Возможно ли обжаловать приговор в случае, если наказание чрезмерно строгое?

Возможно ли обжаловать приговор в случае, если наказание чрезмерно строгое?

В России изменится порядок рассмотрения апелляционных жалоб осуждённых, взятых под стражу при постановлении обвинительного приговора. Рано или поздно.

Действующий в стране порядок приводит к лишению права на безотлагательную проверку вышестоящим судом правомерности их ареста и права на освобождение

Конституционный Суд рассмотрел ряд обращений адвоката Владислава Филатьева, который известен тем, что вместе со своим коллегой, адвокатом Михаилом Уваровым, ранее одержал победу над Председателем Следственного комитета России (об этом 17 августа 2016 года на сайте Федеральной палаты адвокатов была опубликована статья «Дополнительная защита от произвола» о том, что по иску адвокатов Верховный Суд признал незаконным приказ Бастрыкина А.И. об организации процессуального контроля за расследованием в стране уголовных дел), а в 2013 году добился внесения ряда изменений в Правила дорожного движения Российской Федерации.

Приговором Ленинградского районного суда г. Калининграда от 18 июля 2017 года Евгений Синюшкин был признан виновным в совершении преступления, и ему назначено наказание в виде лишения свободы. До вступления приговора в законную силу судом была изменена мера пресечения с подписки о невыезде и надлежащем поведении на содержание под стражей, что было исполнено в зале суда.

Адвокат Адвокатского бюро № 1 г. Калининграда Владислав Филатьев, защищавший обвиняемого, подал апелляционную жалобу, в которой оспаривал изменение меры пресечения своему подзащитному.

Однако суд апелляционной инстанции постановил прекратить производство по жалобе и возвратил поступившие материалы в районный суд, так как пришёл к выводу, что законом не предусмотрено обжалование состоявшегося по уголовному делу итогового судебного решения – приговора одними и теми же лицами по частям в разное время.

Спустя три месяца, после поступления уголовного дела в Калининградский областной суд вместе со всеми апелляционными жалобами, адвокат ходатайствовал о рассмотрении его жалобы на изменение судом меры пресечения отдельно от других апелляционных жалоб в безотлагательном порядке.

Но в удовлетворении и этой просьбы судебная коллегия областного суда защитнику отказала, разъяснив, что мера пресечения осуждённому действует до завершения рассмотрения дела в апелляционной инстанции.

Защитник подал кассационную жалобу, в которой утверждал, что уголовно-процессуальный закон не содержит препятствий к рассмотрению апелляционной жалобы стороны защиты на приговор в части решения суда об избрании меры пресечения в безотлагательном порядке отдельно от других апелляционных жалоб и представлений.

В конце сентября судья кассационной инстанции Калининградского областного суда отказал в передаче жалобы для рассмотрения в судебном заседании, согласившись с выводами нижестоящего суда. С этими решениями в ноябре согласился и судья Верховного Суда Российской Федерации.

Поскольку изменить обнаружившуюся неопределённость в правовом регулировании вопроса безотлагательной проверки правомерности заключения подсудимого под стражу при постановлении приговора и разрешить проблему по существу было возможно лишь с использованием необходимых форм конституционно-судебного реагирования, адвокат Филатьев В.А. принял решение обратиться в Конституционный Суд.

В первом обращении заявитель оспаривал конституционность частей 10 и 11 статьи 108, частей 2 и 3 статьи 389.2, частей 1 и 4 статьи 389.11, части 1 статьи 389.36 и части 3 статьи 390 УПК РФ, которые, по его мнению, препятствовали отдельному рассмотрению жалобы на арест Евгения Синюшкина в ходе рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции.

Своим определением от 23 ноября 2017 года Конституционный Суд дал разъяснение о том, что закон не запрещает на данном этапе уголовного судопроизводства разрешать вопрос об отмене или изменении меры пресечения путём заявления стороной защиты соответствующего ходатайства непосредственно в суд апелляционной инстанции, который обязан разрешить этот вопрос в порядке, предусмотренном статьёй 108 УПК РФ.

Во втором обращении, поданном в интересах осуждённого Синюшкина Е.А., адвокат Владислав Филатьев оспорил конституционность частей 1, 2 статьи 389.4 и части 2 статьи 389.8 УПК РФ.

Защитник в жалобе указал, что эти положения в силу своей неопределённости и по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, препятствуют рассмотрению судом апелляционной инстанции апелляционной жалобы осуждённого или его защитника на приговор в части решения суда об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу ранее 10 суток со дня постановления приговора, отдельно от других жалоб осуждённого или его защитника, не связанных с вопросом заключения под стражу, а также отдельно от апелляционных жалоб, представлений и возражений на них иных лиц.

По мнению адвоката, в сложившихся условиях исключается возможность реализации осуждённым права на судебное разбирательство без неоправданной задержки и соблюдение трёхсуточного срока пересмотра судом апелляционной инстанции решения об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу.

Кроме того, осуждённый произвольно лишается предусмотренного статьёй 9 (пункт 4) Международного пакта о гражданских и политических правах и статьёй 5 (пункт 4) Конвенции о защите прав человека и основных свобод права на безотлагательную проверку вышестоящим судом правомерности заключения его под стражу и права на освобождение, если заключение под стражу будет признано этим судом незаконным или необоснованным.

Поднятый адвокатом Филатьевым В.А. вопрос оказался не таким простым, каким мог показаться на первый взгляд. В процессе подготовки обращений ему пришлось дополнительно изучить научную юридическую литературу, ознакомиться с правовыми позициями Конституционного Суда и Европейского Суда по правам человека, обобщить российскую и зарубежную судебную практику.

В пятницу, 16 февраля 2018 года, Конституционный Суд на своём официальном сайте опубликовал долгожданное определение от 25 января 2018 года по жалобе заявителя.

Как следует из содержания принятого решения, Конституционный Суд согласился с утверждениями адвоката Филатьева В.А.

о том, что приговоры судов первой инстанции в части решения об избрании осуждённому меры пресечения в виде заключения под стражу могут быть обжалованы отдельно от приговоров по существу.

При этом Конституционный Суд отметил, что оспариваемые заявителем законоположения его конституционные права не нарушают, поскольку части 1, 2 статьи 389.4 и часть 2 статьи 389.8 УПК РФ устанавливают общие сроки апелляционного обжалования приговоров или иных судебных решений и последствия подачи апелляционных жалоб.

Следовательно, суд апелляционной инстанции, отказавшийся рассматривать апелляционную жалобу на арест Евгения Синюшкина в безотлагательном порядке, как и все вышестоящие судебные инстанции, ошибочно руководствовались нормами уголовно-процессуального закона, не подлежавшими применению в данном случае.

В связи с этим возникает вопрос.

Правильно ли считать, что, исходя из правовой позиции Конституционного Суда, возникает вопрос,  в отношении решения суда первой инстанции об избрании подсудимому меры пресечения в виде заключения под стражу, которое в силу пункта 10 части 1 статьи 308 УПК РФ включается в резолютивную часть обвинительного приговора, в целях безотлагательной проверки законности решения о мере пресечения в порядке процессуальной аналогии подлежат применению специальные нормы, определяющие сокращённые сроки подачи и рассмотрения жалоб на такие решения вышестоящим судом, а именно — положения части 11 статьи 108 УПК РФ, согласно которым решение суда об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу может быть обжаловано в апелляционном порядке в течение 3 суток со дня его вынесения, при этом суд апелляционной инстанции принимает решение по жалобе не позднее чем через 3 суток со дня её поступления?

Адвокат Филатьев В.А.

 в целом положительно отозвался о принятом Конституционным Судом решении, назвав его «глотком свежего воздуха», и высказал уверенность в том, что в России в скором времени появится механизм судебного контроля за законностью и обоснованностью избрания осуждённому меры пресечения до вступления обвинительного приговора в законную силу, который будет способствовать не только укреплению гарантий реализации прав и свобод лица, взятого под стражу, но и благотворно отразится на своевременности исправления судебных ошибок и на результатах защиты по уголовному делу. Но для появления этого механизма необходимо ещё будет провести большую работу.

Отвечая на наши вопросы, адвокат Владислав Филатьев также пояснил:

«Практикующие адвокаты нередко сталкиваются с тем, что рассмотрение апелляционных жалоб и представлений на приговор затягивается. Это объясняется обстоятельствами, связанными с процедурой обжалования и отсутствием в законе регламентации сроков направления уголовного дела с принесёнными жалобами, представлениями и возражениями на них в суд апелляционной инстанции.

  • В этот период времени осуждённый, ранее находившийся на свободе и в отношении которого приговор ещё не вступил в силу, вынужден ожидать своей участи в условиях строгой изоляции, причём срок его нахождения в следственном изоляторе носит неопределённый характер.
  • Взятие под стражу подсудимого, в частности отрицавшего свою вину в преступлении, при оглашении приговора осуществляется, как правило, в отсутствие к тому фактических и правовых оснований и лишь в связи с тем, что ему назначается реальное наказание в виде лишения свободы.
  • Являясь, по сути, пережитком советского прошлого, наследием не изжитых из сознания судей обвинительных стереотипов, подобное заключение под стражу прочно обосновалось в российской судебной практике.
  • На мой взгляд, в таких случаях судами нарушается принцип презумпции невиновности, поскольку в отсутствие вступившего в законную силу приговора заключение под стражу производится не для того, чтобы обеспечить завершение процедуры рассмотрения дела в разумные сроки, а исключительно в целях исполнения наказания.

При этом важно понимать, что подсудимому, который не причастен к совершению преступления, чрезвычайно трудно защищаться. После вынесения судом обвинительного приговора справиться с этой задачей ему сложнее. Однако, несмотря на пребывание в крайне подавленном состоянии, надежда на правосудие остаётся.

  1. Усугубить положение того, кто рассчитывал на оправдание, и заключить его под стражу – иногда значит лишить последней надежды, что само по себе не имеет ничего общего со справедливостью.
  2. Поэтому я убеждён, что арестовывать после оглашения приговора – неправильная, постыдная традиция, от которой необходимо избавляться.
  3. Если заключение под стражу произошло, осуждённый во всяком случае должен располагать возможностью безотлагательной проверки правомерности такого решения вышестоящим судом и иметь право на освобождение».

— Недавно суд признал бывшего министра экономического развития России Алексея Улюкаева виновным в получении взятки в размере двух миллионов долларов от главы «Роснефти» Игоря Сечина и приговорил его к восьми годам лишения свободы. После оглашения приговора конвоиры взяли его под стражу — надели наручники и завели в клетку. Вы считаете, что суд арестовал Улюкаева незаконно?

Читайте также:  Правовая охрана товарного знака

«С моей точки зрения, убедительных оснований для избрания в отношении бывшего министра заключения под стражу не имелось. Мне совершенно непонятно, каким образом Улюкаев в случае дальнейшего пребывания под домашним арестом мог воспрепятствовать апелляционному рассмотрению своего дела в Московском городском суде.

Проблема же заключалась в том, что ни Улюкаев, ни кто-либо иной, попавший в аналогичную ситуацию, не имели возможности своевременного пересмотра приговора в части избрания меры пресечения. Сложившаяся в стране практика применения закона не позволяла этого сделать.

— Как Вы считаете, когда в России «заработает» механизм отдельного от приговора обжалования заключения под стражу?

Можно сказать, что на основании принятых Конституционным Судом Российской Федерации решений положение уже изменилось, а сформулированная им правовая позиция, очень надеюсь, будет воспринята в практике судов общей юрисдикции.

Отдельно хочу отметить, что в Совет при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека мной были представлены соответствующие документы, на основании которых возможно принятие конкретных срочных мер, направленных на совершенствование процессуального законодательства в вопросах применения мер пресечения.

Насколько мне известно, 26 февраля 2018 года по инициативе СПЧ проводится специальное заседание по теме «Обеспечение прав человека при совершенствовании процессуального законодательства». К участию в специальном заседании приглашены представители Верховного Суда России, Минюста России, профильных комитетов Федерального Собрания, адвокатского сообщества, эксперты правозащитных организаций.

В связи с этим по итогам специального заседания будут приняты Рекомендации Совета, учитывающие правовые позиции, высказанные Конституционным Судом по моим жалобам, и законодателю может быть предложено внести в Уголовно-процессуальный кодекс необходимые изменения юридико-технического характера, устраняющие неопределённость в вопросе возможности обжалования ареста отдельно от приговора по существу, обусловленную неудачным конструированием буквального содержания нормативных предписаний. Но это лишь мои надежды, которые, к сожалению, вряд ли оправдаются.

Учитывая, что Конституционный Суд в своём Определении от 25 января 2018 года прямо не указал на необходимость применения иных правовых норм в порядке процессуальной аналогии, в частности положений части 11 статьи 108 УПК РФ, вероятнее всего — потребуется очередное обращение в Суд именно по этому поводу.

Жалоба на суровость приговора

  • Перейти к материалам по обжалованию суровости приговора
  • Жалоба на суровость приговора (иллюстрация)
  • — это фрагмент жалобы (изъяты аргументы о процессуальных нарушениях и оставлены только аргументы об излишней строгости наказания);

— здесь отсутствуют аргументы, затрагивающие вопросы доказанности и квалификации (см. другой материал — Образцы процессуальных доводов кассационной жалобы — где приведены процессуальные доводы).

— данная жалоба была подана по уголовному делу по ч.3 162 УК.  Но ее можно использовать как основу для составления жалоб по иным статьям Уголовного Кодекса. Примененные в ней смысловые концепции (подчеркивание роли в совершении преступления, смягчающих обстоятельств и пр.) могут быть использованы в любых иных жалобах);

  1. — подробнее об особенностях применение смягчающих обстоятельств в кассационной жалобе можно прочитать здесь: Смягчающие обстоятельства в кассации, методика применения;
  2. — подавать жалобу именно в таком виде в каком она представлена здесь (только одни смягчающие обстоятельства) не следует, используете ее для формулировки той части своей жалобы в которой будете приводить третьестепенные аргументы.
  3. Иллюстрация
  4. В президиум Московского городского суда  
  5. Кассационная жалоба

Приговором районного суда г.Москвы гражданин осужден по ч.3 162 УК, назначено наказание в виде лишения свободы сроком на срок 5 лет с отбыванием наказания в колонии строгого режима.

Апелляционным определением Московского городского суда  приговор оставлен без изменения, апелляционная жалоба осужденного без удовлетворения.

Полагаю приговор суда несправедливым в виду чрезмерной суровости назначенного наказания и подлежащим изменению по основаниям, предусмотренным  ч.1 401.15 УПК.

UrlДополнительная информация:

  • ПРАКТИЧЕСКИЕ аспекты
  • Обжалование строгости приговора в стадии кассации, особенности

— согласно правовой позиции, высказанной в п.10 Пленума Верховного суда от 28.01.14г. № 2 заявитель в кассационной жалобе вправе просить суд проверить его доводы о несправедливости приговора в том случае, если такое решение суда явилось следствием неправильного применения норм Общей части Уголовного кодекса (например, положений 60 УК).

— согласно правовой позиции, высказанной в п.20

Кассационная жалоба на приговор в части назначения наказания (практика Второго кассационного суда общей юрисдикции)

С 1 октября 2019 года заработали новые кассационные суды. Это изменило и порядок подачи кассационных жалоб, и подходы в судебной практике. То, что раньше могло «консервироваться» президиумами региональных судов, стало проявляться в новых экстерриториальных кассационных судах.

Например, появились очень интересные отмены приговоров в связи с незаконным составом суда или изменение квалификации с оконченного состава преступления на покушение (в частности, по действиям «закладчиков» по ст.228.1 УК РФ) с последующим снижением наказания.

Кассационная жалоба на приговор в связи с неправильно назначенным наказанием – самый простой тип кассационной жалобы, который, тем не менее, важно правильно составлять и подавать. Имея успешный опыт кассационного обжалования, я ранее уже давал общие рекомендации по составлению кассационных жалоб.

Рассмотрим применение некоторых из этих рекомендаций для обжалования чрезмерно сурового наказания.

Во-первых, не пишите длинные кассационные жалобы, расписывая в них вообще всё – от действительно значимых нарушений до процессуальных недочётов. Это загромождает жалобу.

В результате становится не только сложно её читать, но и проще отклонить – судья «отбивает» сначала все слабые доводы, хорошо их расписывает, тем самым «забалтывая» сильные доводы жалобы.

Если жалоба составляется на чрезмерно суровый приговор – указывайте только доводы, относящиеся к наказанию. Не надо излагать в жалобе то, что не относится к нарушению правил назначения наказания.

В-вторых, кассационная жалоба имеет шансы на успех только тогда, когда в ней расписаны конкретные нарушения правил назначения наказания, а не общие субъективные представления осуждённого о суровости наказания, которые расходятся с тем, что написано в приговоре.

Поэтому важно писать не общие слова о несправедливости и чрезмерной суровости наказания, а акцентировать внимание судов на конкретные нарушения (например, в деле есть явка с повинной – суд её не учёл; нарушены «правила о дробях» и как именно они нарушены и т.п.).

В-третьих, обжалование приговоров, вынесенных в особом порядке, имеет свои особенности. Однако эти особенности не мешают обжаловать такие приговоры в части наказания  – даже в случае, если они не обжаловались в апелляционном порядке.

Кроме того, в отдельных случаях можно «процессуализировать» некоторые нарушения, допущенные судом при описании в приговоре деяния и его правовой квалификации.

Об этом не все знают, но судебная практика отмены приговоров по таким основаниям имеется.

В-четвёртых, если приговор обжалован уже во всех инстанциях – подавать кассационную жалобу можно только по тем доводам, которые ранее не заявлялись (ст.401.17 УПК РФ). Подавать повторно аналогичную жалобу,  но за подписью, например, другого адвоката не имеет смысла – об этом я подробно писал здесь.

Таким образом, если суды уже отклонили кассационную жалобу, которая содержала, например, доводы о недоказанности преступления или о том, что действия обвиняемого нужно квалифицировать по более мягкой статье УК РФ, но при этом «просмотрели» нарушения правил назначения наказания – можно подавать кассационную жалобу с указанием именно этих ошибок.

В-пятых, есть несколько тактических способов, которые помогают повысить эффективность кассационных жалоб. Один из таких способов – «лесенка». Он может быть полезен тогда, когда наказание назначается по совокупности приговоров и по каждому из приговоров, вошедших в совокупность, нарушены правила назначения наказания.

Рассмотрим этот способ на примере ситуации, смоделированной на основе реального уголовного дела из практики судов Владимирской области. К последнему приговору (назовём его приговор №2) по совокупности приговоров присоединено наказание по предыдущему приговору (приговор №1).

  При этом судья, назначавший наказание по приговору №1, допустил ошибку – наряду со смягчающими обстоятельствами (явка с повинной, активное способствование расследованию и раскрытию преступления) ошибочно признал единственным отягчающим обстоятельством нахождение человека в состоянии алкогольного опьянения.

В результате наличие отягчающего обстоятельства «выключило» применение ч.1 ст.62 УК РФ (снижение верхней планки наказания на 1/3) и наказание получилось завышенным. В апелляции это нарушение «просмотрели».

Позднее другой судья, вынося приговор №2, просто присоединил наказание по приговору №1 к приговору №2, и в свою очередь допустил ошибку при назначении наказания – не признал явкой с повинной объяснения лица, данные до возбуждения уголовного дела.

Суть «лесенки» состоит в том, что при такой ситуации может быть полезно сначала обжаловать приговор №2, ссылаясь только на неучёт судом объяснений в качестве явки с повинной.

Если суд посчитает это нарушением, не обратит внимание на приговор №1 и не будет выходить за рамки доводов жалобы – тогда он признает объяснения в качестве явки с повинной и снизит итоговое наказание по приговору №2, не затрагивая приговор №1.

После этого подаётся кассационная жалоба только на приговор №1 со ссылкой на то, что суд ошибочно признал отягчающим обстоятельством алкогольное опьянение. Если суд посчитает это нарушением – он исключит это отягчающее обстоятельство, применит ч.1 ст.62 УК РФ и снизит наказание.

После этого подаётся ещё одна кассационная жалоба  – снова на приговор №2, в которой указывается на то, что входящий в совокупность приговор №1 был изменён со снижением наказания, а поскольку наказание по приговору №1 входит по ст.

70 УК РФ в итоговое наказание по приговору №2, то итоговое наказание подлежит снижению ещё раз. Таким образом, можно попробовать получить «двойное» смягчение наказания. Важно понимать, что это не универсальный способ и нужно оценивать перспективы его применения в конкретном деле.

Хорошие жалобы получаются тогда, когда автор жалобы знает кассационную практику того суда, в который подаёт жалобу, а также практику других кассационных судов и Верховного Суда РФ. Привожу несколько примеров из практики Второго кассационного суда общей юрисдикции, которые могут оказаться полезны при обжаловании приговоров в части наказания.

Читайте также:  Какая ответственность за причинение смерти в результате ДТП в состоянии алкогольного опьянения?

Суд первой инстанции безосновательно посчитал, что имеется такое отягчающее обстоятельство как нахождение в состоянии алкогольного опьянения

При описании преступного деяния, признанного судом доказанным, указано, что М. совершил преступление в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, в связи с чем обстоятельством, отягчающим наказание М., суд признал совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя.

Вместе с тем суд не указал мотивов, на основании которых сделал вывод о том, что в момент совершения преступления М. находился в состоянии алкогольного опьянения.

Согласно видеозаписи с камер наблюдения незадолго до совершения преступления в руках у М. находилась бутылка, содержимое которой он периодически выпивал.

Однако бутылка с места происшествия не изъята, какая жидкость в ней находилась не установлено. Сам М.

не сообщал, что в момент совершения преступления находился в состоянии алкогольного опьянения, не указывали на это и допрошенные судом свидетели, показания которых приведены в приговоре.

Таким образом, вывод суда о совершении М. преступления в состоянии алкогольного опьянения носит предположительный характер и противоречит положениям ч.4 ст. 14 УПК РФ.

С учетом изложенного указание суда в приговоре, в том числе при описании преступного деяния, о совершении М. преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, и признание данного обстоятельства, отягчающим наказание М., подлежит исключению из приговора, а назначенное М. наказание смягчению (кассационное определение от 04.02.2020 года по делу №77-2/2020).

Суд первой инстанции не учёл, что объяснения могут рассматриваться как явка с повинной, а также не принял во внимание возмещение вреда потерпевшей и активное способствование расследованию и раскрытию преступления

При назначении О. наказания суд не обсудил вопрос о наличии смягчающих наказание обстоятельства, предусмотренных п. «и» ч. 1 ст.

61 УК РФ, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, явки с повинной. Согласно ст.

142 УПК РФ заявлением о явке с повинной является добровольное сообщение лица о совершенном им преступлении, которое может быть сделано как в письменном, так и в устном виде.

В объяснении, данном сотруднику полиции 17 июня 2019 года, то есть до возбуждения уголовного дела, когда правоохранительным органам не было известно о преступлении, О. подробно рассказал о совершенной им краже, сообщил, где совершил хищение, у кого, что похитил и как распорядился похищенным. Обстоятельства, сообщенные О., были впоследствии подтверждены при проведении следственных действий.

Согласно закону активное способствование раскрытию и расследованию преступления следует учитывать в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, если лицо предоставило органам дознания и следствия информацию о совершенном с его участием преступлении, ранее им неизвестную. Данные обстоятельства установлены по настоящему делу.

Кроме того, установлено, что похищенные вещи (кошелек-клатч и телефон) возвращены потерпевшей, а также О.

добровольно перечил потерпевшей денежные средства в сумме 3 500 рублей, что подтверждается представленной им суду первой инстанции квитанцией о переводе. В соответствии с п. «к» ч.1 ст.

61 УК РФ добровольное возмещение имущественного ущерба является обстоятельством, смягчающим наказание, которое подлежит обязательному учету при назначении наказания.

На основании изложенного судебная коллегия приходит к выводу о необходимости признать обстоятельствами, смягчающими наказание, явку с повинной и активное способствование раскрытию и расследованию преступления (п. «и» ч. 1 ст.

61 УК РФ), а также добровольное возмещение имущественного ущерба (п. «к» ч.1 ст.61 УК РФ) и смягчить наказание, назначенное по п. «в» ч.2 ст. 158 УК РФ и по совокупности приговоров (кассационное определение от 14.01.

2020 года по делу №77-65/2020).

Суд первой инстанции ошибочно не признал противоправное поведение потерпевшего смягчающим обстоятельством

А. был осуждён по ч.1 ст.105 УК РФ за убийство ФИО. Изменяя приговор, Второй кассационный суд общей юрисдикции указал следующее. Из показаний Г. видно, что ФИО замахивался на А. сумкой. Свидетель Д.

показывал о том, что ФИО в ходе конфликта ругался, его удерживал сотрудник кафе, а затем ФИО направился в ту сторону, куда ушел А., продолжая ругаться. Ещё один свидетель  в суде показал, что ФИО начал первым нецензурно выражаться в адрес А., затем по своей инициативе отправился к машине, в которую сел А.

, где словесный конфликт продолжился. Из показаний ещё одного свидетеля  усматривается, что ФИО нецензурно высказывался в адрес А. Ещё один свидетель также утверждал о нецензурной брани со стороны ФИО в адрес А., а также угрозах последнему ножом. Сведения о нецензурной брани со стороны ФИО в адрес А.

 содержатся также в протоколе осмотра флеш-накопителя с фрагментом аудиозаписи, сделанной на месте происшествия и оглашенной в суде, а также показаниях осужденного.

С учетом изложенного следует прийти к выводу, что в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, следует признать противоправность поведения потерпевшего, явившегося поводом для совершения преступления (кассационное определение от 05.02.2020 года по делу №77-92/2020) .

Суд первой инстанции ошибочно не признал возмещение морального вреда потерпевшей смягчающим обстоятельством

Суд первой инстанции, указывая об отсутствии в действиях осужденного Ф. добровольного возмещения вреда потерпевшей А., предусмотренного п. «к» ч.1 ст.

61 УК РФ, ввиду того, что добровольное перечисление им в счет частичной компенсации морального вреда в ходе предварительного следствия не привело к полному заглаживанию вреда, причиненного преступлением, не учел, что ни в ходе предварительного расследования, ни в ходе судебного разбирательства потерпевшей стороной какие-либо требования материального характера к осужденному не предъявлялись, факт добровольного возмещения морального вреда, причиненного в результате преступления, отражен и в обвинительном заключении, а потому вывод суда о частичном возмещении морального вреда не основан на материалах дела. Таким образом, судебная коллегия полагает необходимым признать на основании п. «к» ч.1 ст. 61 УК РФ в качестве смягчающего наказание обстоятельства добровольное возмещение морального вреда потерпевшей (кассационное определение от 27.01.2020 года по делу №77-81/2020).

Суд первой инстанции ошибочно назначил максимально возможное наказание при наличии смягчающих обстоятельств

При назначении наказания суд не усмотрел отягчающих его обстоятельств и признал в качестве смягчающих – наличие на иждивении малолетнего ребёнка, привлечение к уголовной ответственности впервые, положительные характеристики по месту жительства и работы, длительное содержание в условиях изоляции от общества. Установив перечисленные обстоятельства, влияющие на наказание, суд, тем не менее, определил Б. наказание по ч. 1 ст. 139 УК РФ в виде исправительных работ по месту работы сроком на один год с удержанием из заработка 10% в доход государства, то есть на максимально строгий срок. Таким образом, смягчающие наказание осужденного обстоятельства фактически не были учтены судом при его определении по ч. 1 ст. 139 УК РФ, срок которого при такой ситуации не отвечает требованию справедливости (кассационное определение от 03.12.2019 года по делу №77-18/2019).

❗️Кассационная жалоба для смягчения наказания. Пример кассационной жалобы по 228 статье. Обжалование приговора

В современной правовой системе часто случаются ситуации, когда приговор суда был несправедливым и виновному приходится терпеть чрезмерно суровое наказание. В этих незавидных случаях зачастую играет человеческий фактор, ведь судьи, принимающие неверные решения, тоже являются людьми и им вполне свойственно совершать ошибки.

Однако зачастую слишком серьёзные ошибки ломают гражданам судьбы, делая их в каком-то роде не виновниками, а жертвами. Конечно же, такие жестокие решения суда не являются окончательными и их можно обжаловать.

И тут на помощь обвиняемому приходит возможность подачи кассационной жалобы, являющейся неплохим шансом хотя бы немного смягчить не в меру суровый приговор суда. Соответственно, такой способ нужен только в том случае, если наказание не удалось смягчить посредством подачи искового заявления или с помощью жалобы в апелляционные судебные органы.

Как известно, кассационная жалоба необходима для пересмотра вердикта судебных органов 1-ой и 2-ой инстанции, а также для исправления ущемлённых прав человека. Её подают исключительно в ответ на вступивший в законную силу судебный приговор, дабы обжаловать некорректную трактовку или несоблюдение судебными органами прав обвиняемого гражданина.

В данной ситуации необходимо, чтобы обвиняемый ни в коем случае не забывал про процессуальные сроки, ведь их не нужно пропускать, потому что из-за этого в будущем будет невозможно обжаловать некорректный приговор.

В судебной практике нашей страны кассационные жалобы особенно популярны, когда дело касается 228-ой статьи Уголовного Кодекса Российской Федерации. Что же представляет из себя данная статья? Прежде всего, это незаконное приобретение, хранение, изготовление или перевозка наркотических веществ или растений.

Обвиняемые, которые были тем или иным образом связанные со сбытом и хранением запрещённых веществ, очень часто подавали кассационные жалобы, и некоторым из них даже удавалось скостить себе срок.

Ситуация такова, что 228-ая статья УК РФ включает в себя достаточно пунктов и примечаний, именно поэтому по всем делам, которые так или иначе связаны с наркотическими веществами, было довольно много обжалований.

Пример кассационной жалобы по 228-ой статье

Подобная ситуация произошла с гражданином А.В. Токмаковым, который был осуждён за совершение сразу 3-ёх преступлений на целых 11 лет тюремного заключения. Суд постановил, что обвиняемый нарушил 30-ую статью части 3 УК РФ (Приготовление к преступлению и покушение на преступление), часть 4-ую 228-ой статьи и 2-ую часть 228-ой статьи УК РФ.

В итоге сложив все статьи, в которых были обвинён Токмаков, суд назначил в общей сложности тринадцать с половиной лет в исправительной колонии. Соответственно, обвиняемый подал кассационную жалобу на жестокий приговор судебных органов от 30 сентября 2014-го года. 20 ноября того же года данный приговор был смягчён из-за тяжёлого состояния здоровья Токмакова.

Теперь обвиняемый должен был отсиживать за решёткой двенадцать с половиной лет, то есть приговор ему смягчили всего на год, а всё остальное оставили абсолютно без изменений. Однако после подачи кассационного заявления 20 ноября 2016 года наказание было ещё раз изменено.

Суд установил, что осуждённого необходимо считать виновным по статье 30 части 1 и статье 228 части 2 Уголовного Кодекса Российской Федерации (исключив из обвинения 2-ую часть этой же статьи). В итоге было официально решено, что осуждённый должен находиться в колонии строгого режима не 12 лет и 6 месяцев, а 9 лет и 6 месяцев, что уже является вполне серьёзным смягчением.

Если исходить из содержания приговора, то А.В. Токмаков был обвинен за три преступления, которые были напрямую связанные с оборотом наркотических веществ в крупном размере, причём всё это было совершено целой группой граждан. Как указали сами обвиняемые, наркотические вещества хранились без цели сбыта или передачи другим гражданам, а всего лишь для собственного употребления.

Читайте также:  Пошел навстречу: ВС РФ освободил от ответственности водителя, выехавшего на "встречку"

Все эти преступления были совершены Токмаковым и компанией в промежутке между июнем и октябрём 2013 года в городе Ялуторовске Тюменской области. Подавая кассационную жалобу, обвиняемый опротестовал законность и доказанность организованных по отношению к нему судебных приговоров и попросил о том, чтобы данные решения были пересмотрены.

Токмаков обосновывал свою кассационную жалобу тем фактом, что действия сотрудников Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков были незаконны и провокационны. Также он пожаловался на неверную трактовку данных преступлений, как оконченных, ведь все наркотические вещества были конфискованы.

Таким же образом обвиняемый заявил, что вынесенный судебными органами приговор является чрезмерно суровым, ведь он был вынесен без всякого учёта смягчающих обстоятельств.

Внимательно ознакомившись со всеми деталями дела подсудимого, Судебная коллегия решила следующее: поскольку Токмаков продавал и употреблял наркотические вещества, а также хранил у себя дома растения, содержащие тетрагидроканнабинол, то и статья 228 по-прежнему остаётся актуальной.

На своей явке с повинной обвиняемый заявил о том, что покупал для собственного употребления и дальнейшей продажи курительные смеси (или в простонародье «спайсы»). Группа граждан, которые являлись покупателями этих наркотических веществ, дали показания по поводу того, что приобретали наркотики у гражданина Токмакова.

Дело в том, что осмотрев автомобиль у одного из «приятелей» осуждённого, сотрудники правоохранительных органов нашли огромное количество бумажных фасовок с завёрнутой в них марихуаной.

Понятые, которые принимали непосредственное участие в оперативно-розыскных работах, стали свидетелями того, как полицейские изъяли солидную партию растения запрещённого на территории Российской Федерации. В общей сложности 13 сентября 2013 года правоохранительными органами было найдено 670 грамм марихуаны, что действительно является особо крупным размером.

Также коллегия признала некорректными заявления обвиняемого на тему того, что по отношению к нему были осуществлены какие-то провокационные действия со стороны сотрудников полиции. Вся доказательная база, которая была обнаружена в процессе обыска транспортного средства, нисколько не оспаривалась со стороны адвокатов обвиняемых, при этом не было каких-либо поводов для того, чтобы уличить полицейских в провокациях или подстрекательствах. Мало того, вся «контрольная закупка» была организована предельно правильно и грамотно, полностью следуя законам Российской Федерации и, соответственно, их не нарушая. Коллегия также установила, что сбыт наркотических веществ был полностью состоявшимся и, следовательно, оконченным, ведь в ходе «контрольной закупки» обвиняемый передал своему покупателю свёрток с марихуаной. Исходя из всех вышеперечисленных фактов, можно считать, что трактовка действий осуждённого вынесена судом верно.

Однако судебная коллегия посчитала, что всё же приговор, вынесенный Токмакову, подлежит некоторым изменениям.

Исходя из третьей части статьи 66 Уголовного Кодекса Российской Федерации, срок приговора за приготовление к преступлению и покушению на преступление не должен быть больше трёх четвертей самого максимального срока.

Поскольку Токмаков явился с повинной, сделал чистосердечное признание и признал собственную вину, а также сильно захворал в местах лишения свободы, то судебная коллегия решила смягчить приговор обвиняемому до 9 лет и 6 месяцев.

Заключение

Кассационная жалоба никогда не будет лишней, особенно, если подсудимому не получилось добиться смягчения наказания посредством искового заявления или при помощи жалобы в апелляционный суд. Как вы уже смогли заметить, пример с осуждённым за сбыт наркотических веществ – яркое тому подтверждение. Обвинённому гражданину А.В.

Токмакову удалось добиться смягчения приговора на три года. Хоть это и смотрится довольно несущественным смягчением, глядя на общий срок в двенадцать с половиной лет, но всё же лучше хоть что-то, чем совсем ничего.

В любом случае, всегда есть необходимость в том, чтобы хоть каким-нибудь образом скостить себе реальный срок, ведь жизнь человека довольно коротка, а проведение драгоценных лет в исправительных колониях её и вовсе не красит.

Образцы кассационных жалоб на снижение срока

Пример кассационной жалобы по статье 228

Пример кассационной жалобы по статье 111

Вопрос-ответ

Вопрос: Могут ли добавить срок по кассационной жалобе? Ответ: При подаче жалобы на рассмотрение в Кассационный Суд потерпевшей стороной пересмотр решения по приговору может быть ужесточен при условии, если после вступления в законную силу решения Суда нижестоящей инстанции еще не прошло 1 года.

Также подать прошение по кассации в части увеличения срока отбывания наказания виновному лицу по приговору может и прокуратура, ссылаясь в первую очередь на ч. 6 ст. 401 УПК РФ и приводя доводы, что повлияли на исход судебного разбирательства в части недостаточной строгости наказания, или же подсудимый был оправдан.

Когда инициатором пересмотра дела является осужденный, суд априори не может увеличить срок исполнения наказания. В судебной практике подобное происходит крайне редко в исключительных случаях. Причина понятна: система правосудия не заинтересована признать допущенные ошибки своих коллег рангом ниже в части несправедливости приговора по причине неправильного применения норм УК РФ.

Вывод: Допускается увеличение срока осужденному по кассационной жалобе только по предоставлению прокурора, потерпевшего или частного обвинителя.

Вопрос: В 2018 году городской суд приговорил меня  к 6 годам лишения свободы по ст.159 ч.4 исходя из причиненного ущерба государству более 34 млн.руб.

, апелляционным определением гражданский иск был направлен на новое рассмотрение и мне снизили иск до 6 мил.руб. Свой срок я отбыла полностью, последние 11 месяцев срока мне заменили на ограничение свободы.

Могу ли я снизить срок через подачу кассационной жалобы?

Ответ: В соответствии со статьей 80 УК РФ, лицо, которое отбыло большую часть срока наказания по приговору суда, имеет право ходатайствовать о замене оставшейся части срока на более мягкий вид наказания. При рассмотрении ходатайства учитывается личная характеристика осужденного, а также возмещение вреда в полном объёме. Скорее всего, именно по этой статье были заменены 11 месяцев оставшегося срока. Статья по которой было назначено основное наказание относится к разряду тяжких, поэтому, суд принимая это во внимания не мог вынести еще более мягкого наказания или вовсе освободить из зала суда.

Однако, есть Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.2011 г. № 21 города Москвы «О практике применения судами законодательства об исполнении приговора». В нем, в пункте 28, даётся разъяснение о том, что нельзя ограничивать осужденных в желаниях подавать в суды ходатайства.

Поэтому, если 11 месяцев ограничения свободы есть желание сократить, то можно подать как самостоятельное ходатайство, так и кассационную жалобу.

Последняя подается в случае, если Вы принципиально не согласны с заменой срока на более мягкий и можете привести официальные доводы, то есть, придется вооружиться доказательствами.

Вопрос: Если в настоящий момент в суде находится на рассмотрении ходатайство по 80 ст. УК на замену отбывания срока в ИК на принудительные работы, в случае удовлетворения ходатайства, можно ли будет подавать кассационную жалобу по первоначальному приговору на его смягчение?

Ответ: Согласно ст.80 УК допускается замена неотбытой части наказания более мягким. К примеру, если лицо осуждено на лишение свободы, ему могут заменить данное наказание принудительными работами. Указанный вопрос находится в ведении суда, предусмотрен определенный порядок его рассмотрения. Замена наказания – это вопрос исполнения приговора. Разумеется, замена наказания, назначенного по приговору суда, более мягким не лишает лица права на обжалование первоначального приговора, если ранее не были исчерпаны все возможности для обжалования приговора. Это можно сделать даже после того, как наказание отбыто. Однако, как показывает практика, в отсутствие существенных нарушений никто не будет вторгаться в приговор, который уже изменён. Если осужденный в целом согласен с приговором, существуют другие инструменты для его смягчения. Это, помимо ст.80 УК, условно-досрочное освобождение от наказания (ст.79 УК). Кстати, если первоначальный приговор будет смягчён, возникнет вопрос, что делать с постановлениями, которые смягчили ранее назначенное наказание.

Таким образом, хотя принципиального запрета нет, обжалование уже смягчённого приговора лишено практического смысла.

Вопрос: Статистика по статьям 131.1 и 132.1: какие гарантии, что смягчат срок?

Ответ: Насколько можно судить из вопроса, речь идёт о ч.1 ст.131 УК РФ (изнасилование) и ч.2 ст.131 УК РФ (изнасилование группой лиц, или с угрозой убийством, и т.д.).

Статистика в открытом доступе действительно есть – за 2020 г.

За минувший год было рассмотрено 1739 дел в отношении 1816 лиц, по 9 уголовным делам вынесены оправдательные приговоры (что ниже, чем статистическая погрешность).

В особом порядке рассмотрено 146 дел. Как по первой, так и по второй части ст.131 УК РФ предусмотрено лишение свободы. Гарантий на смягчение срока никто не даст. Исходя из сложившейся практики, назначат реальное снижение свободы. Добиться более мягкого наказания можно за счёт примирения с потерпевшей.

Также учитывается личность обвиняемого, его характеристики. Хотя суд и не должен руководствоваться мнением потерпевшей при избрании размера наказания, по делам об изнасилованиях на это обращают внимание. В случае примирения с потерпевшей, искреннего раскаяния, можно рассчитывать на минимальное наказание. 

Почему нам можно доверять?

  • • Стаж работы. Мы непрерывно работаем с 2008 года и постоянно улучшаем «продукт».
  • • Компетентность. Наши эксперты регулярно повышают квалификацию и принимают участие в написании материалов для профильных изданий.
  • • Публичность. 5.000 человек на YouTube канале «Бизнес по плану».

Записаться на консультацию

Остались вопросы? Разберем бесплатно простую задачу или проведем консультацию (Посмотреть пример)

Количество показов: 22341

31.05.2019

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector