Решением Промышленного районного суда г. Самары определен порядок общения Доверителя с дочерью

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

12 июля 2019 г. Промышленный районный суд г. Самара в составе:

председательствующего судьи Османовой Н.С.,

при секретаре Середа В.А.,

  • рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело № по иску ФИО1 к ФИО2 об устранении препятствий к общению с ребенком, об определении порядка общения с ребенком,
  • установил:
  • ФИО1 обратился в суд с вышеуказанным иском к ФИО2 , в обоснование своих требований указав следующее:
  • В период брака с ответчиком родился ребенок- дочь ФИО3, ДАТА1 года рождения.

Брак между сторонами расторгнут на основании решения мирового судьи судебного участка №44 Промышленного судебного района г. Самары от ДАТА2 г.

Ребенок проживает с матерью по адресу АДРЕС1.

Истец ФИО1 является гражданином США и проживает в г. Нью- Йорк.

В период с сентября 2017 г. ( момент переезда ответчика из США в г.Самару) по ноябрь 2018 г. истец беспрепятственного общался с ребенком по скайпу, три раза встречался по приезду в г. Самару.

У него с дочерью сложились теплые родительско-детские отношения.

В ноябре 2018 г. ответчик стала выражать недовольства по поводу его общения с ребенком. С ДАТА3 г. истец чинит препятствия к общению с девочкой.

  1. Соглашения о порядке общения с ребенком между сторонами отсутствует.
  2. С учетом уточнения исковых требований , истец просит суд :
  3. — обязать ФИО2 не чинить препятствий общению ФИО1 с дочерью ФИО3, ДАТА1 года рождения;

— определить следующий порядок общения с дочерью ФИО3 : — понедельник, среда, пятница, еженедельно, с 19.30 час. до 20.15 час. (времени г. Самара) по скайпу, в присутствии матери ребенка- ФИО2, по месту их проживания;

— во время нахождения ФИО1 в г. Самара ежедневно с 14.00 час. до 20.00 час., по месту нахождения ФИО1 , без присутствия посторонних.

В судебном заседании представитель истца по доверенности Антонов А.П. уточненные исковые требования поддержал.

Ответчик ФИО2 и ее представитель по доверенности ФИО4 иск признали частично, не возражая против общения ребенка с отцом по скайпу.

Представитель отдела опеки и попечительства Промышленного района Департамента семьи, опеки и попечительства Администрации городского округа Самары ФИО5, действующий на основании доверенности, в суде дал заключение по делу, в соответствии с которым, принимая во внимание результаты психологического тестирования, учитывая возрастные особенности ребенка, считает целесообразным определить порядок общения отца с дочерью еженедельно по понедельникам, средам и пятницам с 19.45 час. до 20.15 час. по скайпу по месту проживания ребенка в присутствии матери.

Выслушав стороны, заключение специалиста органа опеки и попечительства, изучив материалы гражданского дела, суд приходит к следующему.

В силу ст. 56 ГПК РФ, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основании своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

В силу ст. 38 Конституции РФ забота о детях, их воспитание — равное право и обязанность родителей.

В соответствии со ст. 54 СК РФ ребенком признается лицо, не достигшее возраста восемнадцати лет (совершеннолетия).

Каждый ребенок имеет право жить и воспитываться в семье, насколько это возможно, право знать своих родителей, право на их заботу, право на совместное с ними проживание, за исключением случаев, когда это противоречит его интересам.

Ребенок имеет права на воспитание своими родителями, обеспечение его интересов, всестороннее развитие, уважение его человеческого достоинства.

Согласно п.1 ст. 55 Семейного кодекса РФ ребенок имеет право на общение с обоими родителями, дедушкой, бабушкой, братьями, сестрами и другими родственниками. Расторжение брака родителей, признание его недействительным или раздельное проживание родителей не влияют на права ребенка. В случае раздельного проживания родителей ребенок имеет право на общение с каждым из них.

Ребенок имеет право на общение со своими родителями также в случае их проживания в разных государствах.

В силу части 1 ст. 61 СК РФ родители имеют равные права и несут равные обязанности в отношении своих детей (родительские права).

Родители имеют право и обязаны воспитывать своих детей. Родители несут ответственность за воспитание и развитие своих детей. Они обязаны заботиться о здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии своих детей. Родители имеют преимущественное право на воспитание своих детей перед всеми другими лицами (часть 1 ст. 63 СК РФ).

В соответствии со ст. 65 СК РФ родительские права не могут осуществляться в противоречии с интересами детей. Обеспечение интересов детей должно быть предметом основной заботы их родителей.

  • При осуществлении родительских прав родители не вправе причинять вред физическому и психическому здоровью детей, их нравственному развитию.
  • Способы воспитания детей должны исключать пренебрежительное, жестокое, грубое, унижающее человеческое достоинство обращение, оскорбление или эксплуатацию детей.
  • Родители, осуществляющие родительские права в ущерб правам и интересам детей, несут ответственность в установленном законом порядке.

Согласно ст. 66 СК РФ, родитель, проживающий отдельно от ребенка, имеет права на общение с ребенком, участие в его воспитании и решение вопросов получения ребенком образования.

Родитель, с которым проживает ребенок, не должен препятствовать общению ребенка другим родителем, если такое общение не причиняет вред физическому и психическому здоровью ребенка, его нравственному развитию.

Родитель, проживающий отдельно от ребенка, имеет право на получение информации своем ребенке из воспитательных учреждений, лечебных учреждений, учреждений социальной защиты населения и других аналогичных учреждений.

В соответствии с п. 2 ст. 66 СК РФ родители вправе заключить в письменной форме соглашение о порядке осуществления родительских прав родителем, проживающим отдельно от ребенка. Если родители не могут прийти к соглашению, возникший спор разрешается судом по требованию родителей или одного из них с участием органа опеки и попечительства.

В силу пункта 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г.

N 10 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей», исходя из права родителя, проживающего отдельно от ребенка, на общение с ним, а также из необходимости защиты прав и интересов несовершеннолетнего при общении с этим родителем, суду с учетом обстоятельств каждого конкретного дела следует определить порядок такого общения (время, место, продолжительность общения и т.п.), изложив его в резолютивной части решения.

При определении порядка общения родителя с ребенком принимаются во внимание возраст ребенка, состояние его здоровья, привязанность к каждому из родителей и другие обстоятельства, способные оказать воздействие на физическое и психическое здоровье ребенка, на его нравственное развитие.

Судом установлено, что ФИО2 и ФИО1 являются родителями ФИО3, ДАТА1 года рождения.

Решением мирового судьи судебного участка № 44 Промышленного судебного района г.о. Самара от ДАТА2 г., брак между ФИО1 и ФИО2 расторгнут, место жительства несовершеннолетнего ребенка определено с матерью.

В настоящий момент ребенок проживает с матерью по адресу АДРЕС1; ФИО1 является гражданином США и постоянно проживает в г.Нью-Йорк.

  1. По определению суда проводилось психологическое тестирование малолетней ФИО3 и матери ФИО2 в ГБУ НАЗВАНИЕ1.
  2. Тестирование истца ФИО1 не представилось возможным в связи с не прибытием в назначенный день.
  3. Выводы по результатам тестирования:
  1. мать является человеком активным, решительным, которая достаточно сложно устанавливает близкие эмоциональные отношения. Стиль межличностного поведения независимый, лидирующий, в ситуации конфликта склонна причину видеть в окружающих.
  2. Николетта общительна, активна, эмоционально достаточно сдержанна для своего возраста. У нее сформирована привязанность к обоим родителям.
  3. По данным опросника , направленного на изучение стиля семейного воспитания, у ФИО1 было выявлено нарушение стиля семейного воспитания по типу потворствующей гиперпротекции и гипопротекции. При таком стиле воспитания ребенку позволяется практически все, лишь бы родителю не пришлось вкладывать слишком много эмоциональных сил в эти отношения.

Стороны, будучи родителями малолетнего ребенка, в досудебном порядке, а также в ходе рассмотрения дела, не достигли обоюдного согласия по организации общения с ребенком , в связи с чем, порядок общения между ними должен быть установлен судом.

Из объяснений представителя истца в суде следует, что ФИО2 с ноября 2018 г. чинит ФИО1 препятствия к общению с ребенком , в силу сложившихся неприязненных отношений не идет на контакт: не отвечает на звонки по телефону, скайпу, электронные письма.

При разрешении данного спора суд исходит из интересов ребенка , учитывает его малолетний возраст, психо-эмоциональное развитие, сформированность основных бытовых и гигиенических навыков девочки , привязанность к каждому из родителей, распорядок дня, время посещение детского сада.

По мнению суда для полноценного развития ребенка ему необходимо общаться с обоими родителями.

Отдельно проживающий родитель вправе и должен участвовать в воспитании ребенка. Однако все права родителей, их реализация устанавливаются с одной целью — сделать гармоничным воспитание ребенка. Все вопросы воспитания решаются не с позиции прав родителей, а с позиции защиты интересов ребенка.

Учитывая все вышеизложенное, а также конкретные обстоятельства дела, принимая во внимание результаты психологического тестирования, суд считает целесообразным определить следующий порядок общения отца с дочерью : — еженедельно по понедельникам, средам, пятницам с 19.45 час. до 20.15 час. ( по времени г.Самара) по скайпу, в присутствии матери ребенка- ФИО2, по месту их проживания АДРЕС1.

При этом , суд считает необходимым обязать ответчика не чинить препятствий истцу к общению с ребенком.

Оснований для удовлетворения требований в части общения с дочерью во время нахождения ФИО1 в г .Самара ежедневно с 14.00 до 20.00час.

по месту нахождения ФИО1, без присутствия посторонних, то на настоящий период, с учетом всех объективных обстоятельств по делу, в целях соблюдения интересов малолетней ФИО3, сохранения нормального эмоционального, психологического, физического состояния ребенка, суд не усматривает.

ФИО1 постоянно проживает в США, сведений о месте и времени его пребывания в г.Самаре не представлено, установить состояние жилого помещения, в котором он намерен проживать в г. Самаре , а также его пригодность для пребывания малолетнего ребенка, установить не представляется возможным.

Вместе с тем, суд считает необходимым разъяснить сторонам, что в случае изменения объективных обстоятельств, каждый из них вправе обратиться с требованиями об изменении порядка общения с несовершеннолетним ребенком либо достигнуть между собой соглашения об ином порядке общения.

Читайте также:  Какой срок давности по правонарушениям, в том числе связанным с угоном автомобиля?

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 194-199 ГПК РФ, суд

  • решил:
  • Исковые требования ФИО1 — удовлетворить частично.
  • Обязать ФИО2 не чинить препятствий ФИО1 к общению с дочерью ФИО3, ДАТА1 года рождения.

Определить порядок общения ФИО1 с дочерью ФИО3 , ДАТА1 года рождения : еженедельно по понедельникам, средам, пятницам с 19.45 час. до 20.15 час. ( по времени г. Самара) по скайпу, в присутствии матери — ФИО2, по месту их проживания АДРЕС1.

В удовлетворении остальной части исковых требований — отказать.

Решение может быть обжаловано в Самарский областной суд через Промышленный район суд г. Самары в течение месяца со дня принятия решения в окончательной форме.

Мотивированное решение суда изготовлено ДАТА4 г.

            Председательствующий:                                                            Османова Н. С.

Здесь и далее в целях соблюдения адвокатской тайны имена и фамилии участников дела изменены

Поиск решений судов общей юрисдикции

  • в„–2Р°-6587/2021
  • РЈР�Р” 63RS0045-01-2021-009107-35
  • Р  Р• РЁ Р• Рќ Р� Р•
  • Р�менем Р РѕСЃСЃРёР№СЃРєРѕР№ Федерации

07.10.2021 Рі. В В В В В В В В В В В В В В В В В В В В В В В В В В В В 

районный суд в составе:

председательствующего судьи Бадьевой Н.Ю.,

с участием прокурора Быковой А.А.,

с участием адвоката Баевой Ю.А.,

при секретаре Корячкиной �.С.,

рассмотрев в выездном судебном заседании в помещении ГБУЗ «Самарская областная клиническая психиатрическая больница» административное исковое заявление ГБУЗ «Самарская областная клиническая психиатрическая больница» о госпитализации Купкиной Людмилы Михайловны в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, в недобровольном порядке,

УСТАНОВ�Л:

Административный истец ГБУЗ «Самарская областная клиническая психиатрическая больница» обратился в суд с административным исковым заявлением о госпитализации административного ответчика – Купкиной Людмилы Михайловны в недобровольном порядке. В обосновании заявленных требований указав, что Купкина Л.М. госпитализирована в стационар ДД.ММ.ГГГГ.

Основаниями для ее госпитализации в недобровольном порядке является оставление без психиатрической помощи нанесет существенный вред здоровью гражданина.

В связи с этим, административный истец просит госпитализировать в недобровольном порядке в ГБУЗ «Самарская областная клиническая психиатрическая больница» Купкину Л.М.

Представитель административного истца ГБУЗ «Самарская областная клиническая психиатрическая больница» по доверенности Дусалиева Р.Б.

в судебном заседании заявленные требования поддержала в полном объеме, просила госпитализировать в недобровольном порядке в ГБУЗ «Самарская областная клиническая психиатрическая больница» Купкину Л.М.

Административный ответчик – Купкина Л.М. в судебном заседании пояснила, что ей надо работать.

У нее вещи пропадают, этим занимается не психиатрия, а правоохранительные органы.

Больной себя не считает, лечиться не намерена.

Представитель административного ответчика Купкиной Л.М. адвокат Баева Ю.А. в судебном заседании поддержала позицию своего доверителя.

Допрошенный в судебном заседании в качестве специалиста врач-психиатр Самсоненко �.В. поддержал заключение комиссии врачей-психиатров от ДД.ММ.ГГГГ г.

о госпитализации в недобровольном порядке Купкина Л.М. в стационар, пояснив, что Купкина Л.М. на момент поступления была возбуждена. Говорит о шевелениях в потолке и странностях в квартире.

Лечение не получает, потому что она отказывается принимать препараты.

Если ее не трогать, она успокаивается в палате и читает книжку, если с ней начать разговаривать, она начинает возбуждаться, становится агрессивной.

Для нее было стрессом, когда у нее умерла сестра, это было 15 лет назад. Ей назначили препараты, которые мы кладем в еду и воду. Сейчас она говорит, что слышит ультразвуки.

В данный момент у нее острое полиморфное заболевание, которое выражается в тревоге, бредовом состоянии, поведение может рассеянно разниться. Критики к своему состоянию нет. За ней необходимо наблюдать для определения диагноза около двух недель, в настоящий момент у нее тяжелое состояние.

Выслушав стороны, допросив специалиста, исследовав материалы дела, обозрев медицинскую карту, заслушав заключение прокурора, полагающего необходимым административное исковое заявление ГБУЗ «СОКПБ» удовлетворить, суд признает заявление подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

Глава 30 КАС РФ, Закон РФ от 02.07.1992г.

№ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» регулирует случаи принудительной госпитализации гражданина в психиатрический стационар. Принудительная госпитализация является неотложной, срочной мерой.

В соответствии со ст.

29 Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» лицо, страдающее психическим расстройством, может быть госпитализировано в психиатрический стационар без его согласия или без согласия законного представителя до постановления судьи, если его обследование или лечение возможны только в стационарных условиях, а психическое расстройство является тяжелым и обусловливает:

в) оставление без психиатрической помощи нанесет существенный вред здоровью гражданина.

В судебном заседании установлено, что Купкина Людмила Михайловна госпитализирована в стационар ДД.ММ.ГГГГ

Основаниями для ее госпитализации в недобровольном порядке является оставление без психиатрической помощи нанесет существенный вред здоровью гражданина.

В связи с этим, административный истец просит госпитализировать в недобровольном порядке в ГБУЗ «Самарская областная клиническая психиатрическая больница» Купкину Л.М.

Согласно заключению комиссии врачей-психиатров ГБУЗ «Самарская областная клиническая психиатрическая больниц» от ДД.ММ.

ГГГГ о госпитализации в недобровольном порядке Купкиной Л.М. установлено, что Купкина Л.М.

поступает впервые, ранее в поле зрения психиатров не попадала.

Пришла в отдел полиции, где написала заявление о том, что у нее пропадают ключи от квартиры, и там хозяйничают неизвестные лица, портят проводку, штукатурку, просверлили отверстия в потолке, где заметила какое то шевеление. Внешний вид опрятный. Ориентирована всесторонне верно. Контакту доступна, на вопросы прямо не отвечает. Часто отвечает вопросом на вопрос. Во время беседы напряжена, подозрительна. Уверена, что «Надо каждые полгода делать выписку на свою квартиру, потому то могут ее переписать». Сообщает, что в ее квартире украли влажные салфетки, ключи, переставили мебель, просверлили отверстия в потолке, из которых слышит «шевеление».

Странности в квартире начала замечать около 2 недель назад. После чего обратилась в отдел полиции.

Подтверждает, что после выписки из больницы собирается жить в гостинице или ночевать у подруги.

Оформленных идей преследования и ущерба не высказывает.

Эмоциональный фон не устойчивый: то раздражительна, то возбуждена, временами начинает не к месту смеяться, плакать. Память и интеллект явно нарушены. Мышление непоследовательное, некритичное.

Психическое расстройство является тяжелым, обследование и лечение возможно только в стационарных условиях и обусловлено тем, что оставление без психиатрической помощи нанесет существенный вред здоровью гражданина.

Страдает тяжелым хроническим психическим расстройством в форме: Острое полиморфное психическое расстройство без симптомов шизофрении без ассоциированного стресса. Аффективно-параноидный синдром F23.0.

По заключению врачей-психиатров госпитализация в психиатрический стационар в недобровольном порядке Купкиной Л.М. обоснована.

Оснований не доверять мотивированному заключению комиссии врачей-психиатров о необходимости пребывания Купкиной Л.М.

в психиатрическом стационаре у суда нет, поскольку обстоятельства, изложенные в нем, нашли свое подтверждение в судебном заседании, в ходе которого установлено, что у административного ответчика Купкиной Л.М. имеется тяжелое психическое заболевание, влекущее последствия в виде беспомощности и наступления существенного вреда для его здоровья. Лечение Купкиной Л.М. возможно только в условиях стационара, поскольку в амбулаторных условиях она необходимого лечения не получит.

Оценив исследованные судом доказательства в их совокупности, суд приходит к выводу о том, что административное исковое заявление ГБУЗ «Самарская областная клиническая психиатрическая больница» подлежит удовлетворению.

С учетом изложенного, руководствуясь ст. ст. 175-180 КАС РФ, суд

РЕШ�Л:

Административное РёСЃРєРѕРІРѕРµ заявление ГБУЗ «Самарская областная клиническая психиатрическая больница» Рѕ госпитализации РљСѓРїРєРёРЅРѕР№ Людмилы Михайловны РІ медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь РІ стационарных условиях, РІ недобровольном РїРѕСЂСЏРґРєРµ, — удовлетворить.

Госпитализировать в психиатрический стационар ГБУЗ «Самарская областная клиническая психиатрическая больница» по адресу: , в недобровольном порядке страдающего психическим расстройством гражданку Купкину Людмилу Михайловну, ДД.ММ.ГГГГ г.р., проживающую по адресу: .

Решение может быть обжаловано в Самарский областной суд через районный суд в течение десяти дней со дня принятия решения в окончательной форме.

Решение в окончательной форме принято 07.10.2021 г.

Председательствующий:                        Н.Ю.Бадьева

Право суда, а не обязанность. О применении обеспечительных мер по спорам о детях на примерах судебной практики — Адвокат Виктория Дергунова

Зачастую родитель, который физически находится с ребенком в период спора, чинит другому родителю препятствия в общении с ним или вовсе скрывает его место нахождения, руководствуясь личными мотивами, а не интересами ребенка. Несмотря на то что некоторые адвокаты оправдывают подобное поведение родителя его «усмотрением», т.е.

принятием конкретных (ситуативных) решений в отношении ребенка в жизненной ситуации, связанной с осуществлением родительских прав[1], тем не менее следует признать, что какие бы формы и объяснения не имело злоупотребление родительскими правами, в любом случае оно представляет собой нарушение прав и законных интересов не только другого родителя, но и самого ребенка, находящегося в зависимом от него положении.

В то же время интересы ребенка на период нахождения дела в суде являются приоритетом, требующим в случае их нарушения принятия мер по их обеспечению.

И хотя введенный[2] механизм защиты прав и законных интересов ребенка и добросовестного родителя в виде предоставления суду возможности по ходатайству родителей (одного из них) определять место жительство ребенка и (или) порядок осуществления родительских прав на период до вступления в законную силу судебного решения (ч. 3 ст. 65, ч. 2 ст. 66 СК РФ, ч. 6.1 ст.

152 СК РФ) в определенной степени благоприятно сказался на процессе рассмотрения дел данной категории, тем не менее при его использовании адвокатам следует учитывать некоторые особенности его реализации на практике.

Пробел в законе

Предоставление судам права применять обеспечительные меры в спорах родителей о детях только в предварительном судебном заседании не означает невозможность их применения на других стадиях рассмотрения дела в суде в соответствии со ст. 139 ГПК РФ.

Исходя из опыта адвокатской деятельности автор знает случаи, когда вынесение подобного определения на стадии предварительного судебного заседания не требуется, однако в ходе рассмотрения спора обстоятельства меняются, родитель, с которым находится ребенок или которому удалось забрать его на период судебного процесса, начинает вести себя недобросовестно путем чинения препятствий в общении с ним другому родителю, сокрытии его места нахождения, затягивания процесса рассмотрения дела[3].

В подобной ситуации ограничение суда в праве выносить определение о принятии обеспечительных мер в спорах родителей о детях только стадией досудебной подготовки дела к разбирательству являлось явно неоправданным и практически неприемлемым, не учитывающим действительные потребности ребенка и добросовестного родителя и не обеспечивающим полную защиту их прав и законных интересов от любого рода злоупотреблений и нарушений со стороны другого участника спора, на что начали указывать сами суды[4]. Таким образом, на ч. 6.1. ст. 172 ГПК РФ в полной мере распространяются положения ст. 139 –146 ГПК РФ.

Заключение органа опеки и попечительства

Читайте также:  Брачный договор после смерти одного из супругов: действует ли, кто может оспорить, судебная практика

Семейное законодательство говорит о том, что участие органа опеки и попечительства при вынесении судом определения является обязательным, в то время как ст.

152 ГПК РФ указывает еще и на необходимость предоставления ими «положительного заключения», в то же время, не уточняя, должно ли оно представляться в виде отдельного письменного документа или достаточно мнения, высказанного их представителем в суде с одновременным занесением его в протокол судебного заседания при рассмотрении соответствующего ходатайства стороны.

Так, в одном из Апелляционных определений Московский городской суд указал на допустимость вместо запроса специального письменного заключения трех органов опеки и попечительства заслушать мнение их представителей с отражением его в протоколе судебного разбирательства при вынесении определения о принятии обеспечительных мер судом, в связи с чем даже ненадлежащее оформление полномочий одного из них не является основанием для отмены определения суда[5].

На практике суды чаще всего по аналогии применяют положение ст.

78 СК РФ, указывающие на то, что любое заключение, которое орган опеки и попечительства представляет в суд, должно быть составлено в письменной форме, и поэтому откладывают рассмотрение дела, поручая им составить требуемое заключение на основании акта обследования жилищно-бытовых условий родителей для вынесения определения по заявленному ходатайству[6].

Таким образом, действующая редакция п. 6.1. ст.

152 ГПК РФ фактически вынуждает органы опеки и попечительства представлять два, а порой и больше (в случаях, если, например, в ходатайстве соединено требование об определении места жительства ребенка с требованием об определении порядка общения с ним) заключений по спору (по требованиям, содержащимся в самом иске, и по требованиям, содержащимся в ходатайстве о принятии обеспечительных мер)[7].

  • Так, Московский городской суд, отменяя Определение Никулинского районного суда об определении порядка общения с ребенком матери, проживающей от него отдельно, указал на незаконность его вынесения в связи с наличием в материалах дела заключения органов опеки и попечительства только по вопросу определения места жительства ребенка, а не порядка общения с ним, явившегося предметом ходатайства родителя[8].
  • Причины отказа в принятии обеспечительных мер
  • Вследствие отсутствия в законе указания на наличие у суда права в случае дачи органом опеки и попечительства отрицательного заключения, оценить его и мотивированно не согласиться с ним со ссылкой на иные доказательства по делу в вынесенном определении по аналогии с порядком вынесения решения по существу разрешаемого спора, связанного с воспитанием детей[9], суды при несогласии с мнением органов опеки и попечительства (даже положительным) просто отказывают в принятии обеспечительных мер по делу, аргументируя это тем, что их принятие – это право, а не обязанность суда[10].
  • В качестве иных наиболее часто встречающихся в адвокатской практике автора причин отказа в удовлетворении ходатайств о принятии обеспечительных мер можно выделить следующие:
  • 1) отсутствие заключения органов опеки и попечительства[11];
  • 2) отсутствие нарушения прав заявившего ходатайство родителя[12];
  • 3) направленность ходатайства на фактические удовлетворение возникших спорных правоотношений сторон в целом[13].

Однако, с последним утверждением трудно согласиться, поскольку цель вынесения «временного» определения заключается в том, чтобы на время судебного разбирательства родители не были лишены возможности осуществлять свои родительские права.

Это является мерой, направленной на защиту родительских прав, независимо от продолжительности судебного разбирательства.

По завершении судебного разбирательства суд выносит окончательное решение, которое после вступления его в законную силу отменяет действие обеспечительных мер[14].

Подмена понятий

Отдельного внимания заслуживает такое основание как отсутствие соответствующих заявленных требований в исковом заявлении (например, требования о порядке общения с ребенком в споре об определении его места жительства или требования об определении места жительства ребенка с другим родителем[15]).

В то же время цель принятия обеспечительных мер заключается в том, чтобы на время судебного разбирательства родитель не был лишен возможности осуществлять свои родительские права, а решение суда было исполнимо после вступления в законную силу.

Такой возможности родитель может быть лишен в период разрешения спора как о порядке общения с ребенком, так и об определении его места жительства, в котором определение временного порядка общения является мерой, направленной на защиту не только родительских прав, но и прав ребенка, поэтому не должно зависеть от предмета спора, если он затрагивает вопросы его воспитания.

Особый интерес представляет отказ Таганского районного суда г.

Москвы в удовлетворении ходатайства об определении места жительства шестимесячной дочери по месту жительства матери до вступления в законную силу решения суда, на основании того, что временное определение места жительства ребенка на период спора возможно лишь в случаях, если известно его место жительства в принципе, а в момент рассмотрения указанного ходатайства малолетняя с матерью не проживала, по имевшейся информации находилась в неустановленном месте с отцом[16].

Таким образом, заявленное родителем ходатайство не было удовлетворено судом не потому, что в момент его рассмотрения он не смог определить «фактическое место жительства» ребенка согласно требованиям п. 6.1 ст.

152 ГПК РФ, так как оно было известно суду, а потому, что суду не было известно именно «фактическое место нахождения» ребенка, в то время как сам закон не разъясняет, что делать в случае, когда место, куда родитель увез ребенка в момент возникновения спора о его месте жительства или в период его рассмотрения, неизвестно.

В результате произошла подмена понятий «фактического места жительства» ребенка на его «фактическое место нахождения», что является недопустимым.

Представляется, что под фактическим местом жительства ребенка с учетом положений ст. 20 ГК РФ и положений постановления Правительства РФ от 17 июля 1995 г. № 713[17] следует понимать место, где ребенок всегда проживал или проживает с одним из родителей (т.е.

привычное место его проживания), независимо от места жительства второго родителя, или место, где он зарегистрирован на постоянное или временное место жительства, независимо от того, куда его увез родитель в момент возникновения спора или в период его рассмотрения и независимо от того, известно это место суду, органам опеки и попечительства, другому родителю. В этом случае тот факт, что «ребенок находится в неустановленном месте с ответчиком», свидетельствует лишь о том, что у ребенка не имеется иного места жительства, кроме установленного с матерью, так как неустановленное место пребывания родителя не может быть определено в качестве места жительства ребенка как соответствующее его интересам и не может быть признано направленным на достижение целей обеспечительных мер.

  1. ***
  2. Таким образом, для удовлетворения требования родителя о принятии обеспечительных мер адвокату необходимо обеспечить соблюдение следующих условий:
  3. 1) наличие обстоятельств, свидетельствующих, что изменение фактического места жительства ребенка на период до вступления в законную силу соответствующего судебного решения противоречит интересам ребенка[18];
  4. 2) участие органов опеки и попечительства в заседании (не обязательно предварительном) для дачи заключения, причем положительного[19];
  5. 3) учет мнения ребенка (в порядке ст. 57 СК РФ);

4) учет обстоятельств, перечисленных в абз. 2 п. 3 ст. 65 СК РФ;

  • 5) указания на возможность последующего пересмотра установленного места жительства или графика общения[20];
  • 6) существование угрозы неисполнения решения суда в случае непринятия обеспечительных мер[21];
  • 7) относимость к предмету спора[22];
  • 8) отсутствие нарушений прав родителя или ребенка вынесенным определением суда[23];
  • 9) наличие у родителя жилого помещения для совместного проживания с ребенком, в отношении которого он имеет основанные на законе права пользования (проживания)[24].

[1] Громоздина М. В. Осуществление родительских прав при раздельном проживании родителей по законодательству Российской Федерации.

[2] Федеральный закон от 04.05.2011 № 98-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» // РГ. 2011. 6 мая.

Определение места жительства детей до вступления решения суда в силу

О возможности определения места жительства детей до вступления решения суда в силу на разных стадиях судопроизводства.

Абзацем четвёртым пункта третьего статьи 65 Семейного кодекса Российской Федерации и корреспондирующей ему  нормой части шестой прим статьи 152 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации установлено право суда определить место жительства детей на период до вступления решения суда в законную силу в случае, если спор об этом рассматривается в суде.

Норма, появившаяся в законодательстве с 17 мая 2011 года была принята в развитие общей тенденции изменения семейного законодательства в пользу большей ответственности родителей (перед детьми, прежде всего) за принимаемые ими решения, и, в сущности, транслирует принципы, также заложенные в Конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей (1980) и в Конвенции о юрисдикции, применимом праве, признании, исполнении и сотрудничестве в отношении родительской ответственности и мер по защите детей (1996). В обоих документах применяется термин «незаконного перемещения» детей из одной страны в другую и последовательно высказывается намерение, прежде всего, до разрешения всех остальных вопросов, вернуть ребёнка в привычное ему место проживания.

Закон и в других вопросах исходит из необходимости, какие бы катаклизмы не происходили в семье, обеспечить ребенку максимально возможное сохранение той обстановки, которая существовала до начала конфликта, и тем облегчить его состояние, подверженное, разумеется, значимой деформации в связи с конфликтом родителей или иной семейной проблемой.

Можно привести как пример требования сохранить для усыновляемого ребенка «преемственность в воспитании» (абзац 3 п. 1 ст. 123 СК РФ), преимущественное право родственников на усыновление (п. 3 ст.127 СК РФ), бабушек, дедушек, родных братьев и сестёр — на опеку несовершеннолетнего (ч. 5 ст.

Читайте также:  Можно ли закрыть дело если примирились с потерпевшим?

10 Федерального закона «Об опеке и попечительстве»), необходимость сохранения ребенку сложившегося уровня достатка (п. 2 ст. 83 СК РФ) и другие.

  • Следующим шагом в развитие этой тенденции стало принятие нормы, обеспечивающей, во всяком случае до рассмотрения дела судом целиком и его возможной проверки апелляционной инстанцией, сохранение той семейной и бытовой среды для ребенка, о котором имеется родительских спор.
  • Однако, законодатель поместил указанную норму в статью 152 ГК РФ «Предварительное судебное заседание», чем заметно сузил возможность её применения на практике.
  • Действительно, столкнувшись, например, с тем, что мать неожиданно собрала детей и переехала вместе с ними из дома, в котором длительное время проживала вся семья целиком, в том числе очевидно привыкшие к своему дому дети, в какое-то новое жильё, второй родитель может обратиться в суд с иском о месте жительства детей (разумеется, с собой) и просить в предварительном судебном заседании определить, что дети будут проживать в период рассмотрения дела, в привычном им доме, а не туда, куда были срочно перемещены.
  • В силу требований закона, суд рассмотрит это требование, получив заключение органа опеки и, найдя обоснованным эти требования, может их удовлетворить, издав соответствующее определение.
  • Однако, наличие позволяющей это сделать нормы лишь в статье ГПК «Предварительное судебное заседание» создаёт ряд проблем.

Автор полагает (и, к счастью, в этом направлении движется и судебная практика), что принятие, до рассмотрения дела по существу, судебного постановления, определяющего место жительства детей, вокруг места жительства которых и ведётся спор, имеет схожую правовую природу с мерами по обеспечению иска (глава 13 ГПК РФ), поскольку и в том, и в другом случае речь идёт о предупреждении непоправимых последствий, делающих невозможным или затруднительным исполнение решения суда. В случае, если речь идёт о неправомерном перемещении детей из их привычной жизненной обстановки в другую, новую, требующую усилий по адаптации, дети могут получить в связи с этим как определенный психологический урон. Возможна и ситуация, что, в силу длительности рассмотрения дела и применении определенных усилий недобросовестным родителем, обратное перемещение ребенка, если соответствующее решение будет принято судом, может вызвать трудности, например, возражения ребёнка. Поэтому, принятие определения об определении места жительства детей на период до вступления решения суда в законную силу носит черты обеспечения иска, и должно исполняться по тем же правилам (ст. 142 ГПК РФ).

В то же время, принятие подобного судебного постановление имеет свои особенности, обусловленные необходимостью соблюдения прав детей, и повышенного внимания к этому вопросу. Так, законодатель установил, что судебное постановление выносится при следующих условиях (часть 61 ст. 152 ГПК РФ):

  • В судебном заседании и с обязательным участием органа опеки и попечительства. При принятии других обеспечительных мер суд разрешает эти вопросы без вызова участников процесса.
  • При наличии положительного заключения органа опеки. Это значит, что возражение органа опеки против такого решения автоматически лишают возможности суд предпринять такого рода меры. Кроме того, заключение органа опеки должно быть надлежащим образом оформлено.
  • С обязательным учетом мнения ребенка. Полагаем, что данное требование надлежит применять с учетом положений ст. 57 СК РФ, то есть непременно обязательным является мнение ребенка, достигшего 10-летнего возраста, и оно не должно учитываться, если противоречит его интересам.

При этом, учитывая буквальное толкование нормы, установленной последним предложением комментируемой части ст.

152 ГПК РФ, суд может как оставить ребенка проживать там, где он проживает в настоящий момент, при рассмотрении вопроса об этом (и это может быть не обязательно дом одного или другого родителя), так и принять решение, определяющее местом жительства на период до вступления в силу решения суда иное, чем в текущий момент, место.

Комментируемые нормы содержатся в статье 152 ГПК РФ «Предварительное судебное заседание», что приводит зачастую к тому, что суды отказываются рассматривать вопрос об определении места жительства детей до вступления решения в силу, если стадия предварительного судебного заседания уже миновала. Кроме того, назначение предварительного судебного заседания не является обязательным и значительное число судов обходится, проводя подготовку к делу, без них.

Как показано выше, принятие судом мер по определению места жительства ребенка до вступления решения суда в силу носит черты принятия мер по обеспечению иска. Поэтому, автор полагает, что принятие подобных мер, как это предусмотрено для любых других случаев применения обеспечения иска (ст. 139 ГПК РФ), должно быть возможно на любой стадии судопроизводства.

В противном случае, это означало бы, что иск, заявленный взрослым дееспособным гражданином, и имеющим предметом материальные блага оказался в большей степени «защищён» от возможного неисполнения, чем принципиальные права ребёнка, не имеющие материального выражения.

Особенно очевидным выглядит сравнение разрешения вопроса о месте жительства ребенка до вступления в силу решения суда с предварительными обеспечительными мерами в авторском праве (ст.

1441 ГПК РФ), которые выносятся на основании одного лишь обращения заявителя, ещё до возбуждения, и даже до подачи иска, возможны на основании электронного обращения через сайт суда и принимаются в день поступления заявления об их применении в суд! Вряд ли законодатель не хотел такого же уровня защиты для живых детей и их прав, как для прав авторов телесериалов.

Также, если применение указанного порядка ограничить лишь предварительным судебным заседанием, беззащитными останутся дети, если они были неправомерно перемещены с одного места жительства на другое (или к другому родителю) уже в период рассмотрения дела. Разумеется, на неправомерность или отсутствие учёта интересов детей никак не влияет то, было ли совершено деяние до проведения предварительного судебного заседания или после него.

Действие предусмотренного законодателем механизма защиты детей, предусматривающий сохранение для них привычных условий жизни до разрешения вопроса об их месте жительства по существу, не должно ставиться в зависимость от того, на какой стадии процесса произошло нарушение прав детей. То есть, если дети были перемещены до предварительного судебного заседания — правовая защита есть, если после — отсутствует. При этом аналогичные по сути защитные меры для имущественных (и любых других прав) — обеспечение иска — допускаются во всяком положении дела и для их применения достаточно даже наличия возможности (!) затруднений в исполнении решения суда (ст. 139 ГПК РФ).  Дети, перемещенные из места своей жизни, испытывают страдания и неудобства уже сегодня, и исполнение решения суда, каким бы оно ни было, такое перемещение детей затрудняет.

Исходя из вышеизложенного, учитывая положения части 4 ст.

1 ГПК РФ (применения аналогии закона), автор полагает, что суд вправе принять определение об определении места жительства в любой стадии производства по делу, в том числе и после принятия решения суда первой инстанции, и одновременно с ним, и в любой период до этого момента. При вынесении такого судебного постановления должны быть соблюдены как правила, предусмотренные статьями 139—142, так и правила части 61 ст. 152 ГПК РФ, как наиболее полно учитывающие интересы детей.

Это значит, что заявление об определении места жительства ребенка до вступления в силу решения суда должны быть рассмотрено судом: в судебном заседании, с обязательным участием органа опеки и попечительства, с обязательным учётом мнения ребенка, достигшего возраста 10 лет, с получением положительного заключения органа опеки по этому вопросу.

Учитывая, что определения суда в рамках подготовки к делу принимаются председательствующим единолично и без вызова сторон, и даже без заслушивания их  мнения, видится,что суд вправе, получив заявление об определении места жительства детей до вступления решения суда в силу, предпринять следующее:

  1. Назначить судебное заседание для рассмотрения этого заявления (ссылаясь на ст. 1, по аналогии 139—142 и 152 ГПК), либо рассмотреть его на следующем судебном заседании, учитывая необходимость извещения сторон, а также необходимое для подготовки заключения органа опеки и попечительства время, но оставляя во внимании, что обеспечительные меры по другим категориям дел рассматриваются в сокращённые сроки (в тот же день).
  2. Известить о заседании стороны, обязать орган опеки подготовить заключение по поставленному вопросу. При этом, составление акта обследования условий жизни не является обязательным. Орган опеки и попечительства также может быть обязан установить мнение ребенка по заявленному требованию (оно могло быть установлено органом опеки и ранее).
  3. Провести судебное заседание, в котором разрешить поставленный вопрос. Явка сторон не является обязательной (ст.141 ГПК РФ по аналогии), однако должен присутствовать представитель органа опеки и попечительства.
  4. Учитывая положения ст. 142 ГПК РФ, указанное определение подлежит немедленному исполнению, но может быть обжаловано в течение 15 дней. Для принудительного исполнения определения суда выдаётся исполнительный лист.

Правомерным видится и возможность рассмотрения ходатайства об определении  места жительства детей на период до вступления в силу решения суда, если оно заявлено, в текущем судебном заседании.

При этом суд вправе заслушать заключение сотрудника органа опеки и попечительства, если он имеет соответствующие полномочия, в судебном заседании, и установить мнение ребенка из любых достоверных источников (например, ранее данных ребенком показаний, сведений от органа опеки и т.п.)

Полагаю, что механизм определения места жительства детей на период рассмотрения спора в суде требует, разумеется, совершенствования, но в ещё большей степени он требует его масштабного применения в судебной практике на разных стадиях судопроизводства, в том числе и после проведения предварительного судебного заседания. Существующие правовые нормы это позволяют сделать, а интересы детей — заставляют их применять.

Антон Жаров, адвокат, специалист по семейному и ювенальному праву,

руководитель «Команды адвоката Жарова»

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector