Пленум ВС: налоговые преступления по-новому, но со сроком давности

Пленум ВС: налоговые преступления по-новому, но со сроком давности

Глава коллегии ВС по уголовным делам Владимир Давыдов // Источник фото ― пресс-служба ВС

Пленум Верховного суда (ВС) принял постановление об ответственности за налоговые преступления (ст. 198–199.2 УК). В нем разработчики решили отказаться от идеи считать ст. 198 и 199 УК об уклонении от уплаты налогов длящимися преступлениями.

Именно за эту инициативу больше всего юристы критиковали проект постановления, который был представлен еще в июне этого года. Из предложения ВС следовало, что срок давности начнет течь только после того, как налогоплательщик компенсирует недоимку бюджету, то есть фактически отменялись сроки давности.

Но после доработки проекта ВС от этой идеи отказался.

Глава коллегии ВС по уголовным делам Владимир Давыдов рассказал, что основная дискуссия при доработке проекта шла вокруг момента окончания преступления и исчисления срока давности.  Вариант, который ранее предлагал ВС, ― считать налоговые преступления длящимися, означал бы, что сроки давности отменяются.

Юристы высказывали к этому много замечаний (см., например, блог Константина Сасова, блог Юрия Мирзоева). Ведь ст. 198 УК и ч. 1 ст. 199.1 УК — это преступления небольшой тяжести, для которых срок давности два года (ст. 78 УК). Но пока лицо не заплатит долг или его не взыщут, срок давности не начнется.

То есть можно было бы привлечь к ответственности и за старые долги.

В итоге ВС согласился считать моментом окончания преступления, как и прежде, фактическую неуплату налога в установленный законом срок. Однако ВС продолжит «формирование практики по налоговым преступлениям», сказал Владимир Давыдов. «Возможно, в ст. 198 и 199 УК есть неопределенность и противоречивость, которые можно устранить законодательным путем», ― добавил он.

Среди других изменений в окончательной версии постановления ― разъяснение в п. 5 о том, что под иными документами в ст. 198 и 199 УК РФ, за непредставление которых может наступить ответственность, следует понимать документы, подлежащие приложению к налоговой декларации. По мнению ВС, это поможет исключить расширительное толкование понятия «иные документы».

Важное для налогоплательщиков разъяснение появилось в п. 14 текста. Когда суд устанавливает действительный размер обязательств по уплате налогов, то суд должен учитывать в совокупности все факторы, как увеличивающие, так и уменьшающие размер неуплаченных налогов.

При этом судам ВС рекомендует проверять, как был определен период для определения размера уклонения (п. 29). Но как определять этот период, ВС не разъяснил, обратил внимание Вадим Зарипов в своем блоге.

Там же он поделился предложениями бизнеса, которые в итоговый текст не попали.

Верховный суд разъяснил, как считать сроки давности по налоговым преступлениям

Пленум ВС: налоговые преступления по-новому, но со сроком давности

URA.RU / TASS

Верховный суд поставил точку в вопросе о том, следует ли считать налоговые преступления длящимися. Согласно постановлению пленума суда моментом окончания налоговых преступлений следует считать фактическую неуплату налогов, сборов, страховых взносов в срок, установленный законодательством.

Первоначально в проекте постановления содержался пункт, в соответствии с которым уклонение от уплаты налогов предлагалось считать преступлением, которое продолжается, пока должник окончательно не рассчитается с государством.

Такой подход напугал бизнес: по мнению многих юристов, он фактически отменял срок давности по налоговым преступлениям.

Это привело бы к резкому росту налоговых претензий к бизнесу и ухудшению инвестиционного климата, предупреждали представители ведущих российских и зарубежных бизнес-объединений в обращениях к председателю Верховного суда Вячеславу Лебедеву.

В результате широкого обсуждения проект был существенно доработан, сообщил зампред Верховного суда Владимир Давыдов. В частности, по наиболее дискуссионному пункту решено было сохранить формулировку, которая до сих пор не вызывала вопросов у судей и нареканий у бизнеса. Исходя из такой позиции, Верховный суд и будет формировать практику, заверил Давыдов.

«В конструкции самих статей 198 и 199 УК (уклонение физического лица от уплаты налогов, уклонение от уплаты налогов, подлежащих уплате организацией) есть какая-то неопределенность, противоречивость, которую могли бы устранить законодательным путем», – сказал Давыдов. Дальнейшее устранение противоречий в нормах закона возможно уже на уровне законодательной работы и Верховный суд готов в ней участвовать, подчеркнул он.

По словам Давыдова, в постановлении учтены предложения Совета по правам человека при президенте.

Пленум уточнил, что под «иными документами», непредоставление которых может расцениваться как уклонение от уплаты налогов, могут пониматься только документы, подлежащие приложением к налоговой декларации и служащие основанием для исчисления налогов.

Учтены также рекомендации Минэкономразвития и Торгово-промышленной палаты: в случае сомнения в определении периода исчисления крупного и особо крупного размера задолженности суду необходимо толковать их в пользу обвиняемого.

Верховный суд также счел необходимым напомнить, что уклонение от уплаты налогов и неисполнение обязанности налогового агента возможны только при наличии прямого умысла. При решении вопроса о наличии умысла все сомнения, противоречия и неясности законодательства толкуются в пользу налогоплательщика.

Судам также рекомендовано выявлять обстоятельства, способствовавшие совершению налоговых преступлений, нарушению прав и свобод граждан, а также другие нарушения закона, допущенные при производстве предварительного расследования или нижестоящим судом, и частными определениями обращать на них внимание соответствующих организаций и должностных лиц.

Всего, по данным Верховного суда, в прошлом году были рассмотрены дела о налоговых преступлениях в отношении 971 лица, что составляет 7,5% в общей структуре судимости по экономическим преступлениям. В отношении 395 человек (40%) дела были прекращены судами. 605 – были признаны виновными, но к реальным срокам лишения свободы были приговорены только 55 человек.

Плохие новости для бизнеса: чем грозит отмена сроков давности за налоговые преступления

Согласно проекту постановления Пленума Верховного суда, срок уголовной ответственности за налоговые преступления будет исчисляться не с момента неуплаты налогов, как раньше, а с момента их полной выплаты, включая недоимки. На практике это равносильно отмене срока давности по налоговым преступлениям, что, на наш взгляд, окажет самое серьезное негативное влияние на бизнес в стране.

В настоящий момент налоговые преступления регулируются нормами ст. 198 и 199 Уголовного кодекса РФ, по которым срок давности составляет всего два года. То есть если, например, в 2016 году условная компания не заплатила налоги или страховые взносы, то ее руководству в первом квартале 2019 года переживать о привлечении юридического лица к уголовной ответственности уже не стоит.

Но вот если в ближайшее время на очередном заседании Пленума Верховного суда будет принят проект постановления о новой трактовке срока давности по налоговым преступлениям, то уголовное преследование вышеуказанной компании не будет прекращено до тех пор, пока она не переведет средства для уплаты налога, а также пени в размере того самого налога.

Кроме этого, придется заплатить еще и штраф. Последний, согласно Налоговому кодексу РФ, не угрожал бы компании в связи с истекшим сроком давности. Подобных ужесточений стоит ожидать не только юридическим, но и физическим лицам.

И здесь уже может оказаться совершенно неважно, забыл ли, к примеру, ИП уплатить страховой взнос два года назад или двадцать лет назад.

Юридический нюанс, на котором строится нововведение, состоит в том, от какого момента отсчитывать установленный по налоговым преступлениям срок давности. В общем случае закон требует отсчитывать его от момента «окончания преступления».

В новой трактовке будет предполагаться, что налоговое преступление продолжается до тех пор, пока недоуплаченная сумма налогов не поступила в бюджет. Таким образом, фактически неуплата налога становится преступлением без срока давности.

Как это работает

Последний раз Пленум ВС вносил разъяснения по налоговым преступлениям в 2006 году. Именно так появилась судебная практика касательно определения двухлетнего срока давности по ст. 198 и 199 УК РФ.

Кстати, тринадцать лет назад судьи как раз и разъяснили, что следует понимать под формулировкой «уклонение от уплаты налогов»: «Умышленные деяния, направленные на их неуплату и повлекшие полное или частичное непоступление налогов в бюджет».

Сейчас же Верховный суд хочет дополнить это понятие, а именно: «Налоговое преступление следует считать оконченным с момента уплаты соответствующих налогов в установленный срок».

Конечно, Пленум Верховного суда не может изменить или отменить срок исковой давности по налоговым преступлениям (это возможно лишь путем внесения на рассмотрение в Государственную думу соответствующего законопроекта с поправками в УК РФ и УПК РФ). С другой стороны, если данное постановление Верховного суда будет принято, то оно полностью изменит порядок исчисления срока давности.

Такая трактовка рождает противоречия. Во-первых, если считать преступление оконченным в момент погашения недоимки, то что делать с примечанием к ст. 199 УК РФ, исходя из которого такие действия трактуются как деятельное раскаяние и основание для прекращения дела? И что тогда делать с действующим Налоговым кодексом, по которому безнадежная недоимка должна быть списана?

Во-вторых, как проводить разграничения между уклонением от уплаты налогов и факта неуплаты как такового?  Согласно все той же ст. 199 УК РФ необходимо доказать наличие умысла на уклонение от оплаты налогов.

Но по факту мы имеем дела, которые возбуждают не за предоставление внесенных в декларацию заведомо ложных налоговых сведений, а за факт неуплаты налогов.

Вот и получается, что пока данная инициатива Верховного суда вызывает больше вопросов, чем ответов.

Читайте также:  Не получается оформить недвижимость! Подскажите как это сделать!

Кому это нужно

Естественно, жизнь не стоит на месте и изменения должны происходить в том числе и в судебной системе страны. Тем более что и дополнительные предпосылки вроде бы есть.

Так, на прошедшем в мае этого года в Санкт-Петербурге Международном юридическом форуме (ПМЮФ-2019) Константин Чекмышев, заместитель руководителя ФНС России, неоднократно повторял, что налоговая недосчиталась значительной суммы налоговых сборов в 2018 году, и налоговики готовы на серьезные меры, чтобы исключить злоупотребления и сохранить бюджет страны.

В то же время, по словам главы налогового ведомства Михаила Мишустина, в 2018 году в консолидированный бюджет поступило налогов на общую сумму 21,3 трлн рублей, что больше налоговых сборов 2017 года на 4 трлн рублей. Количество собранных налогов увеличилось на 23%.

При этом рост налоговых сборов наблюдается не только по результатам 2018 года. Так, в 2017 году российскими налоговиками было собрано налогов на 20% больше, чем в 2016 году.

Таким образом, гражданская сознательность, помноженная на ряд положительных изменений в законодательстве (к примеру, специальный льготный налоговый режим для самозанятых граждан, который введен в Москве, Московской и Калужской областях и в Республике Татарстан), а также трудолюбие отечественных налоговиков дают положительный результат.

С другой стороны, естественно, любое налоговое ведомство в любой стране мира будет говорить именно о том, сколько налогов бюджет недосчитался. Это тоже часть их работы. Однако в нашем случае и положительную динамику нельзя не учитывать. И здесь напрашивается закономерный вопрос: насколько с учетом всего вышесказанного все-таки обоснована инициатива Верховного суда?

К чему это приведет

Если такая трактовка станет активно применяться в судебной практике, ничего хорошего для бизнеса ожидать не приходится, как и для экономики страны в целом.

На фоне замедления мирового экономического роста, западных санкций, уменьшения прямых иностранных инвестиций бизнес будет все больше уходить в тень.

А по данным Федеральной службы по финансовому мониторингу, только в 2018 году доля теневого сектора российской экономики составила около 20% от ВВП, что составляет примерно 20 трлн рублей. Немаловажную роль играет здесь и силовое давление государства на бизнес.

Один из примеров — история с задержанием в феврале этого года Майкла Калви, главы инвестиционного фонда Baring Vostok, когда хозяйственный спор иностранного и отечественного инвесторов вместо решения в арбитражном суде был перенесен в плоскость уголовного преследования.

Теневая экономика — это не только незаконная торговля наркотическими веществами или нелегальный ввоз товаров. Понятно, что с этими направлениями ведут борьбу силовые структуры. Однако теневая экономика — это еще и зарплаты «в конвертах» и скрытый доход юридических лиц.

Именно эти сектора государство пытается плавно выводить из тени, и именно они после их легализации должны активно пополнять бюджет страны уплаченными налоговыми и страховыми взносами.

Новая трактовка Верховного суда фактически противоречит этой логике развития экономики, и последствия такого решения могут оказаться очень серьезными.

Пленум ВС: налоговые преступления по-новому, но со сроком давности — новости Право.ру

Пленум Верховного суда утвердил разъяснения об ответственности за налоговые преступления. Впервые документ был представлен ещё в июне, но тогда он подвергся критике со стороны бизнес-сообщества. Критике, которая в итоге помогла исключить из разъяснений наиболее спорные моменты. Разобрали итоговый документ на карточки и объяснили, как теперь суды будут рассматривать уголовные дела о налоговых преступлениях.

Пленум ВС выделяет несколько способов уклонения от уплаты налогов, сборов и страховых взносов: 

  • включение в налоговую декларацию заведомо ложных сведений;
  • непредоставление декларации или иных необходимых документов.

По ст. 198 УК («Уклонение физического лица от уплаты налогов…») может быть привлечён не только обычный гражданин, но и индивидуальный предприниматель, а также адвокат, учредивший адвокатский кабинет, нотариус или другие частнопрактикующие лица.

По ст. 199 УК о неуплате налогов с юридического лица можно привлечь руководителя организации либо её уполномоченного представителя. Субъектом этого преступления могут признать «лицо, фактически выполнявшее обязанности руководителя».

Практика Верховный суд запретил доначислять налоги сверх меры

Моментом окончания преступления по ст. 198 и 199 УК будет считаться момент «фактической неуплаты налогов, сборов, страховых взносов в срок, установленный законодательством о налогах и сборах». Таким образом, Верховный суд не стал менять практику по этому вопросу и убрал из финальной редакции постановления разъяснение о «бесконечном» сроке давности по налоговым преступлениям.

Владимир Давыдов, глава коллегии ВС по уголовным делам, подчеркнул: суды будут рассматривать этот вопрос по уже сложившейся практике, изменений не произойдёт.

Пленум ВС обратил внимание судов на тот факт, что уклонение от уплаты налогов возможно только с прямым умыслом.

«В частности, при решении вопроса о наличии такого умысла суду необходимо учитывать обстоятельства, исключающие вину в налоговом правонарушении, а также исходить из принципа, согласно которому все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика», – подчеркнул ВС.

В проекте разъясняется, как определить крупный или особо крупный размер неуплаченных налогов, сборов, страховых взносов, который является необходимым признаком преступления. Он определяется за период в пределах трёх финансовых лет. Сумму налогов (в том числе по каждому виду) и сумму сборов, страховых взносов надо складывать, говорится в документе.

Кроме того, в случае возникновения «неустранимых сомнений» в определении периода для исчисления крупного или особо крупного размера задолженности суду необходимо толковать такие сомнения в пользу обвиняемого.

В тех случаях, когда один человек юридически или фактически руководит сразу несколькими организациями и при этом в каждой из них уклоняется от уплаты налогов, сборов и страховых взносов, его действия «при наличии к тому оснований» нужно квалифицировать по совокупности нескольких преступлений, предусмотренных соответствующими частями ст. 199 УК.

Практика Будни топ-менеджера: как спастись от налоговой, акционеров и следствия

Суды, согласно разъяснениям Пленума ВС, должны учитывать вступившие в силу решения арбитражных судов или судов общей юрисдикции, имеющие отношение к делу. Но «фактические обстоятельства, которые там установлены, сами по себе не предопределяют выводы суда о виновности или невиновности в совершении преступления», подчёркивается в постановлении.

Доказательствами в уголовном деле могут быть налоговые декларации, другие документы, необходимые для расчёта налога или взноса, акты налоговых проверок, заключения экспертов и так далее. Для привлечения к ответственности нужно установить не только наличие денежных средств и имущества, но и обстоятельства, которые показывают, что эти средства были намеренно скрыты.

Возместить ущерб от налоговых преступлений может не только сам преступник, но и (по его просьбе или с его согласия) другие лица. Возместить ущерб может и организация, неуплата налогов за которую привела к уголовному делу по ст. 199 УК.

Пленум ВС подчёркивает: обещания, а также различного рода обязательства преступника возместить ущерб и перечислить денежное возмещение в бюджет в будущем не могут стать основанием для освобождения его от уголовной ответственности.

При разрешении дел о налоговых преступлениях судам вместе с приговором нужно оглашать и решение по гражданским искам от налоговой службы или прокуратуры. При этом судам необходимо учитывать, что при решении по гражданскому иску нельзя удовлетворять требования о взыскании штрафа виновного, который назначен ему «в связи с нарушением законодательства о налогах и сборах».

В этом сюжете

  • Три самых крупных гражданских иска 2018 года

При принятии решения об удовлетворении гражданского иска суд должен указать в приговоре размер подлежащей взысканию денежной суммы и в зависимости от вида неуплаченного налога, сбора, страхового взноса – наименование бюджета (федеральный, региональный, местный), в доход которого эта сумма подлежит взысканию.

По делам о преступлениях, предусмотренных ст. 199, ст. 199.1 и 199.2 УК, виновное физическое лицо может быть привлечено только в исключительных случаях. Например, когда у компании очевидно (с учётом рыночной стоимости её активов) не хватит денег, чтобы заплатить налоги.

Источник: Постановление Пленума ВС «О практике применения судами законодательства
 об ответственности за налоговые преступления».

Адвокаты и юристы проанализировали Постановление Пленума ВС о налоговых преступлениях

Как уже сообщалось, 26 ноября на заседании Пленума Верховного Суда РФ принято постановление о практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления. Документ подвергся серьезной доработке редакционной комиссией, часть проектных разъяснений была изменена, часть удалена, при этом были внесены и новые уточнения.

Редакция «АГ» обратилась к адвокатам и юристам с просьбой проанализировать финальную редакцию документа. Ранее юридическое сообщество критически отнеслось к содержанию проекта и выразило свое несогласие с разъяснениями о порядке исчисления сроков давности уголовного преследования по таким преступлениям.

Читайте также:  Могу ли я выписать мою дочь с несовершеннолетними детьми?

Эксперты высоко оценили новые разъяснения об исчислении срока давности налоговых преступлений

ВС разъяснил составы налоговых преступлений и сроки давности по нимПленум Верховного Суда принял постановление о практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления

Руководитель налоговой практики юридической фирмы Five Stones Consulting, адвокат Екатерина Болдинова отметила, что итоговое постановление, несомненно, порадовало тем, что из него были исключены положения о признании налоговых преступлений длящимися. «Ранее эта идея вызвала большой переполох в юридическом сообществе, и потребовалось немало сил коллег по цеху, публикаций в прессе и выступлений на различных конференциях, чтобы привлечь внимание к этой проблеме. Так, в предыдущей версии проекта постановления Пленума ВС РФ давность предлагалось считать не с момента, когда преступление фактически закончено (неуплата налога в установленный законом срок), а с момента добровольного погашения налоговой задолженности, т.е., пока лицо не погасило налоговый долг, срок давности не начинает отсчитываться. При таком подходе получалось, что к налоговой ответственности при истечении срока давности привлечь уже нельзя, а к уголовной – еще можно, причем до тех пор, пока не истечет срок давности с момента завершения преступления, т.е. с момента оплаты», – пояснила она.

Эксперт привела наглядный пример в обоснование своих сомнений. «Допустим, по результатам выездной налоговой проверки в 2018 г. была выявлена неуплата налога за 2015 г. Если налоговый орган затянет с вынесением решения (допустим, оно появится в 2019 или 2020 гг.

), то срок давности привлечения к налоговой ответственности истечет, и налогоплательщика нельзя будет оштрафовать за неуплату налога.

Однако решение выездной налоговой проверки может быть передано для изучения в следственный орган (по месту совершения преступления), который будет принимать решение о возбуждении уголовного дела по ст. 198–199.1 УК РФ.

И если оценивать деяние, ставшее основанием для возбуждения уголовного дела, с позиций квалификации преступления как длящегося, то налогоплательщика ждут большие неприятности», – отметила адвокат.

Адвокаты и юристы критически отнеслись к проекту постановления Пленума ВС о налоговых преступленияхВсе без исключения эксперты не согласились с разъяснениями о порядке исчисления сроков давности уголовного преследования по таким преступлениям

Екатерина Болдинова добавила, что такой вариант толкования положений ст.

199 УК РФ шел вразрез с положениями налогового законодательства, ведь согласно НК РФ недоимка, безнадежная к взысканию (когда налоговым органом пропущен срок ее взыскания в установленном порядке) может быть списана.

«Более того, такая редакция Пленума могла стать ключом к злоупотреблениям со стороны правоохранительных органов, которые могли бы пользоваться этими положениями для давления на бизнес», – пояснила она.

В связи с этим эксперт позитивно оценила отсутствие таких разъяснений в итоговой редакции документа. По ее словам, момент окончания налоговых преступлений описан в соответствии с положениями законодательства о налогах и сборах как момент фактической неуплаты налогов, сборов, страховых взносов в срок, установленный законодательством о налогах и сборах (п. 5 постановления).

«Признать преступления, предусмотренные ст. 198–199 УК РФ, в качестве длящихся было просто невозможно.

Во-первых, это умышленные преступления с материальным составом, а во-вторых, неисполнение обязанности совершить какое-либо действие к определенному сроку не может рассматриваться в качестве длящихся преступлений.

И УК РФ, нужно напомнить, не содержит понятия “длящееся преступление”», – добавил управляющий партнер компании TAXMANAGER Василий Ваюкин.

Другие позитивные аспекты постановления Пленума ВС РФ

Старший юрист Бюро присяжных поверенных «Фрейтак и Сыновья» Андрей Белик положительно оценил несколько итоговых разъяснений постановления. «В п. 6 документа отдельно указано, что субъектом преступления по ст.

198 УК РФ может быть и иное физическое лицо, осуществляющее представительство в совершении действий, регулируемых законодательством о налогах и сборах.

Такое разъяснение направлено на борьбу с использованием подставных лиц при создании схем по уходу от налогообложения», – отметил он.

Он также поддержал п. 8 документа, в котором судьям при разрешении вопроса о наличии умысла в действии налогоплательщика по уклонению от уплаты налогов следует исходить из предусмотренного п. 7 ст.

3 НК РФ принципа, согласно которому все неустранимые сомнения, противоречия и неясности толкуются в пользу налогоплательщика. «В п.

14 документа в очередной раз указывается на необходимость определения действительного размера налоговых обязательств», – отметил юрист.

Партнер и руководитель практики «Арбитражное, налоговое и банкротное право» КА г. Москвы № 5 Вячеслав Голенев обратил внимание, что Пленум неоднократно указывает на необходимость установления умысла в действиях налогоплательщика, что может давать основания для сдержанного оптимизма.

«То есть при установлении налоговым органом в действиях налогоплательщика неосторожности хочется надеяться на отсутствие в таком случае уголовной ответственности, так как не может существовать одновременно ответственность в виде неосторожности и в виде умысла», – высказался адвокат.

Эксперт также обратил внимание на термин «действительный размер налоговых обязательств». По его словам, такой термин стремительно вошел в налогово-правовую практику ВС РФ и арбитражных судов в 2018–2019 гг.

«Он означает, что между декларируемым налогоплательщиком и вменяемым налоговым/уголовным правоприменителем размером налоговой обязанности может быть существенная разница, и действительный результат хозяйственной жизни налогоплательщика может находиться где-то посередине», – пояснил Вячеслав Голенев.

Адвокат добавил, что в принятой редакции п.

9 и 14 постановления Пленума этот вопрос нашел свое отражение, и судам теперь будет предписано не верить «на слово» доводам стороны обвинения, а внимательно и самостоятельно изучать вопрос о подлинном размере налоговых обязательств: «Это означает глубокую судебную проверку обстоятельств экономической жизни налогоплательщика. В теории это должно вести к настоящей реализации гарантий привлекаемого к уголовной ответственности лица в ходе уголовного судопроизводства. Лишь бы только эти идеи, заложенные в указанный документ, не канули в Лету “конвейера” судов первой инстанции общей юрисдикции».

В свою очередь, Василий Ваюкин отметил, что в п. 6, 7, 10, 19 постановления дана детальная конкретизация субъектного состава налоговых преступлений, которая исключает бухгалтера. Он также обратил внимание на особый смысл разъяснений ВС РФ в п.

11, в котором дано четкое «указание» нижестоящим судам, что обязательным признаком составов преступлений, предусмотренных ст.

198 и 199 УК РФ, является крупный или особо крупный размер неуплаченных налогов, сборов, страховых взносов, определяемый согласно примечаниям к ним.

«В продолжение “понимания” крупного и особо крупного размера ВС РФ в п. 12 документа дает “методику расчета” сумм налогов и сборов, а п. 16 затронул вопросы юридического и фактического руководства несколькими организациями.

Если отследить содержание документа по выделению значимых моментов в тексте, то можно прийти к выводу, что оно направлено на то, чтобы суды наиболее полно и всесторонне выясняли все обстоятельства, связанные с совершением преступлений.

Об этом же явно свидетельствует и замечание, что суд должен устанавливать действительный размер обязательств по уплате налогов в соответствии с налоговым законодательством, учитывать в совокупности все факторы, как увеличивающие, так и уменьшающие размер неуплаченных налогов», – заключил адвокат.

Недостатки постановления Пленума ВС РФ

По мнению Василия Ваюкина, п. 1 документа не вполне явно говорит о том, как поступать в случае привлечения к ответственности в рамках специальных налоговых режимов. Кроме того, неясно, как действовать при привлечении к ответственности, если налоги не уплачены в рамках налогового режима, который в НК РФ не предусмотрен.

Адвокат добавил, что достаточно спорным является и п. 5 постановления: если под иными документами понимаются только непосредственно приложенные к декларации документы, то тогда искажение «первички» или ее непредставление – не будет являться «уклонением».

«Вопрос заключается в том, насколько искажение первичных документов повлияло или не повлияло на содержание декларации, поэтому хотелось бы более конкретных разъяснений. В свою очередь, п.

6 содержит формулировку, которая вносит определенную неразбериху в понятие “подставного лица”, так как в скобках уточняет это понятие применительно к безработному, “который формально был зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя”. При этом в УК РФ уже содержится понятие подставного лица в ст. 173.

1 УК РФ, которое и должно быть использовано. Данное разъяснение оставляет открытым вопрос, который касается факта, когда используются номиналы, которые осознают свою функцию», – считает Василий Ваюкин.

По его мнению, самая главная проблема комментируемого документа заключается в том, что в нем так и не разграничен вопрос об отличиях налогового преступления и налогового правонарушения, уклонения и неуплаты налогов, сборов и страховых взносов.

«Просто необходимо разграничить мошенничество в виде хищения суммы возмещаемого из бюджета налога и уклонение от уплаты», – считает Василий Ваюкин. – Ведь на практике уголовная и налоговая ответственность недостаточно разграничены.

Это, в свою очередь, приводит к излишней криминализации экономических отношений и чрезмерной уголовной репрессии в отношении предпринимателей, а также к дублированию правоохранительной и контрольно-надзорной деятельности».

Он также отметил, что комментируемый документ во многом повторяет действующие нормы налогового законодательства, которые не менялись уже десятки лет. «В нем действительно мало пунктов, имеющих разъясняющий характер, которые бы устраняли сомнения и уточняли формулировки», – отметил эксперт.

С ним согласна и Екатерина Болдинова, по мнению которой, большая часть постановления не содержит какие-то новшества, ведь большинство выводов Верховного Суда уже озвучивались в судебной практике ранее. «Например, в п.

14 постановления идет речь о том, что для определения размера ущерба бюджетной системе суд должен устанавливать действительный размер обязательств по уплате налогов в соответствии с налоговым законодательством, учитывать в совокупности все факторы, как увеличивающие, так и уменьшающие размер неуплаченных налогов.

Читайте также:  Гаражная «амнистия» или как приобрести в собственность незарегистрированный гараж

Однако если для судов общей юрисдикции эта идея сравнительно новая, то арбитражные суды устанавливают действительный размер налоговых обязательств именно так уже лет восемь, если не все десять», – полагает она.

Налоговые преступления: по следам Пленума ВС РФ

Пленумом ВС РФ 26 ноября 2019 года было принято постановление № 48 «О практике применения судами законодательства об ответственности за налоговые преступления».

В этом документе сделана попытка дать единообразное толкование ст. 198 – 199.

2 УК РФ, а также даются указания нижестоящим судам по вопросам квалификации и доказывания преступлений, которые запрещены этими нормами уголовного закона.

Налоговые преступления, суды, ФНС РФНалоговые преступления, суды, ФНС РФ

Немного статистики

Чтобы оценить актуальность материалов Постановления № 48, нужно обратить внимание на статистику правоприменения по ст. 198 – 199.2 УК РФ.

Количество лиц, осужденных по этим статьям в 2016 году составило 579 человек; 2017 год – 583 человека; 2018 год – 605 человек; в течение первого полугодия 2019 года – 300 человек. За это время количество прекращенных судами дел по этим статьям находится в пределах от 38 до 41 процента.

При этом свыше половины виновных осуждаются при их согласии с обвинением (для примера: в 2018 году этот показатель составил 60 процентов).

Есть этому несколько причин: длительное содержание в СИЗО ( которое, превышает все мыслимые и немыслимые сроки), пытки. Бизнесменам проще взять на себя обвинение, чем отстаивать правду «в СИЗО».

А реальное лишение свободы по указанным составам – явление достаточно редкое. В том же 2018 году такое наказание было применено к 5,6 процентам лиц, осужденным за совершение налоговых преступлений.

Этому то же есть своя причина, потому что, бизнесменов, как правило обвиняют в мошенничестве по ст. 159 УК РФ (по резиновой статье) или подбрасываются наркотики им или их родственникам. По этим статьям посадить проще и «технология» отработана, чем возиться с ст. 199 УК РФ.

Для сравнения: условное лишение свободы – 10,5 процентов; штраф – 27 процентов; 17,3 процента освобождены от наказания по амнистии.

Поскольку на практике чаще всего применяется ч. 2 ст. 199 УК РФ, судьи ВС РФ уделили особое внимание именно этому составу.

 Важные изменения

 В Постановлении № 48 учтены изменения в действующем законодательстве, в том числе и в ст. 198 – 199.2 УК РФ, внесенные Федеральным законом от 29.07.2017 № 250ФЗ. Был расширен предмет преступлений, поскольку он стал включать в себя кроме налогов и сборов также и страховые взносы.

Более того, ВС РФ согласовал свою позицию с точкой зрения КС РФ, отраженную в его постановлении от 08.12.2017 № 39-П4, которая дает ответ на вопросы об обратной силе закона применительно к налоговым преступлениям.

А в п. 28 Постановления № 48 отражено согласование позиций ВС РФ и КС РФ по поводу возможности признания физического лица виновным в совершении преступлений по ст. 199, 199.1, 199.

2 УК РФ в связи с деятельностью организаций – налоговых агентов, плательщиков налогов, сборов, страховых взносов – как гражданского ответчика лишь при фактической либо юридической невозможности удовлетворения требований за счет непосредственно организации или отвечающих в соответствии с законом по ее долгам лиц.

Как известно, налоги, сборы и страховые взносы исчисляются за определенные периоды и подлежат уплате в соответствующие сроки. В Постановлении № 48 сохранена позиция, которая соответствует уже сложившейся практике: преступления по ст. 198, ст.

199, ст. 199.1 УК РФ считаются оконченными с момента неуплаты в тот срок, который предусмотрен налоговым законодательством. Обращаю ваше внимание, что речь в данном случае идет не только о юридическом, но и фактическом окончании преступлений.

Это обстоятельство имеет важное значение для определения сроков давности уголовной ответственности за соответствующие преступления.

Проблемы толкования

 Постановление № 48 содержит в себе ряд важных разъяснений, призванный исключить расширительное толкование отдельных правовых дефиниций, играющих важную роль в правоприменительной практике.

Так, в п. 5 указанного постановления говорится о том, что к числу «иных документов», упоминаемых в ст. 198 и 199 УК РФ можно относить не все документы, которые требуют представить налоговики. 

  • Они должны соответствовать перечню документов, прямо указанных в НК РФ и принятых на основании этого кодекса федеральных, региональных законах, нормативных правовых актах муниципальных образований.
  • Кроме того, к иным документам по смыслу указанных выше статей, следует относить подлежащие приложению к декларации, а потому служащих основанием для исчисления и уплаты налогов, сборов, страховых взносов.
  • И, наконец, к категории «иных документов» следует относить те, непредставление которых (включение в них заведомо ложных сведений) является способом уклонения, то есть непосредственно определяет один из элементов объективной стороны состава преступления.

В уголовном законе остается некоторая неопределенность по поводу установления границ трехлетнего срока при исчислении крупного и особо крупного размера налогов, сборов и страховых взносов, являющихся предметом преступления.

В Постановлении № 48 дается разъяснение: при наличии неустранимых сомнений в определении подобных сроков их следует толковать в пользу обвиняемого. Кроме того, в п.

29 Постановления № 48 сказано, что суды должны контролировать наличие способов исчисления данных периодов в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и в обвинительном заключении.

О надлежащем субъекте

 В соответствии с изложенной в Постановлении № 48 точкой зрения ВС РФ субъектом преступления по составу, предусмотренному ст.

199 УК РФ, является лицо, уполномоченное в силу закона либо на основании доверенности подписывать документы, представляемые вналоговые органы организацией, являющейся плательщиком налогов, сборов, страховых взносов, вкачестве отчетных за налоговый (расчетный) период.

Такими лицами признаются руководитель организации – плательщика налогов, сборов, страховых взносов либо уполномоченный представитель такой организации (см. ст. 29 НК РФ). Субъектом данного преступления может выступать также лицо, фактически выполнявшее обязанности руководителя организации – плательщика налогов, сборов, страховых взносов.

В качестве примера можно привести дело, приговор по которому был вынесен Советским районным судом г. Омска от 03.05.2018. Подсудимый был признан виновным по п.п. а), б), ч. 2 ст. 199 УК РФ в уклонении от уплаты налогов организацией в особо крупном размере, которое было совершено группой лиц по предварительному сговору.

Суд признал обвиняемого надлежащим субъектом преступления на том основании, что в период его совершения онфактически исполнял обязанности руководителя ООО наряду с другим лицом, совместно с которым обвиняемый привлек еще одно лицо к формальному исполнению обязанностей директора.

При этом все фактическое руководство хозяйственной деятельностью общества обвиняемый и его соучастник держали под своим контролем.

 Проблема виновности

В Постановлении № 48 уделяется внимание и проблемам, связанным с установлением элементов субъективной стороны состава налоговых преступлений. Так, в п. 8 документа указано на то, что уклонение от уплаты налогов, сборов и страховых взносов, осуществление иных деяний, составляющих объективную сторону состава налоговых преступлений, возможно лишь при наличии прямого умысла.

Таким образом, ВС РФ еще раз обращает внимание на недопустимость объективного вменения: нельзя говорить о наличии всех признаков состава преступления лишь при установлении факта неуплаты налогов, сборов, страховых взносов. Такое деяние должно носить осознанный, намеренный характер.

А в процессе доказывания прямого умысла стороне уголовного преследования необходимо учитывать положения ст. 111 НК РФ, где указаны обстоятельства, исключающие виновность деяния при совершении налогового правонарушения. И, разумеется, все неустранимые сомнения в виновности обвиняемого необходимо толковать в его пользу.

Точно так же обстоит дело и при рассмотрении дел по ст. 199.2 УК РФ, сокрытие денежных средств либо имущества, за счет которых должно быть произведено взыскание недоимки по налогам, сборам, страховым взносам, в крупном размере. 

Подобные деяния также должны осуществляться только с прямым умыслом при наличии цели уклонения от взыскания денежных средств. На подобные цели должны указывать конкретные деяния обвиняемых.

В Постановлении № 48 уделено место и рассмотрению такого элемента субъективной стороны состава налоговых преступлений, как мотив при исполнении обязанностей налогового агента (ст. 199.1 УК РФ).

ВС РФ дает ограничительное толкование данных понятий. В абз. 3 п.

19 Постановления № 48 указано, личный интерес как мотив совершения преступления может выражаться в стремлении обвиняемого извлечь выгоду имущественного либо неимущественного характера.

Напомню, что ранее практика шла по пути включения в понятие «личный интерес» отдельных понятий оценочного характера, таких, как карьеризм, протекционизм, семейственность, желание приукрасить действительное положение, получить взаимную услугу, заручиться поддержкой в решении какого-либо вопроса.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector