Пределы судебного усмотрения при оценке заключения эксперта и мнения специалиста: гносеологический аспект

Как правило, экспертное заключение рассматривается как аргумент в пользу тех или иных доводов участников судебного процесса. Однако порой такого рода доказательства, напротив, «играют на руку» процессуальному оппоненту. Что в такой ситуации может сделать истец или ответчик, чтобы защититься? Найти изъяны в представленном заключении, как формальные, так и фактические.

В процессе судебного разбирательства часто возникает необходимость проведения различных экспертиз (финансовая, автотехническая, строительная, лингвистическая, медицинская и др.) для установления всех юридически значимых обстоятельств с целью правильного разрешения спора.

Эксперты приглашаются для участия в деле, когда возникает необходимость в специальных познаниях в определенных областях и дать правильную оценку фактических обстоятельств без них не представляется возможным.

Экспертное заключение является одним из доказательств по делу, которое учитывается судом в совокупности с другими имеющимися доказательствами (ч. 2 ст. 64, 71 АПК РФ, ч. 3 ст. 86 ГПК РФ).

Сторона, инициирующая проведение экспертизы по делу, должна заявить об этом соответствующее ходатайство, обос­новав, почему, по ее мнению, требуется привлечь эксперта.

Например, при установлении недостатков в выполненных работах по договору строительного подряда требуется мнение компетентного специалиста.

В ходатайстве участник спора указывает перечень вопросов, которые следует поставить перед экспертом, а также приводит перечень экспертных организаций, которые могут провести соответствующее исследование.

Если результаты проведенной экспертизы окажутся не в пользу одного из участников судебного процесса, то он должен предпринять активные меры по оспариванию их в процессуальном порядке.

Он может ходатайствовать о вызове экспертов, проводивших исследование, в суд для дачи объяснений, ходатайствовать о назначении повторной или дополнительной экспертизы, убедить суд в том, что экспертное заключение не подтверждает правоту его процессуального оппонента или выводы экспертов не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, опровергаются иными имеющимися в материалах дела доказательствами.

В противном случае при бездействии участника процесса суд может принять экспертное заключение в качестве доказательства по делу и вынести судебный акт, основываясь на выводах экспертизы (постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 13.05.2013 по делу № А53-22218/2011).

Экспертное заключение, как и любое доказательство, суд может отклонить

В большинстве случаев, когда экспертное заключение в целом суд устраивает, он указывает, что оснований не доверять заключению экспертов не имеется, поскольку оно является допустимым доказательством, эксперты перед проведением экспертизы были предупреждены об уголовной ответственнос­ти по ст.

307 УК РФ за дачу заведомо ложного заключения, имеют профильное образование по предмету экспертизы, необходимый стаж работы по специальности, их квалификация не вызывает сомнений, в распоряжение эксперта были предоставлены материалы дела и иные необходимые для проведения экспертизы сведения, позволившие дать научно обос­нованные ответы на все поставленные вопросы.

Заключение эксперта и заключение специалиста: сравнительная оценка в свете действующего процессуального законодательства

В связи с введением нового Уголовно-процессуального и Гражданского процессуального кодексов РФ большую трудность на практике вызывают определение и оценка заключения эксперта и заключения специалиста. По сравнению с ранее действующим Уголовно-процессуальным кодексом РСФСР в УПК РФ введено новое правовое понятие – заключение специалиста.

Действующий ГПК РФ не дает правовой регламентации заключению специалиста, и не содержит нормативно-правого определения таких субъектов процесса как «эксперт» и «специалист». Ст. ст. 79, 80, 82, 83-87 регламентируют лишь порядок назначения и проведения экспертизы.

При этом, на наш взгляд, это не означает, что заключение специалиста не может быть представлено в рамках гражданского процесса в качестве судебного доказательства. Напротив, данное заключение не противоречит нормам ГПК РФ и, видимо, относится гражданско-процессуальным законодательством к «иным письменным доказательствам».

К недостаткам ГПК РФ следует отнести отсутствие юридического определения статуса специалиста, в таком случае необходимо обратиться к ст.

58 УПК РФ, согласно которой, специалист – это «лицо, обладающее специальными познаниями, привлекаемое к участию в процессуальных действиях в порядке, установленном настоящим Кодексом, для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию». Эксперт – «это лицо, обладающее специальными знаниями и назначенное в порядке, установленном настоящим Кодексом для производства судебной экспертизы и дачи заключения».

Данные определения в совокупности с анализом иных норм УПК и ГПК РФ позволяют нам выделить общее в заключении эксперта и специалиста:

  • — во-первых, это документы, выполненные письменным образом;
  • — во-вторых, это доказательства, полученные по уголовному (гражданскому) делу в рамках УПК (ГПК) РФ со всеми необходимыми требованиями;
  • — в-третьих, это доказательство инициировано путем постановки перед экспертом или специалистом определенных вопросов, входящих в их компетенцию;
  • — в-четвертых, эти доказательства являются результатом работы лиц, обладающих специальными знаниями.

При этом можно провести довольно четкую грань между заключением эксперта и заключением специалиста:

  • 1) Заключение эксперта должно содержать результаты исследования и выводы, а заключение специалиста – это только суждение лица, обладающего специальными познаниями. То есть, специалист не обязан проводить экспертного исследования, анализа, сравнения, а если это делает, то они не обязательно должны быть описаны в заключении. При этом специалист лишь дает письменные ответы на поставленные ему вопросы, пользуясь при этом справочной литературой и иными источниками информации;
  • 2) экспертиза подразумевает ряд действий со стороны эксперта (поэтому закон и говорит о том, что она «производится»). Заключение специалиста предоставляется сторонам на основании его знаний, полученных в результате обучения, в ходе профессиональной деятельности;
  • 3) Вопросы эксперту могут быть поставлены как лицом, ведущим производство по уголовному делу, так и сторонами. Анализ данной нормы позволяет нам сделать однозначный вывод, что суд не может ставить вопросы для заключения специалиста;
  • 4) При назначении экспертизы эксперт предупреждается об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения по ст. 307 УК РФ. Специалист же, даже дав заведомо ложное заключение, по данной статье УК РФ не может быть привлечен к ответственности.

Из нашего опыта следует, что возможности заключения специалиста, как в уголовном, так и в гражданском процессах используются крайне редко. Органы предварительного расследования, стороны по уголовному делу, а также участники гражданского судопроизводства, предпочитают назначать экспертизы, иногда необоснованно игнорируя возможности заключений специалистов. Так, например, в 1999г.

в Кореновском районе Краснодарского края гражданка Ч. совершила убийство своего супруга Ч., причинив ему колото-резаное ранение. Первоначальными следственными действиями не удалось однозначно установить картину происшедшего, так как подозреваемая поясняла, что колото-резаное ранении у супруга образовалась в результате его падения на нож. Проведенный следственный эксперимент с участием Ч.

, и привлечением одного из авторов в качестве специалиста позволил реконструировать обстоятельства и механизм образования повреждений у Ч., установив причастность подозреваемой к совершению убийства своего супруга.

По нашему мнению, следственный эксперимент, как сложное следственное действие, предполагающее восстановление обстоятельств происшедшего, мог быть заменен в том числе заключением специалиста. Так, если бы стороной по уголовному делу были поставлены вопросы перед специалистом в области судебной медицины, который к этому времени уже произвел экспертизу трупа Ч.

, то могло быть получено заключение специалиста, в котором могло быть указано (на основании имеющихся как общеобразовательных, так и специальных знаний), что при контакте тела с клинком (клинка с телом) разложение сил происходит в соответствии с законами физики, в том числе с учетом правил рычагов, что предполагает приложение силы, компенсирующей отклонению клинка под действием веса падающего тела. Данное заключение, на наш взгляд, вполне могло помочь следователю избежать трудоемкого следственного действия, на проведение которого было затрачено значительное количество времени с задействованием большого количества участников.

Согласно УПК РФ участник уголовного процесса — специалист приобрел новое качество. Если по УПК РСФСР предназначение специалиста заключалось в одном — используя свои специальные познания, содействовать следователю или суду в обнаружении, закреплении и изъятии доказательств (ст. ст. 133.1, 253.1), то по ст.

58 УПК РФ специалист может приглашаться для решения еще двух задач — постановки вопросов эксперту и разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию.

Кроме того, претворяя в уголовное судопроизводство принцип состязательности и стремясь к равноправию сторон, законодатель предоставил защитнику новое полномочие — привлекать специалиста (п. 3 ч. 1 ст. 53 УПК).

Мы считаем, что новации в законе следует оценить положительно, так как они значительно расширяют рамки использования специальных знаний в уголовном процессе. Оценив это обстоятельство, отметим, что необходим более четкий процессуального механизм в УПК для реализации названных возможностей специалиста.

Именно этот аспект имеет главенствующее значение, так как в процессуальной деятельности важна не столько правовая идея, сколько ее применение на практике. Мы не преследуем цель определения роли судебно-медицинского эксперта как специалиста, задействованного следователем, так как эти положения многократно исследованы теоретиками права и медицины.

Для нас интересным остается возможность использования специальных познаний несколько в другом аспекте – когда, давая заключение, специалист, помогает сторонам по делу (уголовному, гражданскому) восстановить истину. На наш взгляд, ценность заключения специалиста не многим уступает по своему доказательственному значению заключению эксперта.

Напротив, освобожденный от проведения обязательных исследований, руководствуясь своими знаниями и опытом, специалист, порой, может своим заключением дать новый и не менее верный ход в установлении истины по делу. Небезынтересным будет следующий пример. Так, в 1998г. в г.

Кореновске были обнаружены останки трупа – нижние конечности в комплексе с тазом, которые находились в холщевом мешке, где также имелись стебли и луковицы чеснока и листья спорыша.

При построении следственных версий было принято во внимание заключение специалиста, указавшего на специфическую особенность данных растений, оказывающих консервирующие и дезодорирующие действия на биологические объекты. Данное обстоятельство позволило органам следствия конкретизировать субъективный портрет предполагаемого преступника.

Обращаем внимание, что не следует путать заключения эксперта и специалиста и их показания.

Так, однозначно, дача заключений специалистом и экспертом не исключает в дальнейшем их допросов, однако, действующее законодательство определяет, что допрос эксперта производится только «…после получения заключения в целях разъяснения или уточнения данного заключения…» (ст. 80 УПК РФ).

Но в отношении специалиста данных обязательных условий законодательство не содержит, предполагая, что при его допросе (например, в ходе судебного следствия), он будет предупрежден об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний.

Следует учесть, что на практике следователи и дознаватели пытаются получить интересующие сведения путем допроса специалиста в качестве свидетеля, что однозначно неправомерно и противоречит действующему законодательству.

Специалист и свидетель – абсолютно разные участники уголовно-процессуальной деятельности, что подтверждается закреплением статуса каждого в разных статьях УПК РФ – ст. 56 и ст.

Читайте также:  Расторжение договора купли-продажи автомобиля с автосалоном и между физическими лицами: образец претензии и соглашения, cудебная практика

58 УПК РФ, а также неодинаковой нормативной дефиницией этих субъектов, собственной совокупностью прав и обязанностей того и другого, а главное — различным характером приобретенного знания. Поэтому допрос специалиста есть самостоятельное следственное действие. Результатом допроса, как известно, являются показания — особая форма доказательства в уголовном процессе. Совершенно правильным в этой связи видится внесение Федеральным законом от 4.07.2003г. изменений в УПК РФ, закрепивших в ст. 74 УПК РФ наряду с показаниями свидетеля, потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого, эксперта, также заключения и показаний специалиста.

При проведении исследований (освидетельствований) эксперт в своей работе обязан руководствоваться действующим законодательством, в том числе Правилами производства судебно-медицинских экспертиз, 1996г.

, которые не были зарегистрированы Министерством юстиции РФ, в связи, с чем не являются действующим нормативно-правовым актом. Новой, утвержденной Минюстом, редакции «Правил производства судебно-медицинских экспертиз» до сих пор не существует.

Считаем, что данный пробел необходимо восполнить в кратчайшие сроки, поскольку в Уголовном кодексе невозможно предусмотреть нюансы, имеющие отношение к производству судебно-медицинских экспертиз.

Отсюда высока вероятность того, что заключения о тяжести вреда здоровью по уголовным и гражданским делам, сделанные без единого методического подхода, который должен быть изложен в «Правилах», могут быть поставлены под сомнение и признаны недопустимыми доказательствами.

Подводя итог сказанному, следует сделать вывод, что сторонам уголовного и гражданского процесса необходимо активней использовать права, предусмотренные действующим законодательством, в том числе и в части привлечения специалиста, как полноправного участника судопроизводства, с получением от него заключения.

Оценка заключения эксперта и специалиста как участников уголовного судопроизводства

Белов, А. В. Оценка заключения эксперта и специалиста как участников уголовного судопроизводства / А. В. Белов. — Текст : непосредственный // Исследования молодых ученых : материалы XIV Междунар. науч. конф. (г. Казань, ноябрь 2020 г.). — Казань : Молодой ученый, 2020. — С. 25-27. — URL: https://moluch.ru/conf/stud/archive/382/16108/ (дата обращения: 21.03.2022).



В статье раскрыты основные аспекты оценки заключения эксперта и специалиста как участников уголовного судопроизводства. Раскрыты некоторые проблемы в сфере оценки заключения эксперта и специалиста, предложены пути их решения.

Ключевые слова: оценка доказательств, заключение эксперта и специалиста, уголовное судопроизводство

Значимость оценки заключения эксперта и специалиста лицом, ведущим производство по уголовному делу, проистекает из общих и, можно сказать, фундаментальных положений уголовно-процессуального закона. Речь идет о требованиях, которые предъявляются к доказательствам.

Доказательства должны быть допустимыми, относимыми и достоверными, а также получены без нарушения норм процессуального и материального права. К заключению эксперта и специалиста это относится в полной мере.

Так, например, неправомерно использование заключения специалиста в качестве доказательства по уголовному делу, в случае, если данное заключение основано на исследовании материалов, полученных и направленных ему стороной защиты с нарушением установленных регламентированных норм и правил.

В связи с этим именно оценка заключений эксперта и специалиста выступает тем самым «фильтром», позволяющим определить относимость и допустимость полученных заключений, законность и возможность их признания в качестве доказательств, а самое главное, приобщения к материалам уголовного дела.

Важным видится положение постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 2010 г.

№ 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам», в соответствии с которым «заключение и показания специалиста подлежат проверке и оценке по общим правилам (его компетентность и незаинтересованность в исходе дела, обоснованность суждения и др.) и могут быть приняты судом или отвергнуты, как и любое другое доказательство».

Исходя из указанного положения, представляется возможным представить следующую систему оценки заключения эксперта и специалиста. Прежде всего, исследовательский интерес представляет предмет такой оценки.

Исходя из приведенного выше положения постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.

2010 № 28, предмет оценки определяют три составляющие, а именно: 1) незаинтересованность эксперта и специалиста; 2) компетентность эксперта и специалиста; 3) обоснованность суждения эксперта и специалиста.

Представляется, что указанный перечень должен быть дополнен таким пунктом, как «соблюдение процессуального порядка привлечения эксперта и специалиста к проведению исследования и дачи ими соответствующих заключений».

Незаинтересованность эксперта и специалиста заключаются в том, что при проведении соответствующих исследований и дачи заключений, данные участники уголовного судопроизводства должны руководствоваться только объективными факторами, а также соответствующими, собственными оценками, проистекающими из наличествующих у них специальных знаний, умений и навыков. О факте заинтересованности могут свидетельствовать такие детали, как давнее знакомство с представителем той или иной стороны, наличие ранее выявленных факторов коррупционной заинтересованности, явное несоответствие выводов реальному положению дел, родственные связи [3, с. 594].

Отметим, что вывод о заинтересованности эксперта или специалиста в исходе расследовании уголовного дела нельзя делать на основании одного или двух аспектов. Это должна быть совокупность таких аспектов, системные анализ и толкование которых позволяет суду прийти к выводу о том, что лицо, давшее заключение, заинтересовано в исходе уголовного дела.

Следует обратить внимание на то, что на сегодняшний день наблюдается явное несоответствие оценки заключения эксперта и специалиста по указанной составляющей, которое проявляется в превалировании недоверия именно заключению специалиста. Многими исследователями подчеркивается данная проблема.

Так, например, В. Ю. Яргутова задается вопросом «почему в заинтересованности обвиняют исключительно специалистов, привлекаемых к участию в уголовном процессе стороной защиты? Почему никто не сомневается в экспертах, назначаемых лицами, ведущими производство по уголовному делу?» [5, с. 282].

И. П. Попова отмечает, что «отношение к заключению специалиста как источнику доказательств, который появился в материалах уголовного дела на основании ходатайства стороны защиты, в большей степени негативное.

Почти 90 % опрошенных респондентов указало на то, что посредством получения заключения специалиста и заявления ходатайства о его приобщении к материалам уголовного дела сторона защиты стремится собрать доказательственную информацию, соответствующую ее интересам, и, как правило, с целью получения суждения специалиста определенного содержания, импонирующего стороне защиты» [4, с. 362].

Представляется, что проблема именно в несоответствии оценок заключения эксперта и специалиста. Важнейшим принципом уголовного судопроизводства выступает состязательность сторон, во многом основанном на их равенстве.

Данное равенство должно проистекать абсолютно из всех аспектов реализации уголовного судопроизводства и связанных с такой реализацией соответствующих процессуальных отношений, в том числе и в отношении собирания доказательств по уголовному делу и приобщения их к материалам уголовного дела.

Недоверие к заключению специалиста может быть оправдано только в случае, когда ровно такое же (речь идет о степени) недоверие будет предъявлено и к заключению эксперта. До тех пор, пока будет существовать представленное несоответствие оценок заключений эксперта и специалиста, можно говорить о нарушении основных положений уголовно-процессуального закона [2, с. 23].

Компетентность эксперта и специалиста устанавливается посредством, во-первых, установления учреждения, в котором он работает, а во-вторых, посредством личностных профессиональных качеств указанных должностных лиц (стаж работы, наличие подтверждающих знания ученых степеней и званий и т. д.).

И опять следует говорить о проблеме реализации указанной составляющей оценки заключения именно в отношении специалиста. Однако в отличии от предыдущего случая, данный видится нам вполне объективным, в виду пробельности процессуального законодательства.

Обоснованность суждения эксперта и специалиста представляется наиболее спорной в числе составляющих предмета оценки данных доказательств по уголовному делу.

Спорность в данном случае проистекает из того факта, что лица, производящие оценку по указанному обстоятельству, не обладают необходимыми специальными знаниями, которые нужны им для производства такой оценки. По сути именно в связи с отсутствием таких знаний стороны и обращаются к экспертам и специалистам для разъяснения соответствующих вопросов.

Законодателем сформулирован ряд способов разрешения данной проблемы. В частности, это возможность проведения повторной экспертизы. Согласно части 2 статьи 207 УПК РФ при возникновении сомнений в обоснованности заключения эксперта или при наличии противоречий в выводах экспертов по тем же вопросам может быть назначена повторная экспертиза, производство которой поручается другому эксперту.

Необоснованным следует считать такое заключение эксперта, в котором недостаточно аргументированы выводы, не применены или неверно применены необходимые методы и методики экспертного исследования.

Суд также вправе назначить повторную экспертизу, если установит факты нарушения процессуальных прав участников судебного разбирательства при назначении и производстве судебной экспертизы, которые повлияли или могли повлиять на содержание выводов экспертов.

  • Еще одним механизмом проверки обоснованности заключения эксперта и специалиста может быть вызов лица, проводившего исследование и давшего данное заключение, на допрос.
  • Также о возможной необоснованности заключения могут свидетельствовать факты не предоставления эксперту и специалисту всех необходимых материалов дела (в том числе, по объективным причинам).
  • Заключительной составляющей предмета оценки заключения эксперта и специалиста выступает проверка соблюдения норм о процессуальном порядке уголовно-процессуальных правоотношений, складывающихся по поводу привлечения к расследованию эксперта и специалиста, проведения ими исследований, а также дачи заключений.

В данном случае оцениваются все возможные аспекты, в частности, порядок предоставления материалов, компетенция, вопросы, которые были поставлены перед экспертом или специалистом, процессуальные сроки, ознакомление всех участников с решением о проведении исследования, правильность оформления необходимых процессуальных документов и т. д. [1, с. 30].

  1. По результатам оценки заключения эксперта и специалиста, лицо, ведущее производство по уголовному делу, принимает решение о признании заключения доказательством по делу и приобщении его к материалам расследования, либо о непризнании заключения доказательством и отказе в его приобщении к материалам уголовного дела.
  2. При этом оценка заключения эксперта может быть оспорена только вместе с приговором или иным итоговым судебным решением при его обжаловании в установленном законом порядке.
  3. Таким образом, необходимо отметить, что оценка заключений эксперта и специалиста производится исходя из следующих составляющих: 1) незаинтересованность эксперта и специалиста; 2) компетентность эксперта и специалиста; 3) обоснованность суждения эксперта и специалиста; 4) соблюдение процессуального порядка привлечения эксперта и специалиста к проведению исследования и дачи ими соответствующих заключений.

К сожалению, приходится констатировать явное несоответствие оценки заключения эксперта и специалиста.

Указанное несоответствие проявляется не в пользу заключения специалиста: как показывает практика, заключения эксперта признаются допустимыми, относимыми и достоверными в подавляющем количестве случаев, в отличие от заключения специалиста, к которому многие практические работники органов следствия, а также суды изначально относятся с недоверием.

Представляется, что данная ситуация должна быть корректирована посредством ряда мер.

Во-первых, в УПК РФ необходимо конкретно регламентировать обязанность органов предварительного расследования и суда приобщать к материалам уголовного дела заключение специалиста, полученное стороной защиты, во всех случаях, когда установлена его относимость к предмету доказывания по уголовному делу, и обстоятельства, об установлении которых заявляет сторона защиты, имеют значение для данного уголовного дела и подтверждаются этим заключением специалиста. Такая регламентация позволит поставить заключение специалиста, полученное защитой, в один ранг с заключением эксперта и другими источниками доказательств, тем самым не допуская его неравноценной оценки.

Читайте также:  Установление отцовства в добровольном порядке в 2020 году

  • Во-вторых, необходимо на практике обеспечить явку специалиста на допрос для дачи разъяснений по представленному стороной защиты заключению данного специалиста.
  • В конечном итоге, представляется, что необходимо обеспечить паритет оценки заключения эксперта и специалиста, помня при этом что ни тот, ни тот процессуальный документ не имеет заранее установленной силы, не обладает преимуществом перед другими доказательствами и, как все иные доказательства, оценивается по общим правилам в совокупности с другими доказательствами.
  • Литература:
  1. Балгужинов, Р. К. Заключение специалиста как источник доказательств в уголовном судопроизводстве / Р. К. Балгужинов. — непосредственный // Сфера знаний: вопросы продуктивного взаимодействия теории и практики. сборник научных трудов. — Казань: ООО «СитИвент», 2018. — С. 27–32.
  2. Гришина, Е. П. К вопросу о доктринальных и правовых положениях относительно заключения и показаний специалиста в уголовном судопроизводстве / Е. П. Гришина. — непосредственный // Российский судья. — 2019. — № 4. — С. 18–23.
  3. Патенкова, Ю. А. Заключение специалиста и его оценка в уголовном процессе / Ю. А. Патенкова. — непосредственный // Традиции и новации в системе современного российского права. — Москва: РГ-Пресс, 2019. — С. 594–595.
  4. Попова, И. П. Проблемы оценки заключения эксперта и специалиста субъектами доказывания / И. П. Попова. — непосредственный // Развитие криминалистики и судебной экспертизы в трудах профессора Е. Р. Россинской. — Москва: Общество с ограниченной ответственностью «Проспект», 2019. — С. 360–366.
  5. Яргутова, В. Ю. Заключение специалиста и заключение эксперта: сравнительная оценка в свете уголовно-процессуального законодательства / В. Ю. Яргутова. — непосредственный // Уголовное судопроизводство: стратегия развития. — Москва: Московский университет Министерства внутренних дел Российской Федерации им. В. Я. Кикотя, 2018. — С. 281–285.

Как оспорить судебную экспертизу?

Суд назначает экспертизу практически во всех видах судебных разбирательств. Эксперта, который будет проводить исследования, также определяют судебные органы.

Поэтому истец и обвиняемый никак не могут повлиять на результат судебной экспертизы.

Однако если выводы судебного эксперта покажутся сторонам необъективными, некомпетентными или ложными, они вправе оспаривать итоги проведенной экспертизы.

Если вы собираетесь оспорить в суде результат судебной экспертизы, обращайтесь к юристу. Он выявит процессуальные нарушения. А также выберет способ оспаривания экспертизы, подаст ходатайство и доведет процедуру до логического и корректного завершения.

Найти юриста-эксперта весьма просто. Трудовые биржи, предложения частных специалистов в интернете, поиск по старинке (объявления в газете, знакомые) — все это работает, но далеко не всегда дает желаемый результат. Что такое хорошая судебная экспертиза? Независимая (читай — непредвзятая), качественная и быстрая оценка, которая поможет вам выиграть дело в суде.

Когда речь идет о судебных разбирательствах, обычно нет времени на долгий и вдумчивый поиск. Результат нужен здесь и сейчас. Частные специалисты не всегда обладают должной квалификацией. Поэтому вам нужен опытный эксперт, который сделает все четко и быстро.

Такие специалисты и предлагают свои услуги на маркетплейсе R.TIGER. У нас — только проверенные юридические компании и реальные клиентские отзывы.

Кроме того, вы существенно экономите время: поиск эксперта и оформление заявки в целом займут не больше часа, тогда как на изучение всех предложений об экспертизе в интернете и их дальнейшую проверку может уйти целый день. И далеко не все онлайн-эксперты дают гарантию результата.

Наш сервис такую гарантию предоставляет — оплата происходит только после выполнения услуги. Не теряйте драгоценное время, оформляйте заявку и нанимайте опытного юриста для проведения судебной экспертизы через R.TIGER.

  • Хотите разобраться, но нет времени читать статью? Юристы помогут
  • Поручите задачу профессионалам. Юристы выполнят заказ по стоимости, которую вы укажете
  • С этим вопросом могут помочь 120 юристов на RTIGER.com

Решить вопрос >

Причины оспаривания судебной экспертизы

Судебная экспертиза — это строго регламентированное процессуальное действие. Экспертная оценка подразумевает анализ объекта, назначенного судьей, и вынесение конкретного и категоричного заключения по всем вопросам, поставленным судом.

Однако заключение эксперта не имеет заранее установленной силы. Это закреплено и в Гражданском процессуальном кодексе РФ (ст. 67 ГПК РФ), и в Арбитражном процессуальном кодексе (ст. 71 АПК РФ), и в Уголовно-процессуальном кодексе РФ (ст.

17 УПК РФ).

Это значит, что в некоторых случаях проведенная судебная экспертиза может потребовать оценки доказательств или даже оспаривания в суде. Такая необходимость возникает, когда одна из сторон разбирательства не согласна с результатами проведенной экспертизы.

Необходимость оспорить заключение эксперта в суде может возникнуть по разным причинам. Если вам кажется, что эксперт был необъективен в своей оценке, оспорьте ее.

Основаниями для обжалования экспертизы могут быть и недостаточный уровень квалификации и опыта работы эксперта, условные, а не категоричные выводы в заключении, несоответствие образования исполнителя предмету судебного анализа, неправильный выбор методов исследования, намеренное искажение информации, нарушение порядка проведения оценки. И это далеко не весь список.

Есть несколько способов, позволяющих оспорить результаты судебной экспертизы. Ваш адвокат может вызвать эксперта в суд и получить от него все разъяснения по поводу экспертного заключения.

Другой вариант — заказать независимую экспертизу и предоставить ее результаты в суд для рассмотрения и приобщения к делу. Самый популярный вариант — обжаловать решение суда через ходатайство о проведении повторной или дополнительной экспертизы.

Вот в каких случаях можно оспаривать заключение эксперта и назначать повторную экспертизу:

  1. Если есть сомнения в обоснованности действий или выводов эксперта. Речь идет об объективности и беспристрастности исполнителя. Их отсутствие (предвзятость оценки в суде) — это серьезное нарушение (ст. 20 73-ФЗ от 31.05.2001). Все пункты заключения должны быть не только обоснованными, но и достоверными, и легко проверяющимися.
  2. Если в заключении есть явные противоречия. Итоговый документ судебной экспертизы должен быть выстроен логично и иметь определенные категоричные выводы. Противоречивым может быть не только содержание заключения, но и сами выводы эксперта. Если экспертное мнение противоречит представленным доказательствам, оспорьте заключение и подайте ходатайство о повторной экспертизе.
  3. Если эксперт некомпетентен. Когда задачи исследования и вопросы, требующие глубокого анализа эксперта, не соответствуют уровню квалификации, образования и компетентности исполнителя, назначается повторная экспертиза. Вероятностные ответы возможны, но они не являются обоснованными. Суду для принятия решения по делу требуются категоричные заключения и четкая методика исследования.
  4. Если нарушен процесс проведения оценки. Действия эксперта или экспертной комиссии повлияли на выводы? Оспорьте результат экспертизы. Также основанием для подачи ходатайства будет отсутствие в заключении информации о том, что эксперт предупрежден об уголовной ответственности за предоставление ложного заключения.
  5. Если эксперт заинтересован в принятии судебного решения. Здесь все логично — если у исполнителя есть личный интерес, выводы изначально не могут быть объективными.

При этом дополнительная и повторная судебная экспертиза — это не одно и то же. Повторную оценку назначают тогда, когда сомневаются в объективности, корректности и достоверности выводов первичного исследования.

Дополнительная экспертиза может инициироваться судом или же по ходатайству обвиняемого, если сведения первичного анализа неполные, недостаточно ясные и оставляют вопросы.

Для повторного исследования привлекается другой (независимый) эксперт, дополнительную оценку проводит специалист, который осуществлял первичную оценку.

Порядок оспаривания экспертизы

Хотя заключение эксперта не имеет заранее установленной силы, оно существенно влияет на решение судьи. Поэтому результат судебной экспертизы можно оспорить. Есть такой термин — судебное доказывание.

Применение судебного доказывания означает, что любая сторона, участвующая в разбирательстве, вправе установить фактические обстоятельства дела. Именно для этого и необходимо оспаривание результатов судебного заключения, объективность и корректность которого вызывает сомнение.

Если вы не согласны с выводами эксперта, не тяните и подавайте ходатайство на оспаривание заключения.

Запомните, самостоятельные действия в данном случае неуместны. Пусть всеми вопросами занимается ваш юрист. Вот как можно оспорить результаты судебной экспертизы:

  1. Рецензировать заключение. Это довольно распространенная практика. Рецензирование — это полноценное доказательство правоты участников дела. Судебное законодательство позволяет привлекать экспертов к разбирательству. Рецензия необходима для установления достоверности, объективности, правдоподобности выводов. Эксперт выявляет соответствие заключения действующему законодательству, проверяет соблюдение всех процессуальных требований, определяет обоснованность и полноту исследования и представленных выводов. В результате он дает свою оценку уже готовому заключению. Для проведения рецензирования необходимо предоставить направление на экспертизу и экземпляр экспертного заключения. Если в первичном заключении действительно были нарушения, то рецензент укажет на это и поставит под сомнение допустимость доказательства в виде заключения эксперта.
  2. Провести повторную/дополнительную экспертизу. Здесь речь идет о несудебной оценке и привлечении независимого эксперта. О повторном анализе ходатайствуют, если были грубые нарушения в первоначальном заключении и порядке проведения исследования.
  3. Привлечь специалиста или эксперта для участия в судебном разбирательстве. Если исполнитель, назначенный судебными органами, не обладает специальными знаниями для проведения оценки, и его выводы весьма сомнительны, другая сторона может привлечь профильного специалиста. Вызывайте его к ближайшему судебному заседанию после оглашения первичного заключения. Все объяснения эксперта должны быть квалифицированными и носить разъяснительный характер. И запомните — вы вправе обеспечить явку рецензента заключения в качестве специалиста.

С привлечением эксперта все не так просто. Ваш юрист должен предоставить мотивированное ходатайство, обосновывающее необходимость вызова эксперта, подготовившего первичное заключение.

В таком ходатайстве отражаются все вопросы к исполнителю, указываются конкретные недочеты, противоречия, нелогичные и необоснованные выводы. Чтобы судья разрешил вызвать исполнителя, вы обязаны четко обозначить проблематику и поставить конкретные вопросы.

В данном случае вы также вправе привлекать профильных специалистов, которые будут задавать свои вопросы эксперту.

Каким бы ни были содержание и выводы экспертного заключения, у вас всегда есть возможность оспорить результат судебной экспертизы. Главное — соблюдать обоснованность и мотивированность в своих действиях.

У вас (то есть у вашего юриста) должны быть четкие вопросы к исполнителю и привлекаемым специалистам, иначе оспаривание может иметь обратный эффект.

В результате обжалования судья может как поменять свое мнение и признать заключение недостоверным доказательством, так и усилить выводы, приведенные экспертом в первоначальном документе. Поэтому готовьтесь тщательно, во всем советуйтесь с юристом и выстраивайте уверенную линию поведения.

  1. Источники:
  2. Об оценке доказательств
  3. О дополнительных и повторных экспертизах в суде

Заключение судебного эксперта, его оценка и использование правоприменителем

Как указано в ст. 25 ФЗ ГСЭД, на основании проведенных исследований с учетом их результатов эксперт от своего имени или комиссия экспертов дают письменное заключение и подписывают его.

Если судебная экспертиза проводилась в государственном или негосударственном СЭУ, подписи эксперта или комиссии экспертов удостоверяются печатью этого учреждения.

Подпись частного эксперта по усмотрению лица или органа, назначивших судебную экспертизу, может быть заверена.

Законодатель регламентирует содержание заключения судебного эксперта лишь в самых общих чертах. В заключении эксперта или комиссии экспертов должны быть отражены:

  • 1) время и место производства судебной экспертизы;
  • 2) основания производства судебной экспертизы;
  • 3) сведения об органе или о лице, назначивших судебную экспертизу;
  • 4) сведения о СЭУ, об эксперте (фамилия, имя, отчество, образование, специальность, стаж работы, ученая степень и ученое звание, занимаемая должность), которым поручено производство судебной экспертизы;
  • 5) предупреждение эксперта в соответствии с законодательством России об ответственности за дачу заведомо ложного заключения;
  • 6) вопросы, поставленные перед экспертом или комиссией экспертов;
  • 7) объекты исследований и материалы дела, предоставленные эксперту для производства судебной экспертизы;
  • 8) сведения об участниках процесса, присутствовавших при производстве судебной экспертизы;
  • 9) содержание и результаты исследований с указанием примененных методов;
  • 10) оценка результатов исследований, обоснование и формулировка выводов по поставленным вопросам.
Читайте также:  Верховный суд разрешил в 10 раз уменьшить штраф за случано спрятанный автономер

Посвященные заключению судебной экспертизы ст. 86 АПК РФ, ст. 204 УПК РФ, ст. 86 ГПК РФ, п. 5 ст. 26.4 КоАП РФ довольно близки по содержанию ст. 25 ФЗ ГСЭД.

В них указывается, что заключение дается экспертом только в письменной форме, подписывается им и должно содержать подробное описание проведенных исследований, сделанные на основе полученных результатов выводы и обоснованные ответы на поставленные следствием или судом вопросы.

Если в процессе производства экспертизы экспертом будут установлены обстоятельства, имеющие значение для дела, по поводу которых ему не были поставлены вопросы, он вправе включить выводы об этих обстоятельствах в свое заключение.

  • Заключение судебной экспертизы, форма и содержание которого практически не различаются в уголовном, гражданском и арбитражном процессе, традиционно имеет определенную структуру и обычно состоит из нескольких частей.
  • Во вводной части указываются:
  • номер и наименование дела, по которому назначена экспертиза;
  • обстоятельства дела, имеющие отношение к исследованию;
  • сведения об органе и лице, назначившем экспертизу, правовые основания для назначения экспертизы (постановление или определение);
  • наименование экспертного учреждения, исходные сведения о лице (или лицах), производившем экспертизу (фамилия, имя, отчество, образование, экспертная квалификация, ученая степень, звание, стаж экспертной работы);
  • род и вид экспертизы.

Далее перечисляются поступившие на экспертизу материалы, способ их доставки, вопросы, вынесенные на разрешение эксперта. Вопросы, разрешаемые экспертом по собственной инициативе, также приводятся во вводной части заключения.

Если экспертиза комиссионная, комплексная, дополнительная или повторная, это указывается во вводной части, где также излагается, когда и кем проводились предшествующие экспертизы, к каким выводам пришли эксперты и каковы основания назначения повторной или дополнительной экспертизы.

Вопросы, выносимые на разрешение эксперта, приводятся во вводной части без изменения их формулировки. Если эксперт считает, что некоторые из них выходят (частично или полностью) за пределы его специальных познаний или для ответа на эти вопросы специальные знания не требуются, он отмечает это в заключении.

К сожалению, зачастую формулировки вопросов не соответствуют общепринятым рекомендациям. Обычно, если смысл вопроса понятен эксперту, он в экспертном заключении дает вопрос в собственной редакции в соответствии со своими специальными знаниями.

Однако, как представляется, это достаточно вольная трактовка права эксперта выйти за пределы экспертного задания и ответить на вопросы, которые не были поставлены на его разрешение[1].

К слову сказать, формулировка вопроса, данная экспертом, зачастую бывает не шире, а уже вопроса, поставленного на его разрешение первоначально.

Ни в одном процессуальном кодексе, равно как и в ФЗ ГСЭД, не предусмотрено право судебного эксперта переформулировать вопросы, выносимые на его разрешение. Он может только обратиться к следователю или суду с ходатайством о предоставлении дополнительных материалов.

Но можно ли считать уточнение вопросов предоставлением дополнительных материалов? Ведь вопросы уже зафиксированы в процессуальном документе — постановлении (определении) о назначении судебной экспертизы.

Этот документ принимается в соответствии с определенной процессуальной процедурой.

На практике такая проблема возникает очень часто по всем категориям дел.

Например, при рассмотрении в арбитражном суде дела, связанного с пожаром на промышленном объекте, перед экспертом был поставлен вопрос: «Как соотносится с пожаром оплавление медной проводки?» В соответствии с методикой исследования металлических проводников в зонах короткого замыкания и термического воздействия[2] эксперт, переформулировав вопрос, дал его в следующей редакции: «Какова природа оплавления медных проводников? Если оплавление вызвано коротким замыканием, то произошло ли оно до начала пожара или в процессе его развития?» Безусловно, такая формулировка корректнее и позволяет эксперту сделать категорические выводы, имеющие большое доказательственное значение. Но с формальной точки зрения эксперт вышел за пределы своей компетенции.

По нашему мнению, судебного эксперта необходимо наделить правом переформулировать вопросы, вынесенные на его разрешение, если они сформулированы некорректно с точки зрения теории и методики судебной экспертизы, и уведомить об этом в определенный срок субъекта, назначившего экспертизу. Если эксперт является сотрудником СЭУ, то необходимость изменения формулировки вопросов он согласует с руководителем учреждения, который в свою очередь извещает об этом субъекта, назначившего экспертизу.

  1. В исследовательской части заключения обычно указываются:
  2. вид упаковки представленных на экспертизу объектов, ее целостность, реквизиты;
  3. состояние этих объектов и сравнительных образцов;
  4. процесс исследования по стадиям с описанием его методики, условий применения тех или иных методов.
  5. На основании проведенного исследования дается научное объяснение выявленных диагностических и идентификационных признаков, причем их описание должно быть логически обоснованным и подводить к окончательным выводам.
  6. Если экспертиза была комплексной или в ходе ее выполнялись комплексные исследования, исследовательская часть завершается так называемой синтезирующей частью, где эксперты, являющиеся специалистами в разных родах или видах экспертизы, обобщают раздельно полученную информацию для формулирования общего ответа на поставленный вопрос.

В последней части заключения излагаются выводы, т. е. даются ответы на вопросы, поставленные на разрешение экспертизы.

При невозможности решения какого-либо вопроса эксперт должен в исследовательской части заключения обосновать это.

Выводы об обстоятельствах, по которым следователем не были поставлены вопросы и которые эксперт приводит в рамках экспертной инициативы, излагаются в конце заключения.

  • Вывод — это краткий, точно сформулированный, не допускающий неоднозначного толкования ответ эксперта на поставленный вопрос. Формулирование выводов происходит на двух уровнях: по ходу исследования формируется определенное суждение, которое ложится в основу промежуточного вывода;
  • после завершения всех исследований формулируются окончательные выводы.
  • С гносеологической точки зрения выводы эксперта должны удовлетворять принципам: квалифицированности, определенности, доступности[3].
  • С точки зрения определенности экспертные выводы подразделяются на категорические и вероятные (предположительные).

Категорический вывод — это достоверный вывод о факте независимо от условий его существования. Например, категорическими положительными являются выводы о том, что подпись в завещании выполнена гражданином Н.

или след обуви на месте происшествия образован левым ботинком гражданина М. Категорическим отрицательным может быть, например, вывод о том, что водитель не имел технической возможности избежать наезда на пешехода.

Если эксперт не находит оснований для категорического заключения, выводы носят вероятный, т. е. предположительный, характер.

Вероятный вывод представляет собой обоснованное предположение (гипотезу) эксперта об устанавливаемом факте и обычно отражает неполную внутреннюю психологическую убежденность в достоверности аргументов, среднестатистическую доказанность факта, невозможность достижения полного знания.

Вероятные выводы допускают возможность существования факта, но и не исключают другого (противоположного) вывода. Например, наиболее вероятно, что пожар возник от малокалорийного источника тепла — тлеющего табачного изделия.

Причинами вероятных выводов могут быть неправильное или неполное собирание объектов, подлежащих исследованию, утрата или отсутствие наиболее существенных, значимых признаков следов, недостаточное количество сравнительных материалов, неразработанность методики экспертного исследования и др.

С содержательной стороны имеется определенное различие между гносеологическими характеристиками категорических и вероятных выводов. В первом случае вывод основан на убежденности эксперта, что его выводы истинны, однозначны и не допускают иного толкования, во втором — убежденности в невозможности по тем или иным причинам дать категорический ответ на поставленный вопрос.

По отношению к установленному факту экспертный категорический или вероятный вывод также может быть утвердительным (положительным) и отрицательным, когда отрицается существование факта, по поводу которого перед экспертом поставлен вопрос.

По характеру отношений между умозаключением и его основанием выводы подразделяются на условные («если… то…») и безусловные. Безусловный вывод — это признание факта, не ограниченное какими-либо условиями.

Условный вывод означает признание факта в зависимости от определенных обстоятельств, достоверности предшествующих знаний, доказанности других фактов (например, вывод о том, что текст документа выполнен не на данном матричном принтере, при условии что принтер не подвергался ремонту).

Такой вывод также может высказываться в категорической и вероятной форме.

Если в результате экспертного исследования не удалось прийти к единственному варианту решения вопроса, эксперт формулирует альтернативный вывод, предполагающий существование любого из перечисленных в нем взаимоисключающих фактов.

Такой вывод — это строго разделительное суждение, указывающее на возможность существования любого из перечисленных в нем взаимоисключающих фактов, необходимость выбора следователем (судом) какого-либо одного из них и признания его имевшим место в действительности.

Альтернативные выводы допустимы, когда каждый из них должен исключать другие (и тогда от ложности одного можно логически прийти к истинности другого, от истинности первого — к ложности второго).

Например, эксперт, производивший пожарнотехническую экспертизу, делает вывод о возникновении пожара в результате занесения постороннего источника огня, поскольку ему удалось исключить все остальные возможные механизмы возникновения и развития горения на объекте, а именно: возможность возникновения пожара от самовозгорания, аварийные режимы работы электросети, неконтролируемые силы природы, электростатическое электричество и др.

Противоположными альтернативным являются однозначные выводы, т. е. категорические выводы, в которых утверждается или отрицается какой-либо факт. Например, категорический вывод судебной автороведческой экспертизы о том, что данное анонимное письмо написано гражданином Н.

Эксперт может сделать вывод и о невозможности решения вопроса, поставленного на его разрешение уполномоченным лицом или органом, например, из-за отсутствия методики исследования, неполноты (некачественности) объектов и других материалов, предоставленных в его распоряжение, и т. д.

В основу судебного решения по делу могут быть положены только категорические выводы. Следовательно, только они имеют доказательственное значение. Заключение с категорическими выводами служит доказательством по делу.

Вероятное заключение не может быть доказательством, а лишь позволяет получить ориентирующую, поисковую информацию, подсказать версии, нуждающиеся в проверке.

Вероятные выводы ни в коем случае не должны игнорироваться, их необходимо использовать, но продуманно и осторожно.

Экспертное заключение может быть иллюстрировано фотоснимками, оформленными в виде фототаблиц, схемами, диаграммами, чертежами и другими наглядными материалами, которые рассматриваются как составная часть заключения. Приобщается также справка о расходах на экспертизу для включения их в судебные издержки. Текст заключения, выводы и иллюстративные материалы (каждая страница) подписываются экспертом, выполнявшим исследование.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector