Хищение безналичных денег будет оконченным с момента их списания со счета владельца

Соавтор: Дмитрий Данилов, помощник адвоката

В эпоху популярности компьютерных технологий, когда практически все данные о человеке размещены в информационных сетях, нередки случаи совершения преступлений не только в реальной, но и в виртуальной жизни. По статистическим данным МВД РФ, за период c января по ноябрь 2017 г.

зарегистрировано 82 440 преступлений, совершенных с использованием компьютерных и телекоммуникационных технологий. Интересно, что за предыдущий период подобной информации силовое ведомство не предоставило.

Это доказывает, что регулирование уголовно-правовых отношений в компьютерной сфере обретает актуальность и нуждается в существенном отклике со стороны отечественных регуляторов.

После введения в Уголовный кодекс ст. 159.

6, предусматривающей ответственность за мошенничество в сфере компьютерной информации, в отсутствие каких-либо разъяснений практикующим юристам пришлось столкнуться со множеством проблем применения этой нормы, часть из которых разрешена в новом Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 30 ноября 2017 г. № 48 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате». Тем не менее некоторые новеллы этого документа у нас вызывают больше вопросов, чем ответов.

Определение момента окончания хищения безналичных и электронных денежных средств

Жизнь показывает, что «компьютерные воры» практически всегда посягают на электронные деньги потерпевших. Вследствие этого Пленум Верховного Суда РФ в абз. 2 п.

5 постановления подтвердил свою позицию, что безналичные и электронные денежные средства выступают предметом хищения, а не приобретения права на него.

В практическом аспекте это означает, что такое деяние в зависимости от обстоятельств может быть квалифицировано не только как мошенничество, но и как кража и присвоение.

Если говорить о разграничении грабежа и разбоя с вымогательством в тех ситуациях, когда нападавшие, угрожая здоровью, заставили потерпевшего открыть мобильное приложение какого-либо банка и перевести безналичные денежные средства, то этот вопрос является предельно сложным, но это предмет уже иного обсуждения.

Пленум указал, что хищение безналичных и электронных денежных средств следует считать оконченным с момента изъятия денежных средств с банковского счета их владельца или электронных денежных средств, в результате которого владельцу этих денежных средств причинен ущерб.

Подход этот, мягко говоря, революционный. С начала 1970-х гг. высший судебный орган придерживался позиции о том, что у виновного должна быть реальная возможность распоряжаться имуществом как своим собственным. Применительно к безналичным денежным средствам эта возможность – как следовало из смысла п.

12 утратившего силу Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. № 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» – заключается в поступлении похищенных денежных средств на банковский счет виновного или других лиц.

Теперь, как видим, Пленум встал на абсолютно иную позицию, что катализирует сложности применения норм о хищениях при следующих случаях.

Злоумышленник, используя незаконно добытое имя пользователя и код доступа для осуществления онлайновых безналичных банковских операций, перечислил определенную денежную сумму с расчетного счета потерпевшего на подконтрольный ему счет. Однако распорядиться ими не смог по причине ареста банковского счета.

В судебной практике подобные деяния квалифицировались как покушение на мошенничество в сфере компьютерной информации1.

Объяснялся такой подход тем, что виновный, по сути, не достиг корыстной цели (наличие которой отличает хищение от угона, самоуправства и многих других смежных составов), никак не обогатившись от изъятия чужих денежных средств.

А поскольку Пленум перенес момент окончания такого хищения на более раннюю стадию, оно теперь должно признаваться оконченным.

Из-за того, что Пленум, по сути, ухудшил положение лиц, на практике будет возникать вопрос: считать ли оконченным аналогичный вышеприведенному случай, если он был совершен до принятия обсуждаемого постановления? То есть имеет ли новое постановление в этой части обратную силу? Мы полагаем, что нет. Вытекает это из Письма Верховного Суда РФ от 10 июля 2015 г. № 7-ВС-4284/12, где указано, что разъяснения Пленума, ухудшающие положения лиц, обязательны для нижестоящих судов применительно только к тем преступлениям, которые совершены после их опубликования.

Спорным теперь будет вопрос об определении роли лица, на счет которого поступили похищенные денежные средства в результате их изъятия.

Иванов, генеральный директор ЗАО «Ромашка», вступил в предварительный сговор с хакером на хищение денежных средств ООО «Василек», для чего последний создал «вирус» и установил его на компьютер бухгалтера ООО «Василек».

С этого компьютера, используя «вирус», скрытно от законного пользователя хакер направил подложное платежное поручение о перечислении с расчетного счета ООО «Василек» денежных средств на расчетный счет ЗАО «Ромашка», после чего Иванов получил реальную возможность распоряжаться похищенными денежными средствами.

Ранее суды определили бы роль Иванова как соисполнителя, а преступление признали совершенным группой лиц по предварительному сговору2, поскольку обращение денежных средств путем зачисления на счет виновного относилось к объективной стороне такого хищения3. Сейчас же неясно: относит ли Верховный Суд РФ обращение к части хищения или нет? На наш взгляд, из смысла обсуждаемого постановления ответ будет отрицательным, а соответственно, действия Иванова должны признаваться соучастием в виде пособничества.

Определение места совершения цифрового хищения

Основным аргументом изменения позиции о моменте окончания цифрового хищения, на который ссылаются авторы постановления, выступает тезис о том, что потерпевшему в любом случае причиняется имущественный ущерб.

Проблема момента окончания важна не только для теоретического диспута, но и для разрешения практических проблем: определение территориальной подследственности и подсудности уголовного дела, с чем непосредственно связан вопрос о месте совершения этого деяния.

При обсуждении проекта постановления Пленум считал, что местом совершения цифрового хищения является место фактического нахождения виновного лица в момент совершения противоправных действий4, что, однако, не отражено в итоговом документе. Мы не разделяем такой подход, потому что местом совершения этого преступления, на основании п.

3 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда РФ от 16 октября 2012 г. № 22-П, следует считать место, где оно окончено – где был причинен ущерб потерпевшему. К нему суды сейчас относят место открытия счета потерпевшего или место ведения его электронного кошелька5, что отвечает интересам лиц, пострадавших от цифрового хищения.

Место совершения хищения криптовалют

Пока законодатель молчит о том, являются ли виртуальные валюты имуществом, высший судебный орган не стал высказываться о квалификации их неправомерного изъятия.

Между тем, согласно Плану мероприятий по направлению «Нормативное регулирование» программы «Цифровая экономика Российской Федерации», к июню текущего года ожидается определение статуса криптовалют. Уже известно, что в проекте закона о криптоэкономике виртуальную валюту относят к имуществу, соответственно, она будет предметом хищения.

Отсюда вопрос: где оно будет окончено – когда виновный получит возможность распоряжаться криптовалютами или когда они будут изъяты с криптокошелька? Ведь в новом постановлении Пленума о мошенничествах обозначено два варианта момента окончания: один для материальных вещей, другой – для цифровых денег. Полагаем, что ответ закономерен.

Ввиду схожей природы криптовалюты с безналичными и электронными денежными средствами окончено это хищение будет с момента изъятия виртуальных средств, и местом его совершения будет место ведения криптокошелька потерпевшего.

Некоторые аспекты квалификации киберхищений

В одной из своих последних статей наша коллега Дарья Константинова очень подробно описала, что мошенничество в сфере компьютерной информации (ст. 159.6 УК РФ) – это не обманное, «классическое» мошенничество, которым мы привыкли его представлять.

В этом материале также достаточно подробно освещены вопросы разграничения между собой кибермошенничества, кражи и «классического» мошенничества. Нам же хотелось добавить, что на практике может возникнуть трудность в квалификации достаточно популярного способа киберхищения – фишинга (от англ. – phishing).

Технология фишинга заключается в рассылке писем на электронную почту владельцам денежных средств о том, что они якобы стали победителями какой-либо акции. Если владелец переходит по ссылке, отраженной в этом письме, данные его банковской карты (электронного кошелька) отсылаются злоумышленникам.

Далее денежные средства потерпевшего без его ведома перемещаются на счета, подконтрольные хакерам, причем нередко производится коррекция страниц с историей доступного баланса с целью скрыть хищение.

Не мошенничество, скорее – кражаО разъяснении Верховного Суда о мошенничестве в сфере компьютерной информации

Как квалифицировать это действие – как кражу или кибермошенничество? Пленум указывает в п. 21 постановления, что если не было воздействия на, так скажем, цифровое пространство и независимо от того, каким способом добыты учетные данные потерпевшего, то такое киберхищение подлежит квалификации как кража.

Отмеченным воздействием – вдобавок отметил Пленум – не является изменение данных о состоянии банковского счета и (или) о движении денежных средств, произошедшее в результате использования виновным учетных данных потерпевшего. То есть можно сказать, что фишинг представляет собой кражу.

Но все-таки при получении этих данных посредством фишинга нарушается процесс обработки, хранения, передачи компьютерной информации (виновный использует вредоносное ПО, чтобы заполучить сведения), что, соответственно, позволяет хакеру незаконно завладеть чужим имуществом. А это, как раз, по смыслу п.

20 постановления, должно признаваться мошенничеством в сфере компьютерной информации.

Тем самым перед нами возникает парадоксальная ситуация, когда одно деяние подпадает одновременно под два состава преступления, и использовать казуистический метод (путем сравнения санкций ст. 158 и 159.6 УК РФ) – выход неверный.

Читайте также:  Может ли суд выселить отца?

Мы считаем, что или высшему судебному органу нужно дать более конкретные разъяснения, или законодателю необходимо исключить ст. 159.

6 из уголовного закона, что предпочтительнее, поскольку кибермошенничество представляет собой, на наш взгляд, именно кражу.

1 Апелляционное определение Краснодарского краевого суда от 6 апреля 2016 г. № 22-1505/16.

Определение места окончания преступления по делам о мошенничестве с использованием интернета и электронных форм платежей

 До настоящего времени органы предварительного расследования допускают волокиту при проведении доследственных проверок, своевременно не принимаются  процессуальные решения по результатам этих проверок в связи с разными трактовками определения места совершения преступления, с использованием интернета и электронных форм платежа. Всё это влияет на реализацию конституционных прав граждан на доступ к правосудию в разумный срок, а также эффективность уголовного преследования.

В практике работы органов внутренних дел есть проблемы определения места расследования таких преступлений. В первую очередь, это связано с установлением данных и местонахождения лиц, их совершивших, по нераскрытым преступлениям рассматриваемой категории.

Нередко доследственные проверки принимают затяжной характер в связи с необоснованным направлением сообщений о преступлении из одного субъекта Федерации в другой, поскольку до настоящего времени, в разных регионах не сформировалось единого подхода по этому вопросу.

Так, одни  считают местом совершения этих преступлений и местом их расследования местонахождение злоумышленника независимо от места перечисления пострадавшим денежных средств и места зачисления их на счёт виновного.

Другие считают местом совершения там, где злоумышленник реально завладел денежными средствами, получив их в кредитном учреждении, сняв с банковского счета, либо считать местом совершения место постоянного  проживания пострадавшего.

Однако с такой позицией трудно согласиться. В соответствии с частями 1 и 2 ст. 152 УПК предварительное расследование производится по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления. При этом, если преступление было начато в одном месте, а окончено в другом, уголовное дело расследуется по месту окончания преступления.

В связи с этим и возникает вопрос, где же окончено мошенничество, если местонахождение злоумышленника неизвестно, и не известно где реально он завладел денежными средствами.

В соответствии с ч. 1 ст. 14 УК преступлением признаётся виновно совершённое общественно опасное деяние, запрещённое УК под угрозой наказания.

При этом обязательным признаком объективной стороны материальных составов преступлений, к которым относится и мошенничество, являются общественно опасные последствия.

По смыслу закона, а также в силу п. 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г.

N 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» мошенничество признаётся оконченным с момента, когда имущество поступило в незаконное владение виновного или других лиц и они получили реальную возможность (в зависимости от потребительских свойств этого имущества) пользоваться или распорядиться им по своему усмотрению.

Согласно п.

 12 указанного постановления как мошенничество квалифицируется безвозмездное обращение лицом в свою пользу или в пользу других лиц денежных средств, находящихся на счетах в банках, совершённое с корыстной целью путём обмана или злоупотребления доверием (например, путём представления в банк поддельных платёжных поручений, заключения кредитного договора под условием возврата кредита, которое лицо не намерено выполнять).

  • Исходя из этого с момента зачисления денег на банковский счёт либо абонентский счёт мобильного телефона лица, на который они были перечислены в результате мошенничества, оно получает реальную возможность распоряжаться поступившими денежными средствами по своему усмотрению, например, осуществлять расчёты от своего имени или от имени третьих лиц, не обналичивая денежные средства.
  • В силу развитости современных информационных и банковских технологий выход в эфир посредством мобильной связи, а также распоряжение поступившими на счёт денежными средствами, в том числе и их обналичивание, возможно в любой точке мира, где подобные услуги могут быть предоставлены.
  • В указанных случаях преступление следует считать оконченным с момента зачисления этих средств на счёт лица, которое путём обмана или злоупотребления доверием изъяло денежные средства со счёта их владельца, либо на счета других лиц, на которые похищенные средства поступили в результате преступных действий виновного.
  • Таким образом, местом окончания мошенничества будет то место, из которого перечислены денежные средства потерпевшим, так как именно в этом месте для него наступили вредные последствия.

Здесь же и должно возбуждаться и расследоваться уголовное дело. При этом необходимо разграничить места совершения преступления и места производства предварительного расследования.

Место производства предварительного расследования определяется в соответствии со ст. 152 УПК, но в законодательстве нет определения места совершения преступления. Это обусловлено невозможностью отражения в законе всех конкретных обстоятельств, которые могут иметь значение для его установления.

В связи с этим место совершения преступления устанавливается в каждом конкретном случае самостоятельно правоприменителем исходя из особенностей конструкции состава преступления, характера совершённого деяния, применённых средств и способов причинения вреда охраняемым общественным отношениям.

Во многих случаях действия, входящие в объективную сторону состава преступления, могут совершаться в разных географических точках, каждая из которых, в принципе, может быть признана местом совершения преступления.

Исходя из того, что объективная сторона мошенничества, как и любого хищения, заключается в противоправном изъятии чужого имущества, а также в приобретении права на чужое имущество, местом совершения преступления является место изъятия чужого имущества (например, банк, банкомат, место жительства потерпевшего).

Например, «Л» находясь по месту проживания в интернет магазине приобрел мобильный телефон осуществив платеж, перечислив денежные средства.

В данном случае, с момента перечисления «Л» денежных средств злоумышленник приобрел право и возможность распорядиться деньгами по своему усмотрению, в связи с чем, обман и завладение чужим имуществом имели место по месту нахождения «Л», а поэтому выяснение места, где именно злоумышленник снял денежные средства, представляется излишним.

Таким образом, с целью избежания необоснованного перенаправления сообщений о мошенничествах между органами внутренних дел различных регионов России целесообразно возбуждать и расследовать уголовные дела именно по месту перечисления потерпевшим денежных средств.

Информация подготовлена прокуратурой Ленинского района города Севастополя    Российской Федерации

24.03.2017

Как квалифицировать хищение безналичных денежных средств?

13 ноября 2020 г. 14:18

Адвокатам рассказали о проблематике квалификации хищений с использованием банковской карты

13 ноября в ходе очередного вебинара ФПА РФ по повышению квалификации адвокатов доктор юридических наук, профессор кафедры уголовного права и криминологии Юридического факультета МГУ имени М.В.

Ломоносова, член Научно-консультативных советов при Верховном Суде РФ и Федеральной палате адвокатов РФ, главный редактор журнала «Уголовное право» Павел Яни прочитал лекцию на тему «Хищение с использованием электронных средств платежа».

В начале своего выступления Павел Яни отметил, что правильно, конечно, определять потерпевшую сторону рассматриваемого деяния как владельца счета, но в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 30 ноября 2017 г.

№ 48 он именуется иначе, тем самым выражается суждение о некоторой автономности уголовно-правового регулирования. Пленум ВС РФ называет это лицо не владельцем счета, а владельцем средств на счете.

По словам лектора, это закономерно связано с признанием безналичных денежных средств предметом хищения, в том числе кражи.

Павел Яни заметил, что банковская карта выполняет как функцию управления движением средств, находящихся на счете, так и удостоверительную функцию.

Он также упомянул, что на практике в очень редких случаях карта воспринимается как кошелек и тогда ее изъятие квалифицируется как кража. В большинстве же ситуаций она воспринимается как ключ.

В этом случае не имеет значения, какая сумма находится на счете держателя карты в момент изъятия этой карты.

«Получается, что какие бы денежные средства не поступали потом на этот счет, если лицо ими завладело мошенническим путем при использовании в магазине или при получении наличных в терминале, либо же использует ее для перечисления со счета держателя карты на свой счет или счета других лиц, в объективную сторону хищения будет входить только собственно уменьшение (списание) денежных средств со счета, – пояснил лектор. – Изъятие карты не начинает объективную сторону хищения».

Пленум ВС РФ в Постановлении 2017 г. выразил позицию, что способ доступа к имуществу не определяет форму хищения. Суд указал на это, как пояснил Павел Яни, поскольку возникла необходимость дезавуировать разъяснение п. 17 Постановления Пленума ВС РФ от 27 декабря 2007 г. № 51. Так, в п.

17 отмечалось, что если лицо путем обмана получило доступ к имуществу, после чего его действия обнаруживают потерпевшие и другие лица, а он все равно продолжает изымать это имущество, то содеянное квалифицируется как открытое хищение.

«Тем самым создалось впечатление, что именно доступ к имуществу определяет форму хищения, что повлияло на практику основательно», – уточнил лектор.

Павел Яни обратил внимание, что тема хищения с использованием электронных средств платежа является одной из наиболее актуальных для практики, которая чаще всего квалифицирует его как мошенничество.

Однако Верховный Суд РФ в принятом в сентябре 2020 г. определении поддержал иную точку зрения, что содеянное образует состав тяжкого преступления – кражи с банковского счета (п. «г» ч. 3 ст.

Читайте также:  Упк поправят в интересах адвокатов

158 Уголовного кодекса РФ).

Лектор представил аргументы как одной, так и другой стороны диспута.

По его мнению, правильной представляется оценка содеянного как обманного хищения (мошенничества), поскольку самим фактом использования чужой карты вопреки воле ее держателя (владельца счета) виновный ложно уверяет (путем действия) физическое лицо – кассира магазина в том, что действует добросовестно, при этом кассир обязан такую добросовестность презюмировать в силу положений п. 5 ст. 10 Гражданского кодекса РФ.

  • Лектор уделил внимание вопросам противоправности хищения с использованием банковской карты, корыстной цели, продолжаемости преступления, момента его окончания, а также пояснил, как определяется место совершения этого преступления.
  • В завершение лекции Павел Яни ответил на вопросы слушателей вебинара.
  • Повтор трансляции состоится в воскресенье, 15 ноября.

Уголовная ответственность за хищение безналичных и электронных денежных средств

Федеральным законом от 23.04.2018 № 111-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации» усилена уголовная ответственность за хищение безналичных денежных средств с банковского счета или электронных денежных средств, в том числе с использованием электронных средств платежа.

  Указанные изменения направлены на повышение уголовно-правовой защиты граждан и организаций путем усиления уголовной ответственности за хищение чужого имущества, совершенного с банковского счета, а равно электронных денежных средств, в том числе потому, что общественную опасность указанных деяний усиливает специфика способа совершения преступления — использование удаленного доступа к банковскому счету при помощи технических средств, позволяющего лицу оставаться анонимным и совершать преступление из любой точки мира, имея лишь доступ к сети Интернет, который может быть рассчитан на многократное применение, в том числе использоваться для доступа не только к банковским счетам, но и иным охраняемым и особо охраняемым данным.

  При этом такие действия виновного могут найти разную уголовно-правовую квалификацию.

  Так, в ч. 3 ст. 158 УК РФ введен п. «г» — кража, совершенная с банковского счета, а равно в отношении электронных денежных средств (при отсутствии признаков преступления, предусмотренного ст. 159.3 УК РФ).

  •   Для квалификации по этому пункту необходимо, чтобы действия виновного были тайными, то есть в отсутствие собственника, иных лиц либо незаметно для них.
  • Уголовная ответственность в данном случае наступает за хищение денежных средств из банкомата путем использования заранее похищенной или поддельной платежной карты, если выдача наличных денежных средств была произведена посредством банкомата без участия уполномоченного работника кредитной организации.
  •   Как тайное хищение следует квалифицировать действия и тогда, когда виновным потерпевший введен в заблуждение или обманут, под воздействием чего он сам передает злоумышленнику свою карту или сообщает персональный идентификационный номер — пин-код, а снятие денег с банкомата происходит без потерпевшего.

  По п. «г» ч. 3 ст. 158 УК РФ надлежит квалифицировать и действия, связанные с перехватом информации с пластиковых карт с использованием, например, «хакерских ридеров» — специальных устройств, способных перехватывать электронные сигналы, или специальных устройств, устанавливаемых в карточкоприемник банкомата.

  Совершение данных преступлений наказывается штрафом в размере от 100 до 500 тыс.

рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от 1 года до 3 лет, либо принудительными работами на срок до 5 лет с ограничением свободы на срок до 1,5 лет или без такового, либо лишением свободы на срок до 6 лет со штрафом в размере до 80 тыс. рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 6 месяцев либо без такового и с ограничением свободы на срок до 1,5 лет либо без такового.

  Если хищение с банковской карты совершено путем обмана или злоупотребления доверием, действия виновного квалифицируются по ст. 159.3 УК РФ.

Мошенничеством являются действия лица, которое, например, с целью хищения денег, разместило в сети Интернет объявление о продаже товара, «соблазнившись» на которое потерпевшие, убежденные в добросовестности «продавца», сами безналичным путем перечислили деньги на банковскую карту виновного.

  Если лицо использовало чужую, похищенную, поддельную банковскую карту, предъявляя ее для оплаты, например, в торговой организации или работнику банка для снятия наличных как свою, тем самым обманывая сотрудников, а фактически не сообщая о незаконном использовании этой карты, то такие действия квалифицируются по ст. 159.3 УК РФ. 

В ст. 159.3 УК РФ также закреплена ответственность за мошенничество с использованием электронных средств платежа. Введенный в уголовный закон термин «электронное средство платежа» существенно расширил сферу применения нормы, охватив тем самым не только платежные карты, с помощью которых возможно совершение хищения, но и иные средства платежа (например, Apple Pay и Samsung Pay). 

  При этом значительно усилено наказание по ч. 1 ст. 159.3 УК РФ, где раньше не было наказания в виде лишения свободы, в то время как в новой редакции введено лишение свободы сроком до 3 лет.

  По ч. 4 ст. 159.

3 УК РФ — совершение указанных преступлений организованной группой либо в особо крупном размере (более 1 млн рублей) — предусмотрено наказание только в виде лишения свободы на срок до 10 лет со штрафом в размере до 1 млн рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 3 лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до 2 лет либо без такового.

Хищение денежных средств с банковского счета, а равно в отношении электронных денежных средств возможно и путем ввода, удаления, блокирования, модификации компьютерной информации либо иного вмешательства в функционирование средств хранения, обработки или передачи компьютерной информации или информационно-телекоммуникационных сетей, что является специальным видом мошенничества и влечет уголовную ответственность по п. «в» ч. 3 ст. 159.6 УК РФ. 

Наказание в данном случае назначается в виде  штрафа в размере от100  до 500 тыс.

рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от 1 года до 3 лет, либо принудительными работами на срок до 5 лет с ограничением свободы на срок до 2 лет или без такового, либо лишением свободы на срок до 6 лет со штрафом в размере до 80 тыс. рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 6 месяцев либо без такового и с ограничением свободы на срок до 1,5 лет либо без такового.

С введением в действие данных изменений кража безналичных или электронных денежных средств на любую сумму, не превышающую 250 тыс. рублей, стала наказываться так же, как и хищение наличных денежных средств в крупном размере. Более того, поскольку согласно ст. 7.

27 КоАП РФ хищение не является мелким, если имеются квалифицирующие признаки, предусмотренные в том числе ч. 3 ст. 158 УК РФ и ч. 3 ст. 159.

6 УК РФ, тяжким преступлением в настоящее время является кража безналичных и электронных денежных средств, совершенная на сумму, не превышающую 2 500 рублей.

Еще одним значимым изменением является шестикратное снижение сумм, признаваемых крупным и особо крупным размерами для целей ст. ст. 159.3 УК РФ и 159.6 УК РФ, с 1,5 млн рублей и 6 млн рублей до 250 тыс. рублей и 1 млн рублей соответственно.

Возврат денег, украденных с карты: основания, порядок | Правоведус

Денежные средства, хранящиеся на банковской карте, как известно, находятся под контролем банковской организации и, конечно же, непосредственно картодержателя, и, как показывает практика, в большинстве случаев причиной несанкционированного снятия денег с карты посторонними лицами является беспечность владельцев.

Согласно ст. 9 Федерального Закона «О национальной платежной системе» в РФ, банковская организация должна вернуть украденные деньги клиенту, а уже после проводить разбирательства с рассмотрением всех обстоятельств пропажи. Однако на деле все происходит далеко не так — вернуть украденные с карты деньги можно, только для этого придется потратить немало сил и времени.

Как воруют деньги с пластиковых карт: основные способы

Чаще всего действия злоумышленников, охотившихся за легкой наживой, связаны с кражей непосредственно пластиковой банковской карты.

Если это произошло, владельцу необходимо максимально быстро среагировать на сложившуюся ситуацию и заявить об этом в банк-эмитент для блокировки карт-счета.

Насколько оперативно сработает держатель карты, настолько у злоумышленника снижаются риски проведения незаконных финансовых операций.

Злоумышленники используют несколько способов кражи денежных средств:

  1. Прослеживают действия владельца карты и вычисляют цифры пин-кода в момент снятия наличных средств, затем используют свои оригинальные методы кражи самой пластиковой карты. 
  2. Нередки случаи хранения владельцами пластиковой карты и пин-кода вместе, запись пин-кода на самой карте, что, несомненно, является преимуществом для воров и мошенников. 
  3. В случаях кражи пластиковой карты велика вероятность расчета в торговых точках через терминалы, которые не требуют идентификации личности в виде подписи или введения пин-кода, о которых злоумышленники знают наверняка. 
  4. Незаконное списание денежных средств с банковской карты возможно также, если в руки злоумышленникам попал непосредственно номер карты и сведения, указанные на магнитной полосе (CVV-код). Как правило, такие данные используются для совершения покупок через интернет сервисы. 

Несмотря на действующее законодательство, требующее уведомлять держателей карт о проведении каких-либо операций с их карточным счетом, в некоторых банках такая система срабатывает не так оперативно, как должно быть.

Читайте также:  Освобождение от уплаты задолженности по алиментам: возможно ли, образец иска, судебная практика

В первую очередь, это SMS-оповещения, ввиду того, что такая услуга является платной, многие картодержатели, стараясь сэкономить хоть на чем-то, просто отказываются от ее подключения, тем самым существенно повышая риски несанкционированного доступа к счету и снятия денежных средств посторонними лицами. В таком случае клиент банка сможет узнать о том, что произошла кража с его счета только в момент попытки произвести оплату или операцию по снятию наличных.

Как вернуть украденные с карты деньги: основные действия

Если злоумышленники воспользовались подходящей ситуацией и выкрали банковскую карту у ее владельца, последнему необходимо выполнить следующие действия: 1.

В течение суток после случившегося уведомить банк-эмитент, выдавший карту, позвонив по телефону, направив письмо на электронную почту или по возможности посетить лично отделение банка.  2.

Также, в течение суток с момента получения информации о краже, написать заявление в полицию. 

По факту заявления о спорном снятии наличных средств банковская организация должна провести расследование, в рамках которого устанавливается место и время мошеннической операции.

Важно! Владелец карты вправе потребовать от банка ответ на свое обращение в письменной форме, подтверждающее выполнение действий по блокировке карты. Если денежные средства будут сняты после блокировки пластикового носителя, ответственность за это будут нести сотрудники банковской организации.

Важно! В случае, если украденная карта будет фигурировать в торгово-розничной сети, картодержатель может направить в адрес того магазина претензию о нарушении правил платежных систем. В данном случае кассир не сверил подпись и не потребовал у покупателя предоставления документа, удостоверяющего принадлежность лица к данной банковской карте.

Срок рассмотрения заявления в банке составляет от 30 до 60 рабочих дней. 3. Непосредственному владельцу карты необходимо доказать свою непричастность к несанкционированной транзакции.

На этом этапе необходимо предоставить любые факты, документы и показания свидетелей, которыми подтвердить свое местонахождения в момент снятия наличных посторонними лицами.

В случае, если держатель карты находился в этот момент в другой стране, необходимо предоставить заграничный паспорт с отсутствием отметок о пересечении границы той страны.

Отметим, что неправомерность транзакции, если краденая карта была использована в качестве оплаты в интернет-магазине, доказать будет очень сложно, а на практике практически невозможно. Хотя и в этом случае у владельца карты есть шанс заблокировать карту, главное успеть это совершить вперед списывания средств со счета.

Также сложно будет доказать свою непричастность, если денежные средства с карты были сняты в банкомате через ввод пин-кода. Скорее всего банк будет ссылаться на то, что транзакция была проведена по всем правилам, а клиент в добровольном порядке сообщил пин-код одновременно с передачей карты третьему лицу.

Важно! В случае несанкционированного снятия денежных средств с украденной банковской карты посредством считывания данных скиммером, вернуть средства владельцу карты обязан тот банк, кому принадлежит данный банкомат.

4. В случае отказа банком вернуть украденные средства, и проведенное расследование не дало результатов, владельцу карты можно смело подавать в суд исковое заявление.

Для получения положительного судебного решения картодержателю необходимо предоставить доказательства своей непричастности к несанкционированной транзакции и документально подтвердить факт своевременного обращения в банк с требованием блокировки карты.

Чаще всего на практике, судебный иск основывается на утверждении факта о предоставлении банком некачественной и небезопасной услуги, в частности, не полноценном информировании клиента о возможных мошеннических действиях со стороны (ст.

7 и 14 закона «О защите прав потребителей»). Суды по большей части встают на сторону потерпевшего лица, если речь идет о зарплатных банковских картах, выданных на предприятии.

Несомненно, стоит отметить, что не все банковские организации готовы легко расстаться с денежными средствами, которые необходимо вернуть клиенту. Главной причиной для отказа в возврате средств может стать несвоевременная блокировка карты.

Важно! В случае, если клиент банка не проинформировал банк о краже карты в течение суток после случившегося, ответственность за любые совершенные операции с краденным имуществом, лежит на владельце пластикового носителя.

Шанс очень быстро вернуть украденные денежные средства есть:

  • у клиентов банка, носящих статус VIP; 
  • у клиентов, у которых сумма украденных средств на карте существенно ниже возможных судебных издержек; 
  • у клиентов, транзакция по снятию наличных средств с украденной карты которых проводилась за рубежом, а владелец карты в этот момент находился на территории РФ. 

Как не допустить снятия денег с карты банка: меры профилактики

Ответственность за сохранность денежных средств на пластиковой карте, в первую очередь, лежит на ее владельце. Для того, чтобы избежать мошеннических действий в отношении денег картодержателя, в профилактических целях рекомендуем несколько правил:

  1. Нельзя передавать свою карту и пин-код третьим лицам. 
  2. Нельзя отправлять данные карты через электронную почту и иные средства телекоммуникационной связи. 
  3. Если проводятся торговые операции через интернет, необходимо подтверждать любые действия, например, через получение специального секретного кода по SMS.
  4. Ввод пин-кода необходимо производить, скрыв цифры от посторонних лиц. 
  5. Ни в коем случае нельзя хранить пин-код вместе с картой и тем более на самом пластиковом носителе. 
  6. При снятии наличных средств в банкомате стоит обратить внимание на наличие на нем электронного считывающего устройства – скиммера. 
  7. Не рекомендуется совершать покупки в интернете через компьютер, находящийся в помещении с большим потоком клиентов, например, в интернет-кафе. 
  8. Не стоит экономить на услуге SMS-оповещения, с помощью которой можно предупредить любые несанкционированные действия.

Уголовная ответственность за хищение электронных денежных средств

Уголовная ответственность за хищение электронных денежных средств

Хищения денежных средств с банковского счета получили в последнее время большое распространение.

Пункт «г» части 3 статьи 158 Уголовного кодекса Российской Федерации предусматривает ответственность за кражу, совершенную с банковского счета, а равно в отношении электронных денежных средств (при отсутствии признаков преступления, предусмотренного статьей 159.3 УК РФ — мошенничество с использованием электронных средств платежа).

Под хищением уголовный закон понимает совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества.

Тайным признается хищение чужого имущества, когда лицо совершает незаконное изъятие имущества в отсутствие собственника или иного владельца этого имущества, или посторонних лиц либо хотя и в их присутствии, но незаметно для них.

В силу статьи 15 УК РФ преступление, предусмотренное пунктом «г» части 3 статьи 158 УК РФ, относится к категории тяжких преступлений.

Максимальное наказание за его совершение — лишение свободы на срок до 6 лет со штрафом в размере до 80 тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 6 месяцев, либо без такового и с ограничением свободы на срок до 1,5 лет либо без такового.

Санкция ст.159.3 УК РФ предусматривает ответственность за мошенничество с использованием электронных средств платежа. Преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 159.3 УК РФ относится к категории преступлений небольшой тяжести)

Квалифицированными составами мошенничества с использованием электронных средств платежа являются: ч. 2 ст. 159.3 УК РФ — относится к преступлениям средней тяжести, и ч.3, ч. 4 ст. 159.3 УК РФ — тяжкие преступления).

Приведённые составы преступлений отличаются способом совершения преступления.

Пункт «г» ч.3 ст.158 УК РФ предусматривает ответственность за тайное хищение денежных средств с банковского счёта или электронных денежных средств (например, виновное лицо тайно похитило банковскую карту с пин-кодом к ней, после чего через устройство самообслуживания сняло денежные средства с банковского счёта потерпевшего).

Статья 159.3 УК РФ предусматривает ответственность в случае, когда виновное лицо похищает чужое имущество или приобретает право на чужое имущество при обмане или злоупотреблении доверием, под воздействием которых владелец имущества или иное лицо передают имущество или право на него другому лицу либо не препятствуют изъятию этого имущества или приобретению права на него другим лицом.

В соответствии с разъяснениями постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 30.11.

2017 года №48 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» в случае, когда хищение имущества осуществлялось с использованием поддельной или принадлежащей другому лицу кредитной, расчетной или иной платежной карты, путем сообщения уполномоченному работнику кредитной, торговой или иной организации заведомо ложных сведений о принадлежности указанному лицу такой карты, преступление должно квалифицироваться, как мошенничество.

В случаях, когда лицо похитило безналичные денежные средства, воспользовавшись необходимой для получения доступа к ним конфиденциальной информацией держателя платежной карты (например, персональными данными владельца, данными платежной карты, контрольной информацией, паролями), переданной злоумышленнику самим держателем платежной карты под воздействием обмана или злоупотребления доверием, действия виновного квалифицируются как кража.

Усиление ответственности за совершение хищений с банковского счёта, а также электронных денежных средств связано с расширением применения информационных технологий в финансовом секторе. Следует отметить, что число указанных противоправных деяний продолжает непрерывно увеличиваться.

Высокая степень общественной опасности таких противоправных деяний подтверждается спецификой преступлений, совершить которые могут лишь лица, обладающие специальными знаниями и использующие технические средства именно в криминальных целях, что приводит к нарушению не только права собственности, но и банковской тайны.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector