Чем регламентируется присутствие оперативного сотрудника на допросе подозреваемого у дознавателя или следователя?

Допрос подозреваемого — это следственное действие, которое со­стоит в процессе получения от него показаний. Показания подозре­ваемого могут касаться любых значимых для уголовного дела обстоя­тельств, в частности, — имеющихся в отношении него подозрений. Они имеют двойственную правовую природу.

С одной стороны, такие пока­зания являются источником доказательственной информации, а с дру­гой — средством защиты от выдвинутого в отношении лица подозрения. С учетом специфики процессуального статуса подозреваемого дача им показаний — это результат его свободного волеизъявления.

Подозревае­мый, участвуя в уголовном деле со стороны защиты, может вообще от­казаться от дачи показаний, а также не несет никакой ответственности за дачу заведомо ложных показаний. Следовательно, содержание сооб­щенных им сведений может неоднократно меняться.

При этом отказ от показаний или их последующие изменения не вправе трактоваться как обстоятельства, подтверждающие виновность подозреваемого.

Допрос задержанного по подозрению в совершении преступления — это правовой императив. Он должен быть произведен в независимо­сти от волеизъявления допрашиваемого.

Следовательно, если подо­зреваемый, пользуясь предоставленными ему правами, вообще отка­зывается давать показания или не желает этого делать в данное время, дознаватель или следователь формально составляют протокол допроса и фиксируют в нем факт подобного отказа.

В соответствии сч.2 ст. 46 УПК РФ подо­зреваемый должен быть допрошен в присутствии своего защитника в течение 24 часов с момента его фактического задержания.

При этом до начала допроса по просьбе подозреваемого ему обеспечи­вается конфиденциальное свидание с защитником продолжительностью не менее 2 часов.

Помимо защитника в допросе могут принимать участие и другие лица (переводчик, специалист и т.д.).

Допрос задержанного лица может быть произведен в кабинете до­знавателя или следователя либо в изоляторе временного содержания.

На практике большинство допросов подозреваемых не занимают длительного времени. Однако в ряде случаев объемы сообщаемой до­прашиваемым лицом информации могут быть настолько велики, что процесс получения его показаний затягивается на несколько часов или даже более.

В связи с этим законодатель устанавливает определенные временные рамки для производства данного следственного действия.

Так, допрос не может длиться непрерывно более 4 часов,после чего дознаватель или следователь обязаны предоставить допрашиваемому перерыв не менее чем на1 час для отдыха и приема пищи. А общая про­должительность допроса в течение дня не должна превышать 8 часов.

 Более того, при наличии медицинских показаний, подтвержденных за­ключением врача, продолжительность допроса может быть и еще мень­шей. А для несовершеннолетних эти сроки сокращены вдвое: соответ­ственно до 2 и до 4 часов.

Поэтому в случае, если дознаватель или следователь не успевает получить все необходимые показания в обозначенные сроки, процеду­ра допроса прерывается и продолжается в другой день.

Перед началом допроса дознаватель или следователь, удостове­рившись в личности допрашиваемого, разъясняют ему права и порядок производства следственного действия. Законодатель предусматривает свободу тактики допроса.

 Это означает, что дознаватель или следова­тель по своему усмотрению определяют структуру и содержание вер­бального общения (беседы) с допрашиваемым лицом, в том числе, зада­ют необходимые вопросы.

Так, допрос может начинаться со свободного рассказа допрашиваемого и заканчиваться вопросами; в другой ситуа­ции дознаватель или следовать сразу начинают задавать необходимые вопросы и т.д. Допрашиваемый вправе изложить свои показания (часть показаний) и собственноручно.

Однако эта свобода тактики допроса ограничивается запретом задавать наводящие вопросы, которые своей формулировкой предопределяют получение желаемого ответа. Давая показания допрашиваемое лицо вправе пользоваться документами и записями.

Участвующий в допросе защитник имеет право: а) давать подозреваемому в присутствии дознавателя или следова­теля краткие консультации; б) задавать ему с разрешения дознавателя или следователя вопросы; в) делать письменные замечания по поводу правильности и полноты записей в прото­коле. Дознаватель или следователь могут и отвести вопросы защитника, но обязаны при этом занести их в протокол.

Ход и результаты допроса отражаются в соответствующем прото­коле. Показания допрашиваемого принято записывать от первого лица и по возможности дословно. Вопросы и ответы на них записываются в той последовательности, которая имела место в ходе допроса.

В прото­коле указываются и те вопросы, которые были отведены дознавателем или следователем, или на которые допрашиваемый отвечать отказался, а также мотивы таких отводов или отказов.

И наконец, протокол должен содержать указание об имевшем место в ходе допроса предъявлении отдельных материалов уголовного дела (вещественных доказательств, документов и т.д.) и данных в связи с этим пояснениях.

Дополнительны­ми средствами фиксации хода и результатов допроса подозреваемого могут быть аудио- и видеозаписи. Помимо этого, допрашиваемым ли­цом могут быть изготовлены схемы, чертежи, рисунки, диаграммы. Все эти материалы приобщаются к протоколу, о чем в нем делается соответ­ствующая запись.

Протокол допроса в обязательном порядке должен быть предъявлен для ознакомления самому подозреваемому и его за­щитнику. Если допрос помимо протокола фиксировался каким- либо иным способом, например посредством видеозаписи, то для ознакомления должны быть предъявлены и соответствую­щие материалы (кассеты, диски и т.д.)

В этой связи подозреваемому желательно самым внимательным об­разом ознакомиться с текстом протокола своего допроса, поскольку в отличие от ранее описанных объяснений, его показания уже являются полноценными процессуальными доказательствами.

А любые содержа­щиеся там сведения могут быть либо сами по себе, либо в совокупности с другими доказательствами использованы для предъявления ему обви­нения, постановления приговора и т.д.

Если же какие-то фрагменты про­токола представляются неполными, неверными, искаженными, то подо­зреваемому надлежит собственноручно внести в него соответствующие замечания, дополнения и уточнения.

К великому сожалению, в современных условиях весьма распро­странены случаи отказа подозреваемых от подписания протоколов их допросов. Это же касается и протоколов иных действий, произведенных с их участием, о чем мы уже говорили выше.

Причина подобного и не совсем правильного поведения заключается в низком уровне правовой культуры и правовой грамотности этих лиц.

Их логика представляется весьма простой: «Если я ничего не подписал, значит, ничего не было, зна­чит, я ни в чем не сознался».

Однако подобный «способ» реализации своих прав представляется весьма примитивным и абсолютно бесполезным. Ведь согласно ст.

167 УПК РФ в случае отказа кого-либо из участвующих лиц подписать про­токол дознаватель или следователь делают в нем соответствующую за­пись, которая удостоверяется подписью защитника.

В этом случае про­токол имеет такое же юридическое значение, как и при подписании его подозреваемым.

Следовательно, более рациональным и правильным будет не по­добный пассивный, а наоборот активный способ защиты.

Если подозре­ваемый полностью или частично не согласен с изложенными сведения­ми, он должен в конце протокола собственноручно отметить данный факт и подробно описать свою позицию.

В этом случае она не останется без должного внимания со стороны потенциальных читателей: прокуро­ра, суда и т.д.

Встречи оперативного сотрудника с подозреваемым — сам себе адвокат

Оперативные сотрудники, в случае оперативной необходимости, с письменного разрешения дознавателя, следователя, суда, в производстве которых находится уголовное дело, вправе встречаться с подозреваемым для беседы (ч. 2 ст. 95 УПК РФ). Такие встречи возможны также применительно к обвиняемому, содержащемуся под стражей, поскольку на него распространяются требования ст. 95 УПК РФ.

Какие именно оперативно-розыскные мероприятия может проводить оперативный сотрудник, во время встречи с подозреваемым (обвиняемым)? Может ли письменное разрешение на такую встречу дать суд; должна ли при этом учитываться позиция самого подозреваемого; должен ли быть осведомлен о такой встрече защитник подозреваемого? Интересы какого вида деятельности должны обеспечиваться в результате проведенного оперативно-розыскного мероприятия? Каковы при этом права, обязанности и ответственность участников уголовного процесса, которые вовлекаются в данную ситуацию?

Достаточно полных и аргументированных ответов на эти вопросы в правовой науке не существует.

На практике должностные лица вынуждены разрешать указанные вопросы по своему усмотрению, что не обеспечивает правильное и единообразное применение рассматриваемого предписания в деятельности правоохранительных органов и ведет к произволу.

Фактически оперативные сотрудники посещают в ИВС подозреваемых (обвиняемых) даже без письменного разрешения дознавателя (следователя), суда, не уведомляя об этом защитника, а то и вообще не отмечая факт своего посещения в в соответствующих журналах ИВС.

Если уголовное дело передано в суд, то по вполне понятной причине по нему не может быть такого участника уголовного процесса, как подозреваемый. Если же подсудимый совершает преступление в следственном изоляторе и по данному факту возбуждается уголовное дело, то лицо, признанное подозреваемым, находится в ведении следователя (дознавателя) и суд к нему никакого отношения не имеет.

Необходимо учитывать, что ч. 2 ст.

95 УПК предусматривает встречи оперативного сотрудника с подозреваемым «в случае необходимости проведения оперативно-розыскных мероприятий», однако вербовка подозреваемого, дача ему инструкций о проведении оперативной работы с заключенными и склонение подозреваемого к признанию и выдаче соучастников путем проведения бесед и других действий непроцессуального характера оперативно-розыскными мероприятиями не являются (ст. 6 ФЗ об ОРД). Но каким образом можно проконтролировать содержание встречи оперативного сотрудника с подследственным? На практике никакого контроля нет.

Часть 1 ст. 17 ФЗ об ОРД предусматривает привлечение отдельных лиц с их согласия для подготовки или проведения оперативно-розыскных мероприятий на конфиденциальной основе.

Однако необходимо учитывать, что эта сфера оперативно-розыскной деятельности является исключительно деликатной, составляет государственную тайну, и втискивать ее в рамки уголовно-процессуальных предписаний недопустимо.

Нелепо выглядела бы ситуация, при которой следователь в своем письменном разрешении на проведение встречи оперативного сотрудника с подозреваемым указывал бы, что такая встреча необходима в целях вербовки последнего.

За рамками таких предписаний должны оставаться и «проведение оперативной работы с заключенными, а также получение сведений о результате этой работы». Тем более что это уже задания, выполняемые конфидентами.

Ни секрет, что стречи оперативного сотрудника с подозреваемым зачастую преследуют цель склонения его к признанию и выдаче соучастников путем проведения бесед и других действий непроцессуального характера…

Неопределенным остается также вопрос о том, что следует понимать под «иными действиями непроцессуального характера». Остается серьезное опасение, что такие действия могут носить характер психологического или физического насилия.

В средствах массовой информации неоднократно освещались трагические результаты таких «бесед».

Склонение подозреваемого к признанию своей вины и способствованию раскрытию преступления представляет собой важнейший элемент функции уголовного преследования, которая включает в себя принятие предусмотренных УПК РФ «по изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления» (ч. 2 ст. 21 УПК РФ).

Однако эту уголовно-процессуальную функцию обязан решать следователь, а не оперативный сотрудник.

Для ее успешного осуществления следователь (дознаватель) в ходе допроса подозреваемого, согласившегося давать показания, вправе предъявлять ему доказательства и другие материалы уголовного дела, выяснять противоречия в его показаниях, а также применять другие, не противоречащие правовым и нравственным предписаниям, тактические приемы производства данного следственного действия. Изобличение лица или лиц, виновных в совершении преступления, осуществляется также путем производства других следственных действий: очной ставки, предъявления для опознания, следственного эксперимента и др.

Читайте также:  Можно ли как нибудь уменьшить сумму штрафа?

При производстве по уголовному делу в целях оптимизации предварительного расследования может возникнуть необходимость проведения оперативно-розыскных мероприятий в целях получения сведений об очевидцах преступления, местах нахождения материальных признаков преступления, а также имуществе, подлежащем конфискации, и т.п.

В подобных случаях следователь в порядке, установленном УПК РФ, уполномочен давать органу дознания обязательные для исполнения письменные поручения о проведении оперативно-розыскных мероприятий (п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК РФ). Однако такие поручения ничего общего не имеют с предписаниями, предусмотренными ч. 2 ст. 95 УПК РФ.

В юридической литературе высказано категорическое суждение о недопустимости проведения бесед оперативного сотрудника с подозреваемым, а также других действий непроцессуального характера с учетом различных обстоятельств.

В частности, к ним относят следующие обстоятельства: отсутствуют процессуальные формы допроса подозреваемого (обвиняемого) и других действий, проводимых оперативным сотрудником с участием подозреваемого (арестованного), чем нарушается его конституционное право на защиту; оперативный сотрудник, не связанный требованиями УПК, может допустить произвол и беззаконие и при этом не нести никакой ответственности; сведения, полученные оперативным сотрудником от подозреваемого, не могут служить доказательствами по уголовному делу, поскольку они получены без соблюдения требования процессуального закона (ст. 49 Конституции РФ) .

Такие суждения обусловлены неправильными представлениями о целях встречи оперативного сотрудника с подозреваемым. Из содержания предписания, предусмотренного ч. 2 ст.

295 УПК РФ, вытекает, что их беседа изначально не предполагает реализацию формы допроса подозреваемого, не заменяет собой данного следственного действия и не имеет своей целью получение доказательства.

Это обусловлено тем, что речь должна идти о получении от подозреваемого сведений, имеющих значение для успешного осуществления оперативно-розыскной и контрразведывательной деятельности соответствующих правоохранительных органов, а не для уголовного дела. Если допустить иное, то рассматриваемое предписание вообще не имело бы смысла.

В научной полемике по рассматриваемому проблемному вопросу ссылаются на Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме, утвержденный Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 9 декабря 1988 г.

Этот документ содержит два важных предписания: 1) запрещается злоупотреблять положением задержанного или находящегося в заключении лица с целью принуждения его к признанию или находящегося в заключении лица с целью принуждения его к признанию, какому-либо иному изобличению самого себя или даче показаний против любого другого лица и 2) ни одно задержанное лицо не должно подвергаться во время допроса насилию, угрозам или таким методам дознания, которые нарушают его способность принимать решения или выносить суждения. С учетом положений данного международного правового документа и в целях недопущения нарушения нравственных основ уголовного судопроизводства в научной литературе высказано категоричное мнение о запрещении встречи оперативного сотрудника с подозреваемым, а также другие действия непроцессуального характера с его участием

Однако такого запрета никто наложить не может до тех пор, пока существует предписание в том виде, в каком оно предусмотрено ч. 2 ст. 95 УПК РФ. Поэтому логичнее было бы говорить об его устранении в законодательном порядке.

Однако такое столь радикальное решение представляется крайне нежелательным, поскольку, как отмечалось выше, подозреваемый может располагать сведениями, которые могут иметь значение для повышения эффективности деятельности соответствующих правоохранительных структур.
Отдельные авторы положение, предусмотренное ч. 2 ст.

95 УПК РФ, характеризуют как нормативное предписание. Однако и этот тезис представляется несостоятельным, поскольку с точки зрения теории права данное предписание не содержит правовых норм.

В теории права общепризнанным является положение о том, что юридическая норма предоставляет собой исходящее от государства и охраняемое им общеобязательное правило поведения, которое представляет участникам общественного отношения права и налагает на них юридические обязанности. Предписание же, предусмотренное ч. 2 ст. 95 УПК РФ, лишь констатирует возможность встреч оперативного сотрудника с подозреваемым, но никаких правил поведения, а также прав и обязанностей ни для кого не предусматривает.

На основе норм права возникает индивидуализированная общественная связь между лицами, характеризуемая наличием субъективных юридических прав и обязанностей и гарантируемая принудительной силой государства. Отсутствие в рассматриваемом уголовно-процессуальном предписании норм права свидетельствует и об отсутствии правоотношений.

В случае его реализации возникнут только фактические отношения, не урегулированные нормами права.

Поэтому обоснованно суждение юристов о том, что встреча оперативного сотрудника с задержанным не определяется правоотношениями, поскольку обе стороны не связаны взаимными правами и обязанностями, как это должно быть в следственной деятельности.

Следовательно, предписанию, предусмотренному ч. 2 ст. 95 УПК РФ, в законодательном порядке необходимо придать форму правоотношений. Для этого необходимо разрешить ряд проблемных вопросов, вытекающих из анализируемого предписания.

Определяющим при этом должен стать тезис о том, что встречи оперативного сотрудника с подозреваемым ни в чем не должны подменять собой функции следователя. Это означает, что оперативный сотрудник в ходе проведения опроса подозреваемого не вправе выяснять обстоятельства, составляющие предмет доказывания (ст. 73 УПК РФ).

Тем более он не должен участвовать в изобличении подозреваемого в совершении преступления, т.е. в осуществлении функции уголовного преследования. Уголовно-процессуальная деятельность в этом направлении должна осуществляться следователем (дознавателем) и только правовыми и нравственными способами.

Обращает на себя внимание то, что в предписании, предусмотренном ч. 2 ст. 95 УПК РФ, о встречах и оперативно-розыскных мероприятиях говорится во множественном числе. Поэтому в числе ключевых является вопрос о том, какие конкретно оперативно-розыскные мероприятия, предусмотренные ст.

6 ФЗ об ОРД, могут проводиться во время встреч оперативного сотрудника с подозреваемым.

Учитывая содержание каждого из них, правомерен вывод о том, что в рамках таких встреч допустимо проводить только одно оперативно-розыскное мероприятие — опрос, который следует рассматривать как специфическую разновидность данного оперативно-розыскного мероприятия (п. 1 ч. 1 ст. 6 ФЗ об ОРД).

Ранее ряд юристов в этих случаях разумно использовали термин «опрос», который и в настоящее время целесообразно использовать в терминологической системе УПК РФ. Участие подозреваемого в опросе необходимо признавать его правом, а не обязанностью.

При наличии ходатайства оперативного сотрудника об опросе подозреваемого следователь обязан осведомить об этом самого подозреваемого и его защитника. Отказ подозреваемого от такого участия не должен влечь для него каких-либо отрицательных последствий.
Опрос подозреваемого может осуществляться только с его согласия на добровольной основе.

При этом недопустимы принуждение, угрозы и тем более физическое воздействие на подозреваемого. При опросе подозреваемый не предупреждается об уголовной или иной ответственности за отказ от участия в опросе.

Цель такого опроса заключается в получении от опрашиваемого сведений, не имеющих значения для расследуемого уголовного дела, но представляющих интерес для соответствующих правоохранительных структур. Такие сведения вытекают из задач оперативно-розыскной (ст. 2 ФЗ об ОРД) и контрразведывательной деятельности (ч. 2 ст. 9 ФЗ «О Федеральной службе безопасности»).

В законодательном порядке должно быть предусмотрено правило о том, что сообщение подозреваемым сведений, которые способствовали повышению эффективности оперативно-розыскной деятельности, может служить важным обстоятельством, смягчающим наказание.

Некоторые юристы считают, что при встрече с подозреваемым оперативный сотрудник вправе получать от него образцы для сравнительного исследования, которые могут быть использованы для производства судебной экспертизы. С таким мнением нельзя согласиться.

Процессуальные правила получения образцов для сравнительного исследования являются важным элементом такого следственного действия, как производство судебной экспертизы.

Важнейшее из них состоит в том, что образцы для сравнительного исследования вправе получать только следователь, а также эксперт, если их получение является частью судебной экспертизы (ст. 202 УПК РФ). Нарушение таких правил может повлечь признание заключения эксперта недопустимым доказательством и даже повлечь отмену приговора, это заключение было положено в его основу.

Может возникнуть предположение о том, что сведения, имеющие значение для оперативно-розыскной и контрразведывательной деятельности, подозреваемый (обвиняемый) может сообщить в рамках такого процессуального института, как особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве (глава 40.1 УПК РФ).

Однако такой подход был бы незаконным и нецелесообразным.

Дело в том, что в ходатайстве подозреваемого (обвиняемого) о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве он обязан указать только действия, которые он обязуется совершить в целях содействия следствию в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступления, розыске имущества, добытого в результате преступления. Ни о каких других действиях в законе речь не идет (ч. 2 ст. 317.1 УПК РФ).
Существенно и то, что выяснение сведений, не имеющих значение для уголовного дела, в рамках процессуального института о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, препятствует требованию оперативности оперативно-розыскной и контрразведывательной деятельности.

С учетом высказанных соображений вместо предписания, предусмотренного ч. 2 ст. 95 УПК РФ, должна быть норма закрепляющая все вышеуказанные моменты.

Защита от неправомерного участия оперативников в следственных действиях

Сегодня нередки случаи, когда оперативные сотрудники проводят отдельные процессуальные действия (опознание, проверку показаний на месте, присутствуют при производстве экспертизы и др.) или следственные действия (обыски, выемки, очные ставки, допросы и т.д.). Является ли это правомерным? Далеко не всегда.

Согласно ч.2 ст.163 УПК РФ сотрудники органов, осуществляющих оперативно-следственную деятельность, могу быть привлечены к сложной и объемной работе следственной группы. В данном случае необходимость привлечения определяется не законом, а усмотрением руководителя следственной группы или следователя. При этом объем полномочий оперативников строго определен.

Прежде всего, согласно ст.1 ФЗ РФ “Об оперативно-розыскной деятельности” органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, вправе выполнять только оперативно-розыскные мероприятия.

Во-вторых, согласно ст.5 ФЗ РФ “Об ОРД” не допускается осуществление оперативно-розыскной деятельности для достижения целей и решения задач, не предусмотренных федеральным законом “Об ОРД”.

В-третьих, согласно ч.2 ст21 УПК РФ принимать предусмотренные УПК РФ меры при обнаружении признаков преступления вправе прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель. Оперативные сотрудники такими правами не наделены.

Читайте также:  Как зависит квалификация преступления от веса наркотического средства?

И, наконец, согласно ч.3 ст.7, ч.2 ст.

14 ФЗ “Об ОРД” должностные лица органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, обязаны исполнять в пределах своих полномочий поручения органов дознания, следователя, руководителя следственного органа только о проведении оперативно-розыскных мероприятий по уголовным делам и материалам проверки сообщений о преступлениях, принятых ими к производству, а также решения суда по уголовным делам.

Таким образом, законодательство не предоставляет оперативным сотрудникам не только возможность самостоятельно выполнять следственные и процессуальные действия, но и не допускает даже возможности оказывать содействие в их осуществлении.

Каковы же последствия осуществления оперативниками процессуальных или следственных действий?

Пленум Верховного суда РФ в постановлении от 31.10.

1995 № 8 “О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия” указал, что доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении были нарушены установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления, а также если собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом либо органом.

Итак, участие в процессуальном или следственном действии оперативных работников не связано с наделением их какими-либо процессуальными полномочиями. Их основная задача – получение оперативно-розыскной информации, поддающейся проверке следственным путем.

Участие оперативников в процессуальных или следственных действиях с процессуальными правами является существенным нарушением прав других участников процесса.

Во-первых, подозреваемый (обвиняемый) не имеет возможности заявить отвод указанным лицам, поскольку в постановлении о производстве предварительного следствия следственной группой привлеченные к расследованию оперативники не указаны, подозреваемому (обвиняемому) не предъявлены. Приказ начальника органа дознания о выделении следователю конкретных сотрудников для производства обыска или о выделении должностных лиц следственной группе к уголовному делу не приобщается.

Во-вторых, в случае нарушения оперативником прав привлеченных к процессуальному или следственному действию лиц эти лица не имею возможности заявить оперативному работнику ходатайство об обеспечении их прав и законных интересов (ст.119, 121, 122 УПК РФ).

Что же возможно предпринять в такой ситуации для защиты своих прав? Согласно ст.

5 ФЗ РФ “Об ОРД” при нарушении органом (должностным лицом), осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, прав и законных интересов физических и юридических лиц вышестоящий орган, прокурор либо судья в соответствии с законодательством РФ вправе принять меры по восстановлению этих прав и интересов, возмещению причиненного вреда.

Что надо знать о допросе…. (часть первая)

  • Что надо знать о допросе….
  • Допрос в рамках уголовного процесса – это следственное или судейское действие, состоящее в получении от свидетеля, потерпевшего, обвиняемого, подозреваемого показания об известных ему обстоятельствах данного дела.
  • Ни одно уголовное дело не обходится без допроса потерпевшего, свидетеля или же обвиняемого (подозреваемого).
  • Важно знать, как правильно вести себя при допросе, так как в дальнейшем это может повлиять на исход дела. 
  • Опытные сотрудники следственных органов проводят допрос, применяя метод психологического воздействия на допрашиваемого.

Прежде чем отвечать на вопросы, убедитесь, что это именно допрос, который оформляется протоколом.

В противном случае можете смело отказываться отвечать на вопросы, так как это может оказаться просто беседой, в которой следователь непроцессуальным путем получит от вас нужные ему сведения.

  1. Особенно это касается случаев, когда вам предлагают ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве… Вы расскажете, все что знаете, и в вашей помощи следствие уже не будет нуждаться…
  2. Кроме того, информация, полученная внепроцессуальным путем, не является доказательством по уголовному делу, но следователь может использовать ее, чтобы найти факты, подтверждающие вашу вину.
  3. О порядке вызова на допрос
  4. Согласно статье 216 УПК РБ, на допрос вас должны вызвать повесткой, в которой должно быть указано, кто и в каком качестве вызывается, к кому и по какому адресу, время явки на допрос, а также последствия неявки без уважительных причин.

Повестка вручается вызываемому лицу под расписку.

При отсутствии вызываемого лица повестка вручается под расписку кому-либо из совершеннолетних членов его семьи либо администрации по месту его работы, которые обязаны передать повестку вызываемому на допрос.

Допрашиваемый может быть вызван с использованием и других средств связи (например – телефонограммой), и такой вызов должен быть соответствующим образом оформлен следователем.

Потерпевший, свидетель, а также находящиеся на свободе подозреваемый, обвиняемый обязаны явиться по вызову на допрос. В случае их неявки без уважительных причин они могут быть подвергнуты приводу по мотивированному постановлению органа дознания, следователя, прокурора, государственного обвинителя, судьи или по определению суда.

О наличии причин, препятствующих явке по вызову в назначенный срок (командировка, пребывание в отпуске, болезнь и т.п.), лицо, его получившее, обязано уведомить орган, который его вызвал.

Вызов на допрос в качестве потерпевшего или свидетеля лица, не достигшего шестнадцати лет, проводится через его родителей или иных законных представителей.

На допрос можно не приходить, если повестку вы просто обнаружили в почтовом ящике. Никакой ответственности за это вы не несете.

Если же повестку вы получили заказным письмом, либо из рук сотрудника милиции, работодателя, и вы расписались в ее получении, на допрос придется явиться.

В самой повестке должно быть указано, в качестве кого вас хотят допросить: свидетеля, потерпевшего, подозреваемого или обвиняемого. Если в повестке нет такой информации, обязательно выясните ее. От этого будут зависеть ваши права и обязанности.

Следует знать, что вызов на допрос в качестве свидетеля может означать не только то, что вы свидетель каких-то событий, но и то, что вы потенциально можете стать подозреваемым или обвиняемым.

Проведение допроса

Как правило, допрос проводится в служебном кабинете следователя, однако, следователь вправе, если признает это необходимым, провести допрос в месте нахождения допрашиваемого, в т.ч. во время производства таких следственных действий как осмотр, обыск либо выемка.

В начале допроса следователь должен установить вашу личность и заполнить анкетные данные (фамилию, имя, отчество, дату рождения, место жительства, место работы, и т.д.).

Лицу, вызванному на допрос, сообщается, в качестве кого, по какому уголовному делу оно будет допрошено, разъясняются его права и обязанности, в том числе и право отказаться от дачи показаний в отношении его самого, членов его семьи и близких родственников, о чем делается отметка в протоколе. Лицо, вызванное на допрос в качестве потерпевшего или свидетеля, предупреждается об уголовной ответственности за отказ или уклонение от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний.

Если по каким-либо причинам следователь не разъяснил вам ваши права и обязанности, и вы не расписывались, что ознакомлены с ними, впоследствии суд может признать протокол допроса незаконным (недопустимым доказательством).

Явившись на допрос в любом статусе (свидетель, потерпевший, подозреваемый, обвиняемый) вы имеете право в любой момент пользоваться юридической помощью адвоката и реализация этого права не может быть поставлена в зависимость от усмотрения органа, ведущего уголовный процесс.

Если вас допрашивают в качестве подозреваемого или обвиняемого, следователь задаст вам вопрос, знаете ли вы в чем вы подозреваетесь (обвиняетесь), признаете ли вы себя виновным и желаете ли давать показания.

В этой ситуации вы можете отказаться от дачи показаний, поскольку согласно статье 27 Конституции Республики Беларусь никто не должен принуждаться к даче показаний и объяснений против самого себя, членов своей семьи, близких родственников. Круг близких родственников определен ст.

6 УПК Республики Беларусь: это родители, дети, усыновители, усыновленные (удочеренные), родные братья и сестры, дед, бабка, внуки, а также супруг (супруга).

Если следователь принуждает вас к даче показаний, не идите у него на поводу: решили не отвечать на вопросы — придерживайтесь этой позиции.

Если вы решили давать показания, то важно помнить следующее.

Допрос начинается с предложения рассказать об известных допрашиваемому лицу обстоятельствах уголовного дела. По окончании свободного рассказа допрашиваемому могут быть заданы вопросы, направленные на уточнение и дополнение показаний.

Следователь в основном свободен в выборе тактики допроса и может строить допрос так, как считает нужным, но действуя в рамках уголовно-процессуального законодательства, которое устанавливает определенные ограничения.

Согласно ч.4 ст. 217 УПК Республики Беларусь, следователю запрещается задавать наводящие вопросы. Наводящими следует считать вопросы, в содержании которых присутствует вариант ответа, либо сам ответ. Если при допросе присутствовали такие вопросы, то в суде такой допрос можно признать незаконным.

Следователь не вправе угрожать допрашиваемому, применять насилие, создавать опасные для жизни и здоровья ситуации. Если следователь ведет себя агрессивно, то постарайтесь сохранить спокойствие. Как правило, следователь просто хочет напугать вас, чтобы вы легче давали показания. Это может свидетельствовать о том, что изобличающих вас доказательств следователь не имеет.

Допрос не может длиться непрерывно более 4 часов. По истечении этого времени вы вправе потребовать перерыва. Продолжение допроса допускается после перерыва не менее чем на один час для отдыха и принятия пищи, причем общая продолжительность допроса в течение дня не должна превышать восьми часов.

  • Однако существует возможность прервать допрос раньше.
  • При наличии медицинских показаний продолжительность допроса устанавливается на основании заключения врача.
  • Поэтому если вы заявите следователю, что плохо себя чувствуете и не можете больше отвечать на вопросы, он должен вызвать врача, и при наличии медицинских показаний допрос будет отложен по их рекомендации.

В соответствии с общим требованием запрета производства следственных действий в ночное время допрашивать с 22.00 до 6.00 часов следователю разрешено только в исключительных случаях, не терпящих отлагательства (ч.2 ст.192 УПК РБ). Следователь должен обосновать невозможность отложить допрос до утра.

Блог Оленская Инесса Витальевна

Следствие признало несанкционированный вызов на допрос адвоката неправомерным

В Верховный Суд обратилась жительница Москвы, признанная виновной и осуждённая за незаконный сбыт наркотических средств в крупном размере; покушение на незаконный сбыт наркотических средств в крупном размере и за подделку удостоверения, предоставляющего права и освобождающего от обязанностей, в целях его использования.

Суть жалобы

В жалобе Заявитель оспаривает законность и обоснованность состоявшихся в отношении ее судебных решений, указывая, что приговор основан на предположениях; не все обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения дела исследованы, а также указывает на многие другие факты, которые, по её мнению, должны стать причиной отмены судебных актов, вынесенных по её делу.

Читайте также:  Наследственный фонд: завещание (образец), устав и условия создания

https://www.youtube.com/watch?v=Lu7U5TdtoYs

Коллегия Верховного суда внимательно изучила материалы дела, а также доводы, приведённые осуждённой, однако среди них причин для отмены принятых решений не нашлось. Но своего Заявитель всё же добилась. Несмотря на то, что её доводы не имели веса, в ходе рассмотрения дела всё же были допущены нарушения, повлиявшие на исход уголовного дела.

5 марта зам. руководителя первого следственного отдела СУ ГВСУ СКР, старший следователь по особо важным делам первого следственного отдела, полковник юстиции А.

Степанов вынес постановление, которым признал незаконной попытку следователя по особо важным делам Ю.

Самсонова допросить адвоката АП МО Романа Злотина в качестве свидетеля по уголовному делу в отношении его доверителя без санкции суда.

  Презумпция невиновности — что это такое на бумаге и в жизни

Роман Злотин рассказал «АГ» об обстоятельствах произошедшего и прокомментировал постановление.

Попытка вызвать адвоката на допрос в качестве свидетеля

18 февраля 2021 г. Роман Злотин заключил соглашение на представление интересов свидетеля А.В.

в рамках уголовного дела в отношении руководителей Управления лесного хозяйства Минобороны России, находящегося в производстве следователя первого отдела СУ ГВСУ СКР Ю. Самсонова.

В тот же день адвокат уведомил следователя о заключении соглашения с А.В., а также о намерении присутствовать на проведении следственных действий с его участием.

На следующий день следователь в присутствии А.В. вручил Злотину повестку о вызове его на допрос в качестве свидетеля по тому же уголовному делу, в рамках которого планировался допрос его доверителя.

При этом следователь, не составляя постановления об отводе адвоката, потребовал, чтобы тот покинул следственный кабинет и прекратил общение с А.В.

Свидетель, несмотря на то, что явился на допрос с избранным адвокатом, в итоге написал заявление, что в ходе допроса в услугах адвоката не нуждается.

Как пояснил «АГ» Роман Злотин, А.В. являлся ключевым свидетелем по одному из эпизодов уголовного дела. По мнению адвоката, следствие рассчитывало получить от него показания, изобличающие фигурантов уголовного дела, и присутствие на его допросе защитника могло помешать этим планам.

Допрос сотрудника полиции

Из материалов следует, что суд сослался в приговоре на показания допрошенного в качестве свидетеля сотрудника полиции. Так, свидетель указал, что в ходе личного досмотра обвиняемой та пояснила, что в обнаруженном у нее свертке находится героин, который нужно было передать знакомой.

Вместе с тем, указывает Верховный суд, по смыслу закона сотрудник полиции может быть допрошен в суде только по обстоятельствам проведения того или иного следственного или процессуального действия при решении вопроса о допустимости доказательства, а не в целях выяснения содержания показаний допрошенного лица. Поэтому показания этой категории свидетелей относительно сведений, о которых им стало известно из их бесед либо во время допроса подозреваемого (обвиняемого), свидетеля, не могут быть использованы в качестве доказательств виновности подсудимого.

В связи с этим суд не вправе допрашивать дознавателя или следователя, равно как и сотрудника, осуществляющего оперативное сопровождение дела, о содержании показаний, данных в ходе досудебного производства подозреваемым или обвиняемым, восстанавливать содержание этих показаний вопреки закрепленному в п.1 ч.2 ст.

75 УПК РФ правилу, согласно которому показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника и не подтвержденные им в суде, относятся к недопустимым доказательствам.

Тем самым закон исключает возможность любого, прямого или опосредованного использования содержащихся в них сведений.

  • С учетом изложенного из показаний свидетеля (оперативного сотрудника) подлежат исключению указания на сведения, которые стали известны из объяснений обвиняемой об обстоятельствах совершения ею преступления.
  • Так, Судебная коллегия определила внести изменения в приговоры, вынесенные по делу заявителя, и окончательно назначить наказание в виде лишения свободы на срок 7 лет 10 месяцев.
  • ТОП полезных материалов по теме:
  • Вызов свидетеля на допрос: разбираемся в нюансах
  • Чем может помочь адвокат по уголовным делам о наркотиках

Прекращение ч. 1 ст. 228 УК РФ с применением судебного штрафа

Допрос подозреваемого

В соответствии со ст. 46 УПК подозреваемым признается лицо:

  • во-первых, в отношении которого возбуждено уголовное дело;
  • во-вторых, задержанное по подозрению в совершении преступления;
  • в-третьих, к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения.

Подозреваемый имеет право на защиту и с момента задержания вправе иметь свидания с защитником, в порядке, предусмотренном п. 3 ч. 4 ст. 46 и п.п. 2, 3 ч. 3 ст. 49 УПК РФ. Таким образом, все допросы подозреваемых должны проводиться с участием защитника, если только последние по собственному волеизъявлению не откажутся от этого предоставленного им УПК права.

В целях реального осуществления своих законных интересов в уголовном процессе подозреваемый вправе:

  • знать, в чем он подозревается, и получить копию постановления о возбуждении против него уголовного дела, либо о применении к нему меры пресечения;
  • давать объяснения и показания по поводу имеющегося в отношении его подозрения либо отказаться от дачи объяснений и показаний;
  • представлять доказательства;
  • заявлять ходатайства и отводы;
  • давать показания и объяснения на родном языке или на языке, которым он владеет;
  • пользоваться помощью переводчика бесплатно;
  • знакомиться с протоколами следственных действий, произведенных с его участием, и подавать на них замечания;
  • участвовать с разрешения следователя или дознавателя в следственных действиях, проводимых по его ходатайству, ходатайству его защитника либо законного представителя;
  • приносить жалобы на действия (бездействие) и решения прокурора, следователя и дознавателя;
  • защищаться иными средствами и способами, не запрещенными УПК (ст. 46 УПК).

Показания подозреваемого — это сведения, сообщенные им на допросе, проведенном в ходе досудебного производства в соответствии с требованиями ст.ст. 187-190 УПК (ст. 76 УПК). Подозреваемый должен быть допрошен не позднее 24 часов с момента:

  Как подать жалобу в прокуратуру Москвы

  • вынесения постановления о возбуждении уголовного дела, за исключением случаев, когда местонахождения подозреваемого не установлено;
  • фактического его задержания.

Перед допросом подозреваемому должны быть разъяснены его права, предусмотренные ст. 46 УПК, а также объявлено, в совершении какого преступления он подозревается, о чем делается соответствующая запись в протоколе допроса.

Предметом допроса подозреваемого являются обстоятельства возникшего в отношении него подозрения в совершении преступления. На этом этапе в установленные относительно короткие процессуальные сроки чрезвычайно важно установить виновность или невиновность подозреваемого в совершении преступления, чтобы исключить случаи незаконного и необоснованного привлечения к уголовной ответственности.

  • Процессуальные основы допроса
  • Допрос как наиболее распространенное средство получения доказательств и его место в системе следственных действий
  • Процессуальная регламентация допроса свидетеля и потерпевшего
  • Процессуальная регламентация допроса подозреваемого и обвиняемого
  • Процессуальные особенности допроса эксперта
  • Процессуальный порядок допроса на очной ставке
  • Психологические и нравственные основы допроса
    • Психологические процессы у потерпевших и свидетелей-очевидцев преступления
    • Психические состояния и психология лиц, совершивших преступления
    • Нравственные основы допроса и проблема установления психологического контакты с допрашиваемым
  • Тактические основы допроса
    • Тактические приемы устранения добросовестного заблуждения допрашиваемого
    • Тактические приемы допроса, основанные на психологическом воздействии на допрашиваемого, дающего ложные показания
    • Использование доказательств на допросе для разоблачения лжи
  • Использование показаний в процессе расследования преступлений
    • Использование показаний в качестве основания и в процессе производства других следственных действий
    • Особенности использования показаний на очной ставке
    • Использование показаний для обеспечения всесторонности, полноты и объективности расследования преступлений
    • Использование показаний в обвинительном заключении

Ни слова без адвоката: советы о том, как вести себя на допросе у следователя

Даже свидетель по уголовному делу, слишком развязно и откровенно отвечающий следователю, рискует в скором времени превратиться в обвиняемого. Что и говорить про человека, который уже получил этот статус.

Без помощи грамотного адвоката здесь точно не обойтись, и доверять свою судьбу следователю, который может предоставить защитника по соглашению, не стоит.

Лучше обратиться к независимому специалисту, заранее обговорив тему и получив советы.

«Независимому адвокату по соглашению лучше рассказать всю подноготную истории, о которой пойдёт речь в беседе со следователем. Любую несогласованность в показаниях или неловкую оговорку опытный сотрудник правоохранительных органов может превратить в мощное оружие, которое его коллеги из прокуратуры могут использовать в суде», — поясняет адвокат по уголовным делам Евгений Эрлихман.

Форматы общения могут разниться. Это могут быть опрос и допрос, которые следует чётко разграничивать. Первый считается непроцессуальным действием, напоминающим беседу для получения интересующей информации.

Допрос является более сложным мероприятием, описанным в УПК. Его нарушения следователем могут стать причиной того, что уголовное дело развалится если не на следствии, так в суде.

Надеяться на ошибку и неграмотность сотрудников правоохранительных органов при этом не стоит.

«Следователь должен разъяснить ваши права. Если он этого не сделал, то попросите об этом. После он начнёт задавать вопросы, касающиеся уголовного дела.

На этой стадии нужно быть очень внимательным и не спешить с ответами.

Помните, перед следователем стоит задача собрать как можно больше доказательств, как это ни парадоксально, против вас как подозреваемого», — уверен адвокат по уголовным делам Евгений Эрлихман.

Не следует верить словам следователя о том, что он хочет помочь, а допрос не является чем-то эдаким, что может повлечь за собой неприятные последствия.

Предложенный чай с пирожными и дружеское общение не означают, что сотрудник правоохранительных органов ваш приятель. При этом разговор может пойти и в ином ключе, с запугиванием и угрозами. Предлагают даже написать явку с повинной.

Если она будет составлена, доказать, что это было сделано под давлением, станет практически невозможно.

«Давать или не давать показания — это право, дарованное конституцией. Если следователь заявит, что отказ отвечать на его вопросы отрицательно скажется на вашей участи, не верьте.

Всё решает суд, а наговорить лишнего, чего и добивается ваш оппонент, можно только в откровенной беседе с вашим адвокатом, о которой можно попросить в любой момент. Это поможет выстроить грамотную линию защиты, которой и следует придерживаться.

Показания вы всегда успеете дать в дальнейшем, уже после того, как вас ознакомят со всеми материалами дела, с учётом уже собранных доказательств», — говорит адвокат по уголовным делам Евгений Эрлихман.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector