Образец защитительной судебной речи адвоката по ч. 1 ст. 264 ук рф

                                           Образец защитительной судебной речи адвоката по ч. 1 ст. 264 УК РФ                                     

Пример работы адвоката в Воронеже при защите по уголовному делу от обвинения по ст. 228 УК:

Текст выступления защитника в судебных прениях 

(фактологические обстоятельства защиты, и доказательства защиты их объективно подтверждающие, представленные суду для обсуждения в совещательной комнате в порядке части 2 ст. 73 УПК РФ и оценки каждого из них в тексте приговора)

N.B. Все фамилии в тексте изменены, остальноё правда. Истинно вам говорю.

В этом деле необходимо применить правила презумпции невиновности, даже несмотря на то обстоятельство, что защита доказала каждое из своих утверждений документальными фактами, к которым осталось только честно и, по совести, применить право.

Судебное исследование выявило, что вне всяких сомнений подсудимый подлежит оправданию в предъявленном ему обвинении.

Анализируемое по данному делу предъявленное обвинение не мотивировано фактологически; в нём не показана объективная связанность между обвинительными утверждениями прокурора, и сведениями из административных протоколов о не разъяснении досматриваемому ч. 2 ст. 48 и ст.

51 Конституции перед началом производства административного досмотра, которые представила суду защита, но обвинитель не стал их мотивированно отвергать, отказываясь отвечать на вопросы защитника в ходе исследования представляемых им суду сведений, тем самым не смог поддержать государственное обвинение.

  • Ваша честь! 
  • Отказ обвинителя давать пояснения на вопросы защиты по представляемым им доказательствам – это ни что иное, как наглядное доказательство отсутствия у обвинителя фактологической позиции по делу, и невозможности наглядной демонстрации для Вас объективной логической связанности между сведениями, которым она желала предать силу доказательств, и подлежащими доказыванию фактическими обстоятельствами дела.
  • Защита представила суду достоверные фактические данные, указанные в письменном отношении защитника к предъявленному обвинению, а также в доказательствах защиты, перечисленных в их письменном перечне, приобщённом к материалам дела.
  • По правилам презумпции невиновности прокурор не смог мотивированно отвергнуть доказательства защиты в виде административных протоколов, которые составили будущие свидетели обвинения – авторы административного материала.
  • Подсудимый признал вину в полном объёме, но, высказывая в суде своё отношение к зачитанному прокурором обвинению, он заявил, что предъявленное ему обвинение непонятно и оно не конкретизировано, в обоснование этого утверждения он, отвечая на вопросы защитника, своими показаниями представил суду доказательства приобретения им одного грамма вещества белого цвета амфетамин, менее половины от веса которого было обнаружено в его автомобиле в результате досмотра, так как из не опровергнутых и достоверных сведений, полученными в ходе судебного следствия усматривается, что после поднятия закладки с амфетамином половину порошка он впервые в своей жизни употребил назально.
  • Обвинительными доказательствами могут являться не любые сведения, а исключительно достоверные.
  • Представленная подсудимым в качестве доказательства схема расположения транспортных средств полиции не опровергнута показания свидетелей обвинения, мелкие недочёты в показаниях свидетелей-алкоголиков, на протяжении более чем двух лет сотрудничающих с одним и тем же оперативным сотрудником уголовного розыска Рамонского отдела полиции, а также в показаниях заинтересованных в исходе дела полицейских, которые весьма аккуратно и напряженно подбирали слова, при этом периодически впадали в беспамятство, имитируя острые приступы амнезии, когда по их пониманию невозможно было ответить на существенные вопросы защитника, они, издеваясь над задачами правосудия, отвечали, что они не помнят тех, или иных важных для интересов защиты фактологических моментов рассматриваемого события.
  • Особо в этом области необходимо отметить заслуги допрошенного старшего лейтенанта ДПС, который, не желая отвечать на вопрос защитника, заявил, что такие сведения о фактах относятся к оперативной информации, при этом тут же пояснил, что у него нет допуска к государственной тайне.
  • Это момент показателен, они дали понять суду, что хозяева в процессе они. 
  • Это всё, что нужно знать суду о квазидостоверности показаний сотрудников полиции, которые выдали суду лишь маленькую долю реальной фактологической картины.
  • Они издевались над истиной и судом, который, как мы все знаем, давал присягу следовать в своей судебной деятельности Конституции, включая её статьям 2, 48 и 51.

Заявление подсудимого о непонимании предъявленного обвинения в части ошибочно вменённого ему в вину вещества и его веса, он сделал ещё следователю. Поэтому его позиция последовательна, а представленные им доказательства непротиворечивы и правдоподобны ввиду их не опровержения доказательствами обвинения. 

Получив заявление обвиняемого о непонимании выдвинутого против него обвинения, следователь, как это видно из материалов дела, не вынес постановление о разъяснении ему существа предъявленных утверждений о совершении им преступления, не предприняв попытки устранить возникшие фактологические противоречия, о которых следователь знала, но ложно понимая интересы службы, неумело вуалировала их в расчёте на особый порядок судебного разбирательства.

В то время следственный орган находился в полной уверенности о будущем избрании подсудимым особого порядка уголовного судопроизводства.

Вес, в размере менее половины от 1 грамма приобретённой подсудимым закладки с амфетамином, был обнаружен без предварительного разъяснения ему ч. 2 ст. 48 и ст. 51 Конституции, а также без разъяснения ему права на освобождение от уголовной ответственности до начала досмотра транспортного средства. И это доказано самими материалами уголовного дела.

Доказательства в виде показаний в качестве подозреваемого и подсудимого, а также сведения из свидетельских показаний и из административных протоколов, подтверждающих процессуальный факт не разъяснения ему указанных прав, находятся в пределах, ограниченных формулировками предъявленного ему обвинения, и не противоречат ни на йоту ни одному из обвинительных утверждений. 

Несмотря на полное признание подсудимым своей вины, полагаю, что подсудимый себя оговорил, и подлежит оправданию по предъявленному ему обвинению ввиду отсутствия в его действия состава преступления по следующим основаниям.

Уголовный адвокат по ДТП с погибшими

Предварительное БЕСПЛАТНОЕ консультирование!

Образец защитительной судебной речи адвоката по ч. 1 ст. 264 УК РФ

Вы имеете полное право обратиться к уголовному адвокату по ДТП Головешкину Игорю Витальевичу.

Благодаря своему многолетнему опыту работы в органах МВД, адвокатской практике, навыкам, знаниям и умению находить выход даже из самых сложных, а порой критических ситуаций, адвокат по 264 ст. УК РФ:

  • сможет помочь урегулировать конфликт между виновником ДТП и пострадавшей стороной;
  • добиться в суде минимального наказания за совершенное обвиняемым правонарушение;
  • откорректировать, если потребуется сумму возмещения материального и морального вреда потерпевшему по делу;
  • составить грамотную кассационную жалобу в случае, если клиент не будет согласен с вынесенным постановлением суда и назначенным видом наказания и т.д.

Звоните по телефону +7 (495) 241-12-69 и ваши права будут защищены на самом высоком профессиональном уровне и в максимально короткие сроки

Уголовное дело по ДТП со смертельным исходом: чего ждать обвиняемому?

Уголовные дела по ДТП входят в особую категорию дел, рассматриваемых судом. На сбор доказательственной базы, опрос свидетелей, проведение следственных экспериментов, криминалистических экспертиз с целью доказывания вины подозреваемого или невиновности уходит до полугода.

В течение этого периода времени задачей адвоката по дтп с погибшими является сбор, анализ, обработка доказательств, сведений, фактов, которые могли бы реабилитировать клиента.

Работа специалиста при дорожно-транспортных происшествиях заключается в том, чтобы его подопечному было назначено максимально лояльное наказание с минимальной денежной компенсацией.

Учитывая, что статья 264 УК РФ предполагает за совершение ДТП, в результате которого погиб человек, наказание в виде лишения свободы сроком до пяти лет, а если погибло два и более человека – от семи лет и выше, то участие адвоката по дтп со смертельным исходом является не вынужденной необходимостью, а единственно возможным шансом на получение минимального наказания за правонарушение.

Стоимость услуг адвоката по ДТП

Какая уголовная ответственность предусмотрена по статье 264 УК РФ (ДТП с погибшими)?

В Уголовном кодексе Российской Федерации в статье 264 дано четкое определение видов наказания, которые могут грозить лицу, нарушившему правила дорожного движения в результате управления ТС.

В части первой статьи 264 сказано, что при причинении тяжкого вреда здоровью пострадавшему лицу следует наказание в виде ограничения свободы сроком до 5 лет, арестом сроком до 6 месяцев или же лишением свободы до двухлетнего возраста с запретом управления ТС на срок до трех лет.

Если же нарушение ПДД наступило в состоянии алкогольного опьянения, в результате которого наступил тяжкий вред здоровью, следует наказание в виде лишения свободы до трех лет в «тандеме» с запретом управления транспортным средством (срок лишения водительских прав может достигать трех лет) (пункт 2 статьи 264 УК РФ).

В результате нарушения ПДД наступила смерть пострадавшего лица? Наказание – лишение свободы до пяти лет с лишением права управления ТС до трех лет (пункт 3 статьи 264 УК РФ).

То же самое деяние, совершенное в состоянии алкогольного опьянения, повлечет лишение свободы до семи лет. Водительских прав лишат однозначно на срок до трех лет (пункт 4 ст. 264 УК).

Если в результате дорожно-транспортного происшествия погибло два и более человека – предусмотрено лишение свободы до семи лет, с лишением права управления ТС до трех лет. То же самое, но совершенное в состоянии алкогольного опьянения предусматривает максимальное наказание девять лет лишения свободы.

Справочно можно ознакомиться со стоимостью на услуги адвоката по статье 264

Уголовный адвокат по ДТП поможет снизить сумму компенсации в суде

Для клиента, в случае если речь идет об уголовном деле ДТП с погибшими, важна и сумма компенсации пострадавшей стороне. Нередко сторона просит назначить запредельные денежные компенсации, доходящие до нескольких миллионов рублей. В интересах обвиняемого – снизить до минимума заявленную в исковом требовании денежную сумму.

Уголовный адвокат по ст 264 ук, основываясь на жизненных обстоятельствах своего клиента, с учетом смягчающих фактов (к примеру, у обвиняемого на иждивении маленький ребенок и жена в декрете, престарелые родители, ребенок-инвалид или же сам обвиняемый является единственным кормильцем в семье и т.д.) может ходатайствовать о снижении суммы материальной компенсации пострадавшей стороне.

Прекращение уголовного дела с наложением судебного штрафа при отсутствии потерпевшего, по преступлениям с формальным составом. С приложением реального образца ходатайства адвоката в суд (ч.1 ст.228 УК РФ или ст.264.1 УК РФ и пр.)

Образец защитительной судебной речи адвоката по ч. 1 ст. 264 УК РФВ более ранней статье я уже рассмотрел вопрос об условиях прекращения уголовного дела судебным штрафом и отдельных нюансах этого процесса.

Еще один важный вопрос, который до сих пор не разъяснен в законе и судебной практике: можно ли прекращать судебным штрафом дела, где отсутствует потерпевший? И/или пострадали общественные отношения? Например – это категория дел по наркотикам, ч.1 ст.228 УК РФ.

Потерпевшего нет, пострадали общественные отношения, обеспечивающие безопасность здоровья населения — здоровье нации. Или дела по ст.264.

1 УК РФ — пострадали общественные отношения в сфере безопасности дорожного движения,  создается опасность для жизни и здоровья участников движения, риск повреждения имущества.

Как известно, что не запрещено, то разрешено. Поэтому, по моему мнению, данные дела все же нужно пытаться прекращать судебным штрафом, а для этого надо возместить вред общественным отношениям в сфере здоровья.

Например, перевести денежные средства в благотворительный фонд, занимающийся лечением тяжелобольных детей или лиц больных наркоманией, еще пара вариантов — это пожертвование на счет наркологического диспансера или публикация обвиняемого в своем профиле в социальной сети пропоганды о вреде наркотиков. Квитанцию о переводе денежных средств и ответное письмо благотворительного фонда необходимо будет приобщить к ходатайству защиты о прекращении уголовного дела. Если финансовых возможностей не хватает, можно бесплатно отработать какое-то время в благотворительном фонде и также получить благодарственное письмо для суда.

Важно понимать, что перечисление денежных средств в благотворительный фонд, даже в случае отказа в прекращении уголовного дела, наверняка будет учтено судом, как смягчающее обстоятельство и поспособствует мягкому приговору, не связанному с реальным лишением свободы.

Также в практике есть случаи, когда подсудимый загладил вред с помощью пропоганды вреда от наркотиков в своем профиле социальной сети вконтакте, а судья прекратил уголовное дело.

К сожалению, сейчас в России есть только единичные случаи прекращения таких дел судебным штрафом – в большинстве случаев суды отказывают и выносят обвинительный приговор. Но Верховный суд последовательно говорит, что это возможно.

Поэтому защите надо грамотно аргументировать и мотивировать позицию о возможности назначения судебного штрафа в таких случаях, и быть готовым обжаловать отказ до высшей судебной инстанции.

Хорошие адвокаты изучают и знают судебную практику, а лучшие её создают.

Читайте также:  Расстояние от деревьев до забора (нормы СНИП): границы посадки на участке в метрах

Давайте переломим ситуацию в пользу защиты, гуманизма и увеличения прав подсудимых! А также увеличим поступления в благотворительные фонды по всей стране и дефицитный федеральный бюджет!

В конце хочу отметить, что мне иногда попадаются смелые, уверенные в себе судьи, которые готовы прекращать уголовные дела даже при существующей противоречивой практике.
Ниже я привожу образец ходатайства в суд.

В Н-ский городской суд Московской области Федеральному судье Кузнецову И.И.

от адвоката от адвоката Леонтьева Александра Владимировича, Адвокатский кабинет №677 Адвокатской палаты Московской области, уд. №4453, тел. +7(903)173-30-01, e-mail: [email protected]

В интересах подсудимого Иванова Ивана Ивановича, зарегистрированного по адресу: Московская область, Чеховский район, с. Внуково, ул. Ленина, д.7, кв.5

ХОДАТАЙСТВО

о назначении меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа

Иванов Иван Иванович обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.228 УК РФ.

Согласно ст.76.2 УК РФ и ст.25.1 УПК РФ суд по собственной инициативе вправе прекратить уголовное дело или уголовное преследование в отношении лица, впервые совершившего преступление небольшой или средней тяжести, если это лицо возместило ущерб или иным образом загладило причиненный преступлением вред, и назначить данному лицу меру уголовно-правового характера в виде судебного штрафа.

Образец выступления адвоката в прениях по ч. 3 ст. 264 УК РФ

      в прениях адвоката Кусаева А.Н. 

Уважаемый суд! По результатам рассмотрения дела можно сделать однозначный вывод, что моя подзащитная подлежит оправданию.  

Так, согласно схеме, место ДТП расположено за пределами МКАД на второстепенной дороге, при этом мотоцикл полностью расположен на второстепенной дороге, то есть водителем мотоцикла были нарушены правила дорожного движения 10.1 и 8.1 ПДД РФ, которые находятся в прямой причинно-следственной связи с ДТП.  

Автомобиль также согласно схеме находится на второстепенной дороге на удалении нескольких метров от мотоцикла, таким образом мотоцикл закончил маневр съезда на второстепенную полосу движения. 

На месте ДТП не нанесена линия дорожной разметки 1 и второй полосы (нарушение дорожной службы) способствовавшее ДТП (л.д. 28) акт выявленных недостатков. 

Показания свидетеля Л………… не соответствует действительности, так как он говорит, что мотоцикл «не меняя направления и траектории движения, совершает столкновение с правой частью данного автомобиля».

 В разрез указанной информации, согласно видеозаписи отчетливо видно мотоцикл совершает маневр вправо, уходя от автомобиля.

 Хотя при возникновении опасности для движения водитель мотоцикла должен был применить торможение вплоть до полной остановки, если совершает маневр, то маневр должен быть безопасен. 

В протоколе осмотра видеозаписи указано, что непосредственно перед столкновением мотоцикл наклоняется в правую сторону под углом 10-15 градусов относительно вертикальной оси, что не соответствует действительности, так как согласно видеозаписи отчетливо видно, мотоцикл совершает маневр вправо, уходя от автомобиля. 

В связи с тем, согласно видеозаписи водитель мотоцикла в нарушении п. 10.1 ПДД РФ совершает маневр вправо. 

Органами предварительного следствия не установлены фактические обстоятельства дорожно-транспортного происшествия. Добытые предварительным следствием доказательства основаны на субъективных данных (протоколы допросов свидетелей, осмотр видеозаписи ДТП и т.д.

), а не на объективных и научно обоснованных данных. Данное уголовное дело предварительным следствием расследовано формально, явно с обвинительным уклоном, так как многие доказательства, имеющиеся в уголовном деле искажены и не соответствуют действительности.

  

Также необходимо отметить, что предварительным следствием в полном объёме не собраны доказательства и не проведён ряд следственных действий, который позволил бы сделать вывод о виновности моей подзащитной, в совокупности собранных по делу юридически значимых фактов.

Поэтому имелась необходимость объективно и всесторонне расследовать уголовное дело на стадии предварительного следствия.

Однако со стороны предварительного следствия инициативы расследовать уголовное дело объективно не последовало; расследование уголовного дела имело обвинительный уклон – это видно из материалов уголовного дела, где практически на все ходатайства со стороны защиты в удовлетворении было необоснованно и незаконно отказано.  

Далее, к материалам уголовного дела было приобщено заключение автотехнического исследования от 18 августа 2015 года (том 1, л.д. 87-93), которое противоречит обвинению и ставит под сомнение виновность моей подзащитной.

Однако органами предварительного следствия было проигнорировано данное заключение, то есть не назначена целесообразная для устранения противоречия автотехническая судебная экспертиза.

Также по данному уголовному делу не признаны в качестве вещественных доказательств транспортные средства, участвовавшие в ДТП, что является грубейшим нарушением уголовно-процессуального законодательства по уголовным делам в сфере ДТП.  Также по делу не проведён ряд следственных действий, а именно не проведён следственный эксперимент, проверка показаний на месте и т.д. 

Помимо всего прочего дублёр МКАД в районе 47 км, по которому двигался водитель мотоцикла, был закрыт на реконструкцию, то есть фактически по нему двигаться было запрещено.  

С учётом вышеуказанного, защита полагает, что в действиях Ф…….. отсутствуют признаки преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 264 УК РФ, в связи с чем она подлежит оправданию. 

Если же суд усмотрит, что в действиях моей подзащитной имеется состав преступления, предусмотренной ч.3 ст. 264 УК РФ, при назначении наказания и удовлетворения исковых требований прошу учесть, что Ф…….. характеризуется исключительно с положительной стороны (положительные характеристики, многочисленные грамоты и т.д.

), на иждивении имеет двух детей: несовершеннолетнего Е……., 2002 г.р.; М………, 1996 г.р., в настоящее время разведена, алиментных платежей практически не получает, дети находятся на полном её обеспечении, арендует для проживания квартиру, оплачивает учёбу сыну М……….

в университете, имеет кредитные обязательства, ранее к уголовной ответственности не привлекалась, имеет постоянное место работы, высшее образование и др.   

В связи с этим, при назначении наказания полагал бы применить положения ст.ст. 64, 73 УК РФ . 

Защитник ______________/Кусаев А.Н./                          

Речь адвоката по уголовному делу ст. 264

Для чего нужен адвокат для потерпевшего по ДТП? В данной статье на примере конкретного дела из адвокатской практики пойдет речь о том, с какими сложностями может столкнуться потерпевший, и какую помощь ему может оказать адвокат в ходе производства по уголовному делу по статье 264 УК РФ.

Речь защитника об оправдании подсудимого по статье 264 УК РФ

Допрошенная в качестве свидетеля в суде Г. пояснила, что следователь еще до ее допроса в рамках расследования по делу сказал, что: «У. в любом случае будет сидеть, что говорит о предвзятости, я знаю У. более 8 лет, он работал постоянно, он все эти годы работал, я его постоянно встречала».

Более того, в деле имеется недопустимое доказательство — протокол допроса моего подзащитного в качестве подозреваемого, который следователь положил в основу делу, при этом в суде У. оспаривал данный протокол в части его подписи на нем, что дает основание сомневаться в соблюдении со стороны лица проводившего допрос в его беспристрастности и объективности.

По делу должна была быть проведена почерковедческая экспертиза на предмет определения подписи моего Доверителя.

Судом должно быть учтено, что к подсудимому в ходе дачи объяснений и следствия применялись незаконные методы ведения следствия — его избивали сотрудники правоохранительных органов, он жаловался на то обстоятельство, что ему отбили почки, в результате чего ему были причинены телесные повреждения, что подтверждается медицинскими справками, запрошенными в скорую помощь. В связи с чем, по данным обстоятельствам необходимо вызвать оперативных работников и выяснить у них с какой целью применялась сила в ходе разбирательства случившегося. Считаю, что сотрудники полиции своими действиями совершила преступление предусмотренное ч. 3 ст. 286 УК РФ: «Совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства».

Обвинение строится на предположении и показаниях одной потерпевшей, которая указала, что ей систематически мой доверитель покупал алкогольную продукцию.

При этом в силу статьи 151 УК РФ для наступления уголовной ответственности за вовлечение несовершеннолетнего в систематическое употребление (распитие) алкогольной и спиртосодержащей продукции наступает в том случае, если виновный совершил эти действия более двух раз, что подтверждает их систематический характер. Следует отметить, что даже потерпевшая не указывает о датах и времени употребления алкоголя, в допросе потерпевшая указывает о том, что: «1-2 раза в неделю (точное количество раз она не помнит, точные даты не помнит) У. покупал ей алкогольную продукцию, покупал пиво и джин, которые она употребляла вместе с ним, катаясь на машине».

Для привлечения лица не достаточно лишь одного не проверенного доказательства в виде показаний потерпевшего, которое также неточно, и не содержит конкретизированной информации. Свидетелей произошедшего и описанного со стороны потерпевшей не найдено и не было допрошено.

Данное обвинение также строится на отсутствии доказательств наличия события преступления. То обстоятельство, что потерпевшая якобы обращалась в медицинские учреждения за помощью после нанесения ей травм со стороны У. опровергнуто в ходе судебного процесса по делу.

Так, истребованная информация из Муниципального автономного учреждения «Детская городская клиническая больница №9» подтвердила позицию защиты о непричастности доверителя к событиям, описанных потерпевшей. Согласно жалобам врачу потерпевшая указала на то обстоятельство, что она «избита неизвестным лицом», У.

является известным для потерпевшей лицом, а значит полностью исключается версия о том, что именно он нанес вред здоровью С.

Так как оспаривается эпизод, то под сомнение попадают и остальные факты, которые также не подтверждены доказательствами. Отсутствуют очевидцы заявленных событий. Материалы проверки по делу необходимы, потому что сейчас моему подзащитному в вину вменяется п. «г» ч.2 ст. 117 УК РФ.

В ранее даваемых сотрудникам полиции объяснениях, и С. и У. отрицали факт применения к ним насильственных действий со стороны моего подзащитного. Поскольку имеются явные противоречия в показаниях С. и У.

между теми, что они дают сейчас и теми, что давались ими, считаю необходимым запросить указанные выше материалы проверок, в которых зафиксированы объяснения С. и У.

Составы вменяются лишь на предположениях и подтверждаются лишь показаниями потерпевшей, которая сама сомневается в точности предоставляемой следствию информации.

Так, в заявлении в правоохранительные органы потерпевшая указывает на эпизоды преступлений, которые по ее мнению были 6-7 раз, а, следовательно, уверенности нет даже у самой потерпевшей, при этом следствие уверовало в то, что составы имели место быть именно в большем объеме, а не в меньшем.

При этом со стороны обвинения грубо нарушен принцип того, что «все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого».

Образец защитительной судебной речи адвоката по ч. 1 ст. 264 УК РФ

При задержании мой подзащитный не оказывал сопротивления, не пытался скрыться, что говорит о законопослушности в поведении моего подзащитного.

С первой минуты задержания был согласен с ним, в силу своего воспитания и жизненного образа следования букве закона, он знал, что сотрудники полиции являются представителями власти и блюстителями закона, и не в силах был им противоречить, основываясь на своих личных убеждениях.

При даче объяснений и на допросе давал полные, достоверные, показания по обстоятельствам обвинения, так и действий предшествующих.

С первой минуты задержания мой доверитель активно сотрудничал с предварительным следствием: давал полные показания, как в объяснительных, так и в ходе допросов его в качестве, подозреваемого, обвиняемого.

Обвиняемый имеет стойкие социальные связи – проживал до задержания с семьей (у моего доверителя четыре несовершеннолетних малолетних ребенка), его работа и общественная жизнь говорит о социальной ориентированности моего подзащитного.

Он поддерживает отношения и связи со своей матерью, которая поддерживает его и в настоящее время.

И я считаю нельзя рушить семейные ценности, необходимо дать еще один шанс моему доверителю, право реабилитироваться, доказать обществу о своем намерении впредь быть приверженцем моральных и нравственных устоев, человеческих ценностей и законов.

Дети любят и ждут своего отца, скучают, подтверждением данного обстоятельства является переписка с ним посредством помощи матери, которая в письмах прикладывает рисунки детей и их обращения в адрес отца «Привет, папа мы все по тебе скучаем. Я, М., В., И., мама. Папочка – скорее возвращайся скорей домой. Мы тебя ждем дома».

При решении судом вопроса необходимо учесть обстоятельства, которые повлияют на дальнейшую судьбу детей моего подзащитного, повлияют на его психологическое состояние в связи с тем, что его дети продолжат расти без отца.

В характеристике с места работы моего подзащитного оценивают как исполнительного, надежного, добросовестного работника. Производственная характеристика содержит сведения: «У.

Читайте также:  Перечень заболеваний, препятствующих отбыванию наказания

начал свою трудовую деятельность в ЕМУП «Специализированная автобаза» рабочим по благоустройству населенных пунктов (полигонов) и трудится в этом качестве по настоящее время. У. зарекомендовал себя как ответственный работник.

За весь период работы не имел нарушений трудовой дисциплины, общественного порядка. Пользуется заслуженным авторитетом в коллективе».

Подсудимый не находится под психиатрическим и наркологическим наблюдением, что следует из представленных ответов на запросы следователя, ранее не судим.

Прибыть на место ДТП вместе с сотрудниками ДПС для защитника — большая удача. В этом случае первое, что надо сделать защитнику по прибытии, — видео- и фотофиксация места происшествия и желательно всех действий сотрудников ДПС. По возможности этот процесс следует поручить стажеру адвоката, его помощнику или любому другому доверенному лицу со стороны доверителя (другу, отцу, брату, свату).

Нужно дать поручение снимать все происходящее на свои телефоны или другие носители. Но основные моменты адвокат должен зафиксировать сам, чтобы потом не пришлось винить добровольных помощников, у которых ничего не вышло.

Пока помощник снимает действия полицейских, адвокат должен сосредоточиться на самостоятельном осмотре места происшествия, составляя свою собственную схему ДТП, иногда параллельно с должностными лицами ГИБДД.

Если сотрудники полиции идут на сотрудничество, можно производить замеры и составлять схему вместе с ними, если не идут — делать это независимо от них.

По итогам работы необходимо записать все расхождения в схемах ДТП в замечаниях к протоколу осмотра.

Вопрос о подписании схемы ДТП, если доверитель и адвокат с ней не согласны или считают умышленно ошибочной, — дискуссионный.

Основываясь на собственной практике, авторы рекомендуют подписывать протокол и схемы, указывая рядом с подписью о своем несогласии со схемой полиции и свои замечания к протоколу. Иначе сотрудники ДПС, если есть подозрения в их добросовестности, смогут позже подменить схему на еще более удобную обвинению для дискредитации подзащитного.

Если в ДТП есть раненые, то важно потребовать в медицинском учреждении, куда доставлены потерпевшие, их медицинского освидетельствования на алкогольное и наркотическое опьянение. Освидетельствование нужно требовать у должностных лиц ДПС, а если это затруднительно, то самостоятельно требовать у дежурного или главного врача.

Если уже на месте ДТП возникли серьезные основания предполагать, что освидетельствование даст положительный результат на алкоголь или наркотики, то для обеспечения освидетельствования нужно немедленно послать кого-либо вслед за машиной «Скорой помощи».

Простой рукописный адвокатский запрос с таким требованием на бланке адвокатского образования с адвокатской печатью, как правило, исполняется медицинскими работниками даже тогда, когда врачи приемного отделения официально отказываются его принять. Лучше просто оставить запрос на столе и уйти.

Нужно учесть, что адвокату могут не выдать результат, ссылаясь на врачебную тайну, но исследования крови и мочи на наличие алкоголя или наркотиков проводятся, и данные об опьянении записываются в историю болезни.

Речь адвоката по уголовному делу: образец, помощь адвоката

В Орджоникидзевский районный суд

г. Екатеринбурга

г. Екатеринбург, ул. Машиностроителей, д. 19 А

От Адвоката Кацайлиди Андрея Валерьевича в защиту У.

 

Защитительная речь адвоката

по уголовному делу в обвинении доверителя в изнасиловании

   В производстве Орджоникидзевского районного суда города Екатеринбурга Свердловской области находится уголовное по обвинению У. по статьям: п. «б» ч.4, ст. 132, п. «б» ч.4, ст. 131, п. «а» ч.3, ст. 131, п. «а» ч.3, ст. 131, п. «а» ч.3, ст. 131, п. «а» ч.3, ст. 131, п. «а» ч.3, ст. 131, п. «а» ч.3, ст. 131, п. «а» ч.3, ст. 131, ч. 1 ст. 151, п. «г» ч.2 ст. 117 УК РФ в отношении С.

   Мой доверитель вину в инкриминируемых преступлениях не признает полностью, поскольку обвинение строится лишь на предположениях, следствие проведено не в полном объеме, за основу взята лишь позиция потерпевшего, которая не подтверждается допустимыми и достаточными доказательствами.

При ознакомлении с материалами уголовного дела мною установлено, что в нарушение ст. ст.

73, 171 УПК РФ обвинение, предъявленное моему подзащитному, является неконкретизированным, а изложенные в нем обстоятельства не подтверждены собранными доказательствами, описание событий основано на предположениях, не проведена работа по исключению иных версий событий, а также по выяснению истины по делу.

ВНИМАНИЕ: наш адвокат по составу преступления изнасилование составит речь и будет представлять ваши интересы в деле: профессионально, на выгодных условиях и в срок. Звоните уже сегодня!

   В ходе расследования не принято мер к сбору достаточных доказательств, свидетельствующих об исключении иной версии событий, иного состава лиц совершивших преступление, если таковое вообще имело место быть. В связи с отсутствием соответствующих доказательств нельзя считать доказанной вину моего подзащитного.

    Необходимо, на мой взгляд, остановиться на каждом отдельном моменте дела и характеристике личности моего подзащитного:

Поведение потерпевшей:

   Аморальный облик и отрицательная характеристика потерпевшей должна поставить под сомнение ее показание и наличие самого события преступления, которое вполне могло быть вымыслом, а не реальностью.

Тем более в подтверждение того, что потерпевшая могла сыграть определенную роль, преследует собственные мотивы и цели может выступить то обстоятельство, что она ходила в театральный кружок, который дал ей навыки актерской игры (см.

заключение комиссии экспертов где приводятся обстоятельства заложенные в позицию защиты).

   Из указанного заключения следует, что: «как следует из показаний У., матери, С. с 2011 года интерес к учебе у нее пропал, она стала замкнутой, постоянно конфликтовала с матерью, хотя до этого была человеком спокойным…».

   Кроме того, необходимо обратить внимание, что в материалах дела имеются факты, представленные со стороны Территориальной комиссии Орджоникидзевского района г.

Екатеринбурга, где указано, что по представлению по факту уклонения от учебы потерпевшей вынесено Постановление решение: несовершеннолетней вынесено предупреждение.

Что говорит о доказанности отрицательной характеристике потерпевшей.

   Считаю, необходимо учитывать содержание переписки моего подзащитного с супругой и записи, содержащие в частности доводы в поддержку оговора в совершении преступления моего подзащитного со стороны потерпевшей.

Письмо содержит записи супруги подзащитного указывающие, что потерпевшая «пытается избавиться от нас всех, свобода любым путем», по мнению защиты потерпевшая оговорила подсудимого с целью выйти из под контроля с его стороны как родителя, свобода в действиях стала возможна после заключения его под стражу.

   Письмо указывает, на ложь потерпевшей органам прокуратуры, так мать потерпевшей пишет моему подзащитному, что: «фото… компьютеру сделала она сама, а в прокуратуре сказала, что ты просил, ладно еще была тема с ней про Вована…».

Из записей следует, что характеристика потерпевшей требует внимательного анализа как со стороны психолога так и суда, несовершеннолетняя имеет множество друзей, из которых есть условно осужденные лица, мама указывает, что бывали случае, когда потерпевшая «ушла в школу и пропала на три дня.

В тот день к вечеру мы узнали, что она с Темой, но тогда не знали где он живет, Ирина сказала где-то у магазина «Монетка», и сказали просто спросите Тему наркомана… когда нашли дочь, она была в квартире, там сидели уголовники, которые уже не раз срок отбывали.

Муж забрал мою дочь Вику оттуда в непонятном состоянии…она рассказала, что уже не девушка…». … «моя дочь почувствовала свободу, начала потихоньку командовать дома… она за шкирку притащила Сашу домой окричала, стукала по голове, я на нее закричала, она в ответ…»…

   Также важно содержание протокола судебного заседания, содержащий показания представителя потерпевшей, которая указала, что «те показания, которые давала дочь, — они лживы…»

   Исследование указанных вещественных доказательств позволяет установить, оговор со стороны потерпевшей в отношении моего подзащитного, ставит под сомнение ее показания и дает основания брать за основу позицию защиты, а не обвинения. Кроме того, под сомнение вера в позицию потерпевшей подпадает и по причине противоречивых показаний.

Показания потерпевшей не последовательны и не согласуются между собой, а ходатайство о повторном вызове потерпевшей для устранения данных противоречий было отклонено.

Так в заявлении о возбуждении уголовного дела она указывает, что матери рассказала о событиях преступления ноябрь-декабрь, а после в ходе очной ставки уже дает показания, что мать обо всем узнала от нее лишь в январе-феврале. Что касается найденных на электронных носителях фотографий с изображением потерпевшей, то и по ним показания менялись.

Изначально, еще при даче объяснений потерпевшая указывала, что данные фото размещены на ноутбуке, а в последующем показания были изменены, акцент стал делаться на компьютере, и про ноутбук никто не стал говорить (ни потерпевшая, ни ее мать).

ПОЛЕЗНО: смотрите видео и узнаете, почему любой образец речи адвоката в суд, иска, жалобы лучше составлять с нашим адвокатом, пишите вопрос в х ролика, подписывайтесь на канал YouTube

Неполнота расследования по делу:

   Следователем неполно проводилось расследование по делу без проведения всех необходимы экспертиз и истребования доказательств.

В рамках дела не проведена экспертиза на предмет вопроса одно и тоже или разные изображения рук запечетлены на фотографии предъявленной обвинением и фотографией руки моего подзащитного, который специалист бы сделал в случае признания необходимости проведения экспертизы на предмет выяснения истины по делу.

Получается эпизод преступления, предъявленный обвинением необоснован и непроработан. При этом расследование подобных дел всегда проводится с привлечением специалиста и проведением в рамках уголовного дела фототехнической судебной экспертизы.

Защитительная речь адвоката

Законодатель не регулирует содержание судебных прений. Ст. 292 УПК РФ содержит лишь указание на то, кто принимает участие в судебных прениях, содержит два запрета для выступающих в прениях сторон. Нельзя ссылаться на доказательства не рассмотренные в ходе судебного следствия ( ч. 4 ст. 292 УПК РФ ).

Председательствующий в процессе может остановить выступающего в случае, если тот ссылаются на обстоятельства, не имеющие отношения к рассматриваемому делу, в случае, если выступающий ссылается на доказательства, признанные в установленном порядке недопустимыми, согласно ст. 75 УПК РФ (ч. 5 ст. 292 УПК РФ).

Аналогично разрешены вопросы судебных прений по гражданским делам и делам в арбитражных процессах. Ст. 190 ГПК РФ определяет лиц, участвующих в судебных прениях, их представителей, первым в прениях выступает истец и его представитель, последняя реплика всегда за ответчиком и его представителем.

Ст. 164 АПК РФ определяет, — первым в прениях выступает истец и его представитель, выступающие не вправе ссылаться на обстоятельства, которые судом не выяснялись, не исследовались, либо признаны недопустимыми, последняя реплика всегда за ответчиком и его представителем.

  • Помимо указанных ограничений, адвокат самостоятелен в построении судебной речи.
  • Существуют некоторые различия между выступлениями адвоката в судебных прениях по отдельным категориям дел.
  • В арбитражном и гражданском процессах адвокат более оперирует, логически выстроенной системой доказательств, и эмоциональная сторона речи не имеет приоритетного значения.
  • Иное дело, — защитительная речь адвоката в уголовном процессе, где помимо логически доказательственной части речи, большое значение имеет эмоционально-психологическое воздействие на слушателей, с целью убеждения в правоте своей позиции по делу.

Особенно актуальна убедительность защитительной речи в выступлениях адвоката перед судом присяжных, т.к., не профессиональные судьи, более восприимчивы к эмоционально-психологической окраске содеянного подсудимым, к информации данных о его личности.

Защитительная речь адвоката в уголовном процессе напрямую зависит от позиции подсудимого по делу.

Позиции три: 1. Оправдательная, когда подсудимый не признает вины, и адвокат, на основе анализа доказательств по делу, убежден в полной невиновности подзащитного.

Возможны варианты, когда адвокат, профессионально сознает, что виновность подсудимого доказана, но тот не признает вины, в этом случае, без альтернативно, адвокат обязан следовать позиции, избранной подзащитным, доказывая, вслед за ним то, что белая стена, совсем не белая, а черная, и тот, кто считает по иному, страдает обманом зрения. В противном случае, если адвокат не разделит позицию подсудимого, – налицо нарушение права на защиту, т.к., п.п. 3 п. 4 ст. 6 ФЗ № 63-ФЗ от 31.05.2002 года « Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ », запрещает адвокату занимать по делу позицию вопреки воли доверителя, за исключением случаев, когда адвокат убежден в самооговоре своего подзащитного. Аналогично этот вопрос разрешает п.п.2 п. 1. ст. 9. Кодекс профессиональной этики адвоката. Расхождения в позиции по делу между подсудимым и адвокатом быть не может, по принципу: «куда иголочка – туда ниточка», (адвокат – ниточка).

Не просто принять решение о оспаривании самооговора подзащитного.

Читайте также:  Материнский капитал могут отменить для некоторых граждан

По несовершеннолетним и лицам, страдающим физическими либо психическими недостатками, а также, лицам не владеющими языком, на котором ведется судопроизводство, в случаях, когда адвокат убежден в самооговоре – допустима позиция защиты, вопреки воли подзащитного.

В иных случая, когда самооговор совершается под страхом расправы со стороны соучастников преступления, либо, из желания подзащитного принять вину на себя, с целью помочь уйти от ответственности соучастникам, в числе которых могут быть близкие подзащитного, решающая роль в принятии решения по избранной позиции принадлежит не адвокату.

Решение об оспаривании самооговора адвокат должен принимать на основе детального изучения и анализа доказательств по делу, и доводы адвоката – доказательства самооговора, должны быть юридически безупречны.

2. Позиция переквалификации действий подсудимого по статье уголовного закона, предусматривающую меньшую ответственность за содеянное, когда подсудимый признает вину, но адвокат считает, что его действия неверно квалифицированы предварительным следствием.

Общий принцип данной позиции, – она не должна ухудшать положения подзащитного.

3.

Позиция смягчения ответственности за содеянное, (позиция снисхождения ), когда подсудимый полностью признает вину, адвокат полагает, что достаточно доказательств, подтверждающих его виновность, но мера наказания должна быть минимальной, по санкции данной статьи, либо подсудимый заслуживает применения более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление, в соответствии с требованиями ст. 64 УК РФ.

  1. Защитительная речь адвоката состоит из трех частей – вступление, основная часть речи, заключение.
  2. Адвокат должен ясно представлять, готовясь к произнесению защитительной речи, о чем говорить, что говорить, как говорить.
  3. Необходимо определить предмет доказывания – основной тезис защитительной речи, методы и способы доказывания, правильно построить композиционно защитительную речь.

Основная цель защитительной речи – убедить слушателей, ( судей, присяжных заседателей ), в правильности избранной по делу позиции адвокатом. Основными методами достижения этой цели являются: логически выстроенная система доказательственных доводов и эмоционально-психологическая убедительность аргументов защитительной речи.

  • Основные требования к защитительной речи адвоката – конкретность, лаконичность формулировок, обоснованность выводов.
  • Известно образное высказывание Платона о том, что речь судебного оратора должна составлять в целом живое существо, голова, тело, руки, ноги, все это должно соответствовать своему назначению, и составлять единое целое.
  • Когда нарушается логическая последовательность доводов защитительной речи, доводы вытекают из ложных посылок, – нарушается целостность восприятия картины происшедшего, утрачивается связь между фактами доказывания и конечными выводами позиции защиты.

Вступление в защитительной речи преследует цель, – завладеть вниманием слушателей, расположить их к восприятию того, о чем намерен говорить оратор. Неуместен шаблон, который порой присутствует в речах наших адвокатов.

Вряд ли, заинтересует слушателей адвокат, который произносит защитительную речь следующего содержания: — «Мой подзащитный обвиняется в том………, (следует дословное перечисление эпизодов, по тексту обвинительного заключения),… У меня нет оснований оспаривать предъявленное обвинение.

Вина моего подзащитного полностью доказана. Обращаю ваше внимание только на доказательства, характеризующие личность моего подзащитного, ранее не судимого, положительно характеризуемого по месту работы и в быту, имеющего на иждивении несовершеннолетнего ребенка.

Прошу определить меру наказания не связанную с лишения свободы……….»

Этих стандартов следует избегать, т.к., в приведенном монологе, начисто отсутствуют элементы мыслительной деятельности адвоката.

В советские времена было обязательным, в вступительной части защитительной речи, давать общественно-политическую оценку содеянного подзащитным. На этот счет, были циркуляры Министерства Юстиции РСФСР.

Доходило до абсурда, когда адвокат в вступительной части речи, клеймил позором такое, чуждое советскому строю явление, как кража, говорил о том, что лица расхищающие социалистическую собственность, подрывают основы благополучия советских людей, мешают им дружно идти в светлое завтра, и людям, посягнувшим на экономическую основу государства, нет место среди строителей коммунизма, одновременно, в последующем, тот же адвокат, горячо доказывал, что его подзащитный, не мало сделал для приближения светлого будущего, т.к., он имеет хорошую характеристику с места работы, ходатайство трудового коллектива о взятии, оступившегося вора на поруки, и блестящую характеристику от участкового по месту жительства, в которой указано, что подзащитный два или три раза принимал участие в ленинских коммунистических субботниках, и один раз помог старушке перейти улицу в людном неположенном месте.

На одном из семинаров в г. Хабаровске в 1975 году, видный московский адвокат, который после смены режима, стал непримиримым демократом, учил молодых адвокатов, в том числе и автора этих строк, как следует давать общественно-политическую оценку содеянного подзащитным в вступительной части защитительной речи.

В те времена, были нередки процессы над десидентами.

В одном из процессов, этот адвокат, защищал механика ткацких станков чулочной фабрики, который очень хотел отбыть в землю обетованную, и пытался нелегально пересечь « железный занавес », за что был предан суду, как изменник родины, пытавшийся вывести за границу секреты советского текстильного производства, и разгласить их западным спец. службам.

Очевидно, у властей были серьезные опасения, что секреты производства советских колготок, подорвут мощь экономики социалистического государства.

В вступительной части защитительной речи адвокат сказал, что как гражданин Советского Союза, как член КПСС, он глубоко возмущен тем, что отдельные отщепенцы, предают нашу горячо любимую родину, выдают государственные секреты, и искренне возмущен поступком своего подзащитного, но как юрист-адвокат, он должен выполнить свою казенную миссию, и защищать этого человека, т.к., только наша Советская, самая справедливая в мире Конституция, дает, даже таким, попавшим в сети буржуазной пропаганды, людям, как его подзащитный, право на защиту от предъявленного обвинения….. и далее в том же духе.

Подобные речи были эталонны, справедливости ради, следует отметить, что мало кто из адвокатов, следовал этим циркулярным указаниям т.к., здравый смысл не зависит от указаний режима, а подавляющая часть адвокатов, не страдала скудоумием.

В вступительной части защитительной речи уместно заинтриговать слушателей, выдвинуть тезис, способный привлечь внимание, привести цитату, применимую к рассматриваемому делу. Строгих рецептов здесь нет, а вариантов великое множество.

Основная часть защитительной речи напрямую связана с позицией адвоката по делу.

Наиболее распространенная позиция защиты – смягчение ответственности за содеянное. Порою, адвокат в замешательстве, о чем говорить? Подсудимый пять раз судим. Вину признает полностью. Доказательств виновности, более чем достаточно.

Что положительного в этом человеке? Выход есть всегда, как в том одесском анекдоте, когда в отдел кадров оборонного НИИ, пришел молодой человек для устройства на престижную, высоко оплачиваемую должность, и на вопросы кадровика отвечал, что он три раза судим за мошенничество, платит алименты трем женам, неоднократно лечился от наркомании, пять раз увольнялся ранее за прогулы. На вопрос: — что же у Вас положительного? — Браво ответил – Реакция Вассермана! Данный случай, вряд ли растрогал бы наших судей, но это пример тому, что в самых безнадежных ситуациях, всегда возможно отыскать малозаметные детали, и придать им плюсовую окраску. (Не пугая судей одесскими примерами).

По печальной аналогии, один ныне здравствующий коллега, в процессе по обвинению подзащитного в неосторожном убийстве, при оправдательной позиции защиты за недоказанностью участия в содеянном, предъявил суду, в дополнении к судебному следствию, массу почетных грамот, которыми подзащитный был награжден за первые места в республиканских соревнованиям по пулевой стрельбе, при фабуле дела, когда выстрелы в потерпевшего, были произведены в темное время, со значительного расстояния. (Случай на охоте). Это из серии, когда расшибают лоб, если попросят помолиться. Это усердие со знаком минус.

Поле деятельности для адвоката, в защитительной речи, по позиции снисхождения к подсудимому, при полному признании им вины и доказанности обвинения – необъемно.

По высказыванию русского судебного деятеля А.Ф. Кони – Нет такого падшего и заблудшего человека, в защиту которого не нашлось бы слова сострадания -.

Подлежат анализу и доказыванию все части и пункты ст. 61 УК РФ – обстоятельства смягчающие наказание, применительно к конкретному подсудимому. Обосновывая наличия каждого смягчающего вину обстоятельства, необходимо ссылаться на подтверждающие доказательства, исследованные в ходе судебного следствия.

Недостаточно перечислить то, что подзащитный впервые совершил преступление небольшой тяжести, вследствие случайного стечения обстоятельств, что на его иждивении находятся малолетние дети, что подсудимый активно способствовал раскрытия данного преступления, что он загладил добровольно причиненный вред и т.п. Необходимо, каждое смягчающее вину обстоятельство, подтвердить реальными доказательствами, со ссылками на листы дела. Уместно в защитительной речи зачитывать полностью, либо частично документы, подтверждающие смягчающее вину обстоятельство.

При наличии смягчающих вину обстоятельств, предусмотренных пунктами И или К ст. 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств (в редакции статьи Федеральным законом от 29.06.

2009 года), в соответствии с ч. 1 ст.

62 УК РФ срок или размер наказания не могут превышать 2/3 максимального срока или размера наказания наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей УК РФ.

Следует обратить внимание суда на то, что в соответствии с ч. 2 ст. 61 УК РФ – суд при назначении наказания может учитывать и другие смягчающие вину обстоятельства, не предусмотренные ч. 1 данной статьи. Следует предъявлять суда дополнительные смягчающие вину обстоятельства, и просить суд признать их таковыми.

Адвокат должен оспорить каждый довод обвинения, если оно просит суд признать в действиях подсудимого отягчающие вину обстоятельства, предусмотренные ст.63 УК РФ.

  1. Адвокат должен просить суд не применять к подсудимому дополнительных мер наказания, мотивируя просьбу конкретными доводами, со ссылками на доказательства, исследованные судом.
  2. Адвокат должен просить суд не применять к подсудимому принудительных мер медицинского характера, если к тому имеются основания.
  3. Адвокат должен оспорить гражданский иск по делу, если к тому имеются основания, четко мотивирую свою позицию в этой части.

По позиции смягчения ответственности и наказания, адвокат должен в защитительной речи осветить вопросы, сформулированные в ст.

299 УПК РФ — вопросы, разрешаемые судом при постановлении приговора, применительно к рассматриваемому делу.

Положение подзащитного значительно улучшится, если адвокат аргументировано, доказательственно осветит пункты данной статьи, с позиции смягчения ответственности подсудимого.

Представляется, что профессионально прозвучит в защитительной речи, ссылка адвоката на пункты руководящего Постановления Пленума Верховного суда РФ, по позиции смягчения ответственности и наказания.

Основными по данной теме являются:

1. Постановление Пленума ВС РФ от 11 января 2007 г. № 2 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания».

2. Постановление Пленума ВС РФ от 29 октября 2009 г. № 20. «О некоторых вопросах судебной практики назначения и исполнения уголовного наказания».

3.

Постановление Пленума ВС РФ от 29 октября 2009 г. № 21. «О внесении изменения и дополнений в Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 11 января 2007 года « 2 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания».

4. Постановление Пленума ВС РФ от 29 июля 2010 г. №17 «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве».

Уместно сослаться на конкретное определение судебной практики вышестоящих судов, где в аналогичной ситуации, дело разрешено с минимальным наказанием для подсудимого.

Принято считать, что в российском уголовном судопроизводстве нет прецедентного права, и ссылки на то, как разрешено в похожей ситуации, дело другим судом, либо вышестоящим судом, не являются для суда, рассматривающего конкретное дело определяющим.

Формально, с этой позицией можно согласиться, но руководящие Постановления Пленума Верховного Суда РФ, в которых формулируется четкая позиция по трактовке положений уголовного, либо процессуального закона, – то же прецедентное право, только в другой юридической конструкции, и Постановления Пленума ВС РФ, подготавливаются на основе той же судебной практики.

Ссылаясь на конкретные определения судебной практики в защитительной речи, уместно сделать оговорку, примерно такого содержания: — « Понимая, что судебная практика не является источником права, позволю себе слаться на Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от ….. №…….., которым, в схожей ситуации, дело разрешено следующим образом……………….. полагаю, что суду не безразлична позиция Верховного Суда РФ по данной категории дел ».

По позиции защиты, связанной с доказыванием нарушений норм УПК РФ, нарушением законных прав подзащитного в ходе предварительного расследования, уместно ссылаться на следующие основополагающие Постановления Пленума Верховного Суда РФ:

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector