УПК не предусматривает возможность применения полиграфа в уголовном процессе

Одной из актуальных проблем отечественного уголовного судопроизводства остается вопрос о возможности введения в уголовное судопроизводство в качестве заключения эксперта результатов психофизиологического исследования, проводимого с помощью полиграфа.

 

Главным аргументом сторонников введения исследований на полиграфе в уголовный процесс  является предположение о существовании так называемого психофизиологического феномена, суть которого заключается в том, что стимул (слово, предмет, фотография), несущий человеку значимую в конкретной ситуации информацию о событии, образ которого запечатлен в памяти, устойчиво вызывает физиологические реакции, превышающие реакции на предъявляемые в тех же условиях однородных стимулах, не связанных с событием и не несущих человеку значимой информации.[1]  

У непричастного к преступлению лица при воздействии на него раздражителей (предъявление объектов, связанных с преступлением, произношение слов-раздражителей) они не вызовут никаких эмоциональных проявлений и сопровождающих их реакций.   Таким образом, тестирование на полиграфе может обеспечить, практически, установление истины по делу без проведения каких-либо следственных действий, так как результаты тестирования установят, когда человек лжет, а когда нет, т.е.  позволят установить вопрос о виновности или невиновности.   Представляется, что введение результатов исследования на полиграфе в уголовный процесс в качестве доказательства недопустимо.   Во-первых, использование полиграфа в доказывании по уголовным делам является вторжением в компетенцию следователя, дознавателя, суда,  так как данные, полученные на полиграфе, не отвечают признакам доказательства. Любое следственное действие направлено на получение данных, имеющих значение по уголовному делу.

С помощью полиграфа оцениваются психофизиологические реакции лица на те или иные стимулы после чего выносится суждение об их субъективной значимости, которая свидетельствует о наличии в памяти человека следов события. Выявление таких следов может служить основанием для решения вопроса о сокрытии информации испытуемым[2]

Иными словами устанавливается достоверность сообщенных лицом сведений при тестировании. По этой причине использование полиграфа само по себе никогда не позволяет устанавливать какие-либо сведения, подлежащие доказыванию. Оценка достоверности сведений, наряду с их допустимостью и относимостью возложена законом на судью, присяжных заседателей, прокурора, следователя  и дознавателя.   Во-вторых, заключение полиграфолога не отвечает требованиям, предъявляемым к заключению эксперта.Ст. 8 ФЗ о Государственной судебно-экспертной деятельности (далее – «ФЗ о ГСЭД»)  закрепляет ряд базовых требований к заключению эксперта, а именно научность и практичность его основы, объективность эксперта, проведение исследования всесторонне и в полном объеме.   Заключение полиграфолога не соответствует ни одному из названных требований: А) Наукой не установлено достоверно, что существуют признаки лжи.

Б) В научной среде нет единой позиции по вопросу о том, как можно интерпретировать реакции, фиксируемые с помощью полиграфа. Одни специалисты утверждают, что эти реакции говорят о лжи испытуемого[3], другие утверждают, что они говорят лишь о значимости вопросов для испытуемого.

[4] В первом случае, это будет являться вторжением в компетенцию органов предварительного расследования и суда. Во втором случае, информация, говорящая о значимости вопроса для испытуемого, не может способствовать выяснению обстоятельств, имеющих значение для дела, т.е.

не имеет какой-либо процессуальной ценности.

В)  Требование научности подразумевает, что  при проведении повторных исследований объекта- тем же методом, в тех же условиях,  мы в большинстве случаев должны получить идентичный результат исследования. В противном случае метод  не отвечает признаку научности, так как  противоположенные результаты исследований свидетельствуют о  ненадежности  метода.

Одно дело, когда мы получаем противоположенные результаты по повторным исследованиям, в рамках академической погрешности в 1-2% и совсем другое, когда в 50% случае результаты повторных  исследований прямо противоположны первоначальным, что мы и наблюдаем при повторных обследованиях на полиграфе.[5] 

Более того, невозможно установить, основываясь на каких критериях полиграфологи делают категорические или вероятностные выводы в своих заключениях. Судебная практика по вопросу о применение полиграфа до сих пор остается крайне противоречивой. Верховный Суд РФ в своих решениях неоднократно подчеркивал недопустимость использования полиграфа в качестве доказательства в уголовном процессе. Так, например, отклоняя доводы кассационных жалоб, судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ указала: «результаты экспертизы с использованием полиграфа, не могут быть признаны допустимым доказательством по уголовному делу, поскольку сводятся к даче экспертом оценки показаниям лиц, в отношении которых проводится экспертиза как правдивых или не правдивых, что входит в исключительную компетенцию суда.

Судом обоснованно совокупность исследованных в судебном заседании доказательств признана достаточной для разрешения данного уголовного дела по существу.

С учетом изложенного, доводы кассационных жалоб о неполноте предварительного и судебного следствия в связи с непроведением очных ставок между Зверевым и Татидиновым и экспертиз с использованием полиграфа, признаются судебной коллегией несостоятельными»/[6]

По другому делу суд сформулировал свою позицию следующим образом: «Из материалов дела видно, что во время предварительного расследования провести в отношении Воропаева судебно-психологические исследования не представилось возможным (т. 16 л.д. 87 — 88).

Кроме того, подобные исследования не являются доказательствами факта, и, следовательно, не могут представляться в качестве таковых коллегии присяжных заседателей. Поэтому ссылки Воропаева на отказ в удовлетворении ходатайства об истребовании данных его освидетельствования на детекторе лжи нельзя признать состоятельными»; [7]

Верховный Суд РФ последовательно отказывает в признании исследований с помощью полиграфа заключениями эксперта и использованию их в уголовном судопроизводстве: «Уголовно-процессуальный кодекс РФ не предусматривает законодательной возможности применения полиграфа в уголовном процессе. Данный вид экспертиз является результатом опроса с применением полиграфа, регистрирующего психофизиологические реакции на какой-либо вопрос, и ее заключение не может рассматриваться в качестве надлежащего доказательства, соответствующего требованиям ст. 74 УПК РФ. Данные использования полиграфа при проверке достоверности показаний подсудимых не являются доказательством. Подсудимые непосредственно были допрошены в судебном заседании, и оценка их показаний относится к компетенции присяжных заседателей, а не эксперта»; [8]В то же время нередко в решениях судов районного (городского) звена встречаются примеры, когда суд ссылается в приговоре на заключение ПФЭ, как на доказательство по уголовному делу: «Допрошенный в качестве свидетеля ФИО33 пояснил, что он в ДД.ММ.ГГГГ в ОАО «» проводил тестирование Лумпова, ФИО2 и ФИО1 с применением полиграфа, применяя методику контрольных вопросов, утвержденную российским стандартом. У него имеется соответствующее образование  и специальные познания в этой области, полиграф сертифицирован, о чем имеется сертификат соответствия. Достоверность данных опроса с применением полиграфа составляет 97-99 %. Тестирование проводилось в предусмотренной методикой обстановке, с согласия опрашиваемых, в предтестовой беседе каждому из опрашиваемых была разъяснена необходимость дачи правдивых ответов, поскольку полиграф сразу же определит ложные ответы. По итогам опросов он написал заключения, в которых сделал выводы о том, что ФИО2 и ФИО1 дают правдивые ответы о совершении хищения металлолома с участием Лумпова, в то же время Лумпов говорит неправду о том, что к хищению металла не имеет никакого отношения». [9]   Полагаю, что практика, признающая за ПФИ статус  заключения эксперта, не имеет под собой ни законодательного, ни научного обоснования, в связи с чем  использование заключения ПФЭ в уголовным процессе недопустимо. [1] Холодный Ю.И. Сборник материалов учебно-методических сборов специалистов-полиграфологов 06.12.2010 [2] Судебная психо-физиологическаяэкспертиза с использованием полиграфа, Информационный бюллетень СК МВД РФ 2006 № 2.

Статья Практика защиты обвиняемого при проведении ПФИ

Практика защиты обвиняемого при проведении органами

предварительного расследования психофизиологических исследований с применением полиграфа.

Адвокат Адвокатской консультации №181 Межреспубликанской коллегии адвокатов Лукконен А.П.

Поводом написания статьи стали отдельные материалы, наработанные при защите доверителей по уголовным делам, по которым органами предварительного расследования применялись психофизиологические исследования с применением полиграфа. Для обоснования линии защиты при заявлении ходатайств использовались правовые позиции Верховного Суда РФ.

1.Право обвиняемого на защиту в процессе психофизиологического исследования и достоверность его результатов.

  • В настоящее время как-то незаметно и исподволь в ходе расследования уголовных дел следователи выносят постановления о назначении психофизиологических исследований (ПФИ) обвиняемых с использованием полиграфа.
  • Стремление следствия одним психофизиологическим исследованием устранить сомнения по делу, установить виновного в условиях противоречивых показаний, косвенных доказательств при отсутствии прямых улик и получить решающее доказательство виновности в виде заключения ПФИ находит встречное предложение полиграфологов решить эти проблемы.
  • Защита полагая, что для  назначения таких исследований есть законные основания, подчас не возражает или рекомендует принятие решения об участии в исследовании самому обвиняемому, свидетелю, потерпевшему.

При этом считается, что добровольное изъявление обвиняемого в письменной форме согласие с проведением ПФИ не нарушает его права в уголовном судопроизводстве. Но, это совсем не так. Перечень вопросов для тестирования на полиграфе не является стандартным. До проведения тестирования специалист на основании материалов уголовного дела, в т.ч.

Читайте также:  ПРИОСТАНОВЛЕНИЕ И ОКОНЧАНИЕ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ

показаний обвиняемого, свидетелей, потерпевших, каждый раз индивидуально и в определённой последовательности формулирует вопросы так, чтобы вызвать нужную реакцию у конкретного обвиняемого. При опросе обвиняемого полиграфологом защитник  адвокат полностью  исключается  из этого процесса. Ответы на вопросы даются односложно, развернутые ответы не принимаются.

В случае затруднения  при даче ответа или возникновения необходимости  консультации адвоката обвиняемый не может обратиться к адвокату. Присутствуя при тестировании адвокат не может оказать обвиняемому юридическую помощь, а обвиняемый не может ей воспользоваться, что влечет нарушение права на защиту.

Единственное, что возможно предпринять в процессе опроса это прекратить исследование по желанию обвиняемого.

Можно привести некоторые утверждения Холодного Ю.И., эксперта-полиграфолога, профессора кафедры защиты информации МГТУ им. Н.Э. Баумана, высказанные им на заседании 29.03.2011г. Экспертно-консультативного совета при Комитете Совета Федерации по конституционному законодательству «О конституционно-правовых аспектах применения полиграфа в качестве доказательства в уголовном процессе» :

-полиграф  исключительно эффективен, человек перед ним беззащитен, если он хочет скрыть информацию, которая носит для него личностно-значимое содержание;

-установить достоверность метода полиграфа принципиально невозможно, поскольку достоверность этого метода как единого целого зависит, как минимум, от десяти факторов.

По данным исследований американских спецслужб (1983 год) достоверность полиграфа раскладывается в диапазоне от 17 до 98 процентов. По сведениям Ю.И.

Холодного, американскими полиграфологами был подготовлен контротчет, в котором утверждалось, что по серьезным уголовным делам (срок от 15 лет, полиграф применялся в 95% случаев) вероятность ошибки профессионального полиграфолога менее 1 процента.

-нужно понимать технологию проверки на полиграфе. Она заключается в том, что полиграф направлен на доказательство непричастности человека к преступлению.

Доказать его причастность корректным образом возможно только в случае наличия профессионала, «выигрышной» фабулы дела, которая бывает далеко не всегда, а также человека, который адекватен процедуре проверки.

Но доказать, что он невиновен, можно».

Как видно из приведенного мнения высокопрофессионального специалиста он придает результатам психофизиологического исследования свойства доказательства которым устанавливается виновность или невиновность лица.

При этом указывает на  корректные условия получения доказательств при проведении ПФИ — наличие профессионала, «выигрышной» фабулы дела, которая бывает далеко не всегда, а также человека, который адекватен процедуре проверки.

Надо прямо сказать, что ПФИ назначается в условиях доминирующего обвинительного уклона в уголовном процессе для получения доказательства виновности. Представленное заключение ПФИ следователь использует  для давления и введения в заблуждение обвиняемого, других участников процесса,  утверждая, что при исследовании он сам признался в совершении преступления.

При психофиологическом исследовании факты, относящиеся к совершению преступления, его  материальные следы, объективная, субъективная стороны деяния, которое происходило в прошлом, не устанавливаются.

Полиграф не читает мысли, не может отличить ложь от правды, а всего лишь регистрирует реакции опрашиваемого обвиняемого в ответ на вопросы за счет перевода физиологических показателей активности дыхательной, сердечно-сосудистой системы (пульс, кровонаполнение), электрической активности кожи и других физиологических показателей в электрические сигналы, которые отображаются в виде графиков. 

Полученные графики не содержат фактические обстоятельства произошедших событий, а лишь фиксируют психофизиологические реакции лица.

  Фактический и содержательный смысл им придает полиграфолог, причем с  долей вероятности оценивает   как ложь  или как правду с учетом показаний обвиняемого.

Такая оценка дается с учетом предоставленных показаний  свидетелей, потерпевших и других материалов уголовного дела. То есть специалист полиграфолог дает оценку показаниям обвиняемого. Такие заключения достоверными доказательствами быть не могут.

Верховный Суд  РФ в кассационном определении от 05.05.2011г. №41-О11-43сп указал, — «Отказывая стороне обвинения в оглашении заключений психофизиологических экспертиз, суд обоснованно сослался на то, что подобные исследования не являются доказательствами факта, и, следовательно, не могут представляться в качестве таковых коллегии присяжных заседателей».

Применение полиграфа в следственной и судебной практике Самарской области

Калентьева Т.А.

ПРИМЕНЕНИЕ ПОЛИГРАФА В СЛЕДСТВЕННОЙ И СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ САМАРСКОЙ ОБЛАСТИ

Статья посвящена вопросу законности использования психофизиологических исследований с помощью полиграфа в уголовном судопроизводстве.

Рассматривается вопрос о возможности включения результатов таких исследований в качестве доказательств в суде.

Анализируются как теоретические положения об использовании полиграфа, так и практика его применения на территории Самарской области.

  • В настоящий момент в работе правоохранительных органов все более широкое применение находят нетрадиционные методы раскрытия преступлений, которые основаны на современных достижениях науки и техники.
  • Одним из примеров применения таких методов может служить использование современных результатов в изучении психологии и высшей нервной деятельности человека при проведении психофизиологических исследований.
  • Практика показывает, что Следственный комитет РФ считает использование психофизиологических исследований с помощью полиграфа эффективным средством раскрытия преступлений и формирования доказательственной базы обвинения.
  • Так, на официальном сайте СК РФ опубликована информация о том, что в Мурманской области вынесен приговор в отношении местного жителя, совершившего преступление в 2002 году, в котором говорится о том, что важную роль в исследовании доказательств сыграла психофизиологическая экспертиза с использованием полиграфа.

Если обратиться к статистике, то в 2012 г. полиграфологам Следственного комитета РФ поручили производство больше 10,6 тыс. психофизиологических исследований. По сравнению с 2011 г., выводы экспертизы становились основой обвинительного заключения почти в два раза чаще (увеличение с 445 случаев до 855).

Что касается Следственного комитета по Самарской области за 2013 год: по уголовным делам проведено 298 исследований с использованием полиграфа, что позволило раскрыть 17 преступлений (11 убийств, 1 безвестное исчезновение, 4 причинения тяжкого вреда со смертельным исходом, одно обнаружение трупа). Более свежие данные, к сожалению, в средствах массовой информации отсутствуют.

В литературе споры по поводу объективности полиграфа не утихают с момента его появления. В юридической литературе существуют два противоположных взгляда.

Сторонники внедрения полиграфа (его использования и учета в качестве доказательств в суде) приводят следующие аргументы в обосновании своей позиции:

—  положительная оценка современного уровня разработанности данного технического средства, обусловливающего высокую точность полученных показателей физиологических реакций человека (А.С. Кудинов);

—  большая часть характерных реакций, вызываемых эмоциями, как психофизиологические реакции организма не поддаются сознательному контролю испытуемого (Р.С. Белкин);

—  возможность установить не только конкретные обстоятельства дела, но и позволить доказать вину лица, совершившего преступление, а также защита человека, незаконно привлекаемого к уголовной ответственности (А.И. Тарабрин);

—  представление полиграфологического тестирования как некого вида судебной экспертизы (Е.К. Волчинская, А.И. Дворкин, Н.А. Селиванов).

Противники применения полиграфа в уголовном процессе в качестве доводов его несостоятельности приводят следующие аргументы:

—  ненадежность полученных результатов, т.е. невозможность установления их достоверности (В.А. Семенцов);

—  покушение на принципы правосудия, такие как оценка доказательств судьей по внутреннему убеждению и презумпции невиновности (А.О. Машовец, В.А. Середнев);

—  происходит своеобразная подмена человеческого правосудия машинным (А.О. Машовец);

—  отсутствие контроля со стороны допрашиваемого, что превращает его из субъекта уголовного судопроизводства в беспомощный объект исследования (В.А. Середнев);

—  само исследование ложь не обнаруживает, а лишь фиксирует изменения вегетативной нервной системы, чаще всего от волнения, связанного не с исследуемым событием, а с самим фактом проверки человека (В.А. Середнев);

—  в случае отсутствия доказательственной базы по делу или получение делом широкого резонанса единственным оставшимся способом получения информации для дела является полиграфическое исследование свидетелей, в надежде, что данный свидетель окажется очевидцем преступления, а затем — подозреваемым и обвиняемым (А.И. Тарабрин);

—  выход полиграфолога за пределы своей компетенции (Ю.И. Холодный);

—  заключение эксперта можно расценивать как вторжение в исключительную компетенцию органов предварительного расследования и суда (Т.Ю. Ничипоренко);

—  весьма мало изученный механизм формирования следов в памяти сводит исследование к изучению только физиологического процесса (О.В. Жбанкова, Я.В. Комиссарова);

—  слишком многое зависит от квалификации, опыта и интуиции эксперта — полиграфолога (А.Р. Белкин).

Актуальность этих споров обусловлена тем, что отсутствие федерального закона затрудняет применение полиграфа в правоохранительных целях и одновременно создает условия для злоупотреблений этим методом.

24 декабря 2010 года депутатами Государственной Думы СФ РФ был внесён проект Федерального закона № 478780-5 «О применении полиграфа». Данный законопроект был направлен на внедрение опросов с применением полиграфа в деятельность органов государственной власти различного уровня, а также организаций различных форм собственности.

  1. Проект Закона предусматривал:
  2. 1)  введение институтов обязательных и добровольных опросов, устанавливая при этом условия их проведения;
  3. 2)  перечень лиц, допущенных к участию в опросах (права, обязанности и ответственность);
  4. 3)  проведение опросов органами исполнительной власти в рамках оперативно-розыскной деятельности, а также при отборе и расстановке кадров.
  5. 4)  право использования полиграфа предпринимателями при обеспечении собственной безопасности, в том числе в целях защиты коммерческой и иной охраняемой законом тайны, и определял области проведения обязательных и добровольных опросов в сфере частного предпринимательства.
  6. 5)  обязанность участников опроса обеспечивать конфиденциальность информации, получаемой в процессе и в результате выполнения опроса, и предусматривал запрет на ее использование в целях, которые законом не предусмотрены.
  7. 6)  порядок подготовки, переподготовки, аттестации и регистрации полиграфологов, определял организационный механизм (Межведомственная комиссия по опросам с применением полиграфа), в рамках которого формировались единые методические нормы проведения опросов, а также порядок подготовки полиграфологов.
  8. Но, несмотря на такую подробную регламентацию проведения опроса с применением полиграфа, 13 февраля 2012 года данный законопроект был снят с рассмотрения Советом Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации в связи с несоблюдением требований части 3 статьи 104 Конституции Российской Федерации и статьи 105 Регламента Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации.
  9. В настоящее время полиграф используется в двух вариантах:
  10. 1)  проведение допроса/опроса с применением полиграфа;
  11. 2)  назначение психофизиологической экспертизы.
Читайте также:  Фиктивный брак: понятие, признание, ответственность и последствия заключения фиктивного брака в России

Согласно Федеральному закону от 12.08.1995 № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», опрос с использованием полиграфа является специфической разновидностью оперативно-розыскного мероприятия — опроса. Опрос с использованием полиграфа является нетрадиционным методом получения значимой информации в криминалистике.

Данное мероприятие представляет собой беседу с опрашиваемым лицом по специальным методикам, в ходе которой используется полиграф, позволяющий фиксировать психофизиологические реакции опрашиваемого на задаваемые вопросы уполномоченным лицом. Опрос с использованием полиграфа проводят лица, прошедшие профильную подготовку и имеющие доступ к работе с указанным техническим устройством.

Это специально обученные сотрудники оперативно-технических и оперативных подразделений.

Согласно информационному письму Генеральной прокуратуры, разосланному 14 февраля 2006 г. за № 28-15-05 в структурные подразделения прокуратуры РФ, с обобщением практики использования полиграфа при расследовании преступлений (далее письмо Генпроку-ратуры):

1.  Опрос используется в целях побуждения к даче показаний путем предъявления результатов опроса (нередко в совокупности с другими имеющимися в распоряжении следствия доказательствами), оказывающие психологический эффект на опрашиваемых лиц.

2.  Опрос в целях устранения противоречий между участниками уголовного процесса.

3.  Опрос в целях конкретизации действий обвиняемых.

Признавая материалы полиграфной проверки иными документами (в соответствии с главой 10 УПК РФ), следователи прокуратуры оперируют ими в дальнейшем как доказательствами, в том числе отражают их в итоговом документе — обвинительном заключении.

В судебной практике в большинстве случаев суд не принимает в качестве доказательства результаты опроса с применением полиграфа, мотивируя тем, что информация, полученная в ходе опроса с использованием полиграфа, имеет вероятностный характер и только ориентирующее значение.

Вторым видом использования полиграфа является проведение психофизиологических экспертиз.

Судебно-психофизиологическая экспертиза — специальное исследование, сопряженное с использованием технических средств, представляющих собой комбинацию медико-биологических приборов, позволяющих синхронно и непрерывно фиксировать динамику психофизиологических реакций обследуемого лица на вопросы, задаваемые полиграфологом.

Прибор является пассивным регистратором процессов, протекающих в организме обследуемого, и не оказывает на них какого-либо постороннего воздействия.

Психофизиологическая экспертиза представляет собой безвредную для здоровья опрашиваемого процедуру, направленную на получение информации о каком-либо событии, имевшем место в прошлом.

  • Необходимость назначения психофизиологической экспертизы обосновывается в следующих случаях:
  • —  во-первых, когда при расследовании уголовного дела в показаниях участников уголовного процесса есть неустранимые противоречия;
  • —  во-вторых, когда противоречия имеют место между показаниями участников и другими доказательствами по делу;
  • —  в-третьих, когда в уголовном деле полностью отсутствуют доказательства по обстоятельствам, имеющим значение для разрешения дела.
  • Как и любое экспертное исследование, психофизиологическая экспертиза должна быть научно обоснована, ее результаты должны быть аргументированы и достоверно установлены.

Научно-техническая обоснованность полиграфа не вызывает сомнений, так как он представляет собой многофункциональный осциллограф. Камнем преткновения в легализации использования полиграфа являются не его технические характеристики, а интерпретация результатов, полученных с его использованием.

Научную обоснованность психофизиологической экспертизы описали в своей работе А.Б. Пеленицын и А.П. Сошников. Авторы убеждены, что эффективность данного метода достаточно высока исходя из экспериментально-практической валидности применения полиграфа.

Согласно теоретической валидности прикладных психофизиологических технологий, эмоциональная активность или протекание различных познавательных процессов, включая внимание и память, непосредственно изучаемых при решении большинства прикладных задач, находят очевидное отражение в физиологических реакциях человека, внешнее проявление которых регистрируется с помощью полиграфа.

Полиграф фиксирует реакцию обследуемого на определенные обстоятельства, содержащиеся в задаваемых вопросах полиграфолога.

Приведенных выше характеристик недостаточно для того, чтобы признать проведение психофизиологической экспертизы полностью научно обоснованным. Такой позиции придерживается Верховный суд РФ давно и последовательно: в кассационном определении от 4 июня 2008 г. № 74-008-18 по делу Е.В. Горина, М.С.

Хитайлова, И.С. Елистратова, в кассационном определении от 4 октября 2012 г. № 34-012-12 по делу С.Н. Белова и A.M. Шимаева, в кассационном определении от 11 сентября 2012 г. по делу № 41-012-57СП.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РФ указывает: «Суд обоснованно признал недопустимыми доказательствами заключения так называемой психофизиологической экспертизы, так как они, исходя из положений ст. 74 УПК РФ, не являются доказательствами по уголовному делу.

Использование достижений специалиста-полиграфолога в процессе доказывания по уголовному делу законом не предусмотрено.

«Выводы такой экспертизы не носят научно обоснованного характера», «Данный вид экспертиз является результатом опроса с применением полиграфа, регистрирующего психофизиологические реакции на какой-либо вопрос, и ее заключение не может рассматриваться в качестве надлежащего доказательства, соответствующего требованиям ст. 74 УПК РФ. Данные использования полиграфа при проверке достоверности показаний подсудимых не являются доказательством. Подсудимые непосредственно были допрошены в судебном заседании, и оценка их показаний относится к компетенции присяжных заседателей, а не эксперта».

Полиграф не готов к использованию в уголовном процессе?

«Полиграф не готов к использованию в уголовном процессе» — такая предварительная позиция выражена на заседании экспертно-консультационного совета при комитете Совета Федерации по конституционному законодательству. По мнению выступавших, сегодня в сфере применения полиграфа  есть проблемы, связанные как с техническими   характеристиками этого устройства, так и с их юридической оценкой.

Отмечалось, что ведущие эксперты по уголовному процессу из МГУ, СПбГУ, Московской государственной юридической академии выступают против рассмотрения результатов экспертизы с участием полиграфолога в качестве доказательства, поскольку это может нарушить конституционные права человека.

Отстаивая  позицию необходимости применения полиграфа в уголовном судопроизводстве, следует отметить, что существующая процедура проверки и оценки доказательств, предусмотренная ст.

87-89 УПК, способна в полной мере обеспечить соблюдение конституционных прав участников уголовного судопроизводства и гарантировать безупречность собранных органами предварительного расследования доказательств.

Не стоит забывать и о том, что обвинительный приговор судом постановляется только в случаях, если виновность подсудимого подтверждена  совокупностью исследованных в ходе судебного разбирательства доказательств. И, наконец, в уголовном процессе действует принцип презумпции невиновности,  когда все сомнения, которые не могут быть устранены  предусмотренным законом путём, толкуются в пользу обвиняемого.

Полагаем, что наложение запрета на использование полиграфа в уголовном судопроизводстве в условиях изощрённого противодействия предварительному следствию нарушит принцип состязательности сторон, ограничит сторону обвинения в защите прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений.

Ведь не секрет, что эффективность предварительного следствия по уголовным делам зависит от  многих факторов, одним из которых является грамотное использование специальных познаний, а применение полиграфа является научно обоснованной формой использования специальных знаний в ходе досудебного производства.

Говоря о состоятельности метода психофизиологического исследования с применением полиграфа, следует заметить, что опыт его становления и развития в России исчисляется уже десятилетиями и, по  мнению ведущих в этой области специалистов, позволяет разрешать возникающие при расследовании преступлений проблемные ситуации.

Так, анализ судебно-следственной практики по уголовным делам о злоупотреблении должностными полномочиями, совершённом сотрудником правоохранительного органа, даёт основание для вывода о том, что при расследовании указанных деяний применение полиграфа имеет особую актуальность, поскольку наличие мощной корпоративной защиты подозреваемого, боязнь потерпевшего и свидетелей дать правдивые показания ослабляет позиции следствия в установлении объективной картины происшествия. Начальный этап расследования указанного преступления в подавляющем большинстве случаев характеризуется наличием конфликтной ситуации, связанной с непризнанием вины подозреваемым, обладающим особым правовым статусом, позволяющим использовать  властные, оперативно-разведывательные, технические  ресурсы правоохранительного ведомства по оказанию противодействия следователю, а также опасениями потерпевших и свидетелей относительно наступления неблагоприятных последствий в случае дачи ими изобличающих показаний. Основными видами доказательств по уголовным делам обозначенной категории являются показания подозреваемого, свидетелей, потерпевших, т. е. вербальные источники доказательств, которые зачастую содержат в себе неустранимые традиционными способами (проведение очных ставок, предъявление вещественных доказательств) противоречия.

Применение полиграфа, по нашему мнению, способно разрешить проблему наличия неустранимых противоречий в уголовном деле и ориентировать следователя в принятии   законного решения о привлечении сотрудника правоохранительного органа к уголовной ответственности за злоупотребление.

Результаты проведённого исследования   свидетельствуют, что применение полиграфа при расследовании злоупотребления должностными полномочиями, совершённого сотрудником правоохранительного органа,   осуществлялось в трёх формах: 1) заключение специалиста, проводившего психофизиологическое исследование лица с использованием полиграфа по поручению следователя; 2)   оперативно-розыскные мероприятия (проведение опроса специальным сотрудником органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, с применением полиграфа по поручению следователя); 3) психофизиологическая экспертиза. Показательно, что во всех случаях применение полиграфа осуществлялось исключительно в отношении потерпевшего и свидетелей. Все подозреваемые сотрудники правоохранительного органа от исследования на полиграфе отказались. В первом  случае следователь получал заключение специалиста, которое в соответствии с п. З(1) ч. 2 ст. 74 УПК является самостоятельным видом доказательств. Для назначения психофизиологического исследования   следователь оформляет поручение конкретному специалисту-полиграфологу, в котором указывает: должность, подразделение, классный чин полиграфолога, которому поручается проведение психофизиологического  исследования; основание проведения психофизиологического исследования с применением полиграфа (обстоятельства   дела и отрицание лицом какого-либо факта); вопросы, по   которым необходимо получить суждение специалиста-полиграфолога; разъясняет специалисту права,   предусмотренные ст. 58 УПК; предупреждает о недопустимости разглашения данных предварительного следствия (ст. 161 УПК, ст. 310 УК); указывает дату, место составления поручения, должность лица,   направившего поручение.

Читайте также:  Могут ли поменять адвоката человеку когда дело передано уже в суд?

Перед тем, как составить поручение о проведении психофизиологического исследования, следователю необходимо получить заявление лица о его согласии на его проведение. На основании поручения следователя специалист-полиграфолог проводит исследование с использованием полиграфа.

Результаты оформляются заключением специалиста о проведённом психофизиологическом исследовании. Второй вариант — в рамках оперативно-розыскной деятельности.

В этом случае в орган, правомочный осуществлять оперативно-розыскную  деятельность, следователь направлял поручение о принятии мер по проверке показаний интересующего следствие лица.

Материалы исполненного поручения представляют собой: сопроводительное письмо «О результатах оперативно-розыскной деятельности»; постановление о предоставлении результатов оперативно-розыскной деятельности следователю; постановление о рассекречивании сведений, составляющих государственную тайну, их носителей; справку о результатах инструментального психофизиологического опроса гражданина с применением полиграфа; справку об отсутствии в отделе собственной безопасности правоохранительного органа каких-либо материалов проверок и сведений о наличии между гражданином,  проходящим исследование на полиграфе, и подозреваемым лицом каких-либо конфликтных ситуаций и неприязненных  отношений, а равно — отсутствие каких-либо сведений о наличии у гражданина, проходившего исследование на полиграфе, личной, прямой или косвенной   заинтересованности в исходе конкретного уголовного дела. В третьем случае следователь выносил постановление о назначении судебной психофизиологической экспертизы,   получая заключение в установленном гл. 27 УПК порядке.

Структуру и компонентное содержание тактики психофизиологического исследования с использованием полиграфа можно представить тремя основными стадиями: подготовительной, рабочей и заключительной, каждая из которых характеризуется некоторыми специфическими особенностями.

Наибольшее практическое значение для следователя представляет подготовительная стадия, от которой во многом зависят результаты проводимого обследования.

Подготовительная стадия психофизиологического полиграфного исследования начинается после принятия следователем (инициатором) решения о его производстве и после разрешения организационно-правовых вопросов обеспечения исследования: получено согласие потенциального обследуемого на предстоящее исследование; факт согласия закреплён в письменной форме; предварительно не   установлено обстоятельств, препятствующих проведению исследования. В этом случае следователь выносит постановление (либо направляет поручение) конкретному   полиграфологу о назначении судебной психофизиологической  экспертизы (исследования) либо в орган, правомочный осуществлять оперативно-розыскную деятельность,   направляется поручение о принятии мер по проверке  показаний интересующего следствие лица с применением полиграфа. На первоначальном этапе расследования типовые   вопросы, подлежащие разрешению, касаются, как правило, того, располагает ли обследуемый информацией о деталях случившегося, если да, то какой именно; при каких   обстоятельствах могла быть получена обследуемым лицом эта информация; могла ли она быть получена в момент  происшедших событий.

Для стадии подготовки к предстоящему исследованию характерны: 1) определение предмета предстоящего исследования; 2) изучение материалов, предоставленных для исследования; 3) изучение личности потенциального обследуемого, его отношение к предмету исследования; 4) подготовка тестовых материалов; 5) определение места проведения исследования; 6) обеспечение оптимальной обстановки и условий исследования; 7) определение времени производства исследования; 8) определение состава   присутствующих при исследовании; 9) подготовка аппаратного и технического обеспечения; 10) составление плана предстоящего исследования. Представляется, что указанный алгоритм действий на этапе подготовки и назначения психофизиологического исследования с применением полиграфа в определённой мере предопределяет эффективность последующего рабочего этапа исследования и, в конечном итоге, высокую степень достоверности полученных результатов. Все обозначенные варианты использования полиграфа при расследовании злоупотребления должностными полномочиями, совершённого сотрудником правоохранительного органа, обоснованно включены в обвинительное заключение в качестве доказательств обвинения. Выбор конкретного варианта  применения полиграфа зависел в целом от усмотрения следователя, а также от следующих условий: наличия   специалиста-полиграфолога в штате региональных следственных управлений Следственного комитета РФ, следователи которых проводят расследование уголовных дел   рассматриваемой категории; наличия оперативного сопровождения уголовного дела со стороны органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, их добросовестности в выполнении поручений следователя; необходимости сохранения в тайне факта использования полиграфа (в случае назначения следователем судебной   психофизиологической экспертизы с применением полиграфа в отношении потерпевшего, свидетеля подозреваемый знакомится с соответствующим постановлением до момента   её фактического проведения.

Факт производства психофизиологического исследования в рамках оперативно-розыскной деятельности либо в форме заключения специалиста может оставаться не известным   подозреваемому лицу до момента принятия следователем решения о его оглашении).

Заметим, что заключение эксперта и специалиста являются прямо предусмотренными УПК видами доказательств, в то время как придание статуса уголовно-процессуальных доказательств результатам опроса на полиграфе в рамках проведения оперативно-розыскной деятельности некоторыми учёными признаётся противозаконным.

Представляется, что указанный формат исследования вполне вписывается с тактической, методической и процессуальной точки зрения в формат предусмотренных ст. 84 УПК иных документов.

Вместе с тем результаты обобщения практики применения полиграфа на досудебной стадии свидетельствуют, что до настоящего времени организация, проведение и эффективность результатов психофизиологических исследований (экспертиз) сопряжены с определёнными проблемами. Эти проблемы не уникальны и хорошо известны практикующим полиграфологам. В связи с этим ещё в 2008 г. Я.

Комиссарова отмечала, что реалии и перспективы   использования полиграфа в судопроизводстве России   предопределяют необходимость решения комплекса взаимосвязанных задач, касающихся осуществления   подготовки специалис-тов-полиграфологов на уровне, отвечающем потребностям следственно-судебной практики; унификации ведомственных методик производства ПФИ, а   также разработки типовой экспертной методики по проведению этого вида исследований; организации адекватной специфике психофизиологического метода «детекции лжи» сертификации олиграфов. Анализ литературных источников, учебников по криминалистике,  методик расследования преступлений отдельных видов, рассматривающих в том числе и особенности подготовки и назначения отдельных видов исследований, на наш взгляд, показывает, что они не охватывают в полном объёме все особенности подготовки и назначения психофизиологического исследования с использованием полиграфа. Так, несмотря на давно сложившуюся практику использования полиграфа в уголовном судопроизводстве, только в одном из современных учебников по криминалистике освещались вопросы его применения. Фактически имеет место ситуация, когда практическая   деятельность опережает теоретическую. На наш взгляд, в разделе «Криминалистическая тактика» в подразделе «Основы использования специальных познаний» должен быть   подраздел, раскрывающий вопросы подготовки и назначения психофизиологического исследования (экспертизы) с использованием полиграфа. Информация о возможностях   полиграфа должна быть получена будущими следователями намного раньше, чем они приступают к практической работе. Кроме того, до настоящего времени не принят   Федеральный закон «О полиграфе», в связи с чем многое делается в этом направлении пионерами российской  полиграфологии. Нет и единого авторитетного органа,   консолидирующего деятельность полиграфологов в масштабах  страны и разрешающего различные вопросы, как впрочем и стабильного, самостоятельного научно-исследовательского учреждения, которое, по всей видимости, должно быть создано именно на государственном уровне.

Подводя итог изложенному, полагаем, что наложение вето на использование полиграфа в уголовном процессе отбросит вполне состоявшуюся и эффективно развивающуюся   российскую полиграфологию на десятилетия назад, тогда как сейчас просто необходимо прикладывать максимум усилий для её развития и эффективного совершенствования в том числе в условиях процессуального применения. 

Архив раздела

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector