Как взыскать моральный вред за потерю близких родственников по приговору суда?

Верховный Суд вынес Определение № 83-КГ19-12, в котором разъяснил нижестоящим инстанциям, что им следует принимать во внимание при определении размера компенсации морального вреда в связи с гибелью от несчастного случая на производстве.

Обстоятельства дела

Владимир Носов работал в ООО «Творец» сторожем. 31 января 2015 г., находясь на рабочем месте – строительной площадке при исполнении своих должностных обязанностей, он получил тяжкие телесные повреждения от Игоря Сивухина, который пытался совершить хищение имущества общества. От полученных телесных повреждений пострадавший скончался на месте.

По приговору Брянского областного суда Игорь Сивухин был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных п. «в» ч. 4 ст. 162 (разбой, совершенный с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего), п. «з» ч. 2 ст.

105 (убийство из корыстных побуждений или по найму, а равно сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом) УК РФ, и ему назначено наказание в виде 20 лет лишения свободы.

Апелляционным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда приговор был оставлен без изменения и вступил в законную силу.

В ходе расследования уголовного дела было установлено, что обстоятельством, способствовавшим убийству, явилось отсутствие на стройке дополнительных мер безопасности, поскольку вход на территорию строительной площадки осуществлялся через проем, расположенный в сплошном заборе, при этом проход ничем не был закрыт, что позволило беспрепятственно проникнуть на объект.

Смерть Владимира Носова была признана несчастным случаем на производстве утвержденным директором актом. Указывалось, что были нарушены требования безопасности труда в строительстве, кроме того, отмечалось, что работодатель нарушил нормы ТК РФ в связи с непроведением специальной оценки условий труда, а также требования охраны труда.

Супруга и дети Носова обратились в Брянский районный суд Брянской области с иском к обществу о компенсации морального вреда, причиненного гибелью близкого человека вследствие несчастного случая на производстве.

Истцы сослались на положения ст. 212, 237 ТК РФ и указали на причинение им нравственных и физических страданий, которые они рассматривают как моральный вред. Родственники погибшего попросили взыскать компенсацию в размере 1 млн руб.

в пользу каждого.

Суд снизил размер компенсации в четыре раза

30 мая 2017 г. суд первой инстанции отказал в иске, апелляция оставила решение без изменения. 6 августа 2018 г., рассмотрев кассационную жалобу, Верховный Суд направил дело на новое рассмотрение в первую инстанцию, и уже 2 ноября 2018 г. Брянский районный суд частично удовлетворил иск, взыскав с общества 750 тыс. руб. на всех истцов.

Суд установил, что приказом Брянского регионального отделения Фонда социального страхования супруге была назначена единовременная страховая выплата в размере 1 млн руб.

Разрешая спор, первая инстанция с учетом норм ГК о компенсации морального вреда и положений Трудового кодекса об охране труда отметила, что бездействие работодателя, выразившееся в неисполнении обязанности по созданию надлежащих условий труда и непринятии мер для недопущения беспрепятственного доступа на производственную территорию организации посторонних лиц, способствовало причинению смерти Владимиру Носову, в связи с чем пришла к выводу об обоснованности исковых требований.

При определении размера подлежащей взысканию с ООО «Творец» в пользу каждого из истцов компенсации морального вреда суд учел характер причиненных им нравственных страданий, обстоятельства дела, степень вины работодателя и отсутствие его умысла, требования разумности и справедливости, посчитав достаточной сумму в размере 250 тыс. руб. в пользу каждого из истцов. Апелляция оставила решение без изменения, после чего родственники погибшего вновь обратились в Верховный Суд.

ВС счел снижение размера компенсации необоснованным

Изучив материалы дела, высшая инстанция отметила, что в п. 32 и Пленума ВС от 26 января 2010 г.

№ 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» разъяснено, что при рассмотрении дел о компенсации морального вреда в связи со смертью потерпевшего иным лицам, в частности членам его семьи, иждивенцам, суду необходимо учитывать обстоятельства, свидетельствующие о причинении именно этим лицам физических и нравственных страданий. Указанные обстоятельства влияют также и на определение размера компенсации этого вреда. Наличие факта родственных отношений само по себе не является достаточным основанием для компенсации морального вреда. При определении размера компенсации морального вреда суду с учетом требований разумности и справедливости следует исходить из степени нравственных или физических страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред, степени вины нарушителя и иных заслуживающих внимания обстоятельств каждого дела.

ВС отметил, что в Постановлении Европейского Суда по правам человека по делу «Максимов против России» указано, что задача расчета размера компенсации является сложной. Она особенно трудна в деле, предметом которого является личное страдание, физическое или нравственное.

Не существует стандарта, позволяющего измерить в денежных средствах боль, физическое неудобство и нравственное страдание и тоску.

Национальные суды всегда должны в своих решениях приводить достаточные мотивы, оправдывающие ту или иную сумму компенсации морального вреда, присуждаемую заявителю.

В противном случае отсутствие мотивов, например, несоразмерно малой суммы компенсации, присужденной заявителю, будет свидетельствовать о том, что суды не рассмотрели надлежащим образом требования заявителя и не смогли действовать в соответствии с принципом адекватного и эффективного устранения нарушения.

Верховный Суд указал, что моральный вред – это нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага, перечень которых законом не ограничен.

К числу таких нематериальных благ относятся жизнь, здоровье (состояние физического, психического и социального благополучия человека), семейные и родственные связи.

В случае причинения гражданину морального вреда (физических или нравственных страданий) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие ему нематериальные блага, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации.

«Таким образом, право на компенсацию морального вреда возникает при наличии предусмотренных законом оснований и условий ответственности за причинение вреда, а именно физических или нравственных страданий потерпевшего, т.е.

морального вреда как последствия нарушения личных неимущественных прав или посягательства на иные нематериальные блага, неправомерного действия (бездействия) причинителя вреда, причинной связи между неправомерными действиями и моральным вредом, вины причинителя вреда», – указано в определении.

Суд отметил: поскольку, предусматривая в качестве способа защиты нематериальных благ компенсацию морального вреда, закон устанавливает лишь общие принципы для определения размера такой компенсации, суду при разрешении спора о компенсации морального вреда необходимо в совокупности оценить конкретные незаконные действия причинителя вреда, соотнести их с тяжестью причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий и индивидуальными особенностями его личности, учесть заслуживающие внимание фактические обстоятельства дела, а также требования разумности и справедливости, соразмерности компенсации последствиям нарушения прав как основополагающие принципы, предполагающие установление судом баланса интересов сторон. При этом соответствующие мотивы о размере компенсации морального вреда должны быть приведены в судебном постановлении.

Однако, как указал ВС, в данном случае этого сделано не было. Первая инстанция сослалась лишь на общие принципы определения размера компенсации морального вреда, закрепленные в положениях ст.

151, 1101 ГК, однако не применила их к спорным отношениям.

Кроме того, суд не учел индивидуальные особенности личности каждого из истцов и не дал оценки их доводам о том, что утрата близкого человека привела в том числе к разрыву их семейных связей.

Взыскивая в пользу каждого из истцов равную сумму компенсации морального вреда, суд первой инстанции не привел мотивы и не обосновал, почему он пришел к выводу о том, что степень и характер нравственных страданий у них одинаковы и что сумма в 250 тыс.

руб. является достаточной. Также суд не указал, какие конкретно обстоятельства дела повлияли на размер компенсации морального вреда и какие из этих обстоятельств послужили основанием для уменьшения суммы компенсации морального вреда, заявленной истцами.

В решении суда, отметил ВС, также не приведены мотивы относительно степени вины работодателя, которая указана в числе обстоятельств, учитывавшихся при определении размера компенсации морального вреда.

При этом не дана оценка доводам о том, что одной из причин смерти Владимира Носова на производстве явилось бездействие работодателя, выразившееся в необеспечении охраны труда и безопасных условий труда, что способствовало совершению преступления.

Кроме того, Суд указал, что в нарушение ст.

329 ГПК в апелляционном определении не приведены мотивы, по которым судом не приняты во внимание доводы жалобы истцов о требованиях разумности, справедливости и соразмерности компенсации морального вреда последствиям нарушения, об обстоятельствах и причинах гибели Владимира Носова, находившегося в момент смерти при исполнении трудовых обязанностей, о степени вины работодателя.

Таким образом, Верховный Суд определил решения нижестоящих инстанций отменить и направить дело на новое рассмотрение.

Эксперты оценили значимость позиции ВС

В комментарии «АГ» главный научный сотрудник отдела гражданского законодательства и процесса Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ Александр Эрделевский посчитал правовую позицию ВС правильной и обоснованной.

«Действительно, суд первой инстанции не обосновал присужденный размер компенсации, не пояснил, почему он не согласен с тем размером, который был заявлен истцами, хотя, с учетом практики ЕСПЧ, он был вполне разумным и умеренным для данного случая», – указал он.

Александр Эрделевский отметил, что суммы присужденных компенсаций никак не дифференцированы в отношении каждого из истцов.

Не учтено, в частности, что они имели разный характер семейных связей с погибшим: у вдовы утрачена супружеская связь, а у детей – родственная.

Он также усомнился в том, что были установлены и приняты во внимание такие обстоятельства, как возраст каждого из истцов, характер его отношений с погибшим. В итоге присужденные суммы компенсации оказались ничем не обоснованными и явно заниженными.

«Такая практика сложилась за более чем 20-летний период, поскольку у судов не было хотя бы приблизительных ориентиров для определения размера компенсации.

Кроме того, суды, вероятно, обычно считают доводы истцов о страданиях, перенесенных ими в связи со смертью близкого человека, несколько преувеличенными.

Наконец, как это имело место и в данном деле, суды не учитывают практику ЕСПЧ по аналогичным делам, хотя об этом имеется прямое указание в п. 9 Постановления Пленума ВС РФ от 27 июня 2013 г. № 21», – отметил эксперт.

Адвокат АК № 22 «Гражданские компенсации» Нижегородской областной коллегии адвокатов Александр Немов положительно отнесся к определению ВС РФ. По его мнению, подобную позицию Суд мог бы применять к огромной массе решений по данной категории дел, так как существующая ситуация с определением судами размера компенсации морального вреда «не поддается никакой логике».

Александр Немов указал, что суды подходят крайне формально к определению размеров компенсации морального вреда даже за вред здоровью.

«В настоящее время в СМИ много говорится о необходимости регулирования определения размера компенсации морального вреда, в Ассоциации юристов России создана комиссия по разработке изменений в законодательство, председателем которой является адвокат.

Читайте также:  Какие действия необходимо сделать после покупки квартиры? Ответ юриста

Думаю, что данное определение ВС РФ – реакция на существующий информационный фон по этой теме. Так как подобная позиция Верховного Суда – большая редкость», – предположил адвокат.

Он посчитал, что столь низкие суммы компенсации морального вреда за потерю близкого родственника – следствие отсутствия критериев в законодательстве по определению размера. «Все зависит от субъективного отношения конкретного судьи к рассматриваемому спору. Объективные данные зачастую не воспринимаются судьями», – заключил Александр Немов.

Моральный вред за смерть близкого родственника

Моральный вред за смерть близкого родственника

Если какому-либо лицу были причинены нравственные страдания вследствие кончины родственника, то он наделяется правом самостоятельного требования денежного возмещения морального вреда вне зависимости от вышеуказанного права лица, жизни и здоровью которого непосредственно причинен тяжкий вред.

Данное положение закреплено статьей 1100 Гражданского кодекса, где указаны основания для выплаты компенсации морального вреда. Абсолютно каждый человек, на протяжении своего жизненного пути испытывая нравственные страдания в силу каких-либо обстоятельств. Причинами выступают различные ситуации, включая неправомерные действия третьих лиц.

Но не в каждой ситуации полагается выплата компенсации ему за причиненные переживания. Формулировка «моральный вред» обозначает нравственные переживания человека, связанные с потерей близких родственников. Они проявляются во всех сферах повседневной жизнедеятельности граждан.

К ним относятся: прекращение общественной деятельности; предание огласке семейной, врачебной тайны; распускание не соответствующей реальности информации, которая задевает честь, авторитет, престиж в деловом круге; введение ограничений в определенные права на какое-то время или их утрата; возникновение физической боли в организме от полученного увечья; наступление тяжелой болезни, явившееся результатом нравственных страданий.

В особую категорию входит полученный жизни, здоровью вред от воздействия источника повышенной опасности. Например, нанесение вреда, повлекшего смерть близкого человека в результате дорожно-транспортного происшествия или воздействия особо опасных производственных факторов.

Наиболее распространенными случаями является моральный вред, причиненный родственникам умершего лица в результате: неквалифицированных действий медицинских работников, например врачебной ошибки при хирургическом вмешательстве; технологических нарушений на производственных предприятиях, повлекших за собой аварию, вследствие чего погибли люди; дорожно-транспортного происшествия.

ЗАКОНОДАТЕЛЬНАЯ БАЗА Одним из главных действующих в Российской Федерации законодательных актов, регламентирующих вопросы компенсации за причиненный моральный вред является Гражданский кодекс. Правила совершения компенсирующих выплат гражданам приводятся в статьях 151-152, 1099-1101 ГК.

Выплата компенсации совершается вне зависимости от нанесения имущественного вреда, который подлежит обязательному удовлетворению.

Трудовой кодекс отмечает о возможности осуществления выплат, компенсирующих моральный вред в статьях 3, 21, 22, 237, 394. Согласно их указаниям суд имеет право удовлетворить требование работника, если моральный вред причинен какими-либо не имеющими законного основания действиями или бездействиями работодателя. Причем необходимым условием должна стать его вина.

В статье 212 кодекса о труде отмечено, что именно работодатель отвечает за безопасность жизнедеятельности, охрану труда на производстве. Но, несмотря на отсутствие вины, суд вправе вынести решение в пользу работника и взыскать с него компенсацию за причиненный работодателем моральный вред.

Что касается исков, связанных с действиями медицинских работников, то они являются сложной категорий дел, так как положительный результат зависит от доказательной базы, проведенных проверок органами полиции и прокуратуры фактов халатности, ненадлежащего оказания медицинской помощи или же оставление в опасности, а также результатов судебно-медицинской экспертизы.

В особую категорию относят дела о моральном вреде, который причиняется матери и ее детям. Во всех случаях должна быть учтена причинно-следственная связь, возникающая между действием или бездействием и их результатом, выступающим в качестве вреда.

Компенсация морального вреда должна осуществляться в денежном эквиваленте отмечается в статье 1101 ГК, размер которого определяется в зависимости от степени вины правонарушителя судом.

Он должен устанавливать его с учетом смягчающих обстоятельств.

Но при этом суд обязан также учесть индивидуальные особенности гражданина, получившего моральный и степень проявления его физических и нравственных страданий.

КАК ПОЛУЧИТЬ ВОЗМЕЩЕНИЕ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА ЗА СМЕРТЬ БЛИЗКОГО РОДСТВЕННИКА

При установлении размера компенсации суд учитывает его при условии предъявлении соответствующего иска. Зачастую родственники вынуждены сами официально обращаться к правонарушителям, чтобы они компенсировали моральный вред. В основе такого действия лежит письменное обращение, составленное в форме претензии.

Далее потерпевшие родственники вправе обратиться в судебные органы. Они подают исковое заявление с просьбой о взыскании с правонарушителя компенсации морального вреда осуществляется выплата компенсации. При наличии на руках исполнительного листа необходимо обратиться в региональное отделение судебных приставов для исполнения решения суда.

Верховный суд меняет практику по возмещению морального вреда — новости Право.ру

Верховный суд запретил снижать размер компенсации морального вреда без конкретных обоснований. Общих стандартных формулировок для этого недостаточно. Такие указания ВС дал в деле Натальи Зверевой, которая взыскивала 4 млн руб. компенсации морального вреда за смерть своего 37-летнего сына Дмитрия Демидова.

Его в 2015 году застрелил из служебного оружия в отделении полиции старший уполномоченный Андрей Артемьев. Как писала «Медуза», сначала полицейский заявил, что Демидов схватил его пистолет со стола и сам в себя выстрелил.

Потом Артемьев изменил показания и объявил, что случайно застрелил человека, когда перекладывал оружие из одной кобуры в другую. 

Экспертиза показала, что полицейский тогда был пьян. Артемьев страдал от алкоголизма. Это подтверждала справка психолога в материалах уголовного дела.

Специалист рекомендовал «жёсткий контроль» со стороны руководства и разъяснительные беседы. В 2013 году Артемьева предупредили о неполном служебном соответствии.

По сведениям «Медузы», коллеги застали его пьяным на работе, поэтому им пришлось его разоружать. Тем не менее полицейского не уволили.

А потом Демидов погиб. Артемьева за это судили. Сторона обвинения просила 12 лет лишения свободы за убийство и превышение должностных полномочий. Но обвинение было переквалифицировано на причинение смерти по неосторожности. И в 2016 году Замоскворецкий районный суд Москвы назначил Артемьеву один год и девять месяцев колонии общего режима. 

Почему надо конкретно

Компенсацию морального вреда суд тоже значительно уменьшил. Зверева требовала 4 млн руб. и напоминала, что у сына осталась малолетняя дочь. Они заботились о ребёнке вдвоём и жили одной семьёй.

Но теперь девочка осталась сиротой, а бабушка – её единственный опекун. Но две инстанции сошлись во мнении, что достаточно 150 000 руб.

Такое решение они объяснили общими «штампованными» фразами: размер компенсации «отвечает характеру нравственных страданий, обстоятельствам дела, требованиям разумности и справедливости».

Но этого недостаточно, возразил Верховный суд. Нужны конкретные причины, почему суд решил, что 150 000 руб. – это достаточная сумма для матери за смерть сына. Но никаких обоснований со ссылками на доказательства в решениях нет.

Как напомнил ВС, в вопросе о компенсации морального вреда следует выяснять, какие физические или нравственные страдания понесли истцы, учитывая обстоятельства конкретного дела. В частности, нижестоящие инстанции проигнорировали вопрос вины работодателя.

Материалы уголовного дела подтверждают, что он страдал алкоголизмом, о чём должно было знать начальство полицейского, отмечается в определении № 5-КГ19-207. С такими выводами тройка судей отправила дело на пересмотр в Московский городской суд.

«Нижестоящие инстанции присудили 150 000 руб. вместо 4 млн руб. за смерть близкого, но никак не объяснили этого», – Верховный суд. 

По сравнению со многими европейскими странами в России очень маленькие компенсации морального вреда. И суды, по сути, никак не обосновывают снижение. Они используют стандартные фразы и не касаются обстоятельств конкретных дел. Поэтому акт Верховного суда «прорывной».

Так считает Ирина Фаст, председатель комиссии Ассоциации юристов России (АЮР) по определению размеров компенсации морального вреда. По её словам, за последние два года Верховный суд несколько раз высказывал позицию относительно размера компенсаций за жизнь и здоровье человека, но не прямо.

Здесь же коллегия «прямым текстом» говорит, что снижение размера компенсации никак не мотивировано.

В этом сюжете

«Очень жаль, что судьи оценивают жизнь человека в 150 000 руб.», – говорит Анастасия Гурина из
Федеральный рейтинг.

группа Банкротство (включая споры) (mid market) группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Семейное и наследственное право группа Частный капитал 3место По выручке на юриста (более 30 юристов) 10место По выручке 24место По количеству юристов Профайл компании
. По её словам, нижестоящие суды не учли, что истица жила с сыном вместе, что доказывает их близкую связь и тяжёлые моральные переживания матери от потери. Кроме того, единственного родителя лишилась малолетняя дочь умершего. Также стоило учесть поведение полицейского. Всего этого нижестоящие инстанции не сделали, как и не объяснили столь резкое снижение выплаты, обращает внимание Гурина.

В судебной практике нет единства относительно размеров компенсаций, констатирует Гурина. В Калининградской области за смерть супруга присудили 300 000 руб. (дело № 33-1723/2019), в ХМАО-Югре – 750 000 руб. (дело № 69-КГ 18-22).

Обстоятельства похожи: в обоих делах подтверждены недостатки оказания медпомощи, которые не находятся в прямой причинно-следственной связи со смертью пациента.

Разные суммы по одинаковым категориям дел встречаются даже в пределах одного региона, делится Гурина.

Многие эксперты считают, что нужно установить минимальный размер компенсаций в зависимости от степени физических и моральных страданий. Ещё один возможный способ достичь единообразия практики – это выработать методику определения размеров морального вреда, говорит Фаст. Этим и занимается профильная комиссия АЮР.

Вс подтвердил право на компенсацию за гибель родственника из-за врачебной ошибки

  • Право получить компенсацию морального вреда от врачебной ошибки имеет не только пациент, но и его близкие родственники: члены семьи также могут испытывать нравственные страдания из-за неэффективного лечения родственника, поясняет Верховный суд (ВС) РФ.
  • Он указал, что именно врачи должны доказывать, что медицинская помощь была своевременной и квалифицированной и не могла причинить ущерба, поскольку закон возлагает на причинителя вреда презумпцию виновности. 
  • В определении также подчеркивается, что апелляционные инстанции должны полноценно изучать поступившее им дело, а не просто под копирку переписывать выводы первой инстанции. 
  • Суть дела 
Читайте также:  Выписка из квартиры при продаже квартиры: где выписаться, порядок и сроки процедуры

Суд установил, что супруга заявителя обратилась в приемный покой Гусевской центральной районной больницы с жалобами на высокое давление и головные боли. Женщине поставили артериальную гипертензию и направили на амбулаторное лечение у терапевта и окулиста. Менее чем через месяц пациентка скончалась. 

Из материалов дела следует, что вдовец обращался с заявлением в правоохранительные органы, которые выяснили, что медицинская помощь «была оказана с дефектами», тем не менее экспертиза решила, что допущенные нарушения не могли повлиять на развитие летального исхода и не состоят в прямой причинно-следственной связи с наступлением смерти. В итоге в возбуждении уголовного дела было отказано. 

Тем не менее заявитель считает, что потерял жену именно из-за некомпетентности врачей, которые не провели полного обследования пациентки и не стали ее госпитализировать. Поэтому он подал на медиков в суд, требуя компенсации морального вреда за гибель супруги. 

  1. Суд первой инстанции не нашел оснований для признания больницы ответственной за смерть пациентки. 
  2. Он указал, что раз нет подтверждений, что именно «дефективная» медицинская помощь привела к гибели пациентки, то рассчитывать на моральный ущерб от врачебной ошибки могла бы сама погибшая, но не ее супруг. 
  3. Суд апелляционной инстанции согласился с такими выводами и их правовым обоснованием.
  4. Позиция ВС 
  5. ВС в определении напомнил, что при первичной артериальной гипертензии необходимо медицинскими мероприятиями для диагностики заболевания, состояния являются прием (осмотр, консультация) следующих врачей-специалистов: кардиолога, невролога, офтальмолога, терапевта, эндокринолога.
  6. Если пациенту медицинская помощь оказывается ненадлежащим образом, то «требования о компенсации морального вреда могут быть заявлены родственниками и другими членами семьи такого гражданина, поскольку, исходя из сложившихся семейных связей, характеризующихся близкими отношениями, духовным и эмоциональным родством между членами семьи, возможно причинение лично им (то есть членам семьи) нравственных и физических страданий (морального вреда) ненадлежащим оказанием медицинской помощи этому лицу», отмечает ВС. 

Он напоминает, что ответственность за причинение вреда возлагается на лицо, причинившее вред, если оно не докажет отсутствие своей вины.

Установленная статьей 1064 ГК РФ презумпция вины причинителя вреда предполагает, что доказательства отсутствия его вины должен представить сам ответчик (пункт 11 постановления Пленума от 26 января 2010 года №1, статьей 1064 ГК РФ), указывается в определении. 

  • То есть именно больница должна была доказать отсутствие своей вины в причинении морального вреда заявителю в связи со смертью его жены, которой медицинскую помощь оказали ненадлежащим образом, поясняет ВС. 
  • Однако суды первой и апелляционной инстанций неправильно истолковали и применили к спорным отношениям нормы материального права: они возложили на истца бремя доказывания обстоятельств, касающихся некачественного оказания медицинской помощи и причинно-следственной связи между дефектами оказания медицинской помощи и наступившей смертью.
  • Не основан на законе и вывод суда о том, что наличие дефектов оказания медицинской помощи без подтверждения того, что именно они привели к ее смерти, могло свидетельствовать о причинении морального вреда только самой потерпевшей, а не ее супругу, считает высшая инстанция. 
  • «Делая такой вывод, суд не принял во внимание, что здоровье — это состояние полного социального, психологического и физического благополучия человека, которое может быть нарушено ненадлежащим оказанием пациенту медицинской помощи, а при смерти пациента нарушается и неимущественное право членов его семьи на здоровье, родственные и семейные связи, на семейную жизнь», — указывает ВС.
  • Он напомнил, что законодатель, закрепив в статье 151 ГК РФ общие правила компенсации морального вреда, не установил ограничений в отношении случаев, когда допускается такая компенсация. 
  • При этом ВС разъяснял, что моральный вред может заключаться, в частности, в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников — абзац второй пункта 2 постановления Пленума от 20 декабря 1994 года №10. 
  • «Отсутствие в законодательном акте прямого указания на возможность компенсации причиненных нравственных или физических страданий по конкретным правоотношениям не всегда означает, что потерпевший не имеет права на возмещение морального вреда (абзац третий пункта 4 постановления этого же Пленума)», — подчеркивает ВС. 
  • Формальный подход 

Истец последовательно указывал на то, что в результате смерти супруги ему причинен существенный моральный вред, выразившийся в переживаемых им тяжелых нравственных страданиях, до настоящего времени он не может смириться с утратой. Осознание того, что супругу можно было спасти оказанием своевременной и квалифицированной медицинской помощи, причиняет ему дополнительные нравственные страдания. 

  1. Заявитель считает, что в случае оказания супруге своевременной квалифицированной медицинской помощи, она была бы жива, в то время как врачи даже не направили пациентку к неврологу.
  2. Однако суды не дали оценку доводам заявителя и не выясняли, предприняла ли больница все необходимые и возможные меры по спасению пациентки из опасной для ее жизни ситуации, и способствовали ли выявленные дефекты оказания медицинской помощи развитию неблагоприятного исхода.
  3. Суд, отказывая в компенсации, ссылался на выводы экспертизы об отсутствии связи между действиями врачей и гибелью пациентки. 
  4. Но заключение эксперта не является исключительным средством доказывания и должно оцениваться в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами, напоминает ВС. 

Заявитель счел, что выводы экспертизы носят предположительный характер. Однако суд не стал ни вызывать специалистов в процесс для более подробного исследования вопроса, ни назначать судебную экспертизу, удивился ВС.

Он считает, что суд обязан был дать самостоятельную оценку юридически значимому вопросу о наличии либо отсутствии причинно-следственной связи между действиями ответчика и смертью пациентки, при необходимости поставив вопрос о назначении судебной экспертизы.

Ввиду изложенного вывод суда первой инстанции об отсутствии доказательств, подтверждающих наличие причинной связи между дефектами оказания медицинской помощи, допущенными больницей, и наступившей смертью супруги истца не может быть признан основанным на законе, указывает высшая инстанция. 

Апелляционная же инстанция не только не исправила допущенные нарушения, но и фактически уклонилась от повторного рассмотрения дела по требованиям заявителя. Областной суд лишь дословно воспроизвел в апелляционном определении текст решения суда первой инстанции, констатирует ВС. 

  • «Приведенные обстоятельства, по мнению Судебной коллегии, свидетельствуют о формальном подходе как суда первой, так и суда апелляционной инстанций к рассмотрению настоящего дела, в котором разрешался спор, связанный с защитой гражданином нематериальных благ, что привело к нарушению задач и смысла гражданского судопроизводства, установленных статьей 2 ГПК РФ, и права (истца) на справедливую, компетентную, полную и эффективную судебную защиту, гарантированную каждому статьей 8 Всеобщей декларации прав человека, пунктом 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, пунктом 1 статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, а также частью 1 статьи 46 Конституции Российской Федерации», — подчеркивается в определении.
  • В связи с чем ВС РФ отменил апелляционное определение и направил дело на новое рассмотрение в Калининградский областной суд.
  • Алиса Фокс

Сортавальский городской суд Республики Карелия

СПРАВОЧНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

https://www.youtube.com/watch?v=7eAngnfF8z4

Порядок обращения в суд

Прием исков (заявлений, жалоб) осуществляется в приемной суда.

Порядок предъявления и приема заявлений и жалоб в суде Истец — лицо, обращающееся в суд за защитой своего нарушенного или оспариваемого права.

Ответчик — лицо, к которому предъявлено исковое требование, т.е.

лицо, которое, по мнению истца, нарушает или оспаривает его права и охраняемые законом интересы.

Естественно, что каждая из сторон имеет противоположные интересы в судебном процессе: истец настаивает на удовлетворении своих требований, а ответчик возражает против них.

Истец и ответчик — «заинтересованные лица» (это юридический термин), поскольку лично заинтересованы в разрешении спора. Они выступают в процессе от своего имени, несут судебные расходы по делу, на них распространяется правовая сила решения суда.

Помимо истца и ответчика, в процессе могут принимать участие лица, имеющие самостоятельные требования на предмет спора, а равно в случае, если решение по делу может повлиять на их права или обязанности по отношению к одной из сторон. Такие участники процесса именуются третьими лицами.

В качестве сторон и третьих лиц в гражданском процессе могут выступать как физические лица (граждане, иностранцы, лица без гражданства), так и юридические лица, т.е. организации, которые обладают обособленным имуществом, могут от своего имени приобретать имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, выступать в суде в качестве истца и ответчика.

Для участия в процессе граждане и организации должны обладать гражданской процессуальной правоспособностью, т.е. способностью иметь гражданские процессуальные права и обязанности.

  • Гражданская процессуальная правоспособность признается законом в равной мере за всеми физическими лицами, а также за организациями, пользующимися правами юридического лица, и возникает у физических лиц с момента рождения, а у юридических — с момента их создания.
  • Несовершеннолетние в возрасте до 14 лет, а также физические лица, признанные недееспособными вследствие душевной болезни или слабоумия, в гражданском процессе не участвуют, а их права и охраняемые законом интересы защищаются в суде их законными представителями — родителями, усыновителями или опекунами.
  • Несовершеннолетний в возрасте от 16 до 18 лет может лично осуществлять свои процессуальные права и выполнять процессуальные обязанности в суде со времени вступления в брак или объявления его полностью дееспособным (эмансипации).

Несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет, а также физические лица, признанные ограниченно дееспособными вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими веществами, участвуют в процессе вместе со своими законными представителями — родителями, усыновителями, попечителями.

В случаях, предусмотренных законом, по делам, вытекающим из трудовых, колхозных и брачно-семейных правоотношений, и из сделок, связанных с распоряжением полученным заработком, несовершеннолетние имеют право лично защищать в суде свои права и интересы, охраняемые законом.

Привлечение к участию в таких делах законных представителей несовершеннолетних зависит от усмотрения суда.

Для защиты своих прав и интересов стороны в гражданском процессе наделены значительными процессуальными правами.

Они могут знакомиться с материалами дела, делать выписки из них, снимать копии, заявлять отводы судьям, прокурору, эксперту, переводчику, секретарю судебного заседания, представителям общественности, представлять доказательства, участвовать в исследовании доказательств, задавать вопросы другим лицам, участвующим в деле, свидетелям и экспертам, давать устные и письменные объяснения суду, заявлять ходатайства и представлять свои доводы и соображения по всем возникающим в ходе судебного разбирательства вопросам, а также возражать против ходатайств, доводов и соображений других лиц, участвующих в деле, обжаловать решения и определения суда и т.д.

Читайте также:  Можно ли и как оспорить брачный договор: после развода и в браке – порядок оспаривания в суде

Суд по своей инициативе гражданских дел не возбуждает. Возбуждаются гражданские дела либо по заявлению самого лица, обращающегося за защитой своего права или охраняемого законом интереса; либо по заявлению прокурора; либо по заявлению органов государственного управления, профсоюзов, предприятий, учреждений, организаций и т.д.

По делам искового производства подаются исковые заявления, а по делам, вытекающим из публичных отношений и по делам особого производства — жалобы и заявления.

Судья может рассматривать дела либо единолично, либо коллегиально. Мировые судьи рассматривают дела только единолично.

Мировой судья рассматривает в качестве суда первой инстанции: 1) дела о выдаче судебного приказа; 2) дела о расторжении брака, если между супругами отсутствует спор о детях; 3) дела о разделе между супругами совместно нажитого имущества при цене иска, не превышающей пятидесяти тысяч рублей; 4) иные возникающие из семейно-правовых отношений дела, за исключением дел об оспаривании отцовства (материнства), об установлении отцовства, о лишении родительских прав, об ограничении родительских прав, об усыновлении (удочерении) ребенка, других дел по спорам о детях и дел о признании брака недействительным; 5) дела по имущественным спорам, за исключением дел о наследовании имущества и дел, возникающих из  отношений по созданию и использованию результатов интелектуальной деятельности, при цене иска, не превышающей пятидесяти тысяч рублей; 6) дела об определении порядка пользования имуществом.

При объединении нескольких связанных между собой требований, изменении предмета иска или предъявлении встречного иска, если новые требования становятся подсудными районному суду, а другие остаются подсудными мировому судье, все требования подлежат рассмотрению в районном суде. В этом случае, если подсудность дела изменилась в ходе его рассмотрения у мирового судьи, мировой судья выносит определение о передаче дела в районный суд и передает дело на рассмотрение в районный суд.

Исковое заявление подается в суд в письменной форме. Закон предусматривает, какая информация должна содержаться в исковом заявлении и предписывает обязательную его форму.

В заявлении должны быть указаны: 1) наименование суда, в который подается заявление; 2) наименование истца, его место жительства или, если истцом является организация, ее место нахождения, а также наименование представителя и его адрес, если заявление подается представителем; 3) наименование ответчика, его место жительства или, если ответчиком является организация, ее место нахождения; 4) в чем заключается нарушение либо угроза нарушения прав, свобод или законных интересов истца и его требования; 5) обстоятельства, на которых истец основывает свои требования, и доказательства, подтверждающие эти обстоятельства; 6) цена иска, если он подлежит оценке, а также расчет взыскиваемых или оспариваемых денежных сумм; 7) сведения о соблюдении досудебного порядка обращения к ответчику, если это установлено федеральным законом или предусмотрено договором сторон; 8) перечень прилагаемых к заявлению документов.

В заявлении могут быть указаны номера телефонов, факсов, адреса электронной почты истца, его представителя, ответчика, иные сведения, имеющие значение для рассмотрения и разрешения дела, а также изложены ходатайства истца.

Указание адресов сторон и других участвующих в деле лиц имеет существенное значение для определения подсудности дела (об этом см. ниже), а также для направления повесток и извещений.

В случаях, когда закон предусматривает возможность объявления розыска ответчика (ст.

119, 120 ГПК РФ), истец не обязан давать точный адрес ответчика, а может ограничиться указанием на последнее известное его место жительства.

Заявление подписывается истцом или его представителем. К исковому заявлению, поданному представителем, должна быть приложена доверенность или иной документ, удостоверяющий полномочия представителя.

  1. После подачи в суд искового заявления, жалобы или заявления в порядке особого производства, судья обязан оформить свое решение о возбуждении судопроизводства в форме определения и назначить досудебную подготовку.
  2. Все определения на данной стадии выносятся в письменной форме.
  3. Если судья отказывает в принятии заявления либо возвращает или оставляет заявление без движения, то это решение оформляется в виде определения, копия которого выдается обратившемуся.

Определения должны содержать следующие данные: 1) дата и место вынесения; 2) наименование суда, вынесшего определение, пофамильно состав суда и секретаря судебного заседания; 3) список лиц, участвующих в деле, и предмет спора; 4) вопрос, по которому выносится определение; 5) мотивы, по которым суд пришел к своим выводам, и ссылка на законы, которыми суд руководствовался; 6) постановление суда; 7) порядок и срок обжалования (этот пункт указывается в тех определениях, которые могут быть обжалованы).

Если определение суда не содержит какого-либо из перечисленных элементов, то оно считается вынесенным с грубым нарушением процессуального законодательства.

После того как заявление попало к судье (оно может быть вручено лично, а может быть направлено по почте — это допускается законом), судья в соответствии со ст. 133, 134 ГПК РФ решает вопрос о его принятии или об отказе в принятии.

Статья 134 ГПК РФ устанавливает исчерпывающий перечень оснований к отказу в приеме заявления, т.е. судья не вправе отказать по каким-либо другим основаниям.

В случае, если определением судьи отказано в принятии заявления и подавший не согласен с этим, он имеет право обжаловать это определение в вышестоящий суд, подав частную жалобу (образец см. ниже).

Частная жалоба подается через канцелярию того суда, определением которого отказано в принятии заявления, а канцелярия сама затем направляет жалобу и материалы в вышестоящий суд для рассмотрения.

Частная жалоба должна быть подана (или сдана на почту) в течение десяти дней со дня вынесения определения об отказе в принятии заявления. Если этот срок окажется пропущенным по уважительной причине (болезнь, командировка и т.п.

), то в частной жалобе надлежит просить о восстановлении пропущенного для подачи частной жалобы срока, приобщив к ней оправдательный документ. Государственной пошлиной частная жалоба не облагается.

  Граждане могут вести свои дела в суде лично или через представителей. Право вести дело в судебных органах через представителя принадлежит лицам, участвующим в деле: сторонам, третьим лицам как с самостоятельными исковыми требованиями, так и без них.

Судебное представительство возможно по любым гражданским делам и во всех стадиях гражданского процесса: в суде первой инстанции, при пересмотре судебных постановлений в кассационном и надзорном порядке, по вновь открывшимся обстоятельствам, в исполнительном производстве.

Ведение дела с помощью представителя не лишает сторону права лично участвовать в процессе совместно со своим представителем.

При необходимости получения судом личных объяснений, суд вправе вызвать сторону и при наличии представителя (по искам о расторжении брака; по делам об установлении отцовства и т.п.).

  • Статья 49 ГПК РФ устанавливает, что представителями в судебном процессе могут быть (при согласии представляемого) дееспособные лица, имеющие надлежащим образом оформленные полномочия на ведение дела.
  • Судьи, следователи, прокуроры не могут быть представителями в суде, за исключением случаев участия их в процессе в качестве представителей соответствующих органов или законных представителей.
  • Наиболее часто в суде в качестве представителей выступают адвокаты (на особенностях и принципах участия адвоката в гражданском процессе остановимся далее).

Представительство бывает двух видов — в силу закона и по доверенности. Права и охраняемые законом интересы недееспособных граждан, граждан, не обладающих полной дееспособностью, и граждан, признанных ограниченно дееспособными, защищают в суде их родители, усыновители, опекуны или попечители, которые представляют суду документы, удостоверяющие их полномочия. Законные представители совершают от имени представляемых все процессуальные действия, право совершения которых принадлежит представляемым, с ограничениями, предусмотренными законом (ч. 1 ст. 52 ГПК РФ).

  1. Для законных представителей не требуется специального документа типа доверенности, достаточно лишь документа, удостоверяющего их статус, например свидетельства о рождении ребенка.
  2. По делу, в котором должен участвовать гражданин, признанный в установленном порядке безвестно отсутствующим, в качестве его представителя выступает опекун, назначенный для охраны имущества безвестно отсутствующего.
  3. По делу, в котором должен участвовать наследник лица, умершего или объявленного в установленном порядке умершим, если наследство еще никем не принято, в качестве представителя наследника выступает опекун, назначенный для охраны и управления наследственным имуществом.

Закон предоставляет законным представителям право поручить ведение в суде дела другому лицу, избранному ими в качестве представителя, о чем прямо указано в ч. 3 ст. 52 ГПК РФ.

Второй вид представительства — по доверенности. В этом случае полномочия поверенного (т.е. того, кого уполномочили) оформляются специальным документом — доверенностью, заверенной нотариусом или соответствующим должностным лицом.

Полномочия представителя (поверенного) могут быть выражены и в устном заявлении доверителя (т.е. того, кто уполномочивает) на суде, занесенном в протокол судебного заседания.

Доверенность может быть выдана на ведение определенного дела, нескольких или всех дел доверителя либо на совершение отдельных процессуальных действий. Срок действия доверенности не может превышать трех лет, а если срок в доверенности не указан, она сохраняет силу в течение одного года со дня ее выдачи.

Полномочия адвоката на ведение дела в суде удостоверяется ордером, выдаваемым юридическим образованием, например директором адвокатского бюро (старшим партнером).

Приняв поручение на ведение дела, судебный представитель становится самостоятельным участником гражданского процесса и наделяется процессуальными правами.

Так, представитель вправе знакомиться с материалами дела, делать из них выписки, заявлять отводы, участвовать в судебном заседании, представлять доказательства и участвовать в их исследовании, заявлять ходатайства, выступать в прениях и т.п.

В судебном заседании представитель действует в пределах полномочий, предоставленных ему доверителем.

Если судебный представитель выходит за пределы предоставленных ему прав, его действия не влекут юридических последствий для доверителя, а основанные на них судебные постановления (решения, определения) подлежат отмене вышестоящими судами.

По этой причине деятельность представителя осуществляется под контролем суда, который обязан проверить объем его полномочий, не противоречат ли его действия интересам доверителя и закону, не имеется ли обстоятельств, исключающих возможности его участия в суде, и т.п.

Доверенности, выдаваемые гражданами, могут быть удостоверены как в нотариальном порядке, так и предприятиями, учреждениями или организациями, где работает или учится доверитель, жилищно-эксплуатационной организацией по месту жительства доверителя, администрацией стационарного лечебного учреждения, воинской частью, если доверенность выдается военнослужащим. Доверенность, выдаваемая гражданином, находящимся в заключении, удостоверяется администрацией соответствующего места заключения. Доверенность от имени юридического лица выдается его руководителем.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector