Адвокатам рекомендовали срочно вытаскивать пожилых из СИЗО

Отпускать или не отпускать из СИЗО обвиняемых по ненасильственным преступлениям в свете ситуации с коронавирусом? Business FM опросила адвокатов обвиняемых по громким делам и известных юристов, которые рассказали, как изменилась обстановка в столичных изоляторах

Адвокатам рекомендовали срочно вытаскивать пожилых из СИЗО Сергей Бобылев/ТАСС

Адвокатская палата Москвы и Федеральная палата адвокатов России призвали юристов использовать ситуацию с распространением коронавируса для подачи ходатайств об освобождении из СИЗО обвиняемых в ненасильственных преступлениях, в частности, по так называемым экономическим делам. Многие отреагировали на призыв мгновенно.

Обозреватель Business FM Мария Локотецкая поговорила с авторитетными юристами и адвокатами фигурантов громких дел для того, чтобы узнать их мнение на этот счет и выяснить, как в изоляторах и судах на практике соблюдается карантин.

Адвокат бывшего министра по делам Открытого правительства Михаила Абызова Александр Аснис солидарен с мнением адвокатских палат и уже на практике успел использовать данный аргумент 24 марта при рассмотрении Мосгорсудом вопроса о продлении заключения чиновника в СИЗО на срок свыше года. «Мы заявили о том, что в условиях коронавируса наших подзащитных, которые совершили ненасильственные преступления, целесообразно было хотя бы по одному этому доводу отпустить под домашний арест. Потому что если хоть один заболевший в СИЗО появится, последует жуткая цепная реакция», — сказал он. Однако суд не внял данному аргументу и оставил Абызова, обвиняемого в хищении 4 млрд рублей, под стражей. Навестившим его 26 марта адвокатам на входе в «Лефортово» измерили температуру специальным прибором и потребовали, чтобы все надели медицинские маски и бахилы.

Кстати, маски в СИЗО не раздают — их адвокаты должны приносить сами, а если таковых нет, то посещать изолятор не разрешают, говорят защитники.

Адвокат Черкалина: «Все должно быть разумно»

И здесь стоит обратить внимание вот на какой момент.

Несмотря на то, что с 16 марта ФСИН отменила все свидания арестованных с родственниками, это не коснулось их общения с адвокатами, многие из которых активно участвуют в следственных действиях и навещают своих клиентов чуть ли не ежедневно, как, например адвокат «миллиардера из ФСБ» Кирилла Черкалина Владимир Михайлов. Он вместе с клиентом знакомится с материалами дела.

Михайлов считает, что защитники должны пытаться изменить фигурантам меру пресечения в связи с изменением обстановки. «Почему нет, почему не попытаться? Под лежачий камень вода не течет», — рассуждает он.

В тоже время, по его мнению, суд должен индивидуально рассматривать каждый случай, а не повально выпускать обвиняемых из СИЗО.

«С одной стороны этот призыв — давайте всех по экономическим делам освободим — я как адвокат должен бы поддержать, но в то же время я — гражданин, и понимаю, что есть разные виды преступлений по экономике, и есть разный ущерб», — говорит Михайлов.

Он считает, что карантин в СИЗО следует ужесточить. «Я сейчас каждый день хожу в СИЗО, мы знакомимся с делом, не успеваем.

Я полагаю, что в такой ситуации, [как карантин], такие следственные действия, как плановые допросы, можно было бы приостановить в изоляторе на две-три недели, — сказал защитник. — Приостановка работы изолятора в части свиданий и передач есть.

Но мы-то туда ходим, и следователи туда ходят, и что мы туда приносим, мы не знаем. А там замкнутое пространство, и вспышка может быть очень серьезной».

К Майклу Калви с маской на лице

Тревоги коллеги отчасти разделяет и адвокат основателя инвестфонда Baring Vostok Майкла Калви Дмитрий Клеточкин. Business FM он признался, что ему повезло, и все его клиенты сейчас, как и Калви, находятся по домашним арестом.

Своего подзащитного Клеточкин пока навещает у него дома.

«Будет кто-то из нас больной, естественно, не будем ходить, а пока общаемся как здоровые», — сказал он, добавив, что на всякий случай при встречах с клиентом все же пользуется медицинской маской.

Вице-президент Адвокатской палаты Москвы Генри Резник убежден, что адвокатам следует серьезно отнестись к рекомендации палаты безотлагательно подать ходатайства или жалобы об отмене ареста лиц особенно пожилого возраста, а также лиц, страдающих хроническими заболеваниями. Он отметил, что одним из первых выступил с этой инициативой.

«Это действительно очень мощный эпидемиологический аргумент», — полагает он, при условии, чтобы освобожденные «сидели дома и не шастали по улицам», а суды очень внимательно походили к смягчению обвиняемым мер пресечения. «Я за равенство всех перед законом и перед судом.

Конечно, следует освободить людей, которые не обладают общественной опасностью, чтобы они все были под таким же домашним арестом, как и все мы сейчас», — пошутил Резник.

Предложение ООН

Член Общественного совета при Минюсте России, заместитель президента Гильдии российских адвокатов (ГРА) Рубен Маркарьян отмечает, что в ряде зарубежных стран с целью недопущения распространения коронавируса в местах лишения свободы уже «распустили по домам» определенные категории заключенных.

Так, в Берлине из-за коронавирусной инфекции тюрьму покинули 215 заключенных, осужденных за ненасильственные преступления. Их не освободили от наказания, его они могут отбыть позже, пояснил юрист.

Также с призывом в кратчайшие сроки разгрузить тюрьмы к «правительствам и соответствующим органам власти» 25 марта обратилась Верховный комиссар ООН по правам человека Мишель Бачелет.

Маркарьян рассказал, что также сам лично ходатайствовал об освобождении одного из своих клиентов — предпринимателя, которому вменяется покушение на мошенничество на сумму около 2 млн долларов. «Помимо гуманистических соображений в данной ситуации имеет место изменение обстоятельств.

Так, если при избрании меры пресечения суд ссылался на то, что у обвиняемого имеется недвижимость за границей, хотя доказательств не было представлено, то теперь все следственные действия уже были проведены, а транспортное сообщение закрыто.

Куда он может уехать?», — задается вопросом защитник.

Владимир Жеребенков, защищающий обвиняемого в шпионаже гражданина США Пола Уилана отмечает, что в случае, если эпидемия в Москве перебросится на заключенных, их попросту будет негде лечить. «Тюрьмы очень старые, нигде нет современного кондиционирования, вентиляция общая.

Если один заболеет, то по вентиляции заболеют и все остальные. Закроют всех в камерах и будут таблетки давать, и кто выживет, тот выживет», — описывает наихудший сценарий развития событий адвокат. По его словам, в больницах столичных СИЗО просто нет инфекционных отделений.

«В больницах Бутырского СИЗО и «Матросской Тишины» имеются психиатрическое, кардиологическое и терапевтическое отделения, и туберкулез, кажется, там же лечат.

С более сложными случаями, если требуется операция, заключенных отвозят в 20-ю горбольницу, где имеется тюремный бокс, но он небольшой, человек на 20», — рассказывает защитник.

По его словам, в некоторых СИЗО Москвы требуют надевать помимо масок также перчатки. «А в СИЗО Зеленограда мы теперь общаемся с другим моим клиентом в комнате свиданий.

Там арестованный может видеть посетителя через стекло, а разговаривать по телефону», — рассказал о новых порядках посещения Владимир Жеребенков.

О том, что в столичных СИЗО именно так теперь происходят встречи с арестованными, Business FM подтвердили и другие адвокаты.

Есть в СИЗО вирус или нет?

Слухи о том, что несколько человек якобы заболели коронавирусом в СИЗО № 4 в Медведкове, уже несколько дней курсируют в адвокатском сообществе. Однако конкретики никакой нет, а защитники, которые заявляли об этом Business FM, после просьбы радиостанции назвать конкретные фамилии, сразу же отказывались от своих слов и признавали что, судя по всему, это всего лишь слухи.

Так, адвокат Игорь Трунов, который 26 марта на пресс-конференции заявил о наличии в некоем изоляторе Москвы «вспышки» заболевания, 27 марта не захотел говорить с радиостанцией на эту тему.

Между тем ФСИН России распространила заявление, из которого следует, что на сегодняшний день в учреждениях уголовно-исполнительной системы случаев заболевания коронавируса не зарегистрировано.

В силовых ведомствах и судах стараются применять меры профилактики для всех посетителей.

«Хотя официально до 10 апреля российские суды ушли на карантин и должны слушать лишь безотлагательные дела, некоторые из судей «мухлюют» и пытаются слушать обычные дела», — рассказал Business FM один из адвокатов на условиях анонимности.

Его на этой неделе пригласили в один из судов Пензы на слушание дела о взятке. «Наша подзащитная пришла одна на процесс, и прокурор настаивал на том, чтобы слушать дело. Хорошо, что судье хватило здравого смысла, и она отложила процесс», — сказал адвокат.

Однако, в целом, суды и правоохранители относятся к вводимым мерам серьезно.

«Так, на входе в прокуратуру Краснодарского края тебе выдают маску, измеряют температуру и разве что не анализы заставляют сдавать, — поделился впечатлениями последних дней управляющий партнер адвокатского бюро «Соколов, Трусов и партнеры» Федор Трусов. — Меня чуть не побили там, когда я случайно чихнул из-за того, что там заставляют протирать руки очень ядреным антисептиком, который почти как незамерзайка воняет».

«Конец света лайт-вариант»

В целом представители адвокатского сообщества призывают соблюдать правила осторожности и подавать другим людям пример.

По официальным данным, 27 марта за сутки количество подтвержденных случаев коронавирусной инфекции в России составило больше тысячи. «Тысяча заболевших человек на 148 млн граждан. Это говорит о том, что у нас еще все под контролем. Это «конец света лайт-вариант».

А ведь может быть «конец света хард», если сравнить со всеми другими эпидемиями, которые сотрясали человечество, — прокомментировал ситуацию адвокат Дмитрий Аграновский. — Потому что какая-нибудь сибирская язва мало того, что была очень смертельна, так она еще жутко заразна. Или какая-нибудь чума или оспа.

Так что сейчас главное — соблюдать предосторожности и не мешать властям делать свою работу».

25 марта президент России подписал указ о нерабочей неделе с 30 марта по 3 апреля для обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения.

Пока по словам юристов, никто внятно не смог им ответить, будут ли работать изоляторы на следующей неделе. В СИЗО «Лефортово», который считается изолятором федерального подчинения, юристов будут пускать.

Что касается других столичных изоляторов, то с ними пока не ясно. Начальник пресс-службы УФСИН Москвы Сергей Цыганков на запрос Business FM не ответил.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Читайте также:  Развод через суд: пошаговый алгоритм действий

Адвокаты рассказали «АГ» об отсутствии конфиденциальности и очередях в московских СИЗО

28 мая 2020

Чтобы помочь защитникам, АП г. Москвы обратилась к начальнику столичного УФСИН и к региональному Уполномоченному по правам человека.

По словам одного из адвокатов, защитникам приходится ходатайствовать об отложении следственных действий до тех пор, пока не будут обеспечены свидания на конфиденциальной основе.

Другой адвокат, который обратился в Минюст и ФСИН с просьбой провести проверку в СИЗО-4, отметил, что в этом изоляторе через стекло проходят не только свидания, но и следственные действия. Председатель Комиссии Совета АП г.

Москвы по защите прав адвокатов Роберт Зиновьев считает, что одним из возможных решений могла бы стать организация конфиденциальной видео-конференц-связи между адвокатом и подзащитным. Вице-президент ФПА Геннадий Шаров подтвердил, что АП г.

Москвы принимает активное участие в решении возникающих у адвокатов проблем с допуском к подзащитным, а Федеральная палата следит за ситуацией в Москве и аккумулирует поступающую информацию из других регионов.

Адвокат Межреспубликанской коллегии адвокатов Лев Глухов и партнер КА г. Москвы «Ошеров, Онисковец и Партнеры» Дмитрий Мыльцын рассказали «АГ» о нарушении мер эпидемиологической безопасности в нескольких СИЗО Москвы и о невозможности конфиденциального общения с доверителями.

Свидания в следственных кабинетах по инициативе адвоката возможны

1 апреля ФСИН России сообщила, что 30 марта 2020 г. Главный государственный санитарный врач ФСИН России издал постановление № 29 «О введении дополнительных санитарно-противоэпидемиологических (профилактических) мер, направленных на недопущение возникновения и распространения новой коронавирусной инфекции (COVID-19)».

На основании этого постановления УФСИН по г. Москве 1 апреля 2020 г. издала приказ № 187 «Об организации работы учреждений УФСИН России по г. Москве в режиме особых условий» (имеется у «АГ»). Согласно п. 12.

1 данного документа судебно-следственные действия со следователями, дознавателями и свидания с защитниками, адвокатами и иными лицами на территории следственных изоляторов УФСИН России по г.

Москве с подозреваемыми, обвиняемыми и осужденными необходимо проводить в помещениях комнат краткосрочных свиданий через стекло.

И только в исключительных случаях «по письменному заявлению вышеуказанных лиц» (не ясно, о ком именно идет речь и относится ли это к адвокатам, подозреваемым, обвиняемым и осужденным. – Прим. ред.) допускается возможность свиданий в следственных кабинетах при наличии средств индивидуальной защиты (масок, перчаток и бахил).

При этом в сообщении ФСИН говорится о том, что попросить о свидании в следственном кабинете вправе прибывшее лицо, то есть в том числе и адвокат.

Сотрудники СИЗО записывают разговоры адвокатов с подзащитными?

Лев Глухов рассказал, что должен был пообщаться со своим доверителем в СИЗО-2 по г. Москве («Бутырка») в 9 утра 22 мая. Именно на это время защитник предварительно записался в порядке электронной очереди.

Однако попасть в изолятор удалось лишь в 10 часов, а встреться с доверителем – и вовсе после 12 часов.

Поскольку для посещения СИЗО все записываются онлайн и приходят к назначенному времени, образовалось большое скопление людей, сообщил защитник.

По его словам, сейчас следственные кабинеты в СИЗО, в которых ранее адвокаты общались с доверителями, открывают только для следователей по разрешению начальника изолятора и лишь для проведения следственных действий.

«Перед следственным действием следователь может дать подозреваемому или обвиняемому 5–10 минут конфиденциального общения с адвокатом. Как правило, в этом не отказывают, но дают очень мало времени», – рассказал Лев Глухов.

Во всех остальных случаях общаться с подзащитными приходится через стекло в комнатах краткосрочных свиданий, которые изначально предназначены для встреч с родственниками.

Адвокат напомнил, что разговоры содержащихся в изоляторах граждан с их родственниками в таких комнатах подвергаются цензуре, что закону не противоречит.

Однако сейчас в таких же условиях с подзащитными общаются адвокаты, то есть их диалоги тоже могут быть записаны. «25 мая я был в женском СИЗО-6 в Печатниках.

Там сотрудники совершенно не стесняются: оборудование не выключено, разговоры очевидно записываются. Никакой конфиденциальности сейчас нет», – с сожалением отметил Лев Глухов.

В такой ситуации адвокаты вынуждены сдвигать сроки следствия. «Приходится ходатайствовать об отложении следственных действий до тех пор, пока не будут обеспечены свидания на конфиденциальной основе. Я сам подавал такое ходатайство.

Пока следователь на него не отреагировал, но и следственные действия по этому делу тоже не проводил.

Хотя косвенно это влияет и на сроки следствия, и на разумность срока содержания под стражей, мы вынуждены действовать так из-за невозможности поговорить с доверителем конфиденциально», – пояснил адвокат.

Ждать свидания с подзащитным пришлось пять часов

Дмитрий Мыльцын столкнулся с теми же проблемами в СИЗО-4 («Медведь»). 14 мая он и его помощник Егор Филин пять часов ждали встречи со своим доверителем.

Все это время, как сообщает адвокат, в закрытом помещении площадью около 80–90 кв. м находилось 90–110 человек. В лучшем случае на расстоянии вытянутой руки друг от друга. Поскольку продолжительное время приходилось ждать у единственного работающего информационного окна, между людьми в течение нескольких часов сохранялась дистанция в 20–50 см.

В тот же день адвокат и его помощник направили совместное обращение в Министерство юстиции, ФСИН и их московские территориальные органы, приложив фото и видео очереди в СИЗО-4 (тексты обращений имеются у редакции).

Говоря о высоком риске распространения COVID-19, юристы подчеркнули, что в холле здания СИЗО, где посетители ожидают своей очереди, отсутствует разметка, определяющая рекомендованную дистанцию в 1,5 метра.

Нет дозаторов с антисептиком, помещение не проветривается.

В тех же обращениях Дмитрий Мыльцын и Егор Филин указали на то, что в СИЗО-4 не только фактически ограничено право на полноценные свидания с адвокатом, но и затруднено проведение следственных действий. Адвокат и его помощник попросили госорганы организовать проведение проверки и устранить нарушения.

19 мая ГУ Минюста России по Москве сообщило, что перенаправило поступившее к нему обращение в столичное управление ФСИН. 21 мая пришел ответ из Управления режима и надзора ФСИН: служба также передала обращение своему московскому управлению (оба документа имеются у «АГ»).

Дмитрий Мыльцын отметил, что в своих обращениях в Минюст, ФСИН и их московские управления указал лишь на те нарушения, с которыми столкнулся 14 мая.

Однако, по его словам, в предыдущие дни в СИЗО-4 были те же самые проблемы. «Окончательного ответа от управлений Минюста и ФСИН я еще не получил.

Но вчера, 26 мая, был в том же СИЗО, стало заметно лучше: появилась разметка, людей гораздо меньше, но все равно много», – рассказал он.

В других СИЗО, по словам адвоката, ситуация еще хуже. «От коллег я знаю, что в СИЗО-7 “Капотня” заставляют надевать защитные костюмы.

При этом следственные кабинеты для адвокатов так же, как и в других изоляторах, закрыты. Адвокаты надевают костюмы, чтобы поговорить с доверителями через стекло по телефону.

Возможно, это придумали для того, чтобы меньше народу ходило: кому не особо нужно, лишний раз не пойдет», – отметил Дмитрий Мыльцын.

При этом в СИЗО-4 есть проблема с приоритетным проходом следователей. «Следователей, которые, видимо, договорились через руководство, пропускают раньше. Мы приходим к 8:30, а они к 10–12 часам и заходят раньше нас», – сообщил защитник.

Следственные действия, по его словам, в следственных кабинетах СИЗО-4 проводятся крайне редко. Как правило, они также проходят в комнатах для краткосрочных свиданий. «Даже допрашивают через стекло.

То есть с одной стороны стекла следователь и адвокат, а с другой – подзащитный. Если телефонная трубка у следователя, адвокат не слышит, что говорит доверитель, вообще не понимает, что там происходит.

А если очная ставка, то появляется еще и четвертое лицо… Трубку передают либо кричат погромче, чтобы было слышно», – рассказал Дмитрий Мыльцын.

В АП г. Москвы адвокат не обращался, потому что, как ему представляется, эту проблему сначала стоит попробовать уладить самостоятельно. «Если этот вопрос будет пытаться решить только один адвокат, может быть, ничего и не изменится.

Но, если жалобы во ФСИН и ее региональные управления будут поступать от многих защитников, это с большей долей вероятности поможет», – уверен Дмитрий Мыльцын. Возможность направления жалобы в палату он также рассматривает.

Но уже в том случае, если управления ФСИН и Минюста откажутся решать проблему по существу и пришлют формальные ответы.

АП г. Москвы обратилась к начальнику УФСИН и к региональному Уполномоченному по правам человека

Председатель Комиссии Совета АП г. Москвы по защите прав адвокатов Роберт Зиновьев рассказал о том, что столичная палата постоянно получает сообщения об очередях и отсутствии конфиденциальности в учреждениях ФСИН России.

«После введения ими мер, принятых в целях предупреждения коронавирусной инфекции, ситуация еще более обострилась. Предвидя это, Совет АП г. Москвы еще 22 апреля 2020 г.

выступил с открытым обращением «О поддержке усилий адвокатов города Москвы по снижению риска распространения коронавирусной инфекции в местах лишения свободы», в котором, в частности, призвал к максимальной разгрузке СИЗО и обеспечению приемлемых и безопасных условий работы адвокатов.

Нам также известно, что и руководство ФСИН, и правозащитное сообщество выступали с подобными инициативами. Однако, к большому сожалению, СИЗО по-прежнему полны и даже переполнены, что неизбежно порождает массу проблем», – отметил Роберт Зиновьев.

По его словам, в ряде случаев под предлогом борьбы с пандемией администрации СИЗО вводят необоснованные и избыточные ограничения: «Адвокаты сообщают о том, что им приходится ждать, когда освободится одноразовый защитный костюм, который при этом переходит от одного посетителя к другому.

В СИЗО-2 помимо масок, бахил и перчаток предлагают иметь при себе многоразовые костюмы типа “Каспер”, в то время как в самом учреждении многоразовые костюмы имеются в количестве 5 штук».

Читайте также:  Коллективная жалоба в прокуратуру (образец): как составить и подать жалобу

Адвокатам приходится находиться в многочасовых очередях в маленьких помещениях с большим скоплением своих коллег, что прямо угрожает их здоровью, подчеркнул Роберт Зиновьев.

«Кроме того, адвокатам для свиданий с подзащитными предоставляются не следственные кабинеты, а места в помещениях для краткосрочных свиданий, в которых одновременное общение большого количества людей происходит через непрозрачные перегородки и телефонную трубку. Разумеется, ни о какой конфиденциальности общения адвоката с подзащитным в таких условиях и речи не идет», – отметил председатель Комиссии по защите прав адвокатов.

Обо всех этих проблемах Комиссия сообщила начальнику Управления ФСИН России по Москве Сергею Морозу, а также Уполномоченному по правам человека в г. Москве Татьяне Потяевой, рассказал Роберт Зиновьев. Комиссия также реагирует на конкретные обращения адвокатов и посильно им помогает, добавил он.

«Одним из возможных решений создавшихся проблем могла бы стать организация видео-конференц-связи при условии, что она будет обеспечивать безопасность и конфиденциальность общения между адвокатом и подзащитным, находящимся в СИЗО, а также будет иметь достаточную пропускную способность.

Об этой идее говорилось не раз, такая практика реализована на Украине и в Казахстане. Сегодняшние “коронавирусные реалии” еще острее обнажили эту проблему в России, которая, как мы надеемся (и пытаемся в меру своих сил этому содействовать), будет решена.

Однако пока ситуация оптимизма не вызывает», – заключил он.

ФПА известно о сложностях адвокатов в московских СИЗО

Вице-президент Федеральной палаты адвокатов РФ Геннадий Шаров подтвердил, что при посещении следственных изоляторов, расположенных на территории Москвы, адвокаты сталкиваются как минимум с двумя проблемами.

«Во-первых, это возникающие очереди на свидания с подзащитными, а значит, скопление людей в замкнутом пространстве.

Во-вторых, это отсутствие конфиденциального общения, так как из-за очередей и необходимых санитарно-эпидемиологических требований эти встречи приходится проводить в кабинах, не позволяющих сохранять адвокатскую тайну», – пояснил он.

Сообщается, что в СИЗО «Лефортово» сняли ранее введенное ограничение на участие в следственных действиях содержащихся там заключенных, отметил вице-президент ФПА. Но теперь, добавил он, ужесточены требования к адвокатам, посещающим подзащитных: они должны быть в костюмах с капюшоном, очках, маске и перчатках.

Впрочем, за неимением одноразового костюма выдается многоразовый.

«С одной стороны, некоторым защитникам такое нововведение может показаться дополнительным неудобством, но с другой – сложно не согласиться, что таким образом сотрудники изолятора заботятся о соблюдении эпидемиологических требований во избежание распространения инфекции», – считает Геннадий Шаров.

По его словам, мнение адвокатского сообщества разделилось: одни говорят, что предъявляемые требования несоразмерны ситуации, усложняют работу и ставят под сомнение возможность соблюдения адвокатской тайны, другие же, напротив, считают, что меры не достаточны, так как приходится подвергать здоровье опасности, находясь в очереди.

«Безусловно, маленькие, плохо проветриваемые и оборудованные ненадлежащим образом кабинеты не подходят для оказания квалифицированной юридической помощи, не только из-за возникающей опасности передачи вируса, но главным образом по причине невозможности соблюдения условий для сохранения адвокатской тайны», – уверен вице-президент ФПА.

Однако каждое ведомство, включая ФСИН, сейчас делает все возможное для организации работы таким образом, чтобы на первом месте стояла охрана здоровья граждан, полагает он. «Несомненно, скопление народа и возникающие очереди – это безобразие.

Напомню, что до пандемии в ряде СИЗО была налажена электронная запись. Полагаю, что в нынешних условиях эта практика должна быть особенно востребована.

Вполне предсказуемым считаю, что после нескольких недель режима самоизоляции многие адвокаты ринулись к своим подзащитным исполнять профессиональные обязанности», – указал Геннадий Шаров.

Недавно соцсети облетел видеосюжет с длинной очередью в Мособлсуде, где стоящие в очереди строго соблюдали социальную дистанцию, напомнил он. Почему бы и ожидающим входа в СИЗО не самоорганизоваться таким же способом, заметил вице-президент ФПА.

По его словам, АП г. Москвы принимает активное участие в решении возникающих у адвокатов проблем с допуском к подзащитным и доступными способами старается нормализовать ситуацию.

«Федеральная палата, со своей стороны, следит за ситуацией в Москве и аккумулирует поступающую информацию из других регионов, – сообщил Геннадий Шаров. – Каким образом можно урегулировать ситуацию? Точно не запретом адвокатам посещать доверителей или отказываться от участия в следственных действиях.

Недавно мне довелось участвовать в международной онлайн-конференции на тему “Закон и права человека в условиях пандемии”. Выступления участников от Германии, Франции, Беларуси, Казахстана показали, что у наших коллег из этих стран проблемы оказались в той или иной мере аналогичны нашим.

Но при этом адвокаты желают поскорее вернуться в те условия, при которых они осуществляли защиту до введения режима особых условий».

По сути, и адвокатам, и сотрудникам ФСИН хочется одного и того же: выполнить работу и сохранить здоровье, считает Геннадий Шаров. «Безукоризненно соблюдать все санитарно-эпидемиологические нормы надо стараться, но, как мы видим, идеально это делать не всегда представляется возможным, но мы должны в разумных пределах к этому стремиться», – отметил он.

Екатерина Коробка

Источник: Адвокатская газета. 

Владимир Гердо/ТАСС.

Как не попасть на уловки нерадивого адвоката

Рощина Юлия

Если человек попал в заключение, то никто: ни бывшие сотрудники правоохранительных органов, ни друзья друзей, которые  кому-то когда-то помогли, ни «посланцы» из СИЗО, ни следователи из соседних отделов – ни за какие деньги не смогут освободить его из-под стражи. Это истина, которую вы должны осознать, чтобы не тратить деньги на сомнительные сделки без гарантированного результата.

Кому нужен адвокат

1. Вы (или ваш близкий) арестованы.2. Вы (или ваш близкий) проходит свидетелем по уголовному  делу.

  Реалии, к сожалению, таковы, что статус свидетеля может очень быстро смениться статусом обвиняемого. (Пример 1)3.

Вы рядовой законопослушный гражданин, но и в этом случае не застрахованы от нарушения закона. Административный проступок также может привести к необходимости поиска адвоката. (Пример 2)

Выбор адвоката – занятие очень ответственное. Ваше эмоциональное состояние в этот период жизни, незнание процедур и последствий их применения – все это может толкнуть вас на принятие неверных решений.   Поэтому, главное в этот момент – успокоиться и действовать в соответствии со здравым смыслом.

Чаще всего поиском адвоката занимаются близкие (родители, жены, мужья, дети), на их долю выпадает самый основной груз ответственности.

Прежде чем искать адвоката, следует уяснить:

  1. По какой статье УК РФ проходит ваш близкий человек, какие обвинения ему предъявляют, найти и изучить эти статьи в УК РФ в печатном издании или он-лайн
  2. Цепочку действий-событий, которую изменить невозможно:
  • Исключение: домашний арест и  освобождение под залог или поручительство
  • Кандидатуры адвокатов вам будут предлагать родные и друзья, вы также можете самостоятельно выбрать их в Интернете.
  • Как действовать, что нужно знать прежде, чем остановиться на том или ином варианте?
  • Вот примерная пошаговая инструкция для поиска-подбора адвоката:
  • Шаг 1
  • Сбор информации
  • действующий адвокат или нет, каков стаж его адвокатской практики.

Это можно сделать очень просто, набрав в любом поисковике его ФИО и номер его регистрационного удостоверения. Регистрационное удостоверение адвоката– это номер в реестре адвокатской палаты субъекта федерации, где первые две цифры – код субъекта, например 77/1111 – это Московская палата адвокатов, 50/1111 – Московская область. (Пример 3)

  • аккаунты в социальных сетях и   отзывы о профессиональной деятельности (если есть);
  • личный сайт, где можно ознакомиться с портфолио — делами по интересующей вас статье, результатами по этим делам; (Пример 4,5)

Шаг 2

Выбор из нескольких кандидатов и заключение соглашения

  • пообщайтесь с 3-4 адвокатами, на которых вы уже собрали предварительную информацию, желательно из разных коллегий, чем больше, тем лучше. Это отнимает много времени и моральных сил, но спешка в данном случае может только навредить заключенному.
  • заключайте соглашение с адвокатом только на определенный период или же на определенное действие. Невозможно оплатить услуги адвоката сразу же, потому что ни он, ни тем более вы, не знаете, сколько будет длиться следствие и суд, у некоторых это длится годами.Есть законом утвержденные рамки, но знайте, это не всегда работает так, как написано в законе.
  • четко прописывайте в соглашении предмет соглашения, последовательность процесса защиты, условия вашей работы с адвокатом, порядок и условия оплаты его услуг.
  • пропишите в соглашении требование о снятии копий со всех материалов дела и последующей передаче этих копий вам для ознакомления.
  • на этапе судебного разбирательства может быть заключено дополнительное соглашение с адвокатом.
  • услуги написания всех кассационных жалоб оговариваются отдельно и оплачиваются отдельно.
  • если походы адвоката в СИЗО оплачиваются отдельно, то это необходимо оговорить заранее.

Шаг 3

Работа с адвокатом

  • начинайте процесс ознакомления с материалами дела в самом начале пути. Задача адвоката, в том числе, не только в написании тех или иных процессуальных документов в отношении подсудимого, но и в пояснении вам всего процесса.
  • не полагайтесь исключительно на знания адвоката – пытайтесь изучить все процессы самостоятельно, задавайте адвокату вопросы и добивайтесь внятных ответов.
  • соберите сами или возьмите под контроль сбор адвокатом всех документов, свидетельствующих о состоянии здоровья узника и его социальном статусе.
  • будьте постоянно на связи с адвокатом, спрашивайте, что он делает и что планирует делать в отношении подзащитного, готовит ли какие-либо ходатайства и с какой целью он это делает. При любой попытке отказать вам в ответе или уйти от него, при любом факте бездействия адвоката, незамедлительно меняйте его.

Работа адвоката всегда оплачивается – вами, государством, благотворительными фондами или общественными организациями.

От вашей жизненной позиции также зависит очень многое.

Изучайте УК и УПК, материалы дела, судебные решения по похожим делам. Не стесняйтесь, размещать в социальных сетях и обсуждать ваше дело с общественностью. Любая открытая и доступная информация по уголовному делу, если вы уверены в неправомерности действий сотрудников правоохранительных органов или адвоката, не может ухудшить положения заключенного. (пример 6, 7)

Читайте также:  Госпошлина на раздел имущества при разводе супругов: в суде или по соглашению, размер и расчет в 2022 году

ОСТОРОЖНО–ОПАСНО

  1. Остерегайтесь адвокатов, которые обещают вам невозможного. Невозможно за деньги освободить человека из-под стражи, невозможно за деньги сократить срок или переквалифицировать статью, невозможно купить этап, невозможно купить УДО.

  2. Опасайтесь адвокатов, которые бравируют своей «вхожестью» в органы следствия, ссылаясь на свой опыт службы в следственных органах или прокуратуре, обещают вам скорейшее решение вопроса. Это не имеет отношения ни к суду, ни к следствию. Это «решалы» и мошенники, цель которых максимально вас «раздеть».

  3. Если адвокат, назначенный государством вашему близкому согласно 51 статье Конституции России, говорит о том, что для вашего заключенного он бесплатный, а для вас платный, не раздумывая, ищите другого адвоката.

    Как вариант можно записать подобный разговор и направить жалобу в адвокатскую палату субъекта РФ, где зарегистрирован данный адвокат.

  4. Очень часто адвокаты, говоря о своих услугах, называют баснословные суммы гонорара, остерегаясь и боясь аудиозаписей, записывают их на бумажках и показывают клиенту. Бегите, не раздумывая – это мошенники.

  5. Территориальное расположение адвокатских контор в административных зданиях, рядом с госорганами, судами, отделами МВД не является гарантией благоприятного исхода вашего дела.

В чем заключается работа юриста, адвоката в уголовном процессе

Рассказывают действующие юристы, сотрудничающие с благотворительным фондом помощи осужденным и их семьям Русь сидящая

Директор юридического департамента благотворительного фонда помощи осужденным и их семьям Русь сидящая Федяров А.Ф.

  1.  Для начала это беседа с доверителем. Важно найти взаимопонимание, убедить доверителя предоставить максимум информации о событии, невзирая на то, что какие-то моменты кажутся ему неважными либо, к примеру, исключительно конфиденциальными. Обладание полной информацией об уголовном деле и причинах его возбуждения – краеугольный камень эффективной защиты.
  2. Получение документов. Источников несколько:
  3. Доверитель. Чаще всего у него имеется минимум документов по делу. Обусловлено это недостаточным уровнем юридических знаний, доверием к следователям и оперативным уполномоченным, а также к назначенному следствием адвокату.
  4. Следователь. Законом очерчен круг процессуальных документов, с которыми вправе знакомиться подозреваемый и обвиняемый. Их необходимо в обязательном порядке изучить, по возможности скопировать.
  5. В случае если в отношении доверителя по делу принимались какие-либо решения в порядке судебного контроля (обыск в жилище, заключение под стражу, домашний арест и т.п.), все материалы этих судебных производств необходимо скопировать.
  6. Обжалование действий следственного органа в суд в порядке статьи 125 УПК РФ и изучение материалов, представленных следователем для судебного рассмотрения жалобы.
  7. Обжалование действий следователя начальнику следственного органа и прокурору с последующим изучением контрольных (надзорных) производств по жалобам в порядке, установленном ведомственными инструкциями.
  8. Определение стратегии защиты.
  9. Подготовка жалоб и ходатайств.
  10. Опросы свидетелей.
  11. Выстраивание структуры показаний.
  12. Проработка и фиксирование в материалах дела обстоятельств, которые впоследствии послужат основой для работы в суде, а также возможного последующего обжалования приговора и обращения в ЕСПЧ.

Адвокат Абгаджава А.Л.

«Это всегда индивидуальная работа, конечно, же. Но есть какие-то обязательные вещи. У меня, например, с момента подписания соглашения обязательно вдоль и поперек изучить обвинение, если оно есть.

Если человек закрыт, то ходить к нему не реже одного раза в неделю, но не чаще, чем раз в неделю, если конечно, не что-то срочное. Составить и обсудить план действий по стратегии и тактике. Выработать позицию и убедить держаться ее. Если есть необходимость заявления ходатайств — заявлять.

Обжаловать действия следствия, при обнаружении нарушений. Обжаловать все продления ареста, если они есть.

  1. Адвокат Илья Уткин
  2. Если соглашение заключили родственники, а сам доверитель задержан, то нужно умудриться адвокату войти в дело, «запихать» ордер следователю.
  3. Следователю адвокат по соглашению не нужен, он доверителю подсовывает назначенного адвоката, а доверитель про своего адвоката знать не знает и потому не может его требовать.

Следующая задача – прорваться к задержанному и подготовить его к допросу / объяснению. При этом приходится только молиться, чтобы он уже ничего не наговорил.

Ну а потом, после вручения ордера и прорыва к доверителю, начинается рутинная работа:

  • выслушиваем доверителя,
  • изучаем постановление о ВУД (если в отношение конкретного лица),
  • протокол обыска / обследования помещения (если мероприятия проводились).

После этого договариваемся со следователем об отсрочке допроса, пишем допрос дома, согласовываем с доверителем, везем допрос на флешке к следователю, консультируем доверителя, что и как говорить на допросе, как в ходе допроса консультироваться с защитником, на что обращать внимание, пользоваться или нет ст. 51 Конституции, какие ходатайства заявлять в ходе допроса, как отвечать на вопросы следователя. Далее выстраивается тактика защиты и уже двигаемся по плану.

В ходе первоначальной консультации, как правило, приходится половину УПК пересказать. Не нагоняя жути и не скрывая перспектив, как некоторые любят.

Из личного опыта пострадавших

Пример 1

Тюремная поговорка гласит, что от свидетеля до обвиняемого один шаг.  Иногда в свидетелях ходят годами, а потом, в течение суток, судьба резко меняется.

Находясь в статусе свидетеля, лучше всего сразу приходить на допрос с адвокатом, это избавит вас от кучи неприятностей.

Любая фраза, необдуманно вами брошенная следователю, может вызвать огромное количество дополнительных и наводящих вопросов, и вот, вы уже сами не заметите, как вы сделали первый шаг к статусу «обвиняемый».

Не пытайтесь быть умнее следователя и всячески ему это показывать. «Товарищ следователь, я сейчас вам все объясню» — эта фраза сгубила огромное множество людей.

Пример 2

Обычное ДТП. И вы уже обвиняемый по ст.264 УК РФ, дорожный конфликт на тему «кто круче» — вот уже ст.111 УК РФ, биты, травматические пистолеты, столь уважаемые крутыми ребятами, никогда не служившими в армии – статьи главы УК «Против личности» — на выбор; любители бросаться крепким словом — ст.119 УК РФ. И это только то, что на поверхности, на бытовом уровне.

Пример 3

 Иногда встречаются и такие варианты, когда адвокат из Псковской коллегии адвокатов подрабатывает у московского следствия по ст.51 УК РФ – государственный адвокат. Законный вопрос: «Зачем его так далеко занесло?»

  • Пример 4
  •  Очень часто знакомые знакомых друзей советуют адвоката, который когда-то кому-то помог, только вот они забывают сказать, что помог человек в гражданском деле, а у вас уголовное преследование.
  • Пример 5

 «Под возможностью ознакомиться с делами»  это не просто текст на персональном  сайте адвоката,  «я выиграл дело С., которого пытались арестовать, а не арестовали, а потом и вовсе оправдали», а возможность найти в общественном доступе судебные решение с участием этого адвоката, прочитав которые, вы сами сможете убедиться, что  не был арестован этот самый С. потому и  его оправдал суд.

Пример 6

Человека заключают под стражу, помещают в ИВС. На данном этапе есть смысл заключить соглашение с адвокатом, который будет присутствовать и представлять интересы вашего близкого в момент суда по мере пресечения.

Пример 7

Здесь все же необходимо уточнить про материалы дела. Потому как совершенно законно и адвокат, и следователь вам скажут, что материалы дела вам будут предоставлены после окончания предварительного расследования при ознакомлении в порядке ст.217 УПК РФ.

Первая возможность «подсмотреть» чем же обладает следствие, какими доказательствами «вашей вины»– это ходатайствовать на судебном заседании об избрании меры пресечения об ознакомлении с материалами, которые взяты в основу следователем в обосновании своего ходатайства о вашем аресте.

Не многие адвокаты это используют. По мнению таких адвокатов это лишняя работа. Но, черт возьми, это ваша судьба и жизнь! Суд обязан предоставить вами такую возможность. И лучше если ваше устное ходатайство будет подкреплено письменно. Не бойтесь, что напишите не по форме, как сможете. Это ваше право. И стойте на этом твердо.

Пример

Чтобы проверить правильно ли вы поступаете, отказываясь от услуги «закрыть» вопрос, задайте себе, а потом и адвокату, вам это предложившему, простейший вопрос: «Я отдам деньги, и если ничего не получится, я верну свои деньги? Какие гарантии, как я смогу вернуть свои деньги?» Скорее всего человек плавно «сольется», а может быть, даже и будет угрожать вам.

  1. Пример
  2. Если государственный адвокат на этапе предварительного следствия требует от вас неподъемную сумму денег за свои услуги, отказывайтесь от его услуг.
  3. Тут все-таки надо понимать, что родственники не могут отказаться от услуг бесплатного адвоката, отказ от адвоката – это всегда письменное заявление самого подозреваемого/обвиняемого и только.
  4. Не забудьте в договоре с адвокатом обязательно внесите строчки,  если вы отказываетесь от адвокатских услуг, на каком-либо  из этапов, адвокат обязуется возвратить денежные средства.
  5. Пример

Если ваш родственник виноват и сам признает вину, а адвокат рекомендует выбрать особый порядок рассмотрения уголовного дела в суде, т.е.

без исследования доказательств, то помните, при таком порядке работа адвоката не нужна, она сводится к простому киванию головой и единственной фразе на суде: «Ваша честь! На усмотрение суда».

А теперь подумайте сколько может стоить эта фраза в цифрах гонорара?

Пример

Из доступных вам материалов дела на этапе предварительного расследования, будут материалы, положенные в обосновании ходатайства следователя об аресте. Просите ознакомления с ними на каждом суде по продлению меры пресечения.

А также все материалы, связанные с экспертизами по делу, а точнее постановления о назначении экспертизы – здесь сторона защиты может поставить свои вопросы перед экспертом, сама экспертиза – обязательно ознакомления с ней перед тем, как подписывать протокол об ознакомлении с экспертизой. В этом протоколе вы можете выразить свое отношение к проведенной экспертизе и потребовать проведения повторной, если вас не устраивает результат.

Пример

НО никогда не примеряйте приговоры по другим уголовным делам на свою ситуацию. Часто приходится слышать фразу «мы изучили практику, и вот всем дают по этой статье не больше 3-х лет, а нам дали 7» Это восприятие в корне не верно, это иллюзии. У нас не прецедентное право – раз, и второе, в тюрьме есть очень хорошая поговорка: «У каждого свое дело, свои обстоятельства, свой срок».

Поделиться ссылкой:

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector