Кассационная инстанция не вправе переоценивать доказательства для ухудшения положения осужденного

Кассационная инстанция вправе, не передавая дела на новое рассмотрение, внести необходимые изменения в приговор суда первой или апелляционной инстанции. Обстоятельства обвинения не могут быть изменены в худшую для осужденного сторону, даже если это сопровождается смягчением наказания.

Не вправе кассационная инстанция также внести изменения, уточняющие статью УК РФ, по которой осужден подсудимый (например, когда в приговоре не указаны часть или пункт статьи, по которой лицо осуждено). В этих случаях приговор подлежит отмене, а дело направляется на новое судебное рассмотрение.

  • Изменением обвинения на более тяжкое считаются случаи, когда:
  • 1) применяется другая норма уголовного закона (статья, часть статьи или пункт), санкция которой предусматривает более строгое наказание;
  • 2) в обвинение включаются дополнительные, не вмененные обвиняемому действия, влекущие изменение квалификации преступления на закон, предусматривающий более строгое наказание, либо увеличивающие объем обвинения, хотя и не изменяющие юридической оценки содеянного.
  • Недопустимость усиления наказания в суде кассационной инстанции означает, что суд не вправе:
  • — увеличить размер назначенного приговором наказания, даже если оно назначено судом первой инстанции с нарушением уголовного закона;
  • — заменить избранный судом первой инстанции вид наказания более строгим;
  • — указать срок дополнительного наказания, если суд первой инстанции его не указал;
  • — заменить условное наказание, назначенное судом первой инстанции, наказанием, хотя бы и более мягким, но подлежащим отбытию реально;
  • — увеличить испытательный срок при условном осуждении;
  • — заменить принцип поглощения принципом сложения наказания, если это приводит к увеличению наказания, подлежащего отбытию по совокупности.

На основании имеющихся в деле и дополнительно представленных материалов могут быть установлены только факты и обстоятельства, исключающие, уменьшающие или смягчающие ответственность осужденного. При неправильном применении уголовного закона суд кассационной инстанции может внести необходимые изменения в приговор, если только при этом не ухудшается положение осужденного.

Отмена оправдательного приговора.

Отмена оправдательного приговора допускается не иначе как по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего или его представителя, а также по жалобе оправданного, не согласного с основаниями оправдания.

Оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей, может быть отменен по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего или его представителя лишь при наличии таких нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора, потерпевшего или его представителя на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них (ч. 2 ст. 385 УПК).

  1. По представлению прокурора кассационная коллегия вправе отменить приговор в связи с необходимостью назначения более строгого наказания ввиду признания наказания, назначенного судом первой инстанции, несправедливым вследствие его чрезмерной мягкости.
  2. Рассмотрение дела судом первой инстанции после отмены первоначального приговора.
  3. Передача дела на новое рассмотрение в суд первой или апелляционной инстанции имеет место в случаях, когда при рассмотрении дела был нарушен уголовно-процессуальный закон.
  4. 1) другому судье суда апелляционной инстанции – в случаях отмены либо приговора, постановленного мировым судьей, и постановления суда апелляционной инстанции, либо приговора суда апелляционной инстанции;

2) в суд, постановивший приговор, но иным составом суда – в случае отмены приговора, за исключением случаев, указанных в пункте 1 части 1 ст. 386 УПК.

При отмене приговора и направлении уголовного дела на новое судебное рассмотрение суд кассационной инстанции не вправе предрешать вопросы (ч. 2 ст. 386 УПК):

  • 1) о доказанности или недоказанности обвинения;
  • 2) о достоверности или недостоверности того или иного доказательства;
  • 3) о преимуществах одних доказательств перед другими;

Приговор, постановленный на основании вердикта присяжных заседателей и противоречащий ему, подлежит отмене с передачей уголовного дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции. В этом случае новое рассмотрение уголовного дела начинается с момента, следующего за провозглашением вердикта присяжных заседателей (ч. 3 ст. 386 УПК).

Кассационная инстанция не вправе переоценивать доказательства для ухудшения положения осужденного

Отменяя приговор или иное судебное решение с направлением уголовного дела на новое судебное рассмотрение, суд второй инстанции вправе давать указания, обязательные при рассмотрении уголовного дела. Однако такого рода указания не должны предрешать вопросы, перечисленные выше.

При отмене приговора, противоречащего вердикту присяжных заседателей, кассационная инстанция передает уголовное дело в суд первой инстанции на новое рассмотрение. Оно начинается с действий председательствующего, предусмотренных ст. 346 УПК, а затем продолжается в предусмотренном законом порядке (ст. 347-353 УПК).

Вопрос 413. Производство в надзорной инстанции: понятие, значение, отличие от апелляционного и кассационного производства. Требования, предъявляемые к надзорной жалобе, порядок ее принесения и рассмотрения. Виды решений и пределы прав суда надзорной инстанции.

Подозреваемый, обвиняемый, осужденный, оправданный, лицо, в отношении которого велось или ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, их защитники или законные представители, потерпевший, его представитель, а также прокурор вправе ходатайствовать о пересмотре вступивших в законную силу приговора, определения, постановления суда в порядке, установленном гл. 48 УПК8. Гражданский истец, гражданский ответчик или их представители вправе ходатайствовать о пересмотре вступивших в законную силу приговора, определения, постановления суда в части, касающейся гражданского иска (ст. 402 УПК).

Ходатайство прокурора именуется надзорным представлением. Ходатайства остальных участников именуются надзорными жалобами.

Отличия производства в суде надзорной инстанции от производства в суде апелляционной и кассационной инстанции:

1) Надзорные жалобы направляются непосредственно в суд надзорной инстанции, в то время как апелляционные и кассационные жалобы приносятся через суд, постановивший решение;

2) Апелляционное и кассационное производство по пересмотру судебных решений возбуждается по инициативе лиц, участвующих в деле и в соответствии с требованиями УПК имеющих право обжалования. Суд апелляционной и кассационной инстанции, получив соответственно апелляционную или кассационную жалобу, соответствующую требованиям закона, обязан возбудить производство по делу.

  1. 3) Надзорное производство может быть возбуждено исключительно по инициативе суда надзорной инстанции, если судья, заместитель председателя или председатель соответствующего суда примет такое решение.
  2. В порядке надзора в соответствии со ст. 403 УПК могут быть обжалованы:
  3. 1) приговор и постановление мирового судьи, приговор, определение и постановление районного суда, кассационное определение верховного суда республики, краевого или областного суда, суда города федерального значения, автономной области и автономного округа – впрезидиум верховного суда республики, краевого или областного суда, суда города федерального значения, автономной области и автономного округа;
  4. 2)судебные решения, указанные в п. 1, если они обжаловались в порядке надзора в президиум верховного суда республики, краевого или областного суда, суда города федерального значения, автономной области и автономного округа; приговор, определение и постановление верховного суда республики, краевого или областного суда, суда города федерального значения, автономной области и автономного округа, если указанные судебные решения не были предметом рассмотрения ВС РФ в кассационном порядке; постановление президиума верховного суда республики, краевого или областного суда, суда города федерального значения, автономной области и автономного округа – в Судебную коллегию по уголовным делам ВС РФ;
  5. 3)приговор, определение и постановление гарнизонного военного суда, кассационное определение окружного (флотского) военного суда – в президиум окружного (флотского) военного суда;
  6. 4)судебные решения, указанные в пункте 3, если они обжаловались в порядке надзора в президиум окружного (флотского) военного суда; приговор, определение и постановление окружного (флотского) военного суда, если указанные судебные решения не были предметом рассмотрения ВС РФ в кассационном порядке; постановление президиума окружного (флотского) военного суда – в Военную коллегию ВС РФ;
  7. 5)определение Кассационной коллегии ВС РФ, приговор и определение Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ или Военной коллегии ВС РФ, постановление судьи ВС РФ о назначении судебного заседания – в Президиум ВС РФ.

Надзорные жалоба или представление, составленные в соответствии с требованиями ст. 375 УПК, направляются непосредственно в суд надзорной инстанции, правомочный в соответствии со ст. 403 УПК пересматривать обжалуемое судебное решение.

  • К надзорным жалобе или представлению прилагаются:
  • — копия приговора или иного судебного решения, которые обжалуются;
  • — копии приговора или определения суда апелляционной инстанции, определения суда кассационной инстанции, постановления суда надзорной инстанции, если они выносились по данному уголовномуделу;
  • — в необходимых случаях копии иных процессуальных документов, подтверждающих, по мнению заявителя, доводы, изложенные в надзорных жалобе или представлении.

Пересмотр в порядке надзора обвинительного приговора либо определения или постановления суда в связи с необходимостью применения уголовного закона о более тяжком преступлении, ввиду мягкости наказания или по иным основаниям, влекущим за собой ухудшение положения осужденного, а также пересмотр оправдательного приговора либо определения или постановления суда о прекращении уголовного дела не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных ч. 2 ст. 405 УПК9.

Надзорные жалоба или представление рассматриваются судом надзорной инстанции в течение 30 суток со дня их поступления.

В необходимых случаях судья, рассматривающий надзорные жалобу или представление, вправе истребовать в пределах компетенции, установленной ст. 403 УПК, любое уголовное дело для разрешения надзорных жалобы или представления.

  1. Изучив надзорные жалобу или представление, судья выносит одно из следующих постановлений:
  2. 1)об отказе в удовлетворении надзорных жалобы или представления;
  3. 2)о возбуждении надзорного производства и передаче надзорных жалобы или представления на рассмотрение суда надзорной инстанции вместе с уголовным делом, если оно было истребовано.

Председатель верховного суда республики, краевого или областного суда, суда города федерального значения, автономной области и автономного округа, Председатель ВС РФ либо его заместители вправе не согласиться с решением судьи об отказе в удовлетворении надзорных жалобы или представления. В этом случае он отменяет такое решение и выносит постановлениео возбуждении надзорного производства и передаче надзорныхжалобы или представления на рассмотрение суда надзорной инстанции.

Надзорные жалоба и представление рассматриваются судом надзорной инстанции в судебном заседании не позднее 15 суток, а ВС РФ – не позднее 30 суток со дня принятия предварительного решения. О дате, времени и месте заседания суд извещает лиц, указанных в ст. 402 УПК.

В судебном заседании принимают участие прокурор, а также осужденный, оправданный, их защитники и законные представители, иные лица, чьи интересы непосредственно затрагиваются жалобой или представлением, при условии заявления ими ходатайства об этом. Указанным лицам предоставляется возможность ознакомиться с надзорными жалобой или представлением.

Дело докладывается членом президиума верховного суда республики, краевого или областного суда, суда города федерального значения, автономной области и автономного округа, Президиума ВС РФ или другим судьей, ранее не участвовавшим в рассмотрении данного уголовного дела.

Докладчик излагает обстоятельства уголовного дела, содержание приговора, определения или постановления, мотивы надзорных жалобы или представления и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства. Докладчику могут быть заданы вопросы.

  • Затем предоставляется слово прокурору для поддержания внесенного им надзорного представления.
  • Если в судебном заседании участвуют осужденный, оправданный, лицо, в отношении которого велось или ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, их защитники или законные представители, потерпевший и его представитель, то они вправе после выступления прокурора дать свои устные объяснения.
  • Затем стороны удаляются из зала судебного заседания.
  • После удаления сторон из зала судебного заседания президиум верховного суда республики, краевого или областного суда, суда города федерального значения, автономной области и автономного округа, Президиум ВС РФ выносят постановление, а Судебная коллегия по уголовным делам ВС РФ – определение.
Читайте также:  Понятие и виды следственных действий

Вопрос 412. Недопустимость ухудшения положения осужденного при рассмотрении дела в кассационной инстанции. Отмена оправдательного приговора. Рассмотрение дела судом первой инстанции после отмены первоначального приговора

Вопрос 412. Недопустимость ухудшения положения осужденного при рассмотрении дела в кассационной инстанции. Отмена оправдательного приговора. Рассмотрение дела судом первой инстанции после отмены первоначального приговора.

Недопустимость ухудшения положения осужденного при рассмотрении дела в кассационной инстанции.

Кассационная инстанция вправе, не передавая дела на новое рассмотрение, внести необходимые изменения в приговор суда первой или апелляционной инстанции. Обстоятельства обвинения не могут быть изменены в худшую для осужденного сторону, даже если это сопровождается смягчением наказания.

Не вправе кассационная инстанция также внести изменения, уточняющие статью УК РФ, по которой осужден подсудимый (например, когда в приговоре не указаны часть или пункт статьи, по которой лицо осуждено).

В этих случаях приговор подлежит отмене, а дело направляется на новое судебное рассмотрение.

  • Изменением обвинения на более тяжкое считаются случаи, когда:
  • 1) применяется другая норма уголовного закона (статья, часть статьи или пункт), санкция которой предусматривает более строгое наказание;
  • 2) в обвинение включаются дополнительные, не вмененные обвиняемому действия, влекущие изменение квалификации преступления на закон, предусматривающий более строгое наказание, либо увеличивающие объем обвинения, хотя и не изменяющие юридической оценки содеянного.
  • Недопустимость усиления наказания в суде кассационной инстанции означает, что суд не вправе:
  • — увеличить размер назначенного приговором наказания, даже если оно назначено судом первой инстанции с нарушением уголовного закона;
  • — заменить избранный судом первой инстанции вид наказания более строгим;
  • — указать срок дополнительного наказания, если суд первой инстанции его не указал;
  • — заменить условное наказание, назначенное судом первой инстанции, наказанием, хотя бы и более мягким, но подлежащим отбытию реально;
  • — увеличить испытательный срок при условном осуждении;
  • — заменить принцип поглощения принципом сложения наказания, если это приводит к увеличению наказания, подлежащего отбытию по совокупности.

На основании имеющихся в деле и дополнительно представленных материалов могут быть установлены только факты и обстоятельства, исключающие, уменьшающие или смягчающие ответственность осужденного. При неправильном применении уголовного закона суд кассационной инстанции может внести необходимые изменения в приговор, если только при этом не ухудшается положение осужденного.

Отмена оправдательного приговора.

Отмена оправдательного приговора допускается не иначе как по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего или его представителя, а также по жалобе оправданного, не согласного с основаниями оправдания.

Оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей, может быть отменен по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего или его представителя лишь при наличии таких нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора, потерпевшего или его представителя на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них (ч. 2 ст. 385 УПК).

  1. По представлению прокурора кассационная коллегия вправе отменить приговор в связи с необходимостью назначения более строгого наказания ввиду признания наказания, назначенного судом первой инстанции, несправедливым вследствие его чрезмерной мягкости.
  2. Рассмотрение дела судом первой инстанции после отмены первоначального приговора.
  3. Передача дела на новое рассмотрение в суд первой или апелляционной инстанции имеет место в случаях, когда при рассмотрении дела был нарушен уголовно-процессуальный закон.
  4. Уголовное дело направляется на новое судебное разбирательство (ст. 386 УПК):
  5. 1) другому судье суда апелляционной инстанции – в случаях отмены либо приговора, постановленного мировым судьей, и постановления суда апелляционной инстанции, либо приговора суда апелляционной инстанции;

2) в суд, постановивший приговор, но иным составом суда – в случае отмены приговора, за исключением случаев, указанных в пункте 1 части 1 ст. 386 УПК.

При отмене приговора и направлении уголовного дела на новое судебное рассмотрение суд кассационной инстанции не вправе предрешать вопросы (ч. 2 ст. 386 УПК):

  • 1) о доказанности или недоказанности обвинения;
  • 2) о достоверности или недостоверности того или иного доказательства;
  • 3) о преимуществах одних доказательств перед другими;
  • 4) о мере наказания.

Приговор, постановленный на основании вердикта присяжных заседателей и противоречащий ему, подлежит отмене с передачей уголовного дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции. В этом случае новое рассмотрение уголовного дела начинается с момента, следующего за провозглашением вердикта присяжных заседателей (ч. 3 ст. 386 УПК).

Отменяя приговор или иное судебное решение с направлением уголовного дела на новое судебное рассмотрение, суд второй инстанции вправе давать указания, обязательные при рассмотрении уголовного дела. Однако такого рода указания не должны предрешать вопросы, перечисленные выше.

При отмене приговора, противоречащего вердикту присяжных заседателей, кассационная инстанция передает уголовное дело в суд первой инстанции на новое рассмотрение. Оно начинается с действий председательствующего, предусмотренных ст. 346 УПК, а затем продолжается в предусмотренном законом порядке (ст. 347-353 УПК).

Ухудшение положения осужденного в кассации — Сам себе адвокат

В настоящее время вступили  в силу новые ч. 2.1 и 2.2 ст. 401.2 УПК РФ.

В соответствии с этими нормами, прокурор субъекта РФ, его заместители вправе обратиться с кассационным представлением о пересмотре вступившего в законную силу судебного решения, вынесенного судами областного уровня в апелляционном порядке, в судебную коллегию по уголовным делам соответствующего кассационного суда общей юрисдикции. Тем же правом, но в отношении представлений на апелляционные определения окружных (флотских) военных судов наделены приравненный к прокурору субъекта РФ военный прокурор и его заместители.

Обращение с целью пересмотра судебного решения в кассационном порядке в целях ухудшения положения осужденного возможно независимо от того, оспаривали или нет участники со стороны обвинения в апелляционном порядке судебное решение, так же независимо от того обращался ли гособвинитель, вышестоящий прокурор и (или) потерпевший  в суд апелляционной инстанции с требованиями об ухудшении положения осужденного .

Поскольку в силу положений ст. 389.24 УПК компетенция апелляционного суда в части принятия решения об ухудшении положения осужденного ограниченна, то он, проверяя законность и обоснованность вышеуказанных судебных решений, не может самостоятельно в порядке ревизии устранить выявленные нарушения.

На практике случаев, когда суд апелляционной инстанции в отсутствие представления или жалобы потерпевшего, в которых ставится вопрос об ухудшении положения осужденного, вынужден игнорировать данное обстоятельство, намного больше, чем выявлено при обобщении практики кассационного пересмотра.

Если учитывать пределы полномочий кассации, установленные ст. 401.16 УПК РФ, то чаще всего она будет принимать решение об отмене судебных актов нижестоящих судов. В зависимости от возможности устранить допущенные нарушения на том или ином этапе уголовного судопроизводства это повлечет повторное рассмотрение уголовного дела в суде первой инстанции или в апелляционном суде.

КС РФ, который отказал в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Д. А. Суховского, который просил признать не соответствующей ст. 50 Конституции РФ статью 401.6 «Поворот к худшему при пересмотре приговора, определения, постановления суда в кассационной инстанции» УПК.

По мнению заявителя, эта норма позволяет прокурору вносить кассационное представление на судебные решения по основаниям, влекущим ухудшение положения осужденного, в случае если такие судебные решения ранее не оспаривались в апелляционном порядке.

Тем самым прокурор получает возможность произвольно определять процедуру обжалования этих решений, злоупотребляя своими полномочиями.

По мнению КС РФ, «исправление судом кассационной инстанции судебной ошибки, искажающей саму суть правосудия и смысл судебного решения, и вынесение правосудного решения отвечает требованиям правового государства, императивом которого является верховенство права, принципам правосудия и функции суда как органа правосудия».

Определение КС РФ №  2764-О, по сути дела, ставит несколько связанных вопросов;

  1. Не ограничивает ли процедура исправления прокурорской ошибки право суда быть независимым от позиций сторон?;
  2. Может ли несогласие суда первой инстанции с отказом гособвинителя от обвинения рассматриваться как принятие на себя судом функции обвинения? Если нет, то каковы процессуальная природа и значение прокурорской ошибки в сфере уголовного судопроизводства в контексте баланса публичных и частных интересов и конституционно значимых ценностей на стадиях обжалования приговора?
  3. Почему при всей очевидности последствий прокурорской ошибки, повлекшей улучшение положения осужденного в суде первой инстанции, законодатель не позволяет исправить ее безотлагательно? Более того, при рассмотрении уголовного дела в апелляционном порядке предусматривает дополнительные ограничения для ее устранения, предоставляя возможность обратиться к ней (ошибке) уже после вступления приговора в законную силу?

КС РФ исходит из того, что в числе закрепленных ст. 389.

15 УПК оснований для отмены приговора как акта, не отвечающего требованиям правосудности, не названо изменение точки зрения гособвинителя, который отказывается от обвинения после вынесения приговора.

В противном случае любое судебное решение можно было бы отменить только из-за того, что позиция прокуратуры относительно предъявленного ею обвинения изменилась уже после подтверждения судом обоснованности обвинения.

Обращаясь к позиции Верховного Суда РФ, надо принять во внимание новое постановление Пленума от 25.06.2019 № 19. Согласно п.

7 данного постановления, суд кассационной инстанции вправе не согласиться с просьбой об отзыве жалобы, представления, поступившей после назначения судебного заседания в порядке сплошной или выборочной кассации, и продолжить судебное разбирательство при наличии оснований для отмены или изменения судебного решения, влекущих улучшение положения обвиняемого, осужденного, оправданного, лица, в отношении которого уголовное дело прекращено, или иного лица, в отношении которого ведется кассационное производство по делу. Свою позицию Пленум обосновал положениями ст. 46 Конституции РФ, ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 года, ст. 8 Всеобщей декларации прав человека 1948 года. Он указал, что ошибочное судебное решение не может рассматриваться как справедливый акт правосудия и должно быть исправлено.

Из этого постановления можно говорить, что в случаях, когда вышестоящий прокурор направит в кассационный суд представление, в котором укажет на необоснованный отказ гособвинителя от обвинения, в том числе из-за неверного определения допустимости доказательств и их оценки, то это не может являться предметом оценки кассационного суда… В данном случае также нужно учесть, что объем обвинения суды первой и апелляционной инстанций уже определили и проверили на предшествующих этапах производства по делу и признали отказ от обвинения обоснованным. Из этого также можно сделать вывод, что после вынесения судом приговора, основанного на отказе прокурора и потерпевшего от обвинения, представители обвинения могут оспаривать в вышестоящем суде его законность и обоснованность только по иным, улучшающим положение осужденного основаниям. При этом занятая ими в этих случаях позиция не является для суда обязательной.

Таким образом, если вышестоящий прокурор направит в кассационный суд представление, в котором укажет на необоснованный отказ гособвинителя от обвинения, в том числе оспаривая допустимость доказательств и их оценку, то такое представление не может быть предметом оценки кассационного суда

Читайте также:  Отпуск с последующим увольнением (по собственному желанию): порядок оформления, образец заявления, примеры расчета

Переоценка доказательств в практике кассационных судов общей юрисдикции

Осуждённые и адвокаты часто получают такой ответ на доводы, связанные с вопросами доказывания и доказательств: «доводы кассационной жалобы направлены на переоценку доказательств». В ранее действующем постановлении Пленума ВС РФ №2 от 28.01.2014 года в п.

10 было прямо закреплено: «Доводы кассационных жалобы, представления, если в них оспаривается правильность установления судом фактических обстоятельств дела (вопросы факта), проверке не подлежат».

Изучение практики кассационных судов, действующих с 1 октября 2019 года, показывает, что они хотя и не часто, но входят в обсуждение доказательств.

Для этого есть несколько способов, но можно ли их применить (и если можно – то каким именно образом) в той или иной ситуации зависит от материалов конкретного дела, а также от того, что было сделано на предыдущих стадиях уголовного процесса.

Первый способ: ссылка на нарушение правил оценки доказательств.

Например, рассматривая дело в отношении А., осуждённого по ч.1 ст.111 УК РФ, Первый кассационный суд общей юрисдикции обратил внимание на то, что нижестоящие суды оценили показания свидетелей без учёта результатов судебно-медицинской экспертизы. По версии обвинения, в ходе конфликта А.

умышленно нанес не менее трех ударов кулаком в лицо потерпевшему, причинив ему ушибленную рану нижней губы, ссадины в височной, лобной и щечной областях, от чего потерпевший упал на спину на асфальтовое покрытие, получив закрытую черепно-мозговую травму. Напротив, А.

утверждал, что потерпевшего он не бил, во время конфликта оттолкнул его от себя руками, толчок был не сильный, однако потерпевший был пьян и, не удержавшись на ногах, упал.

Умысла на причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего у него не было, а потерпевший упал не от его толчка, а от того, что находился в состоянии алкогольного опьянения.

Отменяя обвинительный приговор и апелляционное определение, Первый кассационный суд общей юрисдикции подчеркнул: «Оценивая показания свидетелей, суд должен был учитывать все представленные стороной обвинения доказательства, в том числе заключения судебных медицинских экспертиз.

Согласно данному заключению, учитывая локализацию очагов ушиба головного мозга (в лобных и височных долях обоих полушарий), закрытая черепно-мозговая травма могла образоваться от удара движущейся головы о неподвижный тупой твердый предмет с неограниченной контактирующей поверхностью, что могло быть реализовано в условиях падения из вертикального положения или близко с таковым, с последующим ударом, предположительно затылочной областью о плоскость. Данные выводы подтвердил и допрошенный в судебном заседании эксперт. Также, мотивируя выводы о квалификации действий А. по ч. 1 ст. 111 УК РФ, суд в приговоре не привел бесспорных и непротиворечивых доказательств, свидетельствующих об умысле осужденного на причинение потерпевшему тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека. Не исследовался судом и вопрос о противоправности поведения потерпевшего, каких-либо суждений об этом в приговоре не приведено» (Кассационное определение 1 КСОЮ от 25.03.2020 года по делу №77-387/2020).

Второй способ: оценка доказательств с точки зрения их допустимости и недопустимости.

Ухудшение положения осужденного

Ухудшение ограничено сроком в один год

Url

Дополнительная информация:

  • 401.6 УПК  кассация в сторону ухудшения, только в течение 1 года
  • Сроки обжалования
  • Сроки обжалования в кассации, ухудшение только в срок 1 год (401.6 УПК)

По истечении 1 года ни прокурор, ни потерпевший не имеют права обратиться с кассационной жалобой чтобы потребовать ужесточения приговора (401.6 УПК). (Подробнее здесь: Сроки обжалования в кассации).

Url

Дополнительная информация:

— п.6 Пленума № 19  поворот к худшему в кассации в течение 1 года

— этот срок не подлежит восстановлению, п.6 Пленума № 19 запрещает это категорически, вне зависимости от уважительности причины пропуска.

Url

Дополнительная информация:

п.3 ч.1 401.5 УПК  пропущен 1 год  для поворота к худшему

— в случае подачи такой просроченной жалобы — суд возвращает ее без рассмотрения (п.3 ч.1 401.5 УПК).

— то есть, после истечения 1 года кассация не вправе даже приступать к изучению / рассмотрению жалобы (в которой заявлены требования об ухудшении приговора). Такая просроченная жалоба «отсеивается» еще на стадии технической проверки.

Только по жалобе потерпевшего (прокурора)

Url

Дополнительная информация:

— п.20 Пленума № 19  при ухудшении  суд ограничен жалобой потерпевшего

Кассация может изменять приговор в сторону ухудшения, только если об это просят прокурор или потерпевший (п.20 Пленума № 19).

Url

Дополнительная информация:

Потерпевшие могут подавать жалобы в интересах осужденного

— примечательно, что потерпевшие могут подавать жалобу с просьбой о смягчении приговора (а не  только в сторону ужесточения). Подробнее об этом здесь: Потерпевшие могут подавать жалобы в интересах осужденного.

— по своей инициативе суд ужесточить приговор не может, но может выйти за рамки жалобы и улучшить положение осужденного по своей инициативе (п.19 Пленума № 19).

— если кассационную жалобу подал только осужденный, то результатом не может быть какое-либо ухудшение его положения.

Только в рамках жалобы

— если потерпевший (прокурор) просят ужесточить приговор, то суд может сделать это только по тем правовым основаниям, которые содержаться в жалобе. Суд не имеет права сам искать иные поводы и «зацепки» для изменения приговора (п.20 Пленума № 19).

— если потерпевший (прокурор), что-то упустили в жалобе, то суд не вправе сам расширять пределы исследования дела (влекущих ухудшение).

Url

Дополнительная информация:

— ч.1 401.16 УПК  суд не связан рамками жалобы

— примечание, в данном случае не действует общее правило кассации, заключающееся в том, что кассационный суд — не связан рамками жалобы и может проверить все дело независимо от ее доводов (ч.1 401.16 УПК). Но для ухудшения приговора, это общее правило не действует.

В п.20 Пленума № 19 содержатся важные указания:

а) кассация не может ухудшить приговор, если мы посмотрим статью 401.16 УПК — то увидим, что там  предусмотрена возможность улучшения (ч.3 401.16 УПК), но вот возможность ухудшения там не предусмотрена.

б) на самом деле, кассация может ухудшить приговор, но только по инициативе потерпевшего/прокурора (п.20 Пленума № 19).

То есть:

— кассация может по свой инициативе найти основания для смягчения приговора, даже если в кассационной жалобе таких доводов нет. Это нередко встречается в практике — осужденный приводит в жалобе одни доводы, а кассация эти доводы отвергает, но изменяет приговор совсем по другим основаниям.

Url

Дополнительная информация:

п.3 ч.1 401.14 УПК  передача дела прокурору

  1. — если же кассация усматривает основания для ухудшения (а потерпевший/прокурор такие доводы не привели) — то кассация может только вернуть дело прокурору.
  2. ДОПОЛНИТЕЛЬНОЕ УСЛОВИЕ

Url

Дополнительная информация:

  • 401.6 УПК  если были нарушения искажающие суть правосудия
  • — п.20 Пленума № 19  нарушения искажающие суть правосудия
  • Одно из условий отмены
  • Искажение сути правосудия, условие для отмены приговора

Смотрим 401.

6 УПК, и видим в нем дополнительное условие — даже если 1 год еще не истек, обжалование в сторону ухудшения возможно только если в дел усматриваются нарушения закона, искажающие суть правосудия.

Это например: незаконный состав суда, нарушение тайны совещательной комнаты и пр. (подробнее об этом можно прочитать здесь: Искажение сути правосудия, условие для отмены приговора).

Жалоба от соучастника

— если один из соучастников подал кассационную жалобу, то может ли она затронуть других соучастников, в т.ч. ухудшить их положение ?

— нет, кассационная жалоба не может причинить вред  другим осужденным.

Url

Дополнительная информация:

— ч.5 401.16 УПК  по жалобе 1-го осужденного нельзя ухудшить по другим

— такое ухудшение запрещено нормой  ч.5 401.16 УПК  «суд не вправе отменить приговор в отношении лиц, в отношении которых жалоба не принесена, если отмена приговора ухудшает его положение».

Url

Дополнительная информация:

— п.18 Пленума № 19жалоба от иного осужденного не может ухудшить

— дополнительно об этом запрете сказано в п.18 Пленума № 19, судья вправе выйти за пределы жалобы и передать ее на рассмотрение только относительно лица, в отношении которого ставится вопрос о пересмотре (если речь идет об ухудшении положения).

Примечание: тут, правда есть нюанс. Хотя кассационный суд не может сам ухудшить положение — но он это может сделать не сам. Просто сбросить дело вниз, на новое рассмотрение (п.3 ч.1 401.14 УПК). А там уже нижестоящий суд вправе ужесточить приговор.

Url

Дополнительная информация:

— ч.2 401.16 УПК  суд праве проверить дело по всем, кто бы не подал жалобу

  1.  — п.18 Пленума № 19суд праве проверить дело по всем — кто бы не подал жалобу
  2. Жалоба соучастника может улучшить положение
  3. Соучастники могут обжаловать приговор, улучшая положение осужденного

Примечательно, что один из соучастников своей жалобой может улучшить положение иного осужденного. Об этом можно прочитать здесь: Соучастники могут обжаловать приговор, улучшая положение осужденного.

Высокое качество кассационного определения

12 ноября 2021 г. 21:20

Кассация мотивировала несостоятельность доводов гособвинения по делу адвоката Александра Лебедева

По сообщению «АГ», Второй кассационный суд общей юрисдикции опубликовал кассационное определение, которым отказал в удовлетворении представления прокуратуры и оставил в силе оправдательный приговор в отношении адвоката АП г. Москвы Александра Лебедева, обвинявшегося в воспрепятствовании правосудию и производству предварительного расследования (ч. 1 ст. 294 УК РФ).

Вице-президент ФПА РФ, первый вице-президент АП г. Москвы Генри Резник, защищавший Александра Лебедева, в комментарии «АГ» отметил высокое качество кассационного определения. Он подчеркнул, что на уровне вышестоящей судебной инстанции признано: реализация участниками процесса своих процессуальных прав не может расцениваться как вмешательство в деятельность суда по отправлению правосудия.

Как ранее писала «АГ», заседание Второго КСОЮ, на котором рассматривалось кассационное представление прокуратуры Москвы на Апелляционное определение Московского городского суда от 6 июля 2020 г. об оставлении в силе оправдательного приговора, состоялось 16 сентября.

Оправдательный приговор в отношении адвоката Александра Лебедева устоял в кассации

История дела

Напомним, по версии следствия, Александр Лебедев в ходе судебного заседания по вопросу об изменении подзащитной Екатерине Краснихиной меры пресечения на заключение под стражу в связи с нарушением условий домашнего ареста предъявил суду в качестве доказательства заведомо подложную справку о посещении подзащитной медицинского перинатального центра, которая была приобщена к материалам дела. Приговором Тверского районного суда от 5 декабря 2019 г. Александр Лебедев был оправдан в связи с отсутствием в его действиях состава преступления. В приговоре подчеркивалось, что факт обращения адвоката в медучреждение с целью подтвердить сведения о посещении его подзащитной клиники, а также данные, представленные ею защитнику, и сообщение этих сведений суду при рассмотрении ходатайства следователя об изменении Екатерине Краснихиной меры пресечения с домашнего ареста на заключение под стражу не могут служить основанием для признания адвоката виновным в инкриминируемом ему деянии, поскольку это не подтверждается материалами дела. Мосгорсуд счел приговор законным и обоснованным и не согласился с утверждением прокуратуры о том, что выводы первой инстанции не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Допросив свидетелей и исследовав письменные доказательства по делу, представленные обвинением, суд установил, что адвокат Лебедев при изменении его подзащитной меры пресечения с домашнего ареста на стражу представил суду справку о нахождении доверительницы вместе с ребенком в медцентре, а также чек обслуживания в кафе данного центра. При этом спорную справку адвокату представила подзащитная, а его обращение в медцентр с требованием получить информацию о посещении доверительницей данного учреждения не может служить основанием для признания виновным по ч. 1 ст. 294 УК.

В кассационном представлении прокуратуры указывалось, что выводы суда, изложенные в приговоре, опровергаются доказательствами, представленными стороной обвинения, а апелляция фактически самоустранилась от проверки итогового судебного решения.

Читайте также:  Возврат ювелирных изделий: подлежат ли возврату в магазин по закону, порядок и сроки возврата украшений

Так, суд оставил без внимания довод обвинения о том, что документ содержит сведения не только о сдаче подзащитной Лебедева анализов, но и о посещении ею специалиста 12 октября 2017 г. «Однако как из показаний допрошенных свидетелей, так и из оглашенных показаний Е.Н. Краснихиной следует, что последняя в тот день каких-либо врачей не посещала, о чем А.А.

Лебедеву было известно, в том числе и со слов сотрудников медицинского центра», – сообщалось в документе.

Вместе с тем, отмечалось в представлении, защитник не мог не знать, что сам факт нахождения подзащитной по адресу медцентра не является уважительной причиной для покидания места отбывания домашнего ареста, поскольку ей разрешено находиться по указанному адресу только для получения медпомощи.

Прокуратура указала, что допрошенные в судебном заседании свидетели сообщили, что Екатерина Краснихина в указанный день анализы не сдавала, за медпомощью не обращалась, а справка, переданная ею адвокату, составлена врачом в иной день.

Таким образом, адвокату Лебедеву на момент судебного разбирательства уже было известно о ложности сведений, содержащихся в спорной справке, – следовательно, он был осведомлен о том, что поручение о приобщении такого документа является незаконным и выполнять его он не вправе.

Более того, по мнению прокуратуры, суды фактически уклонились от оценки доводов гособвинителя о возможности воздействия на председательствующего по делу об изменении Екатерине Краснихиной меры пресечения путем представления документов, содержащих заведомо ложные сведения.

В возражениях на кассационное представление защитник Александра Лебедева – вице-президент ФПА РФ, первый вице-президент АП г. Москвы Генри Резник – привел ряд доводов, по которым оно не подлежит удовлетворению.

Во-первых, поворот к худшему при пересмотре приговора допускается в срок не более года со дня вступления его в законную силу. Оправдательный приговор вступил в силу 6 июля 2020 г. и не может быть отменен.

Во-вторых, в кассационном представлении суду кассационной инстанции предлагалось выйти за пределы компетенции, переоценить доказательства, которым уже дана оценка в приговоре, проверенная на полноту и мотивированность апелляцией, и в итоге отменить приговор по основанию, не предусмотренному ст. 401.15 УПК.

В-третьих, продолжая отстаивать версию обвинения о представлении адвокатом в суд заведомо подложного документа, кассатор проигнорировал факты, абсолютно достоверно установленные Тверским районным судом.

В-четвертых, указывалось в возражениях, в данном деле адвокат, представляя в суд подлинные документы, не только исходил из доверительных отношений с подзащитной, но и основывался на собственном знании о ее посещении медцентра и длительном нахождении там.

В-пятых, в кассационном представлении приведено искаженное понимание ст. 294 УПК как «желание оказать воздействие на суд» участника уголовного судопроизводства ходатайствами о приобщении к делу доказательств. Между тем данная норма предусматривает ответственность за «вмешательство в деятельность суда».

В документе подчеркивается, что объект преступления по ч. 1 ст. 294 УК – принцип независимости судей, и данная норма производна от законов о судебной системе (ч. 5 ст. 5) и о статусе судей (ч. 1 ст.

10), в которых указано на недопустимость незаконного вмешательства в деятельность судьи в форме внепроцессуального обращения к нему по делу, которое находится в его производстве.

«В судебной практике, х к УК, доктринальных источниках “вмешательство в какой бы то ни было форме в деятельность суда в целях воспрепятствования осуществлению правосудия” единодушно толкуется как внешнее, постороннее, внепроцессуальное воздействие на судей с целью склонения или понуждения их к одностороннему рассмотрению конкретного дела, его разрешения в интересах виновного. На это обоснованно обращено внимание в приговоре и апелляционном постановлении», – отмечалось в документе. Действия адвоката-защитника не могут квалифицироваться как вмешательство в деятельность суда по осуществлению правосудия и образовывать состав преступления по ч. 1 ст. 294 УК ни при каких условиях, вне зависимости от того, как к этим действиям относятся суд или другие участники процесса, подчеркнул Генри Резник, добавив, что усмотрение в законных процессуальных действиях защитника – заявлении ходатайства о приобщении к уголовному делу собранных им сведений – вмешательства в деятельность суда противоречит смыслу ст. 294 УК.

В-шестых, резюмировалось в возражениях, обязательным признаком состава преступления по ч. 1 ст. 294 УК является наличие у субъекта специальной цели – воспрепятствовать правосудию. Участвуя в заседании Тверского районного суда г. Москвы 23 октября 2017 г.

, Александр Лебедев доказывал неправомерность ходатайства следователя о заключении подзащитной под стражу, но не смог предотвратить удовлетворение данного ходатайства судом.

Генри Резник также обратил внимание, что, поскольку постановление суда было отменено спустя четверо суток как неправосудное, таким образом, на момент возбуждения уголовного дела в отношении Александра Лебедева данного постановления уже больше месяца юридически не существовало.

Выводы кассационной инстанции

Как указано в кассационном определении, нарушений закона, повлиявших на исход дела и влекущих отмену вынесенных по нему судебных решений, не допущено.

Оправдательный приговор вынесен на основе доказательств, непосредственно исследованных судом первой инстанции в условиях состязательного процесса с участием сторон.

При этом суд правильно заключил, что доказательства – как по отдельности, так и в совокупности, – не содержат неоспоримых данных, свидетельствующих о совершении Александром Лебедевым инкриминируемого ему преступления, отмечается в кассационном определении.

К выводу о том, что в деянии адвоката Лебедева отсутствует состав преступления, суд пришел в результате анализа представленных сторонами доказательств и их всесторонней оценки, изложив данный вывод в приговоре, а принятое решение мотивировал. В приговоре получили надлежащую и мотивированную оценку все доказательства, представленные стороной обвинения, в том числе и те, на которые имеются ссылки в кассационном представлении.

Таким образом, подчеркивается в документе, вопреки доводам кассационного представления, суд на основании представленных по делу доказательств, показаний свидетелей, оглашенных в соответствии с ч. 1 ст.

281 УПК, а также других доказательств пришел к обоснованному выводу об отсутствии у Лебедева умысла на вмешательство в какой бы то ни было форме в деятельность суда в целях воспрепятствования осуществлению правосудия, принимая во внимание, что показания адвоката о том, что сведения о нахождении подзащитной в медучреждении были представлены ему непосредственно ею, в связи с чем он намеревался их подтвердить документально, стороной обвинения опровергнуты не были, и надлежащим образом мотивировал свой вывод об отсутствии в действиях Александра Лебедева состава инкриминируемого ему преступления, и постановил в отношении него оправдательный приговор, приведя достаточные и относимые мотивы, не согласиться с которыми оснований у судебной коллегии не имеется.

«Доводы кассационного представления об искажении и неправильной оценке судом доказательств по делу, в том числе показаний свидетелей, по существу сводятся к переоценке доказательств, которые судом были исследованы и оценены по внутреннему убеждению с соблюдением требований ст. 88 УПК РФ.

Оснований для переоценки исследованных доказательств либо признания их недостаточными для вывода суда о невиновности Лебедева А.А.

не установлено», – подчеркнул кассационный суд, добавив, что несогласие автора представления с оценкой доказательств, данной первой и апелляционной инстанциями, не является основанием для отмены состоявшихся по делу судебных решений.

Также Второй КСОЮ добавил, что апелляционное рассмотрение дела было проведено с соблюдением требований гл. 45.1 УПК. «Как правильно констатировано судом апелляционной инстанции со ссылкой на положения ч. 1 ст.

10 Закона “О статусе судей в Российской Федерации” о том, что всякое вмешательство в деятельность судьи по осуществлению правосудия преследуется по закону, не допускается внепроцессуальное обращение к судье по делу, находящемуся в его производстве, либо председателю суда, его заместителю, председателю судебного состава или председателю судебной коллегии по делам, находящимся в производстве суда, при рассмотрении дела судом первой инстанции не было установлено, что ˂…˃ Лебедев А.А., осуществляя защиту обвиняемой Краснихиной в Тверском районном суде г. Москвы, при рассмотрении ходатайства следователя об изменении обвиняемой меры пресечения с домашнего ареста на содержание под стражей оказывал какое-либо воздействие на председательствующего по делу с целью склонения его к принятию определенного решения в форме активных действий: дачи указания или “настоятельного совета”, высказывания угроз, шантажа, обещания каких-либо благ, совершения посягательства на судью, его родственников или его имущество», – отмечается в документе.

Таким образом, кассационный суд оставил оправдательный приговор и апелляционное постановление без изменения, а кассационное представление – без удовлетворения.

В комментарии «АГ» Александр Лебедев отметил, что в принципе кассационное определение повторило доводы предыдущих инстанций. «Суд не пошел на поводу у прокурора и не стал переоценивать доказательства обвинения, поскольку я действительно не противодействовал суду в принятии решения. Доказательств тому в деле нет», – подчеркнул он.

Генри Резник отметил высокое качество кассационного определения: «Тщательно разобраны все доводы сторон, дана оценка соблюдению процессуальной процедуры, полно и глубоко проанализированы нормы материального права – в самом тексте ощущается осознание судом своей ответственности за вынесение акта правосудия. Вот бы так по каждому делу!»

Генри Резник добавил, что основное значение данного дела для судебной и адвокатской практики в том, что на уровне вышестоящей судебной инстанции признано: не может расцениваться как вмешательство в деятельность суда по отправлению правосудия реализация участниками процесса своих процессуальных прав. «То есть подтверждена позиция, которую с самого начала отстаивала защита Лебедева», – резюмировал он.

Президент ФПА РФ Юрий Пилипенко, член Совета ФПА РФ Елена Авакян и заместитель председателя КЭС Василий Раудин посетили с рабочим визитом АП Новосибирской области и встретились с адвокатами

  • Отметим, что в ходе конференции «Личность, бизнес, государство: от борьбы к созиданию» в рамках 7-й Сибирской юридической недели президент Федеральной палаты адвокатов РФ Юрий Пилипенко привел работу Генри Резника по данному делу как пример классического выполнения адвокатом своих профессиональных обязанностей.
  • Татьяна Кузнецова
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector