вовсе не исключаются из круга субъектов регулируемых законом 214-ФЗ отношений, но занимают точно такое же положение, как и граждане, являющиеся сторонами по договорам долевого участия. По сути, тоже являются дольщиками.

Договор паенакопления содержит все существенные условия договора участия в долевом строительстве, как они изложены в законе 214-ФЗ, а Обзор судебной практики по спорам в связи с участием граждан в долевом строительстве от 4 декабря 2013 года настраивает суды смотреть не на наименования договоров, а на их содержание при разрешении споров с участием финансирующих строительство жилья за счет собственных средств граждан, даже если фактические обстоятельства отношений по поводу такого участия не укладываются вовсе или укладываются не слишком точно в очерченные законом 214-ФЗ правовые рамки.

То, что договор паенакопления не зарегистрирован, подобно ДДУ, в Едином государственном реестре недвижимости, не может лишать гражданина возможности защищать свои права.

Это, на самом деле, факультативный признак. Отсутствие государственной регистрации договора не является препятствием на пути к справедливости и правосудию.

При этом Коллегия сослалась на определение Конституционного суда РФ от 23.03.2010 г. № 385-О-О.

В том давнем отказном определении Конституционный суд РФ безо всякого пояснения своей мысли указал, что требование закона о регистрации договора участия в долевом строительстве является способом защиты экономических интересов дольщиков и их конституционные права не нарушает.

К сожалению, из текста Определения невозможно понять, какие аргументы против государственной регистрации договоров участия в долевом строительстве выдвинули заявители жалобы в Конституционный суд.

Содержится только намек на то, что, по мнению жалобщиков, требование о государственной регистрации, при определенных условиях, допускает возможность лишения их уплаченных застройщику денег или будущей квартиры.

Прочитав несколько раз статью 17 закона 214-ФЗ, нормами которой установлено требование о государственной регистрации ДДУ, я не смог найти какое-либо, хотя бы косвенное, подтверждение этой мысли жалобщиков. Чем им не понравилась государственная регистрация ДДУ? — не понятно.

В общем, вывод, который сделала административная Коллегия прозвучал следующим образом: договор паенакопления, заключенный гражданином с ЖСК, фактически является договором участия в долевом строительстве, поскольку содержит все обязательные для такого договора в силу закона «Об участии в долевом строительстве…» условия. Все прочее – от лукавого.

Читайте также:  Когда адвокат может получить сведения, относящиеся к врачебной тайне

Этот вывод обращает на себя внимание своим предельно общим характером. Коллегия не конкретизировала его формулировкой «для цели восстановления права пайщика» или «с целью включения пайщика в реестр обманутых дольщиков», но озвучила свою идею в Определении в качестве, не побоюсь этого слова, новой нормы права, созданной путем расширительного до головокружения толкования закона.

Если договор паенакопления – это договор участия в долевом строительстве, то это подразумевает, что ЖСК – это застройщик со всеми вытекающими из этого последствиями.

Хотя закон 214-ФЗ называет застройщиками, по общему правилу, только хозяйственные общества.

Жилищно-строительные кооперативы, как мы знаем, таковыми не являются, но представляют собой хотя и корпоративные, но все же некоммерческие организации с потребительским целеполаганием.

Сразу обращу внимание на некоторую тонкость.

Верховный суд приравнял ЖСК к застройщикам по закону 214-ФЗ, в то время как Жилищный кодекс (часть 3 статьи 110) именует жилищно-строительные кооперативы застройщиками в смысле того определения, которое присутствует в Градостроительном кодексе.

Это могут быть разные застройщики. Понятие застройщика по Градостроительному кодексу шире понятия застройщика по закону «Об участии в долевом строительстве…» и включает в себя это последнее понятие.

Современная редакция закона 214-ФЗ ставит застройщиков в жесточайшие рамки, в которые ЖСК не могут втиснуться даже если очень этого захотят, и мешать этому будет именно специфика организационно-правовой формы потребительского кооператива.

Например, сложно себе представить выполнение кооперативом требования о зачислении денежных средств паенакоплений на эскроу-счета с недопустимостью касательства до них вплоть до момента государственной регистрации права собственности первого пайщика на переданную ему квартиру во введенном в эксплуатацию многоквартирном доме. Кооператив должен изымать часть средств из состава паенакоплений на поддержание своей организационной структуры. Хотя бы на оплату бухгалтера.

Также сложно представить себе фигуру конечного выгодоприобретателя (бенефициара) потребительского кооператива, личность которого обычным застройщикам необходимо раскрывать на каждом углу. Если только не считать таким бенефициаром председателя кооператива, назначившего себе нескромную зарплату и ежемесячные премии за свой тяжкий труд.

Оставляя в стороне вопрос о том, до какой степени суд может подменять собой законодателя, своими решениями переставляя и без того не вполне однозначные нормы законов с ног на голову, хотел бы отметить вывод самого общего характера, который я сделал для себя в связи с рассматриваемым Определением административной Коллегии.

Коллегия своим судебным актом подтвердила то, что кооперативное движение в жилищной сфере в его советском варианте умерло. Ушло в историю окончательно и навсегда.

Жилищно-строительные кооперативы ранее рассматривались не только в качестве не противоречащего основам социализма способа мобилизации личных накоплений граждан на хотя бы частичное решение острейшей в СССР проблемы обеспечения населения жильем. ЖСК считались также способом саморегулирования активности граждан в их бытовом обустройстве. И это было правдой.

Советские жилищно-строительные кооперативы полностью сохраняли свое значение и после того, как заказанные ими дома были построены, а квартиры переданы пайщикам.

Они трансформировались в саморегулируемые управляющие организации, в которых общие собрания пайщиков действительно проводились, а относящиеся к каждому жильцу дома решения по поводу использования общего имущества многоквартирного дома и прилегающего земельного участка действительно принимались и, о чудо, исполнялись.

А отчеты председателя кооператива и бухгалтера по поводу расходования взносов пайщиков действительно рассматривались под увеличительным стеклом, и каждая сомнительная копейка из таких отчетов становилась предметом даже не дискуссии, а просто скандала с криками и руганью.

  • Пишу об этом с полной ответственностью, поскольку сам принимал участие в подобных собраниях.
  • Воспоминания о таком подходе к жилищно-строительным кооперативам до сих пор еще можно обнаружить в некоторых нормах Жилищного кодекса.
  • О том, что современные жилищно-строительные кооперативы это не более, чем просто одна из схем строительства жилья вскладчину, причем, схема нелюбимая, законодатель заявил уже давно и все в том же самом законе 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве…», постепенно вытесняя кооперативы из круга претендентов на денежные средства граждан.
  • Теперь эту же самую позицию, возможно, сам того не желая, озвучил Верховный суд РФ.

ЖСК – это просто участие своими деньгами в строительстве жилья, и ничего больше. Бизнес-схема для тех, кто инициировал создание кооператива.

В случае с традиционным застройщиком в его отношениях с гражданами отсутствуют какие-либо сантименты на тему заботы о дальнейшей судьбе квартирантов. Сдали деньги – сидите и ждите окончания строительства. Дом сдан – рыдайте от счастья и получите квартиры. Все. Разбегаемся, чтобы не встречаться больше никогда.

В некоторых случаях эта идеологема может быть дополнена навязыванием жильцам со стороны застройщика своей карманной управляющей компании для новоиспеченного ТСЖ.

Теперь точно такой же подход окончательно должен восторжествовать и в рамках кооперативного движения в сфере жилого строительства.

ЖСК и раньше можно было называть потребительскими, чуждыми предпринимательским интересам, некоммерческими с большими оговорками. Теперь оснований останется еще меньше.

Показательно в этой связи уже состоявшееся довольно давно и воспроизведенное в Определении редуцирование организационно-имущественного договора о создании жилищно-строительного кооператива или договора об участии в ЖСК до некоего договора паенакопления. Все участие пайщика в деятельности кооператива исчерпывается передачей денег.

P.S.

Справедливость требует отметить такой позитивный момент в правовой позиции административной Коллегии Верховного суда РФ как отсутствие опасения вызвать своим решением неудовольствие в высоких кругах российской власти.

Дело в том, что реестр обманутых дольщиков, именуемый теперь официально планом-графиком мероприятий по восстановлению прав граждан, это, фактически, документ о расходных обязательствах региональных и федерального бюджетов.

Чем больше в реестре граждан – тем больше эти обязательства, поскольку ни в каком из случаев честного или нечестного банкротства застройщика, бегства в Лондон стоящего за ним бенефициара без бюджетного финансирования решить проблемы пострадавших дольщиков невозможно.

Верховный суд своим Определением позволил включать в этот реестр теперь не только участников долевого строительства в точном смысле, но и пайщиков ЖСК, приравняв их к дольщикам, т.е.

создал условия для увеличения нагрузки на бюджеты, и намеренно не побоялся этого.

Ну, или просто не сумел распознать такое важное, может быть, самое важное экономическое последствие своей правовой позиции.      

                                                                    __________________

Верховный Суд РФ защитил пайщика в споре с кооперативом

Основной вывод, который сделал Верховный Суд РФ при рассмотрении спора: отсутствие разрешения на ввод дома в эксплуатацию не является безусловным основанием для отказа в иске о признании права собственности на квартиру в этом доме.

Однако в деле имеются и другие любопытные моменты: о выделении земельного участка под строительство, заключении договора аренды и признании самовольной постройки.

Так, Игорь Кохин* является членом потребительского кооператива «Жилищно­-строительный кооператив «Строим Вместе». Между ним и кооперативом заключён договор о паевом участии, согласно которому после полной выплаты пая Кохин получит в собственность однокомнатную квартиру.

Кохин пай выплатил, строительство многоквартирного дома фактически завершилось в феврале 2014 года, технический паспорт на дом изготовлен в марте 2014 года. Однако квартиру Кохин так и не получил. Причина – дом не введен в эксплуатацию.

Кохин посчитал, что это незаконно, и обратился в суд с требованием признать его право собственности на квартиру. 

Ленинский районный суд г. Севастополя , а вслед за ним и  Севастопольский городской суд   Кохину отказали. При этом суды установили: дом не введен в эксплуатацию, поскольку кооперативу не был предоставлен по закону земельный участок под строительство.

Согласно местному законодательству, при предоставлении земельного участка по договору аренды арендатор должен передать в собственность г. Севастополя жилые и нежилые помещения, входящие в состав объекта капитального строительства, расположенного на этом участке.

Их количество должно соответствовать доле правообладателя земли в объекте капитального строительства, указанной в гражданско-правовом договоре.

Если бы застройщик соблюдал административный порядок предоставления земельного участка в аренду, дом можно было бы ввести в эксплуатацию и зарегистрировать без обращения в суд. 

Когда дело дошло до  Верховного Суда РФ, тот пришел к выводу: отсутствие разрешения на ввод дома в эксплуатацию не является безусловным основанием для отказа в иске.

Земельный участок, на котором теперь стоит дом, был предоставлен в постоянное пользование государственному предприятию «Севастопольский морской торговый порт«.

Затем предприятие и ООО «Скальса» заключили договор об инвестиционном финансировании строительства жилого комплекса, а еще спустя некоторое время ООО «Скальса» передало свои обязательства по инвестиционному договору потребительскому кооперативу «Строим Вместе».

Сведений о том, что «Севастопольский морской торговый порт» прошел перерегистрацию в соответствии с российским законодательством, а также о ведении им деятельности на территории РФ не имеется.

Читайте также:  Отказ от части наследства: как отказаться, последствия

Верховный Суд РФ отметил: суды не дали никакой оценки обстоятельствам о том, что земельный участок под строительство дома выделялся в установленном законом порядке и дом не является самовольной постройкой, поэтому бездействие кооператива по оформлению земельного участка не должно нарушать право Кохина на получение жилого помещения в собственность, решил Верховный Суд РФ. В итоге судебная коллегия отменила решения нижестоящих судов и направила дело на новое рассмотрение в апелляцию (№  117-КГ17-14 ).

* имя и фамилия изменены.

  Пресс-группа Элистинского городского суда РК

  Право от 23.05.2018 года.

Данный материал опубликован на сайте BezFormata 11 января 2019 года,ниже указана дата, когда материал был опубликован на сайте первоисточника!

Поиск решений судов общей юрисдикции

  • Дело в„–2-545/2018
  • Рћ Рџ Р  Р• Р” Р• Р› Р• Рќ Р� Р•
  • 21 РёСЋРЅСЏ 2018 РіРѕРґР° Рі.Партизанск

Партизанский городской суд Приморского края в составе: председательствующего судьи Литвишко Е.В.

, при секретаре Шевяковой Н.�., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Фаллер В.П.

к Кредитному потребительскому кооперативу «Тихоокеанский Сберегательный» о защите прав потребителя,-

УСТАНОВ�Л:

    Фаллер В.П. обратился в суд с иском к КПК «Тихоокеанский Сберегательный» о защите прав потребителя, указав в нем, что 17.11.2017 г.

между ним и КПК «Тихоокеанский Сберегательный» был заключен договор №___ передаче личных сбережений по сберегательной программе «Оптимальная» члена Кредитного потребительского кооператива Тихоокеанский Сберегательный». В соответствии с условиями указанного договора по квитанциям в КПК «Тихоокеанский Сберегательный» им была передана денежная сумма в размере 700 000 руб. согласно сберегательной книжке пайщика. Согласно п. 3.2.1 указанного договора за пользование личными сбережениями Кооператив уплачивает Пайщику компенсацию, исчисляемую в процентах от суммы переданных личных сбережений. Размер процентной ставки по настоящему договору составляет 15,51 % годовых. Согласно п. 3.1.5. договора личные сбережения были приняты у него на срок 6 месяцев. По истечению указанного срока подлежали выплате проценты. В настоящее время ответчик уклоняется от возврата указанных денежных средств. На телефонные звонки сотрудники КПК «Тихоокеанский Сберегательный» не отвечают, от встречи уклоняются. По его мнению, ответчик грубо нарушил его права потребителя, предусмотренные ст. 18, ст. 21 Закона РФ «О защите прав потребителя». На основании изложенного и ссылаясь на Федеральный закон «О защите прав потребителей» просит расторгнуть договор от 17.11.2017 г. №___ передаче личных сбережений по сберегательной программе «Оптимальная» члена Кредитного потребительского кооператива «Тихоокеанский Сберегательный», заключенный между Фаллер В.П. и КПК «Тихоокеанский Сберегательный», взыскать с ответчика сумму долга в размере 700 000 руб. и проценты по вкладу в размере 18144 руб. 57 коп., а всего взыскать 718 144 руб. 57 коп., а также просит взыскать с ответчика сумму компенсации морального вреда, причиненного нарушением его прав потребителя в размере 10 000 руб.

    В судебном заседании Фаллер В.П. доводы иска поддержал.

    Ответчик в судебное заседание не явился, о месте и времени рассмотрения дела уведомлялся судом своевременно и надлежащим образом, ходатайств не представил.

    Суд, изучив материалы гражданского дела, считает необходимым гражданское дело по исковому заявлению Фаллер В.П.

к Кредитному потребительскому кооперативу «Тихоокеанский Сберегательный» о защите прав потребителя передать на рассмотрение по подсудности по месту нахождения ответчика.

    Согласно пункту 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.10.2003г.

№5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» при рассмотрении гражданских и уголовных дел судам следует иметь ввиду, что в силу части 1 статьи 47 Конституции РФ никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

    В соответствии с положениями ст.28 ГПК РФ иск предъявляется в суд по месту жительства ответчика. �ск к организации предъявляется в суд по месту нахождения организации.

    В пункте 7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28.06.

2012 N 17 «Рћ рассмотрении судами гражданских дел РїРѕ спорам Рѕ защите прав потребителей» указано, что законодательством Рѕ защите прав потребителей РЅРµ регулируются отношения граждан СЃ товариществами собственников жилья, жилищно-строительными кооперативами, жилищными накопительными кооперативами, садоводческими, огородническими Рё дачными некоммерческими объединениями граждан, если эти отношения возникают РІ СЃРІСЏР·Рё СЃ членством граждан РІ этих организациях. Таким образом, положения Закона Р РѕСЃСЃРёР№СЃРєРѕР№ Федерации РѕС‚ 7 февраля 1992 Рі. N 2300-1 «Рћ защите прав потребителей» РЅРµ РјРѕРіСѓС‚ распространяться Рё РЅР° отношения граждан СЃ кредитными потребительскими кооперативами, основанными РЅР° членстве граждан РІ этих организациях, если РёРЅРѕР№ характер отношений РЅРµ был установлен СЃСѓРґРѕРј РїСЂРё рассмотрении дела.

Согласно пункту 1 части 1 статьи 3 Федерального закона РѕС‚ 18.07.2009 N 190-ФЗ «Рћ кредитной кооперации» кредитный кооператив является некоммерческой организацией.

Деятельность кредитного кооператива состоит РІ организации финансовой взаимопомощи членов кредитного кооператива (пайщиков) посредством объединения паенакоплений (паев) Рё привлечения денежных средств членов кредитного кооператива (пайщиков) Рё иных денежных средств РІ РїРѕСЂСЏРґРєРµ, определенном настоящим Федеральным законом, иными федеральными законами Рё уставом кредитного кооператива.Кредитный кооператив привлекает денежные средства СЃРІРѕРёС… членов РЅР° основании РґРѕРіРѕРІРѕСЂРѕРІ передачи личных сбережений, заключаемых СЃ физическими лицами РІ РїРѕСЂСЏРґРєРµ, предусмотренном Федеральным законом РѕС‚ 18.07.2009 N 190-ФЗ «Рћ кредитной кооперации» (РїРѕРґРїСѓРЅРєС‚ 2 пункта 1 статьи 4 Закона N 190-ФЗ).

Согласно ст. 30 Федерального закона от 18 июля 2009 г.

N 190-ФЗ «Рћ кредитной кооперации» для осуществления предусмотренной частью 1 статьи 3 настоящего Федерального закона деятельности кредитные кооперативы, членами которых являются физические лица, вправе привлекать денежные средства указанных лиц РЅР° основании РґРѕРіРѕРІРѕСЂРѕРІ передачи личных сбережений.

Условия договора передачи личных сбережений определяются положением о порядке и об условиях привлечения денежных средств членов кредитного кооператива (пайщиков), принятым общим собранием членов кредитного кооператива (пайщиков) в предусмотренном настоящим Федеральным законом порядке. Положение о порядке и об условиях привлечения денежных средств членов кредитного кооператива (пайщиков) должно содержать единые для всех членов кредитного кооператива (пайщиков) условия о размере и порядке платы за использование денежных средств членов кредитного кооператива (пайщиков), привлеченных на основании договоров передачи личных сбережений.

Договор передачи личных сбережений независимо от его суммы заключается в письменной форме. Несоблюдение письменной формы договора влечет его недействительность.

Такой договор является ничтожным.

Договор передачи личных сбережений должен содержать условия о сумме передаваемых денежных средств, о размере и порядке платы за их использование, о сроке и порядке их возврата.

В силу части 2 статьи 30 указанного Федерального закона, по договору передачи личных сбережений физическое лицо, являющееся членом кредитного кооператива (пайщиком), передает кредитному кооперативу денежные средства на условиях возвратности, платности, срочности.

�з материалов дела следует, что истец Фаллер В.П.

является членом Кредитного потребительского кооператива «Тихоокеанский Сберегательный», который привлек денежные средства члена своего кооператива на основании договора передачи личных сбережений на условиях срочного сберегательного вклада.

Указанный договор заключен на определенный срок на условиях возвратности и уплаты процентов.

При таких обстоятельствах, Фаллер В.П.

, как пайщик потребительского кооператива, не может являться потребителем в смысле, определяемом Законом РФ «О Защите прав потребителей», а следовательно, к настоящим правоотношениям правила альтернативной подсудности не применяются.

�з искового заявления Фаллер В.П. следует, что им предъявлены требования к КПК «Тихоокеанский Сберегательный», который находится по адресу: .

На эту территорию юрисдикция Партизанского городского суда Приморского края не распространяется.

Вместе с тем, доказательств того, что по адресу: находится филиал либо представительство КПК «Тихоокеанский Сберегательный» истцом не представлено.

Кроме того, пунктом 4.

8 договора передачи личных сбережений по программе «Оптимальная» члена Кредитного потребительского кооператива «Тихоокеанского Сберегательного» установлена договорная подсудность споров, а именно то, что разрешение споров в судебном порядке должно осуществляться по месту нахождения кооператива.

В соответствии с п.3 ч.2 ст.33 ГПК РФ суд передает дело на рассмотрение другого суда, если при рассмотрении дела в данном суде выявилось, что оно было принято к производству с нарушением правил подсудности.

В судебном заседании судом установлено, что данное исковое заявление было принято к производству суда с нарушением требования ст.28 ГПК РФ, и отношения вышеуказанного искового заявления не регулируются Законом РФ «О защите прав потребителей».

На основании выше изложенного, суд приходит к выводу, что гражданское дело по иску Фаллер В.П.

к Кредитному потребительскому кооперативу «Тихоокеанский Сберегательный» о защите прав потребителя не подсудно Партизанскому городскому суду и подлежит передаче по подсудности на рассмотрение в Ленинский районный суд г.Владивостока Приморского края. Руководствуясь ст.ст.33 ч.2, 225 ГПК РФ, суд,-

ОПРЕДЕЛ�Л:

Передать гражданское дело по иску Фаллер В.П.

к Кредитному потребительскому кооперативу «Тихоокеанский Сберегательный» о защите прав потребителя на рассмотрение по подсудности в Ленинский районный суд г.Владивостока Приморского края.

Копию определения направить сторонам.

На определение может быть подана частная жалоба в Приморский краевой суд через Партизанский городской суд Приморского края в течение 15 дней со дня его вынесения.

Судья Е.В. Литвишко

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector