Поправки в УК и УПК, принятые во II полугодии

Поправки в УК и УПК, принятые во II полугодии

Андрей Гордеев / Ведомости

Минюст разработал поправки в УК и УПК, защищающие адвокатов и расширяющие их права. Проект этого закона опубликован на официальном портале проектов нормативных правовых актов 1 сентября. Он вводит новую статью 294.

1 в Уголовный кодекс (УК), которая предусматривает санкции за воспрепятствование законной деятельности адвокатов.

Так, воспрепятствование, которое «повлекло причинение существенного вреда правам и законным интересам» граждан, организаций и государства, авторы поправок предлагают наказывать штрафом в размере до 80 000 руб. или в размере зарплаты за срок до шести месяцев, исправительными и обязательными работами.

Если такое воспрепятствование было со стороны группы лиц по предварительному сговору или с использованием служебного положения, то кроме штрафа до 300 000 руб.

и принудительных работ возможно лишение свободы до двух лет, а если сопровождалось насилием, то и до пяти лет.

Эти меры могут быть избраны только при отсутствии признаков преступлений, предусмотренных статьями 295 и 296 УК, – посягательства на жизнь, насилия и угроз в отношении лиц, осуществляющих правосудие, к которым относятся и адвокаты.

В пояснительной записке к законопроекту указывается, что изменения в УК «направлены в первую очередь на дополнительные гарантии реализации принципа состязательности сторон в уголовном судопроизводстве, особенно в части установления режима уголовно-правовой охраны профессиональных прав адвоката от преступных посягательств». Адвокаты, говорится в записке, выступают «в уголовном судопроизводстве в качестве равноправных участников наряду со следователями, дознавателями и прокурорами, хотя и с различными полномочиями», поэтому и предлагается уравнять их права.

Президент Федеральной палаты адвокатов (ФПА) Юрий Пилипенко отметил, что разработка законопроекта велась в сотрудничестве с палатой. Он поясняет, что законопроект важен для сообщества, и надеется, что он в итоге будет одобрен, так как давно назрел.

Существование такого закона, говорит Пилипенко, может иметь «профилактирующее» воздействие и «облагородить» сферу работы адвокатов.

Адвокат Яков Гаджиев из «Юков и партнеры» считает, что видимых последствий у такого закона не будет, а сам законопроект прежде всего приводит нормы в соответствие с международными договорами и конвенциями.

Вносятся законопроектом Минюста изменения и в Уголовно-процессуальный кодекс (УПК), которые касаются работы адвоката в суде, документооборота при допросах и использования технологий записи.

Так, предлагается часть 4 статьи 189 изложить в следующей редакции: «Допрос производится с обязательным проведением аудио- и (или) видеозаписи, материалы которой приобщаются к протоколу допроса и хранятся при уголовном деле».

Такие правила предлагается применять и при очной ставке.

Как утверждается в записке, изменения в УПК направлены на введение таких правил, которые снижали бы в ходе предварительного расследования риски воспрепятствования допуску и участию защитника в досудебной процессуальной деятельности, а также исключали бы немотивированные отказы в рассмотрении и удовлетворении ходатайств защиты об исследовании доказательств, приобщении к делу документов и других материалов.

Статс-секретарь ФПА и партнер КА Pen & Paper Константин Добрынин поясняет, что этот законопроект – «последствие встречи премьер-министра Дмитрия Медведева и представителей адвокатуры осенью 2019 г., после которой Минюсту был дан ряд важных поручений».

«Нарушение права на профессиональную юридическую помощь, в том числе путем недопуска адвокатов к доверителям, сокрытия от адвокатов процессуальных документов, физических препятствий к осуществлению защиты, к сожалению, является распространенной практикой.

Адвокатов правоохранители воспринимают как врагов, с которыми надо активно и агрессивно бороться, иногда физически», – подчеркивает Добрынин. Он отмечает, что сейчас нет специальных норм, предусматривающих ответственность за вмешательство в работу адвоката.

Принятие такого законопроекта, по мнению Добрынина, будет «реальным шагом в направлении восстановления принципа состязательности и равноправия сторон в уголовном процессе».

Поправки в УПК по части фотофиксации протоколов помогут бороться с сокрытием документов со стороны следствия, отмечает Добрынин.

Обязательное аудиопротоколирование допросов и очных ставок, говорит адвокат, – эффективная мера для противодействия психологическому и физическому воздействию в отношении допрашиваемых.

«​Отсутствие результатов аудиопротоколирования при ведении протокола судебного заседания будет безусловным  основанием для отмены или изменения судебного решения»  — полагает Яков Гаджиев.

В 2019 г. подобный законопроект был разработан в комитете по государственному строительству, правопорядку и судебным вопросам Государственного собрания – Курултая Республики Башкортостан. Осенью 2019 г. он был рассмотрен в Совете законодателей при Федеральном собрании. Эта комиссия дала заключение с рекомендацией не вносить этот законопроект в Государственную думу.

В заключении указывалось, что прокурор, следователь и дознаватель имеют иные, отличные от адвоката статусы в рамках уголовного судопроизводства и по УПК полномочиями по сбору доказательств наделены именно эти лица, а не защитник.

«Ведомости» направили запросы в Генеральную прокуратуру и Следственный комитет России по поводу их отношения к разработанным Министерством юстиции поправкам в УК и УПК.

Исправленная версия. Уточнен комментарий адвоката Якова Гаджиева​

Поправки в УК и УПК, принятые во II полугодии

Изменение Уголовного кодекса РФ с 10 января 2021 года

Редакцию Уголовного кодекса РФ с 10.01.2021 изменили три новых закона:

Их нормами введена уголовная ответственность:

  • за клевету, совершенную публично с использованием информационно-телекоммуникационных сетей;
  • за умышленное блокирование объектов транспортной инфраструктуры и воспрепятствование движению транспортных средств и пешеходов, если эти деяния создали угрозу жизни, здоровью и безопасности граждан;
  • за хулиганство, совершенное с применением насилия к гражданам либо угрозой его применения.

Клевета

В УК РФ расширен перечень возможных наказаний за клевету. Его дополнили такими видами наказаний, как:

  • принудительные работы;
  • арест;
  • лишение свободы.

Новой редакцией статьи 128.1 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за клевету, которая прозвучала в публичном выступлении, публичном произведении, средствах массовой информации либо была совершена публично с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, включая интернет. Наказание определено в виде:

  • штрафа в размере до 1 000 000 рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года;
  • обязательных работ на срок до 240 часов;
  • принудительных работ на срок до двух лет;
  • ареста на срок до двух месяцев либо лишением свободы на срок до двух лет.

Квалифицирующий признак «клевета, соединенная с обвинением лица в совершении преступления сексуального характера» заменили на признак «клевета, соединенная с обвинением лица в совершении преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности».

За клевету, совершенную с использованием своего служебного положения накажут:

  • штрафом в размере до 2 000 000 рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет;
  • обязательными работами на срок до 320 часов;
  • принудительными работами на срок до трех лет;
  • арестом на срок до четырех месяцев;
  • лишением свободы на срок до трех лет.

За распространение недостоверных сведений о том, что человек страдает заболеванием, представляющим опасность для окружающих, накажут:

  • штрафом в размере до 3 000 000 рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет;
  • обязательными работами на срок до 400 часов;
  • принудительными работами на срок до четырех лет;
  • арестом на срок от трех до шести месяцев;
  • лишением свободы на срок до четырех лет.

Следите за изменениями в работе с помощью КонсультантПлюс. Настройте индивидуальный профиль и получайте уведомления о новостях и поправках сразу, как они появляются. Инструкции в системе обновляются сразу после изменений и всегда актуальны. Попробуйте бесплатно 2 дня!

Поправки в УК и УПК, принятые во II полугодии

Для чтения получите доступ в КонсультантПлюс (бесплатно на 2 дня)

Блокировка дорог

В статье 267 УК РФ признаны уголовным преступлением:

  1. Умышленное блокирование транспортных коммуникаций, объектов транспортной инфраструктуры.
  2. Воспрепятствование движению транспортных средств и пешеходов на путях сообщения, улично-дорожной сети.

При условии, что такие деяния создали угрозу жизни, здоровью и безопасности граждан либо угрозу уничтожения или повреждения имущества физических и (или) юридических лиц. Эти противоправные действия наказываются:

  • штрафом в размере от 100 000 до 300 000 рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет;
  • обязательными работами на срок до 240 часов;
  • принудительными работами на срок до одного года;
  • лишением свободы на срок до одного года.

Предусмотрены квалифицированные составы указанного преступления, учитывающие различную уголовную ответственность в зависимости от степени причиненного вреда здоровью человека и величины нанесенного ущерба.

Хулиганство с насилием

Статьей 213 УК РФ в новой редакции установлено, что хулиганство с насилием к гражданам либо угрозой его применения наказывается:

  • штрафом в размере от 300 000 до 500 000 рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до трех лет;
  • обязательными работами на срок до 480 часов;
  • исправительными работами на срок от одного года до двух лет;
  • принудительными работами на срок до пяти лет;
  • лишением свободы на срок до пяти лет.

За хулиганство, совершенное с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, либо группой лиц, преступника ожидает наказание в виде:

  • штрафа в размере от 500 000 до 1 000 000 рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от трех до четырех лет;
  • принудительных работ на срок до пяти лет;
  • лишения свободы на срок до семи лет.
Читайте также:  Путин уменьшил размер неустойки по алиментам

Обзор изменений в УК и УПК в 2021 году

Завершается 2021 г., а это значит, что пришло время традиционного предновогоднего обзора изменений в уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве, которые произошли в уходящем году.

Обзор изменений в УК и УПК в 2020 годуРабота законодателя была крайне активной, но поправки носили скорее «косметический» характер

Напомню, что при подготовке обзора за 2020 г. я желал себе и читателям сущностных изменений в законодательство: расширения подсудности суда присяжных, кардинального изменения формулировок ст. 210 УК РФ, увеличения порогового размера крупного и особо крупного размера по статьям о хищениях и взяточничестве.

К сожалению, ни одного из наших – адвокатских – пожеланий в уходящем 2021 г. не сбылось. Почему? Вопрос следует адресовать законодателю, который вновь сосредоточился на количестве, а не на качестве поправок. Изменений было много, они носили веерный характер, однако выделить что-то, что могло бы облегчить работу адвокатов или жизнь наших доверителей, довольно сложно.

Перейдем к наиболее существенным, на мой взгляд, изменениям и их оценке.

Уголовное законодательство

Ужесточено наказание по ст. 128.1 («Клевета») УК, введена ответственность за клевету в отношении неопределенного круга лиц (Федеральный закон от 30 декабря 2020 г. № 538-ФЗ).

Законодатель подверг серьезной ревизии нормы о клевете.

Эти нормы традиционно являются одними из наиболее часто изменяемых в УК – статью то декриминализовали, то дополняли, а теперь вполне серьезно ужесточили наказание.

Представляется, что причиной является общий тренд власти на более строгое регулирование общественной активности в СМИ и интернете. В качестве такого регулятора традиционно используется уголовное законодательство.

Вряд ли такую законодательную политику можно признать оправданной, и либеральности в уголовный закон она точно не добавляет.

Совет Федерации одобрил закон об уточнении уголовной ответственности за клеветуМаксимальное наказание за распространение клеветнических сведений в отношении нескольких лиц, в том числе индивидуально не определенных, – два года лишения свободы

Часть 2 ст. 128.1 УК была дополнена признаком «совершенная публично с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, включая сеть “Интернет”, либо в отношении нескольких лиц, в том числе индивидуально не определенных».

Данное нововведение было мотивировано тем, что ранее действовавшая редакция касалась только СМИ, оставляя остальным простор для свободы слова на всем интернет-пространстве.

Что касается клеветы в отношении неопределенного круга лиц, у меня есть сомнения в правильности применения подобной формулировки в диспозиции статьи, поскольку объектом преступного посягательства являются честь и достоинство, а также деловая репутация.

Каким образом можно оценить честь, достоинство и деловую репутацию неопределенного лица, непонятно. Тем более не ясно, как определить, что сказанное в таком случае будет являться клеветой.

Получается, что потерпевшим себя сможет назвать абсолютно любое лицо, посчитавшее, что высказанные кем-либо неконкретизированные суждения, по его мнению, относятся и к его личности.

Ответственность за клевету в данной части законодателем была ужесточена: введено наказание в виде лишения свободы до двух лет (в предыдущей редакции статьи наказание в виде лишения свободы не предусматривалось), в качестве основного наказания добавлены принудительные работы.

Российский законодатель, как правило, активен в вопросах ужесточения наказания за те или иные деяния. К сожалению, криминологические исследования, предшествующие внесению подобных законодательных изменений, при этом не проводятся. Рассматриваемая ситуация исключением из печального правила не стала.

Изменения, внесенные в ч. 5 указанной статьи Кодекса, также вызывают вопросы. Она предусматривает ответственность за клевету, соединенную с обвинением лица в совершении преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности либо тяжкого или особо тяжкого преступления. Наказание по ней составляет до пяти лет лишения свободы.

При этом за ряд преступлений против половой неприкосновенности и половой свободы не предусмотрены столь суровые наказания. Например, по ч. 1 ст. 133 УК установлен максимальный срок лишения свободы до года, по ч.

1 ст. 134 – до четырех лет, по ч. 1 ст. 135 – до трех лет. Непонятно, почему законодатель посчитал ложные высказывания об этой категории преступлений более общественно опасными, чем совершение самих преступлений.

Изменена диспозиция ст. 213 («Хулиганство») (Федеральный закон от 30 декабря 2020 г. № 543-ФЗ).

Законодатель кардинально изменил диспозицию ч. 1 ст. 213 УК. Теперь по п. «а» ч. 1 ст. 213 уголовно наказуемым считается не хулиганство с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, как было в ранее действовавшей редакции, а хулиганство с применением насилия к гражданам либо угрозой его применения.

В Уголовном кодексе появятся новые составы хулиганстваГосдума приняла закон о криминализации хулиганства, совершенного группой лиц без предварительного сговора, а также с применением насилия к гражданам и с угрозой его применения

Таким образом, законодатель, по сути, вернулся к прежней формулировке ст. 213, которую многие критиковали, называя «резиновой».

Фактически описание деяния было необоснованно и немотивированно расширено до настолько расплывчатых пределов, что по данной статье можно будет привлекать за что угодно, усмотрев в любых действиях лица угрозу применения насилия.

Учитывая сжатые сроки рассмотрения законопроекта в Госдуме, представляется, что нововведение не было в достаточной мере проработано.

Кроме того, при правоприменении наверняка возникнет острый практический вопрос конкуренции норм – ч. 1 ст. 213 со ст. 116 (побои, совершенные из хулиганских побуждений), п. «а» ч. 2 ст. 115 (умышленное причинение легкого вреда здоровью из хулиганских побуждений), п.

«д» ч. 2 ст. 112 (умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью из хулиганских побуждений) УК, объективная сторона которых «схожа до степени смешения». Почему законодатель о конкуренции норм, с которой наверняка столкнуться правоприменители, не подумал, непонятно.

Изменена диспозиция ст. 230 («Склонение к потреблению наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов») (Федеральный закон от 24 февраля 2021 г. № 25-ФЗ).

Пункт «д» ч. 2 ст. 230 УК дополнен квалифицирующим признаком «с использованием информационно-телекоммуникационных сетей (включая сеть “Интернет”)». Такие действия наказываются лишением свободы на срок от пяти до десяти лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

Принят закон о введении уголовной ответственности за пропаганду наркотиков в интернетеРанее за необходимость внесения таких изменений высказывался глава государства

Представляется, что правоприменители могут начать активно использовать данный квалифицирующий признак на основании собственных вольных и субъективных оценок.

Например, соответствующей уголовно-правовой ревизии могут быть подвергнуты художественные произведения, содержащие описание наркотических средств.

Вывод о том, что такие произведения потенциально «склоняют» к потреблению наркотиков, может в этом случае быть сделан на основании выводов лингвистических экспертиз, к качеству и объективности которых и ранее возникали вопросы по многим уголовным делам.

Особые опасения вызывает то, что для определения момента окончания преступления не требуется, чтобы какое-то лицо фактически потребило такие средства.

Кроме того, законодателем четко не определено, может ли быть в принципе склонение в отношении неопределенного круга лиц.

В связи с этим подобные законодательные изменения вызывают заведомый скепсис как в отношении целесообразности их принятия, так и с точки зрения последствий в виде субъективного применения правоохранителями.

Изменена диспозиция ст. 354.1 («Реабилитация нацизма») (Федеральный закон от 5 апреля 2021 г. № 59-ФЗ).

В очередной раз громкая ситуация с уголовным преследованием оппозиционного политика, получившая общественный резонанс, стала, по мнению законодателя, веской причиной расширить и без того постоянно расширяющийся Уголовный кодекс. Какие-либо криминологические исследования реальной общественной опасности криминализируемых деяний, к сожалению, также не проводились.

Ответственность за публичное унижение чести и достоинства ветерана появится в УК и КоАПИзначально предполагалось, что усилится ответственность только за реабилитацию нацизма в интернете, но ко второму чтению законопроекты существенно изменились

Несмотря на то что в диспозиции ч. 1 ст. 354.1 УК уже присутствует формулировка, криминализующая распространение заведомо ложных сведений «о деятельности СССР в годы Второй мировой войны», последняя была дополнена уточняющим признаком «о ветеранах Великой Отечественной войны».

Существенной смысловой нагрузки данная статья не претерпела, зато обновилась очередным нагромождающим уточнением, в котором, на мой взгляд, нет необходимости.

Какой-либо логики в данном изменении тоже не усматривается, за исключением, пожалуй, желания законодателя продемонстрировать оперативную реакцию на обсуждаемую громкую ситуацию.

Аналогичное дополнение введено в ч.

3 статьи, где теперь наравне с иными перечисляемыми деяниями (распространение выражающих явное неуважение к обществу сведений о днях воинской славы и памятных датах России, связанных с защитой Отечества, а равно осквернение символов воинской славы России) числится «оскорбление памяти защитников Отечества либо унижение чести и достоинства ветерана Великой Отечественной войны». Полагаю, это нововведение ясности и лаконичности уголовному закону не добавляет.

Кроме того, законодатель посчитал, что наказание по указанной статье не соответствует преступлению: вновь ужесточены санкции: штрафы выросли с 300 тыс. руб. до 3 млн руб., в ч.

3 добавились принудительные работы и лишение свободы до трех лет, а в нововведенной ч. 4 наказание составляет до пяти лет лишения свободы.

С сожалением приходится констатировать, что ужесточение наказания и излишние уточнения были в уходящем году чуть ли не единственно возможными приемами воздействия на уголовное законодательство.

Читайте также:  Исковое заявление о защите прав потребителей – образец 2022 года

Изменено примечание к ст. 285 с определением должностных лиц (Федеральный закон от 24 февраля 2021 г. № 16-ФЗ).

Законодатель значительно расширил толкование термина «должностное лицо», включив туда внушительный перечень новых определений. По сути, теперь даже дочерние компании государственных организаций будут считаться государственными.

Существенное различие между государственными и коммерческими организациями заключается в том, что для уголовного преследования по определенным составам преступлений необходимо обращение потерпевшего, т.е.

в данном случае «головной» компании.

Такой подход обоснован невмешательством государства в экономическую деятельность и экономической самостоятельностью должностных лиц в решении определения ущерба для своей компании.

Теперь такая самостоятельность компаний с госучастием и их дочерних предприятий серьезно ограничена государством.

В связи с отнесением руководителей подобных организаций к должностным лицам, являющимся субъектом преступлений, предусмотренных ст.

285–293 УК, такого согласия не требуется, и теперь правоприменитель оказывается правомочен возбуждать в отношении них уголовные дела по собственному усмотрению.

Уголовно-процессуальное законодательство

Подавляющее большинство изменений в уголовно-процессуальном законодательстве носило характер технических и уточняющих.

Эти изменения касались регулирования издержек судопроизводства, вопросов подследственности, но не совершенствовали законодательство с точки зрения реализации и осуществления защиты.

Нормы, касающиеся предпринимательской деятельности, были более детально регламентированы, однако, по сути, значительного эффекта на практику вряд ли можно ожидать.

Заслуживающими наибольшего внимания (каждое, к сожалению, со знаком «минус») видятся два следующих изменения.

Статья 140 дополнена в части оснований возбуждения уголовного дела в отношении преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств (Федеральный закон от 5 апреля 2021 г. № 67-ФЗ).

В ст. 140 УПК РФ введена ч. 4, согласно которой сам факт пребывания лица в состоянии наркотического опьянения или обнаружения в теле человека наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов в отсутствие достаточных данных, указывающих на факт их передачи в нарушение положений ФЗ, не может являться основанием для возбуждения уголовного дела.

Причина принятия данной нормы понятна. Она активно лоббировалась представителями МВД России, которые были недовольны большим количеством дел, которые заведомо не могли быть раскрыты, возбуждались с учетом наличия формального повода. Это негативно сказывалось на общей статистике раскрываемости преступлений.

Теперь уголовных дел, возбуждаемых по факту обнаружения в теле человека наркотических средств, будет меньше, а значит, искусственно вырастет раскрываемость преступлений.

На правах граждан данная поправка скажется, очевидно, негативным образом, поскольку повлечет еще меньшую вовлеченность правоохранителей в раскрытие реальных преступлений.

Изменены порядок и сроки кассационного обжалования (ст. 401.3.) (Федеральный закон от 24 февраля 2021 г. № 15-ФЗ).

Ограничение сроков кассационного обжалованияАнализ и оценка законодательной инициативы Верховного Суда РФ по установлению двухмесячного срока для обжалования приговоров в «сплошной» кассации

Благодаря изменениям в ст. 401.3 УПК так называемая «сплошная кассация» теперь ограничена определенным и весьма скромным сроком. Отныне кассационные жалобы, подлежащие рассмотрению в порядке ст. 401.7 и 401.8 УПК, могут быть поданы в течение шести месяцев со дня вступления в законную силу приговора или иного итогового судебного решения.

Законодатель посчитал, что конституционное право на судебную защиту «даруется» гражданам только на время и не является неотъемлемым. Очевидно, что данные законодательные изменения существенно ограничили право кассационного обжалования и не принесли ни адвокатам, ни их доверителям ничего позитивного.

Представляется, что истинной целью изменений являлось сокращение объема работы судей, которые действительно серьезно загружены. Однако должно ли быть способом такой разгрузки ущемление прав граждан на доступ к правосудию? Полагаю, нет. К сожалению, у законодателя по этому поводу иное мнение.

При этом, по имеющейся у меня информации, в наступающем году право кассационного обжалования рискует подвергнуться еще большему ущемлению, и в случае принятия планируемых изменений рассмотрение многих судебных решений по уголовным делам может осуществляться судьей единолично (а не судебной коллегией, как в настоящее время), что, полагаю, противоречит самой сути процедуры кассационного обжалования.

Подводя итог работы законодателя по изменению уголовного и уголовно-процессуального законодательства в 2021 г., я бы оценил ее как «неудовлетворительно».

Несмотря на огромный объем работы (только таблица всех внесенных за год изменений с краткими формулировками в одной из справочных информационных систем занимает 50 листов), реформирование свелось к техническим поправкам, усложнению существовавших норм, ужесточению санкций и ограничению прав участников уголовного судопроизводства.

Остается надеяться, что следующий год будет менее грустным и порадует адвокатов и их доверителей долгожданной либерализацией законодательства. При этом не стоит забывать, что ключевой проблемой системы отправления правосудия по уголовным делам является как раз не законодательство, а правоприменение.

Это правоприменение – как минимум частично – зависит и от нас, адвокатов, а также присущих нам мудрости, неравнодушия, глубины погружения в уголовные дела, настойчивости, умения отстаивать интересы подзащитных без оглядки на собственные усталость и лень.

Реализации этих адвокатских качеств – а значит и побед, которые за этим обязательно последуют, желаю каждому из коллег в наступающем году!

Изменения в уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве Российской Федерации

12 июля 2021 года вступили в силу ряд федеральных законов, вносящих изменения в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации.

Так, Федеральным законом от 1 июля 2021 г. № 281-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» значительно усиливается уголовная ответственность в сфере незаконного оборота оружия.

В частности, статья 222 УК РФ изложена в новой редакции, предусматривающей семь частей. Преступления, связанные со сбытом огнестрельного оружия, его основных частей и боеприпасов, выделены в отдельные составы.

Положения действующей редакции части четвертой перенесены в новую часть седьмую и дополнены ответственностью за незаконный сбыт пневматического оружия с дульной энергией свыше 7,5 Дж, а также основных частей и патронов к гражданскому огнестрельному гладкоствольному длинноствольному оружию и огнестрельному оружию ограниченного поражения.

Кроме того, в примечаниях 2 и 3 к указанной статье даны определения огнестрельного оружия и боеприпасов, к числу которых отнесены патроны.

Федеральным законом от 1 июля 2021 г.

№ 258-ФЗ «О внесении изменения в статью 2641 Уголовного кодекса Российской Федерации» в новой редакции изложена статья 2641 УК РФ. Теперь в части второй предусмотрена повышенная ответственность за управление транспортным средством в состоянии опьянения лицом, имеющим судимость по данной статье, а также частям второй, четвертой и шестой статьи 264 УК РФ.

Согласно Федеральному закону от 1 июля 259-ФЗ «О внесении изменения в статью 2282 Уголовного кодекса Российской Федерации» статья 2282 УК РФ дополнена примечанием, предусматривающим освобождение от уголовной ответственности в случае нарушения правил оборота наркотических средств и психотропных веществ, совершенного по неосторожности при осуществлении медицинской деятельности и повлекшего их утрату, если такая утрата не причинила вреда охраняемым уголовным законом интересам.

Федеральным законом от 1 июля 2021 г.

№ 293-ФЗ «О внесении изменений в статью 1711 Уголовного кодекса Российской Федерации» части первая и третья статьи 1711 УК РФ дополнены положениями, устанавливающими ответственность за производство, приобретение, хранение, перевозку в целях сбыта или сбыт товаров и продукции с использованием заведомо поддельных средств идентификации для маркировки товаров.

Правовой отдел УМВД России по Калужской области

Изменения в УПК, которые коснулись уголовных дел по налоговым преступлениям. Что это значит для бизнеса? | Rusbase

Девятого марта президентом РФ подписан федеральный закон № 51-ФЗ «О внесении изменений в статьи 140 и 144 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации». 

Этот закон направлен на совершенствование правовой системы законодательства. Он касается налоговых преступлений и преступлений, связанных с обязательным социальным страхованием от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний. 

Советник департамента юридической практики Alliance Legal Consulting Group Никита Роженцов, специалист в области предпринимательского, корпоративного и налогового права, рассказывает о том, какие последствия для бизнеса принесут предлагаемые правительством нововведения.

Изменения в УПК, которые коснулись уголовных дел по налоговым преступлениям. Что это значит для бизнеса? Алина Пак

До принятия законопроекта органы следствия могли начать уголовное преследование, не дожидаясь материалов из Инспекции федеральной налоговой службы (ИФНС). На практике это приводило к необъективному расследованию: как в части оценки фактов дела, так и определения сумм недоимки по налогу. 

Однако теперь поводом для возбуждения уголовного дела о налоговых преступлениях будут служить только материалы, которые подготовлены налоговыми инспекциями и направлены следственным органам. 

Такой порядок действовал в период 2011-2014 годов и был следствием общего тренда, направленного на либерализацию уголовного законодательства. Впоследствии в 2014 году от этой процедуры решили отказаться, вернув органам следствия утраченные ранее полномочия. 

Новая «оттепель» в уголовно-правовой сфере нужна для того, чтобы снять излишнюю нагрузку на бизнес во время непростой экономической ситуации в стране. 

Каковы плюсы от изменений?

  • Наиболее значимый эффект от принятых в УПК РФ законов — повышение объективности при расследовании дел. 
Читайте также:  Банкротство физического лица: как не наткнуться на подводный камень?

Органы следствия в первую очередь должны руководствоваться материалами, которые были подготовлены именно налоговой службой. Только она может контролировать, соблюдается ли законодательство о налогах и сборах.

Основанная с учетом мнения налогового органа позиция следствия — это гарант соблюдения законности при расследовании уголовного дела. 

  • Новый порядок начала уголовного преследования должен исключить ситуации, при которых следственными органами и ИФНС допускается разная оценка одних и тех же фактов хозяйственной жизни налогоплательщика.

На практике не редкие случаи, когда в отношении налогоплательщика имеет место как решение о привлечении его к налоговой ответственности, так и постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Нововведения должны сгладить подобные противоречия в правоприменении. 

  • Принятое по итогам налоговой проверки решение ИФНС должно учитывать позицию налогоплательщика, который имеет право представить возражения на акт налоговой проверки.

В случае направления ИФНС материалов в адрес следственных органов, последние будут иметь возможность всесторонней правовой оценки доводов не только фискального ведомства, но и самого налогоплательщика, что также повышает качество расследования уголовного дела. 

  • Нововведение с высокой степенью вероятности приведет к уменьшению количества уголовных дел (как это было в период 2011-2014 годов). Результатом этого станет снижение нагрузки не только на бизнес, но и на правоохранительные органы. 

Стоит ли ожидать в ближайшее время иные послабления для бизнеса?

Думаю, да. Например, уже отменены до конца 2022 года проверки в отношении малого и среднего бизнеса и IT-компаний.

До 1 июня 2022 года налоговые органы не будут блокировать операции по счетам: налогоплательщики, которые понесли ущерб из-за санкций, смогут обратиться в ИФНС по месту учета, чтобы отложить сроки применения мер взыскания до предельных в соответствии с налоговым законодательством.

Наконец, с 9 марта 2022 года и на неопределенный срок налоговые органы приостанавливают подачу заявлений о банкротстве должников: приоритетом в работе ИФНС станет содействие в реорганизации задолженности. 

На мой взгляд, можно ожидать определенные послабления не только в части налоговых, но и других экономических преступлений (мошенничество, присвоение или растрата, злоупотребление полномочиями и др.). 

Фото на обложке: Shutterstock / Africa Studio

Подписывайтесь на наш Telegram-канал, чтобы быть в курсе последних новостей и событий!

Внесены изменения в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы Российской Федерации

Документы

Президент подписал Федеральный закон «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и статьи 31 и 151 Уголовно-процессуального
кодекса Российской Федерации».

  • Федеральный закон принят Государственной Думой 31 марта 2020 года и одобрен Советом Федерации 31 марта 2020 года.
  • Справка Государственно-правового управления
  • В соответствии с Федеральным законом Уголовный кодекс
    Российской Федерации дополняется статьёй 2071, устанавливающей ответственность за публичное распространение заведомо ложной информации об обстоятельствах,
    представляющих угрозу жизни и безопасности граждан, в частности о чрезвычайных
    ситуациях, связанных с эпидемией, а также о принимаемых мерах по обеспечению
    безопасности населения и территорий, приёмах и способах защиты от этих
    обстоятельств.
  • За совершение указанного деяния предусматривается такое
    наказание, как штраф в размере от трёхсот тысяч до семисот тысяч рублей,
    обязательные работы на срок до трёхсот шестидесяти часов, исправительные работы
    на срок до одного года или ограничение свободы на срок до трёх лет.

Кроме того, Уголовный кодекс Российской Федерации
дополняется статьёй 2072, в соответствии с которой устанавливается
ответственность за публичное распространение заведомо ложной общественно
значимой информации, повлёкшее по неосторожности тяжкие последствия.

Если такие
последствия будут выражаться в причинении вреда здоровью человека, виновное
лицо может быть осуждено к штрафу в размере до одного миллиона пятисот тысяч
рублей, либо к исправительным работам на срок до одного года, либо к принудительным работам на срок до трёх лет, либо к лишению свободы на тот же
срок. В случае если указанное деяние повлекло по неосторожности смерть
человека, виновному лицу будут грозить штраф в размере до двух миллионов
рублей, либо исправительные работы на срок до двух лет, либо принудительные
работы на срок до пяти лет, либо лишение свободы на тот же срок.

В целях защиты граждан от угрозы распространения
инфекционных заболеваний вносятся изменения в статью 236 Уголовного кодекса
Российской Федерации, предусматривающую ответственность за нарушение
санитарно-эпидемиологических правил.

В частности, ответственность
устанавливается за нарушение таких правил не только в случае, если оно повлекло
по неосторожности массовое заболевание людей, но и в случае, если действиями
виновного лица создана угроза массового заболевания.

При этом максимальный срок
наказания в виде лишения свободы увеличен с одного года до двух лет. Кроме
того, вводится повышенная ответственность за нарушение санитарно-
эпидемиологических правил, повлёкшее по неосторожности смерть двух или более
лиц.

В этом случае предусмотрено наказание в виде принудительных работ на срок
от четырёх до пяти лет либо лишения свободы на срок от пяти до семи лет.

Федеральным законом корреспондирующие изменения вносятся в статьи 31 и 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в целях
уточнения подсудности и подследственности уголовных дел о преступлениях,
предусмотренных статьями 2071, 2072 и 236 Уголовного кодекса
Российской Федерации.

Судопроизводство в рамках разумного

Госдума приняла в первом чтении поправки к Уголовно-процессуальному кодексу (УПК), определяющие сроки разумного уголовного судопроизводства.

Действующие нормы закона позволяют не включать в них периоды, порой исчисляющиеся годами, которые проходят от подачи заявления о преступлении до возбуждения уголовного дела.

Сам законопроект был разработан на основе решения Конституционного суда (КС), рассмотревшего жалобу мужчины из Коми, почти девять лет ждавшего правосудия. Эксперты полагают, что поправки помогут потерпевшим отстаивать свои права.

Рассмотренный во вторник депутатами законопроект о внесении поправок в ст. 6.1 УПК «Разумный срок уголовного судопроизводства» был подготовлен на основании решения КС, вынесенного еще летом прошлого года, в котором законодателям предлагалось скорректировать содержащиеся в ней нормы. Поводом стало обращение в КС жителя Республики Коми.

Он еще летом 2009 года написал заявление о преступлении, но уголовное дело было возбуждено только через шесть лет. Закончилось же все вынесением обвинительного приговора. Мужчина посчитал, что было нарушено его право на уголовное судопроизводство в разумный срок, подав в суды соответствующие иски с требованием компенсации.

Правда, при этом он натолкнулся на отказ — суды посчитали, что сам срок судопроизводства исчисляется не с момента подачи заявления, а со дня, когда было начато расследование, и его признания потерпевшим.

Разница была весьма существенной — с обращения в правоохранительные органы до вступления приговора в законную силу прошло почти девять лет, а судопроизводство продолжалось, как посчитали власти, немногим более двух лет, из которых девять месяцев приходилось непосредственно на предварительное следствие.

В КС пришли к выводу, что закрепленные в УПК нормы исчисления сроков разумного судопроизводства в первую очередь защищают права подозреваемых и обвиняемых, тогда как защита прав жертв преступных проявлений при затягивании судопроизводства крайне затруднена.

Суд особо указал, что потерпевший становится таковым, именно когда ему был причинен вред, а не в тот момент, когда это процессуально оформил следователь или дознаватель. Потому КС признал не соответствующей основному закону страны норму УПК, позволяющую не учитывать в сроке разумного судопроизводства временной промежуток между подачей заявления и возбуждением дела в случае, если все завершилось обвинительным приговором.

Советник Федеральной палаты адвокатов России Евгений Рубинштейн пояснил “Ъ”, что за последний год КС несколько раз проверял конституционность ч. 3 ст. 6.1 УПК РФ.

«Сначала было признано неконституционным то, что эта норма не учитывала при определении разумного срока период со дня подачи потерпевшим заявления о преступлении и до момента возбуждения уголовного дела в случаях, когда производство по данному делу завершилось постановлением обвинительного приговора, а затем, что эта норма не учитывала период с подачи заявления и до возбуждения дела в случаях, когда производство по нему было прекращено в связи со смертью»,— сообщил господин Рубинштейн. Он отметил, что каждый раз суд предписывал внести изменения в УПК РФ. «В результате исчисление разумного срока уголовного судопроизводства должно начинаться с конкретного юридического факта — подачи заявления о преступлении»,— заявил Евгений Рубинштейн, отметив, что данная формулировка должна заменить размытое понятие «с момента начала уголовного преследования». «Между тем вряд ли можно надеяться на то, что предлагаемые изменения повлияют на сокращение сроков так называемых доследственных проверок»,— считает эксперт. Он убежден, что причины неоправданно затянутых сроков кроются в «архаичной структуре» самого возбуждения уголовного дела и негативном отношении к его прекращению.

Между тем адвокат Марина Ярош заявила “Ъ”, что изменения в законодательстве могут положительно повлиять как на расследование уголовных дел, так и на проведение проверок.

«По закону на проверку и принятие процессуального решения у нас дается до 30 дней, но реально это длится месяцами»,— пояснила она, особо отметив, что результаты этих проверок могут как использовать для возбуждения дела, так и положить под сукно.

«Если поправки примут, последнее сделать будет сложно, так как появится возможность обжаловать в суде действия следствия как нарушение сроков разумного судопроизводства»,— считает госпожа Ярош. Она отметила, что ранее суды постоянно отказывали в таких жалобах, но надеется, что скоро «будут обращать на них внимание».

В свою очередь, общественный представитель бизнес-омбудсмена адвокат Дмитрий Григориади заявил “Ъ”, что решения КС и поправки депутатов Госдумы «крайне позитивны». «У меня в практике было много случаев с бесконечными доследственными проверками, которые позволяли кошмарить бизнес»,— сообщил представитель Бориса Титова, отметив, что «такая карусель продолжается уже 15 лет». «Теперь у нас будет почва для дальнейших действий»,— уверен господин Григориади.

Сергей Сергеев

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector