Провокация сбыта наркотических средств

Провокация сбыта наркотических средствУголовная ответственность за сбыт наркотиков предусмотрена статьей 228.1 Уголовного кодекса Российской Федерации. Законодатель относит данное преступление к категории тяжких (первая часть статьи) и особо тяжких (части 2-5). Наказание за сбыт наркотиков является самым серьезным из возможных наказаний и составляет от четырех до двадцати лет лишения свободы или до пожизненного заключения, если речь идет о наркотических средствах в особо крупном размере.

  • В большинстве случаев выявление подобных преступлений производится с помощью оперативно-розыскных мероприятий – проверочной закупки или оперативного эксперимента, которые должны осуществляться в соответствии с требованиями Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» (далее по тексту – «Закон»).
  • Согласно статье 5 Закона органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, запрещается подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий (провокация).
  • Смысл этой статьи означает, что оперативные сотрудники по своей инициативе не вправе провоцировать граждан на то, чтобы они приобретали наркотики у третьих лиц, или же продавали закупщикам свои наркотики, которые они хранят для собственного употребления, и которые они до провокации не планировали никому продавать.

К сожалению, в уголовной практике данная норма закона зачастую игнорируется оперативными сотрудниками правоохранительных органов.

Большинство оперативно-розыскных мероприятий, проводимых с целью выявления лиц, причастных к совершению преступлений в сфере незаконного оборота наркотических средств или психотропных веществ, при грамотном подходе можно расценивать, как провокацию сбыта наркотиков.

Рассмотрим отличительные признаки провокации сбыта наркотиков. Для совершения провокациииспользуются свидетели и (или) понятые, которые сами являются наркозависимыми лицами и постоянно находятся под угрозой привлечения к уголовной ответственности.

Официальная версия оперативников, осуществляющих провокацию под видом оперативно-розыскного мероприятия, как правило, выглядит следующим образом.

 К ним добровольно обращается гражданин, желающий исполнить свой «гражданский долг», и сообщает о том, что некое лицо (или несколько лиц) занимаются незаконным распространением наркотиков (изготовлением, производством или сбытом).

С целью проверки информации, изложенной обратившимся гражданином, и документирования преступной деятельности указанных им лиц оперативные сотрудники принимают решение произвести с участием обратившегося гражданина оперативно-розыскное мероприятие (оперативный эксперимент или проверочную закупку). Факт обращения гражданина фиксируется в форме письменного заявления, либо рапортом об обнаружении признаков преступления.

Далее гражданин изъявляет желание принять добровольное участие в проверочной закупке, оперативники выдают ему помеченные денежные средства, при необходимости снаряжают его скрытой записывающей аппаратурой и организовывают его контакт с предполагаемыми преступниками.

При передаче наркотиков закупщику производится задержание сбытчика, после чего в ходе его личного досмотра, в присутствии понятых, у него изымаются денежные купюры, а участвовавший в закупке гражданин добровольно выдает полученные от задержанного наркотические средства.

На самом же деле все обычно происходит так.

«Законопослушного гражданина» самого задерживают при сбыте или приобретении наркотических средств или психотропных веществ, после чего ставят его перед фактом: либо он едет в тюрьму, то есть в отношении него будет избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, либо освобождается от ответственности (или остается на подписке о невыезде и надлежащем поведении) при условии того, что будет активно способствовать раскрытию других преступлений, то есть, попросту говоря, «сливать»  оперативникам известных ему наркоманов.

Провокация сбыта наркотических средствГражданин, естественно, выбирает второй вариант, после чего, находясь под давлением оперативных сотрудников, звонит или встречается с будущей жертвой и просит ее сбыть ему наркотики. Если провоцируемое лицо не соглашаются это сделать, «законопослушный гражданин» начинает всячески его уговаривать совершить преступление: предлагать хорошие деньги, давить на жалость, ссылаясь на свою наркотическую зависимость и тяжелое состояние здоровья, что-то обещать и т.п. В итоге лица, движимые жалостью или корыстным мотивом, соглашаются на просьбы страдающего наркомана и попадаются на крючок.

  1. Таким образом, провокация сбыта наркотиков заключается в том, что провокаторы, в роли которых выступают недобросовестные оперативные сотрудники полиции, используя зависимого от них закупщика, сами возбуждают у объекта оперативного мероприятия желание совершить действия по передаче наркотиказакупщику, которые формально содержат в себе признаки состава преступления, предусмотренного статьей 228-1 Уголовного кодекса РФ, — незаконный сбыт наркотических средств или психотропных веществ.
  2. Вместе с тем, действующее законодательство четко предусматривает основания и порядок проведения оперативно-розыскных мероприятий.
  3. Так, согласно статье 7 Закона основаниями для проведения оперативно-розыскных мероприятий являются ставшие известными органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, сведения о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных  для решения вопроса  о возбуждении уголовного дела. 

В соответствии с п.

14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2006 года № 14 результаты оперативно-розыскного мероприятия могут быть признаны доказательствами по уголовному делу и положены в основу приговора, если они получены в соответствии с требованиями закона и свидетельствуют о наличии у виновного умысла на незаконный оборот наркотических средств, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений, а также о проведении лицом всех подготовительных действий, необходимых для совершения противоправного деяния.

Из этого следует, что прежде чем проводить оперативно-розыскные мероприятия в отношении каких-либо лиц, оперативным сотрудникам необходимо достоверно убедиться в том, действительно ли эти лица занимаются преступной деятельностью, связанной с незаконным оборотом наркотиков, то есть проверить полученную оперативную информацию. Эту проверку можно произвести посредством наблюдения за этими лицами, контроля их переговоров, то есть способами, позволяющими убедиться в наличии у них умысла на сбыт наркотиков, сформированного независимо от действий сотрудников правоохранительных органов. 

  • Адвокат по наркотикам должен помнить о том, что само по себе заявление от обратившегося гражданина или рапорт оперативного сотрудника не могут быть основанием для проведения оперативно-розыскных мероприятий.
  • Показания оперативных сотрудников полиции в части наличия у них некой оперативной информации о том, что задержанный занимался сбытом наркотиков, также явно недостаточны для подтверждения законности проведения проверочной закупки или оперативного эксперимента.
  • В ходе судебного разбирательства по уголовным делам о наркотиках оперативные сотрудники полиции и наркоконтроля, как правило, пытаются обосновать свои незаконные действия по совершению провокации сбыта наркотиков наличием у них оперативной информации, которая является государственной тайной и не подлежит разглашению, а судьи, к сожалению, обычно верят им на слово и не производят проверку этой информации.

В связи с этим, адвокат по наркотикам должен настаивать в суде на проверке данной информации посредством заявления суду соответствующих ходатайств.

В случае отказа судьи проверить эту информацию, данный факт должен восприниматься стороной защиты, как нарушение судом уголовно-процессуального закона, и использоваться в качестве аргумента для последующего обжалования незаконного приговора суда.

Таким образом, при работе по уголовным делам, где могла иметь место провокация сбыта наркотиков, профессиональный адвокат по наркотикам в первую очередь должен ответить на два вопроса: было бы совершено преступление без искусственно созданных условий, и решилось бы лицо на совершение сбыта наркотического средства, если бы оперативные сотрудники лично или с помощью закупщика не склонили бы его к таким действиям или не способствовали бы им.

Провокация сбыта наркотических средствВ случае отрицательного ответа на эти вопросы адвокат по наркотикам может констатировать провокацию в действиях сотрудников полиции или органов госнаркоконтроля. Проведение оперативно-розыскного мероприятия может быть правомерным только в том случае, если гражданин или оперативный сотрудник, привлеченный в качестве закупщика, договаривается о покупке наркотика с торговцем наркотиками не по своей инициативе путем длительных уговоров и просьб, обмана, а по инициативе самого лица, сбывающего наркотические средства. Продавец наркотиков должен быть заинтересован в получении выгоды от их реализации, у него эти наркотики есть в наличии, он торгует ими не первый раз и не собирается их ни у кого доставать по просьбе закупщика.

К сожалению, правомерные закупки наркотических средств на практике проводятся крайне редко, поскольку их проведение отнимает массу времени у оперативных сотрудников и не позволяет им выполнять ежемесячный план.

К тому же такого количества реальных наркоторговцев, которого требует ежемесячный план правоохранительных органов в крупном городе, как правило, не бывает.

Поэтому на практике все чаще встречаются уголовные дела, где оперативные сотрудники через привлеченных ими наркоманов, задержанных с наркотиками, вынуждают и буквально заставляют не наркоторговцев, а лиц, самих употребляющих наркотики, найти для них наркотические средства и продать их закупщику.

Закупщик предлагает деньги, жалостливо просит помочь ему, поскольку ему тяжело без наркотиков, и он может умереть от ломок, уговаривает продать наркотики, просит их достать любым способом.

Читайте также:  Ходатайство о приобщении к материалам уголовного дела заключения специалиста и допросе специалиста

По поручению оперативных сотрудников закупщик создает и иные условия для формального совершения сбыта наркотических средств. В наше время редко кто может отказаться от денег, а если это человек, сам употребляющий наркотики, но не торгующий ими, навряд ли он откажется помочь такому же наркоману, как и он сам, зная, что такое ломки.

При осуществлении защиты по уголовному делу о незаконном обороте наркотических средств или психотропных веществ адвокат по наркотикам должен помнить о том, что никакой общественный интерес, и никакая забота о здоровье населения и общественной нравственности не могут служить основанием для провокации сбыта наркотиков и незаконного обвинения человека, пусть даже и наркомана, в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления.

Законодательство в Российской Федерации быстро меняется, поэтому информация в данной статье могла потерять актуальность. Для получения ответа на интересующий Вас вопрос воспользуйтесь онлайн-консультантом или позвоните адвокату по телефону: +7(926)254-36-86.

Сбыт наркотиков или провокация!?

Провокация сбыта наркотических средств

Однако, как и любой проблемы, у данной проблемы есть две стороны медали. Нет более удобной области для провокаций со стороны правоохранительных органов и, пожалуй, нет более формального отношения к доказательствам со стороны прокуратуры и суда, чем по делам о хранении и сбыте наркотических средств. Статья 228 и статьи 228.1, 228.2, 228.3, 228.4 УК РФ одни из самых распространённых на практике и наиболее детально регламентированы.

Как правило, разработка лиц, осуществляющих сбыт наркотиков, проводится оперативными органами. Значительное количество лиц, осуществляющих наркосбыт сами употребляют наркотики, и они содержаться в картотеках правоохранительных органов.

Подобные лица, как правило, удобны, их легко обрабатывать, они всегда подписывают любые протоколы следственных действий, признательные показания.

В конечном итоге, эти лица всегда под рукой для пополнения соответствующей статистики раскрываемости преступлений данного вида.

Однако, если Вы (не дай бог) стали жертвой оговора либо в отношении Вас проводится откровенная провокация Вам не лишне будет почитать, то что известно многим, но никто об этом не пишет, и то, что может пригодиться.

При задержании лиц, подозреваемых в хранении или сбыте наркотиков, как правило, не используется не ауди, ни видеозапись. Исключением являются резонансные дела с большим объемом наркотических средств (зачастую, в целях пиара приглашаются средства массовой информации).

В дальнейшем суды всегда безоговорочно доверяют протоколам задержания, обыска, изъятия.  Достаточно наличия в протоколах подписей двух понятых. При этом, понятые, как правило, штатные – из числа наркоманов, проституток, алкоголиков, лиц не имеющих постоянной работы и ведущих асоциальный образ жизни, а также абитуриентов полицейских ВУЗов и др.

Еще до Вашего задержания оперативные работники вызывают такого рода понятых.

После задержания оперативные и следственные органы тоже действуют шаблонно. Как правило, никогда не изымаются отпечатки пальцев ни с денежных купюр (при сбыте наркотиков), ни с пакетиков с наркотическим веществом (при хранении). Принадлежность наркотиков или денег никогда не интересует ни следствие, ни суд – Вас судят, практически, по факту обнаружения рядом с вами наркотиков.

Необходимо запомнить, что суды всегда доверяют любой информации исходящей от стороны обвинения. В частности, одним из основных доказательств являются показания оперативных сотрудников.

При этом, данные лица рассматриваются как свидетели обвинения и по мнению суда являются беспристрастными свидетелями.

Источник получения информации этими «беспристрастными свидетелями», откуда они узнали, что Вы сбываете наркотики – суд не интересует. Это камуфлируется термином – «оперативная информация».

Имейте ввиду, что судопроизводство по подобного рода делам имеет достаточно формальный характер. Например, известно, что наказание за хранение наркотических средств значительно ниже чем за сбыт наркотиков.

Так вот, сбыт наркотиков обычно доказывается, исключительно, наличием расфасовки. Если Вас задержали с наркотиком, который расфасован по 2 и более пакетам – для суда это неопровержимое доказательство того, что Вы наркосбытчик.

При этом, оперативным органам необязательно задерживать Вас в момент передачи наркотиков и получения денежных средств.

Если Вас провоцируют на какие-либо действия, даже если эти действия носят незаконный характер – дело должно быть прекращено, а Вы оправданы.

На практике происходит все по-другому. К примеру, если наркоман обязался сдать следствию подельника, и выбор наркомана пал на Вас, то у Вас серьезные проблемы. Как правило, после настойчивых звонков с Вами встречается некий знакомый.

После встречи происходит Ваше задержание и у Вас в машине, или квартире «вдруг» обнаруживается наркотическое средство. Пока вы находитесь в состоянии глубокого шока, Вам подсовывают некие протоколы для подписания.

При этом, Вам гарантируют, что под стражу Вас не возьмут, а оставят на свободе.

Мера пресечения по данному виду преступлений, по статистике, в основном, избирается в виде заключения под стражу. В исключительных случаях допускается залог (не менее 500 000 рублей), домашний арест и, крайне редко, подписка о невыезде.

Вы должны понимать, что на суде большинство доказательств со стороны защиты, приняты не будут. В частности, как показывает практика, распечатка телефонных переговоров с лицом, который Вам подбросил наркотики не имеет для суда значение. Допросы свидетелей обвинения априори носят правдивый характер, а со стороны защиты все свидетели будут «заинтересованы».

И теперь главное… противоядия на все случаи жизни не существует. Но если в отношении Вас совершена провокация, самое главное, постарайтесь не терять самообладание.

При задержании, не пытайтесь оказывать какое-либо сопротивление. Воспользуйтесь своим правом предоставить письменные объяснения (даже в отсутствие адвоката).

В объяснениях письменно заявите, что вы не виновны и действия в отношении Вас носят провокационный характер.

Потребуйте приглашения независимых понятых. Возможно, это будут Ваши сослуживцы, знакомые либо родственники, в беспристрастности которых Вы будете уверены.

Письменно сразу заявите ходатайство о снятии отпечатков пальцев с денежных купюр, с пакетиков, наркотических средств и др. предметов, имеющих отношение в Вашему задержанию. Также ходатайствуйте об изъятии любых носителей видеозаписи, при их наличии (дорожные камеры, камеры в подъездах и т.д.). не забудьте ходатайствовать о предоставлении распечатки телефонных переговоров с Вашего телефона.

Если Вы не виноваты, помните, никогда не признавайтесь в совершении того, чего Вы не совершали. Какие бы блага Вам не обещали, помните – мера пресечения – это прерогатива суда, а никак не следователя, и тем более оперативного сотрудника. Суд будет доверять исключительно тем Вашим показаниям, которые Вы дали на следствии, в присутствие адвоката.

  • И главное, немедленно пригласите адвоката по уголовным делам, который не позволит оказывать на Вас давление и подготовит вместе с Вами тактику и стратегию защиты.
  • Ваши проблемы зачастую пугают своей сложностью и запутанностью. Вам не стоит отчаиваться и необходимо позвонить по телефонам
  • Наши специалисты проведут анализ Вашей проблемы и выработают пути ее разрешения в соответствии с Вашими пожеланиями, реальным положением дел, практическим опытом наших работников и действующим законодательством.
  • Удачи, и успеха.

Драгдилерам отдали инициативу: сыщикам объяснили, что такое провокация

Главное управление по контролю за оборотом наркотиков МВД направило в территориальные подразделения инструкцию, в которой дано разъяснение, как нельзя проводить важнейшее и оперативное мероприятие — проверочную закупку.

Рекомендации разработаны в связи с участившимися решениями Европейского суда по правам человека о несоответствии действий российских наркополицейских международным стандартам. В самом ведомстве поговаривают, что появление этой инструкции также связано с делом журналиста Ивана Голунова.

«Известия» ознакомились с положениями документа и спросили мнение самих наркополицейских о новом регламенте.

Несколько дней назад в антинаркотические подразделения полиции поступил документ из профильного Главка МВД, растолковывающий сыщикам, какие действия во время оперативных мероприятиях грубо нарушают права человека, а следовательно, недопустимы в работе. В первую очередь инструкция касается проверочной закупки — главного инструмента получения доказательств о вине драгдилера, исходя из практики.

В документе (копия есть в распоряжении редакции) подчеркивается, что «интересы государства не могут оправдывать провокацию, а использование доказательств, полученных в ее результате, согласно статье 89 УПК РФ, недопустимо».

В частности, нарушение этого и других основополагающих принципов международного права в России было отражено в решениях ЕСПЧ по процессам «Ваньян против Российской Федерации», «Худобин против Российской Федерации», «Банников против Российской Федерации».

Автор цитаты

Проверочная закупка — оперативно-розыскное мероприятие, при котором с ведома и под контролем органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, допускается приобретение наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, а также инструментов или оборудования.

(согласно ст. 49 закона «О наркотических средствах и психотропных веществах»)

Читайте также:  Что грозит, если побил хозяина собаки, которая кинулась на моего ребенка?

Судимость не аргумент

Документ указывает, что для проведения такого мероприятия должны быть собраны «достаточные достоверные данные» из различных источников, путем проверки других правонарушений. К таким данным ЕСПЧ относит осведомленность человека о ценах на черном рынке наркотиков, его способность незамедлительно их достать, заинтересованность в материальной выгоде от сделки.

В то же время инструкция акцентирует внимание на том, что «нельзя признавать достаточными только сведения о том, что в прошлом лицо привлекалось к уголовной ответственности» за незаконный оборот.

В ЕСПЧ считают, что судимость еще не говорит о том, что лицо осуществляет какую-либо противоправную деятельность — это следует из решения по делу «Банников против России».

Даже мелкого сбытчика сыскарям придется прослушивать, организовывать за ним наблюдение и прочие дополнительные мероприятия — так как одной проверочной закупки, исходя из директивы, недостаточно для признания ее «проведенной надлежащим образом». Вероятно, это усложнит процедуру — ряд подобных мероприятий (например, прослушивание телефонных переговоров) требуют судебного разрешения.

Инструкция обращает внимание на случаи, когда в отношении одного и того же лица закупка проводится несколько раз. Имеются в виду случаи, когда первая попытка уличить человека оказывается неудачной для полиции. Авторы инструкции указывают, что для второй попытки требуются новые основания и новое мотивированное постановление, заверенное уполномоченными лицами.

Азбука провокации

В инструкции говорится о том, что незаконно создавать обстановку, располагающую к совершению преступления. Должна быть уверенность в том, что «преступление было бы совершено и без вмешательства сотрудников правоохранительных органов».

Речь идет о тех случаях, когда недобросовестные оперативники и их доверенные лица склоняют — просьбами, уговорами, угрозами и другими мотивирующими способами — к совершению преступления.

Например, проявляют инициативу, сами обращаются к своему знакомому с просьбой достать по старым каналам запрещенные препараты и сулят за это деньги.

ЕСПЧ однозначно говорит, что это провокация, то есть «склонение и побуждение в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий».

В частности, к инициативным действиям инструкция относит «повторное предложение (достать, продать наркотики), несмотря на первоначальный отказ, настойчивые напоминания, повышение цены сверх средней, ссылки на абстинентный синдром». В частности, ЕСПЧ признал провокацией по делам «Веселов и другие против Российской Федерации», «Ваньян против Российской Федерации» случаи, когда доверенные лица полиции жаловались фигурантам на «ломку».

Отдали инициативу

В инструкции указано, что до проведения проверочной закупки, во время нее сбытчик «должен сам сообщать данные о наличии у него возможности достать наркотические средства или психотропные вещества или предложить приобрести у него наркотическое средство». Причем эти сведения должны быть подтверждены (аудиозапись, запись телефонных переговоров).

В то же время к провокации не относятся случаи, когда покупатель действовал без договоренности с полицией, то есть не был агентом силовиков.

Например, в рамках серьезных расследований, когда проводится длительное наблюдение за преступной группой, полиции становится известно о договоренности одного преступника купить наркотики у другого.

Иногда накануне сделки наркополицейские делают потенциальному покупателю предложение о сотрудничестве, и он соглашается. В таких ситуациях суду неважно, как покупатель договорился с поставщиком — провокации здесь не будет, говорится в инструкции.

Качество вместо количества

Мнения об инструкции среди источников «Известий» в среде оперативников разделились. Но собеседники отметили, что это не первый документ, напоминающий о недопустимости провокаций, и сошлись в том, что при условии соблюдения предписанных правил оперативной работы поток дел, направленных в суд, может стать значительно меньше.

— Если выполнять инструкцию буквально, то жизнь наркосбытчиков значительно облегчится. Инструкция требует дополнительных технических мероприятий, а такие вещи всегда сопряжены с бумажной волокитой, очередями в суде за санкцией, если таковая требуется.

Плюс это очень дорого: любая прослушка (прослушивание телефонных переговоров, снятие информации с технических каналов связи. — «Известия») стоит существенных средств, привлечения дополнительных специалистов. Поток дел резко сократится.

И это при том, что у нас и сейчас-то до всех драгдилеров руки не доходят, — говорит оперативник одного из столичных подразделений по борьбе с наркотиками.

Его коллега, опрошенный «Известиями», не столь пессимистично настроен.

— Ну, если за рубежом полиция справляется при работе в таких рамках, то почему мы не сможем? В серьезных подразделениях нашей системы давно именно так и работают, ничего нового в этих требованиях нет.

Думаю, если воплощать в жизнь то, что написано в документе, начнут все антинаркотические подразделения, в суд дел будут направлять действительно меньше, но их качество существенно повысится. Из таких материалов с гораздо большей вероятностью можно выделить и другие расследования.

К тому же, такой подход поможет отделить зерна от плевел, хочется верить, что акцент руководители будут делать на более значимых делах. Сегодня же низовые подразделения часто заняты мелкими сбытчиками, которые сами зачастую потребители, зависимые люди, нуждающиеся в лечении.

Такие раскрытия делаются за пару дней, но общественной пользы от посадок не много, — говорит офицер.

Провокация сбыта наркотиков

Российская судебная практика вынесения обвинительных приговоров имеет существенный пробел в виде привлечения граждан к уголовной ответственности за сбыт наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов, о котором речь пойдет ниже.

Ведущие адвокаты, коллегии адвокатов «Легис Групп» проанализировали практику обращения своих клиентов по указанным случаям, а также судебную практику по всей стране.

В соответствии с изменениями, внесенными в статью 228.1 Уголовного кодекса РФ, ответственность за сбыт наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов предусмотрена в виде лишения свободы на срок от 8 лет вплоть до пожизненного лишения свободы.

Таким образом, сбыт наркотиков является наиболее тяжким преступлением, предусмотренным УК РФ, за совершение которого человек может получить высшую меру наказания – пожизненное лишение свободы. Учитывая особую общественную опасность сбыта наркотических средств, настоящая ответственность отвечает нынешним реалиям жизни, связанным с тотальным процессом глобализации наркобизнеса.

Однако, на практике, достаточно большое количество выявляемых фактов сбыта наркотических средств, связано с минимальным превышением установленных количественных требований к массе вещества. В зависимости от части статьи 228.

1, в большинстве случаев, регистрируется минимальное превышение изъятого наркотика подпадающего под признаки – значительного, крупного и особо крупного размера.

Настоящий факт косвенно свидетельствует о том, что необходимое количество изъятого наркотика было создано в условиях, выгодных сотрудникам ФСКН для квалификации по определенной части статьи 228.1 и повышения уровня показателей по выявлению преступлений.

Вместе с тем, если досконально проанализировать обстоятельства, а главное, личность наркоторговца, у которого было изъятого минимальное количество наркотика, подпадающего под определенную часть статьи 228.1, то сразу становится понятным, что это никакой ни «наркобарон», а как правило, обычный человек, попавший под уголовное преследование.

Более чем в 90% случаев, основными доказательствами виновности человека в сбыте наркотиков, при «сомнительных обстоятельствах», является проведение оперативными сотрудниками ФСКН оперативно-розыскного мероприятия – проверочная закупка.

Помимо настоящих наркоторговцев, попадающих в ходе данного ОРМ, довольно часто встречаются обычные граждане, которые за свою жизнь не совершили ни одного преступления, даже нарушения правил дорожного движения. Они, как правило, имеют стабильную работу (престижное место учебы), семью, детей ….

По каким причинами данные люди в один момент из социально благополучных граждан превратились в наркоторговцев?

Ответ прост. Наркозависимые люди, как правило, находятся под пристальным надзором оперативных сотрудников, которые зачастую используют их болезненное состояние в своей псевдо борьбе с наркобизнесом.

Настоящий процесс выглядит следующим образом: оперативные сотрудники выявляют факт незаконного хранения или употребления наркозависимым человеком, после чего, под угрозой лишения его свободы, ограничения употребления им жизненно необходимой дозы наркотических средств, заставляют его провоцировать своих близких родственников, друзей, просто знакомых на передачу ему дозы.

Причем, передача этой дозы осуществляется, естественно, под контролем тех же оперативных сотрудников, однако, уже в рамках ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» в качестве оперативно эксперимента.

Каким образом, можно противостоять настоящим незаконным действиям, напрямую указывающим, на совершение провокации сбыта, но формально подпадающим под признаки преступления, предусмотренного ст. 228.1 УК РФ?


В данном случае, необходимо выстроить единственную версию, основанную исключительно на фактически имевшем провокационном событии. 
Только планомерная юридическая защита невиновного человека приведет к его оправданию.


Ключевым фактом при доказывании невиновности является установление именно факта самой провокации, что с позиции ФЗ «Об ОРД» свидетельствует о нарушении статьи 5, в которой говорится, что органам ФСКН запрещается подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий граждан, то есть совершать их провокацию.

Читайте также:  Документы для вступления в наследство на квартиру - полный перечень

Способами юридической защиты в данном случае являются:


  • детальный допрос лица, принимавшего наркотик;

  • допрос лиц, участвовавших в ОРМ в качестве представителей общественности;

  • установление факта наличия между сбытчиком и покупателем доверительных отношений;

  • анализ аудио-видео записей с целью выявления фраз и действий, провоцирующих сбытчика к совершению преступления;

  • скрупулезный анализ действий сотрудников ФСКН (стоит помнить, что их основной задачей являются не действия по выявлению преступлений, а действия по пресечению совершения преступлений).


Адвокаты коллегии адвокатов «Легис Групп» имеют положительный опыт ведения дел по провокации сбыта наркотиков, что подтверждается реальными судебными делами, проведенными как в рамках российской юстиции, так и в международном Суде.

Максим ДОМБРОВИЦКИЙ, адвокат, управляющий партнер Московской коллегии адвокатов «Легис Групп»

Как доказать провокацию при сбыте наркотиков

Статья 228.1 УК РФ предусматривает ответственность за сбыт наркотиков и психотропных веществ. Сотрудники правоохранительных органов, в целях сбора улик и доказательств вины подозреваемых, нередко сами прибегают к нарушению закона и допускают неправомерные действия при сборе доказательств.

Доказательства вины по уголовным делам, заведенным в соответствии по ст. 228.1 УК РФ, часто строится на результатах оперативно-розыскных мероприятий, таких как «оперативные эксперименты», «проверочные закупки», «контролируемые поставки» и т.п.

Согласно закону, сотрудникам правоохранительных органов, обладающих данными о причастности определенных лиц к сбыту наркотиков, разрешено искусственно создавать условия, при которых могут быть получены доказательства их преступной деятельности.

Важным условием проведения подобных операций является наличие у подозреваемого умысла на сбыт, сформированного независимо от действий сотрудников правоохранительных органов и подконтрольных им лиц, участвующих в мероприятии.

Что такое сбыт

Незаконный сбыт наркотических средств — это их возмездная или безвозмездная реализация лицом, не имеющего для этого законных оснований. Реализация запрещенных веществ может осуществляться различными способами: продажа, обмен, дача взаймы и т. д.

Передача средств от сбытчика к приобретателю может осуществляться непосредственно из рук в руки, либо путем их закладки в тайник и сообщения приобретателю о месте его нахождения. Ответственность за сбыт наркотических средств наступает по ст. 228.

1 Уголовного кодекса РФ независимо от количества найденных веществ.

Об умысле виновного на сбыт могут свидетельствовать ряд обстоятельств: изготовление, хранение, приобретение, расфасовка и перевозка наркотиков лицом, которое само их не употребляет.

Прямым доказательством умысла является также договоренность с потребителями о доставке наркотиков. Преступление, совершенное обвиняемым, квалифицируется как сбыт в том случае, если он является владельцем наркотиков.

Если же передача наркотиков потребителю осуществляется по просьбе третьего лица, то такие действия квалифицируются как соисполнительство в незаконном сбыте.

Введение инъекции другому лицу не считается сбытом, если средство принадлежит самому потребителю либо было приобретено совместно потребителем и лицом, делающим ему укол. Сбытом также не является использование незаконно приобретенного наркотического средства для лечения животных.

В соответствии с уголовным кодексом РФ, сбыт считается законченным преступлением с того момента, как выполнены все необходимые действия по передаче наркотических средств приобретателю, независимо от их фактического получения, в том числе — при проверочной закупке либо в ходе другого оперативно-розыскного мероприятия в соответствии с Федеральным законом № 144 от 12.08.95. К запрещенным средствам относятся психотропные препараты и наркотические вещества, представленные в любой форме — таблетки, порошки, смеси для курения, растения и их части, жидкости для инъекций и пр. Изъятие запрещенных средств в ходе оперативно-розыскных действий сотрудников правоохранительных органов не оказывает влияния на квалификацию преступления и считается оконченным, то есть виновному придется отвечать не за «покушение на сбыт», а именно за «сбыт», в соответствии со ст. 228.1 Уголовного кодекса без ссылки на ст. 30.

Покушение на сбыт — это попытка передачи наркотика, которая была сорвана по независящим от сбытчика обстоятельствам.

Если лицо осуществляет незаконную деятельность в виде приобретения, хранения, перевозки, пересылки, изготовления, рафинирования и фасовки запрещенных средств в целях осуществления умысла на сбыт, это означает, что тем самым оно подготавливает эти средства к реализации и отвечает по закону за покушение на сбыт. (ст. 228.1, ст. 30, ч.3).

По современным нормам законодательства, согласно введенным поправкам, хранение является не приготовлением к сбыту, а покушением на сбыт, из-за чего меняется мера ответственности с ½ до ¾ от максимального от максимального срока за сбыт.

Что такое провокация сбыта наркотиков

Провокация сбыта наркотиков представляет собой искусственное создание условий, способных подтолкнуть человека на совершение преступления при отсутствии объективных данных, что преступление было бы точно совершено без вмешательства со стороны полицейских или их агентов.

Оперативные сотрудники, стремясь получить доказательства в целях обвинения, часто своими действиями либо действиями своих агентов создают искусственно условия для совершения преступления и подталкивают человека к его совершению. Лицо, которое совершило преступление в результате прямой провокации полиции или их агентов, уголовной ответственности не подлежит.

Согласно законодательству, при сборе доказательств сбыта наркотических средств посредством «оперативного эксперимента» или «проверочной закупки», следствие обязано доказывать объективную и субъективную сторону совершенного преступления.

Под объективной стороной понимаются фактические действия обвиняемого лица по передаче психотропного вещества или наркотического средства, которые могут осуществляться в разных формах: сообщение адреса, передача из рук в руки и пр.

Под субъективной стороной принято понимать направленность умысла именно на сбыт психотропного вещества или наркотического средства. Умысел преступника должен быть направлен именно на сбыт запрещенного средства, и он должен быть сформирован до начала проведения следственно-розыскных мероприятий.

Как доказать провокацию сбыта наркотиков

В суде первой инстанции очень сложно доказать провокацию на сбыт и адвокаты часто идут по пути наименьшего сопротивления, стараются переквалифицировать действия своего подзащитного на пособничество в приобретении и получение им условного срока.

При получении обвинительного приговора лицом, преступные действия которого были спровоцированы правоохранительным органами при проведении оперативно-розыскных мероприятий, нужно обращаться в вышестоящие суды вплоть до Европейского суда по правам человека.

Доказательства провокации:

  • действия подсудимого совершались исключительно по инициативе, исходящей от лица, выступающего закупщиком наркотиков, который является сотрудником или агентом полиции;
  • преступление было совершено в результате длительных просьб, уговоров, постановкой условий или открытых угроз со стороны провоцирующего лица, склоняющего к этому преступлению;
  • отсутствие в материалах уголовного дела объективных данных о причастности обвиняемого к сбыту наркотиков (то есть отсутствуют основания для проведения против него таких мероприятий).

В таком случае действия подсудимого признаются совершенными в результате провокации преступления.

Стороной обвинения должны приводиться доказательства того, что наркотики принадлежали сбытчику либо третьему лицу с которым он вступил в сговор на совершение преступления. Следствие должно доказать, что подсудимый осознавал противоправность своих действий и ставил перед собой цель именно распространения (сбыта) наркотиков, передачи их лицам, которые не являются их владельцами.

На первом этапе расследования сотрудники, пользуясь юридической безграмотностью обвиняемого, часто сознательно вводят его в заблуждение относительно квалификации его действий.

Они стараются его убедить, что именно он является сбытчиком в данной ситуации и квалифицируют его действия как сбыт (ст. 228.

1 УК РФ), то есть путем обмана получают нужные для стороны обвинения доказательства, присутствует объективная составляющая обвинения.

В протоколах отражаются данные, свидетельствующие о сбыте, и отсутствует информация о возможной провокации со стороны полиции. Адвоката нужно подключать на самом раннем сроке начала судебного разбирательства, чтобы обвиняемый не успел поставить подписи под тем, чего он на самом деле не совершал, так как затем опровергнуть это бывает, как правило, весьма затруднительно.

Часто задержанного уговаривают дать показания, что наркотические средства были им приобретены до начала проведения оперативных мероприятий.

Одним из частых подтасовок является приобщение к делу телефонного разговора, где ведутся переговоры о передаче средства, и отсутствует информация о предыдущих звонках закупщика, которые могут служить доказательством того, что имела место провокация со стороны закупщика.

Нужно помнить также, что если задержанный давал объяснения в отсутствии адвоката, то такие объяснения доказательством его вины считаться не могут.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector