Какие обстоятельства суд не может учитывать при назначении наказания?

19 октября 2021 в 16:01

Какие обстоятельства суд не может учитывать при назначении наказания?

В делах об убийствах суды в большинстве случаев встают на сторону потерпевших, сочувствуя им и опираясь на их мнение. Особо проникнувшиеся судьи даже находят отягчающие обстоятельства там, где по закону их быть не должно.

Фабула дела

Такая ситуация произошла и в Омске. Там суд приговорил мужчину по ч. 1 ст. 318 УК РФ к 1 году лишения свободы, по ч.4 ст. 111 УК РФ к 7 годам 6 месяцам лишения свободы. В целом — 8 лет лишения свободы с отбывание наказания в исправительной колонии строгого режима.

Президиум Омского областного суда изменил приговор, исключив указание об учете в качестве отягчающего наказание обстоятельства по преступлению, квалифицированному по ч.1 ст. 318 УК РФ, совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя. Наказание по ч.1 ст. 318 УК РФ снижено до 9 месяцев лишения свободы. Окончательно назначено 7 лет 9 месяцев лишения свободы.

Осуждённый посчитал такое уменьшение срока недостаточным, в связи с чем обратился в Верховный Суд с кассационной жалобой.

Мужчина указал, что не все обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения дела судом исследованы, приговор основан на противоречивых показаниях свидетелей, отсутствуют доказательства того, что именно от его действий наступила смерть потерпевшего.

Считает, что суд необоснованно не принял во внимание противоправное поведение потерпевшего, которое и явилось поводом к конфликту. Утверждает, что не имел умысла на причинение потерпевшему тяжких телесных повреждений, а находился в состоянии необходимой обороны.

Полагает, что дело рассмотрено с обвинительным уклоном, судом фактически не дана оценка доказательствам стороны защиты, а также не указано в приговоре, почему одни доказательства суд признал достоверными, а другие отверг.

По мнению осужденного, судом необоснованно отклонены ходатайства стороны защиты.

Позиция Верховного Суда

Суд отметил, что действия осуждённого по ч. 1 ст. 318, ч.4 ст. 111 УК РФ квалифицированы правильно, однако нарушения всё же имеются.

Отягчающие обстоятельства

В соответствии с ч.11 ст.63 УК РФ судья, назначающий наказание, в зависимости от характера и степени общественной опасности преступления, обстоятельств его совершения и личности виновного может признать отягчающим обстоятельством совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, отмечает ВС. Именно это имело место в деле осуждённого.

  • Между тем, признав состояние опьянения, вызванное употреблением алкоголя, отягчающим обстоятельством, суд, тем не менее, не мотивировал свой вывод, а также не указал обстоятельства и не привел доказательства, на основании которых был сделан указанный вывод.
  • При этом само по себе нахождение лица в момент совершения преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, не является единственным и достаточным основанием для признания такого состояния обстоятельством, отягчающим наказание.
  • Суд в данном деле не объяснил, как пришёл к выводу о том, что именно состояние опьянения, вызванное употреблением алкоголя, способствовало преступлению, что является нарушением.

Мнение потерпевших

Как следует из приговора, суд указал, что учитывает мнение потерпевших по данному вопросу. Однако указание суда на мнение потерпевших при назначении осужденному наказания противоречит положениям ст. 6 УК РФ и ст.

60 УК РФ, предусматривающим обстоятельства, которые должны учитываться при назначении наказания, а также ст. 63 УК РФ, содержащей исчерпывающий перечень обстоятельств, которые могут быть признаны отягчающими наказание.

Кроме того, уголовным законом не допускается признание каких-либо иных обстоятельств, влияющих на наказание осуждённого в сторону ухудшения его положения. По сути, суд признал в качестве отягчающего обстоятельства мнение потерпевших.

  1. Таким образом, суд определил изменить приговор в отношении осуждённого, исключить состояние алкогольного опьянения в качестве отягчающего обстоятельства и ссылку суда на учет мнения потерпевших.
  2. Актуальное по теме:
  3. ВС объяснил, кто обладает преимуществом на дороге
  4. ВС объяснил, когда просрочка платежей не является основанием для отказа от исполнения договора купли-продажи
  5. ВС РФ раскритиковал законопроект об уголовной ответственности за побои

Таблица обстоятельств, смягчающих наказание для подсудимого

Обстоятельства, смягчающие наказание – это совокупность юридических фактов и состояний, позволяющих применить в отношении виновного лица менее строгое наказание. Их наличие снижает степень общественной опасности преступления или положительно характеризует личность подсудимого.

Какие обстоятельства суд не может учитывать при назначении наказания?

В отличие от отягчающих обстоятельств, назначаемых по усмотрению суда, смягчающие основания обязательно учитываются при вынесении приговора. Исключением являются ситуации, когда подсудимый преднамеренно использует свое «особое» положение при совершении деяния.

Перечень оснований для применения

Перечень обстоятельств, позволяющих применить менее строгое наказание, установлен ст. 61 УК РФ.

Их принято делить на 2 группы:

Основание для смягчения наказания
Условия его применения
Обстоятельства, положительно характеризующие личность подсудимого гражданина
Несовершеннолетний возраст виновного лицаОбщий возраст уголовной ответственность – 16 лет (по некоторым деяниям он наступает с 14 лет).
Судом учитывается:

  1. склонность несовершеннолетнего лица к подражанию,
  2. состояние и уровень его психического развития,
  3. отсутствие жизненного опыта и навыков давать правильную оценку происходящему.
БеременностьУказанное обстоятельство признается смягчающим вне зависимости от того, связан ли факт беременности с совершением преступления. Суд при вынесении приговора руководствуется физиологическими особенностями женского организма (раздражительность, вспыльчивость и др.) при беременности и принципом гуманизма.
На воспитании подсудимого лица находятся малолетние дети (до 14 лет)Указанное основание направлено на обеспечение благоприятных условий для воспитания и развития детей.
Суд учитывает:

  1. проживает ли подсудимый вместе с детьми,
  2. какую роль принимает в их воспитании,
  3. оказывает ли им материальную поддержку.
Обстоятельства, снижающие степень общественной опасности совершенного деяния
Преступление небольшой и средней тяжести при условиях:

  1. Совершения его впервые
  2. Из-за случайного стечения обстоятельств.
Преступление небольшой и средней тяжести при условиях:

  1. Совершения его впервые.
  2. Из-за случайного стечения обстоятельств.
Деяние совершено не по личному желанию подсудимого, а вследствие принуждения:

  1. Физического,
  2. Психического.

В это основание включается также совершение деяния из-за служебной или материальной зависимости.

Судья руководствуется тем, что принуждение и зависимость возникают в результате деятельности других лиц. Они могут реализовываться в различных формах, включая угрозу и принуждение.
Поведение потерпевшего гражданина является следствием его противоправного или аморального поведения.Условие – противоправное или аморальное поведение послужило поводом к совершению преступления.
Явка виновного лица с повинной, помощь в раскрытии деянияСвидетельствуют о раскаянии лица, совершившего преступное деяние.
Оказание медицинской помощи пострадавшему лицу после совершения деянияСущественно уменьшают степень общественной опасности деяния.
Крайняя необходимость, обоснованный риск, выполнение приказа, необходимая оборонаПриговор выносится с учетом того, что подсудимый сознательно превышал допустимые пределы.

Важно, что обстоятельства, смягчающие уголовную ответственность, не носят исчерпывающего характера, поскольку в их качестве могут учитываться другие обстоятельства.

Архангельским областным судом было рассмотрено дело в отношении Голубевой Т.М., обвиняемой в причинении среднего вреда здоровью и краже 5.000 руб. В ходе заседания подсудимая согласилась с обвинением и признала свою вину.

Среди смягчающих обстоятельств по делу – оформление явки с повинной, помощь в расследовании преступления и раскаяние в содеянном. Суд с учетом обстоятельств дела и оснований, смягчающих наказание, применил в отношении Голубевой Т.М. меру в виде лишения свободы сроком на 1 год.

Итак, смягчающие и отягчающие обстоятельства в уголовном праве являются важным правовым институтом, направленным на индивидуализацию наказания и учет состояния лица, совершившего преступление.

Чтобы получить комментарий эксперта – задавайте вопросы ниже

Какие обстоятельства суд не может учитывать при назначении наказания?

В соответствии с абз. 5 п. 1 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22.12.2015 №  58 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» к сведениям о личности, которые подлежат учету при назначении наказания, относятся характеризующие виновного сведения, которыми располагает суд при вынесении приговора. Это, в частности, сведения:

  • — о семейном и имущественном положении;
  • — состоянии здоровья;
  • — поведении в быту;
  • — наличии на иждивении несовершеннолетних детей, иных нетрудоспособных лиц.

Исходя из ч. 6 ст. 86 УК, суды не должны учитывать в качестве отрицательно характеризующих личность подсудимого обстоятельств данные, свидетельствующие о наличии у него погашенных или снятых судимостей. Погашение или снятие судимости аннулирует все правовые последствия, которые предусмотрены уголовным законом, поэтому о них нельзя упоминать в приговоре ни в каком контексте.

Также встречаются решения, в которых ВС РФ констатирует, что суд не должен учитывать при мотивировке назначения наказания отсутствие у подсудимого работы.

Указанные выше решения ставят вопрос о том, в каком случае суд может вдаваться в рассуждения о том, работает ли подсудимый или нет, при назначении наказания.

Представляется, что сведения о наличии работы суд может учитывать в контексте имущественного положения подсудимого либо в целях определения места отбывания исправительных работ, но не в качестве негативного обстоятельства, характеризующего личность осужденного.

Постпреступное поведение виновного принято разделять на позитивное (возмещение вреда, принесение извинений, активное способствование расследованию преступления и др.) и негативное (воспрепятствование расследованию, оказание давления на свидетелей и пр.).

Практика показывает, что негативное посткриминальное поведение суд не должен учитывать при назначении наказания.

В соответствии с судебной практикой суды не должны учитывать при назначении наказания непризнание вины. Отрицание вины — один из способов защиты, избранный подсудимым.

Таким образом, в приговорах судам следует исключить использование и более мягких формулировок: «учитывается отношение к обвинению», «принимается во внимание отношение к содеянному» и т. п., притом что подсудимый не признавал вину или признавал ее частично.

Вместе с тем признание вины, раскаяние в содеянном, принесение извинений потерпевшему, как правило, справедливо учитываются судами в качестве обстоятельств, смягчающих наказание в соответствии с ч. 2 ст. 61 УК.

Именно в таком смысле следует толковать разъяснение в постановлении Пленума ВС РФ от 27.01.1999 № 1 «О судебной практике по делам об убийстве».

Пленум указал, что при назначении наказания за убийство необходимо учитывать «личность виновного, его отношение к содеянному, обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание».

В соответствии с принципом non bis in idem (нельзя наказывать дважды за одно и то же) при назначении наказания не следует учитывать обстоятельства, которые входят в конструктивные признаки состава преступления.

Согласно правовой позиции, высказанной Конституционным Судом РФ в определении от 25.09.

2014 №  2053-О, «обязанность государства обеспечивать права потерпевших от преступлений не предполагает наделение их правом определять необходимость осуществления публичного уголовного преследования в отношении того или иного лица, а также пределы возлагаемой на это лицо уголовной ответственности и наказания…».

В данном вопросе судебная практика уже устоялась. Однако, несмотря на это, ошибки, связанные с учетом мнения потерпевшего при назначении наказания, суды продолжают допускать.

Завершая краткий анализ проблем излишнего учета различных обстоятельств, которые, с точки зрения практики Верховного Суда РФ, фактически отягчают положение виновного при назначении наказания, можно отметить, что судам нужно внимательно относиться к изготовлению соответствующих частей приговора и мотивировке разрешения вопросов о наказании.

ВС: Предусмотренные диспозицией преступления обстоятельства не могут стать основанием для усиления наказания

Верховный Суд вынес определение суда кассационной инстанции по уголовному делу, в котором апелляция и кассация усилили наказание, назначенное подсудимому первой инстанцией за преступления, сопряженные с незаконным оборотом наркотиков.

Апелляция и кассация назначили реальный срок лишения свободы взамен условного

В ноябре 2019 г. суд приговорил Павла Лошкарёва к четырем с половиной годам лишения свободы за покушение на незаконный сбыт наркотических средств группой лиц по предварительному сговору в крупном размере и за незаконное хранение наркотиков без цели сбыта. Это наказание было назначено условно с испытательным сроком в пять лет на основании ст. 73 УК РФ.

При решении вопроса о назначении наказания, не связанного с реальным лишением свободы, первая инстанция учла характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, личность виновного, который ранее не был судим, учился в вузе, имел исключительно положительную характеристику и ряд благодарностей, грамот из мест обучения, а также наличие смягчающих обстоятельств.

Среди последних – признание вины, раскаяние в содеянном, явка с повинной и активное способствование раскрытию и расследованию преступлений, молодой возраст, совершение действий, направленных на заглаживание вреда в результате преступления, выразившихся в публикации открытого письма в местной газете, наличие хронических заболеваний и отсутствие отягчающих обстоятельств, а также его длительное содержание в СИЗО.

Кроме того, учитывая совокупность смягчающих обстоятельств, положительные характеристики, уровень психического развития Павла Лошкарёва и влияние на него старших по возрасту лиц, суд пришел к выводу о применении в отношении него положений ст. 96 УК РФ.

После этого прокурор внес апелляционное представление, указав, что судом первой инстанции назначенное осужденному наказание с применением ст. 73 УК РФ является несправедливым и чрезмерно мягким.

Апелляционный суд согласился с этим доводом и изменил приговор, исключив из него ссылку на ст. 73 УК РФ.

В связи с этим осужденному было назначено наказание в четыре года лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Апелляция мотивировала свой вывод тем, что суд первой инстанции не в полной мере учел характер и степень общественной опасности преступления, а также обстоятельства его совершения.

Это, по мнению апелляционной инстанции, в совокупности с данными о личности Лошкарёва – совершеннолетний возраст, воспитание в полной семье, обучение в высшем учебном заседании, а также отсутствие каких-либо психических расстройств – свидетельствовало о повышенной опасности совершенного им преступления. Кассация поддержала апелляционное определение.

Верховный Суд не согласился с выводами апелляции и кассации

В кассационной жалобе в Верховный Суд защитники Павла Лошкарёва – адвокаты АП Смоленской области Леонид Войтенко и Александр Кравчук указали, что апелляционный суд, отменив применение в отношении осужденного положений ст. 73 УК РФ, не мотивировал принятое им решение, а также не дал оценку характеризующему подсудимого материалу.

В итоге Судебная коллегия по уголовным делам ВС выявила существенные нарушения второй инстанцией уголовного и уголовно-процессуального закона при осуществлении судопроизводства по делу.

Верховный Суд напомнил, что апелляционный суд может принять решение, ухудшающее положение осужденного по отношению к приговору суда первой инстанции, не иначе как по представлению прокурора и (или) жалобе потерпевшего, частного обвинителя, их законных представителей и (или) представителей (ч. 1 ст. 389.24 УПК РФ), при этом он не вправе выходить за пределы доводов жалобы или представления.

В силу п. 7 ч. 3, ч. 4 ст. 389.28 УК РФ суд обязан указать в апелляционном определении основания полной или частичной отмены либо изменения обжалованного судебного решения, а также привести мотивы такого решения.

Как пояснил ВС, апелляция не учла, что по смыслу ст. 73 УК РФ суд, постановляя обвинительный приговор, назначив осужденному конкретный вид и размер наказания и придя к выводу о возможности исправления осужденного без реального отбывания назначенного наказания, постановляет считать его условным, т.е.

без реального отбывания наказания при условии выполнения осужденным определенных требований. При этом решающее значение для применения условного осуждения по смыслу закона имеет вывод суда о том, что осужденный не представляет общественной опасности и может исправиться без реального лишения свободы.

«Таким образом, судом при принятии решения о применении в отношении Лошкарёва положений ст.

73 УК РФ были учтены все обстоятельства, влияющие на выводы о том, что исправление осужденного возможно без реального лишения свободы, в том числе были учтены характер и степень общественной опасности содеянного Лошкарёвым, данные о его личности, совокупность обстоятельств, смягчающих наказание, а также совокупность иных данных, влияющих на назначение наказания. Каких-либо других обстоятельств, влияющих на наказание, которые не были учтены судом первой инстанции, в апелляционном определении суда не приведено. Не указаны они и в апелляционном представлении прокурора», – отмечено в определении Суда.

Верховный Суд не согласился с приведенными апелляцией основаниями для усиления наказания Павлу Лошкарёву (распределение ролей при совершении преступления и количество сделанных закладок). «Между тем эти обстоятельства предусмотрены диспозицией преступления, за совершение которого осужден Лошкарёв (ч. 3 ст. 30 и п. “г” ч. 4 ст. 228.

1 УК РФ), и вменены осужденному в качестве квалифицирующих признаков – группой лиц по предварительному сговору и в крупном размере.

Также суд апелляционной инстанции, сославшись в определении на то, что установленная судом первой инстанции совокупность смягчающих наказание обстоятельств является исключительной, существенно уменьшающей степень общественной опасности преступления, тем не менее пришел к выводу о том, что именно характер и степень общественной опасности содеянного Лошкарёвым не позволяют назначить осужденному наказание без изоляции от общества, – заключил ВС. – Что же касается ссылки суда апелляционной инстанции на данные о личности Лошкарёва, которые свидетельствуют, как указано в судебном решении, о том, что осужденный не мог не понимать повышенную общественную опасность совершаемых им действий и наступление в результате их совершения вредных последствий, то суд апелляционной инстанции не учел, что одним из оснований для применения в отношении осужденного условного осуждения явилось отсутствие вредных последствий».

В связи с этим Верховный Суд отменил судебные акты апелляции и кассации, передав дело на новое апелляционное рассмотрение. Он также освободил Павла Лошкарёва из-под стражи, избрав в отношении него меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

Суды должны внимательнее изучать дела и оценивать доводы защиты

В комментарии «АГ» адвокат Леонид Войтенко считает, при вынесении кассационного определения Верховным Судом в полной мере соблюдены принципы законности и справедливости: «Я надеюсь, что решение, принятое Верховным Судом, будет мотивировать нижестоящие суды более тщательно изучать уголовные дела, в особенности данные о личности подсудимых, поскольку нередки случаи, когда именно они имеют ключевое значение в вопросе назначения наказания».

Адвокат Александр Кравчук рассказал, что защитой были приведены доводы, с которыми согласился Верховный Суд, о том, что судом апелляционной инстанции и кассационным судом общей юрисдикции были допущены ошибки по вопросу назначения наказания, что послужило основанием для отмены их судебных актов. «Своим определением Верховный Суд напомнил, что формальный подход к назначению наказания недопустим. Твердо убежден в том, что определение ВС РФ по данному уголовному делу в конечном итоге повлияет на повышение престижа адвокатского сообщества и профессии адвоката; показывает на необходимость в случае несогласия всех этапов обжалования принятых по делу судебных актов; будет формировать у нижестоящих судов необходимость более внимательно оценивать доводы стороны защиты при рассмотрении уголовных дел», – заключил защитник.

Эксперты «АГ» поддержали выводы Суда

Адвокат АП Владимирской области Максим Никонов пояснил, что применение ст. 73 УК РФ (как и ст. 64 УК РФ) не ограничено четкими критериями и, по сути, отдано на откуп судейскому усмотрению. «Но это не значит, что судейское усмотрение не должно быть мотивированным.

Изучение практики проверочных инстанций показывает, что вышестоящие суды сравнительно редко изменяют решения в части дискреционных вопросов, поскольку здесь суды начинают ходить по тонкой грани “кто кого перемотивирует”.

К таким случаям относится и комментируемое дело», – заметил он.

По словам эксперта, как видно из определения ВС, несогласие апелляционного суда с подробной и логичной мотивировкой применения первой инстанцией ст. 73 УК РФ свелось к отчасти противоречащим друг другу, а отчасти даже абсурдным доводам. «Так, исключая ссылку на ст.

73 УК РФ, областной суд указал, что о повышенной общественной опасности содеянного Лошкарёвым свидетельствуют, помимо прочего, воспитание в полной семье, обучение в высшем учебном заведении и отсутствие каких-либо психических расстройств.

Как семейное благополучие, наличие студенческого билета и здоровая психика повышают общественную опасность преступления – решительно неясно», – подчеркнул адвокат.

Максим Никонов отметил, что Смоленский областной суд, исключая упоминание ст. 73 УК РФ, сослался на распределение ролей при совершении преступления, а также на количество сделанных закладок: «Это явная ошибка двойного учета одного и того же обстоятельства – сначала в качестве признака состава преступления при квалификации, а затем еще и при назначении наказания».

Адвокат, старший партнер АБ «ЗКС» Андрей Гривцов полагает, что в рассматриваемом деле ВС РФ указал на то, что ухудшение положения осужденного всегда должно мотивироваться судом апелляционной инстанции. «Это действительно так, и данное решение Суда можно только приветствовать.

Однако вряд ли оно окажет какое-то существенное влияние на формирование общей судебной практики, так как с точки зрения закона ситуация очевидна: судебное решение должно быть мотивированным. Скорее это все же случай судебной ошибки, который был исправлен.

Вместе с тем зачастую подобные ошибки остаются без внимания, в том числе и со стороны Верховного Суда», – резюмировал он.

Какие смягчающие обстоятельства учитывает суд при вынесении приговора (ст. 61 УК РФ)

На написание данной статьи меня подтолкнули два обстоятельства: статья уважаемого Андрея Юрьевича Николаева «ОРД или следственное действие?» и подготовка к судебному заседанию по, казалось бы, простому делу, которое будет слушаться в особом порядке.

Прочитав статью Николаева А.Ю. сначала я удивился, зачем писать о том, что преподают на 3-4 курсах института, и как можно не отличить следственные действия от ОРМ.

Но почитав комментарии и даже возникшие споры по поводу сущности ОРМ понял, что часть коллег об этих вещах никогда не знала, а часть уже просто забыла, потому как давно не сталкивалась с необходимостью разграничения следственных действий и оперативно-розыскной деятельности служб проводящих ОРМ.

Поймал себя на мысли, что сам, зная казалось бы всё, что написано в законе об ОРМ, сталкиваясь с конкретной ситуацией доверителя, всё-равно лезу в УПК РФ и в закон «Об ОРД» и перепроверяю себя. В общем я том, что статья очень нужная.

И в связи с этим, готовясь к суду по вроде как простому делу, поймал себя на том, что раньше не обращал внимания на многие обстоятельства, которые можно отнести к смягчающим.

В период своей работы в прокуратуре, я никогда в суде не слышал от адвокатов ходатайств, либо ссылок на материалы дела, которые бы суд принял, как обстоятельства, не предусмотренные ч.2 ст. 61 УК РФ. Почему?

Видимо, потому что тогда защитники считали, что либо смягчающих обстоятельств из первой части достаточно, либо суд не примет, на первый взгляд, ничего не смягчающие обстоятельства, либо укажет эти обстоятельства в приговоре сам. Да и многие считают, что в случае рассмотрения дела в особом порядке, уже достаточно для снижения наказания судом.

Конечно каждый адвокат стремится получить оправдательный приговор своему подзащитному, и это замечательно, но это большая редкость. Зато у всех нас бывают дела, в которых необходимо смягчить наказание подсудимому. Задайте себе вопрос, все ли обстоятельства Вы учли для смягчения?

Я себе ответил на этот вопрос однозначно – нет, потому как нашел в судебной практике даже такие, о которых ранее и не думал, а ведь ч.3 ст. 60 УК РФ установлена обязанность суда учитывать все, даже прямо не перечисленные в уголовном законе обстоятельства, поскольку без этого приговор нельзя считать справедливым.

Итак, для кого-то это будет повторением известных и простых вещей, для кого-то (в том числе и для меня) возможно, чем-то новым.

Обстоятельства смягчающие наказание, не предусмотренные ч.1 ст. 61 УК РФ, но учтенные в приговорах и апелляционных постановлениях судов:

  •  признание вины подсудимого в инкриминируемом ему деянии;
  •  раскаяние в содеянном;
  •  возраст и состояние здоровья подсудимого;
  •  согласие на проведение судебного разбирательства в особом порядке;
  •  наличие престарелых родителей, при оказании им материальной помощи и (или) помощи в быту;
  •  наличие несовершеннолетних детей (не путать с малолетними);
  •  сведения об оказании материальной помощи своим совершеннолетним детям;
  •  наличие гражданской супруги;
  •  наличие беременности гражданской супруги или жены;
  •  положительные характеристики с мест работы, учебы, жительства;
  •  наличие близких родственников, являющихся престарелыми, инвалидами, либо имеющими хронические заболевания и за которыми осуществляется уход, помощь, в том числе материальная;
  •  прохождение программы ГУФСИН добровольного кодирования от злоупотребления алкоголем;
  •  наличие правительственных, ведомственных наград, благодарностей;
  •  участие в боевых действиях.

Напомню, что этот список составлен на основе множества решений судов апелляционной инстанции многих регионов нашей необъятной Родины.

Так что не бойтесь «переборщить», смягчающих обстоятельств много не бывает!

И еще вопрос ко всем прочитавшим: ходатайствуете ли Вы перед судом о применении ч.6 ст. 15 УК РФ, или оставляете на усмотрение суду вопросы изменения категории преступления?

Я думаю, это далеко не исчерпывающие данные и буду рад вашим дополнениям, а так же надеюсь, что нам всем это может пригодиться.

Вс расширил толкование смягчающих обстоятельств

Ряд важных толкований по проблемам уголовного процесса дал Верховный суд РФ в первом за этот год 125-страничном обзоре своей судебной практики[1], опубликованном 14 апреля.

В частности, в главе обзора, посвященной назначению наказания по уголовным делам, ВС отмечает, что активное способствование раскрытию и расследованию преступления учитывается в качестве смягчающего наказание обстоятельства, предусмотренного п.«г» ч.1 ст.61 УК РФ, независимо от мотивов, побудивших лицо к указанным действиям.

По приговору суда Т. осужден по п.«в» ч.4 ст.162 УК РФ, п.«з» ч.2 ст.105 УК РФ и ч.1 ст.158 УК РФ. Судебная коллегия по уголовным делам ВС, рассмотрев дело по апелляционной жалобе осужденного, изменила приговор в части назначенного Т. наказания, мотивировав свое решение следующим.

В силу п.«и» ч.1 ст.61 УК РФ активное способствование раскрытию и расследованию преступления признается обстоятельством, смягчающим наказание виновного лица.

Суд при назначении наказания не признавал наличие у осужденного указанного смягчающего обстоятельства и сослался на то, что каких-либо активных действий, направленных на оказание помощи следствию, Т. не совершал. К моменту задержания Т.

правоохранительным органам уже было известно о его причастности к преступлению. Из объяснений подсудимого в судебном заседании видно, что признаться в совершении преступления после его задержания он решил под давлением предъявленных ему улик.

Однако выводы суда о том, что под активными действиями, направленными на оказание помощи следствию, необходимо понимать такие действия, которые «единственно и неопровержимо» изобличают виновное лицо в содеянном, являются ошибочными.

Согласно закону активное способствование раскрытию и расследованию преступления следует учитывать в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, если лицо представило органам дознания или следствия информацию о совершенном с его участием преступлении, ранее им не известную.

Мотивы, побудившие лицо активно способствовать раскрытию и расследованию преступлений, не имеют правового значения. Как видно из материалов дела, очевидцев совершения преступлений в отношении потерпевшей не было. Обстоятельствами, послужившими основанием подозревать Т.

в причастности к убийству потерпевшей, были факты сдачи им в скупку телефона и золотых изделий, принадлежавших потерпевшей. Иными доказательствами органы предварительного следствия на момент задержания Т. не располагали.

На первом допросе Т. дал подробные показания о происшедшем, а затем подтвердил их на месте совершения преступлений.

При этом он сообщил информацию, которая не была известна органам следствия, в частности, указал место, где спрятал рюкзак потерпевшей, а при осмотре видеозаписей с камер наблюдений, расположенных рядом с местом совершения преступлений, пояснил, что на видеозаписях зафиксированы он и потерпевшая.

Из постановления о привлечении в качестве обвиняемого и обвинительного заключения видно, что преступные деяния описаны в них так, как об этом показал Т. Признавая показания Т. достоверными, суд отметил, что они содержат такие детали происшедшего, которые могли быть известны лишь лицу, непосредственно совершившему преступления.

Таким образом, фактические обстоятельства по настоящему уголовному делу указывают на то, что Т. не только признал свою вину в совершении преступления, но еще до предъявления ему обвинения активно сотрудничал с органами предварительного следствия. В результате чего уголовное дело было раскрыто, расследовано и рассмотрено судом в кратчайшие сроки.

В силу изложенного судебная коллегия ВС изменила приговор, признала в качестве обстоятельства, смягчающего наказание Т. по п.«в» ч.4 ст.162, п.«з» ч.2 ст.105 УК РФ, его активное способствование раскрытию и расследованию преступлений и смягчила наказание как по каждому преступлению, так и по совокупности преступлений (определение № 39-АПУ15-4).

————
[1] Обзор судебной практики Верховного суда Российской Федерации № 1 (2016).

Проблемы назначения наказания

Рассматривая вопросы учета судами смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств, т.е.

их влияние на определение меры наказания, следует отметить, что необходим не просто учет смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств, но и их оценка.

Смягчающие и отягчающие наказание обстоятельства суд не просто должен «привести» в приговоре суда, а изложить таким образом чтобы была ясна оценка судом степени их влияния на назначенное наказание

Но отсюда возникает закономерный вопрос: каким же образом суд может «оценить» такие обстоятельства? Отдельные авторы предлагают ввести в уголовное законодательство формализованные критерии учета и оценки смягчающих или отягчающих наказание обстоятельств. В частности, В.П.

Нажимов пишет о необходимости выделить в Уголовном кодексе «главные» и «иные» смягчающие и отягчающие обстоятельства и различать четыре ступени наказания: «При определении наказания исходной следует считать 3-ю ступень наказания, которая соответствует условному случаю полного отсутствия обстоятельств как смягчающих, так и отягчающих. Наличие хотя бы одного главного или нескольких (2-3) иных обстоятельств, смягчающих ответственность, влечет снижение наказания на одну ступень…»1Нажимов В.П. Справедливость наказания — важное условие его эффективности // Вопросы организации суда и осуществлены правосудия в СССР. Калининград: Изд-во. Калининград. ун-та, 1973. Т. 2. С. 8.. Но данная точка зрения вызвала, на наш взгляд, справедливую критику со стороны многих ученых В частности, по мнению В.С. Джагиева, не ясен принцип, положенный в основу делегат обстоятельств на «главные» и «иные». Не убедительны доводы В.П. Нажимова и в части выделения ступеней наказания.

Сложную методику учета смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств предлагает и А.А. Арямов2Арямов А.А Общетеоретические основы учены об уголовном наказании дис. д-ра юрид. наук. СПб., 2004. С. 224-227..

Но, на наш взгляд, указанные авторы завышают значение смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств. Данные обстоятельства являются важным, но не единственным критерием определения справедливой меры наказания виновному лицу. Кроме того, такие сложные вычисления значительно осложнят работу судей.

Оценка судом смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств при вынесении приговора не должна выражаться в их арифметическом подсчете, количественном соотношении.

В мотивировочной части приговора судья должен не просто перечислить такие обстоятельства а подчеркнуть значение тех или иных, выдвинуть их на первый план.

Например, «хотя по делу установлены такие-то смягчающие наказание обстоятельства, но с учетом установления таких-то отягчающих наказание обстоятельств…».

Важно также отметить, что в УК РФ отсутствуют специальные правила назначения наказания при наличии смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств, что осложняет учет их судьями при назначении наказания. Отсюда и возможность ошибок, допускаемых судами

При изучении уголовных дел, рассмотренных районными судами г.

Омска и Омской области, нами была предпринята попытка установления зависимости срока наказания в виде лишения свободы в приговоре от наличия или отсутствия смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств Логично было предположить, что, чем больше установлено по делу смягчающих наказание обстоятельств, тем ближе должно быть назначенное наказание к минимальной санкции, предусматривающей наказание в виде лишения свободы. А если по делу установлены и смягчающие, и отягчающие обстоятельства, то наказание в виде лишения свободы должно быть назначено ближе к среднему для данной санкции.

Но изучение приговоров опровергло наши предположения и позволило сделать вывод, что невозможно проследить какой-либо зависимости между наличием смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств по делу и выбором судом конкретного срока лишения свободы.

Так, и при отсутствии смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств, и при наличии одного смягчающего и отсутствии отягчающих обстоятельств, как и при наличии трех смягчающих и отсутствии отягчающих обстоятельств, наказание (лишение свободы) было назначено в виде минимального (или близкого к минимальному) в рамках санкции нормы Особенной части УК РФ. А наказание среднее для данной санкции было назначено и при отсутствии смягчающих и отягчающих обстоятельств, и при наличии одного смягчающего и одного отягчающего обстоятельства, и даже при наличии трёх смягчающих (!) и отсутствии отягчающих обстоятельств. Представляется, что зависимость между наличием по делу смягчающих и отягчающих обстоятельств и размером наказания (в частности, в виде лишения свободы) должна быть более четкой.

Не являясь сторонником арифметического, количественного подхода к оценке и учету при назначении наказания смягчающих и отягчающих обстоятельств (т.е.

, например, при наличии одного смягчающего и одного отягчающего обстоятельства наказание должно быть таким-то, при наличии двух смягчающих обстоятельств — таким-то), вместе с тем считаем, что в Уголовном кодексе должны быть закреплены специальные правила назначения наказания при наличии смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств. Статью 62 УК РФ следует назвать «Назначение наказания при наличии смягчающих и отягчающих обстоятельств» и дополнить ее частями 5-8 следующего содержания:

«5. При наличии смягчающих и отсутствии отягчающих наказание обстоятельств должен быть назначен наиболее мягкий вид наказания при альтернативной санкции, максимальный предел наказания в виде лишения свободы не может превышать более чем на одну треть минимальный срок этого наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

6. При наличии отягчающих и отсутствии смягчающих наказание обстоятельств должен быть назначен наиболее строгий вид наказания при альтернативной санкции, срок наказания в виде лишения свободы не может быть менее трех четвертей максимального размера этого наказания, предусмотренного за совершенное преступление

7. При наличии и смягчающих, и отягчающих наказание обстоятельств размер наказания должен соответствовать среднему наказанию для данной санкции статьи Особенной части настоящего Кодекса.

8. Если не установлено гас смягчающих, ни отягчающих наказание обстоятельств, при назначении наказания следует руководствоваться другими общими началами назначения наказания».

Один из важных вопросов, связанных с учетом судами смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств, — это вопрос о том, является ли такой учет правом или же обязанностью суда? Так, по мнению одних учёных, учёт смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств, указанных в законе, является обязанностью суда, а учёт смягчающих обстоятельств, не указанных в законе, — правом суда (В.П. Малков, И.И. Горелик и др.). По мнению другой группы авторов, учёт смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств (независимо от того, предусмотрены эти обстоятельства в законе или нет) является обязанностью суда (М.И. Бажанов. Л.Л. Кругликов. Л.А. Долиненко и др.).

Следует поддержать тех учёных, которые придерживаются первой точки зрения При назначении конкретной меры наказания суд обязан учесть указанные в ст. 61 и 63 УК РФ обстоятельства (если они установлены по делу).

По возможности, если будут установлены и смягчающие обстоятельства, не указанные в законе, они также могут быть учтены судом.

Вряд ли следует утверждать, что суд «обязан» учесть такие обстоятельства так как они учитываются судом наряду с указанными в ст. 61 УК РФ.

Именно ввиду того, что учёт обстоятельств, указанных в законе, — это обязанность суда при отсутствии их по делу суд это должен отметить в приговоре. Кстати, на практике суды в основном так и поступают. В 29,5 % из изученных нами приговоров указано, что «смягчающих обстоятельств не усматривается», и.

соответственно, в 84,7 % приговоров аналогичная запись сделана в отношении отягчающих наказание обстоятельств. В связи с этим представляется также недопустимым лишь указание в приговоре суда на то, что «по делу учтены смягчающие (или отягчающие, или те и другие) обстоятельства».

Хотя в 2,5 % приговоров нам встретились такие общие формулировки в отношении смягчающих и в 2,5 % приговоров — в отношении отягчающих наказание обстоятельств.

Всесторонний учёт судом смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств — важное общее начало назначения наказания, реализация принципов индивидуализации и справедливости. Значение указанных обстоятельств для определения судом меры наказания трудно переоценить. В то же время необходимо закрепление в УК РФ правил назначения наказания при наличии таких обстоятельств.

Вс запретил учитывать мнение потерпевших при вынесении приговора — новости право.ру

Тройка судей коллегии по уголовным делам Верховного суда под председательством Александра Колышницына обязала нижестоящие инстанции исключить из приговора ссылку на учет мнения потерпевших.

Такое определение судьи вынесли после рассмотрения кассационной жалобы осужденного Станислава Береснева, которого ранее приговорили к восьми годам колонии строгого режима за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ч. 4 ст.

111 УК) и применение насилия в отношении представителя власти (ч. 1 ст. 318 УК).

База судей Колышницын Александр Сергеевич

При изучении дела Береснева ВС установил, что суды сделали правильные выводы о его виновности, но вместе с тем нарушили нормы УК.

В частности, Советский районный суд Омска при вынесении приговора признал отягчающим обстоятельством алкогольное опьянение Береснева, при этом никак свой довод не мотивировал.

Омский областной суд исключил это обстоятельство в приговоре по статье о применении насилия в отношении представителя власти, снизив наказание с одного года до девяти месяцев лишения свободы, по ч. 4 ст. 111 УК приговор оставил без изменения.

По мнению Верховного суда, суды не мотивировали свои выводы об отягчающем обстоятельстве, хотя при решении такого вопроса должны учитываться: характер и степень общественной опасности преступления, обстоятельства его совершения, влияние состояния опьянения на поведение лица при совершении преступления, а еще личность виновного.

«При постановлении приговора в отношении Береснева суд не в полной мере учел указанные выше требования закона, не привел в описательно-мотивировочной части приговора мотивов, по которым он пришел к выводу, что именно состояние опьянения, вызванное употреблением алкоголя, способствовало преступлению», — следует из определения.

Кроме того, в приговоре суд указал, что учитывает мнение потерпевших при назначении вида и срока наказания.

ВС напомнил, что право публичного уголовного преследования принадлежит государству, а мера и вид ответственности виновных должны определяться исходя из публично-правовых, а не частных интересов.

Ссылка на мнение потерпевших противоречит Уголовному кодексу, в котором содержится «исчерпывающий перечень обстоятельств, которые могут быть признаны отягчающими наказание», указал Верховный суд.

«Таким образом, суд фактически признал мнение потерпевших в качестве отягчающего наказание Береснева обстоятельства и учел его при назначении наказания», — сказано в определении.

В итоге ВС обязал изменить приговор в отношении Береснева, исключив из него отягчающее обстоятельство и ссылку на мнение потерпевших, и смягчил наказание: с восьми лет лишения свободы до семи лет восьми месяцев.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector