Каков порядок получения информации о телефонных соединениях?

Прослушивание телефонных переговоров — мероприятие, которое заключается в тайном контроле и фиксации телефонных разговоров людей. Проводится с использованием специальной техники и имеет цель обнаружить информацию о незаконной деятельности лица, связях с преступниками или иных компрометирующих действий.

Проблема в том, что подобные оперативно-розыскные мероприятия напрямую нарушают право каждого гражданина. Оно прописано в Конституции (о тайне телефонных разговоров).

По этой причине для прослушивания телефонных переговоров необходимо судебное решение или основание на постановление руководства органа, который совершает оперативно-розыскные действия.

Важно и то, что судебное решение должно быть принято в течение сорока восьми часов.

Объекты прослушивания

Если прослушивание телефонных переговоров необходимо в каких-либо организациях, учреждениях или предприятиях, то подключают на прослушку стационарную аппаратуру. Используются средства и оперативно-технические силы органов государственной безопасности, внутренних дел и тех, что контролируют оборот наркотических и психотропных веществ.

Телефон могут прослушивать только у подозреваемых или обвиняемых, а также тех, кто, по мнению органов, имеет сведения о каких-либо преступлениях.

Нет конкретных правил, что можно прослушивать. В зависимости от потребностей представители закона могут слушать двустороннюю, одностороннюю, многостороннюю связь. Объектом прослушки может оказаться как личное средство связи (смартфон, стационарный телефон), так и аппарат, установленный в общественном месте (телефон в кафе, автомат на улице).

Также надо отметить, что прослушиванием можно назвать только разговор нескольких людей. Если прослушивается только речь одного человека, то это называется наблюдением, во время которого используются специальные технические средства.

Обязанности операторов связи

Во время проведения оперативно-розыскных мероприятий сотовые операторы обязаны реализовать требования к средствам связи и сетям, которые будут использованы. Кроме того, они должны принять меры по сокрытию всех данных о подобных мероприятиях.

Также работники связи должны во время проведения оперативно-розыскной деятельности предоставить информацию о тех, кто пользуется этой связью и опциях, которые выбирает интересующий человек. Кроме этого, сотовые операторы обязаны предоставлять любую известную информацию.

Операторы сотовой связи могут приостановить либо возобновить оказание услуг как физическим лицам, так и юридическим. Но для этого необходимо мотивированное решение в письменной форме руководства органа, который осуществляет оперативно-розыскную деятельность.

По окончании прослушивания все результаты мероприятия оперативный сотрудник должен отобразить в справке или рапорте. Сдается она с полученными фонограммами. Последние опечатываются и хранятся так, чтобы можно было исключить возможность их тиражирования и прослушивания третьими лицами.

Основания для судебного решения

В соответствии с данной конституционной нормой в Федеральном законе от 12.08.95 г.

№ 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» (далее — Закон № 144-ФЗ) прямо установлено, что проведение оперативно-розыскных мероприятий, которые ограничивают конституционное право граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, в том числе и прослушивание телефонных переговоров (п. 10 части 1 ст. 6), допускается на основании судебного решения (часть 2 ст. 8). Это решение принимается в порядке ст. 9 Закона № 144-ФЗ по основаниям, установленным в ст. 7 данного закона, и при наличии информации о лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших противоправное деяние, по которому производство предварительного следствия обязательно (п. 2 части 2 ст. 8 Закона № 144-ФЗ).

Право каждого на тайну телефонных переговоров по своему конституционно-правовому смыслу предполагает комплекс действий по защите информации, получаемой по каналам телефонной связи, независимо от времени поступления, степени полноты и содержания сведений, которые фиксируются на отдельных этапах ее осуществления.

С учетом изложенного информацией, составляющей охраняемую Конституцией РФ и действующими на территории РФ законами тайну телефонных переговоров, считаются любые сведения, передаваемые, сохраняемые и устанавливаемые с помощью телефонной аппаратуры, включая данные о входящих и исходящих сигналах соединения телефонных аппаратов конкретных пользователей связи. Для доступа к указанным сведениям органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, необходимо получить судебное решение (Определение Конституционного суда РФ от 2.10.03 г. № 345-О).

Результаты оперативно-розыскных мероприятий, связанных с ограничением конституционного права граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, а также с проникновением в жилище против воли проживающих в нем лиц (кроме случаев, установленных федеральным законом), могут быть использованы в качестве доказательств по делам, лишь когда они получены по разрешению суда на проведение таких мероприятий и проверены следственными органами в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством (абзац 3 п. 14 постановления Пленума Верховного суда РФ от 31.10.95 г. № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия»).

Если аудиозаписи телефонных переговоров граждан были получены органом, уполномоченным на осуществление оперативно-розыскной деятельности в соответствии с п. 1 ст.

13 Закона № 144-ФЗ (органы МВД России и ФСБ России), при проведении оперативно-розыскных мероприятий, которые предусмотрены в п. 10 ст. 6 Закона № 144-ФЗ, были полностью соблюдены требования ст.

8 данного Закона, то право граждан на тайну своих телефонных переговоров не считается нарушенным.

При соблюдении уголовно-процессуальной процедуры и обеспечении последующих судебной проверки и оценки доказательств подобные действия не могут быть расценены как недопустимое ограничение гарантированного Конституцией РФ права, поскольку их совершение предполагает достижение конституционно значимых целей (Определение Пермского краевого суда от 21.08.13 г. № 33–7838).

Таким образом, законодательно установленная возможность прослушивать телефонные переговоры граждан является необходимым конституционным ограничением их свобод, которое направлено на обеспечение защиты общественной безопасности и правопорядка, предотвращение преступлений и иных противоправных действий.

Подготовка к прослушиванию

Первым делом определяются задачи, которые поможет решить прослушивание телефонных переговоров ОРМ. Способы проведения операции и место для подключения к телефонам или телефонным линиям также планируются.

Затем составляются списки средств, с помощью которых абонент связывается с людьми, а также номеров, которыми абонент пользуется.

Во избежание проблем уточняются сроки прослушивания телефонных переговоров, оснований и условий.

Определяется исполнитель. После того, как он выбран, оформляют необходимые документы. Это такие бумаги как:

  • постановление от руководства органа, который осуществляет оперативно-розыскное действие, оно должно содержать ходатайство на проведение этого мероприятия;
  • постановление судьи, разрешающее прослушивание;
  • задание для проведения оперативно-розыскного мероприятия;
  • справка, которая уточняет сведения, содержащиеся в задании;
  • звуковая запись, которая сохранена на машинном носителе данных, последний должен быть поставлен на учет.

Как оформляется процедура?

Соблюдение предписаний всех нормативно-правовых актов, устанавливающих порядок ограничения тайны телефонных переговоров, является основанием для признания судом допустимыми доказательств, полученных в результате оперативно-розыскной деятельности. Решение суда принимается на основании ч. 1-4 ст.

165, ч. 1-3 ст. 186 УПК РФ и реализуется согласно ч. 5-7 ст. 186 УПК РФ. Следователь с согласия руководителя следственного органа или дознаватель с согласия прокурора вправе вынести постановление о возбуждении перед судом ходатайства о производстве контроля и записи телефонных и иных переговоров.

Форма такого постановления предусмотрена Приложением 89 к ст. 476 УПК РФ.

Ходатайство рассматривается судьей районного суда по месту производства предварительного следствия или производства следственного действия в течение суток с момента поступления.

Результатом рассмотрения ходатайства является постановление судьи о разрешении производства следственного действия или об отказе в его производстве с указанием мотивов отказа.

Постановление судьи направляется следователем для исполнения в соответствующие органы, к которым, согласно ст. 6 Закона «Об оператвино-розыскной деятельности», относятся органы ФСБ, ОВД и органы по контролю за оборотом наркотических средств. Прослушивание переговоров может продолжаться в течение 6 месяцев, а если такая необходимость отпадает, оно прекращается постановлением следователя.

Органы, осуществляющие технический контроль по данному следственному действию, предоставляют следователю запись для прослушивания, которое должно происходить в присутствии понятых и фиксироваться протоколом (Приложение 91 к ст.

476 УПК РФ), где дословно воспроизводится та часть переговоров, которая имеет отношение к уголовному делу. При совершении следственного действия должны также учитываться положения Федеральных законов «О связи» и «О почтовой связи», Указа Президента РФ от 1 сентября 1995 г. N 891, Приказов Минсвязи РФ от 10 июня 2003 г.

N 77 и от 16 января 2008 года N 6, Соглашения между Минсвязи РФ и ФСБ РФ от 20-22 января 1997 г.

Порядок судебного разрешения на прослушивание телефонных переговоров

Основания и порядок судебного рассмотрения материалов об ограничении конституционного права граждан на тайну телефонных переговоров при проведении оперативно-розыскных мероприятий предусмотрены в ст. 9 Закона № 144-ФЗ.

Материалы об ограничении конституционных прав граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, на неприкосновенность жилища при проведении оперативно-розыскных мероприятий рассматриваются судом, как правило, по месту осуществления таких мероприятий или по месту нахождения органа, ходатайствующего об их проведении. Указанные материалы рассматриваются уполномоченным на то судьей единолично и незамедлительно. Судья не вправе отказать в рассмотрении таких материалов в случае их представления.

Основанием для решения судьей вопроса о проведении оперативно-розыскного мероприятия, ограничивающего конституционное право граждан на тайну телефонных переговоров, является мотивированное постановление одного из руководителей органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность.

По требованию судьи ему могут представляться также иные материалы, касающиеся оснований для проведения оперативно-розыскного мероприятия, за исключением данных о лицах, внедренных в организованные преступные группы, о штатных негласных сотрудниках органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и о лицах, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе, об организации и о тактике проведения оперативно-розыскных мероприятий.

По результатам рассмотрения указанных материалов судья разрешает проведение соответствующего оперативно-розыскного мероприятия, которое ограничивает конституционные права граждан, указанные в части первой ст.

9 Закона № 144-ФЗ, либо отказывает в его проведении, о чем выносит мотивированное постановление. Это постановление, заверенное печатью, выдается инициатору проведения оперативно-розыскного мероприятия одновременно с возвращением представленных им материалов.

Срок действия вынесенного судьей постановления исчисляется в сутках со дня его вынесения и не может превышать шести месяцев, если иное не указано в самом постановлении. При этом течение срока не прерывается.

В случае необходимости продлить срок действия постановления судья выносит судебное решение на основании вновь представленных материалов.

Если судья отказал в проведении оперативно-розыскного мероприятия, которое ограничивает упомянутые конституционные права граждан, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность орган вправе обратиться по этому же вопросу в вышестоящий суд. Руководители судебных органов (председатели судов и их заместители) создают условия, обеспечивающие защиту сведений, которые содержатся в представляемых судье оперативно-служебных документах.

Граждане вправе обжаловать вынесенные против них решения о прослушивании телефонных переговоров в суд. При этом выбор вида судопроизводства — уголовный или гражданский — зависит от того, в каком порядке прослушивались телефонные переговоры: в рамках производства по делу об административном правонарушении или расследования уголовного дела либо вне рамок таких процедур.

Решения и действия (бездействие) должностных лиц, в том числе относительно прослушивания телефонных переговоров, в связи с их полномочиями по осуществлению уголовного преследования обжалуются в порядке, предусмотренном ст. 125 Уголовно-процессуального кодекса РФ только тогда, когда они были совершены в порядке выполнения поручения следователя, руководителя следственного органа и органа дознания.

Читайте также:  Меры пресечения ждут перемены

Если не имеется сведений о том, что оспариваемые действия сотрудников правоохранительных органов были произведены в рамках производства по уголовному или административному делу, либо явились поводом к возбуждению уголовного или административного дела или были совершены в порядке выполнения поручения следователя, руководителя следственного органа и органа дознания, то оспаривание происходит в порядке гражданского судопроизводства в соответствии с главой 25 Гражданского процессуального кодекса РФ (Определение Московского городского суда от 12.04.13 г. № 11–11947).

Разбирательства в суде

Конституционное ограничение права граждан на тайну телефонных переговоров также проявляется в возможности записывать их переговоры с сотрудниками государственных и муниципальных органов, осуществляющих публично значимые функции (МВД России и его территориальные органы, ФНС России, ее управления и территориальные инспекции, управы, департаменты, другие органы) с целью контроля качества предоставления государственных и муниципальных услуг, обеспечения публичных интересов и соблюдения действующего законодательства РФ.

В большинстве случаев граждан информируют о том, что будет проводиться аудиозапись их разговора, но даже если этого не происходит, права граждан не считаются нарушенными, поскольку сами по себе обращения в государственные и муниципальные органы по вопросам, отнесенным законом и иными нормативными правовыми актами РФ к их компетенции, не предполагают какой-либо тайны.

Так, Пермский краевой суд (определение от 4.12.13 г.

№ 33–11932) отказал гражданину в выдаче аудиозаписи его разговоров с сотрудниками ОВД района, так как аудиозаписи программно-технических средств регистрации информации поступивших в дежурную часть территориального органа по телефону сообщений о происшествиях, в том числе полученных с помощью многофункционального цифрового регистратора сигналов, не выдаются, поскольку используются для служебного пользования. Непредставление гражданину аудиозаписи не нарушает каких-либо его прав и законных интересов, при этом действующим законодательством РФ обязанность сотрудников МВД России представлять аудиозаписи не предусмотрена.

В другом деле суд, отказывая прокурору в удовлетворении его требования о признании незаконными некоторых пунктов Положения о контакт-центре налоговых органов, в которых предусматривалась запись телефонных переговоров, исходил из следующего.

В оспариваемом положении было обусловлено ведение записи всех телефонных переговоров, срок хранения которых составлял 3 месяца с момента записи.

Кроме того, отдел работы с налогоплательщиками и СМИ проводил выборочное прослушивание записей телефонных переговоров операторов контакт-центра в целях контроля за качеством их работы.

Спорные пункты указанного положения, по мнению прокурора, противоречили базовым конституционным нормам и требованиям иного федерального законодательства.

Однако суд с предъявленным иском не согласился, не усмотрев нарушений прав граждан в оспариваемом положении.

Из его текста следовало, что перед соединением с оператором налогоплательщик в обязательном порядке предупреждался о ведении записи телефонного разговора и имел право выбора, продолжать разговор или отказаться от него, т. е.

фактически запись телефонных разговоров осуществлялась только с ведома и волеизъявления налогоплательщика (гражданина).

Все работники налоговой службы были уведомлены в установленном порядке о производстве записи таких телефонных разговоров и их выборочном прослушивании для оптимизации работы как сотрудников, так и деятельности самой службы, и это не являлось для них тайной.

В связи с этим целями принятого Положения о контакт-центре налоговых органов были запись и прослушивание телефонных переговоров для обеспечения контроля за служебной деятельностью сотрудников, качеством и компетентностью предоставляемых гражданам консультаций и оптимизация работы самой службы.

Суд также отклонил ссылку прокурора на ст.

23 Конституции РФ о тайне телефонных переговоров, указав, что она не имеет отношения к информации служебного характера, адресованной гражданином другому гражданину как должностному или иному официальному лицу, поскольку в этом случае действуют ведомственные правила (апелляционное определение Волгоградского областного суда от 12.04.12 г. № 33–3656/2012).

Биллинг. Или как истребовать информацию о сотовом телефоне по IMEI

Для обывателя аббревиатура IMEI — всего лишь набор цифр на коробке, либо под аккумулятором на корпусе сотового телефона, для сотрудника оперативного подразделения, следователя (дознавателя) возможность вернуть его законному владельцу.

Аббревиатура IMEI расшифровывается как International Mobile Equipment Identifier, что в переводе означает «международный идентификатор мобильного оборудования».

Иными словами, IMEI ― это уникальный серийный номер каждого телефона формата GSM, который автоматически передается аппаратом в сеть оператора при подключении.

Зная IMEI можно через оператора связи узнать на кого оформлена сим-карта и кто пользуется, либо пользовался, уже похищенным телефоном.

Нужна ли санкция суда на получение информации по IMEI?

На практике при истребовании сотрудниками, осуществляющими ОРД, сведений о владельце телефона по IMEI у операторов сотовой связи, возникает ряд проблем.

Основной вопрос — требуется ли получать судебное решение на истребование по данным IMEI информации о новом пользователе похищенного сотового телефона?

На протяжении последних лет оперативные службы правоохранительных органов получали информацию об установочных данных абонента (по номеру телефона), принадлежности абонентского номера (по IMEI телефонного аппарата) на основании мотивированных запросов.

Однако в последнее время некоторые операторы стали отказывать в предоставлении таких данных в отсутствие судебного решения. При этом в обоснование отказа они чаще всего ссылаются на Определение КС РФ от 02.10.2003 № 345-О. В нем отмечается следующее.

«Право каждого на тайну телефонных переговоров по своему конституционно-правовому смыслу предполагает комплекс действий по защите информации, получаемой по каналам телефонной связи, независимо от времени поступления, степени полноты и содержания сведений, фиксируемых на отдельных этапах ее осуществления.

В силу этого информацией, составляющей охраняемую Конституцией РФ и действующими на территории РФ законами тайну телефонных переговоров, считаются любые сведения, передаваемые, сохраняемые и устанавливаемые с помощью телефонной аппаратуры, включая данные о входящих и исходящих сигналах соединения телефонных аппаратов конкретных пользователей связи; для доступа к указанным сведениям органам, осуществляющим ОРД, необходимо получение судебного решения. Иное означало бы несоблюдение требования ч. 2 ст. 23 Конституции РФ о возможности ограничения права на тайну телефонных переговоров только на основании судебного решения».

Кроме того, в официальных ответах на запросы операторы указывают на отсутствие базы пользователей по IMEI, так как он является идентификатором мобильного оборудования (телефона), а не абонента. Информация об IMEI регистрируется аппаратурой связи в детализации соединений при совершении звонков и содержится только в протоколах соединений.

Таким образом, по мнению операторов, поскольку им приходится обращаться к протоколам соединений или так называемой «тарификации», требуется получить судебное решение. Тем более что это прямо предусмотрено законом. Согласно ст. 186.1.

«Получение информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами» УПК РФ (введена Федеральным законом от 01.07.

2010 № 143-ФЗ) при наличии достаточных оснований полагать, что информация о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами имеет значение для уголовного дела, получение следователем указанной информации допускается на основании судебного решения, принимаемого в порядке, установленном ст. 165 кодекса.

Доводы в пользу достаточности мотивированного запроса о предоставлении данных по IMEI

Получение информации о соединениях между абонентами — Сам себе адвокат

Получение информации о соединениях между абонентами и между абонентскими устройствами стало следственным действием с 2010 года, то есть с введением в УПК РФ. ст.186-1 . Получение информации о соединениях между абонентами не является самостоятельным видом доказательств, поскольку в перечне ст.74 УПК РФ оно отсутствует, а потому эту информацию следует отнести к иным документам. 

Понятие информации о соединениях между абонентами и между абонентскими устройствами дано в 24.1 ст.5 УПК РФ.

В соответствии с названным пунктом, получение информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами- это получение сведений о дате, времени, продолжительности соединений между абонентами и (или) абонентскими устройствами (пользовательским оборудованием), номерах абонентов, других данных, позволяющих идентифицировать абонентов, а также сведений о номерах и месте расположения приемопередающих базовых станций.

Необходимость правового регулирования получения информации о соединениях между абонентами и между абонентскими устройствами возникла в связи с широким развитием сотовой и иных видов связи.

Основанием для получения информации о соединениях между абонентами и между абонентскими устройствами является наличие достаточных оснований полагать, что эта информация может иметь значение по уголовному делу.

Получить такую информацию следователь вправе в порядке, установленном ст.165 УПК РФ, то есть  только с письменного решения суда. На практике получение следователем такого разрешения не представляет для него большой сложности. Суды практически во всех случаях выносят  положительные решения для органов расследования.

В отличие от обыска, личного обыска и выемки это следственное действие проводится только по решению суда и никаких исключений из этого порядка закон не предусматривает.

Процедура  возбуждения следственного ходатайства перед судом о получении названных сведений достаточно детально прописана в ч.2 ст.186-1 УПК РФ. В этой же норме прописана процедура фиксации информации о соединениях между абонентами.

Эта информация фиксируется  компетентным специалистом учреждения связи, которому суд поручил исполнение судебного решения  по конкретному уголовному делу.

Информация предоставляется в доступной письменной форме (распечатке), сведения изложенные в письменной форме подписываются этим специалистом, надлежащим образом документируется.

В следственной практике это следственное действие широко применяется по уголовным делам о незаконном обороте наркотиков, по делам в отношении ОПГ. Каких-либо, проблем с использование этих сведений в качестве доказательств, как  правило, не бывает.

Описываемое следственное действие следует отличать от снятие информации с технических каналов связи, которую осуществляют органы дознания в порядке ст.6 и 8 Закона об «ОРД».

Как и описанное следственное действие это ОРД проводится с разрешения суда и может использоваться в процессе доказывания в суде.

Как и у следователей у оперативных работников не бывает проблем с получением разрешения у суда.

Некоторые проблемы оценки и использования информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами при расследовании преступлений

Авторы: Беляков А.А., Дерюгин Р.А.

В условиях информационного общества правоохранительные органы все чаще используют сведения о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами в процессе расследования и раскрытия преступлений. Информация об абонентах или абонентских устройствах находит свое отражение непосредственно в мобильных телефонах пользователей, а самое главное — в базах данных оператора сотовой связи.

В соответствии с положениями Федерального закона от 7 июля 2003 г. N 126-ФЗ «О связи» можно выделить способы получения сведений об абонентах и абонентских устройствах.

Так, Закон определяет, что на оператора связи возложена обязанность предоставлять уполномоченным государственным органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, информацию о пользователях и об оказанных им услугах, а также иную информацию, необходимую для выполнения возложенных на эти органы задач, в случаях, установленных федеральными законами. Также операторы обязаны предоставлять информацию об оказанных услугах своим абонентами. В силу ст. 63 Закона операторы связи должны оказывать содействие уполномоченным органам при проведении ими следственных действий в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства[1].

Читайте также:  Решение по делу о взыскании алиментов на содержание ребенка

Таким образом, информация о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами может быть получена в результате оперативно-розыскной деятельности; ее добровольного предоставления абонентом; производства следственного действия, предусмотренного ст. 186.1 УПК РФ. Нас в большей степени интересует именно последний способ получения указанных сведений, а также их оценка и использование в процессе расследования и раскрытия преступлений.

До введения ст. 186.1 УПК РФ в 2010 г. существовали проблемы получения интересующих следствие сведений от операторов сотовой связи.

Так, последние не всегда предоставляли информацию о входящих/исходящих вызовах, sms-сообщениях, ссылаясь на отсутствие законодательной регламентации, не соблюдали сроки предоставления данных.

Среди ученых не было единой точки зрения на необходимость получения информации об абонентах и абонентских устройствах по судебному решению. Ряд исследователей, апеллируя к Определению Конституционного Суда РФ[2], утверждали, что судебное решение необходимо, другие не относили сведения об абонентах к тайне связи[3].

На наш взгляд, судебное решение для получения информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами является гарантией защиты конституционных прав гражданина на тайну связи и закрепление данного порядка в ст. 186.1 УПК РФ совершенно справедливо.

Но сегодня остается нерешенным вопрос о сроках предоставления следователю информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами. Законом точные сроки не определены, лишь установлено, что операторы предоставляют запрашиваемые сведения не реже одного раза в семь дней, хотя и такой интервал, как показывает практика, не соблюдается.

Данное обстоятельство негативно влияет не только на скорость, но и на результативность расследования.

В соответствии с п. 24.1 ст.

5 УПК РФ следователь может истребовать от оператора связи сведения о дате, времени, продолжительности соединений между абонентами и (или) абонентскими устройствами (пользовательским оборудованием), номерах абонентов, другие данные, позволяющие идентифицировать абонентов, а также сведения о номерах и месте расположения приемопередающих и базовых станций. Указанная информация может быть передана следователю в виде документа (детализации) на бумажном или электронном носителе. Файл с детализацией содержит дату соединения, время соединения; время нахождения в эфире в секундах; тип вызова (входящий, исходящий); IMEI абонентского устройства (International Mobile Equipment Identifier — международный идентификатор мобильного оборудования)[4]; базовые станции начала и окончания звонка. Для удобства операторы связи предоставляют информацию в виде таблицы.

В детализации, полученной от оператора связи, могут найти отражение сведения о лицах, имеющих отношение к делу, принимавших участие в совершении и сокрытии следов преступления, предметах преступного посягательства, об обстоятельствах противодействия следствию и иная информация, связанная с преступлением. В соответствии со ст. 88 УПК полученная информация оценивается с точки зрения относимости, допустимости, достоверности и достаточности.

В целях использования детализации в качестве доказательства по уголовному делу следователю необходимо установить связь между обстоятельствами, подлежащими доказыванию, и содержанием полученного документа. Здесь возникает ряд проблем.

Во-первых, следователь не всегда сразу получает весь объем информации, она может быть ограничена сведениями о том, что один абонент производил вызовы на определенный перечень абонентских номеров. Очевидно, что объем данных может увеличиваться после установления сведений о владельцах этих абонентских номеров и их роли в совершении преступления.

Во-вторых, преступники нередко избавляются от телефона и SIM-карты либо пользуются SIM-картой, оформленной на другое лицо. Такие случаи распространены при расследовании не только хищений средств сотовой связи, но и других преступлений.

Так, в Екатеринбурге на чердаке одного из домов был обнаружен труп неизвестной девушки. Из показаний родственников стало известно, что девушка часто уходила из дома на несколько дней, куда и к кому — неизвестно.

Полученная информация о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами позволила выяснить, что после обнаружения трупа в телефон потерпевшей вставлялась SIM-карта, зарегистрированная на ранее судимого А., который проживал в том же доме.

Однако его проверка на причастность к убийству дала отрицательный результат. А. оказался наркоманом, который приобрел телефон у двоих незнакомых ему мужчин, встретившихся ему у подъезда дома.

В дальнейшем следствием была получена детализация вызовов по номеру жертвы с указанием местоположения абонентского устройства (с привязкой к базовым станциям) во время звонков сначала за неделю, а затем за последние шесть месяцев до ее исчезновения.

Во втором случае удалось выявить четыре наиболее частых абонентских соединения, а в ходе дальнейшей проверки был установлен второй абонент — Г., который отбывал наказание за другое преступление в Иркутской области. Г. указал, что с потерпевшей у него была интимная связь, а позднее сознался в убийстве. А.

также опознал Г. как лицо, продавшее ему украденный у жертвы сотовый телефон.

В-третьих, детализация может подтверждать или опровергать известные факты.

Например, подозреваемый утверждает, что находился далеко от интересующего следствие места и непричастен к совершению преступления или, наоборот, допрашиваемый заявляет о своем местонахождении в определенное время в конкретном месте, а детализация это опровергает; при этом допрашиваемый может ссылаться на отсутствие технической возможности воспользоваться связью («телефон не ловил сигнал» и т.п.).

Таким образом, данные детализации и показания лиц требуют дополнительной проверки и уточнения. Это может быть проверка показаний на месте или следственный эксперимент с целью уточнения возможности лица воспользоваться сотовой связью или установления его точного местонахождения в определенное время.

Кроме того, следователь вправе получить от оператора связи данные о расположении всех базовых станций в радиусе интересующего места либо провести допрос сотрудника сотовой компании для выяснения технических особенностей работы базовых станций и конкретного сотового устройства связи, а также назначить экспертизу мобильного устройства на предмет работы сети и возможности соединения в конкретных обстоятельствах.

Исходя из сказанного рекомендуется запрашивать у оператора связи интересующие сведения в полном объеме, с указанием фамилии, имени и отчества лица, чьи соединения проверяются, IMEI устройства, входящих/исходящих вызовов, SMS-сообщений, использования интернет-трафика и, самое главное, приемопередающих базовых станций.

Полученную от оператора сотовой связи информацию необходимо оценивать и использовать в совокупности с другими имеющимися доказательствами.

Основной и самой сложной задачей является установление реального пользователя конкретного мобильного телефона и факта пребывания именно этого человека в определенное время и в определенном месте.

Отметим, что информация о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами используется при расследовании и раскрытии преступлений в качестве не только доказательственной, но и криминалистически значимой (ориентирующей).

Так, 16 апреля 2012 г. в Екатеринбурге в смотровой яме недостроенного гаража по ул. Коммунистической был обнаружен обгоревший труп гражданина США. Удалось установить, что потерпевший прилетел в Екатеринбург 6 марта 2012 г., дальнейшие его передвижения неизвестны.

Так как расстояние от аэропорта Кольцово до места обнаружения трупа достаточно большое, то было принято решение о получении информации об абонентах, чьи телефоны работали в обоих районах города в день убийства. Множество, полученное в результате пересечения двух биллингов, состояло всего из четырех абонентов.

В ходе их проверки удалось установить личность одной из участниц банды, совершившей более десяти убийств.

Другой пример. В 2014 г. по ул. Титова обнаружен труп приемщика лома. Из пункта пропали денежные средства. Следствие выяснило, что также был украден сотовый телефон убитого. При этом спустя девять суток после убийства с абонентского номера жертвы был произведен вызов его сменщику.

В то же день были получены сведения об остальных абонентах, которым поступали вызовы с номера убитого. Их опрос позволил выявить звонившего, который рассказал, что нашел телефон на пешеходной тропинке в 10 км от места убийства.

Тогда следствием была предпринята операция пересечения множеств: места жительства знакомых потерпевшего были сопоставлены с местом обнаружения телефона, что позволило установить личность бывшего сотрудника того же пункта приема лома, где работал потерпевший.

Затем были сверены абонентские соединения и абонентская активность его номера в день убийства, что подтвердило его местонахождение в указанный период на месте совершения преступления.

Информация о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами является незаменимым доказательством и условием выбора верных тактических решений для успешного раскрытия и расследования преступления.

Такие сведения способствуют установлению обстоятельств совершения преступления, его времени, места, характера преступной группы. Сведения, полученные в ходе производства следственного действия, предусмотренного ст. 186.

1 УПК, играют роль не только доказательственной, но и криминалистически значимой (ориентирующей) информации и выступают критерием для выдвижения и проверки версий.

Список литературы

  1. Астафьев Ю.В., Винокурова Т.В. Проблема получения сведений о телефонных соединениях при производстве ОРД // Рос. юстиция. 2008. N 1.
  2. Багдановский А. Может ли ошибаться Конституционный Суд? // Законность. 2006. N 8.
  3. КонсультантПлюс: примечание.
  4. Статья В.М. Быкова, Т.П.

    Сазоновой «Истребование сведений о телефонных контактах как процессуальное действие по собиранию доказательств» включена в информационный банк согласно публикации — «Российская юстиция», 2008, N 9.

  5. Быков В.М., Сазонова Т.П.

    Истребование сведений о телефонных контактах как процессуальное действие по собиранию доказательств // Уголовный процесс. 2008. N 9.

  6. Вапраховская Е., Вяткин А. Расследование хищений мобильных телефонов // Законность. 2005. N 3.
  7. Кальницкий В.В., Марфицин П.Г.

    Производство следственных действий, сопряженных с ограничением конституционных прав граждан: Учеб. пособие. Омск, 2004.

  8. О связи: Федеральный закон от 7 июля 2003 г. N 126-ФЗ // Рос. газ. 2003. 10 июля.

  9. Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Советского районного суда города Липецка о проверке конституционности части четвертой статьи 32 Федерального закона от 16 февраля 1995 г. «О связи»: Определение Конституционного Суда РФ от 2 октября 2003 г. N 345-О // Вестн. Конституционного Суда РФ. 2004. N 1.

  10. Об утверждении Правил применения абонентских станций (абонентских радиостанций) сетей подвижной радиотелефонной связи стандарта GSM-900/1800: Приказ Министерства информационных технологий и связи РФ от 19 февраля 2008 г. N 21 // Бюл. норматив. актов федер. органов исполнит. власти. 2008. N 15.

[1] Рос. газ. 2003. 10 июля.

[2] Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Советского районного суда города Липецка о проверке конституционности части четвертой статьи 32 Федерального закона от 16 февраля 1995 г. «О связи»: Определение Конституционного Суда РФ от 2 октября 2003 г. N 345-О // Вестн. Конституционного Суда РФ. 2004. N 1. С. 50 — 52.

[3] Кальницкий В.В., Марфицин П.Г. Производство следственных действий, сопряженных с ограничением конституционных прав граждан: Учеб. пособие. Омск, 2004. С. 77; Вапраховская Е., Вяткин А. Расследование хищений мобильных телефонов // Законность. 2005. N 3. С. 22 — 24; Багдановский А.

Может ли ошибаться Конституционный Суд? // Там же. 2006. N 8. С. 32 — 36; Астафьев Ю.В., Винокурова Т.В. Проблема получения сведений о телефонных соединениях при производстве ОРД // Рос. юстиция. 2008. N 1; Быков В.М., Сазонова Т.П.

Истребование сведений о телефонных контактах как процессуальное действие по собиранию доказательств // Уголовный процесс. 2008. N 9. С. 54 — 56.

[4] Об утверждении Правил применения абонентских станций (абонентских радиостанций) сетей подвижной радиотелефонной связи стандарта GSM-900/1800: Приказ Министерства информационных технологий и связи РФ от 19 февраля 2008 г. N 21 // Бюл. норматив. актов федер. органов исполнит. власти. 2008. N 15.

Рекомендуется Вам:

Получение информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами

Нормы, регулирующие получение информации о соединениях абонентов, предусмотрены ст. 23 Конституции РФ, и. 241 ст. 5, ст. 13, 29, 164-170, 186' УПК.

Получение информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами — новое следственное действие, состоящее в принятии следователем мотивированного решения об обращении в суд с целью получения судебного решения об истребовании из организаций, осуществляющих услуги телефонной (электронной) связи, сведений о ранее имевших место или возможных в будущем контактах (переговоры, СМС-сообщения и т.п.) с использованием абонентских устройств, а также в получении и приобщении к делу таких сведений.

Посредством данного следственного действия получают сведения: о дате, времени и продолжительности соединений; абонентах и их номерах, номерах и месте нахождения на момент соединения абонентских устройств и др.

Основанием проведения следственного действия являются сведения, достаточные для обоснованного предположения о том, что информация, связанная с соединениями абонентов, зафиксированная (или могущая быть зафиксированной) техническими средствами в организациях, оказывающих услуги связи, имеет значение для уголовного дела. Такими сведениями могут быть уголовно-процессуальные доказательства и оперативно-разыскные данные о причастности к преступлению конкретного абонента, использовании определенного абонентского устройства и др.

Получение информации осуществляется только по решению суда. Закон не связывает проведение данного следственного действия с тяжестью преступления и процессуальным положением абонента. Решение суда направляется в соответствующую организацию, осуществляющую услуги связи.

Если истребуется информация за предшествующий период, то руководитель организации направляет ее следователю в опечатанном виде.

В случае если судом установлен срок (до шести месяцев) получения информации, которая может быть зафиксирована в будущем, руководитель в таком же порядке направляет ее по мере поступления, но не реже одного раза в неделю.

Процесс принятия информации не протоколируется. Наличие в уголовном деле постановления суда в достаточной степени объясняет происхождение информации, ее опечатывание исключает искажение.

Следователь осматривает представленные документы с участием (при необходимости) специалиста, о чем составляется протокол.

Документы, относящиеся к делу, приобщаются к нему постановлением следователя как вещественное доказательство.

Производство следственного действия может быть до истечения установленного срока прекращено по постановлению следователя.

Нормы, регулирующие производство допроса, предусмотрены: ст. 51 Конституции РФ, ст. 164-170, 173, 174, 187-191, 275-282 УПК.

Допрос — это следственное действие, состоящее в получении показаний подозреваемого, обвиняемого, свидетеля, потерпевшего, эксперта и специалиста.

Основанием для вызова и допроса любого лица в качестве свидетеля является наличие сведений, позволяющих полагать, что ему могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела. В совокупность фактических данных для принятия решения о допросе входят как доказательства, так и сведения оперативно-разыскного характера.

Основанием для допроса лица в качестве потерпевшего — физического лица является наличие фактических данных о причинении ему преступлением физического, имущественного или морального вреда. Сведения, которыми располагает потерпевший, во всех случаях имеют непосредственное значение для дела.

Основанием для допроса эксперта является наличие в ранее данном им заключении таких неясностей, устранение которых возможно без проведения дополнительного исследования.

Основание для допроса специалиста — потребность в специальных знаниях, а также неясность письменного заключения специалиста или его мнения, выраженного в иной форме.

Основанием для первичного допроса подозреваемого или обвиняемого является сам факт постановки их в соответствующее процессуальное положение.

Основанием для повторного допроса подозреваемого или обвиняемого являются сведения о том, что им известны фактические данные об обстоятельствах, имеющих значение для дела, либо их ходатайство.

Повторный допрос по тому же самому обвинению обвиняемого, отказавшегося от дачи показаний, возможен только но ходатайству.

Решение о производстве допроса не требует оформления.

Допрос осуществляется по месту производства предварительного расследования или в месте нахождения допрашиваемого. Вхождение в жилище для допроса возможно исключительно с разрешения проживающих в нем лиц.

Продолжительность допроса определяется временем, необходимым и достаточным для получения от допрашиваемого в разумном режиме сведений, имеющих значение для дела.

Вместе с тем допрос не может длиться непрерывно более четырех часов. Продолжение допроса допускается после часового перерыва для отдыха и принятия пищи.

Общая продолжительность допроса в течение дня не должна превышать восьми часов.

В случаях, когда допрашиваемый имеет очевидные для следователя признаки алкогольного или наркотического опьянения либо заявляет о болезни, целесообразно прибегнуть к медицинскому обследованию свидетеля или отложить допрос.

Закон детально регламентирует порядок вызова лица на допрос.

Свидетели, потерпевшие, а также подозреваемые и обвиняемые, не содержащиеся под стражей, вызываются на допрос повесткой, в которой указываются, кто и в каком качестве вызывается, к кому и по какому адресу, дата и время явки на допрос, а также последствия неявки без уважительных причин.

Вручение лицу повестки должно удостоверяться подписью вызываемого. В случае временного отсутствия лица, вызываемого на допрос, повестка вручается совершеннолетнему члену его семьи либо передается администрации по месту сто работы или по поручению следователя иным лицам и организациям, которые обязаны передать повестку лицу, вызываемому на допрос.

В случае неявки без уважительных причин лицо, вызываемое на допрос, может быть подвергнуто приводу либо к нему могут быть применены иные меры процессуального принуждения.

Привод является обоснованным при соблюдении двух обязательных условий: 1) наличие документально подтвержденных достоверных сведений о том, что повестка свидетелем получена; 2) наличие фактических данных, позволяющих усматривать в его поведении умышленное безмотивное уклонение от явки по вызову.

Лицо, не достигшее возраста 16 лет, вызывается на допрос через его законных представителей либо через администрацию по месту его работы или учебы.

Вызов таких лиц напрямую осуществляется в случаях, когда посредники прямо заинтересованы в исходе дела или могут оказать на несовершеннолетнего неблагоприятное воздействие, а также когда они не в состоянии передать информацию о вызове и обеспечить явку.

Если свидетель явился па допрос с адвокатом, приглашенным им для оказания юридической помощи, то адвокат вправе давать ему в присутствии следователя краткие консультации, задавать с разрешения следователя вопросы, делать письменные замечания по поводу полноты и правильности записи показаний.

Обвиняемому, подозреваемому, потерпевшему и свидетелю разъясняется право не свидетельствовать против себя самого, своего супруга (супруги) и близких родственников.

Свидетели и потерпевшие, достигшие 16 лет, предупреждаются об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний.

Допрашиваемые эксперты и специалисты предупреждаются об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний. Лицу, не владеющему языком судопроизводства, обеспечивается право на участие переводчика.

Ход и результаты допроса отражаются в протоколе, составляемом в соответствии со ст. 166 и 167 УПК.

Фамилия, имя и отчество записываются в протоколе в именительном падеже. В целях обеспечения безопасности допрашиваемых лиц законом предусмотрены особые правила отражения в протоколе их анкетных данных.

Показания допрашиваемого лица записываются от первого лица и по возможности дословно. Ненормативная лексика (нецензурные выражения) в протоколе допроса не приводятся. Вопросы и ответы на них записываются в той последовательности, которая имела место в ходе допроса.

В протокол записываются все вопросы, в том числе и те, которые были отведены следователем или на которые отказалось отвечать допрашиваемое лицо, с указанием мотивов отвода или отказа. Представляется, что норма закона о записи всех вопросов не должна восприниматься абсолютно.

Правоприменительная практика придает этой норме тот смысл, что следователь записывает вопросы, исходя из собственного усмотрения, предопределяемого как требованием установления юридически значимых обстоятельств дела, так и тактикой допроса.

В УПК не оговорена возможность собственноручной записи допрашиваемым своих показаний, данных в ходе допроса. Однако представляется, что принципам уголовного судопроизводства и общим правилам производства следственных действий не противоречит предоставление допрашиваемому по его ходатайству такого права.

Допрашиваемому запрещается задавать наводящие вопросы. Наводящими принято считать вопросы, в которых содержится ответ или информация для его формулирования.

По инициативе следователя или по ходатайству допрашиваемого лица в ходе допроса могут быть проведены фотографирование, аудио- и (или) видеозапись, киносъемка, материалы которых хранятся при уголовном деле и по окончании предварительного следствия опечатываются.

Решение о применении технических средств для дополнительной фиксации хода допроса объявляется допрашиваемому, для которого оно является обязательным. Дача свидетелем показаний может сопровождаться выполнением каких-либо рисунков, схем, графиков.

При допросе свидетель может произвести узнавание предметов, если нет предпосылок предъявления для опознания в порядке, предусмотренном законом. Процедуру осмотра им объекта нужно занести в протокол посредством показаний.

Допрос потерпевшего или свидетеля в возрасте до 16 лет либо достигшего этого возраста, но страдающего психическим расстройством или отстающего в психическом развитии, а по усмотрению следователя и допрос потерпевшего и свидетеля в возрасте от 16 до 18 лет проводятся с участием педагога или психолога.

Продолжительность допроса дифференцирована в зависимости от возраста: 1) до достижения несовершеннолетним семи лет его участие в допросе ограничено 30 минутами. После перерыва (срок которого не установлен, но, полагаем, что он также должен быть как минимум получасовой) следственное действие может быть продолжено еще в течение 30 минут.

В общей сложности в один день участие несовершеннолетнего в допросе не может продолжаться более одного часа; 2) в возрасте от семи до 14 лет продолжительность участия несовершеннолетнего в допросе без перерыва не более одного часа, в общей сложности — не более двух часов в день; 3) для несовершеннолетних потерпевшего и свидетеля старше 14 лет указанное время равно соответственно двум и четырем часам в день. При допросе несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля вправе присутствовать его законный представитель. Педагог или психолог, участвующий в допросе несовершеннолетнего, должен быть, как правило, специалистом в области соответствующей детской возрастной категории. Аналогичные требования, относящиеся к порядку участия педагога или психолога, а также продолжительности допроса, предъявляются при проведении с участием несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля очной ставки, предъявления для опознания и проверки показаний на месте.

Потерпевшие и свидетели в возрасте до 16 лет не предупреждаются об ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо /южных показаний. Допрос несовершеннолетнего не может продолжаться значительное время без перерывов для отдыха.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector