Верховный суд разъяснил, когда супруг может поручиться за знакомого без согласия жены

Важное разъяснение действующего законодательства сделал Верховный суд, когда рассматривал спор сообразительного заемщика и кредитора. Схема, которую применял должник, встречается часто, поэтому разъяснение ВС РФ может быть полезным многим из тех, кто столкнулся с недобросовестными должниками.

Что случилось

Ситуация проста как мир, гражданин взял у знакомого в долг два млн рублей, но отдавать не хотел. Кредитор обратился в суд, чтобы наложить арест на имущество нечестного заемщика. После этого в дело вмешалась супруга должника. Она попросила разделить их с супругом имущество, чтобы ее доля не досталась кредитору.

Отметим, что разделить имущество можно не только после развода, но и в браке, чем и воспользовалась семейная пара. Их суд закончился мировым соглашением: общее имущество супругов перешло женщине, а техника их общей дочери. Заемщик же остался без имущества в принципе.

Верховный суд разъяснил, когда супруг может поручиться за знакомого без согласия жены Bankiros.ru

В итоге взять с заемщика уже было нечего. Такая ситуация возмутила кредитора и он решил обжаловать такое решение в суде. Местные суды встали на сторону заемщика, и только Верховный суд РФ объяснил нижестоящим инстанциям, почему они были не правы в данной ситуации.

Кредит «Прайм Выгодный онлайн»

Сначала уточним, почему же вообще могла произойти подобная ситуация. Все, что приобрели супруги в браке, априори является их общим имуществом. Чтобы его разделить, разводиться в обязательном порядке не требуется. Раздел собственности возможен и в браке. Об этом говорится в статье 38 Семейного кодекса РФ. Этим часто пользуются недобросовестные должники, которые прячут имущество от взыскания за долги.

В юридической практике все чаще встречается ситуация, когда супруги вводят в заблуждение кредиторов с помощью нотариальных соглашений или судебных исков о разделе имущества. Часто один из супругов передает движимое и недвижимое имущество другому, чтобы его не забрали для погашения кредита.

Верховный суд разъяснил, когда супруг может поручиться за знакомого без согласия жены Bankiros.ru

Сейчас это уже целая тенденция: активно открываются целые компании, действуют отдельные граждане, которые помогают должникам уходить от кредитных обязательств.

Ситуации разворачиваются примерно по одному сценарию: кредиторы узнают, что их заемщик совершенно бедный человек без гроша в кармане. А все, что было в собственности, стало собственностью его родных.

Однако часто имущество становится собственностью и юридически посторонних для должника людей. В ситуациях, когда уголовное преступление расследуют правоохранители, они могут найти спрятанное имущество, а суды уже вовсю возвращают дома, машины и квартиры.

В гражданском же судопроизводстве подобные действия еще редкость.

Кредит «Смотри — 5,55%»Верховный суд разъяснил, когда супруг может поручиться за знакомого без согласия жены Bankiros.ru

Именно по этой причине разъяснение Верховного суда РФ, на какие нормы опираться в подобных ситуациях, окажется полезным для граждан в таких ситуациях.

В этой истории основным вопросом стал следующий: могут ли местные суды утверждать мировое соглашение супругов о разделе совместного имущества, по которому все имущество достается жене и дочери, а у супруга остаются только долги?

В этой истории один из героев не вернул долг в два миллиона рублей своему знакомому. Кредитор после всех мирных попыток вернуть деньги обратился в суд, после чего приставы наложили арест на имущество должника. После этого супруга должника отправилась в суд, и подала иск о разделе нажитого имущества.

Супруга заемщика попросила снять арест и дать ей право собственности на половину нажитого семьей имущества. В рассмотрении дела в суде принимал участие пристав, который требовал не удовлетворять иск, поскольку это было единственным имуществом, которое помогло бы погасить долги.

Однако местные суды к мнению пристава прислушиваться не стали. Разбирательство закончилось мировым соглашением сторон, по которому часть участка, дома и домашней утвари получила в собственность дочь, а остальную долю – ее мать. Ввиду этого арест с имущества был снят.

Кредит Наличными

Кредитор таким решением суда возмутился и обжаловал его в Верховном суде РФ. Там изучили дело, после чего отменили решение нижестоящих инстанций.

По мнению Верховного суда, нижестоящие суды должны были проверить, не нарушает ли такое мировое соглашение права кредитора, а также узнать, имеет ли у должник другое имущество, которое можно реализовать в счет долгов. Однако местные суды признали такое мировое соглашение законным. Поэтому Верховный суд велел рассмотреть дело сначала.

Верховный суд разъяснил, когда супруг может поручиться за знакомого без согласия жены Bankiros.ru

Арест имущества еще не гарантирует того, что долг будет погашен

Эксперты рекомендуют гражданам, столкнувшимся с такой ситуацией, изучить обстоятельства, которые указывают на недобросовестность должника. В конкретно этой ситуации супруги знали об аресте и долге. Жена решила разделить имущество после того, как на него был наложен арест.

Доли супругов являются равными. Неравноценный раздел имущества из этой ситуации прямо указывает на недобросовестность. Кредиторам сложно бороться с такой схемой. Их часто не приглашают для участия в суде, и они узнают о таком разделе намного позже.

Эксперты, однако, отмечают, что арест имущества в исполнительном производстве еще не является гарантией того, что обязательства перед кредиторами будут исполнены. Стоит подавать иск о выделении доли заемщика из супружеского имущества.

Причем взыскателям важно быть очень активными, поскольку часто сложно отследить, есть ли у сторон кредиторы, чьи права может нарушать мировое соглашение.

Кредит «Наличными»

Поэтому кредиторы как заинтересованные лица, должны контролировать финансовое положение своих должников и регулярно проверять, участниками каких судебных разбирательств они являются.

Верховный суд разъяснил, когда супруг может поручиться за знакомого без согласия жены Bankiros.ru

В юридической практике случаются различные способы подобных обманов. Иногда должник пытается разделить свой долг с супругом, чтобы уменьшить свою задолженность и затруднить взыскание для кредитора.

Второму добросовестному супругу придется доказывать, что долг не является совместным, ведь заем был оформлен без его согласия или не в интересах семьи.

Если долг личный, то продавать общее имущество не станут.

Часто должники злоупотребляют правилом, по которому один супруг распоряжается совместно нажитым имуществом с согласия второго супруга. Например, один из супругов может заключить договор займа, залога или поручительства.

После чего через какое-то время второй супруг просит суд признать сделку недействительной, поскольку он якобы не знал о ней и не давал на нее своего согласия.

Верховный суд и в таких ситуациях отмечает, что судам важно тщательно проверять подобные действия супругов.

Кредит «Наличными (онлайн заявка)»

Напомним, ранее Bankiros.ru рассказывал о том, кто может рассчитывать на новую выплату в 250 тысяч рублей от государства.

Обнаружили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.

Елена РудневаЖурналист / Bankiros.ru

КонсультантПлюс Краснодар — Верховный суд разъяснил, когда супруг может поручиться за знакомого без согласия жены

15.06.2016

Часто встречающуюся жизненную ситуацию рассмотрел недавно Верховный суд РФ. Его коллегия по гражданским делам не согласилась с судьями из Краснодара по интересному вопросу, связанному с распоряжением семейным добром.

Верховный суд разъяснил, когда супруг может поручиться за знакомого без согласия женыВерховный суд разъяснил, когда супруг может поручиться за знакомого без согласия женыВерховный суд разъяснил, когда супруг может поручиться за знакомого без согласия жены

Вопрос, который рассматривали несколько судов, включая Верховный, звучит так: может ли муж без согласия своей благоверной помочь другу стать поручителем по его кредиту? Супруга поручителя была абсолютно уверена, что муж не имеет законного права без ее письменного согласия ставить под удар добро, нажитое ими в браке, и подписывать поручительство на весьма значительную сумму для своего товарища. Местные суды с гражданкой согласились. А вот Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда высказала прямо противоположное мнение. И разъяснила, почему она так считает.

Итак, в городе Краснодаре в районный суд пришла истица. У нее были претензии к собственному мужу и крупному банку.

Оказалось, что ее супруг в банке поставил подпись под договором о поручительстве по большому кредиту своего знакомого. А поручительство, как известно, предполагает, что если должник не сможет расплатиться с банком, то это за него должен сделать поручитель.

Жена была уверена, что на распоряжение общим семейным имуществом ее супруг должен получить от нее согласие, причем нотариально заверенное.

Поэтому женщина просила признать договор поручительства недействительным, со всеми исходящими, включая возврат в банк кредита в миллионы рублей.

Свои действия истица аргументировала статьей Семейного кодекса, в которой говорится о распоряжении совместно нажитым имуществом. И местные суды, включая Краснодарский краевой суд, с ее требованиями согласились.

  • В Верховный суд обратился банк, которого не устроили эти решения, и он посчитал их незаконными.
  • Верховный суд дело перечитал и заявил, что местными судами допущены «существенные нарушения норм материального и процессуального права».
  • Так почему Верховный суд посчитал, что супруг может стать доверителем, не спрашивая согласия жены?
  • Вот логика его рассуждений.

Местные краснодарские суды исходили из следующего: в нарушение статьи 35 Семейного кодекса договор поручительства является сделкой по распоряжению общим имуществом супругов, и он заключен без письменного согласия истца. Именно поэтому он является недействительным.

Но Верховный суд с этим утверждением не согласен. Муж истицы подписал договор поручительства и принял обязательства отвечать перед банком по кредиту знакомого. При этом он на момент заключения договора состоял и до сих пор состоит в браке.

Согласно Гражданскому кодексу (статья 361), поручитель отвечает перед кредитором за человека, которому банк дал деньги.

Если должник не может исполнять свои обязательства, поручитель отвечает в том же объеме, что и должник (включая проценты, возмещение судебных издержек и прочие расходы кредитора).

В статье 24 Гражданского кодекса сказано, что человек отвечает по своим обязательствам всем имуществом, которое у него есть, за исключением того, на которое не может быть обращено взыскание.

Изымать имущество можно только по решению суда. Статья 45 Семейного кодекса регулирует взыскание имущества супругов. В ней сказано, что по обязательствам одного из них взыскание можно обращать только на имущество этого супруга. А если этого имущества недостаточно, кредитор вправе требовать выделения доли супруга-должника, которая ему бы причиталась из общего имущества.

Из перечисленных норм закона Верховный суд делает следующий вывод — супруг отвечает по своим обязательствам, в том числе и по договору поручительства, всем своим имуществом. По решению суда можно накладывать взыскание на любые вещи или имущественные права, принадлежащие именно этому супругу.

В статье 35 Семейного кодекса сказано: если один из супругов совершает сделку по распоряжению общим добром, то предполагается, что вторая половина об этом знает.

В противном случае сделка, совершенная одним из супругов без согласия другого, может быть судом признана недействительной.

Читайте также:  Арбитражный управляющий в процедуре банкротства: кто это, виды, права и расходы на управляющего

Если один из супругов распоряжается недвижимостью или совершает другую сделку, требующую нотариуса, то согласие второго необходимо.

В статье 253 Гражданского кодекса, которая также говорит о владении и распоряжении общим имуществом, которое находится в совместной собственности, сказано следующее.

Каждый из участников совместной собственности вправе совершать сделки по распоряжению общим имуществом.

Такая сделка может быть признана незаконной, если выяснится, что этого хотят остальные владельцы и если у распорядителя нет полномочий.

А вот теперь самое важное. Поручительство — это один из способов обеспечения исполнения обязательств, по которому ответственность несет лично поручитель. И еще — поручительство не является сделкой по распоряжению общим имуществом супругов. Договор поручительства также не является сделкой, требующей нотариального заверения.

В нашем случае супруг, ставя подпись под договором поручительства, не распоряжался семейным имуществом, а только принял на себя обязательства отвечать за друга в случае неисполнения им возврата денег. И рискует в этом случае поручитель лишь принадлежащим ему лично имуществом.

Источник: «Российская газета»

Вс разъяснил особенности принудительного выкупа доли в квартире при разделе общего имущества

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ опубликовала Определение от 19 октября по делу № 3-КГ21-9-КЗ о разделе совместно нажитого имущества бывших супругов при невозможности выдела доли имущества в натуре.

Обстоятельства дела

Брак между Галиной Алексеевой и Евгением Соколовым был расторгнут 8 ноября 2017 г. В период брака супруги совместно приобрели имущество – 1/3 доли двухкомнатной квартиры.

Согласно договору купли-продажи от 10 октября 2013 г.

2/3 доли в праве собственности на квартиру принадлежат Галине Алексеевой на основании соглашения о разделе супружеского имущества в предыдущем браке от 29 ноября 2004 г.

Позднее Галина Алексеева обратилась в суд с иском к Евгению Соколову о разделе совместно нажитого имущества, прекращении общей долевой собственности, взыскании денежных средств, а также выплате компенсации за долю в праве на имущество.

Истица указала, что ответчик не имеет существенного интереса в использовании принадлежащего ему имущества, поскольку выехал из квартиры и проживает с другой семьей, расходы на оплату жилья и коммунальных услуг не несет, а его доля является незначительной (4,7 кв.

м жилой площади и 9,2 кв. м общей) и не подлежит выделению в натуре.

В ходе судебного разбирательства истица уточнила требования и просила выделить ей 1/6 доли в праве на квартиру, прекратив право ответчика в общей долевой собственности с выплатой ему компенсации в 150 тыс. руб.

согласно имевшемуся в материалах дела экспертному заключению от 24 февраля 2020 г. об оценке рыночной стоимости указанной доли.

Кроме того, истица просила взыскать с ответчика плату за жилое помещение и коммунальные услуги, расходы на оплату услуг представителя, оплату экспертизы и уплату госпошлины на общую сумму 125 тыс. руб.

Решением Кировского городского суда Ленинградской области от 17 июля 2020 г.

исковые требования были удовлетворены частично: бывшим супругам передано в собственность по 1/6 доли в праве общей долевой собственности на двухкомнатную квартиру.

С ответчика в пользу истицы взыскано 24 тыс. руб., а также судебные расходы в 27 тыс. руб. В выплате ответчику компенсации за долю в праве на имущество было отказано.

Частично удовлетворяя иск, суд исходил из того, что спорная квартира является местом жительства ответчика и что доказательств, свидетельствующих о наличии у истицы денежных средств для выплаты ответчику справедливой денежной компенсации взамен принадлежащего ему имущества, не представлено. Суд пояснил, что денежные средства в размере 150 тыс. руб. на депозит Управления Суддепартамента в обеспечение иска не вносились, а ответчик имеет существенный интерес в использовании доли в праве собственности на квартиру.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Ленинградского областного суда от 17 ноября 2020 г. и определением Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 5 апреля 2021 г. решение суда оставлено без изменений.

Выводы ВС

В связи с этим Галина Алексеева обратилась с кассационной жалобой в Верховный Суд. Судебная коллегия по гражданским делам ВС напомнила, что имущество, находящееся в долевой собственности, может быть разделено между ее участниками по соглашению между ними (п. 1 ст. 252 ГК РФ). Участник долевой собственности вправе требовать выдела своей доли из общего имущества.

Ссылаясь на п.

3 указанной статьи ГК, Суд пояснил, что при недостижении участниками долевой собственности соглашения о способе и условиях раздела имущества или выделе доли одного из них участник вправе в судебном порядке требовать выдела своей доли из общего имущества в натуре. Если выдел доли в натуре не допускается законом или невозможен без несоразмерного ущерба имуществу, находящемуся в общей собственности, собственник имеет право на выплату стоимости его доли другими сособственниками.

Суд подчеркнул, что несоразмерность имущества, выделяемого в натуре участнику долевой собственности на основании ст. 252 ГК, его доле в праве собственности устраняется выплатой соответствующей денежной суммы или иной компенсацией. При этом ВС обратил внимание, что выплата компенсации вместо выдела доли в натуре допускается с согласия данного собственника.

Если же доля собственника незначительна, не может быть реально выделена и он не имеет существенного интереса в использовании общего имущества, суд может и при отсутствии согласия этого собственника обязать остальных участников долевой собственности выплатить ему компенсацию, разъяснил ВС. При этом отмечается, что с получением компенсации собственник утрачивает право на долю в общем имуществе.

Особенности принудительного выкупа доли в квартиреВерховный Суд разъяснил правила применения ст. 252 ГК РФ касательно выкупа доли в квартире без согласия всех собственников

Верховный Суд обратил внимание, что, закрепляя возможность принудительной выплаты участнику долевой собственности денежной компенсации за его долю, а следовательно, утраты им права на долю в общем имуществе, законодатель исходил из исключительности таких случаев, их допустимости только при конкретных обстоятельствах и лишь в тех пределах, в каких это необходимо для восстановления нарушенных прав и законных интересов других участников долевой собственности.

Обращаясь к п. 36 совместного Постановления Пленумов ВС и ВАС РФ от 1 июля 1996 г. № 6 и 8 (в ред. от 25 декабря 2018 г.

), ВС отметил, что вопрос о том, имеет ли участник долевой собственности существенный интерес в использовании общего имущества, решается судом в каждом конкретном случае на основании исследования и оценки в совокупности представленных сторонами доказательств, подтверждающих, в частности, нуждаемость в использовании этого имущества в силу возраста, состояния здоровья, профессиональной деятельности, наличия детей и других членов семьи, в том числе нетрудоспособных, и т.д.

Верховный Суд принял во внимание, что истица в обоснование заявленных требований указывала, что 1/6 доли жилой площади, принадлежащая ответчику, составляет 4,7 кв. м. и выделить ее в натуре невозможно, поскольку в таком случае доля ответчика в квартире будет значительно увеличена.

Также истица отмечала, что ответчик зарегистрировался в спорной квартире только в ходе судебного разбирательства – в конце 2019 г.

Кроме того, Суд обратил внимание на пояснение истицы о том, что она проживает в спорной квартире с несовершеннолетними детьми – дочерью от первого брака и внучкой и что с бывшим супругом сложились неприязненные отношения, поэтому совместное проживание в одной квартире невозможно.

ВС указал, что судами при решении вопроса о наличии у ответчика существенного интереса в использовании общего имущества правовая оценка возможности использования общего имущества, приходящегося на его долю, не дана.

Ссылка суда на то, что ответчик не имеет в собственности другого жилого помещения, кроме спорного, сама по себе не может являться основанием для отказа в удовлетворении заявленных исковых требований, поясняется в определении.

Обращаясь к разъяснениям содержащимся в п. 1 Постановления Пленума от 23 июня 2015 г.

№ 25, Верховный Суд отметил, что, оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации.

В связи с этим, пояснил ВС, суду надлежало оценить соответствие отказа ответчика от выплаты ему денежной компенсации в счет стоимости его доли в общем имуществе требованиям добросовестности, однако это не было выполнено.

Верховный Суд указал: суд первой инстанции ссылался на то, что истица не представила доказательств, свидетельствующих о наличии у нее денежных средств для выплаты ответчику справедливой денежной компенсации взамен принадлежащего ему имущества.

Вместе с тем, подчеркивается в определении, суд возложил обязанность на истицу представить доказательства своей платежеспособности для выплаты компенсации, что та и сделала, а именно представила выписку о состоянии вклада. Предложения суда о внесении денежных средств в размере 150 тыс. руб.

на депозит Управления Суддепартамента в Ленинградской области истице не поступало, а в последнем судебном заседании данный вопрос не исследовался.

Ввиду изложенного Судебная коллегия ВС пришла к выводу о наличии нарушений норм материального и процессуального права, допущенных нижестоящими судами, и отменила их судебные акты в части требований о разделе совместно нажитого имущества, прекращении общей долевой собственности, выплате компенсации за долю в праве на имущество, направив дело в данной части на новое рассмотрение в первую инстанцию. В части удовлетворения исковых требования о взыскании с ответчика платы за жилое помещение и коммунальные услуги в размере 24 тыс. руб. ВС оставил решения без изменения.

Читайте также:  Сроки гарантийного ремонта по закону о зпп в 2020 году

Адвокаты прокомментировали выводы Суда

ВС разобрался, в каких случаях участнику может быть выплачена действительная доля обществаСуд отметил, что отсутствие ответа от общества на заявление о даче согласия на вступление в состав его участников не образует обязанности выплатить истцу действительную стоимость доли уставного капитала как участнику

Адвокат АП Томской области Алена Ульянова в комментарии «АГ» отметила, что случаи невозможности выдела доли имущества в натуре, нахождение общего имущества в ипотеке – наиболее частые проблемы, с которыми сталкиваются бывшие супруги при разделе имущества. По мнению адвоката, проблема в том, что суды нижестоящих инстанций зачастую не пытаются подойти индивидуально к каждой конкретной ситуации при разрешении спора, порой рассматривают спор только с учетом одной из сторон (и это не всегда истец), нарушая при этом права другой стороны. В итоге выносятся неправомерные решения, которое стороны пытаются оспаривать годами.

«В рассматриваемом определении Верховный Суд в очередной раз указал на необходимость более тщательного, индивидуального подхода к каждой конкретной ситуации, рассмотрения вопроса со всех сторон, не нарушая при этом прав ни одного из участников процесса. Хочется надеяться, что данное определение изменит ситуацию», – подчеркнула Алена Ульянова.

По мнению адвоката АП Воронежской области Олеси Алимкиной, проблема общей долевой собственности на жилье традиционно актуальна, и суды в части раздела совместно нажитого имущества консервативны: «если бывшие супруги не смогли договориться о порядке раздела недвижимости, то суд разделит все это имущество строго пополам и стороны будут обречены на дальнейший конфликт до тех пор, пока кто-либо не уступит добровольно другой стороне право собственности в обмен на денежную компенсацию».

Также адвокат добавила, что суды крайне осторожно подходят к вопросу о признании доли участника общей долевой собственности на жилое помещение незначительной, поскольку такое решение будет означать лишение права на жилище.

По ее мнению, вопрос отсутствия у собственника небольшой доли существенного интереса в пользовании ею – это сфера усмотрения суда, и задача представителя истца состоит в том, чтобы приложить максимум усилий для доказывания данного обстоятельства всеми доступными способами.

«Тем не менее полагаю, что в рассматриваемом случае ВС поступил разумно, признав долю ответчика незначительной, поскольку очевидно, что реально выделить долю бывшему супругу не представляется возможным, до обращения истицы в суд он не был зарегистрирован по месту жительства в спорной квартире и проживает с другой семьей», – отметила Олеся Алимкина.

Адвокат отметила, что по делам о разделе наследственного имущества, где также часто имеется несколько участников общей долевой собственности на недвижимое имущество, суды гораздо решительнее выделяют жилое помещение в собственность кого-либо из наследников.

По мнению адвоката, лишение стороны спора принадлежащей ей доли в жилом помещении должно быть компенсировано справедливой денежной выплатой, определяемой как соответствующая доля от рыночной стоимости всей квартиры, а не как рыночная стоимость доли, поскольку последняя всегда будет значительно ниже.

«Мне показался крайне низким и несправедливым размер денежной компенсации, определенный заключением специалистов, которое представила истица.

Полагаю, ответчику следовало бы представить альтернативное экспертное заключение или ходатайствовать о назначении судебной экспертизы, но, вероятно, его сторона делала ставку на довод о невозможности лишения его права на долю в имуществе», – заключила она.

Адвокат КА Новосибирской области «Бойко и партнеры» Светлана Немчинова считает, что проблема принудительной выплаты доли в праве общей долевой собственности участнику долевой собственности на имущество в отсутствие его согласия, несомненно, актуальна.

Адвокат отметила, что Верховный Суд, указывая на то, что в рамках рассматриваемой категории дел истице необходимо было представить доказательства реального наличия финансовых средств на выкуп доли, обоснованно обратил внимание, что вносить денежные средства на депозит суда необязательно.

Светлана Немчинова полностью поддержала позицию ВС, пояснив, что принудительная выплата стоимости доли позволяет решать проблемы раздела имущества бывших супругов, особенно когда один из них злоупотребляет своими правами, не давая согласия на выкуп.

«Ко мне очень часто обращаются доверители с аналогичными вопросами. Я сталкивалась с такими случаями, когда бывший муж, манипулируя наличием своей доли, находясь в квартире, буквально “изводил” бывшую жену.

В одном случае бывший супруг, не проживая в квартире, тем не менее регулярно появлялся в ней, чтобы контролировать личную жизнь бывшей жены, не давал ей возможности приглашать в гости друзей, угрожая скандалами.

В другом случае бывший супруг не давал согласия на продажу квартиры либо на выкуп его доли, поскольку не хотел, чтобы его бывшая супруга вместе с детьми сменила место жительства», – рассказала адвокат.

В заключение Светлана Немчинова добавила, что законодателем не урегулирована возможность выкупа значительной доли, что нередко приводит к манипуляциям и злоупотреблением правом участниками долевой собственности.

О согласии бывшего супруга и возможности отмены согласия супруга

К.А. Печко,
нотариуса Щёлковского нотариального округа

Московской области

Аннотация

Первым рассматриваемым вопросом в работе является вопрос о необходимости истребования нотариусом нотариального согласия бывшего супруга при распоряжении совместным имуществом, нажитым в браке. Для ответа анализируется определение Верховного Суда РФ. Второй рассматриваемый вопрос — это возможность отмены нотариального согласия супруга.

Ключевые слова: совместная собственность, согласие бывшего супруга, отмена нотариального согласия супруга.

On assent of a former spouse and the possibility of cancellation the spouse’s assent

К.А. Pechko

Annotation

The first issue examined in the paper is the necessity of reclaiming the assent of the former spouse by the notary, when disposing the joint property acquired during marriage. In order to answer this question the determination of the Supreme Court will be analyzed. The second problem to be discussed is the cancellation of the notarized assent of the spouse.

Key words: joint ownership, the assent of the former spouse, the cancellation of the notarized assent of the spouse.

Режим общей собственности супругов — это совместная собственность. Такой режим является более жестким, чем общая долевая собственность, поскольку распоряжение имуществом, находящимся в совместной собственности, осуществляется по согласию всех участников совместной собственности.

Хотя Гражданский кодекс и обязывает всех участников гражданских правоотношений действовать добросовестно1, очевидно, что на практике распоряжение общим имуществом не всегда происходит по взаимному согласию бывших супругов.

В связи с этим возникает важный, на мой взгляд, вопрос: необходимо ли для распоряжения имуществом согласие бывшего супруга в нотариальной форме? Тем более что Определением Верховного Суда РФ от 2011 года подчеркнута важная роль нотариального согласия2, о чем также будет сказано ниже.

Необходимо ли для распоряжения имуществом согласие бывшего супруга в нотариальной форме?

Вначале необходимо сказать о том, что режим общей совместной собственности супругов на совместно нажитое имущество не прекращается после расторжения брака3.

Также режим общей совместной собствен ности сам по себе не преобразовывается в режим общей долевой собственности (есть обратное мнение4).

Данный вывод следует из анализа статей 38 и 39 Семейного кодекса РФ (далее — СК РФ), этой же позиции придерживается Верховный Суд РФ5.

Распространяется ли норма пункта 3 статьи 35 СК РФ о необходимости нотариального согласия при распоряжении имуществом бывшими супругами? Позиция Верховного Суда РФ в Определении от 14.01.2005 г.

по делу № 12-В04-8 следующая: «Нормы статьи 35 СК РФ распространяются на правоотношения, возникшие между супругами, и не регулируют отношения, возникшие между иными участниками гражданского оборота (то есть бывшими супругами. — Прим. авт.).

К указанным правоотношениям должна применяться статья 253 ГК РФ, согласно пункту 3 которой каждый из участников совместной собственности вправе совершать сделки по распоряжению общим имуществом, если иное не вытекает из соглашения всех участников.

Совершенная одним из участников совместной собственности сделка, связанная с распоряжением общим имуществом, может быть признана недействительной по требованию остальных участников по мотивам отсутствия у участника, совершившего сделку, необходимых полномочий только в случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об этом». Исходя из сказанного приходится признать, что, по мнению Верховного Суда РФ, нотариальное согласие бывшего супруга не требуется.

Как же действовать нотариусу на практике? Попробуем разобраться. Распоряжение имуществом, находящимся в совместной собственности, осуществляется по согласию всех участников, которое предполагается независимо от того, кем из участников совершается сделка по распоряжению имуществом.

Согласие бывшего супруга предполагается, однако нотариус обязан разъяснить собственнику, что он может действовать с согласия второго сособственника, чтобы действия по распоряжению имуществом не привели к нарушению прав бывшего супруга и к собственнику, заключающему договор отчуждения имущества, не был предъявлен иск со стороны бывшего супруга. Вместе с тем все указанные обстоятельства становятся известными приобретателю в кабинете нотариуса. Таким образом, сделка может быть удостоверена только в том случае, если собственник однозначно подтверждает, что он действует с согласия бывшего супруга. В противном случае присутствуют два условия признания сделки недействительной, обозначенные в пункте 3 статьи 253 Гражданского кодекса (далее — ГК РФ): согласие супруга не получено, и приобретателю об этом известно до заключения договора, так как данные вопросы нотариус обязан выяснить у сторон сделки перед удостоверением договора.

В случае, если нотариус, удостоверивший договор, не разъяснил сторонам необходимые условия заключения договора, к нотариусу может быть предъявлен иск. Таким иском может быть иск бывшего супруга к нотариусу, который не разъяснил собственнику необходимость получения согласия бывшего супруга.

Читайте также:  Купля-продажа квартиры между близкими родственниками: образец договора 2022 года

Также это может быть иск титульного собственника, понесшего убытки вследствие предъявления к нему иска бывшим супругом. Или иск покупателя, знавшего о несогласии бывшего супруга продавца, но не предавшего этому значения, вследствие чего сделка была признана недействительной.

Оформленное в такой ситуации заявление собственника о том, что не имеется супруги, которая бы имела право на общее имущество, которое формально позволяет удостоверить договор, по факту будет свидетельствовать о том, что от нотариуса скрыли информацию или нотариус не выяснил вопрос о том, находилось ли имущество в совместной собственности.

Основания оспаривания сделки, предусмотренные пунктом 3 статьи 253 ГК РФ, отпадают при наличии согласия бывшего супруга в письменной форме, это может быть и заявле ние, поданное нотариусу бывшим супругом, и нотариально удостоверенное согласие.

Вопрос необходимости истребования такого документа нотариус решает самостоятельно.

Если по каким-либо причинам не удается получить согласие в письменной форме, рекомендуется указывать в договоре пункт о том, что отчуждение имущества происходит с согласия сособственника, а приобретателю разъяснены основания признания сделки недействительной в соответствии с пунктом 3 статьи 253 ГК РФ.

Важно помнить, что срок исковой давности по оспоримой сделке начинает течь, когда лицо узнало, что его право нарушено, а узнать бывший супруг, что его право нарушено, может через длительный период времени.

Необходимо отметить: по мнению Е.А. Крашенинникова «нуждающееся в согласии распоряжение сособственника, как и любая нуждающаяся в согласии сделка, до дачи согласия не имеет силы.

Она не вызывает правового последствия, наступления которого желал распоряжающийся, что исключает возможность ее оспаривания, поскольку оспаривание сделки состоит в аннулировании вызванного ею правового последствия»6.

На практике же суды, в том числе и Верховный Суд РФ, на основании пункта 3 статьи 253 ГК РФ рассматривают распоряжение совместной собственностью, совершенное одним из сособственников без согласия остальных сособственников (о чем известно контрагенту распоряжающегося), как оспоримую сделку7.

О важности согласия

На практике встречаются случаи, когда нотариальное согласие супруга не оформляется, в то время как это необходимо в соответствии с пунктом 3 статьи 35 СК РФ.

Некоторые нотариусы не оформляют согласие супруга на приобретение недвижимого имущества8, считая, что согласие требуется лишь для отчуждения недвижимого имущества.

Нужно заметить, в пункте 3 статьи 35 СК РФ речь идет не об отчуждении недвижимого имущества, а вообще о распоряжении недвижимостью.

Блоги профессионалов на «Ведомостях»

Нередко перед разводом супруги идут на разные хитрости, чтобы лишить бывшего спутника или спутницу жизни причитающейся по закону части имущества, приобретенного в браке. Самый распространенный прием, как и при банкротстве, – фиктивный заем.

Вот типичный случай. Успешный бизнесмен перед разводом с законной женой сильно переживал, что половину нажитого нелегким многолетним трудом придется отдать супруге, поэтому обратился к юристам.

Те посоветовали найти знакомого, который согласится задним числом подписать с ним договор займа на крупную сумму. Например, на покупку заграничной недвижимости. Муж так и сделал. После чего «кредитор» обратился в суд с иском о взыскании долга.

В суде «должник» признал обязательство. Мол, деньги потратил на покупку семейной виллы в Марбелье. Суд о долге быстро закончился, а ответчик получил судебное решение, по которому должен «кредитору» солидную сумму – около 490 млн руб.

А так как деньги якобы были потрачены на семейную недвижимость, то долг для супругов считается общим и при разводе должен делиться поровну.

В бракоразводном процессе при разделе супружеского имущества муж просил учесть это решение суда, тем самым искусственно уменьшал долю супруги.

Мнимые займы широко применяются и в процессах о банкротстве — там дружественный банкроту кредитор может инициировать процедуру контролируемого банкротства, влиять на его течение, взаимодействовать с управляющим, тем самым уменьшая конкурсную массу во вред настоящим кредиторам.

По мнению бизнесмена, справедливость восторжествовала. По закону же нажитое в браке имущество должно делиться строго поровну, независимо от трудозатрат каждого из супругов. Тем более что в этом браке родились четверо детей, которые остаются с матерью.

Обычно для жен, как и в нашем случае, подобные сюрпризы становятся полной неожиданностью. А ведь для них риск потерять часть положенного по закону имущества очень высок.

Что делать пострадавшей стороне в такой ситуации?

Главная задача – доказать суду, что договор займа заключался для создания искусственной задолженности супруга.

И что этот долг недобросовестный супруг использует для уменьшения доли супруги в совместно нажитом имуществе.

Для этого муж и его знакомый формально исполнили сделку – корректно оформили все документы задним числом, чтобы показать, что они настоящие кредитор и заемщик, но деньги в действительности не передавали.

В первую очередь жене следует немедленно включиться в судебный процесс в качестве лица, чьи интересы напрямую затрагивает заем.

Если судебное решение вступило в силу, закон позволяет пострадавшему по уважительным причинам восстановить срок на его обжалование и подать жалобу.

В данном случае основная уважительная причина – неучастие жены в судебном процессе, например, из-за того, что суд не привлек пострадавшую к участию в деле или не уведомил ее о судебном заседании. Возможно, она болела и не могла участвовать или была за границей.

Жалобу на судебное решение пострадавшим нужно подавать одновременно с заявлением на восстановление срока обжалования с указанием причин его пропуска. Сроки подачи жалобы не регламентированы законом.

Основная цель этого этапа – участвовать в рассмотрении по существу спора о долге.

Доказать фиктивность сделки

Параллельно необходимо собирать доказательства мнимости (притворности) отношений между «кредитором» и «заемщиком».

Возможно, получится найти подтверждение того, что у супруга не было экономической потребности в займе. Например, доходы человека позволяли совершить покупку без займа, на свои.

Также стоит оценить фактическую возможность мнимого кредитора предоставить крупный заем. Без официально подтвержденных доходов и накоплений «кредитору» трудно будет убедить суд в том, что он дал в долг несколько миллионов рублей, а тем более – несколько миллионов долларов.

Суд критически воспримет и отсутствие независимых доказательств передачи крупной суммы «должнику». Одной расписки без банковских проводок, свидетельских показаний или нотариального удостоверения передачи денег будет недостаточно, чтобы признать заем реальным.

Косвенным доказательством в пользу пострадавшей стороны будет и то, что значительные средства даны в долг без обеспечения: поручительства, залога и т. п.

Если второй супруг не давал нотариального согласия на заключение фиктивного займа, то это также принимается во внимание судом.

Важное значение имеет опровержение факта траты якобы полученных в долг денег в полном объеме на нужды семьи.

К примеру, в одном из споров суд не признал таковыми деньги, потраченные главой семьи на свой бизнес.

В другом – супруги купили квартиру, полностью оплатив её с депозита мужа, открытого задолго до получения фиктивного займа; муж при этом утверждал в суде, что заем был взят конкретно на покупку квартиры.

В подобных спорах пострадавшей стороне обязательно следует упирать на фальсификацию документов по договору займа, и требовать в суде проведения экспертизы давности их составления.

Это основополагающий вопрос для подобных судебных споров! Злоумышленники, конечно, могут заранее к этому подготовиться и, скорее всего, попытаются уклониться от экспертизы.

Например, принесут в суд нотариально заверенную копию договора и расписки, сославшись на то, что оригиналы утрачены. Или могут предоставить заламинированные оригиналы, давность изготовления которых установить невозможно.

В нашей практике был случай, когда за несколько дней до судебного заседания у юриста оппонентов своровали портфель с оригиналами документов. Но чаще всего оригиналы документов пытаются искусственно состарить, положив на солнце или даже «зажарив» в микроволновке.

Отдельно каждое из доказательств, скорее всего, не позволит суду признать заем недействительной сделкой, но в совокупности они продемонстрируют суду цельную картину злоупотребления.

В подобных случаях я рекомендую воздействовать и на самого недобросовестного бывшего родственника. Заявление в правоохранительные органы о мошенничестве, фальсификации доказательств и использовании подложных документов эффективно охлаждает пыл оппонентов.

А вывод конфликта в публичную плоскость способен создать немалые репутационные риски для топ-менеджера, бизнесмена, политика или звезды шоу-бизнеса. Но применять эти инструменты следует осознанно и аккуратно, чтобы не причинить вред собственным интересам.

Описанные шаги скорее всего позволят нам отстоять интересы пострадавшей стороны в деле о займе 490 млн руб. – спор еще не завершен. Ведь буквально год назад мы занимались похожим делом, с меньшей суммой спорного долга – около 30 млн руб.

Его удалось успешно оспорить во всех инстанциях, хотя фактические обстоятельства были очень сложными, а процесс длился полтора года.

Долг остался личным долгом оппонента – бывшего супруга нашего доверителя, удалось избежать его включения в раздел имущества.

Если ваши супружеские отношения заходят в тупик, будьте бдительны. Не исключено, что конфликт разрешится и развода удастся избежать, однако нужно рассматривать и пессимистичный сценарий.

Чтобы избежать возможных неблагоприятных финансовых последствий развода, мы советуем выполнять следующее:

– аккумулируйте и систематизируйте всю информацию по нажитым в браке активам;

– интересуйтесь финансовым состоянием супруга и его бизнесом;

– получите качественную юридическую консультацию по всем аспектам развода и раздела имущества;

– отслеживайте на судебных сайтах информацию о судебных спорах вашего супруга;

– внимательно относитесь к любому нетипичному событию, не стесняйтесь спрашивать, будьте критичны к полученной информации. «Это мои кредитные дела, не парься!» – такой ответ супруга на ваш вопрос о предъявленном к нему иске вас точно не должен удовлетворять.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector