Как квалифицируются действия лица, который проник в дом потерпевшего с помощью угрозы?

  • 29 Июля 2021
  • Обоюдный конфликт, переросший в драку, вряд ли может трактоваться как угроза убийством, даже если один из дерущихся испугался, так как его противник физически сильнее, разъясняет Верховный суд РФ.
  • Обязательным признаком угрозы убийством является ее реальность, а оценкой реальности угрозы является субъективный и объективный критерий, напоминает он.

Суть дела 

Высшая инстанция изучила дело жителя Курганской области, осуждённого к 360 часам обязательных работ за угрозу убийством. Согласно материалам, подсудимый и потерпевший в ходе обоюдного конфликта избили друг друга, причём травмы получили оба участника драки. 

В жалобе адвокат указал, что описание объективной стороны деяния заключается в нанесении побоев и образует состав административного правонарушения, его подзащитный словесных угроз убийством или причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшему не высказывал, иных угрожающих действий, дающих потерпевшему основания считать угрозу реальной и опасаться ее осуществления, также не совершал.

Позиция ВС 

Статьей 119 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за угрозу убийством или причинение тяжкого вреда здоровью, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы, напоминает ВС.

«Субъективная сторона данного преступления характеризуется виной в виде прямого умысла. Виновный осознает общественную опасность своих действий и желает выразить намерение лишить жизни или причинить тяжкий вред здоровью конкретного лица», — поясняет высшая инстанция.

Из приговора усматривается, что угроза убийством выражалась в том, что подсудимый в ходе конфликта, имея умысел на создание реальной угрозы жизни и здоровью потерпевшего, умышленно нанес ему удары руками, металлическим предметом и ногами. Эти действия потерпевший воспринял как реальную угрозу своей жизни и здоровью и у него имелись реальные основания опасаться ее осуществления, т.к. обвиняемый был агрессивно настроен и физически сильнее. 

  1. Однако в судебном заседании осужденный пояснял, что у него произошел конфликт с потерпевшим, переросший в обоюдную драку, в ходе которой они оба наносили друг другу удары, при этом никаких угроз он не высказывал.
  2. В обоснование вывода о виновности суд сослался в приговоре, в том числе на заключение эксперта, о наличии у потерпевших телесных повреждений на лице, которые образовались от действия тупого предмета (предметов) и не повлекли вреда здоровью потерпевшего.
  3. Вместе с тем суд оставил без внимания заключение эксперта о наличии телесных повреждений и у осужденного в виде двух кровоподтеков в области лица, кровоизлияния в слизистую верхней губы, кровоподтека и посттравматического отека мягких тканей первого пальца правой кисти, которые не влекут вреда здоровью человека, указывает ВС.
  4. Мотивируя вывод о виновности, суд указал, что угроза убийством может быть выражена в любой форме и отсутствие словесных угроз не исключает уголовной ответственности по данной статье.

«Между тем по смыслу уголовного закона, угроза убийством — это разновидность психического насилия и может быть выражена в любой форме, устно, письменно, жестами, демонстрацией оружия и т.д. Содержание угрозы убийством составляет высказывание намерения лишить жизни, угроза рассчитана на запугивание потерпевшего. Обязательным признаком такой угрозы является ее реальность.

Оценкой реальности угрозы является субъективный и объективный критерий. Субъективный критерий характеризуется намерением виновного осуществить угрозу и восприятием потерпевшим этой угрозы как опасной для жизни. При этом угроза должна быть очевидной для потерпевшего.

  • Объективный критерий оценки реальности угрозы устанавливается с учетом обстоятельств, характеризующих обстановку, в которой потерпевшему угрожают, личность угрожающего, взаимоотношения потерпевшего и виновного»,  — поясняет ВС.
  • Между тем, согласно установленным судом обстоятельствам, между осужденным и потерпевшим возник конфликт на почве личных неприязненных отношений.
  • При этом судом не приведены мотивы, на основании которых он пришел к выводу о наличии у осужденного прямого умысла на совершение угрозы убийством, а также о реальности восприятия такой угрозы потерпевшим.
  • Исследовав вопрос о субъективном восприятии потерпевшим реальности угрозы убийством, суд надлежащим образом не исследовал и не учел все фактические обстоятельства данного дела, поведение осужденного и потерпевшего, личность обвиняемого, характер взаимоотношений потерпевшего и осужденного, обстоятельства произошедшего между ними обоюдного конфликта, считает ВС.
  • В связи с чем он отменил обвинительный приговор и направил дело на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции.

Как квалифицируются действия лица, который проник в дом потерпевшего с помощью угрозы? Как квалифицируются действия лица, который проник в дом потерпевшего с помощью угрозы?

Источник: РАПСИ

Как не попасть на скамью подсудимых за необходимую самооборону

31 января 2020

Как известно, в Уголовном Кодексе РФ существуют две статьи, закрепляющие уголовную ответственность за превышение пределов необходимой самообороны: это ст.108 УК РФ и ст.114 УК РФ. А это значит, что в отношении практически любого обороняющегося человека можно завести уголовное дело за превышение пределов необходимой самообороны.

Например, летом 2018 года жительница Химок — 18-летняя Дарья Агений, — находившаяся на отдыхе в Туапсе, подверглась нападению со стороны нетрезвого мужчины. Отразив атаку при помощи ножа для заточки карандашей, девушка смогла убежать: о случившемся она не стала сообщать в полицию.

Мужчина, получивший травмы, обратился в правоохранительные органы, заявив, что девушка сама напала на него. Первоначально в отношении девушки завели дело о причинении тяжкого вреда здоровью, но впоследствии переквалифицировали на более мягкую статью 114 УК РФ.

Ранений нападавший подготовил к девушке иск на 300 тысяч рублей в качестве компенсации за вред здоровью и моральный ущерб. В настоящий момент следствие продолжается.

Уголовное законодательство закрепляет два режима необходимой самообороны:

  1. Беспредельная самооборона – нанесение вреда атакующей стороне без риска привлечения к уголовной ответственности. Основания к ней следующие:
  • опасное для жизни насилие (угроза применения такого насилия);
  • неожиданная для пострадавшего атака, в результате которой жертва не может оценить характер нападения и понять, насколько она серьезна.
  1. Самооборона с ограничением. Она имеет место быть в случаях, когда нападение не представляет опасности для жизни. В этой ситуации действия жертвы должны быть соразмерны действиям нападающего. Например, если злоумышленник лишь толкнул пострадавшего, последнему не следует наносить нападающему увечья.

В Постановлении Пленума ВС РФ от 27 сентября 2012 года № 19 сказано, что о наличии посягательства, опасного для жизни жертвы, могут свидетельствовать, например, ранение жизненно важных органов, использование оружия или предметов в качестве оружия, удушение, поджог и иные действия нападающего. Угроза применения такого насилия может выражаться, например, в демонстрации оружия, взрывных устройств и т.д.

Мнение адвоката:

«Как показывает практика, если нападение происходит в жилище пострадавшего, то речь, скорее всего, будет идти о беспредельной самообороне. Это объясняется тем, что у жертвы в такой ситуации часто нет возможности убежать или позвать на помощь окружающих.

Например, в 2013 году в дом к фермеру Гегаму Саркисяну ворвались четверо грабителей, которые, не найдя в жилище интересующих их ценностей, захотели убить жену и детей предпринимателя. Саркисян, желая защитить семью, убил кухонным ножом трех налетчиков (четвертому удалось сбежать). Первоначально бизнесмену грозила ст.

108 УК РФ, но позднее уголовное дело было прекращено за отсутствием состава преступления».

Несколько полезных советов

Можно ли снизить риск возбуждения уголовного дела за превышение пределов необходимой обороны? Да, если помнить о следующих моментах.

  1. Для жертвы лучшей тактикой будет привлечение внимания окружающих. Необходимо кричать, звать на помощь, стараться переместиться в людное и освещенное место. Многие злоумышленники, столкнувшиеся с таким сопротивлениям, предпочитают отказаться от своих преступных замыслов и скрыться. Кроме того, таким образом жертва может обзавестись свидетелями происходящего.
  2. Перед тем, как использовать оружие, предупредите о своих намерениях злоумышленника, произведите несколько предупредительных выстрелов в воздух. Тем самым Вы привлечете внимание к себе и заставите преступника задуматься о необходимости нападения.
  3. Если Вы приняли решение о необходимости отпора, помните, что он должен быть адекватен угрозе. Например, если нападающий ударил жертву по лицу, то потерпевшему не стоит применять оружие в отношении злоумышленника, поскольку нападение в данном случае не представляет опасности для жизни.
  4. Оборона должна быть направлена против нападающего, а не третьих лиц.
  5. После прекращения нападения не стоит «добивать» и «наказывать» злоумышленника (так называемая «запоздавшая оборона»). Например, если жертва успешно отразила атаку, нельзя дальше причинять вред нападавшему, избивая его. Иными словами, умысел потерпевшего должен быть направлен только на пресечение посягательства, но не причинение вреда нападающему. За такой самосуд гражданина гарантированно привлекут к уголовной ответственности.
  6. Если опасности больше нет, потерпевшему следует остаться на месте конфликта и вызвать полицию, а также скорую помощь (если требуется).
Читайте также:  Образец ходатайства о предоставлении копии постановления о приостановления производства по уголовному делу

Мнение адвоката:

«Попытки внести изменения в институт необходимой обороны предпринимались и предпринимаются неоднократно.

Так, в настоящее время партия ЛДПР готовит законопроект, разрешающий гражданам давать отпор любыми средствами злоумышленникам, посягающим на жизнь, здоровье или имущество жертвы (его близких).

При этом проект упраздняет понятие «предел»: то есть отражать нападения граждане теоретически смогут без оглядки на принцип соразмерности. Однако маловероятно, что в ближайшее время подобный законопроект примут, поскольку он может дать простор для разного рода злоупотреблений».

К сожалению, соблюдение вышеназванных рекомендаций не является стопроцентной гарантией того, что оборонявшегося гражданина не привлекут к ответственности по ст.108 или 114 УК РФ.

Во многом это связано с тем, что гражданину, ставшему жертвой нападения, приходится доказывать свою невиновность: презумпция же невиновности будет действовать в отношении злоумышленника.

Кроме того, большинство следователей ведут подобные дела «поверхностно», уделяя повышенное внимание статистике и отчетности.

Поэтому гражданин может рассчитывать на освобождение от уголовной ответственности за превышение пределов необходимой самообороны только в том случае, если его интересы защищает опытный уголовный адвокат. Следовательно, если Вы или Ваш близкий оказались в подобной ситуации – немедленно обратитесь за помощью к специалисту! В противном случае Вы сами можете оказаться на скамье подсудимых.

Как квалифицируются действия лица, который проник в дом потерпевшего с помощью угрозы?

Права потерпевших по уголовному делу

Если в результате преступления погиб человек, потерпевшим признается один из близких родственников погибшего. Но, если о признании потерпевшими, настаивают несколько близких родственников погибшего, то они также могут быть признаны потерпевшими. Дальние родственники, близкие друзья или представителя коллектива, в котором работал или учился погибший, потерпевшими быть не могут.

Как квалифицируются действия лица, который проник в дом потерпевшего с помощью угрозы?

Согласно ч.1 ст.42 Уголовно-процессуального кодекса РФ потерпевший по уголовному делу — это любое физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации.

  • Таким образом, если вы пострадали от преступления, следовательно, вы — потерпевший по уголовному делу, которое, возможно, будет возбуждено по вашему заявлению.
  • Решение о признании потерпевшим оформляется постановлением дознавателя, следователя или суда.
  • Это решение должно приниматься сразу, как только будут обнаружены фактические данные о том, что лицо стало жертвой преступного деяния (действия или бездействия), предусмотренного уголовным законом, но не ранее момента возбуждения уголовного дела.

Если же в результате преступления человек погиб, то потерпевшим признается один из близких родственников погибшего. Но, если о признании потерпевшими, настаивают несколько близких родственников погибшего, то они также могут быть признаны потерпевшими. Дальние родственники, близкие друзья или представителя коллектива, в котором работал или учился погибший, потерпевшими быть не могут.

Когда потерпевшим по уголовному делу является несовершеннолетний или лицо, которое в силу своих физических или психических недостатков не может осуществлять предоставленные ему законом права, то его интересы в деле должны защищать его представители либо законные представители.

В случае, если потерпевшим признано юридическое лицо, его права также осуществляет представитель на основании выданной ему по правилам ст.185-189 Гражданского кодекса РФ доверенности.

Закон наделяет потерпевшего по уголовному делу рядом процессуальных прав.

Чтобы ознакомиться с ними и уметь пользоваться в случае необходимости, вы можете изучить содержание статьи 42 Уголовно-процессуального кодекса РФ, а можете прочитать «Карманную книжку потерпевшего». Данная брошюра издана в рамках проекта «Заочная правозащитная помощь и правовое просвещение», финансируемого Общественной Палатой РФ.

Ее автор Андрей Бабушкин, председатель Межрегиональной общественной правозащитной благотворительной организации «Комитет за гражданские права» пишет в предисловии к ней: «Статистика утверждает, что чуть ли не раз в 5 лет каждый из нас — среднестатистических российских граждан — становится потерпевшим, то есть человеком в отношении которого совершено уголовное преступление.

Неприятное это дело — стать потерпевшим. Но уж если такое произошло, надо собрать в кулак свою волю, и постараться сделать так, чтобы свести к минимуму причиненный Вам вред. Поверьте, во многом это зависит от Вас самих.

Знаете ли Вы свои права и понимаете ли их суть? Можете ли эти права защитить? Способны ли грамотно поставить вопрос перед следователем, прокурором или судьей? Знаете ли куда, к кому и как обращаться? От этого будет зависеть не только восстановление Вашего попранного права.

Не исключено, что от этого будет зависеть и то, не станете ли Вы жертвой нового преступления.

Настоящее пособие написано на основании действующих российских законов, правоприменительной практики и приказов МВД России

Из «Карманной книжки потерпевшего» вы узнаете:

  • кто такой потерпевший;
  • какими правами обладает потерпевший;
  • чего потерпевший делать не вправе;
  • как потерпевшему познакомиться с материалами уголовного дела;
  • как потерпевший может стать гражданским истцом
  • кто такой представитель потерпевшего;
  • может ли потерпевший примириться с обвиняемым;
  • каким образом производится прием и регистрация заявлений граждан, в том числе и потерпевших, о преступлении;
  • сроки рассмотрения заявлений и производства по уголовным делам;
  • по каким вопросам можно обратиться к участковому уполномоченному;
  • на кого распространяются правила об обязательном дактилоскопировании
  • каковы основные правила розыска автотранспортных средств;
  • как получить разрешение на оружие
  • как осуществляется государственная защита потерпевших;
  • как и куда пожаловаться на нерадивых сотрудников правоохранительных органов;
  • как восстановить нарушенные права потерпевших;
  • какие организации защищают права потерпевших.

  Возможно ли отбывание наказания во время болезни?

Если вас заинтересовала «Карманная книжка потерпевшего», вы можете получить доступ к ней на странице «Библиотека».

Прокурор разъясняет — Прокуратура Тульской области

Уголовная ответственность за незаконное проникновение в чужое жилище против воли проживающих в нем лиц (Центральный район)

В статье 25 Конституции Российской Федерации закреплено право каждого на неприкосновенность его жилища. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц, иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании вынесенного в соответствии с ним судебного решения.

  • За нарушение неприкосновенности жилища установлена уголовная ответственность, предусмотренная статьей 139 УК РФ.
  • Предметом преступления выступает жилище, под которым понимается индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями, жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилой фонд и пригодное для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящее в жилой фонд, но предназначенное для временного проживания.
  • Это могут быть индивидуальный дом, квартира, комната в гостинице или общежитии, дача, садовый домик, сборный домик, бытовка или иное временное сооружение, специально приспособленное и используемое в качестве жилья.
  • С объективной стороны рассматриваемое преступление характеризуется активной формой поведения в виде незаконного проникновения в жилище против воли проживающего в нем лица.
Читайте также:  Отмена алиментов на ребенка: основания и порядок освобождения от алиментов на несовершеннолетних детей

Способ проникновения в жилище для квалификации основного состава рассматриваемого преступления значения не имеет. Он может быть открытым или тайным, совершенным как в присутствии в жилище проживающих там лиц или других людей, так и в их отсутствие, включать как непосредственное проникновение человека в жилище, так и контролирование жилища изнутри с помощью специальных технических средств.

В то же время использование обмана, злоупотребления доверием для проникновения в жилище не образует рассматриваемого состава преступления, поскольку в этих случаях лицо проникает в жилище по воле проживающего в нем лица, хотя оно и находилось в заблуждении относительно тех или иных обстоятельств.

Преступление является оконченным с момента проникновения в жилище.С субъективной стороны преступление характеризуется виной в виде прямого умысла. Виновный осознает, что незаконно проникает в жилище без согласия проживающих в нем лиц, и желает совершить это проникновение.

Квалифицированный состав рассматриваемого преступления (ч. 2 ст. 139 УК РФ) предусматривает в качестве его обязательного признака способ незаконного проникновения в жилище — применение насилия или угрозу его применения.

Под насилием понимается физическое воздействие на потерпевшего, выразившееся в подавлении и устранении его сопротивления, нанесении ударов, побоев, умышленном причинении легкого вреда здоровью.

Под угрозой применения насилия понимается психическое воздействие на потерпевшего, выразившееся в демонстрации готовности нанести удары, побои, умышленно причинить вред здоровью.

Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью потерпевшего при проникновении в жилое помещение квалифицируется по совокупности преступлений с преступлениями против здоровья (ст. ст. 111 или 112 УК РФ). Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ст. 119 УК РФ) охватывается рассматриваемым составом преступления и дополнительной квалификации не требует.

Если незаконное проникновение в жилище совершено лицом с использованием своего служебного положения, то такие действия подлежат квалификации по ч. 3 ст.139 УК РФ.

Старший помощник прокурора района Игнашина Н.Н.

Субъективная ошибка и квалификация преступлений. —

Право

Субъективная ошибка — это неправильное представление лица об объективных свойствах общественно опасного деяния или его проти­воправности.

Юридическая ошибка, которая представляет собой заблуждение лица относительно юридических свойств и юридических последствий совершаемого деяния, не влияет на квалификацию преступления (считает, что деяние не является преступным и совершает его – в этом случае будет состав преступления).

В тоже время, если лицо совершает какие то действия, которые считает уголовно-наказуемыми, а они таковыми не являются – в действиях такого лица отсутствует состав преступления. Это вытекает из ст.14 УК, согласно которой преступным признается деяние, предусмотренное настоящим кодексом под угрозой наказания.

Признавая то или иное деяние преступлением, законодатель исходит из того, что каждый человек в состоянии правильно оценивать общественную опасность своих действий и их вред для общества, гражданина, организации и всего государства. Общественная опасность лежит в основе отнесения любого деяния к категории преступных.
Но нас больше интересуют фактические ошибки.

Фактическая ошибка — это неверное представление лица относи­тельно фактических обстоятельств, являющихся объективными при­знаками состава данного преступления и определяющих характер преступления и степень его общественной опасности. В зависимости от содержания неверных представлений лица принято различать раз­личные виды фактических ошибок.

Отсюда вытекают и различные правила квалификации содеянного. Эти правила регламентируют квалификацию преступлений по субъективной стороне. О них мы уже говорили, а здесь рассмотрим их под углом субъективных ошибок, относящимся к фактическим обстоятельствам дела.
К этим правилам относятся следующие:
Первое правило.

Если лицо ошибочно полагает, что посягает на один объект, а фактически причиняет вред другому объекту, содеянное квалифици­руется в соответствии с направленностью умысла виновного как по­кушение на то преступление, которое охватывалось намерением виновного: лицо намеревалось похитить наркотики (объект – здоровье населения), а похитило лекарства, не являющиеся наркотическими сред­ствами (объект – собственность, деяния квалифицируется по ст.158, если бы умысел был направлен на хищение простых лекарств).
В нашем случае содеянное следует квалифицировать как покушение на похищение наркотиков — ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 229 УК. Об этом говорится и в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. № 9 «О судеб­ной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотически­ми средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовиты­ми веществами», в которых содержится положение, что покупатели, которые вместо наркотических, психотропных, сильнодействующих или ядо­витых веществ приобрели какие-либо иные средства или вещества, то «при наличии предусмотренных законом оснований могут нести от­ветственность за покушение на незаконное приобретение» этих ве­ществ. В п. 13 постановления от 12 марта 2002 г. № 5 «О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном оборо­те оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств» указано, что «если лицо похитило непригодные к функциональному использованию огнестрельное оружие, комплек­тующие детали к нему, боеприпасы, взрывчатые вещества или взрывные устройства, заблуждаясь относительно их качества и пола­гая, что они исправны, содеянное следует квалифицировать как по­кушение на хищение» этих предметов.
Второе правило. Если лицо ошибочно полагает, что посягает только на один объ­ект, тогда как фактически страдают два и более объекта, охраняемых уголовным законом, содеянное следует квалифицировать по совоку­пности преступлений как оконченное преступление против того объ­екта, на который были направлены действия (бездействие) виновно­го и неосторожное преступление, затрагивающее другой объект, если виновный должен был и мог предвидеть возможность причинения вреда другому объекту. Например, стреляет в обидчика, который стоит около киоска. Однако промахнулся, пуля пробила стену киоска и попала в находившегося там продавца. От полученного ранения тот скончался. В отношении первого действия виновного квалифицируются как покушение на убийство, а в отношении второго – как причинение смерти по неосторожности.
Если в таких случаях причинение вреда друго­му объекту по неосторожности является квалифицирующим призна­ком рассматриваемого умышленного преступления, квалификация по совокупности не требуется. Так, если виновный хотел из мести поджечь дом своего соседа, в котором от пожара погибли люди, наличие которых в доме виновный не предвидел, но должен был и мог предвидеть, содеянное квалифицируется по ч. 2 ст. 167 УК РФ.
Третье правило. Если умысел виновного был направлен на причинение вреда нескольким объектам, а фактически пострадал только один из них, содеянное квалифицируется как оконченное преступление против объекта, которому фактически причинен вред, и покушение на пре­ступление против объекта, которому вред не нанесен, по совокупнос­ти. Так, если виновный поджигает дом с целью убийства его жителей, но по независящим от виновного обстоятельствам люди не пострада­ли, содеянное квалифицируется как умышленное уничтожение имущества путем поджога и покушение на убийство общеопасным способом (ч. 2 ст. 167, ч. 3 ст. 30, п. «е» ч. 2 ст. 105 УК).
Четвертое правило. Неверное представление лица о предмете преступления, кото­рое не сопровождается ошибкой в объекте преступления, не влияет на квалификацию преступления. Так, если виновный хотел украсть
имущество у гражданина А, а по ошибке украл имущество граждани­на Б, содеянное квалифицируется как оконченное хищение.
Если ошибка в предмете преступления сопровождается ошибкой в объекте преступления, необходима квалификация по направлен­ности умысла как покушение на тот объект, который охватывался на­мерениями виновного. Так, если виновный, приняв зажигалку за пистолет, похитил его, содеянное подлежит квалификации как поку­шение на хищение оружия.
Пятое правило. Ошибка в личности потерпевшего, если она не сопровождается ошибкой в объекте преступления, не влияет на квалификацию. Так, если некто А хотел убить некоего Б, но в темноте перепутал его с дру­гим человеком и убил последнего, содеянное подлежит квалифика­ции как оконченное убийство.
Если же ошибка в личности потерпевшего сопровождается ошиб­кой в объекте преступления, квалификация производится по направ­ленности умысла виновного. Так, если виновный хотел из мести убить судью, а убил другого человека, содеянное квалифицируется как посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование (ст. 295 УК).
Шестое правило. Посягательство на «негодный» объект, т.е. объект, не обладающий свойствами, наличие которых предполагает виновный, квалифицируется по направленности умысла как покушение на соответствующее преступление. Так, если виновный стреляет в труп, считая,
что стреляет в живого человека с целью его убийства, деяние квалифицируется как покушение на убийство.
Седьмое правило. Если виновный использовал для совершения преступления непригодное в данном случае средство, которое он считал вполне пригодным, квалификация производится в соответствии с направ­ленностью умысла как покушение на преступление. Так, попытка выстрелить в человека с целью его убийства из ружья, имеющего срезанный боек, что исключает саму возможность выстрела, квалифицируется как покушение на убийство.
Восьмое правило. Если виновный использует для совершения преступления абсо­лютно негодные средства, которые считал годными в силу своего не­вежества или суеверия (молитвы, заклинания, колдовство, наведение порчи), содеянное не влечет уголовной ответственности.

Читайте также:  Совместная опека над ребенком после развода: что это и как оформить

Девятое правило.

Если виновный ошибается в способе совершения, который является разграничивающим признаком преступления, содеянное квалифицируется в зависимости от направленности умысла на совершение преступления определенным способом. Так, если виновный собирался совершить преступление путем кражи, но в процессе ее был замечен, однако не осознал это обстоятельство, содеянное подлежит квалификации как кража.

Десятое правило. Если виновный, намереваясь совершить преступление, уго­ловная ответственность за которое в законе дифференцируется в за­висимости от тяжести причиненных последствий, причинил мень­ший вред, чем тот, который охватывался его намерением, содеянное подлежит квалификации как покушение на преступление в зависи­мости от направленности умысла.

Так, если виновный собирался совершить хищение в крупном размере, однако по ошибке изъял существенно менее ценное имущество, содеянное подлежит квали­фикации по направленности умысла как покушение на хищение в крупном размере.
Одиннадцатое правило.

Если общественно опасное последствие, охватываемое умыс­лом виновного, наступило в результате не тех действий, которыми предполагалось причинить это последствие, а иных, квалификация производится как покушение на преступление, охватываемое умыс­лом виновного, и неосторожное причинение наступивших последст­вий. Например, А с целью убийства выстрелил в некоего Б.

Думая, что Б умер, А поджег его дом, чтобы скрыть труп. После обнаружения трупа в результате проведения судебно-медицинской экспертизы, выяснено, что огнестрельное ранение смертельным не было, смерть наступила от удушения угарным газом при пожаре. В подобной ситуации необходима квалификация как покушение на убийство (ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст.

105 УК) и умышленное уничтожение имущества, повлекшее причинение смерти по неосто­рожности (ч. 2 ст. 167 УК), поскольку смерть наступила не от тех дей­ствий, которыми ее намеревался причинить виновный.
Двенадцатое правило.

Если виновный при совершении преступления ошибочно предполагает наличие объективных обстоятельств, усиливающих
степень общественной опасности содеянного, деяние подлежит квалификации как покушение на преступление при наличии этих квалифицирующих обстоятельств.

Так, если виновный намеревался
убить женщину, которую он ошибочно полагал беременной, необходима квалификация как покушение на убийство беременной женщины (ч. 3 ст. 30, п. «г« ч. 2 ст. 105 УК). В связи с этим едва ли можно
согласиться с квалификацией, приведенной в постановлении Президиума Верховного Суда по делу Кайсина. Так, Кайсин убил потерпевшую К.

после того, как она сообщила ему о своей беременности и
потребовала деньги, угрожая в противном случае заявить о том, что
он ее изнасиловал. Судебно-медицинской экспертизой было
установлено, что в состоянии беременности потерпевшая не находилась. Суд первой инстанции квалифицировал действия Кайсина по
ч. 3 ст. 30, п. «г« ч. 2 ст. 105 УК и ч. 1 ст. 105 УК.

Заместитель Генерального прокурора РФ в надзорном представле­нии просил изменить судебные решения, исключить из осуждения Кайсина ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 2 ст. 105 УК. Президиум Верховного Суда РФ удовлетворил надзорное представление прокурора, указав, что умысел Кайсина на лишение жизни потерпевшей был полностью реализован и в результате его действий наступила смерть потерпев­шей.

Вместе с тем умысел виновного был направлен на лишение жизни женщины, заведомо для него находившейся в состоянии бере­менности, что не нашло отражения в приведенной квалификации, данной Президиумом.
Тринадцатое правило.

Если виновный при совершении преступления не осознает наличия объективных обстоятельств, усиливающих степень общественной опасности содеянного, деяние должно квалифицироваться как
совершенное без отягчающих обстоятельств.

Так, если виновный
убил беременную женщину, однако не знал о ее беременности, соде­янное не может быть квалифицировано с использованием квалифи­цирующего признака, указанного в п. «г» ч. 2 ст. 105 УК.
Четырнадцатое правило. Распространенным видом ошибки является так называемая мнимая оборона. При этом лицо может ошибаться в общественной опасности совершаемых действий. Так, А.

, шедший по темной улице, услышал за собой шаги, думал, что его догоняет лицо, намеревающееся совершить на него посягательство. А. наносит догоняющему удар. Впоследствии оказалось, что прохожий хотел спросить у А. дорогу.
При мнимой обороне возможна ошибка в личности посягающего,
если обороняющийся в толпе по ошибке нанес удар не тому лицу, которое осуществляло на него посягательство.

Ошибка может состоять
в неправильном представлении о моменте окончания посягательства.
Однако в последнем случае следует учитывать положение п. 5 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г.

№ 14
«О применении судами законодательства, обеспечивающего право на
необходимую оборону от общественно опасных посягательств»
о том, что для обороняющегося может быть не ясен момент оконча­ния посягательств.
Квалификация действий, совершенных при мнимой обороне, производится по правилам фактической ошибки:
а) если лицо не предвидело, не должно было и не могло предви­деть отсутствие реального общественно-опасного посягательства и не превысило пределы необходимой обороны применительно к усло­виям соответствующего реального посягательства, причинение вреда при мнимой обороне не влечет уголовную ответственность;
б) если лицо не предвидело, но исходя из обстановки происшествия должно было и могло предвидеть, что реальное общественно-
опасное посягательство отсутствует, причинение вреда при мнимой
обороне влечет уголовную ответственность за неосторожное преступление;
в) если лицо совершило действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства применительно к условиям соответствующего реального посягательства, причинение вреда при мнимой обороне влечет уголовную ответственность за превышение пределов необходимо обороны.

Пятнадцатое правило.

От фактической ошибки следует отличать так называемое от­клонение действия, при котором отсутствует неправильное представ­ление лица относительно фактических обстоятельств, являющихся объективными признаками состава преступления и определяющих характер преступления и степень его общественной опасности, а по причинам, не зависящим от воли виновного, вред причиняется не тому лицу, на которое было направлено посягательство. Так, если А., намеревавшийся убить Б., промахнулся и убил В., случайного про­хожего, необходима квалификация как покушение на убийство (ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК) и неосторожное причинение смерти (ст. 109 УК), в случаях, если А. должен был и мог предвидеть возможность ги­бели другого человека от выстрела

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector