Видеозапись в судах станет обязательной

Видеозапись в судах станет обязательной

Еще до недавних пор судьи сами решали, нужно ли прикреплять к делу доказательства, которые были получены путем видеосъемки. Споров среди юристов на этой почве возникало все больше, пока жирную точку не поставил президент. Он подписал закон, согласно положениям которого видеозапись, звукозапись и фотосъемка признаются документами, рассматриваемыми в суде. При этом они должны быть получены законным путем и являться подлинными.

Основания для принятия видеозаписи как доказательства в суде

Для суда не имеет значения, на каком носителе был представлен документ (бумажный, цифровой). Чтобы суд принял видеозапись в качестве доказательства, она должна соответствовать следующим требованиям:

  • Быть подлинной. Документ обязательно будет подвергнут тщательной проверке экспертами для установления его подлинности.
  • Быть полученной законным путем. Это одно из главных требований законодательства. Доказательство должно быть получено без правонарушений. Безоговорочно судом принимаются к рассмотрению те видеозаписи, которые были сделаны в рамках профессиональной деятельности. Если речь идет о стационарных камерах, установленных на частной территории по решению местного руководства, то видеозапись может быть принята как доказательство, но ей придется пройти строгую экспертизу на подлинность.
  • Относиться к делу, то есть действительно доказывать какой-то факт, который имеет непосредственное отношение к рассматриваемому прецеденту.

Самое сложное в этом вопросе – пройти экспертизу на подлинность.

Как устанавливается подлинность видео

Если эксперты обнаружат следы «грубой» фальсификации, то материал не будет изучаться дальше, а в заключении специалисты укажут, что запись – подделка. Если явных следов намеренного изменения записи при первичной проверке обнаружено не будет, тогда эксперты приступят к более глубокому анализу.

Первым делом специалисты, проверяющие подлинность записи, обращают внимание на так называемое время легализации. Это период между датой, когда материалы были предоставлены суду, и датой, когда совершалась видеосъемка. Во время проверки эксперты с использованием специального оборудования и особых методик пытаются создать такую же запись, то есть определяют возможность ее подделки.

В результате этих опытов на практике определяют примерное время, которое потребовалось бы на изготовление подделки, и список оборудования, необходимого для этих действий.

Эксперты берут за основу срок, который потребовался бы злоумышленникам для того, чтобы подделать видеозапись, и сравнивают его с периодом легализации.

Если времени на изготовление подделки было достаточно и сделать ее вообще возможно, то, увы, в заключении подлинность подтверждена не будет.

Выражаясь простыми словами: старую запись годичной давности подделать легко, поэтому экспертиза не сочтет ее подлинной из-за периода легализации.

Если материал необходимо сохранить во что бы то ни стало, юристы рекомендуют положить запись в банковскую ячейку вместе с другими доказательствами и открыть ее только по решению суда.

Этот вариант с высокой вероятностью позволит сберечь материал, если реальная необходимость в нем возникнет слишком поздно. Во время экспертизы будут проверены три аспекта:

  • Первое, на что обращает внимание эксперт во время проверки – это привязка ко времени. Каждый фрагмент на видеозаписи должен быть неразрывно связан с определенным моментом.
  • Второй нюанс – привязка к месту. Чтобы использовать запись в суде, ее копируют на какой-то носитель с камеры. Устройство для видеозаписи после этих манипуляций лучше лишний раз не трогать и не передвигать (не менять высоту расположения, угол наклона, зону обзора). Во время экспертизы может возникнуть необходимость изъятия видеоустройства, поэтому оно должно размещаться на том же месте, как и в момент проведения съемки, которая теперь используется в суде. Задача экспертов в данном случае – доказать или опровергнуть факт того, что действия проводились лицами, которые в тот момент могли находиться только в этом конкретном месте, а не где-нибудь еще.
  • Длительность записи. Здесь все очень просто: чем длиннее видео, тем сложнее его подделать. Короткие по времени материалы чаще клеймят заключением «Подлинность установить невозможно».

Чтобы увеличить вероятность признания видеозаписи подлинной, можно заранее во время первой установки разместить камеры на территории таким образом, чтобы зоны обзора нескольких из них пересекались. Если устройств много, то их можно «связать» попарно. В случае установления подлинности видеозаписи, привязка к месту не будет вызывать вопросов при анализе нескольких записей сразу.

Как сделать запись допустимым доказательством

Чтобы объективизировать видеозапись, нужно как можно быстрее зафиксировать факт ее существования и свести к минимуму собственное воздействие на материал:

  • Если вы попали в ДТП и на место происшествия приехали сотрудники ДПС, то передайте материал им, но при этом обязательно проследите за тем, чтобы факт передачи был зафиксирован в протоколе. Желательно на всякий случай иметь при себе копию.
  • Способ, о котором уже упоминалось ранее: положите запись в банковскую ячейку и не открывайте ее до тех пор, пока суд сам не затребует этого. В банке фиксируются все ваши посещения, поэтому доказать, что вы не прикасались к материалу, будет легко.
  • Продемонстрируйте запись несколькими людям, которые не заинтересованы в исходе дела. Они впоследствии могут выступить в роли свидетелей.
  • Опубликуйте видео в социальных сетях, блогах или на форумах. На любом сервисе фиксируется время публикации, что впоследствии можно использовать в суде.

Если представитель правоохранительных органов отказывается принимать видеозапись или фиксировать факт передачи в протоколе, обязательно попросите его повторить свой отказ на диктофон, запишите его данные, пригласите свидетелей и покажите видеозапись им. Чтобы использовать видеозапись в качестве допустимого доказательства, желательно привлечь к ее просмотру как можно больше посторонних людей.

Рекомендации: каких ошибок нужно избегать

  1. Еще при составлении протокола владелец камеры должен указать подробную информацию о типе устройства, способе и месте его установки, характеристиках и сертификационных данных. Если не хватает места, требуйте дополнительные листы, так как эта информация поможет доказать подлинность материала в будущем.

  2. Не держите у себя видеозапись. Вам необходимо передать материал в руки специалиста в максимально короткие сроки. Если по каким-то причинам это сделать не получается, то у вас только один выход – банковская ячейка.

  3. Не переписывайте цифровую запись на кассету – это может вызвать подозрения относительно ее подлинности.

Делаем выводы

Всего несколько десятков лет назад случаи использования видеозаписей в суде были единичными. Сейчас же сложно найти человека, который не использовал бы то или иное записывающее устройство, а машина без видеорегистратора и вовсе редкость.

Если провести анализ судебной практики, то любителей снимать видео ждет приятная новость: видеоматериалы можно причислить к довольно эффективным формам самозащиты. Для этого их нужно правильно закрепить и своевременно передать в руки специалиста.

Новые доказательства: скриншот, видео и аффидевит — новости Право.ру

В апреле этого года Пленум Верховного суда подтвердил, что можно использовать скриншоты в качестве доказательства нарушения исключительного права (Постановление Пленума ВС № 10).

Пленум разъяснил: закон не устанавливает перечень допустимых доказательств, на основании которых суд решает, было нарушение или нет.

А потому суд вправе принять любые доказательства, предусмотренные процессуальными законами, в том числе и полученные в интернете.

Например, распечатки опубликованных в сети материалов, скриншоты сайтов – обязательно с указанием адреса, по которому они были сделаны, и точного времени — суды должны рассматривать наравне с другими доказательствами.

А «в случаях, не терпящих отлагательства», суд может прямо в ходе судебного разбирательства самостоятельно посмотреть сайт, на котором опубликована имеющая значение для дела информация. Но юристам приходится подстраховаться, чтобы доказательство приняли — например, заверив их у нотариуса.

С какими еще доказательствами сегодня можно столкнуться в суде и что нужно для их принятия?

Электронная переписка 

Суды могут приобщить в дело в качестве доказательств электронную переписку, распечатки переписки с мессенджеров.

Как и в случае с другими электронными доказательствами, один из основных моментов — заверение страницы в интернете, где размещена переписка. Проще всего в этом случае обратиться к нотариусу.

Сравнительно недавно найти нотариуса, готового заверить страницы в интернете, было не так просто. 

Практика Необычные услуги: гид для клиента нотариуса

Сегодня проблема по-прежнему сохраняется в регионах, признают в нотариальном сообществе, но в Москве эту услугу предоставляют уже практически повсеместно. Правда, обойдется она недешево.

На ряде сайтов нотариусов Москвы базовый тариф для составления одной страницы протокола осмотра интернет-страницы составляет 3000 руб., но сверх этого за каждую распечатанную страницу формата А4 придется доплатить — по 100 руб. На практике сумма в таких случаях начинается примерно от 9 000 руб.

За заверение СМС-переписки с мобильного телефона придется отдать не меньше — иногда более 15 000 руб., и это если СМС — не больше шести. 

Если вопрос срочный, суд может исследовать электронную переписку и осмотреть почтовый ящик самостоятельно.  Так, например, произошло в деле No А19-2500/2017.

Распечатку переписки истец суду не представил, но утверждал, что она была, и просил отложить судебное заседание, чтобы показать ее.

Однако суд по ходатайству стороны просто осмотрел электронный почтовый ящик в судебном заседании, обнаружив одни письма, и не обнаружив другие — которые, заключил суд в итоге, не доставлялись.

https://www.youtube.com/watch?v=m0WBnwh03ZY

Суды не всегда требуют, чтобы документы с электронных ресурсов были осмотрены нотариусом: обычно обойтись без этого можно, если другая сторона не оспаривает факт наличия переписки.

Иногда заверить документ может не только нотариус — но и госорган — например, ФАС или налоговая. Это возможно, когда материалы изъяты в ходе законно проведенной проверки — это будет надлежащим доказательством.

Такая позиция приведена в постановлении Президиума ВАС от 12 ноября 2013 года по делу № А47-7950/2011: документы «могут быть заверены соответствующим органом, который получил (в том числе изъял) в ходе проведенной на основании закона проверки документы и материалы с соблюдением требований к порядку и оформлению получения доказательств». Это будет отвечать требованиям части 2 статьи 50 Конституции и ч. 3 ст. 64 АПК.

2. Скриншоты и снимки Instagram 

Позиция относительно скриншотов, которую отразил Верховный суд, не нова: юристам регулярно приходится сталкиваться с необходимостью приобщения в суд распечаток материалов из интернета. Но разъяснение ВС решило  гораздо более важную проблему – проблему допустимости таких доказательств, то есть требований к их форме – такие распечатки могут быть заверены стороной по делу.

Теперь надо снять дискуссионный в практике вопрос о том, обязательно ли прибегать для фиксации электронной информации на бумажном носителе к помощи нотариуса, замечает Наталья Колерова, советник, адвокат, руководитель проектов АБ Федеральный рейтинг.

Читайте также:  Отмена алиментов на содержание бывшей супруги

группа Банкротство (включая споры) (mid market) группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Семейное и наследственное право группа Частный капитал 3место По выручке на юриста (более 30 юристов) 10место По выручке 24место По количеству юристов Профайл компании
.

Однако к такому прогрессивному подходу готовы не все суды, отмечает она. Так, в рамках крупного дела о банкротстве российского нефтяного трейдера, которым занималось бюро, юристы одного из кредиторов, обратили внимание суда на подозрительные сделки должника с дочерним предприятием известного швейцарского трейдера Glencore (дело № А40-245007/16-30-403).

Как выяснилось, замдиректора должника и директор дочки Glencore фактически состояли в неофициальных брачных отношениях, и подтвердить это юристам помогли данные из соцсетей — например, фото из Instagram, а также сведения о совместных поездках, предоставленных крупнейшими авиакомпаниями и РЖД.

Но если в первой инстанции суд признал сделки дочернего предприятия Glencore на общую сумму свыше 1 млрд руб. недействительными, то апелляция отменила решение в части и указала, что ссылки на наличие незарегистрированных отношений между топ-менеджерами не подтверждены надлежащими доказательствами. Теперь юристы добиваются пересмотра решения. 

3. Аудио и видео

Во многих делах в качестве доказательств приобщаются аудио и видео записи. Так, в одном деле суд приобщил видеозапись выступления стороны спора, не имеющей возможности явиться в суд лично, но желающей донести до суда свою позицию, рассказывает Кира Корума, партнер Федеральный рейтинг. группа Семейное и наследственное право
.

Кроме того, можно приобщать записи с других процессов, в которых говорится про обстоятельствах, которые нужно доказать. Такие доказательства суд признает допустимыми при наличии разрешения суда на проведение фото-, киносъемки, или видеозаписи судебного заседания, напоминает юрист Федеральный рейтинг.

группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Комплаенс группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (mid market) группа Международный арбитраж группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Антимонопольное право (включая споры) группа Банкротство (включая споры) (mid market) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Интеллектуальная собственность (Регистрация) группа Семейное и наследственное право группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Интеллектуальная собственность (Защита прав и судебные споры) группа Уголовное право Профайл компании
Сергей Ильин, а вот для аудиозаписи это не нужно — потому что для нее не требуется разрешение суда. Пример последнего можно найти в деле № А33-18573/2014).

4. Аффидевиты — использование нотариально заверенных заявлений свидетелей 

Аффидевит – письменные показания, данные под присягой и заверенные уполномоченным лицом — распространен в англо-американской правовой системе. Аффидевиты приравниваются к свидетельским показаниям и могут стать самостоятельным основанием для процессуальных действий.

В России есть схожий институт — письменное заявление лиц, заверенное нотариусом. В таких заявлениях обычно изложены факты, которые не получается изложить лично — например, из-за того, что нет возможности явиться в заседание. Пока суды смотрят на такие документы с опаской, признают юристы.

Но встречаются случаи, когда суды принимают в качестве надлежащего доказательства показания свидетелей в письменной форме, и учитывают их при вынесении решения*. Несмотря на неоднозначное отношение к аффидевитам, их все чаще суды учитывают как надлежащие письменные доказательства**.

Проблема часто упирается в придание письменному заявлению, заверенному нотариусом, доказательственной силы. Главная трудность — соблюсти формальности. Та же проблема — с принятием судами опросов лиц, проводимых адвокатами, указывает Кира Корума: «С одной стороны адвокат вправе проводить опросы.

Как правило такой опрос оформляется протоколом опроса. С другой стороны, такой протокол Суды не признают в качестве доказательства.»

5. Копии документов

С трудностями можно столкнуться, когда утрачен оригинал документа, и есть только копия — причем копии у двух сторон нетождественны. Практика судов неоднозначна. Но шанс доказать факт только при наличии копии документа все же есть (дело № А40-36992/17).

При определенных обстоятельствах суды могут признать приоритет одной копии над другой — например, если такая копия заверена нотариально (постановление АС Западно-Сибирского округа от 05.05.2017 по делу № А75-1715/2016).

 Надлежащим доказательством признаются обычно документы, подписанные дистанционно — путем обмена по электронной почте сканированными копиями, обращает внимание Сергей Ильин***.

Подписан закон об обязательном аудиопротоколировании гражданских процессов

Владимир Путин подписал закон, направленный на совершенствование судопроизводства по гражданским, арбитражным и административным делам. 

Напомним, проект закона был внесен в Думу Президентом в марте вместе с проектом поправок о введении обязательного аудиопротоколирования в уголовном процессе и новом виде дисциплинарной ответственности судей, о которых ранее писала «АГ».

В соответствии с законом, состав суда для рассмотрения каждого дела будет формироваться с использованием автоматизированной информационной системы, и только в случае невозможности – иным путем. При этом должно быть исключено влияние на формирование состава суда со стороны заинтересованных в исходе дела лиц.

С сентября 2019 г. уголовные процессы подлежат обязательному аудиопротоколированиюВладимир Путин подписал закон о внесении изменений в УПК РФ, входящий в пакет поправок, направленных на совершенствование судопроизводства в России

В административном и гражданском процессе закреплен процессуальный статус помощника судьи, который будет оказывать помощь судье, в том числе в подготовке проектов судебных актов.

По поручению председательствующего он будет вести протокол судебного заседания, обеспечивать контроль за фиксированием хода судебного заседания техническими средствами, проверять явку в суд лиц, которые должны участвовать в судебном заседании, и совершать иные процессуальные действия. Изменения в полномочиях помощника внесены и в АПК РФ.

Согласно закону, не будет являться основанием для отвода, среди прочего, участие секретаря судебного заседания в предыдущем рассмотрении дела в качестве помощника судьи, а равно участие помощника судьи в предыдущем рассмотрении данного дела в качестве секретаря судебного заседания, и наоборот.

Кроме того, введена обязательная аудиозапись судебных заседаний по гражданским делам в судах первой и апелляционной инстанций, а также предусмотрена возможность подачи замечаний относительно неточности и неполноты аудиозаписи.

Для судей введен новый вид дисциплинарной ответственностиПодписан закон о введении возможности понижать судью в квалификационном классе за дисциплинарный проступок

При рассмотрении гражданских и административных дел в целях оптимизации судебного процесса теперь, признав дело подготовленным, судья вправе завершить предварительное судебное заседание и открыть основное только при согласии на это сторон. При этом в случае отсутствия извещенных о времени и месте предварительного судебного заседания лиц, участвующих в деле, перейти к рассмотрению дела по существу можно, если они просили сделать это в их отсутствие.

Закон вступает в силу 1 сентября 2019 г.

Ранее советник АБ «Бартолиус» Анна Смола пояснила, что в законопроекте содержатся важные нововведения, в которых давно назрела необходимость. Она сообщила, что предлагаемые поправки корреспондируют предложениям, изложенным в докладе Центра стратегических разработок, в подготовке которого она принимала участие.

Анна Смола отметила, что предлагаемые нововведения представляют собой условно «технические», но тем не менее очень значимые аспекты процессуальной деятельности суда.

«Так, автоматическое распределение дел направлено на обеспечение независимости судей, а обязательная фиксация рассмотрения дела в судебном заседании при помощи аудиозаписи призвана гарантировать защиту прав участвующих в деле лиц», – пояснила эксперт.

Партнер, руководитель практики Группы правовых компаний «ИНТЕЛЛЕКТ-С» Александр Латыев сообщил, что введение обязательного аудиопротоколирования – хорошее и давно напрашивавшееся нововведение, особенно после того как соответствующие нормы были включены в КАС РФ.

В то же время он отметил, что та часть, которая касается исключения аудиозаписи и видео-конференц-связи в закрытых судебных заседаниях, наоборот, кажется неуместной: такое заседание должно проходить с соблюдением всех правил, в том числе с аудиопротоколированием и использованием видео-конференц-связи.

аудиозапись как доказательство | КОЛЛЕГИЯ АДВОКАТОВ ГОРОДА СИМФЕРОПОЛЬ

Когда суд примет во внимание аудиозапись в качестве доказательства? Конституция гарантирует неприкосновенность личной жизни и в то же время дает право защищаться всеми законными способами. Судам приходится находить грань между двумя нормами, оценивая аудиозаписи одной из сторон спора. Закон предъявляет к ним и другие требования, которые могут зависеть от вида процесса – гражданского, арбитражного, уголовного. Есть и аудиопротоколирование, которое может вести сам суд. Какую роль эти доказательства могут сыграть в отдельно взятых делах?

В декабре 2016 года Верховный суд разрешил ссылаться на аудиозапись телефонного разговора, сделанную без ведома собеседника. Случилось это в деле в деле № 5-КГ16-18, в котором истица Анна Стаханова* требовала возврата 1,5 млн руб. займа и почти столько же процентов с супругов Евгении и Игоря Белых*.

Заем в свое время оформили на мужа, но требовался он для бизнеса жены, поэтому Стаханова указала в заявлении обоих ответчиков. Общность долга она решила подтвердить аудиозаписью телефонного разговора с Евгенией Белых.

Но Тверской областной суд не смог установить, относится ли к делу это доказательство, поскольку «носитель процессуально не оформлен, нет указаний, где, кем и при каких условиях производилась запись», и к тому же сама Белых не давала на это согласия (определение 33-798 от 16 февраля 2016 года).

Нельзя помимо воли распространять сведения о личной или семейной тайне, объяснил облсуд.

Здесь запрет не работает, возразил Верховный суд и объяснил, почему: запись вела одна из участниц разговора, а сам он касался обстоятельств договора между ними. Дело отправилось на новое рассмотрение (см. «Больше ни звука: будет ли доказательством аудиозапись, сделанная без уведомления, решал ВС»). С одной стороны, ст.

24 Конституции запрещает собирать, хранить и использовать информацию о частной жизни лица без его согласия, комментирует адвокат Курбан Магомедов из АБ «Адвокат Про». С другой стороны, ч. 2 ст. 45 дает право защищать свои права и свободы всеми законными способами, цитирует Магомедов.

Поэтому, продолжает он, судебная практика предъявляет к таким доказательствам несколько требований:

  • аудиозаписи должны быть необходимы для защиты нарушенного права;
  • вести запись должно то самое лицо, право которого нарушено;
  • из устройства для записи можно извлечь носитель (карту памяти) на случай, если нужно провести экспертизу.

Говорим «аудиозапись» – подразумеваем «экспертиза»: именно она подтверждает, что содержанию файла можно верить.

Читайте также:  Алименты с продажи квартиры: нужно ли платить и в каких случаях?

В деле Стахановой и Белых может быть поставлен вопрос о достоверности тайной записи, тогда суду придется и с этим разбираться, рассуждает адвокат Вадим Клювгант, член Совета АП Москвы.

Поэтому он пока не считает очевидной судьбу их спора, хотя признает, что позицию ВС «можно понять».

Вопрос экспертизы аудиофайла может быть поставлен не только в гражданском, но и в арбитражном, и в уголовном процессе. Но отношение к нему и вообще к такому виду доказательств во многом зависит от специфики отрасли.

Гражданский процесс: точность подхода

Гражданский процессуальный кодекс прямо называет аудио- и видеозаписи в числе доказательств. Как показывает сервис Caselook, с их помощью чаще всего подтверждают долги по займам и зарплате, а иногда – наличие договора, не заключенного письменно (к примеру, трудового). Подобные доказательства используются и в некоторых делах об административных правонарушениях.

Ст. 77 Гражданского процессуального кодекса обязывает указать, когда, кем и в каких условиях проводились аудиозаписи. Эти сведения приводятся в ходатайстве о приобщении или истребовании записей, говорит директор юргруппы «Яковлев и Партнеры» Анастасия Рагулина.

Из записей должно быть ясно, кто ведет беседу и о чем, чтобы у суда не оставалось сомнений, что речь идет о том самом обязательстве между теми же сторонами. Если связь неочевидна, доказательство отклоняется. Диалоги должны быть как можно более информативны.

Это ясно на примере дела № 2-926/2016 [2-5566/2015], в котором Игорь Четверях* отбивался от требований Петра Быквенко* вернуть долг по расписке. Ответчик настаивал на том, что отдал деньги, но оригинал расписки не получил. Свои слова он подтвердил аудиозаписью беседы с Быквенко.

Тот возражал против использования этого доказательства: во-первых, он не давал согласия на фиксацию разговора, во-вторых, утверждал, что речь шла о другом долге – за пользование нежилым помещением. Договор на его аренду Быквенко предъявил суду.

Судья Первореченского районного суда Владивостока Ольга Бурдейная встала на сторону ответчика и отклонила иск.

Суммы и даты, о которых идет речь, соответствуют договору займа, а в договоре аренды они совсем другие, пояснила она. Четверях имел право записывать беседу, поскольку сам принимал в ней участие.

А Быквенко подтвердил разговор и не ставил под сомнение подлинность аудиозаписи, отметила Бурдейная. Апелляция согласилась с этими выводами.

Арбитражный процесс: что написано пером

В арбитражном процессе «царь» доказательств – документ, поэтому аудиозаписи не получили широкого распространения.

Если письменные доказательства противоречат записанным разговорам – суд склонен отдавать предпочтение бумагам, как показывает пример дела № А34-2244/2015, в котором ООО «Джемир-Курган» требовало от «Профессиональной финансовой индустрии» 1 млн руб. долга за проданный товар.

Поскольку накладные были подписаны неуполномоченным лицом, истец решил подтвердить поставку аудиозаписью. Ее суд счел недопустимым доказательством, поскольку передача товара должна подтверждаться документами. А такие бумаги, как акт сверки, как раз говорили о том, что спорных поставок не было. Поэтому суды отклонили требования истца.

Впрочем, все зависит от категории дела и цели доказывания. В деле № А63-8951/2015 о продаже контрафактных раскрасок «Маша и медведь» 16-й Арбитражный апелляционный суд сформулировал, что «видеозапись (скрытая съемка) является надлежащим доказательством по делу, подтверждающим получение сведений о фактах, на основании которых арбитражный суд делает вывод, обоснованы ли требования истца».

Аудиозапись ведет и сам суд – согласно п. 1 ст. 155 Арбитражного процессуального кодекса, это основной метод протоколирования судебных заседаний. П. 7 этой статьи дает участникам процесса право прослушать файл суда и принести на него свои замечания.

К ним можно приложить свою запись того же самого процесса. Кроме того, если голоса на аудиопротоколе очень плохо различимы, есть серьезные помехи или вовсе тихо – это серьезное основание отменить решение суда. Но ситуации бывают и более интересные.

В деле № А32-19655/2015 судебный протокол «помог» компании «Южный арсенал» добиться пересмотра дела о налоговом правонарушении. Когда слушания в АС Краснодарского края возобновились после перерыва, заявитель представил новые доказательства. Судья Анна Хмелевцева приняла их, но тут же не исследовала.

Затем, по словам заявителя, она сообщила, «что не определилась, объявит еще один перерыв или сообщит о решении по телефону». Но так и не позвонила, хотя в итоге написала решение об отказе – гораздо позже положенного срока.

Юристы «Южного арсенала», ознакомившись с делом, обнаружили, что аудиопротокола в деле нет, и оспорили решение Хмелевцевой в Арбитражном суде Северо-Кавказского округа. «С помощью аудиозаписи могли бы быть зафиксированы сведения, важные для принятия судебного акта», – указала в жалобе компания, и кассация с ней согласилась.

Дело было отправлено на пересмотр. Если на первом круге «Южный арсенал» потерпел поражение, то во второй раз Хмелевцева частично удовлетворила его требования.

Гражданский и уголовный процесс: призрачные протоколы

Если в арбитражном процессе аудиозаписи обязательны, суды могут изучать их и ссылаться, то в судах общей юрисдикции ситуация иная. ГПК предусматривает запись лишь при технической возможности, УПК – использование для полноты протокола «технических средств».

Наиболее острой проблемой в уголовном процессе Клювгант считает отказ судов вести аудиопротоколирование заседаний и их нежелание признавать доказательством такую запись, сделанную защитой.

По его словам, уже давно были подготовлены изменения в УПК о том, что суд обязан вести аудиозапись процесса, «но законопроект, как водится, где-то застрял».

Если точнее – первое чтение он прошел в октябре 2014 года, спустя два года назначили ответственный за доработку комитет, и с тех пор новостей нет.

Между тем суды общей юрисдикции получали аппаратуру в рамках второй и третьей целевых программ «Развитие судебной системы России», которые были утверждены еще в 2006 и 2012 годах.

Тем не менее, отмечало Правительство в 2014 году, аудиосистемами оснащено лишь 40% судов общей юрисдикции, видеосистемами – около 10%. «В казне были выделены деньги на оборудование для аудиозаписи в залах судебных заседаний, только оно почему-то там не используется», – комментирует Клювгант.

Из документации к законопроекту следует, что процесс технического оснащения растянется еще на несколько лет – завершить его планируют в ходе выполнения программы «Развитие судебной системы России на 2013–2020 годы».

Кроме того, в марте 2016 года Госдума приняла в первом чтении два законопроекта о видеосъемке судебных заседаний. Она станет обязательной с 1 января 2018 года для федеральных судов и с 1 января 2019 года – для мировых судей, если даты не поменяются ко второму чтению.

Тогда же надо будет определиться, имеет ли видеозапись такое же доказательственное значение, как и письменный протокол, и может ли ее отсутствие вести к отмене решения суда, пояснял первый зампредседатель Комитета ГД по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Сергей Фабричный.

Пока видеозаписи – единичная практика: видеопротоколы и трансляции ведет, например, Мосгорсуд. 15 декабря 2016 года трансляцию впервые провел Дорогомиловский районный суд.

Всеобщие изменения назрели, поскольку быват, что протокол заседания не соответствует тому, что на нем происходило, отмечает управляющий партнер адвокатской конторы «Бородин и Партнеры» Сергей Бородин. По его мнению, в законе достаточно закрепить два простых положения:

  • суд обязан вести аудиозапись;
  • она является приложением к протоколу судебного разбирательства (это позволит сторонам с ними знакомиться и автоматически снимает ряд вопросов о его надлежащем заполнении).

Пока же защите, недовольной содержанием протокола, остается лишь ходатайствовать о приобщении к делу собственной аудиозаписи заседания. Правда, суд может не увидеть в этом необходимости, поскольку протокол ведется «полно и правильно», рассказывает Бородин.

Если технические средства использует суд, то он обеспечивает полноту протокола судебного заседания, а вот защитник может фиксировать процесс исключительно для удобства своей работы, объясняет логику Бородин.

Он также цитирует определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда от 16 июня 2015 года № 14-АПУ15-3СП. Из него следует, что аудиозапись защиты – это не повод ставить под сомнение содержание протокола. Ведь ее вела только одна из сторон в процессе.

А это с учетом состязательности процесса и заинтересованности «не гарантирует полноту, объективность и достоверность аудиоинформации».

Уголовный процесс: достоверность и допустимость

В силу очевидных причин аудио- и видеозаписи получили распространение именно в уголовном процессе.

По коррупционным составам и делам о вымогательстве аудиозапись является весомым аргументом при установлении вины, приводит пример Дарья Константинова, партнер бюро «Забейда, Касаткин, Саушкин и партнеры».

Такие доказательства все чаще предлагают не только правоохранительные органы, но и граждане, и их защитники, делится адвокат, председатель комиссии защиты прав адвокатов Алексей Иванов. Это могут быть данные с видеорегистраторов, записи уличных камер и тому подобное, перечисляет он.

Чтобы запись можно было использовать в суде, нужно установить ее подлинность, рассказывает Рагулина. Подтвердить ее может эксперт, который устанавливает невозможность монтирования или подделки в целом.

Также важны привязки к месту и времени, продолжает Рагулина.

Запись следует как можно быстрее направить следственной группе и уделить внимание ее оформлению – или протоколом выемки, или приложением к протоколу допроса, советует руководитель «Яковлева и партнеров».

Кроме достоверности, проверяют еще и соблюдение всех требований законодательства при получении аудио- и видеозаписей (в том числе в ходе оперативно-разыскной деятельности), говорит Клювгант.

При этом надо помнить, что защита вправе использовать все способы, не запрещенные законом, а сторона обвинения может делать лишь то, что ей прямо разрешает закон, подчеркивает адвокат. Следователь или суд могут признать запись недопустимой [полученной с нарушением УПК – «Право.

ru»], но это, как правило, связано с невозможностью убедиться в ее подлинности и достоверности, продолжает Константинова. По ее словам, запись потерпевшего или иного лица, так называемая «инициативка», по сложившейся практике признается допустимым доказательством.

«Бывали случаи, когда фигурант сам записывал свои незаконные действия, потом это находили во время обыска и использовали как доказательство», – делится Константинова.

Иванов, наоборот, считает, что приобщить аудио- или видеоматериал к уголовному делу непросто, однако есть разные способы этому противостоять: например, использовать заключение специалиста. Но даже если запись попала в дело – это не гарантия того, что ее примут во внимание при вынесении итогового решения, отмечает Иванов.

Его печалит и то, что адвокат, в отличие от следователя, лишен возможности фиксировать следственные действия. Если защитник сделает запись в тайне от следователя, она не будет иметь перспектив «по самым разнообразным и абсурдным основаниям», сетует Иванов.

Читайте также:  Перепланировка квартиры в ипотеке: можно ли делать, особенности, пошаговый порядок

А ведь она могла бы решить многие проблемы, например, помочь бороться с незаконным давлением (нередко признательные показания «вымогаются» под угрозой заключения в СИЗО, и так далее).

  • – имя и фамилия изменены редакцией

Евгения Ефименко. Право. ру.

Видеозапись в суде станет обязательной

Новости 10 Января 2016 г. 17:40

Видеозаписи судебных заседаний все без исключения будут хранить в едином банке хранения таких записей

Видеозапись судебного заседания станет обязательной уже до 2020 года.

В настоящее время вести видеозапись судебного заседания можно только при согласии судьи и только в открытом судебном заседании. А вот разрешение судьи на ведение аудиозаписи не требуется.

Однако кто хоть раз был участником судебного процесса, знает, как любая его запись дисциплинирует и судей, и истцов, и ответчиков. Но именно видеозапись позволила бы в полной мере защитить стороны от произвола, обеспечить соблюдение процессуального законодательства.

Порой судебные процессы ведутся судьями с массой нарушений, однако у стороны, заинтересованной в обжаловании таких действий судей, не остается шанса доказать факт наличия нарушений – диктофона нет, на видеозапись судья не соглашается, видеокамеры в зале судебного заседания отсутствуют – делай, что хочешь, называется…

Но уже до 2020 года в рамках федеральной целевой программы развития судебной системы в России все залы судов должны быть оснащены видеокамерами. И тогда видеозапись судебного заседания действительно сможет гарантировать интересы участников процесса и объективность судебных решений.

Минюст уже внес в Госдуму соответствующий законопроект. Предполагается, что нормы об обязательности видеозаписи заседания суда вступят в силу с 2018 года для федеральных судей и с 2019 года – для мировых судей.

А пока закон об обязательной видеозаписи заседания суда не принят, фиксировать ход судебного заседания без разрешения судьи можно, например, просто письменно, стенографировать, делать эскизы или зарисовки, производить аудиозапись на диктофон или телефон.

Напомним, аудиозапись разрешается вести даже скрытно, не уведомляя об этом судью, главное никому при этом не мешать – ни судье, ни участникам судебного процесса. А вот фото- и видеосъемка (даже незаметно для всех присутствующих) запрещена, если на то не то не будет получено согласие судьи по ходатайству заинтересованного лица.

Ходатайство о видеозаписи судебного заседания надо заявить до того, как средство видеозаписи будет применено или «видеооператор» окажется рассекреченным.

Учитывая, что сейчас все больше граждан вынуждены обращаться в суд, чтобы отстоять свои права и интересы, но не всегда они довольны качеством правосудия в России, обязательное введение видеозаписи судебных заседаний позволит сделать судебный процесс более прозрачным, а значит, будет способствовать и эффективной реализации законных прав граждан.

Видеозапись в судах станет обязательной

Вопрос, обязаны ли суды прослушивать аудио и просматривать видеозаписи в ходе уголовных процессов, был поставлен мною несколько лет тому назад перед Верховным и Конституционным судами, то есть задолго до нашумевшего решения судьи Криворучко, отказавшего защите Павла Устинова в просмотре видеозаписей.

Статья 284 УПК РФ устанавливая, что вещественные доказательства должны быть осмотрены в суде, не содержит требования об их исследовании с применением технических средств с целью извлечения информации, недоступной при простом визуальном осмотре.

Именно этим и воспользовалась во время судебного процесса в 2013 году в отношении меня (в то время начальника отдела Московской межрегиональной транспортной прокуратуры) судья Мещанского суда Гудошникова Е., которая разрешила по ходатайству защиты осмотреть (визуально) CD диски с аудио и видеозаписями, приобщенные следствием в качестве вещественных доказательств, но отказала в их прослушивании и просмотре.

Мосгорсуд и Верховный суд в свою очередь на последующие апелляционные и кассационные жалобы разъяснили, что требования ст. 284 УПК РФ об осмотре вещественных доказательств судьей были соблюдены.

Конституционный суд, куда я обратился, пошел еще дальше, фактически сделав вывод, что отказ от исследования в суде видео и аудиозаписей допускается, если вина подсудимого подтверждена доказательствами обвинения.

Ходатайство защиты о прослушивании аудиозаписей дважды было заявлено в суде первой и апелляционной инстанциях не просто формально, а со ссылкой на то, что следователь ГСУ СК по Москве Лопаткин во время составления протоколов осмотра (стенограмм) не только дополнил «в интересах следствия» сказанное и несказанное на этих аудиозаписях, но и скрыл зафиксированный факт телефонного звонка и разговора, «обнародование» которого в суде подтверждало доводы защиты о подстрекательских действиях заявителя – адвоката Ивана Кидяева и сотрудников ГУЭБиПК МВД РФ (арестованных через полгода за проведение аналогичных ОРМ, но уже в отношении сотрудника ФСБ).

Стоит ли говорить, что в обвинительном приговоре 13 декабря 2013 года судья Гудошникова Е.А., обосновывая вину, сослалась на аудио и видеозаписи разговоров и протоколы (стенограммы) осмотра CD дисков, составленные следователем Лопаткиным.

Пройдя все судебные инстанции и не добившись соблюдения/восстановления права на прослушивание в суде аудиозаписей, следующим моим шагом было обращение в Конституционный суд РФ.

Так как все судебные инстанции, включая Верховный суд, заявили о соблюдении требований ст. 284 УПК РФ при простом визуальном осмотре CD дисков, напрашивался только один вывод, что эта статья УПК РФ не в полной мере соответствует Конституции РФ и обеспечивает защиту прав и свобод всеми способами, не запрещенными законом.

Нередко Конституционный суд при рассмотрении обращений на нарушение прав и свобод законом, примененным в конкретном деле, при его соответствии Конституции, отказывая в рассмотрении жалоб делают вывод, что этот закон просто неправильно был применен в конкретном деле.

Не скрою, особых иллюзий на то, что положения ст. 284 УПК РФ будут признаны противоречащими Конституции я не питал.

Надежда была на очевидный и логичный вывод в определении об отказе в рассмотрении жалобы, что суд первой инстанции неправильно применил положения этой статьи в моем деле.

В последующем это давало бы мне возможность апеллировать к определению Конституционного суда при обжаловании приговора в Верховном суде.

Мотивировка обращения в Конституционный суд была проста.

Осмотр вещественных доказательств является простым способом их исследования, при котором суд, а также иные лица с помощью своих органов чувств непосредственно убеждаются в существовании, характере и внешних индивидуальных признаках (размеры, форма, цвет и др.) определенных предметов материального мира, связанных с обстоятельствами уголовного дела.

Для визуализации индивидуальных свойств, признаков и видимых, маловидимых и невидимых следов преступления, извлечения невидимой информации необходимо применение технических средств при осмотре вещественных доказательств.

В конкретном моем деле нормы уголовно-процессуального законодательства и сложившаяся ситуация не позволила осмотреть в суде вещественные доказательства — CD диски с применением компьютерной техники путем прослушивания аудиозаписей и извлечения информации из свойств аудиофайлов о дате их создания, и как следствие, — обратить внимание суда на обстоятельства, имеющие значение для дела.

Конституционный суд своим определением от 24 ноября 2016 года ожидаемо отказал в принятии моей жалобы к рассмотрению, не увидев никакой неопределенности при применении ст. 284 УПК РФ, указав, что она применяется во взаимосвязи с иными нормами уголовно-процессуального кодекса.

Далее, судьи Конституционного суда, разгадав мой нехитрый план и не желая подставлять коллег по цеху, а так же давать мне определенные козыри, указали в своем определении, что «настаивая на прослушивании аудиозаписей в судебном заседании, Д.В.

Евдокимов утверждал об имевшей место со стороны сотрудников правоохранительных органов провокации на совершение преступления.

Между тем данный довод был исследован судами и получил оценку исходя из совокупности собранных по уголовному делу доказательств».

Тем самым, Конституционный суд не только уклонился от вывода, что в моем деле неправильно была применена ст. 284 УПК РФ при отказе судом в прослушивании аудиозаписей, но и фактически сделал вывод, что суду не обязательно было прослушивать аудиозаписи, так как мой довод о провокации был опровергнут совокупностью других доказательств обвинения…

Информационное сообщение (разъяснение) для СМИ о порядке получения разрешения суда на проведение видеосъемки судебного заседания

Почему суды не признают видеозаписи в качестве доказательств?

Ни для кого не секрет почти каждое предприятие на своей территории использует камеры видеонаблюдения. По законодательству их использовать не запрещено. Полученные записи даже используют для того, чтобы доказать произошедшее преступление. Однако, стоит учесть то, что далеко не все видеозаписи суд берет во внимание в качестве доказательства. Разберем все по порядку.

Существует два главных правила.

Первое правило говорит о том, что должна быть привязка ко времени. Система, которая воспроизводит запись видео должна оставлять запись внутри самого видео о времени.

Поэтому при установке видеонаблюдения рекомендуют устанавливать именно такой вид записывающей системы. Видеозапись должна записываться на электронный носитель, а не на видеокассету. Видеоматериал, записанный на видеокассету не будет являться доказательством в суде.

Поскольку невозможно будет провести экспертизу на подлинность записи. При проведении экспертизы берется во внимание не только время, то и дата видеозаписи. Запись должна быть записана в момент совершения преступления. Также, стоит учесть тот момент что запись, которая была сделана полгода назад не может быть отправлена на экспертизу.

Второе правило гласит о привязке к месту.

Для того, чтобы предоставить в суд видеозапись, которая была сделана на видеорегистратор, ее нужно перенести на носитель (флешка или диск). Также, при проведении экспертизы специалисты могут изъять видеоустройство на которое записывалось видео для установления подлинности.

В связи с этим желательно оставить камеру в неизменном положении. Имеется в виду расположение камеры, наклон, место обзора, возвышенность. От специалистов требуется доказать, что именно эта камера находилась в конкретном положении, как это было в самом видео.

Также, проверяется то были ли граждане, которые присутствовали на видео в указанный период на месте происшествия.

При судебном разбирательстве будет замечательно, когда несколько камер видеонаблюдения будут совпадать по синхронности. Все это можно учесть заблаговременно в момент установки первой камеры видеонаблюдения.

Также, можно заранее предугадать где правонарушение может произойти с большой вероятностью. Там как раз и можно установить несколько камер.

Прибегая к такому манёвру необходимо рассчитать, чтобы происходило перекрывание этих видео на это место. Следовательно, можно смело заявлять о том, что видео записывалось с разных камер в одно и тоже время.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector