АС Московского округа исправляет ошибки: самые интересные дела за июль

Компания решила отсудить почти 3 млн руб. судебных расходов, но документов для взыскания у нее не хватало. Тогда фирма сослалась на адвокатскую тайну. В другом споре арендатор взыскивал расходы на ремонт, которые не возмещались согласно договору.

Но кассация решила, что он имеет на них право. А в банкротном деле суд утвердил мировое соглашение, которое один из кредиторов считал очевидно неисполнимым. Эти и другие разбирательства — в подборке самых интересных дел Арбитражного суда Московского округа.

Судебные расходы как адвокатская тайна

 «Эрикссон Корпорация АО» победила в долгом судебном споре на 10 млн руб. и отправилась взыскивать 2,8 млн руб. судебных расходов с проигравшей стороны, истца ЗАО «ИСС». В подтверждение своих требований ответчик предъявил договор с «Инюрколлегией» от 2009 года, а также платежные поручения об оплате за 2015-2017 годы. Согласно договору, почасовая ставка составляла $250-550.

Ответчик не предъявил Арбитражному суду Москвы допсоглашения к договору, где был бы указан объем, стоимость и другие условия оказания услуг по конкретному делу. Отчета о проделанной работе тоже не было.

АСГМ счел это поводом снизить сумму до 500 000 руб. Также первая инстанция добавила, что 2,8 млн руб. – чрезмерная плата в сравнении со средними ставками юруслуг за дело подобной категории.

Это решение устояло в апелляции.

В обоих актах говорится, что ЗАО «ИСС» протестовал против взыскания оплаты юристов, но не приводятся его аргументы. К истцу прислушался АС Московского округа, который отменил решения нижестоящих судов в деле №  А40-128546/2015 .

Они проигнорировали слова проигравшей стороны, которая настаивала, что услуги оказали юристы из другой организации, и победитель не подтвердил, что их оплачивал (согласно картотеке, интересы победителя представляли Т. А. Семенова, М. С. Истомина, А. С. Истомин, Г.А Борзаков).

«В документах не говорится, кто именно оказывал услуги и в чем они состояли, — говорится в постановлении кассации. – Почасовая оплата также предполагает почасовые отчеты об услугах и их подробную расшифровку, которая позволяет проверить и оценить их обоснованность».

«Эрикссон» пытался защититься аргументом об адвокатской тайне, но это не сработало. АС МО отметил, что участник дела сам решает, предъявлять доказательства или нет, но оплачиваются лишь обоснованные расходы. С такими замечаниями дело направилось на пересмотр.

Коллегия адвокатов «Инюрколлегия» подтвердила свое участие в данном процессе. Помимо нее, интересы «Эрикссона» представляла коллегия адвокатов «Истомин, Рокоссовский и партнеры». Как пояснил «Право.

ru» управляющий партнер Антон Истомин, клиент допустил к работе его и его коллег, выдал им доверенности. В суд были представлены счета и почасовые отчеты, но первоначальный договор на услуги был с КА «Инюрколлегия».

По этой причине, считает Истомин, суд и отказал во взыскании расходов.

Невыгодная аренда

Арендатор может выбрать помещение, которое нуждается в доделке, и договориться с арендодателем, что он проведет ремонт за свой счет. Но даже если в соглашении указано, что расходы не возмещаются – иногда их можно вернуть. К такому выводу пришел АС Московского округа в деле № А40-66814/2017.

В нем ИП Роман Багадаев заявил иск о расторжении договора аренды и взыскании 1,2 млн руб. реального ущерба с «ПИН-Групп». У этой компании предприниматель в ноябре 2016 года арендовал на 11 месяцев помещение «под кафе или салон парикмахерских услуг».

Оно не требовало капитального ремонта и было подготовлено под чистовую отделку. Багадаев организовал и оплатил работы, которые позволяли заниматься выбранным видом бизнеса. Ремонт он оплатил сам, как и полагалось по договору. Но когда работы были окончены, в декабре 2016 года, прекратилась подача электроэнергии.

По какой причине, из материалов дела неясно, но говорится, что Багадаев официальным письмом сообщал о проблеме арендодателю в конце января. Это не помогло решить проблему. Электричество вернулось лишь в конце февраля, простой составил 70 дней.

А в марте Багадаев подал в суд заявление возврате денег, которые потратил на ремонт. «ПИН-Групп» заявил встречный иск о выплате задолженности.

Предприниматель взял помещение в аренду на 11 месяцев и вложился в ремонт. Но когда работы были закончены — ему пришлось съехать из-за того, что прекратилась подача электричества. Согласно договору, деньги за ремонт не возвращаются, но бизнесмен все равно пошел в суд.

Его суд удовлетворил частично и взыскал с арендатора почти 300 000 руб. Но первоначальное заявление Багадаева осталось без удовлетворения. Арбитражный суд Москвы сослался на свободу договора: в соглашении сказано, что предприниматель проводит «целевой» ремонт за свой счет.

Арендатор должен был понимать, что это вложения в бизнес, которые тратятся на свой страх и риск, решил АСГМ. По его мнению, отсутствие электричества не имеет отношения к ремонту, это всего лишь повод досрочно расторгнуть договор из-за невозможности пользоваться помещением.

Апелляция согласилась с таким решением.

Иного мнения оказался Арбитражный суд Московского округа. Он напомнил, что истцу пришлось досрочно расторгнуть договор, который был изначально заключен на 11 месяцев.

Когда Багадаев организовывал ремонт, он предполагал, что будет пользоваться помещением весь срок аренды и сумеет компенсировать затраты за счет полученной прибыли.

Если так бы и произошло – у предпринимателя не могло бы возникнуть претензий по поводу возврата уплаченного, подчеркнула кассация.

Несмотря на это, суды проигнорировали довод Багамаева о том, что он успел лишь закончить ремонт и не пользовался помещением ни одного месяца, хотя его интерес заключался в получении прибыли.

В свою очередь, компания «ПИН-Групп» получила готовое к использованию помещение и арендную плату за время ремонта.

Кассация предписала разобраться в этом еще раз, чтобы «достичь разумного баланса интересов сторон».

Протоколы не подписывал, образцы подписей не давал

В деле № А40-126230/2013 бывший учредитель ООО «Барс» Вячеслав Ковылин хотел истребовать 100% долей у Сергея Маноле. Последний купил бизнес в результате цепочки сделок, но истец настаивал, что не подписывал протоколов общего собрания и не распоряжался своей долей в 2013 году. Дело рассматривали долго.

Ковылин отказывался дать образцы почерка, хотя и поддерживал свои требования. Тем не менее, в итоге две инстанции удовлетворили требования Ковылина и аннулировали всю цепочку сделок. Они сослались на заключение следственной экспертизы по уголовному делу. В 2014 году она пришла к выводу, что Ковылин, «вероятно, не подписывал» протоколы.

Неточность вывода объяснялась отсутствием оригиналов документов.

У кассации оказался другой взгляд на дело. Она обратила внимание, что документы на регистрацию изменений в налоговую подавала сопроводительным письмом нотариус Елена Шуршакова.

К нему она приложила копию решения единственного участника Ковылина, которая была заверена по всем правилам – это один из документов, от которых он открещивался. АС МО напомнил, что обстоятельства, подтвержденные нотариусом, не требуют доказывания.

Если, конечно, никто не оспорил подлинность заверенного документа. Ковылин такого заявления не делал.

Экспертиза в рамках уголовного дела кассацию тоже не убедила. Она не освобождает от обязанности доказывания, потому что приговора по делу еще нет. И здесь поведение Ковылина говорит против него самого: он не ходатайствовал о судебной экспертизе, отказывался дать образцы почерка, не предъявил нужные доказательства. Так АС МО объяснил решение отменить все акты и отказать Ковылину в иске.

Неисполнимое мировое

 Мировое соглашение в банкротстве нужно для того, чтобы помочь должнику продолжить работу, а не для прекращения производства по делу о банкротстве, напомнил АС Московского округа в деле о банкротстве ООО «Сигма», владельца торгового центра «Италмас» в Ижевске.

Он заключил с кредиторами соглашение о том, что передает свой главный актив, здание ТЦ, залоговому кредитору, ООО «Уилфаста», а другие кредиторы в течение полугода должны получить «10% от рыночной оценки» объекта – 79,7 млн руб.

За выплату этой суммы отвечал сам банкрот и «Уилфаста», которая заключила с кредиторами договор поручительства. Арбитражный суд Москвы одобрил такие условия. Поскольку здание заложено, после торгов незалоговые кредиторы остались бы ни с чем.

Но они все-таки получат деньги по мировому соглашению, отметил АСГМ и утвердил документ.

 Мировое соглашение оспорили две компании. «Джонс Лэнг ЛаСаль Управление Недвижимостью» указывало, что его условия заведомо неисполнимы: банкрот лишается единственного актива, и непонятно, где он возьмет деньги для выплат незалоговым кредиторам.

Второй кредитор, ООО «ДД Девелопмент», еще не могла участвовать в мировом соглашении, потому что ее требования в размере 337,7 млн руб. тогда еще не были включены в реестр.

Компания пожаловалась, что ее интересы не были учтены, а его долг значительно больше утвержденной компенсации для незалоговых кредиторов. Как указал «ДД Девелопмент», в этом случае прекращение производства изменяет период подозрительности сделок и «спасает» от их оспаривания.

Если мировое соглашение останется в силе и будет исполнено – это поставит под угрозу финансовое состояние кредитора, которому тоже грозит несостоятельность.

Условия мирового соглашения в банкротстве были очевидно неисполнимы. Но суд, наоборот, решил, что оно выгодно незалоговым кредиторам.

Со всеми этими доводами оказался солидарен АС Московского округа. Он напомнил, что суд знал о требованиях «ДД Девелопмента», когда утверждал мировое.

Кассация согласилась, что само оно фактически неисполнимо, потому что банкрот лишается единственного источника доходов, из которого он мог бы — теоретически — гасить долги перед незалоговыми кредиторами.

Остается залоговый кредитор «Уилфаст», который поручился по этим обязательствам, но у него нет денег и других активов, он получит только здание ТЦ, рассуждает АС МО. Фактических доходов от сдачи в аренду не хватит, чтобы рассчитаться с долгами, ведь он практически полностью идет на содержание самого центра.

«Получается, что мировое соглашение использовали не для того, чтобы восстановить платежеспособность должника, а для того, чтобы замаскировать переход собственности к одному из кредиторов», — такой вывод сделала кассация. Она отказала в утверждении мирового соглашения и отправила дело № А40-248086/16 на пересмотр.

Неизвестные арендаторы

АС Московского округа направил на пересмотр дело, в котором «ТСК Новая Москва» взыскивала 113 215 руб. за бездоговорное потребление теплоэнергии. Как выяснили сотрудники компании, несколько помещений в Троицком административном округе (в «новой Москве») бесплатно отапливались почти год в 2015-2016-м.

Поскольку объекты были на муниципальном балансе, «ТСК Новая Москва» предъявила иск к администрации городского округа Подольск. Но две инстанции отклонили требования. Администрация Подольского муниципального района не является правопредшественником ответчика, а сам он получил объекты уже после спорного периода.

Кроме того, помещения занимали арендаторы, а значит, иск надо предъявлять к ним.

С этим не согласился АС Московского округа. Он указал, что правопреемство все-таки имело место, а администрация Подольского муниципального округа была ликвидирована.

Кроме того, суд отказали в иске, потому что помещения занимали арендаторы, но ему следовало проверить их отношения с истцом. Нужно было выяснить, если ли между ними договоры на потребление тепловой энергии, или деньги должен платить собственник.

С такими указаниями кассация вернула дело № А41-83707/2017 на новое рассмотрение.

Читайте также:  ГД приняла в I чтении проект о декриминализации экономических преступлений

Евгения Ефименко

Источник: Pravo.ru

Ас московского округа исправляет ошибки: самые интересные дела за июль

В июле Арбитражный суд Московского округа решил, может ли письмо без описи доказывать соблюдение претензионного порядка и вправе ли заказчик отказаться от договора, если подрядчик закончил работы позже срока, но полностью. Также кассация разобрала дело, в котором товарищество собственников жилья за их счет отремонтировало нежилые помещения, а затем передало объекты в собственность подрядчика.

Опоздание – не конец

В деле № А40-130000/2015 суды решали, можно ли отказаться от договора подряда из-за просрочки, если работы завершены за пределами сроков.

Подрядчик «АВ Строй» пытался признать недействительным односторонний отказ «Управления административными зданиями» от исполнения договора общестроительных работ по нескольким адресам в центре Москвы.

Учреждение объясняло свое решение тем, что контрагент сорвал сроки выполнения работ: он должен был закончить их 27 июля 2015 года, но не успел. Суды двух инстанций заняли сторону ответчика.

Их не убедили доводы «АВ Строя» о том, что 27 июля он передал заказчику документацию, а 3 сентября завершил работы и предложил их принять, но не получил ответа. Главное, по мнению судов, – это доказанный факт просрочки, который дает право отказаться от соглашения в одностороннем порядке.

Арбитражный суд Московского округа решил иначе. Договор нельзя расторгнуть по инициативе стороны, который уклоняется от своих обязанностей (оплаты и т. д.

), если ее контрагент исполнил обязательство в полном объеме (пусть даже не уложился в оговоренный срок).

Дело было направлено на новое рассмотрение в Арбитражный суд Москвы, которому, помимо прочего, придется проверить доводы истца о том, что ответчик уклонялся от приемки работ.

Арендатор поневоле

 «АДЛ Групп» решил взыскать с Департамента городского имущества Москвы 861 тыс. руб. арендной платы, которые он потратил, дожидаясь выкупа арендуемого помещения (дело № А40-198549/2015). Фирма имела право на заключение договора в январе 2013 года, но сделано это было лишь в августе 2014-го (арендодателя пришлось понуждать через суд – дело № А40-107645/13).

Но две инстанции решили, что это еще не повод требовать взыскания убытков, поскольку несвоевременным заключением договора нарушено право на выкуп, а не арендное право пользования. Во время судебного спора о выкупе истец продолжал занимать помещение, а значит, должен был и платить, сочли они.

С этими выводами не согласилась коллегия АС МО, которая направила дело на пересмотр.

«АДЛ Групп» в результате незаконного бездействия департамента был вынужден продолжать арендовать помещение, иначе он бы нарушил условия реализации преимущественного права на его приобретение.

Кроме того, если бы договор был заключен в положенный срок, компания не должна была нести расходы по оплате пользования, указала кассационная коллегия.

Что в конверте?

Общество «Стройсервис» предъявило иск к ИП Семушкиной, но АСГМ оставил его без рассмотрения (дело № А41-106719/2015).

Договор между сторонами обязывал выставлять досудебную претензию, но истец не доказал, что сделал это, решила первая инстанция.

По ее мнению, одних почтовых квитанций недостаточно: чтобы установить содержание отправлений, необходимы описи вложения. Мнение ответчицы по этому вопросу так и осталось неизвестно: в заседаниях она не участвовала.

9-й Арбитражный апелляционный суд согласился с этим, но АС МО направил спор для рассмотрения по существу.

«Действующее законодательство, условия договора не предусматривают направление корреспонденции ценным письмом с описью вложения», – рассудила коллегия.

Кроме того, ответчица не принимала участия в деле и не заявляла возражений о нарушении претензионного порядка. А значит, он соблюден, заключил АС МО.

Ремонт и расплата

Если оппоненты желают закончить спор миром, суд не может вмешиваться в их отношения, но должен проверить, не нарушают ли закон условия мирового соглашения. Так случилось в деле ООО «Эра», которое взыскивало с ТСЖ «Арбат 32» 23,8 млн руб. за ремонт 752 кв. м нежилых помещений в доме по этому адресу (дело № А40-210978/2015).

Ответчик признал долг и решил рассчитаться теми же отремонтированными подвалами и антресолями, о чем стороны заключили мировое соглашение. Право собственности на объекты товарищество подтвердило регистрацией в Росреестре. Суд первой инстанции утвердил соглашение, но с этим не согласился один из владельцев нежилых помещений, компания «Хавелет Пропети».

Она указала в жалобе, что товарищество отдало за долги имущество общего пользования.

Кассация согласилась с этими доводами: «Фактически ТСЖ за счет собственников многоквартирного дома отремонтировало помещения и передало их же в собственность подрядчику как плату за этот ремонт».

Также АС МО обратил внимание, что в свидетельствах о праве собственности ТСЖ на помещения в качестве основания права указан протокол общего собрания собственников, которого нет в материалах дела. Суд должен был проверить, каким образом общее имущество жильцов оказалось зарегистрировано за товариществом.

В деле нет доказательств и тому, что они разрешили передать помещения подрядчику. Таким образом, суд рассмотрит дело заново – с учетом положений Жилищного кодекса.

Когда нельзя остановить мгновенье

В деле № А40-29859/2016 суды разбирались, при каких условиях можно приостановить исполнение решения налоговой на время его обжалования. Этого добивался ликеро-водочный завод «Ярославский», банкрот в конкурсном производстве, которому ведомство доначислило 523 млн руб.

Эта сумма превышает фонд оплаты труда и связанных с ним взносов, а значит, ее взыскание может затруднить перечисление зарплаты и текущих платежей в бюджет, настаивал заявитель.

В то же время, если все-таки придется доплатить налоги, у завода найдутся средства: его дебиторская задолженность составляет 5,4 млрд – то есть превышает доначисления почти в 10 раз.

Две инстанции с этим согласились и наложили обеспечительные меры. Они дополнительно отметили, что бюджет не пострадает, – если выяснится, что налог уплачен невовремя, на него будут начислены пени. Но АС МО отменил акты нижестоящих инстанций.

Свое решение он обосновал материалами банкротного дела завода, которые расходятся с его заявлениями: там указано, что дебиторская задолженность неликвидная, а имущества компании недостаточно, чтобы удовлетворить требования всех кредиторов.

Обнаружив веские причины сомневаться в платежеспособности завода, АС МО отказал ему в принятии обеспечительных мер.

Ас московского округа исправляет ошибки: пять интересных дел июля

В июле АС Московской области проверил решение суда, который признал действительным устный договор купли-продажи акций на 310 млн руб. и определил, когда главный бухгалтер может признать долг от имени своей организации. Кроме того, кассация решила, может ли ИП потребовать перерасчет страховых взносов от Пенсионного фонда, если в законе эта обязанность не закреплена.

Срок исковой давности по устному договору

Как посчитать срок исковой давности для устного договора с неопределенными условиями, один из участников которого умер, решали суды в деле № А40-169343/2018.

В нем спор шел о 50 акциях московского конструкторского бюро «Корунд-М», которое собирает сложные электронные устройства. В суд обратился Владимир Бетелин, который в марте 2011 года заключил с Александром Ставицким соглашение о намерении передать ему 50% акций.

В июне 2011-го ценные бумаги зарегистрировали за Ставицким как приобретенные по договору купли-продажи. В 2016-м Ставицкий умер.

Истец утверждал, что в 2011 году после соглашения о намерениях он устно договорился со Ставицким о продаже этого количества акций, при этом они не согласовывали конкретную цену и срок оплаты. Покупку тот при жизни так и не оплатил, якобы просил отсрочку. В 2017 году Бетелин потребовал деньги у вдовы Бэллы Раевской.

Она тоже не заплатила. Поэтому Бетелин потребовал расторгнуть устный договор и вернуть акции. Цена за них, по мнению истца, должна быть рыночная, то есть 310 млн руб. по состоянию на 2018 год.

Бетелин также настаивал, что не пропустил срок исковой давности, потому что акции надо было в отсутствие установленного срока оплатить до востребования.

Арбитражный суд города Москвы не прислушался к этим доводам и отклонил требования. Он решил, что истец не доказал наличия устного договора, согласованных условий о порядке, сроках и размерах платежей за акции.

Договорные отношения по передаче акций были, но Бетелин не обосновал, что они должны были быть возмездными. Кроме того, первая инстанция указала на пропуск срока исковой давности.

В 2012 году истец уже был акционером бюро «Корунд-М», но обратился в суд только через семь лет после передачи акций.

С этим не согласился 9-й ААС, который удовлетворил иск. Он счел, что в материалах дела достаточно доказательств, что договор действительно был заключен и Бетелин его исполнял. При этом он не должен доказывать факт неоплаты, а, наоборот, ответчица обязана предъявить доказательства обратного.

Ведь она была законной супругой Ставицкого и акции находились в их общей совместной собственности, указала апелляция. Она также объяснила, почему срок исковой давности не истек. Он определяется моментом востребования – его надо отсчитывать по истечении семи дней со дня, когда кредитор потребовал исполнить обязательство (п. 2 ст. 200 и п. 2 ст. 314 ГК).

Бетелин предъявил требование в 2017-м, а иск – в 2018-м, указала коллегия под председательством Елены Ким.

Иного мнения оказался АС Московского округа. Он признал необоснованным вывод апелляции о наличии долга, ведь невозможно точно установить условия договора: конкретный порядок, сроки и размеры платежей за акции. Кроме того, тройка судей под председательством Людмилы Федуловой не согласилась с тем, что Бетелин успел подать иск.

«Поскольку невозможно однозначно установить, что устный договор не предусматривал срока его исполнения, у сторон возникла правовая определенность по оплате акций в 2011 году, когда они перешли к Ставицкому», – указала кассация.

С учетом того, что с тех пор истец шесть лет ничего не предпринимал для взыскания задолженности, АС МО согласился с выводом первой инстанции о том, что срок исковой давности истек. Ее решение осталось в силе, Бетелину в иске отказали.

Право без корреспондирующей обязанности

Если в законе не указана обязанность Пенсионного фонда (ПФР) произвести перерасчет страховых взносов, то это еще не значит, что заявитель не может потребовать такого перерасчета, указал АС Московского округа в деле № А40-145066/2018.

В нем ИП Ольга Соколова обжаловала решение ПФР, который отказался пересчитать страховые взносы за 2015 год, и требовала обязать это сделать.

Она указывала, что применяла упрощенную систему налогообложения (доходы минус расходы), но ей насчитали страховые взносы только от суммы дохода.

Читайте также:  Спор с застройщиком у меня!

Но две инстанции отказали Соколовой, потому что решили, что она выбрала неправильный способ защиты. Она могла подать заявление о возврате излишне уплаченных взносов, но не сделала этого. Вместо этого истица потребовала перерасчета, но в законе такой обязанности нет.

АС Московского округа нашел это толкование ошибочным. Он напомнил, что Пенсионный фонд обязан контролировать, правильно ли уплачиваются страховые взносы, поэтому заявленные требования пересчитать (а не вернуть) страховые взносы вполне оправданные.

По мнению АС МО, если в законе прямо не указана такая обязанность, заявитель все еще может требовать перерасчет. Это поможет восстановить права заявителя, потому что будет основанием для последующего возврата (зачета) суммы переплаты.

Окружной суд указал на практику в московском округе, где поддерживается этот подход. С такими указаниями дело направилось на пересмотр.

Аренда не от собственника

Должен ли арендатор платить за недвижимость, если муниципальный арендодатель не имел права ею распоряжаться, решали суды в деле № А40-281146/2018. В суд обратилась администрация Балашихи, которая взыскивала 3,1 млн руб. долгов с компании «АкадемСтрой». В 2010 году она арендовала у города землю на 49 лет.

Но в октябре 2018 года суд установил, что участок является частью национального парка «Лосиный остров», то есть федеральной собственностью в силу закона (№ А41-34466/18). Право постоянного (бессрочного) пользования было зарегистрировано в 2003 году. Поэтому «АкадемСтрой» не перевел очередной платеж за III квартал 2018 года.

Эту сумму с него и взыскивала администрация Балашихи.

АСГМ отказал ей в иске, потому что она не имела права распоряжаться земельным участком, который изъят из оборота. С этим согласился 9-й ААС.

Он добавил, что решение о принадлежности участка уже успело вступить в законную силу, когда муниципалы обратились с иском о взыскании задолженности. Поэтому апелляция решила не применять разъяснения из п. 12 «арендного» Постановления Пленума ВАС от 17 ноября 2011 года № 73.

В частности, в нем говорится, что арендатор, который пользовался имуществом и не заплатил, не может возражать, что объект принадлежит кому-то еще.

АС МО отменил акты нижестоящих инстанций и напомнил о принципе платности использования земли (пп. 7 п. 1 ст. 1 Земельного кодекса). Есть ли у арендодателя права на арендованное имущество или нет – это не влияет на обязанность арендатора заплатить за пользование, следует из п. 12 Постановления Пленума ВАС № 73.

Как напомнил окружной суд, нижестоящие инстанции оставили без внимания довод администрации, что неприменение п. 12 постановления Пленума нарушит принцип платности землепользования. А значит, арендатора необоснованно освободили от оплаты за период, когда стороны еще не знали, что администрация не может распоряжаться земельным участком.

С такими указаниями дело отправилось на пересмотр в АСГМ.

Передумали

В апреле 2018-го ООО «Чистый город» победило в открытом конкурсе на управление шестью многоквартирными домами в подмосковной Немчиновке. Чтобы заключить договор, компания подготовила документы. Правда, части бумаг у нее не было.

Она в судебном порядке истребовала их у предыдущей управляющей компании.

Но «Теплоэнергосервис» отказался заключать с ней договоры именно по причине неполного комплекта документов и сообщил, что оформил правоотношения с другой компанией.

«Чистый город» решил добиться своего в судебном деле № А40-157214/18. Но суд признал правоту «Теплоэнергосервиса». Он указал, что п.

6 и 7 Постановления Правительства от 14 февраля 2012 № 124 «О правилах, обязательных при заключении договоров снабжения коммунальными ресурсами» предусматривают обязательный перечень документов при направлении заявки на договор ресурсоснабжения.

«Довод, что часть бумаг истребуется в судебном порядке, не имеет правового значения, потому что не порождает обязанности ответчика заключить договор при нарушении правил», – указал судья АСГМ Андрей Алексеев. С ним согласилась апелляция.

АС МО оценил их решения критически и напомнил, что задача суда – обеспечить защиту прав лица, которое требует понудить другую сторону заключить сделку.

Документы, согласно списку, позволяют ресурсоснабжающей организации подготовить проект договора. Но само по себе их отсутствие – это еще не повод отказать.

Согласно общему правилу, рассмотрение заявки лишь приостанавливается до того, как управляющая компания не передаст недостающие документы (п. 14 Правил № 124).

Пункт, где перечисляются необходимые документы, нельзя трактовать таким образом, чтобы позволять одной из сторон уклоняться от заключения договора по признакам формального несоответствия предоставленных сведений или их недостаточности, если у нее есть такие сведения или она может их получить самостоятельно, указала коллегия под председательством Елены Ворониной (такую позицию сформулировала экономколлегия Верховного суда в 2017 году по делу № А41-39674/2016).

Как говорится в постановлении кассации, нижестоящие суды оставили без внимания довод истца, что договоры раньше заключались с предыдущей управляющей компанией, у которой были все нужные документы. А значит, они и так должны были быть у «Теплоэнергосервиса». Чтобы АСГМ разобрался в этих обстоятельствах, АС МО направил дело на новое рассмотрение.

Главный бухгалтер признал долг

В деле № А40-292067/2018 суды определяли, когда главный бухгалтер может от имени юридического лица подтвердить наличие долга в пользу контрагента. В нем «ИнжКапСтрой» взыскивал 837 500 руб. задолженности по оплате подрядных работ с заказчика «Моспромстройинжиниринг». Но две инстанции отказали в требовании по ряду причин.

Одна из них – задолженность ответчика перед истцом по оплате коммунальных услуг и других платежей. Ее признала главный бухгалтер «ИнжКапСтроя» в электронном письме. Суды сочли, что главный бухгалтер является уполномоченным лицом и может совершать юридически значимые действия по признанию долга от имени юридического лица.

Вместе с актом сверки, который направил ответчик, этого хватило для зачета встречных однородных требований. К такому выводу пришли две инстанции.

Однако, по мнению АС МО, все не так однозначно. Чтобы ответить на вопрос, вправе ли главный бухгалтер признавать долг от имени юрлица, нужно было изучить положение о главном бухгалтере, внутреннюю документацию о том, как распределяются его функциональные обязанности.

Коллегия окружного суда под председательством Елены Филиной не нашла в судебных актах и материалах дела таких сведений. «Суды не исследовали полномочий лица на признание такого долга и, как следствие, не исследовали основания возникновения и наличия такой задолженности», – написано в постановлении.

С такими указаниями дело направилось на новое рассмотрение.

Евгения Ефименко

Источник:  https://pravo.ru/story/213828/?desc_chrono_3_1=

16.09.2019 г. АС Московского округа исправляет ошибки: интересные дела за август

Компания купила новый самосвал и подписала акт
приема-передачи, но спустя пару дней оказалось, что машина «битая»,
отремонтирована с помощью нестандартных запчастей и с нарушением технологии.

Покупатель
потребовал уменьшить цену договора в суде, но две инстанции отказали, потому
что акт приема-передачи был подписан без замечаний. Но кассация отменила эти
решения и объяснила причину. Также она исправила ошибки судов, которые отказали
в другом иске по мотиву несоблюдения претензионного порядка.

Его надо оценивать
не формально, а по сути. Для этого надо ответить, была ли у сторон возможность
решить вопрос миром.

Что спасет покупателя товара с недостатками

Заверения об обстоятельствах могут защитить
покупателя, если товар оказался с дефектами, как показывает пример дела №
А40-273124/2018. В нем «СибНетворк» требовал, чтобы «Комтранс» уменьшил цену
грузового самосвала Faw и выплатил 1,6 млн руб. Согласно договору, продавец
гарантировал, что машина ценой 5,5 млн руб. новая и никогда раньше не
использовалась.

16 февраля 2018 года стороны подписали акт приемки-передачи
товара, а 19 февраля покупатель его детально осмотрел. Оказалось, что самосвал,
возможно, попадал в аварию и на нем установлены нестандартные запчасти. Затем
свое слово сказал привлеченный эксперт, который подтвердил версию с ДТП и
заключил, что машину отремонтировали с нарушением технологии.

По его подсчетам,
самосвал должен быть дешевле на 1,6 млн руб.

Но продавец отказался компенсировать эту сумму, и
покупатель пошел в суд. Там против истца сыграл подписанный акт
приемки-передачи самосвала.

Покупатель подписал его без замечаний и не указал
на дефекты самосвала, а значит, они возникли после его передачи, указали две
инстанции.

«СибНетворк» также не доказал, что спорные недостатки являются
скрытыми и их нельзя было обнаружить в ходе обычной приемки товара. С такой
аргументацией суды отказали в требованиях.

Их исправил Арбитражный суд Московского округа. Он
прислушался к доводам истца о том, что тот не должен был детально осматривать
машину, ведь продавец дал заверения, что машина новая и не использовалась.

Следовательно, не надо было отражать информацию о дефектах в акте
приемки-передачи.

«Продавец обязан возместить покупателю убытки, причиненные
недостоверностью заверения независимо от того, знал ли он об их
недостоверности», – указала коллегия под председательством Владимира
Кобылянского.

Она указала пересмотреть дело, выяснить причины и
время возникновения дефектов машины. Если суд сомневается в выводах эксперта,
то это повод назначить судебную автотехническую экспертизу, добавил АС МО.

Оценить претензионный порядок неформально

Суды не могут формально решать вопросы соблюдения
претензионного порядка, напомнил АС Московского округа. Они должны помнить о
цели досудебного урегулирования спора – добровольно и без лишних трат времени и
денег восстановить нарушенное право.

Такие указания окружной суд сделал в
разбирательстве № А41-22181/2019. ООО «Потенциал» требовало от АО «Люберецкая
теплосеть» заключить обязательный договор о теплоснабжении и горячем
водоснабжении.

До того как обратиться в суд, «Потенциал» предложил
«пересмотреть условия действующего договора», а ответчик отказал.

Но две инстанции решили, что заказчик нарушил
претензионный порядок, и отклонили требования. Дело в том, что между сторонами
уже было соглашение о теплоснабжении. Суды решили, что в переписке контрагенты
обсуждают изменения в прежний договор, а не подписание нового. А чтобы
предложить заключить новую сделку, нужно направить оферту в виде ее проекта,
указали они.

Иного мнения оказался АС Московского округа, который
упрекнул нижестоящие суды в формализме. Здесь нужно оценить, могли ли стороны
разрешить конфликт без судебного разбирательства.

Судя по материалам дела,
ответчик возражал против удовлетворения иска, подавал отзыв на жалобу, где
возражал по существу заявленных требований. Из этого окружной суд сделал вывод,
что он не был против рассмотрения дела.

Кроме того, «Люберецкая теплосеть» не
заявляла о несоблюдении претензионного порядка, обратил внимание АС МО.

Более того, ответчик не был намерен добровольно
урегулировать возникший спор. Поэтому оставление иска без рассмотрения затянуло
бы его и ущемило права истца. С такими указаниями дело направили на новое рассмотрение
в АС Московской области.

Взыскать старый долг по поставке

Окружной суд ориентирует не возлагать чрезмерное бремя
доказывания на поставщика, который взыскивает долг по поставке. В деле №
А40-271756/2018 конкурсный управляющий «Интермедсервиса» Артем Соболев требовал
с ООО «Формула» 14 млн руб. долга и процентов за неоплаченную поставку 2015
года. Такой долг обнаружился в ходе инвентаризации товарных накладных.

Но две инстанции отклонили иск и решили, что
требования не доказаны. Конкурсный управляющий «не представил полной и
исчерпывающей информации о взаимоотношениях с контрагентами, которая позволила
бы сделать вывод о действительном существовании спорной задолженности».

Суды
перечислили, что нужно, чтобы доказать требования: банковские выписки о
расчетах с контрагентами, выписки по счетам организации, кассовую книгу,
приходные кассовые ордера о поступлении (не поступлении) денег в кассу
организации.

Читайте также:  Роль свидетелей в делах по лишению родительских прав

Арбитражный суд города Москвы отметил, что «Интермедсервис» не
требовал оплаты с 2015 по 2017 год, когда в его отношении открыли конкурсное
производство. А оно означает риски не передачи всей информации конкурсному
управляющему.

С отказом не согласилась кассация, которая встала на
сторону банкрота. По ее мнению, на истца возложили чрезмерное бремя
доказывания. Он должен был обосновать, что у контрагента имеется долг по
товарным накладным.

Но истец не должен подтверждать факт оплаты или неоплаты,
это прерогатива ответчика.

«Сторона не должна доказывать отрицательный факт,
потому что заявление об этом, по общему правилу, перекладывает на другую
сторону обязанность опровергнуть утверждение заявителя», – указал АС
Московского округа.

В итоге коллегия под председательством Андрея
Гречишкина пришла к выводу, что фактические обстоятельства установлены верно, и
приняла новое решение: взыскать с ответчика сумму долга.

Не получить неустойку «из воздуха»

АС Московского округа не дал корпорации «Роскосмос»
получить почти 1 млн руб. неустойки «из воздуха». Ответчиком по иску №
А40-213475/2018 выступило АО «Информационные спутниковые системы имени
академика М. Ф.

Решетнева» (ИСС), которое выполнило для заказчика
опытно-конструкторские работы. Результаты по одному из этапов надо было сдать
30 июня 2017 года. Предприятие сдало их 29 июня, а госзаказчик принял 24 июля.
Поэтому «Роскосмос» решил, что контрагент виноват.

Дело в том, что, согласно
контракту, у заказчика было 35 дней на приемку работ. А обязательства считаются
выполненными со дня, когда утверждался акт сдачи-приемки результата работ.

Значит, работы считаются законченными 24 июля, хотя их надо было завершить 30
июня, решил заказчик. Он насчитал штрафные санкции на 24 дня «просрочки» и обратился
в суд.

Первая инстанция отказала в требованиях, но апелляция
их удовлетворила. 9-й ААС констатировал, что стороны согласовали определенный
текст госконтракта. В том числе они утвердили срок исполнения обязательства с
даты утверждения заказчиком акта сдачи-приемки этапа работ. С такой
мотивировкой апелляция присудила «Роскосмосу» запрошенный 1 млн руб. неустойки.

Это постановление отменил АС Московского округа. Он нашел, что нижестоящий суд неверно применил ст. 773 ГК о том, что исполнитель ОКР должен передать результат работ в предусмотренный договором срок. Датой окончания спорного этапа по контракту является 30 июня.

Ответчик сдал их результат 29 июня, то есть за день до этой даты, рассудил АС МО. Апелляция не учла, что контракт не обязывает ответчика сдавать работу досрочно, а ее решение противоречит закону и договору.

С такими выводами окружной суд оставил в силе решение первой инстанции, отказавшей в иске.

Источник

Ас московского округа исправляет ошибки: самые интересные дела за март

Должник
добивался отзыва исполлиста, потому что думал, что он противоречит решению
суда. Первая инстанция расхождений не нашла.

Он обжаловал это определение в
апелляции, но она решила, что оно не оспаривается, и прекратила производство.
Почему этот вывод неправильный, разъяснил АС Московского округа.

Он разрешил
дело арендатора, которому затопило помещение, и спор крупной компании с ФНС о
том, облагается ли налогом на прибыль зачет векселей.

Обжаловать то, что не обжалуется по
АПК

Можно ли
обжаловать определение об отказе в отзыве исполлиста – решали суды в деле
№ А40-207814/17. Должником по исполлисту было ООО «Магеллан». Арбитражный
суд города Москвы взыскал с него в том числе 1,7
млн руб.

долга и 2,1 млн неустойки, а помимо этого – неустойку «на сумму
задолженности в 1,7 млн» с определенного дня до фактической оплаты – 0,1% за
каждый день просрочки. Апелляция частично изменила это решение, в том числе
отказала во взыскании 2,1 млн руб. неустойки.

Следом взыскатель получил
исполлист, в котором значился долг и неустойка на него в размере 0,1% в день.

В
«Магеллане» изучили решение апелляции и пришли к выводу, что исполлист ему
противоречит, ведь «в мотивировочной части сказано, что оснований для взыскания
неустойки нет». Сначала должник обратился за разъяснением судебного акта, но
получил отказ. Следом «Магеллан» попытался добиться отзыва исполлиста.

Первая
инстанция отказала, потому что не нашла расхождений с принятыми судебными
актами. «Магеллан» обжаловал это решение в 9-м ААС, но там
решили, что его нельзя обжаловать. Согласно ч. 1 и 2 ст.

188 АПК, по общему
правилу отдельно обжалуются только те определения, которые предусмотрены
кодексом, а также те, которые препятствуют дальнейшему движению дела. Кроме
того, апелляция процитировала ч. 7 ст. 319 АПК, которая предписывает отзывать
исполлист, выданный до вступления в силу судебного акта.

Из этих норм 9-й ААС
сделал вывод, что кодекс не позволяет обжаловать определение об отказе в отзыве
исполнительного листа.

С этим не
смог согласиться АС Московского округа. Он
согласился с «Магелланом», что у того больше нет процессуальных возможностей
выразить несогласие с определением суда первой инстанции. Иной подход лишит
должника права на судебную защиту.

Ведь он не может заявить возражения ни в
ходе рассмотрения дела по существу, ни при обжаловании судебного акта, говорится
в постановлении кассации. «Заявление об отзыве исполлиста носит самостоятельный
характер», – подчеркнули судьи.

Они также учли активность должника, который
обращался за разъяснением решения апелляции по существу.

Арендодатель против арендатора

В арендных
спорах надо толковать условия договора с позиций обеих сторон, чтобы соблюсти
баланс интересов. Об этом напомнил АС МО в деле № А40-120936/2018. В нем ИП Наталья Ножнева взыскивала с ИП Алексея Утешева
долг за помещение в размере 49 247 руб. и неустойку – 201 465 руб. Помещение
было передано по акту 9 апреля 2018 года.

Но Утешев не заплатил ни аренду, ни
обеспечительный платеж. В апреле он расторг отношения в одностороннем порядке,
а следом Ножнева подала на арендатора в суд. Она потребовала долг за помещение,
а также штраф в размере трех месячных оплат за то, что контрагент не
предупредил о досрочном расторжении за три месяца.

Это требовал делать договор.

Утешев не
был согласен с иском. Он рассказал о неисправной сантехнике, из-за которой в
помещении случился залив уже на второй день, 10 апреля. Пользоваться помещением
стало уже тогда невозможно, товары испортились. В подтверждение своих слов
Утешев предъявил в суд акт обследования от 10 апреля, который составила A&D
Consulting с его участием.

Но суды
посчитали это недопустимым доказательством. Ведь документ был составлен в
одностороннем порядке без извещения арендодателя. Они признали правоту Ножневой
и взыскали с ответчика всю сумму, которую она заявила.

Но в деле
были и другие доказательства, которые подтверждали слова Утешева, возразил АС
Московского округа. Без внимания остался акт приема-передачи помещения, где
арендатор написал о неисправности водопроводного крана и кнопки сливного бачка
унитаза.

Кроме того, Утешев все-таки проинформировал Ножневу о заливе: 11
апреля он написал заявление о расторжении договора в одностороннем порядке
из-за залива, где говорится, что арендодатель отказался от присутствия при
независимой экспертизе. Представитель Ножневой ответил на это письмо, что
предупреждать об отказе надо было за три месяца.

Но сам факт ответа
подтверждает, что арендодатель знала о затоплении и отказе от договора, пишет
кассация в своем постановлении.

В
результате толкование условий договора только с позиции арендодателя привело к
тому, что с ответчика взыскали чрезмерные штрафы и пени.

Они более чем в три
раза превышают размер арендной платы в месяц, написала в своем постановлении
тройка судей. И это при том, что Утешев фактически не мог пользоваться
помещением, о чем уведомил Ножневу.

С такими выводами дело направили на новое
рассмотрение в АГСМ, который должен будет уделить больше внимания позиции
ответчика.

Зачет векселей – прибыльная
операция

Надо ли
платить налог на доход, если фирма предъявила к платежу вексель в ходе
взаимозачета – решали суды в деле № А40-24375/2017. Компания
«Объединенные пивоварни Хайнекен» получила несколько векселей от других
присоединенных к ней юрлиц (изначально ценные бумаги им безвозмездно передал
участник). Обязанным лицом по ним была Barrel Holdings Limited, правопреемник
компаний-векселедателей.

Затем «Хайнекен» купил у офшора права на товарные
знаки, а расплатился требованиями по векселям. Зачет, который состоялся в 2012
году, заинтересовал ФНС на выездной проверке. По ее итогам в 2016 году компании
доначислили 155,8 млн руб. налога на прибыль, 50,5 млн штрафа и 31,1 млн пеней.
«Хайнекен» должен был отразить доход от реализации безвозмездно полученных
векселей, объяснила налоговая.

Компания
с этим не согласилась и обратилась в суд. Ей удалось доказать свою правоту в
двух инстанциях. Суды согласились, что реализации векселей в смысле
налогообложения не было.

По мнению двух инстанций, общество не получило
дополнительной экономической выгоды.

Уплату денежных средств по векселю надо
расценивать как возврат отложенного займа, который не является доходом,
объяснили суды свое решение в пользу компании.

Однако АС
Московского округа счел, что такое толкование «произвольное». Он отметил
«двойственную природу» векселя, который является и ценной бумагой, и средством
платежа. Но закон не освобождает от налога на прибыль в том случае, если ценная
бумага является еще и средством платежа (п. 2 ст. 280 НК РФ). Кассация
сослалась на п. 1 ч. 7 ст.

280 НК, которая гласит, что ценные бумаги признаются
реализованными, если прекращено обязательством налогоплательщика передать
(принять) их зачетом встречных однородных обязательств. «Общество передало
спорные ценные бумаги, осуществив зачет, а значит, должно заплатить налог», –
разъяснил АС Московского округа. Он отметил, что деньги взаймы по векселям не
получали.

С такими выводами АС МО оставил в силе решение ФНС в спорной части.

Евгения
Ефименко

Арбитражный процесс

Юридические услуги и консультации.
Представительство и защита в суде.

Помощь в
написании исковых заявлений, претензий, жалоб, писем и т.п. 

  • Почти бесплатно: стоимость услуг по эл. почте до 50%
  • 8 (905) 703-14-15или 8 (919)
    728-50-31
    Ø    E Mail:    npcentr@bk.ruØ
  • По материалам  © КонсультантПлюс 
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector