Пленум ВС предлагает гуманизировать наказания

Пленум ВС предлагает гуманизировать наказания

Пленум ВС принял постановление, которое должно помочь судам гуманизировать и индивидуализировать наказание, используя действующий УК. Шанс сменить категорию преступления на более мягкую дает ч. 6 ст. 15, появившаяся в 2011 году. Но суды используют ее очень редко – примерно в 0,5% случаев осуждения за преступления средней, тяжкой или особо тяжкой категории. Пленум разъяснил, когда судьям следует учесть смягчающие обстоятельства, и прописал алгоритм для решения такого вопроса.

Пленум ВС уже второй раз обсуждает практику по смене категории преступления на менее тяжкую, если в деле есть смягчающие обстоятельства.

В ходе прошлого заседания отмечалось: суды чаще не готовы применять смягчающую наказание статью, несмотря на то, что такая возможность многое меняет для подсудимого: от вида колонии до шанса освободиться досрочно.

При этом, отказывая в переквалификации преступления, судьи могут неполно обосновывать подобные решения или ограничиться формулировкой «Оснований не усматривается».

Указание на конкретные обстоятельства, послужившие основанием для отказа в изменении категории преступления, открывает широкий простор для обжалования, а значит, и для отмены приговора в вышестоящей инстанции, поясняет Светлана Мальцева, адвокат АБ «Забейда и партнеры», экс-судья по уголовным делам.

Она видит две причины сложившейся ситуации. Первая – отсутствие достаточного объема наработанной судебной практики. Вторая – отсутствие четких критериев, по которым действия конкретного подсудимого можно было бы квалифицировать с понижением категории преступления.

«Дело в том, что до сих пор основным критерием успешной судейской работы является так называемая «устойчивость принятого решения»: чем меньше отмен приговора, тем лучше работает судья. А отмен мало тогда, когда судья не «изобретает велосипед», т. е.

не практикует индивидуальный подход и какие-то нестандартные решения, что может быть просто не понято вышестоящей инстанцией, а выносит приговор в соответствии с требованиями санкции статьи и сложившейся судебной практикой.

Так проще и безопасней для судьи, тем более что закон это напрямую позволяет», – поясняет Мальцева.

Прокуратура также может не согласится и будет обжаловать итоговое решение, напоминает партнер АБ «ЗКС»Сергей Малюкин. Он подтвеждает: при принятии решения госорганы, в том числе и суды, руководствуются не только буквой закона, но и репутационным критерием.

В итоге наказать по всей строгости оказывается проще, чем применить такие основания для прекращения уголовного дела, как, например, деятельное раскаяние или назначение меры уголовного правового характера в виде судебного штрафа, не говоря уже об изменении категории преступления на менее тяжкую, говорит о причинах непопулярности обсуждаемых статей УК Малюкин.

Светлана Мальцева, адвокат АБ «Забейда и партнеры»

Однако Пленум ВС надеется переломить подобную практику и помочь судам использовать возможности гуманизации наказания, и без того предусмотренные УК. Для этого судьям дали алгоритм действий по применению ч. 6 ст. 15 кодекса.

Каждому делу – индивидуальный подход

Пленум ВС справедливо рассчитывает, что быть смелее в использовании ч. 6 ст. 15 УК помогут более детальные разъяснения относительно ситуаций, когда ее следует применить. В частности, судьям рекомендуют проверять возможность применения статьи в каждом конкретном случае.

Законодательная категория преступления критична для подсудимого – от нее зависят вид исправительного учреждения и возможность назначения УДО, его отмена или сохранение, исчисление сроков для УДО или погашения срока судимости и другое.

А потому, выбирая категорию, надо основываться на реальной опасности преступления, которая не всегда совпадает с его законодательной категорией, было отмечено в ходе выступлений.

«Учет фактических обстоятельств преступления» и «степень его общественной опасности» – критерии оценочные и позволяют отказывать в изменении категории преступления вне зависимости от объективных обстоятельств дела, замечает Сегрей Малюкин. Но чтобы не дать судам отказывать в смягчении статьи по формальным основаниям, Пленум ВС подробно перечислил, на что именно должен смотреть судья, который решает вопрос о переквалификации преступления.

В списке значимых факторов – способ совершения преступления, степень реализации преступных намерений, роль соучастника, вид умысла или неосторожности, мотив и цель преступления, характер и размер наступивших последствий и так далее.

Не должны помешать переквалификации преступления особый порядок рассмотрения дела и отягчающие обстоятельства, которые указаны в конкретной статье, говорится в постановлении Пленума. «Например, совершение кражи в составе группы лиц по предварительному сговору (п. а ч. 2 ст.

158 УК) само по себе не является препятствием для рассмотрения судом вопроса об изменении категории такого преступления на менее тяжкую», – приводился пример в проекте постановления.

Напротив, наверняка помешают смягчению общие отягчающие обстоятельства – например, рецидив. Если есть одно или несколько отягчающих обстоятельств, указанных в ст. 63 УК, поменять категорию преступления на менее тяжкую нельзя.

Если подсудимого обвиняют в нескольких преступлениях, то суд решает, можно ли применить ч. 6 ст. 15 УК по каждому из преступлений отдельно, а если несколько подсудимых – по каждому из них, отмечено в постановлении Пленума.

Пленум указал и на последовательность действий судьи при решении вопроса о переквалификации наказания. Сначала ему надо назначить вид и размер наказания, затем изменить категорию преступления и только после этого определить наказание по совокупности, принимая во внимание уже измененную статью, объясняется в постановлении.

При этом из постановления пленума решено было исключить пункт, допускающий через переквалификацию вообще освободить лицо от отбывания наказания – такая ситуация может сложиться, если преступление переводят из тяжкого в разряд средней тяжести.

Споры на прошлом заседании вызвал вопрос о том, что делать, если при этом человека освободили от ответственности с назначением штрафа (ст. 76.2 УК). В итоге этот вопрос сочли неурегулированным законодательно – законодательство не разъясняет, что делать, если штраф так и не заплатили, и механизма вернуться к рассмотрению дела нет.

При этом было решено сохранить возможность переквалификации для несовершеннолетних, в отношении которых можно применить меры воспитательного воздействия (ст. 92 УК).

Надежда на гуманизацию

Юристы соглашаются, что постановление значимо для либерализации уголовного законодательства. При этом сохраняется и некоторый скепсис – то, как оно будет работать, остается под вопросом.

  • Светлана Мальцева, в свою очередь, уверена: Постановление Пленума, разъясняющего, какие именно факторы должен учесть суд, который решает вопрос смены категории преступления, а также наиболее спорные вопросы, связанные с применением данной нормы, имеет исключительно важное значение.
  • Но самое главное, для широкого применения правовой новеллы необходимо, чтобы судьи были по-настоящему независимыми, резюмирует Мальцева: «Ведь только умение судьи посмотреть на ситуацию под разными углами зрения без страха быть непонятым делает принятое решение законным и обоснованным».
  • Ирина Кондратьева
  • Источник — информационный портал Право.Ru

Обновление Пленума Верховного Суда РФ об УДО (2021)

Пленум ВС предлагает гуманизировать наказания

Вышло долгожданное для многих обновление Пленума Верховного Суда РФ об УДО. С докладом выступила судья Верховного Суда РФ Елена Пейсикова. Она отметила, что суды нуждаются в разъяснениях, связанных с применением статей двенадцатой главы Уголовного кодекса – они посвящены освобождению от уголовного наказания.

Статистика УДО и ЗНБМ за 2020 год

По данным Верховного Суда РФ, в 2020 году судами рассмотрено более восьмидесяти тысяч ходатайств об условно-досрочном освобождении. Удовлетворено 47% прошений.

Сопоставима и статистика по замене неотбытой части наказания более мягким видом (удовлетворено 35 000 из почти 80 000 ходатайств).

Ещё 7000 раз осуждённые просили освободить их от наказания по болезни и примерно 900 раз – о предоставлении отсрочки от исполнения уголовного наказания, предоставляемой по уходу за детьми до 14 лет и в связи с беременностью.

Пересчёт неотбытого срока при назначении исправительных работ

Наибольшие сложности, по словам госпожи Пейсиковой, вызывали у судей изменения в третью часть статьи 80 УК РФ. По этим нововведениям пока не сформирована единообразная практика. Суды сталкивались, например, со сложностями при определении сроков наказания.

Не все сумели разобраться в том, что за каждый неотбытый день лишения свободы нужно назначать три дня исправительных работ. Соотношение сроков Верховный Суд РФ решил уточнить.

Так, при замене лишения свободы исправительными работами, вместо оставшихся шести месяцев отсидки можно назначить не более полутора лет исправительных работ.

При этом пять оставшихся лет лишения свободы можно заменить принудительными работами на тот же срок.

Возможно ли УДО после «восьмидесятки»

Важные уточнения вышли и по поводу применения статей 79 и 80 УК РФ к осуждённым, которым неотбытая часть наказания уже была заменена более мягким его видом.

По смыслу статьи 80 УК РФ, отбывание прежнего наказания завершается в момент вступления в силу постановления о ЗНБМ, после чего начинается исполнение более мягкого вида наказания. Следовательно, это наказание также может быть заменено более мягким видом – в соответствии с требованиями всё той же статьи 80 УК РФ. Обратиться за новым смягчением можно через шесть месяцев.

Кроме того, Верховный Суд РФ разъяснил судьями, что в уголовном законодательстве России не содержится запретов на УДО от принудительных работ, если они назначены в соответствии со статьей 80 УК РФ – в качестве более мягкого вида, заменяющего неотбытую часть наказания.

При этом сроки обращения с ходатайством об УДО нужно рассчитывать, начиная со дня начала отбывания исправительных работ.

Освобождение от отбывания наказания лица, заболевшего тяжелой болезнью

Важный комментарий касается и освобождения от отбывания наказания осужденных, заболевших тяжелыми болезнями уже после совершения преступления. Верховный Суд подтвердил мнение большинства адвокатов о том, что законодательство не связывает разрешение этого вопроса ни с какими обстоятельствами, кроме самого наличия у осуждённого заболевания.

Читайте также:  Договор дарения автомобиля (дарственная): образец и бланк 2022 года

ВС РФ разъяснил, что рассматривая соответствующее ходатайство, суд не может отказать на том основании, что осуждённый не имеет поощрений, не характеризуется положительно, не имеет постоянного места жительства и так далее.

Скачать Постановление Пленума ВС РФ

Скачать Постановление Пленума ВС РФ от 28 октября 2021 года №32 «О внесении изменений в некоторые постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам» можно на нашем портале:

Пленум ВС предлагает гуманизировать наказания — новости Право.ру

Во время заседания пленума Верховного суда РФ. Фото ИТАР-ТАСС/ Артем Коротаев Статья, которая позволяет сменить категорию преступления на предыдущую, менее тяжкую, появилась в 2011 году, но суды редко ее используют. В то же время от категории зависят сроки УДО или погашения судимости, вид колонии и так далее. Пленум Верховного суда обсудил разъяснения, которые ориентируют суды в каждом случае оценивать возможность «смягчения» категории. Это поможет индивидуализировать и гуманизировать наказания, считают в ВС.

Сегодня, 24 апреля, Пленум Верховного суда обсудил проект постановления, посвященный изменению категории преступления на соседнюю менее тяжкую, если есть смягчающие обстоятельства. Такая возможность предусмотрена ч. 6 ст. 15 Уголовного кодекса, которая вступила в силу в 2011 году. Но у судов она не очень популярна, рассказала докладчик, судья Верховного суда Татьяна Ермолаева. По ее словам, в 2016 году таким образом смягчили приговор 2060 лицам, в 2017-м – 1851. Это всего лишь 0,5% от общего числа всех, кто осужден за преступления средней, тяжкой или особо тяжкой категории. Как показал анализ судебной практики, суды могут неполно обосновывать решения или отказывать в возможности сменить категорию с формулировкой «Оснований не усматривается».

Пленум хочет изменить эту ситуацию и рекомендует судам в каждом случае проверять возможность применения ч. 6 ст. 15 УК, потому что реальная опасность конкретного преступления не всегда совпадает с его законодательной категорией.

Иногда ее следует смягчить, что отвечает принципам справедливости и гуманизма, считают сразу несколько выступающих на Пленуме.

В проекте напоминается, насколько важна категория преступления: от нее зависят вид исправительного учреждения, назначение условного осуждения, его отмена или сохранение, исчисление сроков для УДО или погашения срока судимости.

Отягчающие обстоятельства, которые не мешают смягчению, и последствия, которых нет в законе

В проекте постановления говорится, какие именно факторы должен учесть суд, который решает вопрос смены категории преступления.

Это способ совершения преступления, степень реализации преступных намерений, роль соучастника, вид умысла или неосторожности, мотив и цель преступления, характер и размер наступивших последствий и так далее. Такой подробный список позволит избежать формальных отказов судов в применении ч. 6 ст.

15 УК, считает зампред Пермского областного суда Евгений Рудаков. Кроме того, не мешают «переквалификации» преступления особый порядок рассмотрения дела и отягчающие обстоятельства, которые указаны в конкретной статье.

Общие отягчающие обстоятельства, такие как рецидив, наоборот, препятствуют такому смягчению. Суд сначала назначает вид и размер наказания, затем меняет его категорию, а лишь затем определяет наказание по совокупности с учетом уже измененной статьи, инструктирует проект.

Дискуссии у разработчиков вызвала возможность освободить лицо от отбывания наказания по итогам «переквалификации» категории. Это возможно, если суд переводит тяжкое преступление в разряд средней тяжести. Если при этом человека освободили от ответственности с назначением штрафа (ст. 76.2 УК) или с применением принудительных воспитательных мер (ст. 92 УК).

В частности, что касается штрафа – в законе нет ответа на вопрос, что делать с «переквалификацией» категории, если человек не заплатил штраф, и суд возвращается к рассмотрению его уголовного дела в общем порядке. На это обратила внимание судья Калининградского облсуда Татьяна Долгих.

По мнению замгенпрокурора Леонида Коржинека, проект можно поддержать в этом виде, а в помощь судам надо выпустить дополнительные разъяснения.

Еще одно дискуссионное положение касается возможности освободить лицо от отбывания наказания, если оно впервые совершило преступление небольшой или средней тяжести (ст. 76.2 УК). В этом случае суд может назначить ему судебный штраф (ст.

104.5 УК). Разногласия связаны с тем, что норма предполагает освобождение от ответственности, а не наказания, но этот подход формальный, считает Рудаков, который поддержал спорный пункт. Долгих, наоборот, считала, что его нужно исключить.

Все собравшиеся поддержали идею и основные разъяснения проекта. А для работы со спорными положениями его отправили на доработку.

Пленум ВС поспорил о принципах гуманизации при толковании УК

Пленум Верховного суда РФ 24 апреля отправил на доработку проект постановления, разъясняющего порядок переквалификации судами категории преступления на менее тяжкую.

При обсуждении документа несколько судей из регионов основательно покритиковали предложенную редакцию, однако с ними не согласился представитель Генпрокуратуры, занявший в итоге «промежуточную» позицию.

Проект, состоящий всего из 14 пунктов, пленуму представила судья ВС РФ Татьяна Ермолаева.

Она сообщила, что он разработан по результатам обобщения практики применения судами положений части 6 статьи 15 УК РФ и неоднократно обсуждался судейским и научно-юридическим сообществом, а также в профильных министерствах и ведомствах. По словам судьи, институт изменения категории преступления, введенный в уголовное законодательство в 2011 году, нуждается в дальнейшем развитии и совершенствовании.

– С учетом фактических обстоятельств преступления и степени его общественной опасности суд вправе при наличии смягчающих и отсутствии отягчающих обстоятельств изменить категорию преступления на менее тяжкую – но не более чем на одну категорию, – напомнила Ермолаева. – Но надо заметить, что за шесть лет существования этого института суды крайне редко применяют часть 6 статьи 15 УК!

Как рассказала докладчик, в 2016 году «облегчение» категории состоялось в отношении лишь 2060 осужденных, а в 2017 году таковых граждан набралось и вовсе 1851.

– Это всего половина одного процента от общего числа лиц, осужденных за преступления от средней тяжести до особо тяжких! – посетовала Ермолаева. – Кстати, половина случаев применения данной нормы закона приходится на долю граждан, осужденных за преступления против собственности.

Далее она сообщила, что при тщательном изучении судебной практики были выявлены случаи, когда суды «недостаточно полно обосновывали принятые решения», а в приговорах «отсутствовали надлежащие мотивы применения» упомянутой нормы. А часто содержащаяся в приговоре фраза «суд не находит основания для изменения категории преступления» демонстрирует формальный подход к делу. Все это и стало основанием для разработки обсуждаемого проекта.

– Важно понимать, что общественная опасность конкретного преступления далеко не всегда совпадает с его законодательной категорией, установленной в статье 15 УК РФ, – подчеркнула Ермолаева, коротко «проходясь» по пунктам документа.

– Например, даже то обстоятельство, что совершено неоконченное преступление либо оно совершено лицом, не достигшим 18-летнего возраста, и в силу положений общей части УК максимальное наказание, которое может быть назначено за него, менее максимального наказания, предусмотренного санкциями конкретной статьи, на категорию преступления зачастую не влияет.

Степень же общественной опасности в каждом случае должна определяться с учетом «очень многих факторов», отметила судья. Например, нужно непременно учитывать стадию осуществления преступного намерения и реальную роль обвиняемого в том или ином деянии.

Камнем же преткновения для разработчиков, по словам Ермолаевой, стали десятый и одиннадцатый пункты документа. Из п. 10 было в качестве варианта было предложено исключить указание на ряд статей УК, а п. 11 убрать из проекта целиком, так как некоторые разработчики посчитали такой подход все же «излишне формальным».

– Институт освобождения от наказания существенно отличается от института освобождения от уголовной ответственности, – заметила в связи с этим докладчик.

– Да, последний не предполагает постановления приговора с назначением наказания, но лишь по той причине, что в силу определенных обстоятельств, например, примирения с потерпевшим, обвиняемый освобождается судом от рассмотрения вопроса о его виновности.

Ермолаева также разобрала типичную ситуацию, когда суд признал лицо виновным в совершении тяжкого преступления и назначил наказание за содеянное, изменив категорию на преступление средней тяжести.

Коль скоро при этом было установлено, что с учетом такого изменения имелись бы основания для освобождения от уголовной ответственности, освобождение осужденного от отбывания наказания «было бы логичным и справедливым решением при применении ч. 6 ст. 15 УК РФ».

В описанном случае исполнение наказания явилось бы «избыточным применением уголовной ответственности».

Поддержав документ в предложенной редакции, судья отметила, что отсылка в п. 10 на статьи 76.2 и 92 УК РФ, как и необходимость всего п. 11, все-таки нуждается в дополнительном обсуждении.

– Возможно, эти разъяснения являются и преждевременными, – подытожила Ермолаева.

Вячеслав Лебедев пригласил на трибуну зампредседателя Пермского краевого суда Евгения Рудакова. Он назвал проект постановления «нужным и очень своевременным», а также «важнейшим разъясняющим источником» на пути гуманизации правоприменения.

Как считает судья, содержащийся в документе исчерпывающий перечень факторов, который должен приниматься в расчет судами при смягчении категории, поможет избежать пресловутого «формального подхода» и необоснованных отказов в применении ч. 6 ст.

15 УК РФ.

Исключение же из п. 10 проекта указания на ст. 92 УК «судьями не поддерживается», сказал Рудаков. «Судебная практика складывается таким образом, что суды Пермского края при изменении категории преступления широко применяют положения данной статьи», – отметил он. Однако ссылку на ст. 76.

2 УК он призвал исключить, как и «спорный» п. 11 целиком. Норма ст. 76.2 предполагает освобождение от ответственности, а не наказания, но «как раз такой подход формален», убеждал участников пленума судья. Если же оставить п. 11, то потребуется внесение изменений в УК и УПК, сообщил он.

Читайте также:  Текущие платежи в деле о банкротстве: понятие, виды, очередность и порядок взыскания

Следующей взяла слово судья Калининградского облсуда Татьяна Долгих, которая тоже похвалила документ за направленность на формирование единообразной судебной практики. Пункты 10 и 11 она назвала «представляющими особый интерес» и «дополнительной возможностью индивидуализировать наказание».

Она полностью поддержала позицию Рудакова по этим пунктам (в части необходимости исключения упомянутых выше отсылок и разъяснений), уточнив, что предоставление суду возможности после освобождения осужденного от уголовного наказания применить положения ст. 76.

2 УК и назначить ему судебный штраф «породит множество дополнительных вопросов, на которые нет ответов в нынешней редакции УПК».

  • Замминистра юстиции РФ Алу Алханов коротко поддержал проект, заметив, что рабочей группой были учтены абсолютно все замечания Минюста.
  • Последним выступил замгенпрокурора РФ Леонид Коржинек, указавший, как и предыдущие ораторы, на важность документа, «призванного снять многие острые вопросы».
  • – Все наши предложения были учтены, – подтвердил Коржинек, – а что касается пунктов семь, десять и одиннадцать, считаем целесообразным изложить их именно в предложенном варианте.

Но подлежит ли отмене «смягченный» приговор, если лицо в итоге не уплатило судебный штраф, – этот вопрос все равно «встанет в полный рост», рассуждал далее замгенпрокурора. В любом случае, согласно его позиции, в эту часть постановления необходимо включить еще более подробные «дополнительные разъяснения» для судов.

– Но в целом проект, безусловно, заслуживает поддержки – и мы его поддерживаем! – заключил он.

Вячеслав Лебедев предложил сформировать редакционную комиссию для доработки документа, который предполагается рассмотреть на одном из ближайших заседаний пленума ВС РФ.

Верховный суд России предложил смягчить наказание за ряд преступлений

МОСКВА, 13 окт — ПРАЙМ. Пленум Верховного суда РФ предлагает считать нетяжкие преступления против собственности, а также в сфере экономической деятельности уголовным проступком — их будут наказывать штрафом или обязательными работами, но у человека не будет судимости, сообщили РИА Новости в суде.

Постановление о внесении соответствующего законопроекта в Госдуму пленум принял во вторник.

Глава ВС РФ Вячеслав Лебедев на заседании пленума объяснил необходимость такого закона гуманизацией правосудия — институт уголовного проступка предлагается распространить на составы преступлений небольшой тяжести, не наказуемые лишением свободы, если они совершены впервые.

«Единственным отличием уголовных наказаний за эти преступления от административных наказаний является судимость, в связи с которой на осужденных возлагаются порядка 80 установленных законом запретов и ограничений, в том числе в выборе профессиональной деятельности, в избирательной, гражданско-правовой и иных сферах. Наличие судимости препятствует социализации граждан, трудоустройству, получению финансовых услуг. В этой связи уголовная ответственность за преступления, не наказуемые лишением свободы и совершенные впервые, не соответствует принципам справедливости и гуманизма», — заявил Лебедев.

В понятие уголовного проступка предлагается включить преступления небольшой тяжести против собственности, если они совершены впервые и не связаны с применением насилия. Реализация предлагаемых изменений будет способствовать социализации граждан, впервые совершивших преступления этой категории, особенно в молодом возрасте, и препятствовать их вовлечению в криминальную среду, считает Лебедев.

Предлагается также отнести к категории уголовных проступков преступления небольшой и средней тяжести в сфере экономической деятельности, совершенные впервые, если они не повлекли тяжких последствий, не связаны с применением насилия и деятельностью организованных групп.

  • «Применение института уголовного проступка к этим деяниям окажет позитивное влияние на деловой климат в РФ, создаст новые условия для сокращения рисков ведения предпринимательской деятельности», — добавил Лебедев.
  • Согласно законопроекту, институт уголовного проступка будет дополнительно распространен на 112 видов преступлений, за которые в 2019 году были осуждены 68,1 тысячи лиц, более половины из них совершили преступление впервые.
  • При этом в Уголовном кодексе по-прежнему останутся преступления с высокой общественной опасностью – например, заведомо ложное сообщение об акте терроризма, преступления против военной службы и связанные с причинением легкого вреда здоровью.

«В соответствии с проектом гражданин признается совершившим уголовный проступок впервые при отсутствии у него неснятых и непогашенных судимостей и при условии, что он в течение года не освобождался от уголовной ответственности в связи с совершением уголовного проступка. Предусматривается обязанность лица, совершившего отдельные категории уголовных проступков, возместить причиненный ущерб, при неисполнении которой лицо привлекается к уголовной ответственности в общем порядке», — пояснил Лебедев.

Согласно законопроекту, за уголовный проступок будут назначаться штрафы, общественные работы и ограниченно оплачиваемые работы.

Новые разъяснения Пленума Верховного Суда РФ о практике назначения уголовного наказания –

В конце прошлого года Пленумом Верховного Суда РФ принято два Постановления, посвященных проблемам назначения и исполнения уголовного наказания, — от 22 декабря 2015 г.

N 58 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» и от 22 декабря 2015 г.

N 59 «О внесении изменений в некоторые постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам».

Содержащиеся в них разъяснения весьма востребованы правоприменителями вследствие внесения в последние годы многочисленных изменений в статьи Общей части УК РФ, касающихся отдельных видов наказания, а также порядка их назначения.

Ранее эти вопросы были рассредоточены в нескольких постановлениях Пленума Верховного Суда РФ, в частности в Постановлении от 11 января 2007 г. N 2 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания», Постановлении от 29 октября 2009 г.

N 20 «О некоторых вопросах судебной практики назначения и исполнения уголовного наказания», а также в постановлениях, посвященных вопросам применения судами особого порядка судебного разбирательства, в том числе при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве и др. Это создавало некоторые сложности для правоприменителей.

Поэтому при подготовке проекта было принято решение объединить все разъяснения в одном постановлении, структурировав его по видам наказания и специальным правилам их назначения. Исключение составило Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 5 декабря 2006 г.

N 60 «О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел», в которое были внесены изменения, касающиеся порядка назначения наказания при наличии нескольких оснований, предусмотренных ст. ст. 62, 64, 66, 68 и 69 УК.

В результате новое Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 2015 г. N 58 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» стало одним из самых масштабных за последние годы, в нем нашли отражение одни из наиболее сложных вопросов, с которыми как суды, так и государственные обвинители ежедневно сталкиваются в своей практической деятельности.

В Постановлении Пленум Верховного Суда РФ вернулся к разъяснениям относительно того, что следует понимать под характером и степенью общественной опасности преступления, подлежащими учету при назначении наказания (п. 1).

В их основу были положены рекомендации, которые были даны еще в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 11 июня 1999 г. N 40 «О практике назначения судами уголовного наказания».

Однако они были переосмыслены, существенно дополнены.

В ходе работы над проектом серьезные дискуссии вызвали разъяснения, касающиеся назначения штрафа при наличии исключительных обстоятельств, предусмотренных ст. 64 УК. В результате в п.

3 даны рекомендации, каким образом в этом случае следует исчислять штраф, назначенный исходя из величины, кратной стоимости предмета или сумме коммерческого подкупа, взятки или сумме незаконно перемещенных денежных средств и (или) стоимости денежных инструментов.

В некоторых пунктах обращено внимание на то, что при назначении наказания с применением как ст. 64, так и ст. 72 УК суды не вправе выйти за минимальные пределы, установленные в статьях Общей части УК РФ в отношении конкретных видов наказания (п. п. 4, 40).

Применительно к лишению права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью Пленум Верховного Суда РФ уточнил, что в случаях, когда статья Особенной части УК предусматривает обязательное назначение такого дополнительного наказания, оно назначается и при отсутствии связи преступления с определенной должностью или деятельностью лица. Речь прежде всего идет о возможности назначения лишения права заниматься деятельностью, связанной с работой с детьми, осужденным по ч. 5 ст. 131 УК.

Рассматривая особенности назначения исправительных работ, Пленум Верховного Суда РФ в п. 15 с учетом мнений судов субъектов Федерации, Генеральной прокуратуры РФ, а также ученых несколько скорректировал позицию, ранее сформированную и отраженную в п.

22 ответов на вопросы, поступившие из судов, по применению Федеральных законов от 7 марта 2011 г. N 26-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации» и от 7 декабря 2011 г.

N 420-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации», утвержденных Президиумом Верховного Суда РФ 27 июня 2012 г.

, относительного того, требуется ли указывать в приговоре место отбывания осужденным этого вида наказания, отметив, что оно должно определяться уголовно-исполнительной инспекцией при исполнении приговора в зависимости от наличия или отсутствия у лица основного места работы.

Внесенные в 2011 г. в ст. 56 УК изменения о том, что лишение свободы может быть назначено осужденному, совершившему впервые преступление небольшой тяжести, только при наличии отягчающих обстоятельств, предусмотренных ст. 63 УК, а также положения ст.

53 УК, устанавливающие запрет на назначение ограничения свободы военнослужащим, иностранным гражданам, лицам без гражданства, а также лицам, не имеющим места постоянного проживания на территории РФ, привели к возникновению на практике немалых сложностей при осуждении указанных лиц по статьям, в санкциях которых предусмотрено только лишение свободы и ограничение свободы.

В п. 26 Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, что в этом случае может быть назначено более мягкое наказание, чем предусмотрено соответствующей статьей, без ссылки на ст. 64 УК.

Читайте также:  Переселение из ветхого и аварийного жилья: этапы и правила расселения

Подробные рекомендации даны относительно учета обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание.

Среди обстоятельств, предусмотренных ст. 61 УК, особое внимание уделено явке с повинной, активному способствованию раскрытию и расследованию преступления (п. п. 29, 30).

Пленумом Верховного Суда РФ даны также разъяснения по применению введенных в действие в конце 2013 года положений ч. 1.1 ст. 63 УК о возможности признания в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, совершения преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ (п. 31).

В ходе обсуждения проекта постановления были дискуссии относительно того, что следует понимать под наиболее строгим видом наказания в ст. ст. 62, 64, 65, 66 и 68 УК.

В результате было принято решение, что таковым должен быть признан указанный в санкции статьи вид наказания, который является наиболее строгим исходя из положений ст. 44 УК (п. 33).

При этом не имеет значения, может ли этот вид наказания быть назначен лицу с учетом положений Общей части УК (например, ч. 1 ст. 56 УК).

Предметом обсуждения также был вопрос об алгоритме учета всех без исключения положений уголовного закона, позволяющих снизить наказание. Прежде всего это касается ст. ст. 62, 64 и 65 УК. Участники рабочей группы предлагали пересмотреть используемый в настоящее время подход. Во-первых, нередко по делу в основе применения ч.

ч. 1, 4 и 5 ст. 62 и ст. 64 УК лежат одни и те же обстоятельства — признание вины, раскаяние в содеянном, а также активное способствование раскрытию и расследованию преступления.

Во-вторых, зачастую последовательное применение предусмотренных в законе преференций приводит к необходимости назначать столь незначительные сроки лишения свободы за особо тяжкие преступления, которые абсолютно несоизмеримы с характером и степенью общественной опасности таких преступлений, что фактически нивелирует основные цели наказания. В связи с этим предлагалось в рассматриваемой ситуации назначать наказание только с учетом максимально привилегированного правила.

Этот подход был воспринят только применительно к ст. 65 УК, что нашло отражение в п. 42 Постановления.

Так, с учетом особенностей признания подсудимого заслуживающим снисхождения наличие вердикта присяжных заседателей о снисхождении, а также смягчающих наказание обстоятельств, предусмотренных пп. «и» и (или) «к» ч. 1 ст.

61 УК, и отсутствие обстоятельств, отягчающих наказание, не влекут за собой последовательного применения положений ч. 1 ст. 62 и ч. 1 ст. 65 УК. Применению подлежит только ч. 1 ст. 65 УК.

В остальных случаях наказание должно назначаться путем последовательного применения положения ч. 5 ст. 62, а затем ч. 1 этой же статьи. При наличии оснований, предусмотренных как ч. 1 ст. 62 УК, так и ст. 66 УК, вначале применяются положения ст.

66 УК, затем — ч. 5 ст. 62 УК, после этого — ч. 1 ст. 62 УК (п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 декабря 2006 г. N 60 «О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел» в редакции Постановления от 22 декабря 2015 г.

N 59).

Много внимания в Постановлении уделено вопросам назначения наказания при рецидиве преступлений, поскольку они вызывают немало сложностей на практике.

В частности, в п. 48 обращено внимание на то, что исходя из положений ч. ч. 2 и 3 ст.

68 УК наказание при рецидиве преступлений не может быть ниже низшего предела санкции соответствующей статьи, даже если одна третья часть максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, составляет менее минимального размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за конкретное преступление.

В том случае, когда одна третья часть превышает минимальный размер наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, суд, при наличии смягчающих обстоятельств, может назначить наказание на срок менее одной третьей части, но не ниже низшего предела санкции статьи.

Несмотря на то что при применении ч. 4 ст. 62, а тем более ч. 4 ст. 65 УК практически всегда будут иметь место смягчающие обстоятельства, например в виде признания вины или активного способствования раскрытию преступления, которые в соответствии с ч. 3 ст.

68 УК позволят назначить наказание менее одной третьей части максимального срока наиболее строгого вида наказания, Пленум Верховного Суда РФ в п. 49 все же дал разъяснения о том, что в случае рассмотрения уголовного дела в особом порядке, предусмотренном гл. 40 или 40.

1 УПК РФ, при любом виде рецидива предусмотренная ч. 2 ст. 68 УК одна треть должна исчисляться:

  • за оконченное преступление — от максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление санкцией соответствующей статьи;
  • за неоконченное преступление — от максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, который может быть назначен с учетом положений ст. 66 УК.

Серьезные дискуссии при обсуждении проекта документа вызвали разъяснения, касающиеся исчисления срока ограничения свободы, назначаемого в качестве дополнительного наказания к условному лишению свободы. В ч. 2 ст. 49 УИК РФ указано лишь, с какого момента следует исчислять срок ограничения свободы при назначении его вместе с лишением свободы, отбываемым реально.

В первоначальном тексте проекта в качестве варианта предлагалось рекомендовать вначале исполнять приговор в части условного осуждения, а потом ограничения свободы.

Порядок отбывания лишения свободы условно и ограничения свободы практически совпадает. Особенно когда в рамках ст. 73 УК и по ст. 53 УК судом определяются одинаковые ограничения. Если исполнять эти наказания одновременно, отбывание ограничения свободы будет фактически нейтрализовано.

Однако использование предлагаемого подхода, во-первых, повлекло бы ограничение права осужденного к лишению свободы с применением ст. 73 УК на досрочную отмену условного осуждения и снятие судимости, если он своим поведением доказал исправление, возместил причиненный преступлением вред.

Во-вторых, в ходе «параллельного» исполнения этих видов наказания могут возникнуть сложности применения к осужденным последствий уклонения от их отбывания. Может сложиться ситуация, когда за уклонение от исполнения одних и тех же возложенных на осужденного обязанностей будет принято решение об отмене условного осуждения в порядке, предусмотренном ст.

74 УК, и о возбуждении уголовного дела по ст. 314 УК в связи с уклонением от отбывания ограничения свободы.

При таких обстоятельствах было принято решение не давать каких-либо разъяснений, а проработать вопрос о подготовке законопроекта о внесении соответствующих изменений в уголовное и уголовно-исполнительное законодательство.

Следует отметить, что в Постановлении дано много подробных, глубоко проработанных разъяснений, касающихся также иных, весьма значимых вопросов назначения и исполнения наказания, которые, совершенно очевидно, будут способствовать назначению справедливого наказания.

Верховный суд поручил судьям внимательно отнестись к заявлениям о пытках — РБК

Также ВС рекомендовал судьям избегать в приговоре формулировок и утверждений о виновности иных участников преступлений, которые не являются непосредственными обвиняемыми в конкретном деле. Пленум ВС отметил, что их фамилии не должны быть указаны в приговорах.

  • «Если суд пришел к выводу о необходимости назначения подсудимому наказания в виде лишения свободы, а санкция статьи уголовного закона наряду с лишением свободы предусматривает и другие виды наказания, то суд должен указать мотивы, по которым ему не может быть назначена иная мера наказания», — указывают участники пленума ВС.
  • Для назначения же высшей меры наказания — пожизненного лишения свободы — судьям необходимо сослаться на «конкретные обстоятельства дела и данные, характеризующие личность подсудимого», говорится в постановлении пленума ВС.
  • Датой же вынесения приговора ВС предлагает считать не дату его оглашения в присутствии обвиняемого и публики, а дату его подписания судьей в совещательной комнате.
  • Штраф вместо наказания
  • При этом во втором документе, посвященном порядку освобождения от уголовной ответственности, ВС рекомендует судам внимательнее относиться к требованию закона о том, что обвиняемый должен возместить ущерб потерпевшему — выплатить сумму вреда и компенсировать моральные страдания.

Вся сумма должна же быть погашена в установленные судом сроки, следует из постановления пленума.

«Уголовно-процессуальным законом не предусмотрено продление срока исполнения решения о применении меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа, а также отсрочка или рассрочка исполнения такого решения», — указывают авторы постановления.

Суды не должны класть в основу своих решений обещания возместить вред в будущем. Но при этом закон не запрещает выплатить всю сумму вместо обвиняемого стороннему лицу, указывает ВС.

Летом в Уголовным кодекс были внесены изменения, согласно которым суды имеют право освободить обвиняемого, совершившего преступление небольшой или средней тяжести, от уголовной ответственности.

Формальные отписки

Адвокат Тимур Хутов опасается, что эти предложения Верховного суда останутся в качестве декларативных норм и не повлекут улучшение ситуации для задержанных. «Ни для кого не секрет, что правоохранители применяют недозволенные методы на допросах. Признание вины до сих пор у нас является королевой доказательств», — говорит защитник.

«Теперь суды просто будут заставлять сотрудников полиции писать рапорты, что проверка проведена, нарушений не выявлено, а обвиняемый сам упал на допросе несколько раз, — считает Хутов. — Все эти меры как мертвому припарки».

Он отмечает, что только самые громкие и летальные случаи доходят до общественности. В Бурятии сейчас под следствием находятся шесть сотрудников полиции. По версии следствия, они причастны к гибели 17-летнего подростка, которого пытали во время допроса: надевали ему на голову противогаз и пережимали трубку с воздухом. Молодой человек же подозревался в краже велосипеда.

О даче признательных показаний под пытками почти сразу же после задержания заявил главный фигурант дела об убийстве политика Бориса Немцова — предполагаемый киллер Заур Дадаев.

Он настаивает, что показания, в которых он якобы рассказывает, как готовил преступления и расстреливал оппозиционера на Большом Москворецком мосту в столице, он дал после нескольких дней жестоких пыток, а также в обмен на освобождение другого задержанного. Сейчас это дело рассматривает Московский окружной военный суд.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector