Подлежит ли возврату ружье, которое было изъято судом в рамках уголовного судопроизводства?

  • Подлежит ли возврату ружье, которое было изъято судом в рамках уголовного судопроизводства?В своей практике ведения дел об административных правонарушениях мы часто сталкиваемся с ситуациями, когда после завершения дела перед участником ВЭД, зачастую перевозчиком, встает дилемма – что делать с товаром, ранее изъятым в качестве обеспечения по административному делу.
  • Настоящая публикация посвящена проблемам, которые возникают в связи с возвратом товаров, заинтересованность в возврате которых отсутствует.
  • Для начала обозначим проблематику вопроса.
  • Как известно, в главе 16 Кодекса РФ об административных правонарушениях, касающейся нарушений таможенных правил, целый ряд статей предусматривают в качестве основного или дополнительного вида наказания конфискацию предметов административного правонарушения.

С учетом этого, при возбуждении административного дела таможенные органы, как правило, применяют меру обеспечения в виде изъятия или ареста товаров. В том числе, по статье о предоставлении недостоверных сведений о товарах при прибытии/убытии (ч. 3 ст. 16.1 КоАП РФ), субъектом которой чаще всего является перевозчик.

В настоящей публикации мы рассмотрим последствия ситуации, когда по итогам рассмотрения дела таможней или судом наказание в виде конфискации не применено. При этом не имеют значения основания данного решения: отсутствие состава правонарушения или просто применение другого вида наказания.

Основное последствие – товар в соответствии с постановлением по делу об административном правонарушении подлежит возврату для таможенного оформления тому лицу, у которого он был изъят.

Данная ситуация влечет за собой две проблемы, важность которых заинтересованный участник ВЭД не всегда способен в полной мере оценить заблаговременно:

  1. Финансовые и организационные затраты на вывоз и таможенное оформление товара.
  2. Последствия непринятия мер к вывозу и таможенному оформлению товара в виде административной ответственности и возможных убытков.

Что касается первой проблемы, то мы не будем останавливаться на ней подробно, поскольку ранее уже рассматривали данный вопрос достаточно полно в одной из предыдущих публикаций.

Отметим лишь, что объем понесенных расходов и затраченных усилий зачастую превышает ценность самого товара либо существенно снижает эту ценность для участника ВЭД.

Второй проблеме же стоит уделить более пристальное внимание, так как новое таможенное законодательство (Таможенный кодекс ЕАЭС, вступивший в силу с 01.01.2018 г.) иначе определяет процесс таможенного оформления товаров, изъятых ранее в качестве предмета административного правонарушения.

Изменения, в свою очередь, отразились на том, какую ответственность участник ВЭД может понести за свое бездействие, если он:

  • не имеет возможности оформить возвращенный товар;
  • не знает, как это сделать;
  • не хочет оформлять товар ввиду нецелесообразности и согласен на его обращение в государственную собственность.

До 2018 года лицо, которому товар возвращен, обязано было по своему выбору задекларировать данный товар либо поместить его на временное хранение в течение 30 дней после вступления в силу постановления.

Соответственно при невыполнении данных обязанностей участнику ВЭД грозила ответственность за несоблюдение срока подачи таможенной декларации по ч. 4 ст. 16.12 КоАП РФ (штраф от 10 до 50 тыс. руб.), а в случае помещения товара на временное хранение – по ст. 16.

16 КоАП РФ за нарушение сроков временного хранения (штраф от 50 до 100 тыс. руб.).

По новым правилам, которые действуют на сегодняшний день, изменение статуса невостребованных товаров после вступления в силу постановления по административному делу можно подразделить на несколько этапов:

I. Возможность помещения товара на временное хранение.

Данный этап начинается со дня вступления в силу постановления и длится в течение 10 календарных дней (п. 4 ст. 98 ТК ЕАЭС).

По истечении данного срока возможность оформления товара (помещения на временное хранение или декларирования) не утрачивается, но возникают предусмотренные ТК ЕАЭС основания для задержания товара.

II. Задержание товара таможенным органом.

Товары, не помещенные на временное хранение в вышеуказанный срок, задерживаются таможенным органом в соответствии с главой 51 ТК ЕАЭС (п. 5 ст. 98, ст.ст. 379,380 ТК ЕАЭС), о чем составляется протокол и направляется участнику ВЭД.

Хранение задержанных товаров продолжает осуществляться таможенными органами в течение 30 календарных дней (скоропортящихся товаров – 24 часа).

III. Реализация, использование или уничтожение невостребованных товаров.

  1. Расходы таможенных органов по перевозке (транспортировке), перегрузке (погрузке, выгрузке), хранению, иные расходы, связанные с подготовкой к реализации и реализацией задержанных товаров покрываются за счет сумм, полученных от реализации.
  2. В случае если реализация товара невозможна или нецелесообразна, в отношении товара может быть принято иное решение, в том числе о его уничтожении.
  3. Расходы, не покрытые за счет суммы, полученной от реализации, а также расходы по уничтожению товара, могут быть возложены на участника ВЭД, не выполнившего свои обязанности по своевременному оформлению товара.

Также непомещение товара на временное хранение в 10-дневный срок со дня вступления в силу постановления по административному делу является прямым нарушением обязанности, установленной п. 4 ст.

98 ТК ЕАЭС, и оно может быть квалифицировано таможенным органом как нарушение установленных требований и условий помещения товаров на склад временного хранения по ст. 16.14 КоАП РФ (штраф от 5 до 20 тыс.

руб.).

Мы, со своей стороны, предлагаем перевозчикам и иным участникам ВЭД, оказавшимся в вышеописанной ситуации, с целью минимизации негативных последствий придерживаться следующих рекомендаций:

  • Оценить свои организационные и финансовые возможности по вывозу и таможенному оформлению товара;
  • Связаться и согласовать вопрос отказа от товара либо покрытия расходов на его оформление с его собственником и иными заинтересованными лицами;
  • В рамках рассмотрения дела об административном правонарушении уведомить таможню/суд об отсутствии намерения производить таможенное оформление товара;
  • Принять меры к назначению по административному делу наказания в виде конфискации товара;
  • Сразу после вступления в силу постановления по административному делу, если товар не конфискован, повторно уведомить таможню об отказе от товара;
  • В случае возбуждения административного дела по ст. 16.14 КоАП РФ, при условии выполнения остальных рекомендаций, сослаться на отсутствие вины в совершении правонарушения.
  • В некоторых случаях перечисленные меры не гарантируют полное отсутствие негативных последствий.
  • Тем не менее, понимание возможных последствий и предусмотрительность – ваше главное оружие в принятии правильных решений.
  • Удачи на дорогах!
  • Более подробно о секретах безопасного выполнения международных перевозок Вы узнаете в нашей группе «ЗАЩИТА МЕЖДУНАРОДНЫХ ПЕРЕВОЗЧИКОВ»

Возврат изъятого имущества УПК

Подборка наиболее важных документов по запросу Возврат изъятого имущества УПК (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Возврат изъятого имущества УПК

Зарегистрируйтесь и получите пробный доступ к системе КонсультантПлюс бесплатно на 2 дня

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:Определение Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 13.01.2022 по делу N 88-300/2022Категория спора: Защита прав и интересов работника.Требования работника: О признании незаконным решения о привлечении к дисциплинарной ответственности.Обстоятельства: Истец проходит службу у ответчика, приказом на него возложено дисциплинарное взыскание в виде выговора, с данным приказом истец не согласен.

Решение: Удовлетворено.

Разрешая спор и удовлетворяя требования истца, суды исходили из того обстоятельства, что изъятые ружья не были признаны вещественными доказательствами по уголовному делу, поэтому истец, принимая решение об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении названных лиц, в силу императивности положений части 4 статьи 81 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, обоснованно принял решение о возврате указанного имущества лицам, у которых оно изъято, поскольку по итогам проверки сообщения о преступлении, действуя в рамках Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, принято решение от 10 сентября 2020 года об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении К.П.В. и К.А.В. При этом постановление дознавателя ОД ОМВД России по Далматовскому району майор полиции С. от 10 сентября 2020 года незаконным не признано и не отменено.

Зарегистрируйтесь и получите пробный доступ к системе КонсультантПлюс бесплатно на 2 дня

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:Кассационное определение Первого кассационного суда общей юрисдикции от 25.10.2021 N 88а-26321/2021Категория: Споры с МВД России.Требования заявителя: О признании действий незаконными.Обстоятельства: Изъятые у истца в соответствии с протоколом пять единиц симуляторов механического тира, которые не признавались вещественными доказательствами, с учетом вынесения постановления об отказе в возбуждении уголовного дела на основании пункта 2 части 1 статьи 24 УПК РФ подлежат возврату истцу.

Решение: Удовлетворено.

Удовлетворяя требования административного истца, суды первой и апелляционной инстанций исходили из того, что возникшие в результате изъятия аппаратов СМТ «Поймай Приз» отношения регулируются уголовно-процессуальным законодательством.

Досудебное производство, в рамках которого у заявителя изъято указанное имущество окончено, указанное имущество вещественным доказательством не признано, в связи с чем, на основании части 4 статьи 81 УПК РФ подлежало возврату административному истцу.

При этом административный ответчик, как того требует Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации, не представил доказательства правомерности своих действий; данных о нахождении изъятого в розыске либо о его изъятии (задержании) в рамках иного уголовного дела или дела об административном правонарушении не имеется.

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Возврат изъятого имущества УПК

Зарегистрируйтесь и получите пробный доступ к системе КонсультантПлюс бесплатно на 2 дня

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:Статья: Место обыска в обеспечении возмещения потерпевшим вреда, причиненного преступлением(Подустова О.Л.)

(«Российский следователь», 2017, N 12)

Интересным в рамках данной статьи представляется рассмотрение зарубежного опыта производства обыска и выемки.

Так, в разделе 4 Уголовно-процессуального кодекса Швейцарии, регулирующего проведение обысков и обследований, отсутствует перечисление оснований проведения обыска, а лишь указаны частные случаи, например, что при проведении обыска в жилище при наличии предположения о том, что в нем находятся следы преступления или подлежащие изъятию предметы или имущественные ценности, согласие уполномоченного лица на его проведение не требуется . В то время как в разделе 7, закрепляющем процессуальные положения производства изъятия (аналога российской выемки), имеются конкретные основания проведения данного следственного действия. Так, статья 263 УПК Швейцарии разрешает изъятие у обвиняемого или третьего лица предметов и имущественных ценностей, если они предположительно понадобятся для обеспечения уплаты процессуальных издержек, уголовных и административных штрафов или возмещений, а также если они должны быть возвращены потерпевшим . Кроме того, в части 1 статьи 268 УПК Швейцарии указано, что у обвиняемого может быть изъято столько имущества, сколько предположительно необходимо для покрытия процессуальных издержек и возмещений . Отметим, что в уголовно-процессуальном законодательстве Швейцарии отсутствует понятие «наложение ареста на имущество», в российском его понимании оно входит в содержание швейцарского изъятия.

Читайте также:  Признание безвестно отсутствующим должника по алиментам: образец 2022 года

Нормативные акты: Возврат изъятого имущества УПК

Постановление Конституционного Суда РФ от 11.01.2018 N 1-П»По делу о проверке конституционности части первой статьи 81.1 и пункта 3.1 части второй статьи 82 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой общества с ограниченной ответственностью «Синклит»Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 16 июля 2008 года N 9-П отметил, что оценка судом законности и обоснованности изъятия у собственника или владельца того или иного имущества в связи с приобщением его к уголовному делу в качестве вещественного доказательства не может, по смыслу статей 81 и 82 УПК Российской Федерации, ограничиваться установлением формального соответствия закону полномочий применяющих данную меру должностных лиц органов предварительного расследования, — суд должен прийти к выводу, что иным способом обеспечить решение стоящих перед уголовным судопроизводством задач невозможно; в таких случаях должны приниматься во внимание как тяжесть преступления, в связи с расследованием которого решается вопрос об изъятии имущества, так и особенности самого имущества, в том числе его стоимость, значимость для собственника или владельца и общества, возможные негативные последствия изъятия имущества; в зависимости от указанных обстоятельств дознаватель, следователь и затем суд, решая вопрос о признании имущества вещественным доказательством, должны определять, подлежит ли это имущество изъятию либо в соответствии с подпунктами «а», «б» пункта 1 части второй статьи 82 УПК Российской Федерации оно может быть сфотографировано, снято на видео- или кинопленку и возвращено собственнику или владельцу на хранение до принятия решения по уголовному делу. Такой механизм защиты прав и законных интересов заинтересованных лиц применим и к оценке правомерности изъятия предметов, используемых для производства товаров, выполнения работ и оказания услуг при осуществлении предпринимательской деятельности. Постановление Конституционного Суда РФ от 16.07.2008 N 9-П»По делу о проверке конституционности положений статьи 82 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина В.В. Костылева»При этом оценка судом законности и обоснованности изъятия у собственника или законного владельца того или иного имущества в связи с приобщением его к уголовному делу в качестве вещественного доказательства не может, по смыслу статей 81 и 82 УПК Российской Федерации, ограничиваться установлением формального соответствия закону полномочий применяющих данную меру должностных лиц органов предварительного расследования, — суд должен прийти к выводу, что иным способом обеспечить решение стоящих перед уголовным судопроизводством задач невозможно. В таких случаях должны приниматься во внимание как тяжесть преступления, в связи с расследованием которого решается вопрос об изъятии имущества, так и особенности самого имущества, в том числе его стоимость, значимость для собственника или законного владельца и общества, возможные негативные последствия изъятия имущества. В зависимости от указанных обстоятельств дознаватель, следователь и затем суд, решая вопрос о признании имущества вещественным доказательством, должны определять, подлежит ли это имущество изъятию либо, как следует из подпунктов «а» и «б» пункта 1 части второй статьи 82 УПК Российской Федерации, оно может быть сфотографировано, снято на видео- или кинопленку и возвращено законному владельцу на хранение до принятия решения по уголовному делу.

Информация для владельцев оружия, изъятого сотрудниками органов внутренних дел

19 Сентября 2016 17:57

  Сотрудниками органов внутренних дел осуществляется контроль за соблюдением гражданами и организациями законодательства Российской Федерации в области оборота оружия.

 В случае выявления нарушений гражданином правил хранения, ношения, уничтожения, изготовления, продажи, передачи, перевозки, транспортирования или использования оружия и патронов к нему, должностным лицам, осуществляющим  контрольные мероприятия, предоставлено право изъятия оружия и патронов к нему.

Изъятые оружие и патроны передаются на хранение в органы внутренних дел.

Хранение изъятого оружия и патронов осуществляется до устранения выявленных нарушений, принятия собственником решения об их продаже или уничтожении, наследовании либо отчуждении, при этом хранение изъятого оружия и патронов не может осуществляться более одного года.

 Гражданин, у которого изъяли оружие, должен обратиться в подразделение лицензионно-разрешительной работы органа внутренних дел, в котором изъятое оружие состояло на учёте, с целью решения вопроса о продлении срока действия разрешения или добровольного отказа от данного оружия и направления его на утилизацию, продажи или дарения данного оружия.

   Если владелец оружия, не устранил нарушение в течение года, орган внутренних дел вправе обратиться в судебные органы с исковым заявлением о прекращении права собственности гражданина на оружие.  В случае непринятия решения по оружию в соответствии с гл. 33 ГК РФ будут приняты меры по обращению в суд для признания изъятого оружия бесхозяйным.

  Нередки случаи, когда оружие изымается органами внутренних дел в связи со смертью собственника.

Согласно статье 27 федерального закона от 13 декабря 1996 года № 150-ФЗ «Об оружии» оружие и патроны к нему, изъятые в связи со смертью собственника, находятся на хранении в органе внутренних дел до решения вопроса о наследовании имущества и получении права на владение оружием либо до отчуждения оружия, но не более одного года. По истечении года органом внутренних дел принимаются установленные гражданским законодательством меры по принудительному отчуждению указанных оружия и патронов к нему. Иными словами, наследнику умершего родственника необходимо вступить в наследство и указать в наследуемом имуществе оружие, которое перешло ему по наследству. В течение года новый собственник оружия обязан получить разрешение на хранение и ношение оружия или распорядиться данным оружием (продать, подарить, уничтожить).

 В большинстве случаев наследники не занимаются оформлением разрешения на хранение и ношение оружия, а предпочитают продать или уничтожить оружие. В этих целях новому собственнику необходимо обратиться в орган внутренних дел с заявлением о продаже или об уничтожении оружия.

 В настоящее время ОЛРР УМВД России по г. Курску ведет работу по уменьшению количества оружия, принятого на хранение, в том числе и через подачу исковых заявлений в суд о прекращении права собственности граждан на оружие. 

    Сотрудники полиции настоятельно рекомендуют собственникам, оружие которых находится на временном хранении в органах внутренних дел, устранить нарушения правил хранения и ношения оружия, а также принять меры по отчуждению или уничтожению принадлежащего им оружия в кратчайшие сроки.

   Для принятия решений в отношении изъятого оружия, гражданам необходимо обращаться необходимо обратиться в отдел лицензионно-разрешительной работы  УМВД России по  г. Курску по адресу: г. Курск, ул. Карла Маркса, д.

101, для принятия решения по данному оружию, с целью продажи изъятого оружия (путем выставления на реализацию через торговый магазин),   либо обратиться в УМВД России по г.

Курску с заявлением об утилизации (уничтожении) изъятого оружия, а также можно оформить разрешение (лицензию) на хранение или хранение и ношение оружия  и патронов к нему в установленном порядке.

  Дни и часы приема граждан ОЛРР УМВД России по г. Курску:

           вторник с 09.00 до 17.00 часов,

           четверг  с 09.00 до 13.00 часов,

           суббота с 09.00 до 17.00 часов.

Судьба имущества: ВС объяснил что, когда и как можно конфисковать

10:34 14/06/2018

  • Взяткодатель не вернёт деньги, переданные для подкупа, рассчитывать на получение средств обратно может только участник оперативного или следственного эксперимента, конфисковать орудие преступления можно в рамках любой статьи УК РФ, а апелляция имеет право ухудшить положение обвиняемого в ситуации с конфискацией его имущества — Верховный суд (ВС) РФ в четверг принял постановление пленума об особенностях изъятия ценностей, денежных средств и имущества фигурантов уголовных дел. 
  • После доработки документа из проекта исчезло положение о возможности конфискации зарубежного имущества обвиняемых, в остальном существенных изменений по ключевым вопросам не произошло. 
  • Деньги на взятку не вернут 
  • Взяткодателю не вернут деньги, переданные для подкупа, а контрабандисты не смогут получить назад незаконно вывезенное имущество.
  • «Разъяснить судам, что имущество подлежит конфискации и не может быть возвращено лицу, являющемуся его владельцем, если это лицо участвовало в совершении преступления (например, владельцу предметов контрабанды, участвовавшему в их незаконном перемещении).
  • По делам о преступлениях коррупционной направленности деньги, ценности и иное имущество, переданные в виде взятки или предмета коммерческого подкупа, подлежат конфискации и не могут быть возвращены взяткодателю либо лицу, совершившему коммерческий подкуп, в том числе в случаях, когда они освобождены от уголовной ответственности на основании соответственно примечания к статье 291 УК РФ или пункта 2 примечаний к статье 204 УК РФ», — говорится в документе.
  • Вместе с тем суд поясняет, что если владелец денег и других ценностей, переданных в качестве взятки или подкупа, добровольно участвовал в следственном эксперименте, то ему следует вернуть его средства или имущество.
  • «Подлежат возвращению их владельцу деньги и другие ценности, переданные в качестве взятки или предмета коммерческого подкупа под контролем органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность (например, в ходе оперативного эксперимента), с целью задержания с поличным лица, заявившего требование о даче взятки или коммерческом подкупе», — указывает ВС РФ. 
  • В рамках любой статьи УК 
  • Закон не ограничивает статьи Уголовного кодекса, по которым можно конфисковать орудие преступления, поясняет Верховный суд РФ в постановлении пленума по вопросам конфискации. 
  • «Орудия, оборудование или иные средства совершения преступления, принадлежащие обвиняемому (пункт «г» части 1 статьи 1041 УК РФ, пункт 1 части 3 статьи 81 Уголовно-процессуального кодекса), могут быть конфискованы судом по делам о преступлениях, перечень которых законом не ограничен», — сказано в документе.

При этом деньги, ценности и иное имущество, а также доходы от него подлежат конфискации на основании пунктов «а» и «б» части 1 статьи 104.1 УК РФ, если они получены в результате совершения только тех преступлений, которые указаны в данных нормах, или явились предметом незаконного перемещения через таможенную или госграницу, указывается в постановлении пленума. 

  1. Кроме того, подлежат конфискации деньги, ценности и иное имущество, используемые для финансирования терроризма, экстремистской деятельности, организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации) либо предназначенные для этих целей.
  2. Орудия преступления 
  3. Автомобиль с тайниками, эхолот, навигатор или оргтехника могут считаться орудием преступления и, следовательно, подлежать конфискации, поясняет пленум. 
Читайте также:  Как написать ходатайство о назначении адвоката для сопровождения дела в суд?

«Исходя из положений пункта «с» статьи 1 Конвенции Совета Европы об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности и о финансировании терроризма от 16 мая 2005 года, пункта 8 части 1 статьи 73, части 3 статьи 115 и пункта 101 части 1 статьи 299 УПК РФ к орудиям, оборудованию или иным средствам совершения преступления следует относить предметы, которые использовались либо были предназначены для использования при совершении преступного деяния или для достижения преступного результата. Например, автомобиль, оборудованный специальным хранилищем для сокрытия товаров при незаконном перемещении их через госграницу, эхолоты и навигаторы при незаконной добыче (вылове) водных биологических ресурсов; копировальные аппараты и иная оргтехника, использованные для изготовления поддельных документов)», — говорится в постановлении.

  • Однако при решении вопроса о конфискации орудий преступления суду необходимо удостовериться, что оно является собственностью обвиняемого.
  • За экстремизм и терроризм заберут любое имущество 
  • По уголовным делам о преступлениях террористической и экстремистской направленности конфискации подлежит любое имущество, принадлежащее обвиняемому, являющееся орудием, оборудованием или иным средством совершения преступления, отмечает ВС.
  • Он уточняет, что к такому имуществу могут, например, относиться сотовые телефоны, персональные компьютеры, иные электронные средства связи и коммуникации, которые использовались фигурантом дела для размещения в СМИ, соцсетях или информационно-телекоммуникационных сетях материалов, содержащих публичное оправдание терроризма и призывы к террористической деятельности или непосредственной подготовки к террористической деятельности.
  • Арестовать имущество не только обвиняемого 
  • При этом деньги и ценности, предназначенные для финансирования терроризма, экстремистской деятельности, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества или организованной группы подлежат конфискации независимо от их принадлежности, указывается в постановлении. 
  • Также суд позволяет изымать предметы и вещи, которые могли или были использованы для совершения преступлений экстремистской и террористической направленности, но не принадлежат фигурантам уголовного дела. 

«В целях обеспечения возможной конфискации арест может быть наложен судом на имущество, указанное в части 1 статьи 104.

1 УК РФ, находящееся не только у подозреваемого, обвиняемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия, но и у других лиц, если есть достаточные основания полагать, что оно получено в результате преступных действий либо использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия, оборудования или иного средства совершения преступления либо для финансирования терроризма, экстремистской деятельности (экстремизма), организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации)», — поясняет ВС.

  1. Арест на такое имущество может быть наложен и в тех случаях, когда по возбужденному уголовному делу личность подозреваемого или обвиняемого не установлена, уточняется в постановлении пленума. 
  2. ВС разъясняет и как поступить, если обвиняемый успел передать имущество другому человеку. 
  3. «Исходя из части 3 статьи 1041 УК РФ для решения вопроса о конфискации имущества, переданного обвиняемым другому лицу (организации), суду требуется на основе исследования доказательств установить, что лицо, у которого находится имущество, знало или должно было знать, что имущество получено в результате преступных действий или использовалось либо предназначалось для использования при совершении преступления», —указывает он. 
  4. Если же осуществить конфискацию определенного предмета не представляется возможным в связи с его использованием, продажей или по каким-либо иным причинам, то суд назначает экспертизу его стоимости, чтобы иметь возможность изъять другое имущество.
  5. Конфискация при прекращении дела или смерти обвиняемого 
  6. Прекращение уголовного дела по нереабилитирующим обстоятельствам не является освобождением от конфискации имущества, объясняет ВС РФ. 
  7. «Решение о конфискации орудий, оборудования или иных средств совершения преступления, принадлежащих обвиняемому, а также денег, ценностей и иного имущества может быть принято судом и в случае прекращения уголовного дела по нереабилитирующим основаниям», — говорится в документе.
  8. При этом ВС отмечает, что суды или правоохранительные органы обязаны разъяснить обвиняемому правовые последствия принятого решения, включая возможную конфискацию имущества и прекращать дело при отсутствии возражений фигуранта.
  9. «Если уголовное дело подлежит прекращению в связи со смертью подсудимого, суд разъясняет указанные последствия его близким родственникам до получения их согласия на прекращение дела, отсутствие которого служит основанием для осуществления судопроизводства в обычном порядке», — напоминает суд. 
  10. Ухудшение положения возможно 
  11. Апелляционные инстанции имеют право ухудшить положение обвиняемого в ситуации с конфискацией его имущества, разъясняет ВС РФ. 
  12. «При производстве в суде апелляционной инстанции обвинительный приговор, определение или постановление суда первой инстанции в части конфискации имущества могут быть отменены или изменены в сторону ухудшения положения осужденного», — говорится в документе.
  13. ВС отмечает, что такое ухудшение положения допустимо только по представлению государственного обвинителя или по жалобам иных участников судопроизводства со стороны обвинения. 

Отмена или изменение судебных решений в части конфискации имущества с поворотом к худшему в суде кассационной инстанции производится в сроки, предусмотренные статьей 401.6 УПК РФ, напоминает высшая инстанция. 

Алиса Фокс 

Возмещение вреда, причиненного преступлением

ОБЩИЕ ОСНОВАНИЯ ВОЗМЕЩЕНИЯ ВРЕДА, ПРИЧИНЕННОГО ПРЕСТУПЛЕНИЕМ

            Конституция Российской Федерации в ст. ст. 46 и 52 гарантирует охрану прав потерпевших от преступлений, обеспечение им доступа к правосудию и компенсацию причиненного ущерба.

            Требование о защите прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, включает в себя устранение преступных последствий, в том числе путем восстановления нарушенных гражданских прав потерпевших от преступлений лиц.

            Согласно ст. 12 ГК РФ к числу способов защиты гражданских прав относятся возмещение убытков и компенсация морального вреда.

            В уголовном судопроизводстве обязанность государства обеспечить надлежащую защиту гражданских прав потерпевших от преступлений физических и юридических лиц, сформулированная в ст. 6 УПК РФ, реализуется посредством разрешения исков о возмещении имущественного ущерба или компенсации морального вреда.

            Возмещение вреда, причиненного преступлением, вопреки распространенному среди юристов мнению, не является специальным институтом возмещения вреда (например, как институты возмещения вреда – источником повышенной опасности или возмещения вреда при исполнении служебных обязанностей).

Здесь действуют общие положения о возмещении вреда, предусмотренные ст. 1064 ГК РФ, такие, как: «возмещается только реально причиненный вред», «виновность причинившего», «полный размер возмещения», «наличие причинной связи» и т. п.

Именно в силу этого гражданский истец по уголовному делу, при наличии одновременно специального института возмещения вреда, вправе выбирать – с кого же ему возмещать вред: с преступника или, скажем, с владельца источника повышенной опасности (если преступник причинил вред, используя такой источник)? Или: с преступника или с организации, в которой он исполнял служебные обязанности при причинении вреда? Полагаю, что нашим читателям нет необходимости подчеркивать, что автор под преступником здесь понимает то лицо, которое суд назовет преступником в приговоре суда.

            Преимущества гражданского иска в уголовном процессе очевидны с точки зрения процессуальной экономии и полноты исследования доказательств. Так, подсудность и подведомственность гражданского иска определяются подсудностью уголовного дела (часть 10 ст. 31 УПК РФ).

Тем самым лицо, признанное гражданским истцом по уголовному делу, освобождается от необходимости дважды участвовать в судебных разбирательствах – сначала по уголовному делу, затем по гражданскому делу.

Немаловажным фактором является и то, что зачастую гражданскому истцу судиться по месту уголовного процесса попросту удобнее, нет необходимости отправлять иск по месту жительства или нахождения ответчика, а таким местом может быть совсем другой регион страны.

При предъявлении гражданского иска гражданский истец освобождается от уплаты государственной пошлины (часть 2 ст. 44 УПК РФ, п. п. 4 п. 1 ст. 333.36 НК РФ).

            Кроме того, уголовно-процессуальное законодательство предъявляет упрощенные требования к оформлению гражданского иска в уголовном деле.

            Уголовно-процессуальный закон не обязывает, в отличие от норм ГПК РФ, гражданского истца прикладывать к исковому заявлению его копии в соответствии с количеством ответчиков. Обвиняемый о том, что к нему предъявлен гражданский иск, может узнать только при ознакомлении с материалами уголовного дела либо в судебном заседании.

            Допускается произвольная форма искового заявления, отсутствие в нем сведений о лице, несущем гражданско-правовую ответственность за вред, причиненный преступлением, цене и основаниях иска.

Так, в одном из сложных дел, связанных со злоупотреблением должностными полномочиями, где автору публикации довелось участвовать, его коллега, защищавший одного из привлекаемых к уголовной ответственности, активно возражал против принятия искового заявления на крупную сумму от государственной организации, гражданского истца по уголовному делу, и просил этот иск оставить без рассмотрения в связи с тем, что в заявлении не были названы основания иска. Отклоняя возражения адвоката, суд резонно указал, что в силу части 2 ст. 250 УПК РФ отсутствие оснований иска в исковом заявлении, в отличие от гражданского процесса, не является препятствием для рассмотрения иска, поскольку в качестве таковых выступает сам факт предъявления обвинения. Привлекаемые к уголовной ответственности лица уже в силу этого факта являются гражданскими ответчиками (но не всегда это так, о чем речь пойдет ниже), если вред преступлением причинен, так что за основаниями далеко ходить не нужно.

            Полагаем, что по смыслу норм действующего УПК РФ, в том числе ч. 4 ст. 42, ч. 2 ст. 136, ч. 2 ст. 309 УПК РФ, гражданский иск должен предъявляться в виде письменного заявления на имя следователя (дознавателя) либо суда.

Не согласимся в этой связи с бытующим мнением о том, что гражданский иск может быть предъявлен как в письменной, так и в устной форме (когда устное исковое заявление заносится в протокол). Как указано в Постановлении Конституционного Суда РФ от 31 января 2011 г.

Читайте также:  Внесудебное банкротство станет более доступным

№ 1-П, гражданско-правовые требования о возмещении имущественного вреда, причиненного преступлением, вне зависимости от того, подлежат они рассмотрению в гражданском или уголовном судопроизводстве, разрешаются в соответствии с нормами гражданского законодательства. При этом в силу ч. 1 ст.

131 ГПК РФ исковое заявление подается в суд в письменной форме (подробнее см.: Гражданский иск в уголовном судопроизводстве (Сычева О. А.) («Мировой судья», 2015, № 5)).

            Гражданскому истцу в уголовном процессе не очень-то трудно и с доказательствами по предъявленному иску. В их качестве выступают все материалы уголовного дела, все его тома и листы – от первого до последнего.

Если факт совершения преступления привлекаемым к уголовной ответственности лицом будет доказан, если будет подтверждено, что вред причинен непосредственно преступлением – есть, как правило, все основания и для удовлетворения иска. А дальше, кто не согласен – жалуйтесь.

Доказывайте свою невиновность, а значит, и отсутствие оснований для взыскания.

            Вот почему, на наш взгляд, гражданскому истцу всегда легче в уголовном процессе, чем в гражданском. За него очень многое делают государственные правоохранительные органы: сбор доказательств, определение размера ущерба, обеспечение иска и т.п. Необходимо только внимательно отслеживать соблюдение своих прав, всю динамику этого процесса.

            Согласно пункту 4 ч. 1 ст. 73 УПК РФ при производстве по уголовному делу подлежат доказыванию характер и размер вреда, причиненного преступлением. Следовательно, ключевым при решении вопроса о признании гражданина или юридического лица потерпевшим от преступления и, соответственно, гражданским истцом выступает понятие «вред».

            В уголовно-процессуальном праве определение понятию «вред» не дано, что вызывает некоторые трудности при решении вопроса о признании лица гражданским истцом.

Следователи порой затрудняются определить, кому именно причинен вред в результате преступления и, следовательно, – кого признавать потерпевшим и гражданским истцом (так, сейчас следствие по делу так называемой «МММ по-хабаровски» в тупике: кто является потерпевшим по делу – кредитные потребительские кооперативы (юридические лица) или граждане, доверившие кооперативам свои денежные сбережения?).

            В связи с этим вполне оправданно обратиться к цивилистике, так как само понятие «вред» сформировано именно цивилистикой (см.: Гражданский иск в уголовном деле: от теории к практике (Сушина Т. Е.) («Журнал российского права», 2016, № 3).

            Определение понятия «вред», сформулированное в цивилистике, представляется приемлемым и для уголовно-процессуальных отношений.

            Вред, причиненный в результате преступления, подразделяется применительно к гражданам на физический, имущественный и моральный, к юридическим лицам – на имущественный вред и вред деловой репутации.

            Общепринято под физическим вредом понимать вред, причиненный жизни и здоровью. Имущественный вред (ущерб) обусловлен лишением имущества, материальных благ и выражается в денежной сумме.

Моральный вред определен в ст.

151 ГК РФ как физические и нравственные страдания, причиненные гражданину действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на другие принадлежащие гражданину нематериальные блага.

            Разрешение гражданских исков в уголовном деле основано на установлении таких юридических фактов, как наличие преступления, причинение преступлением вреда, наличие причинной связи между преступлением и наступившим вредом.

И если в установлении факта наличия преступления со стороны привлекаемых к уголовной ответственности лиц роль гражданского истца по понятным причинам невелика, то в определении размера причиненного вреда его активная позиция в уголовном процессе может сыграть ключевую роль.

            При этом суд должен проявлять максимум объективности, поскольку, увлекшись задачей восстановления социальной справедливости, суд может не заметить предвзятости со стороны гражданского истца по отношению к виновному (помните знаменитое выражение пострадавшего Шпака из фильма Леонида Гайдая: «три магнитофона, три портсигара, куртка замшевая – три…»). Так, в одном из уголовных дел, связанных с похищением из предприятия импортного грузового автомобиля, районный суд в приговоре указал о взыскании с виновных более четырех миллионов рублей ущерба (то есть – полную балансовую стоимость украденного), хотя органами следствия предприятию были возвращены (и приняты последним!) запчасти с разукомплектованной похитителями машины в размере более половины ее стоимости. По апелляционной жалобе защитника краевой суд, разумеется, сумму взысканного вполовину уменьшил.

            В соответствии со ст. 44 УПК РФ гражданским истцом является физическое или юридическое лицо, предъявившее требование о возмещении имущественного вреда, при наличии оснований полагать, что данный вред причинен ему непосредственно преступлением.

Приведенная здесь норма закона – это наглядная иллюстрация того, что в законе случайных слов или выражений не бывает. Мы, конечно, здесь имеем в виду слова «непосредственно преступлением». Дело в том что преступления могут иметь отдаленный, опосредованный вред, в первооснове которого лежит, между тем, вредоносность преступного деяния.

Приведенная норма закона регламентирует, что гражданский иск в уголовном процессе может и должен заявляться лишь тогда, когда вред причиняется непосредственно совершенным преступлением. Только такой гражданский иск подлежит принятию и рассмотрению.

Не является гражданским истцом по уголовному делу, к примеру, лицо, обратившееся с регрессным требованием. Или лицо, пострадавшее от отдаленных последствий преступления.

            Между тем, судьи не всегда это учитывают. Так, в одном из уголовных дел с участием автора статьи в качестве защитника, суд взыскал с осужденного вред в пользу гражданина, лишившегося жилья по гражданскому иску об истребовании имущества из чужого незаконного владения.

Гражданин этот не был по такому иску признан добросовестным приобретателем, поскольку приобрел жилье хотя и по возмездной сделке, но жилье это ранее вышло из владения собственника помимо его воли (в результате мошеннических действий, за которые и был осужден виновник по уголовному делу).

Защитник обратил внимание суда, что взыскивать ущерб в рамках уголовного дела с виновника нельзя, так как пострадавшему гражданину вред причинен не непосредственно преступлением, а порочной сделкой, которой предшествовал еще целый ряд порочных сделок.

Со всеми этими сделками необходимо дополнительно разбираться и возлагать ответственность на всех виновных лиц. Суд районного звена не придал этому замечанию защитника никакого значения, но краевой суд применил положения ст.

44 УПК РФ, изменив в этой части приговор и постановив рассмотреть гражданский иск фактического приобретателя квартиры в отдельном гражданском процессе.

            Поскольку к преступлению уголовный закон (ст.

14 УК РФ) относит виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное Уголовным кодексом под угрозой наказания, то теоретически любое совершенное преступление может причинить вред, подлежащий возмещению, так как это деяние – общественно опасно. На практике это не всегда так.

Преступление может быть совершено, а возмещать вред в его материально-правовом смысле – некому. Например, если преступление совершено с нарушением интересов государства или прав личности, но без видимых, ощутимых материальных последствий.

Кроме того, после преступления не все пострадавшие желают возмещать причиненный им вред (по самым разным, иногда глубоко личным, причинам). Так, по данным Судебного департамента при Верховном Суде РФ, лишь 10% уголовных дел завершаются судами с разрешением гражданских исков.

Проведенные исследования показывают, что доля фактического исполнения соответствующих судебных решений по возмещению вреда, причиненного преступлением, составляет менее 21% (см.: Стимулирование обвиняемого к возмещению причиненного преступлением вреда: проблемы и перспективы (Карабанова Е.Н., Цепелев К.В.) («Российская юстиция», 2016, №5)).

  •             И все же можно выделить наиболее типичные, чаще всего встречающиеся примеры возмещения вреда в связи с совершенными преступлениями (и, соответственно, примеры гражданских исков в уголовных процессах):
  •             •возмещение вреда от корыстных преступлений (кражи, грабежи, мошенничества, вымогательства и др.);
  •             •возмещение вреда от насильственных преступлений (разбойные нападения, хулиганские действия, причинения телесных повреждений, истязания и др.);
  •             •возмещение вреда, причиненного жизни и здоровью (вследствие убийств, изнасилований, тяжких ДТП, преступлений по службе и др.);
  •             •возмещение вреда от преступлений на транспорте, от тяжких ДТП, от аварий, взрывов, пожаров и др.;
  •             •возмещение вреда от должностных преступлений (превышение должностных полномочий, злоупотребление должностными полномочиями, иные преступления по службе);
  •             •возмещение вреда от преступлений против интересов коммерческих организаций;
  •             •возмещение вреда от террористических актов;
  •             •возмещение морального вреда;
  •             •иные возмещения вреда.
  • СПОСОБЫ И РАЗМЕР ВОЗМЕЩЕНИЯ ВРЕДА, ПРИЧИНЕННОГО ПРЕСТУПЛЕНИЕМ

            Согласно ст. 1082 ГК РФ, удовлетворяя требование о возмещении вреда, суд в соответствии с обстоятельствами дела обязывает лицо, ответственное за причинение вреда, возместить вред в натуре (предоставить вещь того же рода и качества, исправить поврежденную вещь и т. п.) или возместить причиненные убытки (пункт 2 статьи 15 ГК РФ).

            На практике такой способ, как возмещение вреда в натуре, по уголовным делам используется редко и выступает чаще всего в форме возвращения части похищенных вещей (иногда – с существенным дисконтом их реальной стоимости), в форме восстановительного ремонта поврежденного имущества и т. п.

            Гораздо чаще речь идет о возмещении причиненных убытков. Это может быть взыскание стоимости украденного, поврежденного, причиненного, денежная компенсация морального вреда. И тут очень важно точно определить размер вреда, причиненного преступлением, в целях его полного возмещения.

            Гражданско-правовые споры являются одними из самых сложных, требуют от судей глубокого знания норм материального права.

Порой в рамках уголовного процесса судья-криминалист, специализирующийся в суде первой инстанции на рассмотрении уголовных дел, не всегда сразу может разобраться в том, кто является действительным собственником определенного имущества, кому причинен реальный ущерб.

Немалые трудности возникают и с определением суммы ущерба, подлежащей возмещению. Особенно это касается споров, связанных с осуществлением сделок хозяйствующими субъектами (подробнее см.: Возмещение вреда, причиненного преступлением (Титова В. Н.) («Законность», 2013, № 12)).

            Обращает на себя внимание и то, что стоимость имущества, являющегося предметом преступных посягательств, постоянно возрастает, причем не всегда сразу можно разобраться, какой вид стоимости (кадастровой, рыночной, балансовой) должен применяться при оценке причиненного вреда.

            Безусловно, все перечисленное требует от правоохранительных органов дополнительных усилий, знаний, повышения профессионального мастерства, ведь закон гарантирует потерпевшему, как мы уже указывали, возмещение как имущественного, так и морального вреда, причиненного преступлением, путем предоставления возможности защитить свои права одновременно с рассмотрением уголовного дела.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector