Что делать, если есть нарушения в обвинительном заключении?

Что делать, если есть нарушения в обвинительном заключении?

27.08.2021

Обвинительное заключение – это документальный процессуальный акт, которым оканчивается этап предварительного следствия. Он необходим для того, чтобы зафиксировать выводы следственных органов о виновности конкретного лица. Обвинительное заключение передается в прокуратуру и затем вместе с материалами уголовного дела в судебный орган для дальнейшего рассмотрения.

Можно ли обжаловать и отменить обвинительное заключение ?!

Да, и это сделать можно только прокурору. Поэтому после вручения копии обвинительного заключения следует написать жалобу в прокуратуру с указанием конкретных ошибок. Если доводы сторон по делу убедительные, то тогда прокурор направит уголовное дело на доследование. Указывать надо на незаконное предъявление обвинения.

В некоторых случаях удается даже избежать уголовной ответственности, но надо понимать, что для обжалования обвинительного заключения следует обращаться к грамотным адвокатам по уголовным делам, которые смогут найти процессуальные ошибки и неточности.

Чтобы понять, как можно жаловаться на обвинительное заключение рассмотрим понятие что это такое, как документ должен составляться и что надо учитывать перед обращением в органы прокуратуры.

Какие требования предъявляются к обвинительному заключению ?!

Как было обозначено выше обвинительное заключение важный процессуальный документ, фиксирующий выводы следствия о виновности и причастности гражданина к совершению общественно-опасного деяния.

Уголовное законодательство Российской Федерации регламентирует требования, предъявляемые к данному документу.

Любые нарушения требований ведут к отмене или доследованию, что влияет на возможность дальнейшего продвижения уголовного дела в судебной инстанции.

Требования к обвинительному заключению носят следующий характер:

  • Оформляется документ в единственном экземпляре. Причем изготавливается обвинительное заключение в одном виде вне зависимости от числа процессуальных лиц, принимающих участие в деле;
  • В документе должны содержаться персональные данные обвиняемого (ФИО, адрес проживания), краткая характеристика личности гражданина;
  • Описывается в обвинительном заключении существо предъявляемого обвинения и конкретные сведения об общественно-опасном деянии (место, время, мотивы, последствия и иные сопутствующие обстоятельства);
  • Наличие четкой юридической формулировки с отсылкой на пункт, частью и статью УК Российской Федерации;
  • Перечень и содержание доказательств, на которых при составлении документа ссылался следователь (смягчающие либо отягчающие вину обстоятельства преступления);
  • Сведения о пострадавших лицах, гражданских истцах и ответчиках.

В конце обвинительного заключения ставится дата и подпись следователя. Такой процессуальный документ должен содержать ссылки не только на тома, но и на листы уголовного дела. Любое, даже самое мельчайшее несоблюдение структуры ведения процессуальной документации приведет к отказу прокурора о принятии соответствующего заключения. Но и прокурор может допустить ошибку, особенно если есть проблема с отслеживанием всех текущих законодательных изменений. Поэтому после вручения обвинительного заключения следует сразу же обратиться к адвокату, который сможет детально изучить его при этом сравнив с текущими материалами уголовного дела.

На что еще в обвинительном заключении можно обратить внимание ?!

  • Наличие справок с указанием сроков проведения следствия по конкретному уголовному делу;
  • Сведения об избранной мере пресечения в отношении лица, совершившего противоправное общественно-опасное деяние;
  • Перечень вещественных доказательств по уголовному делу;
  • Данные о наличии гражданского иска;
  • Сведения о принятых уполномоченными лицами мер по обеспечению выполнения штрафных санкций.

Вообще все зависит от самого уголовного дела, поэтому надо детально изучать его. Обжалование обвинительного заключения также выстраивать можно на основании нарушения порядка оформления, предусмотренного уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации.

Стоит сказать о том, что после подписания обвинительного заключения и получения согласия руководителя СК следователь должен сразу же направить его прокурору

Он в свою очередь детально изучает материалы уголовного дела и в десятидневный срок принимает решение о его передаче в судебные органы.

Сам прокурор может утвердить обвинительное заключение, предоставленное представителем следственных органов или же при обнаружении ошибок возвратить следователю уголовное дело для исправления замеченного. После утверждения обвинительного заключения прокурор должен направить уголовное дело в суд.

Об этом факте уведомляется обвиняемый и потерпевший, включая адвокатов сторон. Также уведомляются заинтересованные лица, такие как гражданский истец.

Нужен Адвокат по Краже |Грабежу и Разбою|в Москве и Московской области или Регионах РФ ?! он тут.

Любое ли нарушение требований уголовно-процессуального закона является основанием для возвращения уголовного дела прокурору?

«За прокурором стоит закон, а за адвокатом — человек со своей судьбой, со своими чаяниями, и этот человек взбирается на адвоката, ищет у него защиты, и очень страшно поскользнуться с такой ношей» (Федор Плевако).

На самом деле так и есть, Доверители обращаясь к адвокату за юридической помощью возлагают на него большие надежды.

Адвокат, в свою очередь, принимая на себя оказание помощи Доверителю обязан оказывать ее профессионально и в соответствии с законом на любой стадии и пресекать нарушения закона.

    Примерно пол года назад ко мне обратился Доверитель для того чтобы я был его защитником, так как он обвиняется в совершении двух преступлений. Одно это ч. 2 ст. 145.1 УК РФ, а  другое это ч. 1 ст. 201 УК РФ. Ко мне он обратился когда уже происходило ознакомление с материалами уголовного дела в порядке ст. 217 УПК РФ.

Прибыв к следователю для вступление в уголовное дело в качестве защитника, а также для последующего ознакомления с материалами уголовного дела, следователь своим ПОСТАНОВЛЕНИЕМ (БЕЗ САНКЦИИ СУДА!!!) ограничивает меня в ознакомлении с материалами уголовного дела, обоснованная это тем, что защитник, который оказывал юридическую помощь Доверителю до меня, ограничен судом в ознакомлении с материалами уголовного дела. Несмотря на то, что я не был ограничен в ознакомлении с материалами дела, следователь уведомил об окончании выполнения ст. 217 УПК РФ, так как истек срок ознакомления с материалами дела предыдущего защитника, установленный судом. В последующем моему Доверителю пришло уведомление о необходимости явки к следователю для получения обвинительного заключения. Так как Доверитель фактически проживает в другом городе, получать обвинительное заключение он пришел к следователю, который фактически и вызвал для  его получения, то есть в своем городе. Прибыв на место, следователь предоставил ему скан первой и последней страницы обвинительного заключения, а само обвинительное заключения, которое как оказалось содержало более 100 страниц, предоставлено ему на флешке. Несмотря на то, что фактически Доверитель не получал копию обвинительного заключения, мной в установленный срок (трое суток) подано ходатайство о проведении предварительного слушания, так как имеются существенные нарушения требований уголовно-процессуального закона, которые являются основанием для возвращения уголовного дела прокурору.

     В качестве оснований я указал следующее (краткое перечисление):

1. Следователем не был составлен протокол, предусмотренный ст. 218 УПК РФ.

  Согласно ч. 1 ст. 218 УПК РФ по окончании ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела следователь составляет протокол в соответствии со ст.ст. 166 и 167 УПК РФ. В протоколе указываются даты начала и окончания ознакомления с материалами уголовного дела, заявленные ходатайства и иные заявления.

    В протоколе делается запись о разъяснении обвиняемому его права, предусмотренного ч. 5 ст. 217 УПК РФ, и отражается его желание воспользоваться этим правом или отказаться от него (ч. 2 ст. 218 УПК РФ).

    Так как протокол не составлялся, моему Доверителю не были разъяснены права, предусмотренные ч. 5 ст. 217 УПК РФ, а это в соответствии со ст. 237 УПК РФ является безусловным основанием для возвращения уголовного дела прокурору.

2. Обвинительное заключение составлено с нарушением требований уголовно-процессуального законодательства.

    Согласно фабуле обвинения по ч. 2 ст. 145.1 УК РФ, органом предварительного следствия указаны 100 потерпевших, работников предприятия.

    Между тем, в списке в приложении к обвинительному заключению, в нарушении требований ч. 4 ст. 220 УПК РФ, указаны лишь 80 потерпевших. Сведения о 20 потерпевших отсутствуют.

    Согласно п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.06.

2010 N 17 «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве» в соответствии с законом потерпевший, являясь физическим лицом, которому преступлением причинен физический, имущественный или моральный вред, либо юридическим лицом в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации, имеет в уголовном процессе свои собственные интересы, для защиты которых он в качестве участника уголовного судопроизводства со стороны обвинения наделен правами стороны.

    В  силу ч. 1 ст. 42 УПК РФ лицо, которому преступлением причинен вред, приобретает предусмотренные уголовно-процессуальным законом права и обязанности с момента вынесения дознавателем, следователем, руководителем следственного органа или судом постановления о признании его потерпевшим.

    Из обвинительного заключения следует, что потерпевшими признаны 100 работников, тогда как в списке лиц указано всего 80 работников.     

    В соответствии с п. 1, 3 ч. 4 ст. 47 УПК РФ обвиняемый вправе знать, в чем он обвиняется, давать показания по предъявленному ему обвинению.             Одним из обязательных обстоятельств, подлежащих доказыванию в соответствии со ст. 73 УПК РФ является характер и размер вреда, причиненного преступлением.

    В соответствии с ч. 8 ст. 172 УПК РФ следователь вручает обвиняемому и его защитнику копию постановления о привлечении данного лица в качестве обвиняемого.

    Согласно требованиям ч. 1 ст. 175 УПК РФ если в ходе предварительного следствия появятся основания для изменения предъявленного обвинения, то следователь в соответствии со ст. 171 УПК РФ выносит новое постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого и предъявляет его обвиняемому в установленном законом порядке.

    В соответствии с ч.ч. 1,2 ст. 173 УПК РФ  следователь допрашивает обвиняемого немедленно после предъявления ему обвинения. Обвиняемый допрашивается по существу предъявленного обвинения.

Читайте также:  Сколько стоит оформить завещание у нотариуса в 2020 году: на квартиру, дом и землю, иное имущество

    Указанные процессуальные права и обязанности в своей совокупности, являются неотъемлемыми составляющими права на защиту обвиняемого в ходе уголовного производства.

    Согласно ч. 4 ст. 220 УПК РФ список подлежащих вызову в судебное заседание лиц прилагается к обвинительному заключению и является, по сути, его составной частью. Отсутствие такого списка, либо его неполнота означают, что обвинительное заключение составлено с нарушением уголовно-процессуального закона и поэтому может служить основанием для возвращения дела прокурору.

Например, отсутствие в списке лиц, подлежащих обязательному вызову в судебное заседание, а к таковым относятся стороны по делу (например, обвиняемый, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик, их законные представители), в ряде случаев являлось дополнительным основанием для принятия районными судами решения о возвращении дела прокурору по п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ.

    Из материалов уголовного дела следует, что Доверителю обвинение в окончательной редакции предъявлено 10 мая  2018 года, и в данном обвинении указано 100 работников (потерпевших). Более обвинение не перепредъявлялось, новое постановление о привлечении в качестве обвиняемого не выносилось.

    В соответствии с п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22.12.2009 г. № 28 «О применении судами норм уголовно-процессуального законодательства, регулирующих подготовку уголовного дела к судебному разбирательству» при решении вопроса о возвращении уголовного дела прокурору по основаниям, указанным в ст.

237 УПК РФ, под допущенными при составлении обвинительного заключения или обвинительного акта нарушениями требований уголовно-процессуального закона следует понимать такие нарушения изложенных в статьях 220, 225 УПК РФ положений, которые служат препятствием для принятия судом решения по существу дела на основании данного заключения или акта.

    Под допущенными при составлении обвинительного заключения нарушениями требований уголовно-процессуального закона следует понимать нарушения положений ст.ст. 220, 225 УПК РФ, при которых обвинение, изложенное в обвинительном заключении, не соответствует обвинению, изложенному в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого.

    Согласно правовой позиции, выраженной в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 08.12.2003 г. № 18-П, ч.1 ст.

237 УПК РФ не противоречит Конституции Российской Федерации, поскольку содержащиеся в ней положения по своему конституционно-правовому смыслу в системе норм не исключают правомочие суда по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвратить дело прокурору для устранения препятствий к его рассмотрению судом во всех случаях, когда в досудебном производстве были допущены существенные нарушения закона, не устранимые в судебном производстве, если возвращение дела не связано с восполнением неполноты произведенного дознания или предварительного следствия. При этом конституционно-правовой смысл указанных положений, выявленный в Постановлении, является общеобязательным и исключает какое-либо иное их истолкование в правоприменительной практике.

    Указанные выше нарушения, исключают принятие по делу судебного решения, отвечающего требованиям законности и справедливости, а также свидетельствует, в том числе, о несоответствии обвинительного заключения требованиям УПК РФ, поскольку постановление о привлечении в качестве обвиняемого находящееся в материалах уголовного дела по своему содержанию противоречит обвинительному заключению.

    Таким образом Доверитель и его защита лишены возможности защищаться от обвинения в части требований 20 работников, а также суд лишен возможности вызвать 20 потерпевших в судебное заседание и допросить их по обстоятельствам, имеющим значения для уголовного дела, так как сведения о их личности не установлены.

3. Следователь незаконно ограничил защитника в ознакомлении с материалами дела в порядке ст. 217 УПК РФ

    Принимая во внимание, что на основании ч. 3 ст.

217 УПК РФ ограничить защитника во времени, необходимом им для ознакомления с материалами уголовного дела, возможно только на основании судебного решения, принимаемого в порядке, установленном статьей 125 УПК РФ, действия следователя об ограничении ознакомления с материалами уголовного дела являются незаконными и привели к нарушению права Доверителя на защиту, так как сторона защиты не располагает всеми материалами уголовного дела, необходимыми для осуществления защиты Доверителя по данному уголовному делу, то есть дело направлено в суд для разрешения дела по существу, минуя стадию — ознакомление  с материалами уголовного дела

    Ограничение в ознакомлении с материалами уголовного дела привело к невозможности реализации со стороны защиты прав, предусмотренных ч. 4 ст. 217 УПК РФ. Так, ч. 4 ст. 217 УПК РФ гласит, что по окончании ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела следователь выясняет, какие у них имеются ходатайства или иные заявления.

    Данное нарушение, допущенное следователем на досудебной стадии производства по уголовному делу невозможно устранить в ходе судебного разбирательства, так как в соответствии с ч. 3 ст.

15 УПК РФ суд не является органом уголовного преследовании, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты.

Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

    Основанием для возвращения дела прокурору являются существенные нарушения уголовно-процессуального закона, совершенные следователем, в силу которых исключается возможность постановления судом приговора или иного решения.

Подобные нарушения в досудебном производстве требований УПК, которые не могут быть устранены в судебном заседании и исключают принятие по делу судебного решения, отвечающего требованиям справедливости, всегда свидетельствуют, в том числе о несоответствии обвинительного заключения требованиям УПК.

    В связи с тем, что после ознакомления с материалами дела у защиты есть право на заявление ходатайств о производстве следственных или иных процессуальных действий, есть основания для возвращения уголовного дела прокурору для дальнейшей реализации стороной защиты прав, предусмотренных ст. 217 УПК РФ.

    По результатам рассмотрения  ходатайства, суд принял решение о возвращении уголовного дела прокурору. Не согласившись с решением суда прокурором подано апелляционное представление, по результатам рассмотрения которого постановление суда о возвращении дела прокурору оставлено без изменения.

    Из всех приведенных мной оснований для возвращения уголовного дела прокурору, суд указал на первые два. Последнее основание в соответствии со ст.

237 УПК РФ не является основанием, которое препятствует рассмотрению уголовного дела, так как ознакомиться с материалами дела возможно в суде.

Несмотря на это, и Доверитель и защитник лишены возможности заявлять ходатайства о производстве следственных или иных процессуальных действий.

Получается, что следователь может самостоятельно ограничить защитника и обвиняемого в ознакомлении с материалами дела без санкции суда,  не дать возможность заявлять ходатайства, но при этом разъяснить права, предусмотренные ч. 5 ст. 217 УПК РФ и тогда это не будет являться существенным нарушением, которое препятствует рассмотрению дела по существу.         

    На мой взгляд именно последнее основание является наиболее существенным, так как только после ознакомления с материалами уголовного дела в полном объеме, защитник может реализовать весь свой потенциал, только после ознакомления с материалами дела можно подготовить позицию защиты, проанализировать доказательства обвинения, заявить ходатайства о производстве очных ставок и других следственных или иных процессуальных действий. Это ключевой этап без которого защита лишена инструментов для защиты, лишена возможности защищаться, так как не располагает сведениями от чего конкретно защищаться. Защита не сможет проверить получены ли доказательства надлежащим образом или они являются недопустимыми. Без этого этапа, который должен быть произведен в соответствии с законом, не может быть состязательности и равноправия сторон.

Адвокат доказал суду несостоятельность предъявленного подзащитному обвинения в превышении полномочий

15 декабря Ессентукский городской суд Ставропольского края вынес постановление (документ имеется у «АГ»), которым было удовлетворено ходатайство адвоката АП Ставропольского края Овагима Арутюняна о возвращении уголовного дела прокурору в отношении его доверителя, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 286 УК РФ.

Доводы обвинения

Уголовное дело возбуждено в отношении первого заместителя главы города Х.

, который, по версии следствия, совершил действия, явно выходящие за пределы его полномочий и повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов граждан, охраняемых законом интересов общества или государства. Х. вменялось, что он единолично совершил действия, которые правомерно было совершать только коллегиально.

В обвинительном заключении (есть у «АГ») указывалось, что Х., являясь председателем комиссии по приемке жилых помещений в рамках переселения граждан из аварийного жилья, единолично подписал Акт № 1 по приемке квартир.

Этими действиями, посчитали правоохранители, он создал препятствие в удовлетворении гражданами своих потребностей, лишил их права на благоустроенные жилые помещения в черте города-курорта. Таким образом, Х. нарушил право граждан выбирать место пребывания и жительства, право на жилище, предусмотренные ст.

27, 40 Конституции РФ, право на безопасные и благоприятные условия проживания, предусмотренные Законом о фонде содействия реформированию ЖКХ. В соответствии с обвинительным заключением Х., пользуясь своим авторитетом, убедил иных членов комиссии подписать акт.

Кроме того, в обвинении указывалось, что Х. также посягнул на интересы государства, поскольку ремонт в квартирах был некачественный, что повлекло дополнительные бюджетные расходы в общей сумме свыше 768 тыс. руб.

Ходатайство о возвращении дела прокурору

В судебном заседании защитник Х., адвокат АП Ставропольского края Овагим Арутюнян заявил ходатайство (есть у «АГ») о возвращении уголовного дела прокурору. По его мнению, следователем не были выполнены требования уголовно-процессуального закона относительно содержания обвинительного заключения.

Адвокат указал, что, по версии следствия, действиями Х. причинен вред правам и законным интересам граждан и охраняемым законом интересам общества и государства. Между тем Овагим Арутюнян обратил внимание, что в тексте обвинительного заключения никаким образом не описаны действия Х.

Читайте также:  Конституционный суд разъяснил, из каких денег можно не платить алименты

, которыми он посягнул на интересы общества как неопределенного круга лиц. При этом часть граждан, непосредственно получивших квартиры, указали, что их права не были нарушены и они полностью довольны полученными квартирами.

Таким образом, адвокат отметил, что объект посягательства – интересы общества – вменен его подзащитному ошибочно, что создает неопределенность в предъявленном обвинении и нарушает право Х. на защиту.

Ссылаясь на п. 18 Постановления Пленума ВС РФ от 16 октября 2009 г.

№ 19, Овагим Арутюнян указал, что по делам о превышении должностных полномочий судам надлежит, наряду с другими обстоятельствами дела, выяснять и указывать в приговоре, какие именно права и законные интересы граждан, общества или государства были нарушены.

Также необходимо выяснять, находится ли причиненный этим правам и интересам вред в причинной связи с допущенным должностным лицом нарушением своих служебных полномочий. Адвокат подчеркнул, что данные обстоятельства не были указаны в обвинительном заключении.

В ходатайстве также указано: для того, чтобы квартиры были приняты, все члены комиссии должны были подписать Акт № 1, т.е. юридические последствия для принятия квартиры наступили бы только после подписания акта последним членом комиссии.

Как заметил адвокат, исходя из теста обвинительного заключения, первым Акт № 1 подписал Х.

, затем документ был подписан в его служебном кабинете еще двумя членами комиссии, а после его подписали и остальные ее члены, сделав это в неизвестных местах.

Овагим Арутюнян пояснил, что в судебном заседании после провозглашения обвинения его доверитель просил разъяснить ему предъявленное обвинение в этой части. В разъяснении государственный обвинитель указал, что Х. последним подписал акт.

«Таким образом, имеется еще одно существенное противоречие, поскольку подписание акта и вменено Х. как преступное действие, а значит, в обвинении должно быть точно указано, где, когда и в какое время оно совершено. Это объективная сторона состава преступления.

Отсутствие данных обстоятельств нарушает ст. 220 УПК РФ», – отмечено в ходатайстве.

Адвокат обратил внимание, что следствием не установлено место подписания Акта № 1 девятью членами комиссии.

По мнению защитника, указанное обстоятельство имеет огромное значение, поскольку, во-первых, следователем не установлено время совершения преступления; во-вторых, не установлено место подписания последним членом комиссии акта.

Именно после подписания всеми (последним) членами комиссии акта, по смыслу обвинения, стало возможным приобрести указанные жилые помещения и переселить граждан из одного населенного пункта (города) в другой (станицу), пояснил адвокат.

Овагим Арутюнян подчеркнул в ходатайстве, что по своей конструкции состав преступления ст. 286 УК РФ является материальным, т.е.

преступление считается оконченным с момента наступления указанных в данной статье последствий, повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства.

Таким образом, адвокат указал, что именно после подписания всеми (последним) членами комиссии акта наступили указанные в ст. 286 УК РФ последствия в виде возможности приобретения указанных жилых помещений и переселения граждан и именно с этого момента преступление считается оконченным.

Обращаясь к п. 22 Постановления № 19, защитник отметил, что в обвинительном заключении не указано, в чем именно выразилось совершение Х. действий, явно выходящих за пределы его полномочий применительно к его должностной инструкции.

В том числе не указано конкретно, какие именно должностные обязанности он превысил. Например, в обвинении приводился п. 2.10 должностной инструкции: «Ведет прием граждан по курируемым вопросам, обеспечивает реализацию поступивших обращений граждан и юридических лиц». «В чем Х.

совершил действия, явно выходящие за пределы его полномочий применительно к п. 2.10 его должностной инструкции, – вел прием граждан по курируемым вопросам? Однако он не мог этого делать или мог это делать только коллегиально? Обращаю внимание, что Х.

обвиняется не в злоупотреблении должностными полномочиями, а в превышении», – подчеркнул Овагим Арутюнян.

Адвокат обратил внимание, что ни один из допрошенных членов комиссии не показал, что основанием для подписания Акта № 1 являлись просьбы или авторитет Х. либо лиц, действующих от его имени.

Он также отметил, что некоторые члены комиссии прямо показали в суде, что подписали акт, поскольку каждый из них в пределах своей профессиональной и должностной направленности проверил соответствие многоквартирного дома и не обнаружил нарушений, т.е. они делали это самостоятельно и добровольно.

В ходатайстве подчеркивается, что в материалах дела имеются письменные согласия граждан, признанных потерпевшими по настоящему уголовному делу, на предоставление им квартир в соседнем населенном пункте.

Адвокат указал, что такой порядок переселения граждан из аварийного жилья в другой населенный пункт допустим с точки зрения закона. Так, ссылаясь на ч. 3 ст.

16 Закона о Фонде содействия реформированию ЖКХ, он отметил, что жилое помещение, предоставляемое гражданам при переселении их из аварийного жилищного фонда, может находиться по месту их жительства в границах соответствующего населенного пункта или с согласия этих граждан в письменной форме в границах другого населенного пункта субъекта РФ, на территории которого расположено ранее занимаемое жилое помещение.

Таким образом, предоставление жилья с согласия граждан в другом населенном пункте в пределах субъекта РФ допустимо, пояснил адвокат.

Овагим Арутюнян попросил учесть то обстоятельство, что допрошенные лица, показали, что на момент переселения граждан в квартирах был сделан ремонт эконом-класса и они были пригодны для проживания.

Относительно интересов государства адвокат указал, что на предварительном заседании был исследован запрос следователя, в котором он просил главу города представить ряд документов и сообщить степень отрицательного влияния вышеуказанных противоправных действий Х.

на нормальную работу администрации города. В ответе на данный запрос глава города сообщил, что действиями Х.

администрации города ущерб причинен не был, отрицательное влияние на нормальную работу администрации города не оказано и что потерпевшей стороной администрация города себя не считает.

Таким образом, стороной обвинения не установлено, в чем именно выражается посягательство Х. на интересы граждан и государства, т.е. не установлен объект преступления, разъясняется в ходатайстве.

Адвокат обратил внимание суда на то, что квартиры в рамках реализации программы переселения граждан из аварийного жилого фонда были приняты не по Акту № 1, который подписала комиссия во главе с Х.

, а по актам приема-передачи на каждую квартиру, подписанным главой города и ИП N. за три дня до подписания Акта № 1.

«Таким образом, Акт № 1 юридического значения для принятия квартир фактически не имеет, и, соответственно, уголовное преследование моего доверителя является незаконным», – указал адвокат.

В ходатайстве Овагим Арутюнян задался вопросом: если предположить, что Акт № 1 был подписан незаконно, то почему в отношении остальных членов комиссии не проводится уголовное преследование, ведь каждый из них выполнял взятые на себя должностные обязанности? Ссылки на то, что Х. своим авторитетом заставил кого-то подписать акт, во-первых, как было установлено в судебном заседании, не соответствуют действительности, во-вторых, не освобождают должностное лицо от несения ответственности за свои действия, пояснил адвокат.

Ссылаясь на п. 14 Постановления № 19, адвокат отметил, что должностное лицо, совершившее умышленное преступление, предусмотренное ст. 285 УК или ст. 286 УК, во исполнение заведомо для него незаконного приказа или распоряжения несет уголовную ответственность на общих основаниях.

Адвокат подытожил, что обвинительное заключение имеет существенные противоречия и нарушения УПК.

По его мнению, неустранение указанных нарушений норм закона стороной обвинения и попытка переложить данные функции на суд будут являться существенными нарушениями принципа равноправия и состязательности сторон. Он напомнил, что по смыслу ст.

297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым. Приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и основан на правильном применении уголовного закона.

В связи с изложенным Овагим Арутюнян просил суд вернуть уголовное дело в отношении Х. прокурору для устранения изложенных нарушений.

Суд удовлетворил ходатайство адвоката

Изучив материалы дела, суд принял решение об удовлетворении ходатайства адвоката, согласившись со всеми доводами защитника. Суд напомнил, что в соответствии с п. 4 ч. 1 ст.

237 УПК судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения в случае, если обвинительное заключение составлено с нарушением требований данного Кодекса, что исключает возможность постановления судом приговора на основе данного заключения.

Суд отметил, что согласно ч. 1 и 2 ст.

220 УПК РФ в обвинительном заключении указываются существо обвинения, место и время совершения преступления, его способы, мотивы, цели, последствия и другие обстоятельства, имеющие значение для данного уголовного дела.

Кроме того, должны указываться формулировка предъявленного обвинения с указанием пункта, части, статьи УК, предусматривающих ответственность за данное преступление; перечень доказательств, подтверждающих обвинение, и краткое изложение их содержания.

Суд принял во внимание довод адвоката о том, что в обвинительном заключении не указано, каким образом Х. посягнул на интересы общества и государства, которые выразились в необоснованном расходовании бюджетных денежных средств.

Кроме того, в судебном заседании потерпевшие и свидетели, которые были переселены из ветхого и аварийного жилья и получили квартиры, указали, что они довольны полученными квартирами.

Они пояснили, что никто не принуждал их подписывать соглашение на переселение, хотя в обвинительном заключении указано, что граждане были переселены незаконно на территорию другого муниципального округа, при этом ссылка на нарушение какого-либо нормативно-правового акта не указана, отметил суд.

Суд подчеркнул, что при оценке существенности вреда необходимо учитывать степень отрицательного влияния противоправного деяния на нормальную работу организации, характер и размер понесенного ею материального ущерба, число потерпевших граждан, тяжесть причинного им физического, морального или имущественного вреда и т.п. Суд установил, что в обвинительном заключении не указано, какие именно нарушения совершил Х. и какой вред был причинен интересам граждан.

Суд также учел то обстоятельство, что в судебном заседании было установлено, что часть членов комиссии знали Х., а часть – нет. «Акт № 1 был подписан всеми членами комиссии, но в разное время и в разных местах, при этом в основном это было при участии начальника жилищного отдела У.

Читайте также:  Что делать в случае давления на несовершеннолетнего свидетеля со стороны подозреваемого?

, также ни один из допрошенных членов комиссии по приемке жилых помещений не показал, что при подписании вышеуказанного акта он был под давлением со стороны Х, т.е.

органом следствия не было установлено время совершения преступления, не установлено место его совершения», – указано в постановлении.

Обращаясь к ч. 3 ст.

16 Закона о Фонде содействия реформированию ЖКХ, суд подчеркнул, что правовыми нормами определены критерии предоставляемого в связи со сносом дома жилого помещения, которое должно соответствовать установленным требованиям законодательства и находиться в черте соответствующего населенного пункта. Предоставление потерпевшим жилых помещений, расположенных в другом населенном пункте, явилось законным, так как в материалах дела имеются письменные согласия граждан на предоставление им квартир в станице N, пояснил суд.

Также суд разделил позицию стороны защиты о том, что квартиры были приняты по актам приема-передачи на каждую квартиру по отдельности за три дня до подписания Акта № 1, т.е. Акт № 1 юридического значения для приема квартир фактически не имел.

«Из обвинительного заключения не усматривается, в чем именно выразилось совершение Х. действий, которые выходили бы за его должностные обязанности; не указано, какие именно должностные полномочия им были превышены.

С учетом вышеизложенных обстоятельств дела, исследованных в судебном заседании, суд приходит к убеждению, что ходатайство стороны защиты о возвращении уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в случае, если обвинительное заключение составлено с нарушением требовании УПК РФ, является законным и обоснованным», – заключил суд.

Таким образом, суд постановил возвратить прокурору Ставропольского края уголовное дело в отношении Х. Мера пресечения в отношении Х. в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении оставлена судом без изменения.

Комментарий адвоката

Овагим Арутюнян в комментарии «АГ» отметил, что он полностью доволен постановлением, поскольку судья учел все доводы его ходатайства. Адвокат отметил: отсутствие конкретизации в формулировках предъявленного Х.

обвинения свидетельствует, что при судебном рассмотрении настоящего уголовного дела в судебном заседании невозможно будет выполнить требования ст. 252 УПК РФ – установить пределы судебного разбирательства.

А это нарушает право обвиняемого знать, понимать, возражать и осуществлять свою защиту против предъявленного обвинения (ст. 16, 47, 273 УПК РФ). «Учитывая пределы судебного разбирательства, установленные ст.

252 УПК РФ, и возложенную на суд обязанность обеспечения права обвиняемого на защиту, это должно исключать рассмотрение судом уголовного дела по обвинению, содержащему противоречия и создающему неопределенность в его понимании», – указал адвокат.

Вккс рассказала о наказании за грубость и копирование обвинительного заключения — новости право.ру

Предупреждение 

Председатель судебной коллегии по уголовным делам Ставропольского краевого суда написала докладную записку на судью Октябрьского районного суда Ставрополя Светлану Гусеву.

После этого началась проверка, которая установила: Гусева принимает незаконные решения, допускает систематическую волокиту при рассмотрении уголовных дел и тем самым порождает у граждан недоверие к судебной системе.

В частности, она незаконно осудила лицо за преступления, по которым к моменту производства по делу истекли сроки давности уголовного преследования. В другом деле Гусева не учла наличие явки с повинной и назначила подсудимому несправедливое наказание.

В одном из приговоров судья изложила указанные в обвинительном заключении телефонные переговоры свидетеля и подсудимого, содержащие грубую и нецензурную брань, что противоречит п. 41 Постановления Пленума ВС от 29.11.2016 № 55. Гусева допускала и иные нарушения.

Судья пояснила: это вызвано значительной нагрузкой и категорией сложности дел; она уже приняла необходимые меры, чтобы в дальнейшем не допускать подобного. При этом ранее Гусева уже получала дисциплинарное взыскание. Поэтому ККС Ставропольского края привлекла судью к дисциплинарной ответственности в виде предупреждения.

Неправосудное решение 

Судья Крымского районного суда Краснодарского края Сергей Гречко с 2010 года по 2017 год выносил решения о признании действительными сделок купли-продажи земельных долей по сфальсифицированным документам. Впоследствии этим заинтересовалось УФСБ по Краснодарскому краю.

Анализ деятельности Гречко свидетельствует о его возможной причастности к вынесению заведомо неправосудных решений по узакониванию прав на земельные доли по поддельным документам.

Апелляция отменила 12 из 153 решений судьи по указанным сделкам, остальные не были обжалованы и вступили в законную силу.

Гречко объяснил свои действия судебной ошибкой.

Однако ККС Краснодарского края пришла к выводу, что неоднократные нарушения со стороны Гречко нельзя отнести к судебной ошибке, потому что они свидетельствуют о пренебрежительном отношении к исполнению должностных обязанностей.

Между тем судья подал заявление о прекращении полномочий в связи с уходом в отставку. Изучив все обстоятельства, коллегия наказала его предупреждением и отправила в отставку. 

Волокита

Мировой судья судебного участка № 6 Центрального района Оренбурга Наталья Рузаева несвоевременно направляла копии постановлений о приостановлении уголовного дела, гражданские дела в апелляцию и по подсудности, дела об административных правонарушениях в вышестоящий суд. Это повлекло нарушение прав участников судопроизводства на рассмотрение дел в разумные сроки и своевременную судебную защиту. Рузаева объяснила нарушения ненадлежащей работой сотрудников аппарата, отсутствием кадров, высокой нагрузкой.  

Служебная проверка выявила многочисленные недостатки, свидетельствующие об отсутствии контроля со стороны Рузаевой за ведением делопроизводства и о невыполнении ею полномочий руководителя по отношению к работникам аппарата судебного участка. Как установила коллегия, Рузаева действительно совершила дисциплинарный проступок, поэтому ККС наложила на нее наказание в виде предупреждения.

Прогул

Судья Себежского районного суда Псковской области Сергей Дмитриев в период своего дежурства в суде на протяжении четырех часов отсутствовал на рабочем месте и никого не предупредил об этом. Это подтверждено видеозаписью и не оспаривается судьей.

Он объяснил свое отсутствие семейными обстоятельствами – празднованием юбилея отца. В это время в суд поступило ходатайство о наложении ареста на имущество по уголовному делу, которое подлежит рассмотрению в течение 24 часов дежурным судьей.

ККС Псковской области сочла причину отсутствия судьи неуважительной, установила прогул и привлекла Дмитриева к ответственности в виде предупреждения.

Переписанный приговор

Судья Кировского районного суда Ростова-на-Дону Александр Енин в описательно-мотивировочной части приговора полностью скопировал все письменные доказательства и их содержание из обвинительного заключения и при этом сохранил даже порядок перечисления.

Анализ приговора свидетельствует о том, что этот документ по существу и в значительной своей части является копией данных обвинительного заключения с сохранением тех же самых стилистических оборотов и ошибок, допущенных следователем. Следовательно, суд не дал оценку приведенным подсудимым и его защитником доводам.

Такой приговор не соответствует требованиям ст. 303 УК.

Енин пояснил, что в связи со сложностью и большим объемом уголовного дела в описательно-мотивировочной части постановленного приговора допустил техническую ошибку при указании выводов органов предварительного расследования. ККС Ростовской области изучила характеристику судьи Енина и наложила на него дисциплинарное взыскание в виде предупреждения.

Замечание

Отмененное решение

Судья Автозаводского районного суда Нижнего Новгорода Александр Толочный удовлетворил иск о защите прав потребителя, в результате которого покупатель вернул производителю автомобиль и получил его полную стоимость.

В ходе проверки судебного акта апелляция установила грубое нарушение требований ГПК о неукоснительном исследовании и надлежащей оценке значимых для дела обстоятельств. Это привело к вынесению судом первой инстанции незаконного решения. Имеющиеся в материалах дела доказательства не подтвердили выводы суда.

Кроме того, первая инстанция не оценила представленные ответчиком доказательства. Поэтому апелляционная инстанция признала решение незаконным, а в адрес Толочного вынесла частное определение. Судья райсуда нарушил требования по неукоснительному соблюдению законов в своей служебной деятельности.

Хотя ранее Толочный не привлекался к дисциплинарной ответственности, ККС Нижегородской области наказала его замечанием.

Волокита

Судья Анадырского городского суда Чукотского автономного округа Кирилл Куцкий несвоевременно изготавливал мотивированные решения по гражданским, административным делам и делам об административных правонарушениях, а также с опозданием сдавал их.

Например, дела были рассмотрены в сентябре, ноябре и декабре 2018 года и январе 2019 года, а решения по ним – в апреле и мае 2019 года. Находясь с 16 января по 18 марта 2019 года в отпуске, Куцкий фактически продолжал работать с материалами и намеревался полностью завершить их оформление и сдать в канцелярию.

Однако по окончании отпуска ситуация не изменилась. Куцкий объяснил свое поведение проблемами личного характера, отразившимися на работоспособности, ухудшением состояния здоровья и возникшей в связи с этим депрессией. Ранее Куцкий уже допускал аналогичные нарушения.

ККС Чукотского автономного округа оценила данные о личности судьи, его опыт, характеристики и наказала замечанием.

Грубость

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector