Следствие и суд изобретают все новые способы помешать адвокатам защищать клиентов

Российские адвокаты все чаще жалуются на трудности в работе с клиентами. Защитникам пытаются помешать следователи, а иногда – и суд: адвокатов не допускают до клиентов, выводят из дела, не позволяют знакомиться с документами, превращают в свидетелей и даже обвиняемых. В следственных органах и Высшей квалификационной коллегии судей ситуацию предпочитают не комментировать.

Адвокат Маргарита Ростошинская с апреля 2015 года защищала заключенного Сергея Хмелева, которого осудили за ложный донос после жалобы на побои в колонии. Адвокат добилась отмены приговора в областном суде. В деле Хмелева был свидетель защиты – Андрей Беляев.

В день, когда Беляев должен был огласить свои показания в суде, его возле дома задержали оперативники. Мужчине предъявили обвинение в краже и арестовали. Г-жа Ростошинская взялась защищать и Беляева тоже. После этого ее пригласил к себе следователь.

Как выяснилось, «беседа» с представителем СК оказалась допросом, а Ростошинская из адвоката превратилась в свидетеля и потеряла возможность представлять интересы Беляева в суде. В беседе с «НИ» адвокат выразила уверенность, что «допрос» был проведен именно для того, чтобы отстранить ее от дела.

Кроме того, ранее точно так же из дела вывели предыдущего защитника. В начале апреля на женщину было совершено покушение: она также связывает это со своей адвокатской деятельностью. На этом история Маргариты Ростошинской не закончилась.

Во время нового рассмотрения дела Хмелева выяснилось, что ее подозревают в давлении на свидетеля – соответствующий рапорт в СК подала следователь. «Мы сразу обратились в Федеральную адвокатскую палату, в прокуратуру, и я думаю, что эта реакция их сдерживает», – говорит Ростошинская.

По мнению Ростошинской, следователи стараются избавляться от адвокатов, которые успешно защищают клиентов: «Следствие работает халатно, поэтому очень легко поймать их на процессуальных нарушениях. Но защитникам зачастую угрожают неприятными последствиями, поэтому они предпочитают не ссориться со следователями».

Адвокат Алхас Абгаджава соглашается, что с защитниками идет настоящая борьба. Он в свое время смог избежать статуса свидетеля, отказавшись во время разговора со следователем подписывать любые документы.

«Я объяснил ему, что по закону он не имеет права меня допрашивать, поскольку я являюсь адвокатом по делу», – рассказал «НИ» г-н Абгаджава.

Кроме того, он написал заявление в адвокатскую палату и в прокуратуру, доказав, что попытка следователя его допросить была незаконна.

«НИ» направили в Следственный комитет России запрос с просьбой разъяснить действия следователей. В ответе за подписью и.о. руководителя управления взаимодействия со СМИ Светланы Петренко говорится, что подобная консультация не входит в полномочия ведомства.

Возражения не принимаются

Резонансная история произошла прошлой осенью в Северо-Кавказском областном военном суде – там судья за «нарушения» отстранил от участия в процессе известного адвоката Анну Ставицкую.

Юрист защищала кубанского предпринимателя Сергея Зиринова, которого обвиняли в покушении на казачьего атамана Николая Нестеренко, в создании банды и ряде убийств. «Судья счел нарушением то, что я якобы задавала провокационные вопросы, хотя провокационность – это оценка судьи.

Кроме того, он заявил, что я ставила под сомнение доказательства обвинения, хотя адвокат именно это и должен делать», – рассказала г-жа Ставицкая. Собеседница «НИ» подчеркнула, что российский закон не предусматривает возможности отстранить адвоката от дела – на ненадлежащее поведение юриста можно разве что пожаловаться в адвокатскую палату.

Она подчеркнула, что была единственным защитником Зиринова и заменить ее было нельзя без ущерба интересам подсудимого. Зиринов до сих пор не нашел адвоката по соглашению и пользуется услугами назначенного защитника.

Порой адвоката могут физически удалить из зала суда. В марте юрист Дмитрий Сотников защищал в Люберецком суде ответчика по гражданскому делу о ДТП. Судья отказала его клиенту в ознакомлении с экспертизой по делу.

Сотников заявил судье отвод, после чего его удалили из зала и составили административный протокол за неисполнение требований суда. Клиент Сотникова, оставшись без адвоката, попросил перенести заседание, однако судья ему снова отказала и в тот же день вынесла решение.

«Если судье сказали вынести вполне определенное решение или он получил за это деньги, он старается избавиться от адвоката», – указал «НИ» Дмитрий Сотников.

Ранее широкий резонанс вызвала видеозапись из суда Новгородской области, на которой видно, как приставы выволакивают из суда адвоката Дениса Вяткина. Судья Александр Щур категорически отказывался слушать дело в присутствии защитника. Зато после инцидента судья заявил об отсутствии адвоката «по неизвестной причине» и продолжил слушание.

«Новые Известия» направили запрос в Высшую квалификационную коллегию судей с просьбой оценить подобные случаи в работе служителей Фемиды. В течение двух недель ответ получить не удалось.

Ловят на слове

Еще один способ нейтрализовать неудобного адвоката – возбудить против него уголовное дело. Так случилось, например, со столичным юристом Михаилом Трепашкиным. В начале прошлого года адвокат дал комментарий журналистам по делу своего подзащитного, бывшего сотрудника Минюста Сергея Мурашкина, обвиняемого в мошенничестве в «Оборонсервисе».

Г-н Трепашкин заявил, что следователь проявил безграмотность и допустил множество ошибок, обвинение бездоказательно, а место и время преступления – не установлены. Летом 2015 года на адвоката завели дело о нарушении подписки о неразглашении. Сам юрист утверждает, что говорил с журналистами до того, как дал подписку.

И выразил сомнения, что разглашенные им сведения вообще могут быть секретными.

На запрет разглашать информацию по делу в прошлом году жаловался и адвокат Дмитрий Динзе, представлявший интересы осужденного позднее за терроризм украинского режиссера Олега Сенцова.

Сразу несколько методов давления на защиту испытал на себе Георгий Антонов, защитник бывшего руководителя главка МВД по борьбе с экономическими преступлениями Дениса Сугробова (бывший главный антикоррупционер МВД обвиняется в том, что вместе с подельниками фальсифицировал компромат на чиновников из других силовых структур и вымогал у них взятки).

Адвоката Антонова пытались допросить в качестве свидетеля, потом отстранили от дела, а потом обвинили в раскрытии секретных данных, осудили и в итоге амнистировали.

Враги у ворот

У многих юристов проблемы начинаются уже при попытке войти в дело – особенно если оно резонансное. Так, в начале декабря прошлого года в Москве был задержан очередной подозреваемый по «болотному делу» – Дмитрий Бученков. Его родственники сразу же подписали соглашение с адвокатом Светланой Сидоркиной.

Однако следователи отказались допускать г-жу Сидоркину к делу, сославшись на то, что она не предоставила копию удостоверения. Пока адвокат вела переписку со следствием, Бученкову без нее выбрали меру пресечения – арест. Но и после этого Сидоркину продолжали не допускать к подопечному, на сей раз уже в СИЗО.

«Я заключила договор 3 декабря, и только 28 декабря меня официально допустили к защите, – пожаловалась Сидоркина «НИ». – Следствие искусственным путем чинит препятствия для вступления в защиту. Они отказываются принимать документы, письма к ним идут по полторы недели.

О какой защите может идти речь, если нельзя даже попасть к подзащитному?»

Ее возмущение разделяет Алхас Абгаджава. По его словам, если адвокат вступает в дело, когда клиент уже находится под арестом, следователь должен выдать разрешение на посещение СИЗО: «У меня был случай, когда следователь просто не брал у меня ордер, чтобы не дать разрешение, он две недели от меня прятался».

Как неоднократно сообщали «НИ», следователи ФСБ долгое время не давали общаться с подзащитной адвокатам Варвары Карауловой – студентки МГУ, которая попыталась бежать в Сирию и чуть не влилась в ряды запрещенного «Исламского государства».

Защитники Гаджи Алиев и Сергей Бадамшин предполагали, что на следственных действиях с Карауловой вместо них присутствует назначенный судом госзащитник.

А адвокаты художника Петра Павленского, который сидит под арестом по обвинению в повреждении памятника культурного наследия (речь идет о двери здания ФСБ на Лубянке, которую Павленский поджег), не могли добиться встречи с ним в течение месяца, когда он находился на экспертизе в Центре психиатрии имени Сербского. Недопуск объясняли карантином по гриппу.

Неравенство сторон

Впрочем, чаще всего защитники сталкиваются с простым игнорированием своих доводов и ходатайств. «Адвокаты вообще находятся в ущербной позиции», – говорит Алхас Абгаджава. Упущением он считает то, что защитник, в отличие от следователя, не имеет права собирать доказательства: «У нас есть возможность отправлять адвокатские запросы, но на них могут просто не отвечать.

А даже если есть ответы, то суд их не воспринимает как доказательства». Он подчеркнул, что любые экспертизы, предоставленные следствием, суд воспринимает как доказательства высшей силы, а приведенные защитой заключения игнорируются.

«Судьи неохотно удовлетворяют ходатайства адвокатов, не принимают во внимание слова стороны защиты, и приговор зачастую напоминает переписанное обвинительное заключение», – говорит «НИ» эксперт правозащитной организации Amnesty International Хизер Макгилл.

По ее словам, еще одним препятствием для работы адвоката в России являются проблемы с доступом к материалам дела, если эти материалы засекречены. Яркий пример – расследования по статье «Измена родине», количество обвиняемых по которой в последнее время резко возросло.

Все это заставляет адвокатов задумываться: а стоит ли вообще участвовать в процессах, если ожидаешь, что он будет проведен с нарушениями? «Любой адвокат знает об отсутствии равного доступа к правосудию, равноправия и состязательности сторон», – считает юрист, основатель движения «Единство равных» Алексей Домников.

По его мнению, участие адвокатов в таких делах является «соучастием» при вынесении неправосудных приговоров. «Я могу понять людей, которые говорят, что невозможно заниматься адвокатской практикой», – указала «НИ» адвокат Ксения Костромина. Однако, по мнению юриста, защищать людей можно и нужно в любых, даже самых тяжелых условиях. «К счастью, институт адвокатуры не отменен, и мы можем препятствовать нарушению прав клиента», – говорит г-жа Костромина.

Читайте также:  Хотим в гостинице открыть прачечную, нужна ли сертификация или лицензия?

Источник: «Новая газета»

Защита обвиняемого адвокатом: основные этапы и выбор защитника

В случае предъявления обвинения в рамках уголовного процесса важно на любом этапе позаботиться об участии законного представителя. Это характерно и на стадии следствия, и во время суда. Защита обвиняемого требует исключительно профессионального подхода. Как выбрать опытного адвоката и какие полномочия имеются у защитника?

Кто такой обвиняемый по уголовному делу

В уголовном процессе основным субъектом является обвиняемый. Это лицо, в отношении которого оформлен процессуальный документ. Именно по нему ведется разбирательство в рамках следствия.

Задача следователя — доказать или опровергнуть вину подозреваемого лица. При этом у последнего появляется право на получение помощи. В случае положительного исхода в адрес такого лица могут прекратиться любые обвинения, а при наличии доказательств — документы передаются в суд.

Право подозреваемого на защиту

В соответствии со ст. 16 УПК РФ, право на защиту — один из ведущих принципов уголовного судопроизводства. На каждом этапе предполагаемому виновнику обязаны предоставить адвоката.

Можно вызвать своего юриста или воспользоваться услугами бесплатного представителя, назначаемого следователем или судьей.

Чем квалифицированней будет адвокат, тем более вероятен удачный исход дела для обвиняемого.

Кто может нанять адвоката для обвиняемого, который находится под стражей

Не возникает проблемы воспользоваться услугами адвоката, если гражданин впервые приглашается на беседу к следователю или находится под подпиской о невыезде. В случае ареста обвиняемого, представителя могут нанять следующие лица:

  • сам подозреваемый или осужденный;
  • близкие родственники;
  • любое другое заинтересованное лицо.

Подобные возможности устанавливаются на основании ст. 25 ФЗ № 63 от 31.05.2002 «Об адвокатской деятельности». Если же подозреваемый изъявляют желание получить юридическую помощь, но не имеет на это финансовых возможностей, обязанность поиска возлагается на сотрудников следственных и судебных органов.

За представление обвиняемых может отвечать сразу несколько лиц. Это касается случаев, когда нужно вести несколько направлений в процессе.

Это может касаться взаимодействия со свидетелями, сопровождения во время следствия и судебного производства.

Каждый из таких представителей наделяется равными правами на общение с подзащитным, чтобы выстроить тактику дальнейших действий, передать или получить необходимую информацию.

Полезные рекомендации по выбору представителя

Подозреваемому важно как можно быстрее найти помощь. Нужно выстроить успешную тактику, вывести человека из-под обвинения или существенно снизить возможное наказание. При выборе защитника важно руководствоваться следующими правилами:

  • положительный опыт ведения аналогичных производств;
  • специалист обладает знаниями в сфере, репутацией и рекомендациями;
  • для сложного дела с несколькими эпизодами важны помощники, которых представитель может привлечь к поиску информацию и общению со свидетелями;
  • доступность в удобное для клиента время.

На ранних стадиях участия специалиста с юридическим образованием исход будет более благоприятным.

Услуги по защите прав обвиняемых при совершении преступления

Нанятый или назначенный адвоката выполняет следующие действия:

  • анализ имеющихся материалов;
  • сопровождение следственных действий;
  • получение дополнительных доказательств;
  • выбор тактики защиты;
  • отклонение проведения экспертиз, если они могут ухудшать положение подозреваемого;
  • защита интересов доверителя в суде.

Если материалы переданы в суд, адвокат принимает полноценное участие в заседаниях. Он может получать документы, включая протоколы судебных заседаний и решения медицинских экспертиз.

Также составляет перечень свидетелей для определения дальнейших действий.

Работа происходит в рамках первой и последующих инстанций, в том числе при подаче апелляции или кассационной жалобы на действия судьи нижестоящей инстанции.

Когда обвиняемый становится подсудимым

Обвиняемые переходят в разряд подсудимых, когда судья выносит постановление о назначении судебного заседания. Оно означает принятие дела со стороны судьи. Дополнительные акты не требуются.

Вопрос о назначении заседания решается в течение 14 суток с момента передачи материалов в судебную инстанцию.

Основные этапы в разбирательстве уголовного дела

Многое зависит от стадии ведения процесса. Если разбирательство близится к концу, сложно собрать все материалы и длительно готовиться к судебным заседаниям. В случае привлечения юриста, его действия будут следующими:

  • сбор информации;
  • поиск и опрос свидетелей;
  • выстраивание тактики дальнейших действий;
  • круговая защита.

Положительный исход зависит от сбора актуальной информации и опроса свидетелей. Такая работа проводится самостоятельно или перекладывается на помощников. На ее основе выстраиваются остальные действия.

Сбор информации по уголовному делу

Адвокат с действующим статусом обладает расширенными правами по сбору доказательств. Согласно п. 2 ч. 1 ст. 53 УПК РФ, защитник может собирать и представлять доказательства, необходимые для оказания юридической помощи клиенту.

Возможны следующие действия:

  • получение документов и предметов в качестве доказательств;
  • истребование характеристик и справок в различных органах;
  • опрос свидетелей с их согласия.

Специалист получает возможности по отстаиванию интересов подопечного. Если обратиться за помощью адвоката по уголовным делам вовремя, появляется больше времени для сбора документальных доказательств и свидетельских показаний.

Организация круговой защиты обвиняемых

Этот этап относится к ситуациям, когда имеется несколько подсудимых лиц. Следствие при задержании группы лиц пытается выявить наиболее слабого из них, чтобы вынудить сотрудничать с правоохранительными органами. За это он получит смягчение наказания, а остальные рискуют получить максимальные сроки.

Важно не только найти грамотных представителей, но и добиться общей позиции со стороны всех представителей. Если у кого-либо нет средств на помощь, остальные участники должны об этом позаботиться.

Определение тактики защиты по уголовному делу

Тактика является необходимым элементом работы представителя защиты. В первую очередь он знакомится с позицией клиента. Определяется линия поведения клиента и тактика защиты.

Правильно выстроенная версия — жизненная правда, в которой нужно убедить сначала следователя, а потом прокурора. Если сторона защиты будет постоянно менять тактику или использовать необоснованные утверждения, решение суда может быть неблагоприятным для доверителя.

Ознакомление с материалами уголовного дела в порядке статьи 217 УПК РФ

Следователь обязан предъявить пронумерованные и подшитые материалы. Для ознакомления предоставляются вещественные доказательства, включая фотографии, материалы видео или аудиозаписи.

После ознакомления со всеми сведениями можно возвращаться к ним снова. При этом допускается снимать копии с документов любыми техническими средствами, такими как фотоаппарат или мобильный телефон.

Следователь не может ограничивать вторую сторону в изучении материалов. Определенное время на данный этап отводится, только если стадия ознакомления намеренно затягивается. В этом случае выносится решение суда с указанием конкретных дат.

Функции адвоката по уголовным делам в суде

На этапе следствия и разбирательства в суде на первый план выходят функции адвоката. Он должен иметь хорошую подготовку в рамках рассматриваемого преступления, конкретных обстоятельств.

На первый план выходит работа в суде, так как окончательное решение принимается именно в нем. Защитник осуществляет следующие действия:

  • работает со свидетелями со стороны защиты и обвинения;
  • собирает доказательства, свидетельствующие в пользу доверителя;
  • определяет круг вопросов, которые нужно задать свидетелям, потерпевшим, экспертам, прокурору;
  • активно участвует в каждом заседании.

Также важная часть работы адвоката — подача письменных жалоб и ходатайств. Они должны иметь основание, быть правильно составленными. Данные документы могут касаться вызова новых свидетелей, отвода судьи, истребования дополнительных доказательств.

Таким образом, каждый подозреваемый в совершении преступления должен позаботиться о наличии собственного адвоката. Это важно для выстраивания линии защиты, профессионального сбора информации, получения лучшего исхода текущего процесса.

Пистолет в сумке и «решение вопросов»: как адвокаты злоупотребляют правом — новости Право.ру

Иллюстрация: Право.ru/Петр Козлов Пытаясь всеми силами защитить своих доверителей, адвокаты порой злоупотребляют своими правами. Кто-то устраивает офис в квартире клиента, где должен состояться обыск. Другие, пользуясь адвокатской тайной, прячут орудия преступления. Правда, не всегда можно однозначно определить, какое действие будет злоупотреблением, а что можно расценить как обычную правовую хитрость. Бывшие следователи и адвокаты рассказали, как определить, где проходит эта тонкая грань для юриста.

Выполняя свои профессиональные обязанности, адвокаты порой сами совершают преступления. Так, в Петербурге задержали адвоката, который попытался пронести в колонию 25 мобильных телефонов, 14 SIM-карт и несколько грамм наркотических средств в своем портфеле. А в столице два года назад арестовали бывшего сотрудника военной прокуратуры, адвоката Михаила Козлова, который на территорию СИЗО «Бутырка» нес четыре пакета с запрещенными веществами. Осенью прошлого года Тверской районный суд Москвы приговорил его к 10 годам колонии строгого режима. 

Некоторые попытки «помочь» своим подзащитным наказываются мягче. Адвокат Максим Бушин представлял интересы водителя, которого собирались лишить прав за вождение авто в состоянии алкогольного опьянения.

Когда защитник пришел к мировому судье знакомиться с материалами дела, то вырвал оттуда протокол направления доверителя на медосвидетельствование, результаты показаний алкотестера и съел документы в присутствии сотрудников суда. Против Бушина возбудили уголовное дело по ст. 294 УК «Воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования».

Кунцевский районный суд Москвы назначил адвокату лишь штраф в размере 50 000 руб. Правда, поступок Бушина не помог его подзащитной, которую все равно лишили прав на 1 год и 8 месяцев. 

Злоупотребления от ВС и КС

Но есть и такие действия адвокатов, которые не являются нарушением действующего законодательства, а вместе с тем их можно расценить как «злоупотребление правом». Подобный термин хорошо знаком цивилистам, а вот в уголовном праве это понятие закрепилось лишь в 2015 году.

Тогда Пленум Верховного суда в своем постановлении указал, что суд может допустить «ограничение в реализации отдельных правомочий» обвиняемого или его защитника, если эти меры обусловлены «явно недобросовестным использованием ими этих правомочий в ущерб интересам других участников процесса».

«Злоупотребление правом» – термин, который в уголовном праве отсутствует. Он есть в гражданском праве и там действительно нужен, чтобы предотвратить сутяжничество, но в уголовном процессе оно невозможно.

Сергей Пашин, судья Мосгорсуда в отставке

В том же году и Конституционный суд использовал обсуждаемый термин в своем постановлении от 17 декабря 2015 года № 33-П. КС отметил, что право клиента на доверительный характер отношений со своим защитником «не является абсолютным».

При наличии обоснованных подозрений в злоупотреблении правом со стороны адвоката органы власти могут вмешаться в отношения между защитником и его доверителем, указал КС.

Это допустимо «при необходимости защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, безопасности государства».

В какие-то ситуации вмешиваются не власти, а сама адвокатская корпорация. Так, защитник из Самарской области получил от местной палаты дисциплинарное взыскание за то, что отправил адвокатский запрос в собственных интересах. Подобное нарушение адвокат допустил, когда пытался признать незаконными требования бывшей жены о выплате алиментов на их общего ребенка.  

Читайте также:  Претензия на невыполнение условий договора: образец 2020, правило составления и подачи

Адвокатская тайна и фальсификация доказательств

Гораздо больше примеров злоупотреблений со стороны защитников, когда они пытаются использовать адвокатскую тайну, чтобы скрыть незаконные действия своих доверителей.

В рамках расследования уголовного дела против экс-аудитора Константина Пономарева сотрудники правоохранительных органов приехали проводить обыск в квартире, где был долгое время прописан подозреваемый (сейчас жилье оформлено на его супругу).

Но после начала следственных действий адвокат экс-аудитора Павел Казарез предъявил краткосрочный договор аренды этого помещения и заявил, что снимает квартиру у жены Пономарева под свой офис.

В дальнейшем защитник стал добиваться признания обыска незаконным в судебном порядке, но пока безуспешно (см. «Президиум Мосгорсуда повторно отправил на пересмотр дело об обыске в квартире Пономарева»).    

Речь идет не об офисном помещении, а о квартире в жилом доме. Если следствие не могло без разглашения планов о проведении обыска узнать про наличие в квартире адвокатского образования, то, скорее всего, суд признает следственные действия законными.

Иное толкование закона поощрило бы создание «тайных» адвокатских образований там, где ведется противоправная деятельность.

Вспоминаются печальные примеры существования телохранителей со статусом адвоката и даже девушек с низкой социальной ответственностью, которые получали статус адвоката для прохода к клиентам в СИЗО. 

Роман Беланов, руководитель проектов Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) 21место По количеству юристов

Бывший следователь по особо важным делам ГСУ СКР, а сейчас партнер Федеральный рейтинг. группа Уголовное право 16место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 41место По выручке Профайл компании
Алексей Новиков вспомнил, как, будучи следователем, сам столкнулся с похожей ситуацией.

Он раскрывал убийство, над которым до этого безуспешно мучился его старший коллега. После нескольких месяцев кропотливого сбора доказательств и закрепления основной версии мы выехали на задержание подозреваемого, вспоминает юрист: «Группы направили по трем адресам».

В первых двух помещениях никого не оказалось, а злоумышленника обнаружили там, где правоохранители меньше всего ожидали его застать, говорит Новиков: «В квартире жертвы, да еще и с его супругой». Дополнительные силы туда стянуть сразу не удалось, поэтому убийцу задерживала группа во главе с не самым опытным на тот момент следователем, отмечает юрист.

Этим и воспользовался защитник злоумышленника, добавляет Новиков: «Он приехал в квартиру раньше нас и вынес оттуда орудие убийства в своем большом портфеле, который охраняется адвокатской тайной». По словам бывшего следователя, защитник специально использовал такой дипломат для подобных ситуаций.

Но это не помешало привлечь задержанного к ответственности, подчеркивает Новиков: «Только усложнился процесс доказывания, и мы потратили на это дело слишком много времени. В итоге добились обвинительного приговора для убийцы – 14 лет лишения свободы».

Бывают случаи, когда адвокаты злоупотребляют правом при сборе и предоставлении доказательств, фальсифицируя их. С этим сталкивалась в своей практике партнер Федеральный рейтинг.

группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Интеллектуальная собственность (Регистрация) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Антимонопольное право (включая споры) группа Банкротство (включая споры) (mid market) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Частный капитал группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) Профайл компании
Ирина Оникиенко. Однажды при ознакомлении с делом в апелляционной инстанции арбитражного суда мы обнаружили новый документ, который в первой инстанции отсутствовал, вспоминает она: «Бумага по существу была признанием иска нашим доверителем. Понятно, что ничего подобного он никогда не подписывал». Пришлось заявлять о фальсификации, после чего от документа оппоненты отказались и согласились исключить его из доказательств, говорит юрист: «Злоупотребление к тому же было двойным. Мало того, что они подсунули фальшивку, они «договорились» с судом, чтобы вшить его в материалы».

В другом споре оппоненты Оникиенко принесли на заседание протокол допроса свидетеля иностранца, оформленный по уголовно-процессуальным правилам.

Адвокат допросил гражданина другой страны, предупредив его об уголовной ответственности за уклонение и дачу заведомо ложных показаний, но при этом «забыл» предоставить переводчика, рассказывает юрист: «После нашего заявления о фальсификации протокол, конечно, исключили».

Ни в одном из перечисленных дел мы не добивались наказания адвоката. И сейчас я об этом сожалею, нельзя было им это спускать. Нужно было обратиться в палату с жалобой и добиваться привлечения их к ответственности. В каждом случае вопрос о наказании решается индивидуально. И коллеги из дисциплинарных комиссий, насколько я знаю, как правило, не рубят с плеча, а выносят взвешенные решения.

Ирина Оникиенко, партнёр Федеральный рейтинг.

группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Интеллектуальная собственность (Регистрация) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Антимонопольное право (включая споры) группа Банкротство (включая споры) (mid market) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Частный капитал группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) Профайл компании
 

«Карманные адвокаты» и «решальщики»

Артем Чекотков из Федеральный рейтинг. группа Уголовное право Профайл компании
выделяет еще одно злоупотребление, которое называет одним из самых опасных в обсуждаемой сфере. Речь идет о так называемых карманных адвокатах.

Чаще всего они выступают защитниками по назначению органов следствия, поясняет эксперт: «Такие адвокаты хорошо знакомы следователям и порой могут находиться с ними в приятельских взаимоотношениях».

Чекотков рассказывает, что подобные защитники убеждают задержанных давать признательные показания: «Они уверяют, что так для них будет намного лучше». Одним словом, эти адвокаты не разрабатывают защитную позицию, не навещая при этом своего доверителя, находящегося в СИЗО, говорит юрист.

Еще летом 2017 года для борьбы с этим явлением Владимир Путин подписал поправки в закон об адвокатской деятельности и адвокатуре. Новеллы наделили ФПА правом устанавливать единый порядок назначения защитников. 

Мы активно работаем над тем, чтобы защитники по назначению распределялись электронным образом. От Хабаровска до Тамбова уже действует такая система. Сейчас мы вводим ее по всей стране. И я предупреждаю, что мы будем лишать статуса тех защитников по назначению, которые будут попадать в суд, избегая эту электронную систему.

Юрий Пилипенко, президент ФПА

Другая беда со злоупотреблениями – это «адвокаты-решальщики», рассказывает бывший следователь по особо важным делам ГСУ СКР, а сейчас партнер Региональный рейтинг.
Сергей Токарев.

Он отмечает, что такие защитники берут деньги якобы за «решение» правового вопроса незаконными методами: «Люди отдают последнее, а вопрос не решается. Деньги не возвращают либо отдают только часть.

А потом у доверителей нет средств, чтобы оплатить работу адвокатов, квалифицированно работающих по закону».

Приходит к нам доверитель со словами, что нашел «крутого адвоката», который уже сегодня встречался с Александром Бастрыкиным. И глава СКР якобы обещал за определенную сумму дело прекратить.

Только вот единственная положительная черта Бастрыкина в том, что он как раз никогда и ничего так не решает. И все это знают.

Еще смешнее, что в то самое время глава СКР уже неделю как находился в командировке в Сирии. 

Сергей Токарев

Где злоупотребление, а где законная адвокатская уловка

Учитывая перечисленные ситуации, управляющий партнёр Федеральный рейтинг.

группа Семейное и наследственное право группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Уголовное право
Дмитрий Солдаткин отмечает, что гранью между хитростями и злоупотреблениями адвоката являются этика и профессионализм, в арсенале которого не «грязные» методы, а знания, опыт и порядочность юриста, подчеркивает эксперт.

По словам адвоката Федеральный рейтинг.

группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Банкротство (включая споры) (high market) группа Уголовное право 4место По количеству юристов 12место По выручке 17место По выручке на юриста (более 30 юристов) Профайл компании
Александра Соловьева, важно помнить, что закон и нравственность в их профессии выше воли доверителя (п. 1 ст. 10 Кодекса профессиональной этики адвоката). И не нужно ставить «во главу угла» сиюминутный имущественный интерес, призывает Чекотков. 

Вместе с тем Соловьев признает, что иногда грань между профессиональной хитростью и злоупотреблением является довольно тонкой. В подобной ситуации следует обратиться за разъяснениями в Совет адвокатской палаты, советует он. Согласно п. 4 ст.

4 КПЭА, в сложной этической ситуации защитник имеет право обратиться в этот орган за помощью, где ему не могут отказать. А адвоката, который действует в соответствии с такими разъяснениями совета, нельзя привлечь к дисциплинарной ответственности (п. 3 ст.

18 КПЭА). 

Но самое главное – это никогда и ни при каких условиях не идти на сделку с совестью и самим собой, резюмирует партнер Федеральный рейтинг. группа Уголовное право 16место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 41место По выручке Профайл компании
Алексей Новиков: «Этот совет я давал молодым следователям, его же говорю и начинающим адвокатам». 

Читайте также:  Дарение комнаты (образец договора): в квартире, в коммунальной квартире, в общежитии

Ап мо требует пресечь практику «выдавливания» неугодных следствию защитников по назначению

Совет АП Московской области обратился в ГУ СКР по Московской области с заявлением о том, что на территории региона существует практика «выдавливания» неугодных следствию защитников по назначению (документ имеется у «АГ»).

АП МО просит руководство управления принять меры для исключения подобных действий. Подчеркивается, что такое обращение палата вынуждена направить, поскольку «ранее принятые меры и обращения не привели к должному результату».

Системно нарушаются не только права адвокатов, но и право граждан на защиту

В своем заявлении Совет АП МО сообщил, что в Люберецком судебном районе в течение длительного времени складывается практика «выдавливания» неугодных адвокатов, назначенных посредством внедренной в АП МО системы электронного распределения дел в порядке ст. 50–51 УПК.

Для этого, как указано в заявлении, следователь получает от подзащитного не подтвержденное никакими материалами дела заявление о том, что позиция подследственного якобы противоречит позиции адвоката и поэтому он отказывается от данного защитника.

После этого следователь обращается в адвокатскую палату с требованием представить иного защитника.

«Как правило, такое заявление следователь отбирает у подозреваемого (обвиняемого) в отсутствие адвоката, что не позволяет утверждать о свободном характере волеизъявления», – отметил Совет АП Московской области. Члены совета считают, что такие действия, предпринимаемые некоторыми следователями в отношении «определенных адвокатов», являются злоупотреблением правом с целью обхода установленного законом порядка.

Это, по мнению Совета АП МО, ставит под сомнение объективность и беспристрастность следствия и не исключает неправовой заинтересованности следователя в расследовании уголовного дела.

В то же время такие действия не влекут за собой надлежащее процессуальное реагирование со стороны судей Люберецкого городского суда.

Это, как указано в заявлении, позволяет, несмотря на соответствующие обращения, жалобы и протесты адвокатов, а также органов АП Московской области, следствию и дознанию безнаказанно использовать подобные способы обхода закона.

Совет АП МО привел в качестве примера конкретный случай нарушения

15 апреля 2020 г. Центр субсидируемой юридической помощи АП МО распределил требование следователя ГСУ СК РФ по Московской области о предоставлении защитника подозреваемому в совершении убийства (ч. 1 ст. 105 УК). Адвокат явился для проведения следственных действий, однако не был допущен к подзащитному.

После длительного ожидания адвокату сообщили, что подозреваемый от него отказался из-за несовпадения их позиций по делу. Следователь принял отказ и потребовал назначить другого адвоката. При этом, подчеркнул Совет АП МО, подозреваемый ни разу не встретился с этим защитником.

С учетом этого члены совета считают ссылку на несовпадение позиций по делу «очевидно надуманным предлогом».

Более того, в условиях угрозы здоровью граждан и принятия беспрецедентных ограничительных мер подобные действия следователя совет «расценивает не только как злоупотребление процессуальными полномочиями лица, действующего от имени государства, но и как действия, демонстрирующие особенно циничное и пренебрежительное отношение к работе адвоката».

АП МО подчеркнула, что подобное системное игнорирование требований закона нарушает конституционные права граждан на эффективную правовую помощь, умаляет авторитет следствия и снижает общественное доверие к институту правосудия в целом.

Комментарий вице-президента АП Московской области

Вице-президент ФПА РФ, первый вице-президент АП Московской области Михаил Толчеев подчеркнул, что одного голословного заявления доверителя о несовпадении позиций, тем более полученного в отсутствие адвоката, недостаточно.

«Любому очевидно, что следователю получить такое согласие от человека, в отношении которого осуществляется уголовное преследование, а тем более находящегося под стражей, не составит особого труда.

Практически во всех таких случаях впоследствии подзащитные заявляли об оказанном на них давлении», – пояснил он.

По его словам, АП МО обжаловала такие действия следователей и указывала на отсутствие в материалах дела подтверждений расхождения позиций, а также на то, что адвокат полностью поддерживал своего доверителя и активно работал по делу.

«Однако Люберецкий городской суд занял агрессивную позицию в отношении этих злоупотреблений процессуальными полномочиями. Вместо того чтобы указать на их недопустимость, суд вынес частное постановление в адрес адвокатской палаты, требуя беспрекословного исполнения заявок следователя», – сообщил Михаил Толчеев.

Московский областной суд хотя и отменил данное частное постановление по формальным основаниям, но не указал на неправильность толкования следователем и районным судом нормы о том, что подзащитный в любой момент может отказаться от адвоката по своему усмотрению.

При этом такое толкование прямо противоречит как позиции Пленума ВС, Конституционного Суда, так и ЕСПЧ, подчеркнул первый вице-президент АП Московской области.

«Ощущая поддержку судебных инстанций, следователи района не просто продолжают практику замены адвокатов, но и наращивают ее. Мы фиксируем увеличение подобных конфликтных замен. Последний случай демонстрирует уже полное пренебрежение следствия даже необходимостью создания видимости формальной обоснованности такого решения», – заключил Михаил Толчеев.

Адвокаты прокомментировали проблему

Управляющий партнер АБ «Хорошев и партнеры», тренер Института повышения квалификации адвокатов при АП Красноярского края Иван Хорошев полагает, что первичная проблема, которая позволяет следователям вытеснять из дел неугодных адвокатов по назначению, – существование так называемых «карманных» адвокатов.

«Как бы то ни было, к сожалению, многие “карманные” адвокаты – выходцы из силовых структур. Большинство из них рассматривают адвокатуру как прибавку к пенсии», – отметил эксперт.

Правоохранительная система также активно поддерживает практику «карманных» адвокатов, поскольку ей не нужны защитники, которые по-настоящему работают в деле, считает он.

«Мне кажется, это переходный момент. Российская адвокатура еще очень молода, со временем она должна “самоочиститься”. Одним из шагов стало введение “цифровых” назначений, благодаря которым у следователя нет возможности выбрать нужного адвоката», – сказал эксперт. По его словам, далеко не все региональные адвокатские палаты пытаются разбираться с такими нарушениями.

Однако даже если палата имеет такое желание, у нее нет необходимых для этого полномочий, подчеркнул Иван Хорошев. «К примеру, она не имеет права допросить доверителя. Расширение полномочий адвокатских палат по этому вопросу тоже чревато. Все-таки адвокатура – свободное общество.

Я думаю, это такой этап, по прошествии которого адвокатское сообщество должно “самоочиститься”», – еще раз подчеркнул эксперт.

По словам Ивана Хорошева, практически во всех случаях замена неугодного следователю адвоката осуществляется через давление на подзащитного.

«Поэтому в любом деле, где мы понимаем, что придется жестко отстаивать свою позицию, мы предупреждаем клиента о том, что на него может быть оказано давление со стороны следствия с целью замены адвоката, и всегда проговариваем, как поступать в такой ситуации. Но это если дело по соглашению.

В случае назначения адвокат обычно вступает в дело тогда, когда с подзащитным уже поработали оперативники. Даже если удается настроить клиента на то, что у нас есть определенные шансы, пятиминутного контакта с оперативниками хватает, чтобы он передумал бороться», – рассказал Иван Хорошев.

Еще одна проблема, которая, как считает эксперт, препятствует искоренению «карманных» адвокатов, – тот факт, что до сих пор не выработаны четкие критерии эффективности оказания квалифицированной правовой помощи.

«Наш Стандарт участия защитника в уголовном процессе все-таки слишком размыт.

Нам еще предстоит выработать конкретные параметры оказания юридической помощи, при соблюдении которых она может оцениваться как квалифицированная», – заключил Иван Хорошев.

Адвокат АП Ленинградской области Марина Мошко полагает, что сложившаяся в одном из районов Московской области проблема «выдавливания» следователями неугодных им адвокатов по назначению является вопиющей и требует обязательного и немедленного разрешения, в том числе для предотвращения подобных незаконных действий со стороны правоохранительных органов в будущем.

«По своей сути такая схема разработана сотрудниками следственных органов для игнорирования законного порядка электронного распределения дел среди адвокатов для участия в следственных действиях в порядке ст.

50–51 УПК РФ и привлечения, как это было ранее, “карманных” адвокатов с возможными негативными последствиями для подозреваемых и обвиняемых по уголовному делу, – считает эксперт.

– По крайней мере, очень странно, почему подозреваемый, ни разу не увидев лично адвоката, пишет заявление о том, что их позиции по уголовному делу не совпадают, в связи с чем он отказывается от этого конкретного защитника».

Как следует из ч. 4.1 ст.

49 УПК РФ, напомнила Марина Мошко, в случае необходимости получения согласия подозреваемого, обвиняемого на участие адвоката в уголовном деле перед вступлением в уголовное дело адвокату предоставляется свидание с подозреваемым, обвиняемым по предъявлении удостоверения адвоката и ордера.

То есть адвокат, перед тем как приступить к защите своего доверителя, должен как минимум увидеться и побеседовать с ним. В описанном же АП МО случае адвоката не допустили к подзащитному вовсе, что является нарушением права на защиту, подчеркнула эксперт.

«В такой ситуации можно говорить о совершении сотрудниками следственных органов должностного преступления, предусмотренного ст. 286 УК РФ, – превышения должностных полномочий, – и о необходимости привлечения их к предусмотренной законом ответственности.

Полагаю, что не составит особого труда проверить сведения, указанные адвокатом по факту его недопуска к участию в уголовном деле, в ходе доследственной проверки либо на предварительном следствии по уголовному делу, в том числе путем допроса несостоявшегося подзащитного», – считает Марина Мошко.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector