Постановление Самарского районного суда г. Самары о продлении срока наложения ареста имущества

Все чаще гражданам России приходится сталкиваться с таким понятием, как арест имущества должника судебными приставами. И мало кто знает, что процедура должна проходить в соответствии с определенным регламентом. На законодательном уровне определены активы должника, подлежащие аресту. Есть и предметы, которые пристав не может изымать при определенных обстоятельствах.

Зачем арестовывают имущество должника

Многочисленные финансовые кризисы сильно ухудшили материальное положение россиян. В последние два-три года многие потеряли работу и единственный доход. Неизбежным следствием стал рост задолженности по банковским займам, за услуги ЖКХ и т. д.

Кредиторы обращаются в суд с требованием взыскать средства в принудительном порядке. Но и в этом случае многие не спешат закрывать свои обязательства. Одни ссылаются на сложные личные обстоятельства. Вторые не согласны с вердиктом суда и ищут способ его обжаловать. Третьи игнорируют требования со стороны кредиторов и ФССП.

Займодавцы же заинтересованы в скорейшем возврате своих средств. Для воздействия на нерадивых должников в Федеральном законе «Об исполнительном производстве» предусмотрены разные меры и методы. Но и здесь возникают проблемы. Запрет на выезд за границу не актуален в последние годы. Из-за эпидемической ситуации многие вообще не планируют покидать пределы своего города.

К наиболее действенным способам влияния на заемщиков относят арест их банковских счетов/карт и собственности. И все чаще взыскатели передают судебным приставам заявления с требованием о наложении ареста на имущества должника. Второй вариант считается достаточно сложным.

К нему прибегают, если у неплательщика есть недвижимость или автотранспорт, которые можно изъять в счет погашения задолженности. Либо пристав устанавливает, что на имя данного гражданина не открыт ни один счет/карта в банках, он официально не работает, не имеет дохода.

Закон об исполнительном производстве не запрещает использовать арест имущества должника и в иных ситуациях, если для этого есть основания. Например, авто, квартира, некоторое оборудование находятся в залоге у взыскателя. Или должник вносит на счет минимальные суммы, которых не хватает для закрытия всех обязательств.

Постановление Самарского районного суда г. Самары о продлении срока наложения ареста имущества

Когда накладывается арест на имущество должника приставами

Пристав не может по собственному желанию просто прийти домой к должнику и забрать все, что можно изъять. Основание для ареста имущества должника судебными приставами — ИП. А его открывают при наличии исполнительного листа или судебного приказа.

Территориальные подразделения ФНС или ГИБДД могут даже не обращаться в суд для получения решения. Они сразу пересылают в ФССП требования о принудительном взыскании задолженности. Постановление о возбуждении исполнительного производства предъявляют должнику под роспись или высылают ему заказным письмом.

Важна дата уведомления неплательщика. От нее отсчитывается срок, отводимый на добровольное погашение задолженности. Если постановление отправлено почтой, дата вручения и будет считаться днем уведомления.

Важный момент! Пока не истек срок, отводимый для добровольного погашения, пристав не имеет права использовать меры принудительного воздействия. Но и здесь есть исключения.

Например, гражданин отказался получать свой экземпляр постановления.

Либо взыскатель подает ходатайство о наложении ареста на имущество должника, опасаясь его продажи, перевода на третьих лиц, приведения в негодное состояние.

Проверить наличие исполнительных производств можно на сайте https://fsspgov.ru/. На главной странице любой желающий может указать свои данные. Если хотя бы одно ИП открыто, можно ожидать визита приставов и наложения ограничений на банковские счета и собственность.

К какому имуществу должника не применяется арест

Обременение не означает, что гражданин остается на улице и без минимального набора вещей. В соответствии со ст. 446 ГПК РФ пристав не имеет права обращать взыскание на:

  • квартиру, частный дом или их часть, если они являются единственным жильем как самого должника, так и лиц, проживающих с ним. Исключением являются жилые помещения, находящиеся в залоге у кредитора, ставшего инициатором судебного разбирательства и исполнительного производства. К этому же пункту можно отнести земельные участки, на которых расположен дом неплательщика. И здесь также есть исключение — договор залога;
  • мебель, предметы обстановки, личные вещи. Но можно арестовать, например, норковые шубы, десятки коробок с сапогами от всемирно известных брендов, антикварную мебель, технику последнего поколения;
  • оборудование, если оно требуется гражданину для получения дохода. Но в рамках исполнительного производства возможен арест имущества должника стоимостью свыше 10 тысяч рублей;
  • скот, включая кур, уток, пчел, кроликов, если их разводят для обеспечения личных потребностей. Животных можно содержать для получения молока или потомства. Нельзя изъять корма, необходимые для содержания животных в холодные месяцы, когда их нельзя выгнать на пастбища. Аресту не подлежат любые строения, если они предназначены для содержания скота;семенной материал, предназначенный для посадки или посева;
  • выявленные продукты питания. Если пристав обнаружил денежные средства, он может изымать только то, что превышает прожиточный минимум. При этом в расчет принимают не только должника, но и его детей, иных лиц, находящихся на иждивении;
  • топливо, если оно предназначено для обогрева дома и/или приготовления пищи;
  • транспортное средство, если оно принадлежит лицу с ограниченными возможностями передвижения. Мораторий на арест имущества должника распространяется и на иные предметы обихода, если они облегчают жизнь гражданина-инвалида;медали, госнаграды, призы, полученные на соревнованиях и т. д.;
  • животные, обозначенные в Федеральном законе № 498-ФЗ от 27.12.2018 года, если они не используются в предпринимательских целях.

Запрет на арест имущества должника судебными приставами распространяется на собственность гражданина, находящуюся в залоге у иного кредитора.

Важный момент! Ни сам пристав, ни понятые, ни представители взыскателя не имеют права проводить обыск у неплательщика. Они не могут вытаскивать вещи из шкафов, проверять, что лежит в книгах или за ними и т. д.

Есть еще один нюанс. Стоимость изымаемых вещей, недвижимости, предметов быта должна быть сопоставима с суммой задолженности. Если гражданин не оплатил штрафы в пределах 20 тыс. рублей, пристав не будет описывать автомобиль за 3 млн. Скорее всего он ограничится арестом банковских карт/счетов.

Постановление Самарского районного суда г. Самары о продлении срока наложения ареста имущества

Порядок наложения ареста на имущество должника

Граждане в большинстве случаев не имеют возможности погасить задолженность в течение отведенных 5-ти дней. Многие и не собираются это делать. В этом случае пристав может наложить арест на имущество должника. Процедура проходит по следующему алгоритму:

  1. Сотрудник ФССП приходит к гражданину домой. Он обязан предъявить ему постановление о проведении ареста и дать документ на подпись.
  2. Проводится осмотр помещения (дома, квартиры, участка).
  3. Пристав заполняет опись имущества. Для каждой вещи он указывает ее отличительные характеристики, обозначает оценочную стоимость.
  4. Работник ФССП составляет акт ареста имущества должника, обозначает вид ограничений, проставляет отметки об изъятии, если оно имело место. Если вещи переданы кому-либо на ответственное хранение, указывается конкретное лицо. Это может быть и непосредственно должник.

Закон позволяет приставу входить в жилье неплательщика даже в его отсутствие. Но он обязан пригласить двух понятых. Эти люди обязательно подписывают акт. Также свои автографы ставят пристав и должник.

Копию документа сотрудник ФССП передает каждому участнику процесса, включая взыскателя. И сделать это надлежит не позднее дня, следующего за датой составления.

Если что-либо изымается сразу, то и акт всем заинтересованным лицам передается немедленно.

Применительно к порядку ареста имущества должника судебным приставом необходимо отметить несколько важных моментов:

  1. вещи в большинстве случаев сразу не забирают. Исключение делается для скоропортящихся продуктов, деликатесов. Их пристав направляет на реализацию. Также изъятию подлежат драгоценности и денежные средства в сумме, превышающей прожиточный минимум;
  2. если ориентировочная стоимость вещей не превышает 30 тысяч рублей, пристав может проводить оценку самостоятельно. В остальных случаях он обязан пригласить оценщика. Если должник не согласен с озвученной суммой, он может обратиться к независимому оценщику. Но и оплачивать услуги будет сам;
  3. неплательщик имеет право самостоятельно реализовать заложенное имущество стоимостью не более 30 тысяч рублей. На это ему дается 10 дней. Если же должник не смог продать вещи и предметы, обозначенные в описи, их направят на принудительную продажу. Также взыскатель может оставить их за собой.

Отдельно стоит сказать о наложении ареста на недвижимое имущество. Если это произошло, соответствующая информация в течение трех дней по каналам межведомственного взаимодействия пересылается в Росреестр. После этого никакие сделки с арестованной недвижимостью невозможны.

Что нельзя делать с арестованным имуществом

При составлении акта пристав вправе указать, что некоторые предметы быта, вещи передаются под охрану некоторому лицу, включая непосредственно должника. Здесь же обозначается, что можно и нельзя делать с этим имуществом. И ответственное лицо не должно выходить за рамки этих полномочий.

Пристав может полностью запретить пользоваться арестованными вещами, если это приведет к ухудшению их потребительских качеств, снижению стоимости. В то же время лицо, которому передали имущество на хранение, может пользоваться им, если без этого невозможно обеспечить его сохранность. Согласие пристава можно не запрашивать.

Если арест наложен на недвижимое имущество или автотранспорт, собственник не имеет права пытаться их продать, подарить третьим лицам, распорядиться иным способом. Важно понимать, что ни Росреестр, ни ГИБДД смену собственника не зарегистрируют.

Ответственность за ненадлежащее обращение с имуществом, переданным на хранение

Обязанности лица, которому пристав-исполнитель передал на временное хранение арестованные вещи, обозначены в ст. 901 и 902 ГК РФ. Если указанные требования нарушены, допущена растрата, уничтожение или передача домашней утвари третьему лицу, ответственность наступит в соответствии со ст. 312 УК РФ.

Виновного могут:

  • оштрафовать на сумму до 80 тысяч рублей. Как вариант, это может быть доход осужденного за срок до полугода;
  • приговорить к обязательным работам на 480 часов или менее;
  • приговорить к принудительным работам на 2 года;
  • арестовать на 6 месяцев;
  • лишить свободы на 2 года максимум.
Читайте также:  Теперь арендовать жилье можно за счет государства – запущен новый проект социального жилья

Статьи ГК РФ предусматривают, что виновное лицо будет обязано восстановить утраченные предметы или компенсировать их стоимость, если не сможет доказать свою непричастность к произошедшему.

Постановление Самарского районного суда г. Самары о продлении срока наложения ареста имущества

Как снять арест с имущества

Сразу нужно отметить, что снятие обременения невозможно, имущество подлежит конфискации по решению суда в связи с тем, что гражданин совершил преступление.

Если же арест наложен в качестве меры воздействия на неплательщика, снять его можно, выбрав один из следующих способов:

  1. Полное погашение задолженности. Желательно при этом получить у взыскателя официальную справку, подтверждающую урегулирование проблемы. В этом случае должник записывается на прием к приставу с заявлением и подтверждающими документами.
  2. Обращение в суд. Этот способ следует выбирать, при наложении ареста на имущество, не принадлежащее должнику. Основание — ст. 119 ФЗ-219. Подать заявление может владелец спорной собственности.

Обращение в суд потребуется и в ситуации, когда меры воздействия, выбранные работниками ФССП, не сопоставимы с суммой задолженности.

Например, не оплачен налог в размере 2 тысяч рублей, а за это новейший телевизор отправлен на торги.

Как обжаловать арест имущества

Приставы в своей работе обязаны руководствоваться положениями Федерального закона № 229-ФЗ. Но так бывает далеко не всегда.

Работник ФССФ может спешить, чтобы закрыть исполнительные производства, например, до конца года или перед уходом в отпуск. Результатом становится арест имущества, перечисленного в ст. 446 ГПК РФ, принадлежащего третьим лицам.

Либо процедура проведена с нарушениями, например, неплательщику не предоставлен законный срок на добровольное закрытие обязательств.

Если это произошло, должник имеет право обжаловать постановление о наложении ареста на имущество, составленное приставом-исполнителем:

  • на административном уровне. Гражданин составляет заявление о снятии обременения на имя непосредственного исполнителя, приводит свои доводы и прикладывает подтверждающие документы. Если работник ФССП игнорирует обращение либо отказывает в удовлетворении требований, должник может обратиться к его непосредственному руководителю;
  • на уровне искового производства. В этом случае заявление подается в городской или районный суд. Приложения — акт о наложении ареста, документы на имущество и т. д. Рассмотреть требование обязаны в течение 5-ти дней с момента принятия иска к рассмотрению.

Гражданин вправе сначала обратиться к приставу с требованием о снятии ареста с имущества должника, потом в суд при отсутствии результата. Но можно не ждать и одновременно заявлять о нарушениях в обе инстанции.

Заключение

Арест имущества — один из актуальных способов воздействия на злостных должников по налогам, кредитам, иным платежам. Вынести решение о наложении обременения в рамках исполнительного производства может судебный пристав-исполнитель. В ходе процедуры он обязан составить опись и акт о наложении ареста.

Изъятию не подлежат предметы, вещи, объекты движимого имущества, перечисленные в ст. 446 ГПК РФ. Если пристав наложил ограничения на вещи третьих лиц, его действия можно обжаловать в административном или судебном порядке.

Проверить законность арестов на имущество должника можно на сайте https://fsspgov.ru/. Здесь отображаются данные обо всех исполнительных производствах, открытых в отношении конкретного человека.

Кс забраковал нормы упк, связанные с арестом имущества

Постановление Самарского районного суда г. Самары о продлении срока наложения ареста имущества ksrf.ru

Конституционный суд РФ признал не соответствующим Конституции ряд положений Уголовно-процессуального кодекса РФ, касающихся вопросов, которые должны разрешаться судом при вынесении приговора.

Поводом для оценки конституционности ч. 1 ст. 73 (обстоятельства, подлежащие доказыванию), ч. 1 ст. 299 (вопросы, разрешаемые судом при постановлении приговора) и ст. 307 (описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора) УПК РФ стала жалоба жительницы Волгоградской области.

В марте 2016 года несколько граждан были признаны виновными по ст. 159 УК РФ и осуждены за хищения денег вкладчиков жилищно-строительного кооператива.

За потерпевшими было признано право на удовлетворение гражданских исков, а вопрос о размере возмещения вреда передан на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства. При этом был сохранен до полного возмещения вреда арест, ранее наложенный на ряд имущественных объектов.

В их числе – двухкомнатная квартира в Волгограде и автомобиль женщины, участвовавшей в уголовном деле как свидетель. В качестве обвиняемой, гражданского ответчика или лица, обязанного возместить вред, причиненный виновными, она не привлекалась.

Владелица автомобиля и квартиры подала кассационные жалобы, однако они остались без удовлетворения.

Суды указывали, что обстоятельства, послужившие основанием для наложения ареста на имущество, не отпали, и нашли подтверждение в ходе рассмотрения уголовного дела по существу: эти объекты были переданы одной из осужденных в собственность свидетельницы, являвшейся соучредителем юрлица, созданного для сохранения денежных средств и имущества, добытых преступным путем.

Женщина подала жалобу в КС РФ, указывая, что ч. 1 ст. 73, ч. 1 ст. 299 и ст.

 307 УПК РФ не соответствуют Конституции, поскольку из-за пробела в действующем правовом регулировании позволяют суду после вступления приговора в силу сохранить арест, ранее наложенный на имущество, без установления, доказывания и изложения в приговоре обстоятельств, подтверждающих, что это имущество получено в результате совершения преступления или является доходами от этого имущества.

Если решение вопроса о судьбе имущества, подлежащего конфискации, урегулировано УПК РФ, то в отношении имущества, не подлежащего конфискации, но подвергнутого аресту для обеспечения гражданского иска имеется, по мнению заявительницы, правовая неопределенность, позволяющая ограничивать права его собственников.

Как отметил КС РФ, наложение ареста на имущество не может быть произвольным и должно быть обусловлено предполагаемой причастностью конкретного лица к преступной деятельности или предполагаемым преступным характером происхождения конкретного имущества либо основываться на законе, устанавливающем материальную ответственность лица за действия подозреваемого или обвиняемого.

Наложение ареста на имущество иных лиц допускается лишь в целях обеспечения предполагаемой конфискации имущества или сохранности имущества, относящегося к вещественным доказательствам по уголовному делу, и лишь при условии, что относительно имущества имеются достаточные основания полагать, что оно получено в результате преступных действий подозреваемого, обвиняемого либо использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия преступления либо для финансирования преступной деятельности.

Вынося приговор, суд разрешает в нем, помимо прочих, вопросы о том, подлежит ли удовлетворению гражданский иск, в чью пользу и в каком размере, как поступить с имуществом, на которое наложен арест, как поступить с вещественными доказательствами.

Вместе с тем в предмет доказывания по уголовному делу, в состав вопросов, разрешаемых судом при постановлении приговора, и в содержание описательно-мотивировочной части обвинительного приговора формально не включен вопрос о правовых основаниях использования имущества лица, не являющегося обвиняемым или материально ответственным, для возмещения причиненного потерпевшему вреда. Это позволяет оставить вопрос об обоснованности ареста нерешенным.

Наложение ареста на имущество относится к мерам процессуального принуждения и носит временный характер. Поэтому наложение ареста на имущество в целях обеспечения гражданского иска в уголовном деле не может выходить за временные рамки уголовно-процессуальных отношений, связанных с расследованием и разрешением данного уголовного дела.

Таким образом, сохранение ареста на имущество лица, не являющегося обвиняемым или материально ответственным, для обеспечения гражданского иска после вступления приговора в законную силу означает несоразмерное и необоснованное умаление права собственности, не отвечает конституционным критериям справедливости и соразмерности ограничений прав и свобод, не обеспечивает гарантии охраны собственности законом и гарантии судебной защиты, а потому противоречит Конституции РФ.

Дальнейшее после постановления приговора производство по гражданскому иску в целях разрешения вопроса о размере возмещения также предполагает возможность обеспечения иска посредством наложения ареста на имущество, который, однако, не может произвольно применяться к имуществу лица, не являющегося обвиняемым или лицом, несущим материальную ответственность.

Тем не менее необходимость достижения баланса прав и законных интересов лица, на имущество которого наложен арест, с одной стороны, и прав потерпевших, с другой стороны, не исключает правомочия федерального законодателя осуществлять правовое регулирование такого ареста для целей возмещения причиненного вреда. К нему может относиться предоставление надлежащих процессуальных гарантий защиты прав лиц, у которых находится это имущество, и установление процедурных механизмов перевода ареста этого имущества из уголовного в гражданское судопроизводство в случае признания в приговоре права на удовлетворение гражданского иска при обосновании в нем фактической принадлежности имущества, находящегося у лица, не являющегося подозреваемым, обвиняемым, осужденным или материально ответственным, лицу, признанному приговором виновным в совершении преступления.

В результате КС РФ признал ч. 1 ст. 73, ч. 1 ст. 299 и ст.

 307 УПК РФ не соответствующими Конституции в той мере, в какой они позволяют сохранять после вступления приговора в законную силу арест, наложенный в рамках производства по уголовному делу на имущество лица, не являющегося обвиняемым или лицом, несущим по закону материальную ответственность за его действия, в целях обеспечения гражданского иска.

Правоприменительные решения, вынесенные в отношении заявительницы и основанные на оспариваемых положениях УПК, подлежат пересмотру в установленном порядке.

Постановление КС не подлежит обжалованию и вступает в силу со дня официального опубликования.

Поиск решений судов общей юрисдикции

Р Е Ш Е Н И Е

Именем Российской Федерации

04 июня 2019 года Самарский районный суд в составе председательствующего Саломатин А.А.

с участием прокурора Мирошниченко Е.Б.,

при секретаре Михальчук И.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело № 2-872/2018 по иску Департамента управления имуществом городского округа Самара к Трубиной Наталье Юрьевне, Трубину Владимиру Николаевичу, Адильшаевой Анне Владимировне, Адильшаевой Екатерине Марленовне, Адильшаеву Марлену Абликимовичу о выселении из жилого помещения с предоставлением другого благоустроенного жилого помещения посредством заключения договора мены,

у с т а н о в и л:

Департамент управления имуществом городского округа Самара обратился в Самарский районный суд с указанным выше иском, в обоснование заявленных требований указав, что ответчики проживают и Трубин В.Н. и Трубина Н.Ю. являются собственниками жилого помещения, расположенного по адресу: .

Распоряжением первого заместителя главы городского округа Самара от ДД.ММ.ГГГГ №-рмногоквартирный дом, расположенный по адресу: признан аварийным и подлежащим реконструкции.

Вышеуказанный дом включен в государственную программу «Развитие жилищного строительства в » до 2021 года (Далее – программа), утвержденную Постановлением правительства от ДД.ММ.ГГГГ №.

В целях реализации вышеуказанной программы, Департамент управления имуществом г.о. Самара предложил ответчикам заключить договор мены и переселиться в квартиру, расположенную по адресу: .

Ссылаясь на то, что ответчики свое согласие на переезд до настоящего времени не выразили, истец обратился в суд с указанным иском и просил выселить ответчиков из жилого помещения, расположенного по адресу: предоставлением другого благоустроенного жилого помещения общей площадью 52,1 кв.м., расположенного по адресу: , посредством заключения договора мены.

  • В судебном заседании представитель истца, действующий на основании доверенности, требования поддержал, просил суд их удовлетворить по изложенным основаниям.
  • Ответчики в судебном заседании не возражали против удовлетворения заявленных требований, заявив что они согласны на заключение договора мены.
  • Выслушав заключение прокурора, полагавшего иск не обоснованным, исследовав материалы дела, суд считает исковые требования не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.
Читайте также:  Как оформить в аренду участок под гараж ?

Судом установлено и подтверждается материалами дела, что проживают и Трубин В.Н. и Трубина Н.Ю. являются собственниками жилого помещения, расположенного по адресу: .

Распоряжением первого заместителя главы городского округа Самара от ДД.ММ.ГГГГ №-рмногоквартирный дом, расположенный по адресу: признан аварийным и подлежащим реконструкции.

Вышеуказанный дом включен в государственную программу «Развитие жилищного строительства в » до 2021 года (Далее – программа), утвержденную Постановлением правительства от ДД.ММ.ГГГГ №.

Согласно доводам иска, в целях реализации вышеуказанной программы, Департамент управления имуществом г.о. Самара предложил ответчикам заключить договор мены и переселиться в квартиру, расположенную по адресу: .

Между тем, как следует из материалов дела, до обращения в суд с иском истец не предлагал ответчикам заключить договор мены, осмотреть квартиру для обмена жилыми помещениями, не выдавал ответчикам смотровое уведомление, не получал отказ ответчика от осмотра и заключения договора мены.

Следовательно, спора между истцом и ответчиками не имелось, последние не нарушали прав и законных интересов Департамента управления имуществом г.о. Самара и у истца отсутствовали основания к обращению в суд с иском, что подтверждается также и пояснениями ответчиков в судебном заседании, не возражавших против заключения договора мены.

В силу статьи 35 Конституции Российской Федерации право частной собственности охраняется законом (часть1); никто не может быть лишен своего жилища иначе как по решению суда. Принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения (часть 3).

Согласно ч. 10 ст.

32 ЖК РФ признание в установленном Правительством Российской Федерации порядке многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции является основанием предъявления органом, принявшим решение о признании такого дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции, к собственникам помещений в указанном доме требования о его сносе или реконструкции с разумный срок. В случае, если данные собственники в установленный срок не осуществили снос или реконструкцию указанного дома, земельный участок, на котором расположен указанный дом, подлежит изъятию для муниципальных нужд и соответственно подлежит изъятию каждое жилое помещение в указанном доме, за исключением жилых помещений, принадлежащих на праве собственности муниципальному образованию, в порядке, предусмотренном частями 1-3, 4-9 настоящего Кодекса.

    В соответствии с частями 1-3, 5-9 ст. 32 ЖК РФ в указанных случаях жилое помещение выкупается у собственника либо ему может быть предоставлено взамен изымаемого жилого помещения другое жилое помещение с зачетом его стоимости в выкупную цену.

При этом стороны должны заключить соглашение о выкупной цене жилого помещении, орган государственной власти или орган местного самоуправления должен принять решение об изъятии жилого помещения, которое подлежит государственной регистрации.

Данный порядок истцом не соблюден.    

В силу ч. 9 ст. 32 ЖК РФ, если собственник жилого помещения не согласен с решением об изъятии жилого помещения либо с ним не достигнуто соглашение о выкупной цене жилого помещения или других условиях его выкупа, орган государственной власти или орган местного самоуправления, принявшие такое решение, могут предъявить в суд иск о выкупе жилого помещения.

Согласно подпункту «и» пункта 20 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от ДД.ММ.

ГГГГ № «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации» требование органа государственной власти или органа местного самоуправления, принявшего решение об изъятии жилого помещения, о переселении собственника изымаемого жилого помещения в другое жилое помещение не может быть удовлетворено, если собственник жилого помещения возражает против этого, так как в соответствии с частью 8 статьи 32 ЖК РФ предоставление собственнику жилого помещения взамен изымаемого жилого помещения допускается только по соглашению сторон.

Из содержания указанных норм следует, что у собственника, проживающего в доме, признанном аварийным и подлежащим сносу, жилое помещение может быть изъято путем выкупа, либо по соглашению с собственником ему может быть предоставлено другое жилое помещение с зачетом его стоимости в выкупную цену при условии соблюдения предварительной процедуры как по направлению органом местного самоуправления собственникам жилых помещений требования о сносе аварийного дома либо его реконструкции, так и последующему принятию органом местного самоуправления решения об изъятии земельного участка, на котором расположен аварийный дом, и каждого жилого помещения, находящегося в таком доме, если собственники жилых помещений в этом доме не выполнили требование о его сносе или реконструкции.

    В силу п. 2 ст. 209 ГК РФ собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, отдавать имущество в залог, а также заключать договоры мены.

    Согласно п. 1 ст. 420 ГК РФ договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей.

    Согласно ст. 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Понуждение к заключению договора не допускается за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена настоящим Кодексом, законом или добровольно принятым обязательством.

    В соответствии с положениями ст. 279 ГК РФ земельный участок может быть изъят у собственника для государственных или муниципальных нужд путем выкупа.

В зависимости от того, для чьих нужд изымается земля, выкуп осуществляется Российской Федерацией, соответствующим субъектом Российской Федерации или муниципальным образованием.

Решение об изъятии земельного участка для государственных или муниципальных нужд принимается федеральными органами исполнительной власти, органами исполнительной власти субъекта Российской Федерации или органами местного самоуправления

Согласно ст. 281 ГК РФ плата за земельный участок, изымаемый для государственных или муниципальных нужд (выкупная цена), сроки и другие условия выкупа определяются соглашением с собственником участка.

При определении выкупной цены в нее включаются рыночная стоимость земельного участка и находящегося на нем недвижимого имущества, а также все убытки, причиненные собственнику изъятием земельного участка, включая убытки, которые он несет в связи с досрочным прекращением своих обязательств перед третьими лицами, в том числе упущенную выгоду.

Порядок обеспечения жилищных прав собственника жилого помещения при изъятии земельного участка для государственных или муниципальных нужд регламентирован ст. 32 ЖК РФ.

Содержащиеся в данной статье нормы основаны на положениях части 3 статьи 35 Конституции Российской Федерации о возможности принудительного отчуждения имущества для государственных нужд только при условии предварительного и равноценного возмещения.

Между тем, судом при рассмотрении настоящего дела установлено, что земельный участок под домом, в котором расположена квартира ответчиков, в установленном законом порядке для муниципальных нужд не изымался.

Решение об его изъятии в установленном законом порядке не принималось, в связи с чем, ссылка представителя истца на положения ст.

279, 281 ГК РФ не может быть принята во внимание, поскольку требований об изъятии земельного участка под квартирой ответчика истцом не заявлено, кроме того, суду не предоставлены доказательства подтверждающие формирование такового земельного участка и регистрацию права собственности ответчика на него.

В силу положений ст. 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена настоящим Кодексом, законом или добровольно принятым обязательством.

Суд считает, что действующее гражданское законодательство не предусматривает возможности возложения на ответчика обязанности по заключению договора мены принадлежащего ему на праве собственности жилого помещения, поскольку таковое возложение будет нарушать принцип свободы договора и противоречить основополагающим принципам гражданского права.

Учитывая, что истец не подтвердил факт принятия уполномоченным органом решения об изъятии земельного участка для муниципальных нужд, решения об изъятии жилого помещения, не произвел оценку рыночной стоимости принадлежащего ответчику жилого помещения, а также убытков, связанных с изъятием жилого помещения, предусмотренных ч. 7 ст. 32 ЖК РФ, не заключил с ответчиком (собственником жилого помещения) соглашение о выкупной цене, отказ ответчиков от выселения и от заключения договора мены является правомерным, а требования истца — не основанными законе и не подлежащими удовлетворению.

  1. Суд полагает абсурдными доводы истца о необходимости удовлетворения исковых требований в связи с тем, что соблюдение установленной законом процедуры формирования земельного участка под квартирой ответчиков и его последующим выкупом не может быть осуществлено в связи с высоким уровнем затратности данной процедуры, поскольку соблюдение норм закона на территории Российской Федерации не может быть поставлено в зависимость от размера затрат, необходимых на выполнение установленных законом процедур.
  2.     Таким образом, выселение ответчика по основанию, заявленному истцом, не соответствует требованиям жилищного законодательства.
  3.     При таких обстоятельствах суд приходит к выводу о том, что выселение ответчиков, в том числе посредством заключения договора мены жилых помещений, нарушит его права, предусмотренные гражданским и жилищным законодательством Российской Федерации, в связи с чем, считает необходимым в удовлетворении исковых требований отказать.

    На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 194-199 ГПК РФ, суд

  • Р Е Ш И Л:
  • В удовлетворении исковых требований Департамента управления имуществом городского округа Самара к Трубиной Наталье Юрьевне, Трубину Владимиру Николаевичу, Адильшаевой Анне Владимировне, Адильшаевой Екатерине Марленовне, Адильшаеву Марлену Абликимовичу о выселении из жилого помещения с предоставлением другого благоустроенного жилого помещения посредством заключения договора мены отказать.
  • Решение может быть обжаловано в Самарский областной суд через Самарский районный суд в течение месяца с момента изготовления решения суда в окончательном виде.
  • Председательствующий:
Читайте также:  Новые правила приема в первый класс в 2022 году

Мотивированное решение изготовлено 07.06.2019г.

Арест имущества: определение разумного срока

Участников, чьи права и обязанности затронуты институтом наложения ареста на имущество, по принципу закрепления данных прав и обязанностей можно разделить на формальных и материальных1.

К первой категории относятся подозреваемые, обвиняемые или лица, несущие по закону материальную ответственность за их действия (далее – обвиняемые). Ко второй – все иные лица, чей статус применительно к данному институту не урегулирован, перечисленные в ч. 3 ст. 115 УПК РФ.

Верховный Суд нередко называет их собирательно – «лицо, на имущество которого наложен арест»2.

Долгое время лица, относящиеся ко второй группе, в силу отсутствия специального процессуального статуса, а также формально закрепленных прав и обязанностей сталкивались с проблемами, которые нередко становились предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ3. Например, до 2015 г. в практике встречались случаи, когда суды оставляли жалобы на наложение ареста на имущество данных лиц без рассмотрения, поскольку, по их мнению, участниками уголовного судопроизводства названные лица не являлись4.

Под влиянием практики КС в 2015 г. в уголовно-процессуальный закон были внесены изменения, касающиеся срока наложения ареста на имущество, принадлежащего таким лицам (Федеральный закон от 29 июня 2015 г. № 190-ФЗ). В частности, была изменена ч. 3 ст.

115 УПК, в новой редакции которой был конкретизирован порядок наложения ареста на имущество иных лиц и определены его сроки, а также введено требование разумности данного срока и порядок продления ареста судом и др.

Указанные изменения, безусловно, преследовали благую цель: урегулировать статус лиц, столкнувшихся с наложением ареста на их имущество, но не имеющих статус обвиняемых.

Тем не менее до сих пор можно говорить о сложившемся неравенстве между нормами, установленными для лиц, перечисленных в ч. 1 и 3 ст.115 УПК.

Обусловлено это, скорее всего, тем, что с жалобами в Конституционный Суд, по которым были приняты упомянутые постановления, обращались иные лица, не являющиеся обвиняемыми, подозреваемыми или лицами, несущими по закону материальную ответственность за свои действия.

Однако полагаю, что такое законодательное разделение нарушает принцип равенства всех перед законом и судом, поскольку ряд процессуальных гарантий не распространяется на обвиняемых.

Например, в отличие от наложения ареста на имущество иных лиц, в отношении имущества, принадлежащего обвиняемому, отсутствует законодательное требование об обязательном указании сроков ареста. Это порождает неравенство не только между лицами, перечисленными в ч. 1 и 3 ст.

115 УПК, но и между лицами, обозначенными в ч. 1 данной статьи. Так, отсутствие в ч. 1 ст.

115 Кодекса прямого указания на обязанность определять в судебном постановлении сроки наложения ареста на имущество создает неоднородность практики, в которой встречаются судебные постановления как с обозначением конкретных сроков наложения ареста на имущество, принадлежащее обвиняемому5, так и без такового6. В любом случае, в отличие от иных лиц, отсутствие прямого указания в постановлении суда сроков наложения ареста на имущество обвиняемого не является безусловным основанием для его пересмотра7.

Более того, наличие специальных норм, на мой взгляд, создает порочную практику обхода данных требований в пользу наложения ареста в рамках ч. 1 ст. 115 УПК с указанием в мотивировочной части на фактическую принадлежность данного имущества обвиняемому и фиктивный переход права собственности в пользу третьего лица8.

При этом фактическая принадлежность имущества третьему лицу в постановлениях суда либо не мотивируется9, либо раскрывается крайне формально: «в обоснование фактической принадлежности имущества следователем представлены необходимые документы»10.

При этом в подобных постановлениях суд не перечисляет, какие именно документы послужили подтверждением фиктивности сделок. К тому же сам по себе анализ данного факта на стадии предварительного расследования представляется абсурдом, поскольку для установления фиктивности сделки требуется окончание расследования.

С учетом этого, полагаю, было бы правильным в мотивировочной части постановлений подробно указывать основания, послужившие причиной принятий решения о фиктивности сделок.

Странным представляется и тот факт, что КС, «выступавший когда-то инициатором ряда реформ», связанных с наложением ареста на имущество, не усматривает в данной ситуации нарушений Конституции11. Полагаю, что различия в гарантиях для лиц, перечисленных в ч. 1 и 3 ст. 115 УПК, нивелируют правовые позиции, изложенные в указанных постановлениях Конституционного Суда РФ.

При этом регулирование, посвященное иным лицам, не имеющим статус обвиняемого, на мой взгляд, также нельзя назвать идеальным. В первую очередь это обусловлено отсутствием законодательно установленного предельного срока наложения ареста на имущество.

Что, в свою очередь, нередко приводит к чрезмерно длительному процессу наложения ареста на имущество без должной необходимости12.

Важно отметить, что арест имущества влечет значимые последствия как для организаций в условиях рынка, так и для физических лиц.

В качестве примера рассмотрим Постановление ЕСПЧ по делу «ООО “Аврора Малоэтажное строительство”». Одной из причин обращения в Европейский Суд послужило неоднократное продление ареста имущества Тверским районным судом г.

Москвы после вынесенного КС постановления.

Суммарно срок наложения ареста на имущество составил 7 лет, и хотя ЕСПЧ не признал его существенным при оценке пропорциональности ареста, он указал на его формальное продление судом без анализа реальной необходимости в нем.

Предусмотренные в ч. 3.2, 3 ст. 6.1 УПК требования к критериям оценки разумности срока наложения ареста на имущество крайне размыты и относительны.

Если законодатель при определении разумности срока следует модели целесообразности, то относительность кажется логичной и понятной, поскольку установить какие-либо четкие сроки при таком подходе невозможно13.

В таком случае судья должен оценивать разумность срока применительно к конкретному делу (исходя из его сложности, числа потерпевших, сумм заявленных исков и т.д.).

Разумность наложения ареста на имущество, как и срока уголовного судопроизводства, регулируется в большей степени Федеральным законом «О компенсации за нарушение судопроизводства в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» и КАС РФ.

Обращение в суд за защитой нарушенного права о судопроизводстве в разумный срок в виде чрезмерно длительного наложения ареста на имущество возможно при условии, что продолжительность ареста превысила 4 года (ч. 7.2 ст. 3 Закона).

В связи с этим можно сделать вывод, что попытка установления пределов разумного срока привела к потере смысла данного процессуального требования, поскольку наиболее важными оказались временные рамки, а не целесообразность.

То есть получается, что продолжительность ареста имущества, составляющая 3 года и 11 месяцев, отвечает требованиям разумности, поскольку лицо лишено права на обращение в суд за компенсацией. На мой взгляд, следует согласиться с мнением о том, что в таких условиях ч. 3 ст. 115 и ст. 115.1 УПК во многом сводятся к формальным продлениям без анализа конкретных обстоятельств дела14.

Более того, законное требование соблюдения четырехлетнего срока не означает автоматическое удовлетворение административно-искового заявления. Полагаю, что законодателю следует определиться, какую модель он выберет: разумности срока (анализ обстоятельств конкретного дела) либо установления четких сроков наложения ареста15.

Наиболее универсальной представляется первая модель с оценкой каждого конкретного дела. Во-первых, такой подход полностью совпадает с практикой ЕСПЧ, который даже семилетний срок не признает существенным.

Во-вторых, установить четкие сроки, по моему мнению, невозможно в силу специфики разных дел (следует учитывать такие обстоятельства, как правовая и фактическая сложность дела, поведение участников уголовного судопроизводства, эффективность и достаточность действий суда, прокурора, следователя и т.д.).

В связи с этим, на мой взгляд, целесообразно отменить требование об обязательном соблюдении четырехлетнего срока для обращения в суд в связи с нарушением разумных сроков судопроизводства.

Вместо этого по аналогии с рядом европейских стран (например, в Италии данный срок составляет 5 лет, в Словении – 3 года) принять комплекс мер в виде обязательного требования разумности срока с установлением предельного срока наложения ареста, по истечении которого он должен сниматься автоматически.

Причем этот срок должен регулировать наложение ареста на имущество, принадлежащее как иным лицам, так и обвиняемому. Думается, это позволит создать комплекс гарантий защиты прав лиц, чье имущество арестовано.

В заключение отмечу, что институт ареста имущества демонстрирует ряд серьезных проблем, затрагивающих права участников уголовного судопроизводства, в связи с чем представляется необходимым ввести предельный срок наложения ареста на имущество. Кроме того, современная ситуация, на мой взгляд, не отвечает критерию пропорциональности, поскольку явно не обеспечивает соблюдение баланса частных и публичных интересов, со значительным перевесом в пользу последних.

1 Чекотков А.Ю. Формальный и материальный подходы к регулированию процессуального статуса участников уголовного судопроизводства: необходимость установления баланса // Актуальные проблемы российского права. 2020. №11. С. 207–213.

2 Пункт 1 Постановления Пленума ВС РФ от 25 июня 2019 г. № 19 «О применении норм главы 47.

1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде кассационной инстанции»; п. 2 Постановления Пленума ВС РФ от 27 ноября 2012 г.

№ 26 «О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде апелляционной инстанции».

3 Постановления КС от 31 января 2011 г. № 1-П; от 21 октября 2014 г. № 25-П; от 10 декабря 2014 г. № 31-П; Определение КС от 29 ноября 2012 г. № 2227-О.

4 Постановление президиума Пермского краевого суда от 15 апреля 2011 г. по делу № 44у-1277.

5 Апелляционное постановление Мосгорсуда от 14 декабря 2020 г. по делу № 10-188752/2020.

6 Апелляционное постановление ВС Республики Саха (Якутия) от 5 апреля 2018 г. № 22К – 439.

7 Например, апелляционное постановление Астраханского облсуда от 26 октября 2017 г. № 22К-2254/2017.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector