Суд необоснованно принял решение об уничтожении вещественных доказательств

Судья Мирошник С.В. №22-1166/2019

  • Верховный Суд Республики Карелия
  • АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
  • 15 августа 2019 года г.Петрозаводск Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Карелия в составе

председательствующего Раць А.В.,

судей Пальчун О.В. и Савастьянова Г.С.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем Дубинкиной А.С.,

с участием прокурора Елисеевой И.Н., защитника – адвоката Зейналовой А.В.,

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению прокурора г.Сортавала Терешкова Н.В. на приговор Сортавальского городского суда Республики Карелия от 26 июня 2019 года, которым

Казак Д.В., родившийся ХХ.ХХ.ХХ в (…..), несудимый,

осужден по ч.1 ст.228.1 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года, с возложением определенных обязанностей.

Мера пресечения Казак Д.В. в виде подписки о невыезде, оставлена без изменений до вступления приговора в законную силу.

Приговором решен вопрос о процессуальных издержках и судьбе вещественных доказательств по делу.

Заслушав доклад председательствующего о содержании приговора, существе апелляционного представления, выслушав выступления прокурора Елисеевой И.Н. и защитника Зейналовой А.В., поддержавших доводы поданного представления, судебная коллегия

установила:

Казак Д.В. приговором суда, постановленным в порядке главы 40 УПК РФ без проведения судебного разбирательства, признан виновным и осужден за незаконный сбыт наркотического средства — метадон, массой 0,1040 грамма, гражданину под псевдонимом «И.», участвовавшему в оперативно-проверочном мероприятии «проверочная закупка», 08 декабря 2018 года в г.Сортавала Республики Карелия.

В апелляционном представлении прокурор г.Сортавала Терешков Н.В., не оспаривая квалификацию действий осужденного, просит приговор изменить в части решения вопроса о судьбе вещественных доказательств по делу.

Суд необоснованно принял решение об уничтожении, изъятого у Казака наркотического средства, в то время как из материалов настоящего дела выделено уголовное дело по факту незаконного сбыта неустановленным лицом наркотического средства осужденному.

Кроме того, приговором не решен вопрос о судьбе вещественных доказательств: шприца с иголкой и колпачком, изъятых в ходе личного досмотра Г.., донной части алюминиевой банки и регистрационного знака.

Автор просит приговор изменить, указав в резолютивной части приговора о необходимости хранения перечисленных вещественных доказательств при выделенном уголовном деле.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционного представления, выслушав участников судебного разбирательства, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Уголовное дело рассмотрено судом первой инстанции в особом порядке судебного разбирательства, с учетом положений ст.ст.

314-316 УПК РФ, поскольку Казак признал свою вину в совершении преступления и согласился с предъявленным обвинением, заявил соответствующее ходатайство, при этом требования ст.ст.

314-316 УПК РФ, регламентирующие особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением, судом соблюдены.

Постановляя приговор без проведения судебного разбирательства по ходатайству подсудимого, и придя к выводу об обоснованности предъявленного обвинения, подтвержденного доказательствами по делу, суд удостоверился, что Казак осознает характер и последствия своего ходатайства, заявленного после обязательной консультации с защитником. При этом государственный обвинитель не возражал против применения данной процедуры.

Суд правильно установил фактические обстоятельства дела и квалифицировал действия Казак по ч.1 ст.228.1 УК РФ.

Как следует из протокола судебного заседания, судом первой инстанции дело рассмотрено с соблюдением требований уголовно-процессуального законодательства РФ, в соответствии с принципами состязательности и равноправия сторон.

При решении вопроса о виде и размере наказания суд учел характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности Казака, имеющиеся у него смягчающие обстоятельства, отсутствие отягчающих обстоятельств, влияние назначенного наказания на его исправление и на условия жизни семьи осужденного. При определении размера наказания судом соблюдены требования ч.7 ст.316 УПК РФ, ч.ч.1,5 ст.62 УК РФ.

Чрезмерно суровым назначенное наказание не является.

Вместе с тем приговор суда подлежит изменению по следующим основаниям.

Так, придя к выводу о возможности назначения Казаку наказания в виде лишения свободы условно, суд первой инстанции возложил на осужденного обязанность не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа.

При этом, наименование указанного государственного органа, суд не указал, в то время, как в соответствии с ч.5 ст.73 УК РФ, таким органом является специализированный государственный орган, осуществляющий контроль за поведением условно осужденного.

  1. При таких обстоятельствах, судебная коллегия считает необходимым приговор изменить, указать в резолютивной части о том, что на Казака возложена обязанность не менять постоянное место жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного.
  2. Кроме того, заслуживают внимания и доводы апелляционного представления в части необоснованного решения об уничтожении изъятого наркотического средства с его первоначальной упаковкой.
  3. Так, приговором суда постановлено вещественное доказательство: наркотическое средство, его первоначальную упаковку- отрезок полимерной пленки, отрезок нити, находящиеся на хранении в камере хранения вещественных доказательств ОМВД России по Сортавальскому району, уничтожить.

Вместе с тем, согласно имеющимся в материалах уголовного дела постановлений о возбуждении уголовного дела и о выделении в отдельное производство материалов уголовного дела от 20 мая 2019 года, из материалов настоящего уголовного дела, выделено в отдельное производство уголовное дело № по признакам преступления, предусмотренного ч.1 ст.228.1 УК РФ, следствие по которому до настоящего времени не завершено.

В соответствии с ч.1 ст.82 УПК РФ вещественные доказательства должны храниться при уголовном деле до вступления приговора в законную силу, либо до истечения срока обжалования постановления или определения о прекращении уголовного дела.

При таких обстоятельствах решение суда об уничтожении наркотического средства с его первоначальной упаковкой, является преждевременным, поскольку оно будет необходимо при дальнейшем расследовании уголовного дела №.

В связи с этим, судебная коллегия считает необходимым исключить из приговора указание об уничтожении перечисленных вещественных доказательств- наркотического средства и его первоначальной упаковки, поскольку их следует оставить в камере хранения наркотических средств и психотропных веществ ОМВД России по Сортавальскому району до принятия решения по уголовному делу, возбужденному по признакам преступления, предусмотренного ч.1 ст.228.1 УК РФ, то есть по материалам, выделенным из настоящего уголовного дела в отдельное производство.

Что касается судьбы вещественных доказательств: шприца с иголкой, колпачка, донной части алюминиевой банки со следами копчения на внутренней части, о чем указывается в поданном представлении, то постановлением старшего следователя СО ОМВД России по Сортавальскому району от 20 мая 2019 года указанные вещественные доказательства вместе с другими материалами также выделены из настоящего дела в уголовное дело №, при котором они и хранятся, и по результатам рассмотрения которого судом будет принято решение об их дальнейшей судьбе.

При этом, доводы прокурора о необходимости решения вопроса о вещественном доказательстве- регистрационном знаке (…), являются несостоятельными, поскольку указанный регистрационный знак вещественным доказательством не признавался и к материалам уголовного дела не приобщался.

Иных оснований для отмены или изменения приговора судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.389.13, 389.15, 389.20, 389.28 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Апелляционное представление прокурора г.Сортавала Терешкова Н.В. удовлетворить частично.

Приговор Сортавальского городского суда Республики Карелия от 26 июня 2019 года в отношении Казак Д.В. изменить:

— указать в резолютивной части приговора о том, что на Казак Д.В. возложена обязанность не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного;

— исключить из резолютивной части приговора указание об уничтожении вещественных доказательств: наркотического средства- гашиша, массой 0,0910 грамм, его первоначальной упаковки- отрезка полимерной пленки, отрезка нити;

— вещественные доказательства: наркотическое средство – метадон, массой 0,0910 грамм, его первоначальную упаковку- отрезок полимерной пленки, отрезок нити, находящиеся в камере хранения наркотических средств и психотропных веществ ОМВД России по Сортавальскому району, оставить на хранении в камере хранения наркотических средств и психотропных веществ ОМВД России по Сортавальскому району, до принятия решения по уголовному делу № по признакам преступления, предусмотренного ч.1 ст.228.1 УК РФ.

В остальной части приговор оставить без изменений.

Председательствующий: А.В. Раць

Судьи: О.В.Пальчун

Г.С. Савастьянов

Уничтожение вещественных доказательств по прекращенному уголовному делу

Подборка наиболее важных документов по запросу Уничтожение вещественных доказательств по прекращенному уголовному делу (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Уничтожение вещественных доказательств по прекращенному уголовному делу

Зарегистрируйтесь и получите пробный доступ к системе КонсультантПлюс бесплатно на 2 дня

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:Подборка судебных решений за 2019 год: Статья 82 «Хранение вещественных доказательств» УПК РФ(ООО юридическая фирма «ЮРИНФОРМ ВМ»)Руководствуясь статьей 82 УПК РФ и установив, что судом осужденный признан виновным в незаконном хранении без цели сбыта психотропных веществ при обстоятельствах, установленных приговором суда, вещественное доказательство — порошкообразное вещество, являющееся смесью, содержащей психотропное вещество — амфетамин, хранящееся в камере хранения УМВД России, признано уничтожить; при этом постановлением следователя из материалов настоящего уголовного дела выделены в отдельное производство материалы и возбуждено другое уголовное дело в отношении неустановленного лица по факту незаконного сбыта осужденному психотропного вещества, апелляционный суд изменил приговор в части — вещественное доказательство хранить до вступления приговора по выделенному уголовному делу в законную силу либо до истечения срока обжалования постановления или определения о прекращении уголовного дела, поскольку вещественное доказательство, которое по приговору суда подлежит уничтожению, является также вещественным доказательством по другому уголовному делу.

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Уничтожение вещественных доказательств по прекращенному уголовному делу

Зарегистрируйтесь и получите пробный доступ к системе КонсультантПлюс бесплатно на 2 дня

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:Статья: Проблемы правового регулирования вопроса о судьбе вещественных доказательств при прекращении уголовного дела с применением судебного штрафа(Варпаховская Е.М., Абдулина Е.Б.)

(«Законность», 2021, N 4)

Анализ судебной практики в Иркутской области и других регионах России свидетельствует о том, что при прекращении уголовного дела с применением судебного штрафа суды обычно принимают решения об отмене обязанности ответственного хранения вещественного доказательства или о возвращении вещественных доказательств собственникам либо об их уничтожении с момента вступления постановления суда в законную силу. Так, Постановлением Октябрьского районного суда г. Иркутска от 2 июня 2020 г. прекращено уголовное дело и назначена мера уголовно-правового характера в виде судебного штрафа в отношении Л., в резолютивной части решения указано на необходимость с момента вступления в законную силу Постановления изъятые в ходе следствия личинку входного замка и ключ от замка уничтожить . Или другой пример: Постановлением Падунского районного суда г. Братска Иркутской области от 29 июня 2020 г. прекращено уголовное дело и назначена мера уголовно-правового характера в виде судебного штрафа в отношении Р., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 167 УК РФ. В резолютивной части решения указано на необходимость с момента вступления его в законную силу отменить обязанность потерпевшего по ответственному хранению вещественного доказательства — принадлежащего ему автомобиля «Тойота Спринтер», а изъятый в ходе предварительного следствия грунт из-под автомобиля уничтожить .

Зарегистрируйтесь и получите пробный доступ к системе КонсультантПлюс бесплатно на 2 дня

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:Статья: Механизм признания и изъятия из оборота незарегистрированных медицинских изделий(Бондаренко А.Г., Чимбирева А.А.)

(«Актуальные проблемы российского права», 2021, N 7)

3. Признание имущества вещественным доказательством. В соответствии со ст. 81 и 81.1 УПК РФ орудия, оборудование или иные средства совершения преступления могут быть признаны вещественными доказательствами и приобщены к уголовному делу. Согласно ч. 3 ст. 81.1 УПК РФ при вынесении приговора, а также определения или постановления о прекращении уголовного дела должен быть решен вопрос о вещественных доказательствах, при этом орудия, оборудование или иные средства совершения преступления, принадлежащие обвиняемому, подлежат конфискации или передаются в соответствующие учреждения, или уничтожаются; предметы, запрещенные к обращению, подлежат передаче в соответствующие учреждения или уничтожаются.

Читайте также:  «Доследственный» обыск — незаконное ноу-хау

Нормативные акты: Уничтожение вещественных доказательств по прекращенному уголовному делу

Постановление Конституционного Суда РФ от 07.03.2017 N 5-П»По делу о проверке конституционности пункта 1 части третьей статьи 81 и статьи 401.6 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами гражданина А.Е. Певзнера»1. В соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации при вынесении приговора, а также определения или постановления о прекращении уголовного дела должен быть решен вопрос о вещественных доказательствах; при этом орудия, оборудование или иные средства совершения преступления, принадлежащие обвиняемому, подлежат конфискации, или передаются в соответствующие учреждения, или уничтожаются (пункт 1 части третьей статьи 81); пересмотр в кассационном порядке приговора, определения, постановления суда по основаниям, влекущим ухудшение положения осужденного, оправданного, лица, в отношении которого уголовное дело прекращено, допускается в срок, не превышающий одного года со дня вступления их в законную силу, если в ходе судебного разбирательства были допущены повлиявшие на исход дела нарушения закона, искажающие саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия (статья 401.6).

Вс пояснил, как взыскивать издержки, связанные с хранением вещдоков

Суд указал, что этот вопрос следует решать через гражданский иск в рамках уголовного дела, а не в арбитражном суде Один из адвокатов отметил, что только в случае, если получить компенсацию с осужденного нельзя, стоит заявить требования к казне РФ.

Вторая посчитала, что общество добровольно отказалось от реализации своих прав.

В Определении № 310-ЭС19-22712 от 8 апреля по делу № А14-26691/2018 Верховный Суд отметил, что спор о взыскании убытков, связанных с уголовным делом, не может рассматриваться в арбитражном суде, если истец необоснованно отказался от заявления о возмещении расходов за хранение вещественных доказательств в суде общей юрисдикции.

СОЮ отказал в возмещении убытков за хранение вещдоков

Старший следователь Следственной части по РОПД ГСУ ГУ МВД России по Воронежской области возбудил уголовное дело, в рамках которого приобщил в качестве вещественных доказательств станки для производства сигарет и коробки с табаком. 19 октября 2015 г. предметы были переданы на ответственное хранение ОАО «Усмань-Табак». Так как у общества не было места на складе, оно заключило договор аренды с ООО «ВМС», по которому ежемесячно платило 20 тыс. руб. 28 марта 2017 г. Рамонский районный суд Воронежской области признал обвиняемых виновными. Вещественные доказательства – станки – были переданы гражданину Щ. по акту приема-передачи, а коробки с табаком обращены в доход государства. Вопрос о распределении судебных издержек разрешен не был. После вынесения приговора коробки с табаком продолжали находиться у «Усмань-Табак». В связи с этим общество направило в ГУ МВД РФ по Воронежской области письмо с просьбой оплатить затраты на хранение вещдоков в период с 20 октября 2015 г. по 27 декабря 2017 г. в сумме более 525 тыс. руб. 7 ноября 2017 г. управление ответило отказом, сообщив, что между ним и обществом отсутствуют договорные отношения. Тогда «Усмань-Табак» обратилось в Центральный районный суд г. Воронежа с заявлением к управлению о возмещении расходов за хранение вещественных доказательств. Суд указал, что, исходя из субъектного состава и существа правоотношений, спор подведомственен арбитражному суду, и прекратил производство по делу. Общество определение не оспорило. После этого «Усмань-Табак» направило управлению претензию от 17 августа 2018 г. с требованием возместить стоимость понесенных расходов по хранению вещественных доказательств. Так как управление требование не исполнило, «Усмань-Табак» обратилось в Арбитражный суд Воронежской области с иском о взыскании с управления более 525 тыс. руб. в качестве убытков. По заявлению общества суд прекратил производство по делу в связи с неподведомственностью. При этом суд сослался на положения ст. 132 УПК.

Девятнадцатый арбитражный апелляционный суд отменил определение первой инстанции и направил дело на новое рассмотрение, сославшись на Определение КС от 8 ноября 2005 г. № 367-О, п. 1, 5, 5.1 Постановления Пленума ВС от 19 декабря 2013 г. № 42 «О практике применения судами законодательства о процессуальных издержках по уголовным делам».

Суд исходил из того, что неразрешение в установленном порядке вопросов о возмещении процессуальных издержек не лишает общество права на судебную защиту в рамках гражданского судопроизводства, а требование о возмещении расходов за фактическое хранение вещественных доказательств может быть рассмотрено в порядке арбитражного судопроизводства.

Арбитражный суд Центрального округа согласился с выводами апелляционного суда. Управление подало жалобу в ВС, однако в передаче ее в Судебную коллегию было отказано.

Второй круг рассмотрения в арбитражном суде

При новом рассмотрении дела Арбитражный суд Воронежской области произвел замену ответчика – управления – на МВД России. Суд, руководствуясь ст. 131 УПК, ст. 2 Закона № 122-ФЗ, которым были внесены поправки в эту статью, разъяснениями, изложенными в Постановлении Пленума ВС № 42, пришел к выводу о том, что указанные процессуальные издержки подлежат возмещению из федерального бюджета в заявленном размере. Суд указал, что общество не являлось участником уголовного дела, спорное имущество передано ему по протоколу приема-передачи вещественных доказательств на ответственное хранение, отношения по хранению вещественных доказательств являются сложившимися, а отсутствие договора хранения, обязанность заключить который возложена на уполномоченный орган следствия, не влияет на правовую квалификацию отношений сторон. Обращение общества с материально-правовым требованием о возмещении убытков за счет средств бюджета в рамках гражданского судопроизводства является правом истца и не нарушает положений действующего законодательства, заключила первая инстанция. С учетом уточнения требований Арбитражный суд Воронежской области взыскал в пользу общества более 440 тыс. руб. Апелляция оставила решение первой инстанции без изменений.

Арбитражный суд Центрального округа сослался на ст. 115, 131, 132 УПК, п. 1, 5 Постановления Пленума ВС № 42, Определение КС от 27 марта 2018 г. № 788-О и указал, что расходы подлежат возмещению по правилам УПК.

Процессуальные издержки взыскиваются с осужденного или возмещаются за счет средств федерального бюджета. Возможность их отнесения на должника должна быть установлена компетентным судом с учетом норм ст.

132 УПК, а также Положения о возмещении процессуальных издержек, связанных с производством по уголовному делу, издержек в связи с рассмотрением дела арбитражным судом, гражданского дела, административного дела, а также расходов в связи с выполнением требований Конституционного Суда, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 1 декабря 2012 г. № 1240. Случаи, когда процессуальные издержки возмещаются за счет средств федерального бюджета, перечислены также в Постановлении Пленума № 42.

Верховный Суд согласился с кассацией

«Усмань-Табак» обратилось в Верховный Суд, однако тот посчитал выводы кассационной инстанции правильными. Суд заметил, что спецификой дела является наличие обвинительного приговора. Он обратил внимание, что в соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 1, 5, 5.1 Постановления Пленума ВС № 42, процессуальные издержки представляют собой необходимые и оправданные расходы, связанные с производством по уголовному делу, в том числе вознаграждение лицам, которым передано на хранение имущество подозреваемого, обвиняемого, или лицам, осуществляющим хранение вещественных доказательств. Процессуальные издержки взыскиваются с осужденных или возмещаются за счет средств федерального бюджета. Решение суда о возмещении процессуальных издержек за счет средств федерального бюджета или о взыскании их с осужденного должно быть мотивированным. В соответствии с п. 13 ч. 1 ст. 299 УПК вопрос о процессуальных издержках подлежит разрешению в приговоре, где указывается, на кого и в каком размере они должны быть возложены. В случае когда вопрос о процессуальных издержках не был решен при вынесении приговора, он по ходатайству заинтересованных лиц разрешается этим же судом как до вступления в законную силу приговора, так и в период его исполнения. Общество обращалось в Рамонский районный суд Воронежской области с иском к осужденному Т. о возмещении процессуальных издержек, однако по ходатайству «Усмань-Табак» производство было прекращено. Представитель общества в ВС не смог пояснить отказ от иска. «Таким образом, общество, зная порядок возмещения процессуальных издержек, не воспользовалось своим правом на взыскание таких издержек с осужденного, а обратилось с иском в арбитражный суд о взыскании этих издержек с федерального бюджета», – резюмировал Верховный Суд. Между тем, указывается в определении, в соответствии с п. 5 Постановления Пленума ВС № 42 суду следует принимать решение о возмещении процессуальных издержек за счет средств федерального бюджета, если в судебном заседании будут установлены имущественная несостоятельность лица, с которого они должны быть взысканы, либо основания для освобождения осужденного от их уплаты. В этом же пункте постановления определены случаи, когда процессуальные издержки возмещаются за счет средств федерального бюджета. Таким образом, подчеркнул ВС, расходы общества, осуществляющего хранение вещественных доказательств, являются процессуальными издержками по уголовному делу и подлежат возмещению в порядке уголовного судопроизводства. Таким образом, ВС оставил жалобу общества без удовлетворения.

Эксперты оценили ситуацию и позицию Суда

В комментарии «АГ» адвокат АК «Кожанов и партнеры» Виктор Кожанов заметил, что обществу следовало обращаться в суд в порядке уголовного судопроизводства с требованиями о возмещении процессуальных издержек к осужденному. Перед обращением с подобными требованиями, по его мнению, следует изучить основания освобождения осужденного от возмещения издержек и тщательно проанализировать его финансовые возможности, чтобы исключить ситуацию, которая и произошла. В случае если получить компенсацию с осужденного нельзя, стоит тогда заявить требования уже к казне РФ. «Положения ч. 1 ст. 132 УПК определяют перечень источников возмещения издержек, но не право выбора между ними. Суды первой инстанции указывают на неподсудность спора, однако такие постановления следует обжаловать. Как правило, вышестоящие инстанции в основной массе обязывают рассматривать подобные требования в порядке уголовного судопроизводства», – отметил Виктор Кожанов.

Адвокат, партнер АБ Criminal Defense Анна Голуб указала, что судом достоверно установлен отказ «Усмань-Табак» от иска в рамках гражданского судопроизводства после вынесения приговора по делу.

В соответствии с гражданско-процессуальным законодательством при отказе истца от иска и принятии его судом производство по делу прекращается.

Это означает, что истец лишается возможности повторного обращения за защитой нарушенного права.

«В практике подобные случаи встречаются редко, поскольку вещественные доказательства на ответственное хранение третьим лицам, как правило, не передаются. В связи с чем при таких обстоятельствах за взысканием судебных издержек не обращаются», – отметила Анна Голуб. – Что же касается процессуальных издержек, то потерпевший или гражданский истец зачастую своевременно обращаются с соответствующим заявлением, как минимум для возмещения понесенных расходов на адвоката. В данном же случае на вопрос суда, почему “Усмань-Табак” отказалось от иска, представитель организации дать вразумительный ответ не смог, что подтверждает добровольный отказ организации от реализации своих прав», – подчеркнула она.

Марина Нагорная

Верховный суд РФ выступает против быстрого уничтожения вещдоков

Как пояснила судья-докладчик Ирина Кочина, такая позиция вызвана необходимостью гарантировать исправление возможной ошибки.

Реализация, утилизация или уничтожение вещественных доказательств — одно из следственных действий, возможных лишь с разрешения суда.

Такие решения могут быть обжалованы в апелляционном порядке, само обжалование не приостанавливает исполнение постановления судьи, «поскольку удовлетворение ходатайства, касающегося реализации, утилизации или уничтожения имущества, связано с принудительным прекращением права собственности на это имущество», постановление судьи подлежит исполнению после вступления его в законную силу.

УПК предполагает возможность продажи или уничтожения вещдоков, если они не могут храниться при уголовном деле (в том числе большие партии товаров) и их хранение влечет большие издержки или требует специальных условий, соизмеримых с их стоимостью.

Судья Ирина Кочина отметила, что Верховный суд впервые разработал рекомендации по следственным действиям, возможным лишь с разрешения суда.

Читайте также:  Как подать на реабилитацию без адвоката?

До 2004 года предусмотренные статьей 165 УПК действия (осмотр жилья, обыск в жилом помещении, осмотр корреспонденции, наложение ареста на имущество, контроль телефонных переговоров, информация о соединениях абонентов и др.) совершались с санкции прокуроров.

«В 2016 году судами рассмотрено 1,3 млн таких ходатайств от следователей и дознавателей, в течение последних лет их количество не снижается. По различным видам следственных действий они удовлетворяются судами на 87-97%», — отметила она.

Соединения абонентов в районе совершения тяжкого преступления или теракта подчас «является единственным первоначальным доказательством», заметила судья.

В связи с этим пленум пояснил, что «суд вправе удовлетворить ходатайство о получении информации о соединениях между абонентами либо о соединениях в отношении абонентов, когда точно определить их в данный момент расследования не представляется возможным».

Например, о получении у операторов информации о соединениях всех абонентских номеров, находившихся в определенный день в конкретный период времени в непосредственной близости к месту происшествия.

Судьей по ходатайству следствия «может быть дано разрешение на получение сведений о дате, времени, продолжительности соединений между абонентами или абонентскими устройствами, номерах абонентов, других данных, позволяющих идентифицировать абонентов, а также сведений о номерах и месте расположения приемопередающих базовых станций».

Для выемки медицинских документов, содержащих врачебную тайну (сведения об обращении гражданина за медицинской, в том числе психиатрической, помощью, о состоянии его здоровья и диагнозе), требуется разрешение суда. Но закон позволяет получать отдельные сведения без судебного решения по запросу следователя, хотя при этом не могут быть истребованы подлинники или копии медицинских документов.

Выемка документов с информацией о счетах и вкладах в банках требует судебного решения. Но закон «О банках» позволяет банкам и без решения суда выдать следователям справку по операциям, счетам и вкладам физических лиц.

Для осмотра жилища требуется разрешение суда, если хотя бы один из проживающих в нем возражает против осмотра. Но отсутствие согласия собственника жилья, не проживающего в нем, не является основанием для обращения в суд.

Пленум напомнил, что УПК отводит судам на рассмотрение таких ходатайств 24 часа. Поэтому пленум рекомендовал судьям для уведомления о предстоящем судебном заседании следователя, дознавателя, прокурора и иных лиц «использовать имеющиеся средства ускоренной связи: телефонограмму, СМС-сообщение, факсимильную связь и другие, обеспечивающие сохранение охраняемой федеральным законом тайны».

Пленум ВС также перечислил случаи, когда следственные действия могут проводиться без разрешения суда.

«К исключительным случаям, при которых производство следственного действия не могло быть отложено, относятся, например, ситуации, когда необходимо реализовать меры по предотвращению или пресечению преступления; когда промедление с их производством позволит подозреваемому скрыться; когда возникает реальная угроза уничтожения или сокрытия искомых объектов; когда имеются достаточные основания полагать, что лицо, находящееся в помещении или ином месте, в котором производятся какие-либо следственные действия, скрывает при себе предметы или документы, могущие иметь значение для уголовного дела», — отметил пленум.

Но в этом случае следователи должны в течение трех дней уведомить суд. При несоблюдении этого срока судья вправе вынести частное определение о нарушении закона.

22-3645/2014 — Архив судебных решений

18 декабря 2014 года г. Саратов

Саратовский областной суд в составе:

председательствующего судьи Котлова А.Е.,

при секретаре Красновой А.Р.,

с участием прокурора Мавлюдовой Н.А.,

следователя отдела по расследованию преступлений на территории, обслуживаемой ОП-4 в составе УМВД России по г. Саратову, Гурьяновой С.Б.,

рассмотрел в открытом судебном заседании апелляционное представление и.о. прокурора Ленинского района г. Саратова Триголос Н.А. на постановление Ленинского районного суда г. Саратова от 17 октября 2014 года, которым отказано в удовлетворении ходатайства следователя Гурьяновой С.Б. об уничтожении вещественных доказательств по уголовному делу № №.

Заслушав доклад судьи Котлова А.Е., выступление прокурора Мавлюдовой Н.А., полагавшей, что постановление подлежит отмене с направлением материала на новое рассмотрение, суд

установил:

Следователь отдела по расследованию преступлений на территории, обслуживаемой ОП-4 в составе УМВД России по г. Саратову, Гурьянова С.Б. обратилась в Ленинский районный суд г.

Саратова с ходатайством об уничтожении вещественных доказательств по уголовному делу № в виде изъятой алкогольной продукции, на которой имеются федеральные специальные марки с признаками подделки, а именно: « … » крепостью 15 % емкостью 0, 7 л в количестве 6569 бутылок; « …

» крепостью 15 % емкостью 0, 7 л в количестве 46826 бутылок; « … » крепостью 15 % емкостью 0, 5 л в количестве 227 бутылок.

постановлением суда от 17 октября 2014 года в удовлетворении данного ходатайства следователя отказано.

В апелляционном представлении и.о. прокурора Ленинского района г. Саратова Триголос Н.А., не соглашаясь с постановлением, считает его незаконным и необоснованным.

В доводах указывает, что все необходимые следственные действия с изъятой алкогольной продукцией произведены, в связи с чем не усматривается необходимости в её дальнейшем хранении.

Обращает внимание, на то что ссылка суда на непредставление доказательств, подтверждающих опасность хранения алкогольной продукции для жизни и здоровья людей или для окружающей среды, не предусмотрена законом. Просит постановление отменить, ходатайство следователя — удовлетворить.

Изучив представленный материал, обсудив доводы апелляционного представления, суд апелляционной инстанции приходит к следующему.

Согласно ч. 4 ст. 7 УПК РФ, постановление суда должно быть законным, обоснованным и мотивированным.

Принятое судом решение не отвечает указанным требованиям закона.

В силу п. 3 ч. 2 ст.

82 УПК РФ, вещественные доказательства в виде изъятых из незаконного оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, а также предметов, длительное хранение которых опасно для жизни и здоровья людей или для окружающей среды, после проведения необходимых исследований передаются для их технологической переработки или уничтожаются по решению суда в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, о чем составляется протокол в соответствии с требованиями ст. 166 УПК РФ.

Принимая решение об отказе в удовлетворении ходатайства следователя и сославшись на то, что не представлено доказательств опасности хранения алкогольной продукции для жизни и здоровья людей или для окружающей среды, невозможности ее технологической переработки, суд не учел объем изъятой алкогольной продукции, заключения экспертов, согласно которым специальные марки на алкогольной продукции изготовлены с нарушением полиграфических требований, предъявляемых к производству подобных специальных марок, место и срок хранения алкогольной продукции.

Кроме того, суд не учел постановление Правительства Российской Федерации от 22 мая 2013 года № 430 «О переработке или уничтожении изъятых из незаконного оборота и об уничтожении конфискованных этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции», которым установлен порядок переработки и уничтожения изъятых из незаконного оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, на который имеется ссылка в п. 3 ч. 2 ст. 82 УПК РФ.

Вывод суда о том, что препятствием в удовлетворении ходатайства следователя является наличие постановление суда от 2 октября 2014 года об отказе в удовлетворении аналогичного ходатайства следователя, не основан на законе.

При таких обстоятельствах постановление суда от 17 октября 2014 года не может быть признано законным, что в соответствии со ст. 389.15 УПК РФ является основанием для его отмены, в связи с чем довод апелляционного представления прокурора в данной части является обоснованным.

Поскольку допущенные судом первой инстанции нарушения закона не могут быть устранены в суде апелляционной инстанции, то в силу ст. 389.22 УПК РФ материал подлежит возвращению на новое судебное разбирательство в тот же суд, но иным составом суда.

В силу ограничений, установленных ч. 4 ст. 389.19 УПК РФ, суд апелляционной инстанции не входит в обсуждение иных доводов апелляционного представления, касающихся существа обжалуемого постановления, которые должны быть проверены судом при новом рассмотрении материала.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 389.13, 389.15, 389.20, 389.22 и 389.28 УПК РФ, суд

постановил:

постановление Ленинского районного суда г. Саратова от 17 октября 2014 года об отказе в удовлетворении ходатайства следователя отдела по расследованию преступлений на территории, обслуживаемой ОП-4 в составе УМВД России по г. Саратову, Гурьяновой С.Б. об уничтожении вещественных доказательств по уголовному делу № в виде изъятой алкогольной продукции, отменить.

Материал направить в Ленинский районный суд г. Саратова на новое рассмотрение в ином составе суда.

Председательствующий А.Е. Котлов

  • Электронный текст документа
    подготовлен ЗАО «Кодекс» и сверен по:
  • файл-рассылка

Дело в части отмены ареста, конфискации и обращения в доход государства автомобиля направлено на новое судебное рассмотрение, поскольку, решая вопрос о конфискации денежных средств и имущества, суд должен подвергать проверке всю информацию об их происхождении и приобретении, а эти данные в судебном заседании не исследовались

Президиум Камчатского краевого суда в составе:

председательствующего Волгина В.А.,

членов президиума Вереса И.А., Слободчикова О.Ф., Миронова А.А., Литвиненко Е.З., Войницкого Д.И.,

при секретаре М.

рассмотрел кассационное представление и.о. прокурора Камчатского края Яворского А.В. и кассационную жалобу адвоката Копытова И.А. в интересах осужденного К. о пересмотре приговора Петропавловск-Камчатского городского суда Камчатского края от 2 апреля 2014 года и апелляционного постановления Камчатского краевого суда от 13 мая 2014 года, которыми

К., родившийся ДД.ММ.ГГГГ в , несудимый,

признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 171.2 УК РФ с назначением наказания в виде штрафа в размере 200 000 (двести тысяч) рублей;

П., родившийся ДД.ММ.ГГГГ в , , несудимый,

признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 171.2 УК РФ с назначением наказания в виде штрафа в размере 200 000 (двести тысяч) рублей;

Приняты решения по мере пресечения, судьбе вещественных доказательств и разрешен вопрос о конфискации имущества, полученного в результате преступной деятельности.

Приговор постановлен в порядке главы 40 УПК РФ без проведения судебного разбирательства.

Апелляционным постановлением Камчатского краевого суда от 13 мая 2014 года приговор Петропавловск-Камчатского городского суда Камчатского края от 2 апреля 2014 года в отношении осужденных К. и П. изменен.

Решение об уничтожении подарочных пластиковых карт «Спортмастер», двух игральных бит черно-белого цвета «DEALER», игральных покерных карт россыпью и в пачках, борсетки (сумки) черного цвета «Riva case» отменено, принято решение об их возвращении законным владельцам К. и П.

Автомобиль «Тойота-Лексус-ЭлИкс», государственный регистрационный знак N, конфискован в части суммы 1 399 280 рублей.

В остальной части приговор в отношении К. и П. оставлен без изменения.

Заслушав доклад члена президиума, судьи Камчатского краевого суда Слободчикова О.Ф.

, изложившего обстоятельства дела, содержание судебных решений, доводы кассационных представления и жалобы, мотивы вынесения постановлений о передаче кассационного представления и кассационной жалобы с материалами дела для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции, позицию заместителя прокурора Камчатского края Щенко Д.А., поддержавшего кассационное представление по изложенным в нем основаниям и полагавшего обоснованной жалобу адвоката Копытова в части, мнение адвоката Копытова И.А. в интересах осужденного К., поддержавшего доводы кассационной жалобы и кассационного представления прокурора по изложенным в них основаниям, мнение адвоката Скоробача С.Г. в интересах осужденного П., согласившегося с позицией адвоката Копытова И.А., президиум

установил:

По приговору суда К. и П. признаны виновными и осуждены за совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 171.2 УК РФ — незаконные организация и проведение азартных игр, то есть организация и проведение азартных игр с использованием игрового оборудования вне игорной зоны, сопряженные с извлечением дохода в крупном размере.

  • Принято решение по арестованному имуществу и вещественным доказательствам, в том числе:
  • арест, наложенный на автомобиль марки «Тойота-Лексус-ЭлИкс», государственный регистрационный знак N, принадлежащий К., отменен, автомобиль конфискован и обращен в доход государства;
  • арест, наложенный на денежные средства в сумме 34 200 рублей, 444 600 рублей, 5 000 долларов США, отменен, денежные средства конфискованы и обращены в собственность государства;
  • вещественные доказательства: денежные средства: в сумме 1 602 500 рублей, 15 000 рублей, 84 200 рублей — обращены в собственность государства;
  • вещественные доказательства: сотовые телефоны, коробки от сотовых телефонов, видеорегистраторы, 2 блока питания, 1 пульт дистанционного управления, USB-накопители, коробка с видеорегистратором, системный блок (марки, модели, количество подробно приведены в резолютивной части приговора) обращены в доход государства.
Читайте также:  Имеет ли право на долю от продажи квартиры человек, прописанный в ней?

Апелляционным постановлением Камчатского краевого суда от 13 мая 2014 года приговор Петропавловск-Камчатского городского суда Камчатского края от 2 апреля 2014 года в отношении осужденных К. и П. изменен.

Решение об уничтожении подарочных пластиковых карт «Спортмастер», двух игральных бит черно-белого цвета «DEALER», игральных покерных карт россыпью и в пачках, борсетки (сумки) черного цвета «Riva case» отменено, принято решение об их возвращении законным владельцам К. и П.

Автомобиль «Тойота-Лексус-ЭлИкс», государственный регистрационный знак N, конфискован в части суммы 1399280 рублей.

В остальной части приговор в отношении К. и П. оставлен без изменения.

В кассационном представлении и.о. прокурора Камчатского края Яворский А.В.

, не оспаривая фактические обстоятельства дела, назначенное осужденным наказание, ставит вопрос об отмене судебных решений в части обращения в доход государства денежных средств в сумме 1 миллион 600 тысяч рублей, которые подлежали возвращению законному владельцу — Управлению Министерства внутренних дел Российской Федерации по Камчатскому краю.

В обоснование ссылается на то, что денежные средства в сумме 1 миллион 600 тысяч рублей выделялись Министерством внутренних дел Российской Федерации по Камчатскому краю на возвратной основе для осуществления оперативно-розыскной деятельности в рамках проведения оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка» с целью документирования преступной деятельности К. и П.

Указанные обстоятельства подтверждаются материалами уголовного дела, денежные средства признаны вещественными доказательствами, а поэтому подлежат возвращению законному владельцу.

В кассационной жалобе адвокат Копытов И.А., не оспаривая квалификацию преступления и назначенное наказание в отношении своего подзащитного К., просит судебные решения изменить, ссылаясь на незаконность конфискации автомобиля, денежных средств, сотовых телефонов, пульта дистанционного управления, USB-накопителей, системного блока.

Несмотря на арест денежных средств и имущества в ходе предварительного расследования, в обвинительном заключении, с которым согласился его подзащитный, отсутствуют сведения, что автомобиль и изъятые в квартире К. деньги получены от преступной деятельности, а поэтому они подлежат возвращению законным владельцам.

Полагает, что выводы судов о судьбе вещественных доказательств и конфискации не основаны на материалах дела, немотивированны, являются предположительными.

В суде не исследовались и не устанавливались доказательства того, что изъятые у семьи К-ов деньги, являются доходом от игорного бизнеса, а автомобиль приобретен на средства от преступной деятельности.

Оспаривает правильность расчета денежных средств, подлежащих взысканию, полагая, что он сделан без учета изъятия из кассы в ходе оперативного мероприятия 1 602 500 рублей как части дохода от игорного бизнеса. Так как приговором установлено, что К. и П. получали прибыль пополам, доля его подзащитного составляет не более 1 076 200 рублей.

Считает, что автомобиль не может быть изъят целиком для взыскания лишь части денежных средств, а представленные К. кредитные обязательства на приобретение арестованного автомобиля, который на момент принятия решения о конфискации имущества принадлежал другому лицу, должны были быть исследованы судом.

Принимая решение о конфискации сотовых телефонов и другого имущества, не установив, что они получены за счет преступных доходов, суд не указал стоимость данного имущества, что влияет на остаток средств, подлежащих взысканию с осужденных.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных представления и жалобы, президиум краевого суда приходит к следующим выводам.

Приговором суда установлено, что К. и П., действуя группой лиц по предварительному сговору, в период с 10 августа 2011 года по 1 июня 2013 года в г.

Петропавловске-Камчатском, из корыстных побуждений, организовали и проводили азартные игры на деньги в нежилых помещениях с использованием игрового оборудования вне игорной зоны и получили доход от этой незаконной деятельности в крупном размере в сумме 3 754 900 рублей, который распределялся между ними в равных долях, составляющих по 1/2 от общей суммы дохода игорного заведения.

Приговор в отношении К. и П. постановлен с соблюдением положений главы 40 УПК РФ, регламентирующей особый порядок принятия судебного решения при согласии подсудимых с предъявленным им обоснованным обвинением, подтвержденным доказательствами, собранными по уголовному делу, с учетом мнения государственного обвинителя.

Уголовное дело рассмотрено судом в особом порядке с соблюдением требований ст. ст. 314, 316 УПК РФ. При этом К. и П. с предъявленным им обвинением согласились и после проведения консультаций с защитниками добровольно заявили ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства, осознавая характер и последствия заявленного ходатайства.

Наказание в виде штрафа осужденным назначено с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, данных о личностях осужденных, с соблюдением требований ст. 60 УК РФ, является справедливым и соразмерным содеянному.

Вместе с тем приговор и апелляционное постановление подлежат отмене в части разрешения вопросов о вещественных доказательствах, о снятии ареста с денежных средств и принадлежащего К. автомобиля с их конфискацией и обращением в доход государства в связи с нарушением норм уголовно-процессуального закона.

Решение в приговоре вопросов, предусмотренных ст. 299 УПК РФ, должно соответствовать требованиям законности, мотивированности и не должно содержать препятствий для обращения его к исполнению.

В соответствии с п. «а» ч. 1 ст. 104.

1 УК РФ конфискация имущества есть принудительное, безвозмездное изъятие и обращение в собственность государства на основании обвинительного приговора следующего имущества: денег, ценностей и иного имущества, полученных в результате совершения преступлений, в том числе предусмотренных статьей 171.2 УК РФ, и любых доходов от этого имущества, за исключением имущества и доходов от него, подлежащих возвращению законному владельцу.

По смыслу п. 4.1 ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать доказательства, на которых основаны выводы суда о том, что имущество, подлежащее конфискации, получено в результате совершения преступления или является доходом от этого имущества.

Принимая решение о конфискации автомобиля, суд первой инстанции указал, что он был приобретен в период инкриминируемого К. преступления и на денежные средства, полученные преступным путем, так как доказательств обратного материалы уголовного дела не содержат.

Сделав вывод, что изъятые у К. денежные средства, получены в результате совершения преступления, суд первой инстанции принял решение об обращении их в доход государства.

Как видно из материалов дела, вопрос о том, получено ли конфискованное по приговору имущество и денежные средства, в результате совершения преступления, не исследовался, а утверждению К. о приобретении автомобиля за счет собственных средств, в том числе кредита, судом оценка не дана.

Немотивированным является и решение суда о конфискации денежных средств в сумме 34 200 рублей, 444 600 рублей, 5 000 долларов США. При этом каких-либо суждений о недостоверности доводов К. в судебном заседании о том, что изъятые у него деньги получены от продажи автомобиля, а 5 тысяч долларов США принадлежат его супруге (т. 8 л.д. 213), суд в приговоре не привел.

Принимая во внимание, что решая вопрос о конфискации денежных средств и имущества, суд должен подвергать проверке всю информацию об их происхождении и приобретении, а эти данные в судебном заседании не исследовались, оценка им судом не дана, приговор в этой части подлежит отмене.

С учетом изложенного, подлежит отмене решение суда о снятии ареста с автомобиля «Тойота-Лексус-ЭлИкс», государственный регистрационный знак N, и денежных средств в сумме 34 200 рублей, 444 600 рублей, 5 000 долларов США, как преждевременное.

В соответствии с п. 12 ч. 1 ст. 299 УПК РФ при постановлении приговора судом разрешается вопрос о судьбе вещественных доказательств.

В описательно-мотивировочной части приговора суд указал, что вопрос о вещественных доказательствах подлежит разрешению в соответствии с требованиями ст. 81 УПК РФ.

  1. Принимая решение об обращении в доход государства денежных средств в размере 1 602 500 рублей, 15 000 рублей, 84 200 рублей, признанных вещественными доказательствами, хранящимися в индивидуальном сейфе Следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Камчатскому краю в ОАО АК «Сберегательный банк Российской Федерации», суд не рассмотрел вопрос о собственнике указанных денежных средств.
  2. Учитывая, что денежные средства, признанные вещественными доказательствами, при установлении их принадлежности, подлежат возвращению законному владельцу, доводы кассационного представления об отмене приговора суда в этой части подлежат удовлетворению.
  3. При таких обстоятельствах, доводы кассационного представления о принадлежности денежных средств Управлению Министерства внутренних дел Российской Федерации по Камчатскому краю, которые в сумме 1600000 рублей выделялись на возвратной основе для осуществления оперативно-розыскной деятельности в рамках проведения оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка» подлежат проверке, и, в случае подтверждения, возвращению законному владельцу.
  4. Также не основанным на законе и подлежащим отмене является немотивированное решение суда в части обращения в доход государства вещественных доказательств: сотовых телефонов, коробок от сотовых телефонов, видеорегистраторов, двух блоков питания, пульта дистанционного управления, USB-накопителей, коробки с видеорегистратором, системного блока.

Таким образом, при разрешении вопросов о конфискации арестованного имущества, о вещественных доказательствах судами допущены нарушения уголовно-процессуального закона, которые могли повлиять на правильность принятых решений, в связи с чем, президиум находит необходимым приговор и апелляционное постановление в этой части отменить, а дело направить на новое судебное рассмотрение в порядке ст. ст. 396, 397 УПК РФ в Петропавловск-Камчатский городской суд Камчатского края в ином составе.

При рассмотрении указанных вопросов в судебном заседании в порядке исполнения приговора, в целях устранения неясностей и сомнений, суду следует проверить и оценить с учетом объема обвинения доводы кассационной жалобы адвоката в интересах осужденного К., в том числе о правомерности изъятия у него денежных средств и автомобиля, и, на основании ст. 104.1 УК РФ принять решение, соответствующее критериям обоснованности и мотивированности.

Кроме того, необходимо разрешить вопросы о судьбе вещественных доказательств, с учетом проверки их принадлежности законным владельцам, в соответствии со ст. ст. 81, 82 УПК РФ, а также при необходимости рассмотреть иные вопросы, предусмотренные главой 47 УПК РФ.

Иных оснований, влекущих отмену либо изменение судебных решений, президиум не усматривает.

Руководствуясь ст. 401.13 и 401.14 УПК РФ, президиум Камчатского краевого суда

постановил:

кассационное представление и.о. прокурора Камчатского края Яворского А.В. удовлетворить, кассационную жалобу адвоката Копытова И.А. в интересах осужденного К. удовлетворить частично.

Приговор Петропавловск-Камчатского городского суда Камчатского края от 2 апреля 2014 года и апелляционное постановление Камчатского краевого суда от 13 мая 2014 года в отношении осужденных К. и П. в части:

— отмены ареста, конфискации и обращения в доход государства автомобиля марки «Тойота-Лексус-ЭлИкс», государственный регистрационный знак N, принадлежащий К., денежных средств в сумме 34 200 рублей, 444 600 рублей, 5 000 долларов США;

— решения вопроса о судьбе вещественных доказательств: денежных средств — 1 602 500 рублей, 15 000 рублей, 84 200 рублей; сотовых телефонов, коробок от сотовых телефонов, видеорегистраторов, 2 блоков питания, 1 пульта дистанционного управления, USB-накопителей, коробки с видеорегистратором, системного блока, обращенных в доход государства;

отменить, дело в этой части направить на новое судебное рассмотрение в Петропавловск-Камчатский городской суд Камчатского края в ином составе суда в порядке, предусмотренном ст. ст. 396, 397 УПК РФ.

В остальной части эти же судебные решения оставить без изменения.

Председательствующий В.А.ВОЛГИН

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector