Суд разрешил банкроту оставить единственное дорогое жилье

Банкротство — крайняя мера при решении вопроса с долгами. Рассказываем, могут ли отнять квартиру должника и как ее можно сохранить

Суд разрешил банкроту оставить единственное дорогое жилье

fizkes/shutterstock

При банкротстве особо остро стоит вопрос — отберут квартиру или нет. Процедура предусматривает списание долгов заемщика, если у него нет больше возможности платить по ним. При этом требования кредиторов должны удовлетворяться. Это значит, что за долги банкрот будет рассчитываться собственным имуществом.

Сохраняется или нет единственное жилье при банкротстве физического лица — вопрос неоднозначный. Совместно с юристами разбираемся, в каких случаях могут забрать даже единственное жилье должника и как можно его сохранить при банкротстве.

Эксперты в этой статье

  • Сергей Пожарицкий, руководитель практики банкротства, партнер юридической компании LDD
  • Анна Маджар, руководитель практики банкротства адвокатского бюро «Плешаков, Ушкалов и партнеры»

Стоит отметить, что изъятие квартиры — это крайний случай развития событий при банкротстве, но на практике нередкий. После возбуждения дела о банкротстве есть три варианта: реструктуризация долгов гражданина, реализация имущества гражданина, мировое соглашение. Реструктуризация направлена на восстановление платежеспособности, если такой возможности нет, то имущество должника включается в конкурсную массу и будет реализовано на торгах.

Что можно потерять при банкротстве

Банкротство — единственный законный способ освобождения от долгов, а самый верный способ сохранить имущество должника — избежать банкротства. Все недвижимое имущество должника включается в конкурсную массу и подлежит реализации с торгов.

Законом оговорено, что в случае банкротства можно потерять денежные средства и активы должника, мебель и бытовую технику дороже 10 тыс. руб.

, предметы роскоши, дорогостоящую одежду, автомобиль, недвижимое имущество и права требования на него (договор долевого участия), землю, гараж, дачу и т. д.

При этом в случае банкротства не могут изъять личные вещи, игрушки, детскую одежду, предметы быта, инструменты для заработка и другое подобное имущество.

Можно ли сохранить единственное жилье

Исключением из имущества, внесенного в конкурсную массу, является единственное жилье (ст. 446 ГПК РФ). Этот имущественный иммунитет неоднократно подтверждался Конституционным судом России.

Единственным жильем признается дом, квартира или помещение, где зарегистрирован и живет должник с семьей, если в собственности нет других объектов жилой недвижимости.

При наличии двух или несколько жилых объектов в собственности должника суд учитывает интересы должника и членов его семьи при определении имущества для реализации.

В собственности должника после банкротства должна остаться недвижимость, пригодная для круглогодичного проживания, площади которой должно хватать на каждого члена семьи.

Суд разрешил банкроту оставить единственное дорогое жилье

Сергей Пожарицкий, руководитель практики банкротства, партнер юридической компании LDD:

— Если же банкротство неизбежно и у должника есть имущество, то все это имущество будет реализовано финансовым управляющим с торгов, а деньги выплачены кредиторам. Исключение — единственное жилье.

Также на усмотрение суда можно исключить из конкурсной массы автомобиль, если доказать, что этот автомобиль является единственным источником дохода должника или должник является инвалидом и этот автомобиль — единственный способ его передвижения.

То же самое касается и земельного участка для осуществления фермерской деятельности, если у должника единственный источник дохода — фермерская деятельность.

При каких условиях можно потерять все имущество

Однако единственное жилье, приобретенное с помощью ипотеки, которая не погашена на момент процедуры банкротства, включается в конкурсную массу и подлежит реализации независимо от того, кто там проживает. При этом в случае реализации квартиры остальным членам его семьи будут выплачены денежные средства за их доли в квартире.

Также, по мнению Конституционного суда России (Постановление от 14.05.2012 № 11-П), установленный законодателем запрет обращения взыскания на единственное пригодное для проживания гражданина помещение должен иметь свои пределы.

«А именно: в случае, когда соответствующий объект недвижимости по своим характеристикам явно превышает уровень, достаточный для обеспечения разумной потребности гражданина-должника и членов его семьи в жилище, возможно обращение взыскания на такое жилище.

Это необходимо для соблюдения баланса интересов взыскателя и гражданина-должника», — поясняет Пожарицкий.

Суд разрешил банкроту оставить единственное дорогое жилье

Анна Маджар, руководитель практики банкротства адвокатского бюро «Плешаков, Ушкалов и партнеры»:

— Ситуации, при которых у должника может быть изъято единственное жилье, встречаются в настоящее время довольно часто. Это возможно в случае, если суд установит в действиях должника признаки недобросовестного поведения и злоупотребления правом.

В частности, это могут быть попытки уклониться от исполнения обязательств по оплате долга, создание видимости наличия обстоятельств, препятствующих обращению взыскания на единственное жилье, и действия по сокрытию имущества от обращения на него взыскания.

При рассмотрении дела негативными факторами для суда будут являться факты, свидетельствующие, что должник искусственно придает квартире статус единственного жилья: например, никогда не проживал ранее в квартире, а регистрируется в ней уже в рамках процедуры банкротства; либо добровольно отказывается от права пользования жилым помещением, а впоследствии пытается доказать, что она является его единственным жильем. Также однозначно суд не оставит должнику единственную квартиру, но приобретенную за счет денежных средств, полученных преступным путем, что установлено соответствующим приговором суда.

Еще один существенный момент, который будет учитывать суд при определении возможности оставить единственную квартиру должнику, это то, насколько непосредственные характеристики квартиры, такие как ее площадь, стоимость, месторасположение, размер коммунальных платежей и т. д.

, соответствуют уровню нормального существования гражданина.

Все чаще в судебной практике стали встречаться случаи, когда кредиторы взамен единственной большой дорогостоящей квартиры принимают решение о приобретении для должника квартиры, соответствующей минимально допустимым нормам в соответствующем регионе, а дорогую продают в рамках дела о банкротстве.

Как банкроту сохранить квартиру

  1. Должник до процедуры банкротства может продать квартиру знакомому лицу.

    «Однако важно понимать, что в данном случае все равно сохраняется риск признания такой сделки недействительной: например, если суд установит, что должник проживает в проданной квартире, сделка совершена между близкими родственниками, нерыночная цена реализации и т. д.», — поясняет Маджар.

  2. В рамках процедуры банкротства остается возможность договориться с кредиторами о реструктуризации долга на более щадящих условиях.

    В случае подтверждения реальной возможности выплаты долга по согласованному графику суд, по словам Маджар, с большей долей вероятности согласится утвердить такую процедуру.

  3. В случае если квартира также будет являться единственным жильем для супруги и детей должника, в том числе с выделенными им в собственность долями, вероятность ее изъятия также существенно снижается, приводит пример юрист.

Банкротство во время пандемии

Во время пандемии коронавирусной инфекции правительство ввело мораторий на возбуждение дел о банкротстве по заявлению кредиторов в отношении отдельных должников. Однако это постановление не распространяется на физических лиц.

Как узнать о банкротстве

Узнать о том, что гражданин находится в процедуре банкротства, можно с помощью специального сервиса, разработанного ФНС России.

Полезные статьи про банкротство:

Единственное жилье при банкротстве, отберут или нет?

Суд разрешил банкроту оставить единственное дорогое жилье

Часто люди, решившиеся на процедуру банкротства, боятся потерять свое имущество и самое главное – жилье, которое у многих является единственным.

Забегая вперед, можно сказать, что этот страх не обоснован, так как по закону единственное жилье не отберут. Но из этого правила есть исключения. 26 апреля 2021 года Конституционный суд РФ вынес постановления изъять в пользу погашения долга единственную квартиру у нашего клиента Елены Ш.

Как так получилось и что делать, чтобы не попасть в такую ситуацию? Разберемся с тонкостями жилищного вопроса при банкротстве.

Что такое единственное жилье?

  • Для начала важно разобраться, что является единственным жильем? 
  • В соответствии со статьей 446 ГПК РФ – это квартира или дом с земельным участком, которые находятся в полной или долевой собственности должника и членов его семьи, и является единственным пригодным для проживания помещением.
  • При проведении процедуры банкротства, единственная недвижимость исключается из состава конкурсной массы (имущество, которое будет продано с аукциона в счет погашения долгов). 
  • Нужно быть внимательным с формулировкой «пригодное для проживания», так как, например, дача или иное помещение, не зарегистрированное как жилое, не будет признано таковым. 

Если должник проживает в другом месте, например, в квартире родителей или на съемной квартире в другом городе, а в его собственности находится только одна пригодная для проживания жилплощадь, в которой он зарегистрирован, то ее тоже не имеют права включать в состав конкурсной массы, поскольку факт проживания в другом месте не порождает прав владения имуществом.(Стоит отметить, что если человек имеет в собственности единственную квартиру, в которой не зарегистрирован, то единственным жильем она считаться не будет, например, человек прописан в квартире родителей, но имеет отдельную жилплощадь, его единственным жильем будет считаться квартира, где он зарегистрирован, а квартира, находящаяся в собственности, будет включена в конкурсную массу).

Часто возникает вопрос, что если квартир несколько, но одна из них оформлена на жену. Такое имущество признается совместно нажитым и подлежит реализации. Если муж вступает в процедуру банкротства его часть от продажи недвижимости пойдет на погашение долга, а оставшуюся часть вернут жене.

Другой вопрос: что если недвижимость есть, но принадлежит супруге(по брачному контракту, наследству, покупке до брака и т.д.) и не является совместно нажитым имуществом? В таком случае она не подлежит реализации.  Получить бесплатную консультацию

Могут ли отобрать единственное жилье при банкротстве?

Кажется, ответ на этот вопрос очевиден — не могут. Но в судебной практике встречаются прецеденты, когда единственное жилье все-таки могут продать за долги.

Причин этому может быть несколько:

  1. — Недобросовестные действия должника
  2. попытки искусственно придать недвижимости статус единственного жилья, продать или скрыть его.
  3. Бывает, что гражданин пытается скрыть или перепродать недвижимость накануне вступления в процедуру банкротства.

     

В судебной практике есть прецеденты, когда должник лишался права на единственное жилье, так как не проживал в нем длительный срок и был прописан в другом месте. Арбитражный суд Западно-Сибирского округа 18.09.

2017 вынес решение по делу № А03-4289/2016, включить в состав конкурсной массы квартиру должника, которую он заявлял как единственное жилье, хотя давно там не проживал и был зарегистрирован в другом доме. 

Судьи решили, что должник скрыл от финансового управляющего факт наличия у него другой жил. площади и удовлетворил требования кредиторов продать спорную квартиру с аукциона.

В нашей практике был непростой случай, когда пенсионерка, которая начала процедуру банкротства, получила по наследству квартиру, на самом деле являвшуюся ее единственным жильем, побоялась, что ее продадут за долги, не сообщила об этом финансовому управляющему и продала ее.  Это также было расценено, как недобросовестные действия и средства от продажи квартиры пошли на выплату долгов, а в банкротстве ей было отказано.

Одним словом, если вы планируете пройти процедуру банкротства нужно помнить, что все сделки(дарение, купля-продажа, попытки перерегистрировать квартиру на родственников и даже регистрация в жил. площади) в последний момент перед банкротством, могут расценить как недобросовестные действия. 

  • Финансовый управляющий проверяет все сделки, совершенные за три года, предшествующие банкротству.
  • — Недвижимость не имеет статуса жилого помещения
  • Если должник использует для проживания помещение, не признанное жилым, то его нельзя исключить из конкурсной массы, как единственное жилье. 
  • Жилищный кодекс Российской Федерации согласно части 2 статьи 15  признает жилым изолированное помещение, которое является недвижимым имуществом и пригодно для постоянного проживания граждан (отвечает установленным санитарным и техническим правилам и нормам, иным требованиям законодательства).

В 2018 г. Пятнадцатый Арбитражный Апелляционный суд г.

Ростова-на-Дону вынес решение по делу № А53-7924/2017, в котором женщина, начавшая процедуру банкротства, пыталась оспорить включение в конкурсную массу нежилого помещения в котором она проживала с семьей.

Несмотря на то, что это было их единственное жилье, суд не удовлетворил требования наложить иммунитет к реализации на оборудованную для проживания комнату в нежилой пристройке к многоквартирному дому.

— Помещение существенно превышает размеры необходимые для проживания должнику.

Закон не предусматривает понятие квартиры слишком роскошной для проживания должника. Однако, есть случаи, когда суд распоряжался продать квартиру в счет погашения долга и приобрести для должника квартиру поменьше.

В такой ситуации оказалась наш клиент Елена Ш. 

В 1999 году Елена взяла в долг у частного лица и не спешила с ним рассчитываться. Тогда гражданин обратился в суд, было открыто исполнительное производство, но долг так и не взыскали. Из-за этого тяжба затянулась на долгие годы.

В 2009 году на Елену была оформлена квартира площадью 110 кв. м. Этот факт доказывает, что средства для возвращения долга у нее были.

В 2018 году сумма займа была проиндексирована с учетом современного курса доллара и составила 4 миллиона 525 тысяч рублей.

Елена была не в состоянии выплатить такую сумму и решила объявить себя банкротом, чтобы списать долг. Она обратилась в нашу компанию и мы, изучив ситуацию, запустили процедуру банкротства.

Кредитор стал добиваться продажи ее квартиры за долги, мотивируя это тем, что жилье слишком большое, но арбитражный суд отклонил это решение, ссылаясь на запрет продавать единственное жилье за долги.

Суды высших инстанций в том числе Верховный суд, также отклонили жалобу истца и остались на стороне Елены. 

Кредитор боролся за свои деньги и обратился в последнюю инстанцию —  Конституционный суд. 26 апреля 2021 года было опубликовано его постановление, по которому исход дела был решен в пользу кредитора. Почему же так вышло? 

Во-первых, долговые обязательства возникли гораздо раньше приобретения квартиры, а значит возможность вернуть долг была.

Во-вторых, на момент приобретения жилья было открыто исполнительное производство, то есть решение суда о принудительном взыскании задолженности.

Суд учел эти факты и принял решение сократить площадь квартиры, исходя из социального минимума по Калужской области, который составляет 18 кв. м. на человека.

Однако тяжба еще продолжается, и по поводу приобретения квартиры есть более точные сведения: Согласно нашим источникам, представленными супругом Елены Ш. квартира была куплена супругом Елены Ш.

в браке и оформлена на него же задолго до получения займа от кредитора, а в 2009 году переоформлена на Елену Ш.

Данные действия документально подтверждены, а кредитором эти события были были описаны с выгодной для него точки зрения. 

Нами будут предприняты все попытки для сохранения данного имущества должника. На сегодняшний момент Арбитражным судом Калужской области выясняются все обстоятельства настоящего дела и решается вопрос о возможности реализации/сохранении имущества должника. 

Дело Елены еще продолжается, но даже в случае реализации квартиры, должника не оставят без единственного жилья. Кредиторы будут обязаны купить более скромное жилье в том же населенном пункте.

— Недвижимость находится в залоге у банка или кредитора.

Если квартира взята в ипотеку, то к сожалению, имущественные права на нее принадлежат банку, и чтобы снизить количество издержек заимодателя, она подлежит реализации с аукциона.

Получить бесплатную консультацию

План действий при банкротстве

Если вы боитесь потерять единственное жилье при банкротстве, краткий план действии для вас. 

По закону отобрать единственное жилье нельзя, кроме особых ситуаций: 

  1. Должник скрывает от финансового управляющего наличие другого жилья.
  2. Должник стремится придать жилью статус единственного искусственным путем.
  3. Имеют место недобросовестные действия со стороны должника, попытка продать, подарить или переписать на родственников другую недвижимость.
  4. В отдельных обстоятельствах жилье может быть признано существенно превышающим необходимый размер. В таких случаях кредитор должен предоставить другое жилье, соответствующее минимальной норме по области в том же населенном пункте.

Вопрос о том, как не потерять единственное жилье при банкротстве волнует многих, кто решил пройти процедуру банкротства. Тонкостей в таком деле может быть много, поэтому лучше записаться на консультацию к профессионалам, тем более первая консультация юристов компании «Банкрот-сервис» бесплатная.

Получить бесплатную консультацию

Суд разрешил банкроту оставить единственное дорогое жилье

Можно ли продать за долги единственное жилье, если это большой элитный коттедж в ближайшем Подмосковье? Суды разделились во мнениях. Первая инстанция в своем решении учла поведение должника. По ее мнению, он специально продал все остальные квартиры, чтобы уберечь дорогой дом от взыскания.

18-й ААС отменил решение первой инстанции, которая разрешила продать за долги единственное дорогое жилье должника – дом в элитном коттеджном поселке «Барвиха Клаб» в Московской области. Спор о том, включать ли его в конкурсную массу, возник в деле № А76-11986/2016.

Там ВТБ банкротил бизнесмена Олега Назарова за долги по кредитам в размере 200 млн руб. Также в реестр включились Газпромбанк (83,6 млн руб.), Локо-Банк (39 млн руб.) и другие кредиторы.В 2017 году суд ввел процедуру реализации имущества и «вернул» должнику объекты, которые тот продал, чтобы избежать взыскания.

В их числе оказались три квартиры в Челябинской области, тот самый дом в поселке «Барвиха Клаб» площадью 386,1 кв. м, земля, машины и т. д. Квартиры в области в итоге достались добросовестным приобретателям, а покупателя обязали заплатить их стоимость. В конкурсную массу вернулся элитный коттедж, но должник возражал против его продажи.

Он утверждал, что это единственное жилье для него, жены и несовершеннолетнего сына. А значит, на него распространяется исполнительский иммунитет. Закон запрещает налагать взыскание на такую квартиру.

АС Челябинской области отклонил эти доводы и разрешил продать спорный дом.

Он учел недобросовестность бизнесмена, установленную предыдущими судебными актами, которые аннулировали его сделки. Зная о долгах перед банками, Назаров стал распродавать все имущество, включая другие квартиры.

Он целенаправленно выводил все жилье из конкурсной массы, чтобы защитить исполнительским иммунитетом наиболее дорогой объект, решил судья Александр Осипов. Кроме того, он учел, что сейчас должник и его жена нигде не работают, поэтому им было бы обременительно содержать такой большой дом.

Судья также отверг аргументы о правах несовершеннолетнего ребенка на жилье. «Обеспечить ребенка местом жительства должны родители», – отмечается в решении суда. А сам Назаров должен оценить «необходимость проживания его с семьей в доме при отсутствии какого-либо дохода и работы у должника и у супруги». Иной подход означает необоснованный приоритет прав несовершеннолетнего ребенка и его родителей над интересами кредиторов, заключил АС Челябинской области.

9 августа 2019 года 18-й ААС отменил это решение. Коллегия под председательством Людмилы Забутыриной удовлетворила ходатайство Назарова и исключила коттедж из конкурсной массы. Мотивы судей станут ясны позднее, когда будет опубликован полный текст решения.

Неопределенность и недобросовестность

Решение первой инстанции, которая отказалась исключать дом из конкурсной массы, называет «абсолютно ожидаемым» старший юрист юридического бюро  Евгения Лим.

Суд учел очевидную недобросовестность должника и позицию высших судебных инстанций о том, что надо учитывать социальную норму жилплощади при оценке возможности обратить взыскание на единственное жилье, говорит Лим.

«Тем интереснее будет исследовать мотивировку апелляционной инстанции, которая отменила определение», – заключает она.

Госдума так и не решилась принять закон о продаже единственного элитного жилья, хотя Конституционный суд указал сделать это еще несколько лет назад, напоминает старший юрист правового бюро  Артем Фролов. Поэтому судам не хватает определенности во многих вопросах.

Например, если должник своими действиями защитил жилье иммунитетом, но при этом имеет другое жилье, суд может отказать в исключении имущества из конкурсной массы. Но если другого жилья нет, то нет и разъяснений для судов, что в этом случае делать, рассуждает Даниил Владимиров из  .

По словам юриста, практика пока не дает ответов на вопросы, можно ли продать единственное жилье при условии покупки другого и кто должен определять условия сделок. В частности, цену и площадь.

Владимиров считает, что по отношению к кредиторам было бы справедливо реализовывать жилье с условием покупки нового. Разрешать вопросы о цене, площади, районе нового жилья должно собрание кредиторов, говорит юрист. При этом, по его мнению, должнику надо оставить право представить свои предложения с учетом социальных нормативов.

Суд разрешил банкроту оставить единственное дорогое жилье

Вам также может понравиться

Когда суды могут забрать у должника-банкрота единственное жильё

В апреле 2021 года Конституционный Суд России разрешил забирать у должника, признанного банкротом, единственное жильё, если его площадь значительно превышает установленные нормативы. Читайте об условиях, при соблюдении которых это можно сделать, и обзор двух судебных дел по данному вопросу.

Условие 1: Единственное жильё превышает по размерам и стоимости «разумно достаточную» жилплощадь

Согласно абз. 2 ч. 1 ст. 446 ГПК РФ, у должника-гражданина нельзя забрать в счёт долга единственное пригодное для проживания помещение: комнату, квартиру или дом. Исключение – жильё куплено в ипотеку.

К этой норме, как правило, апеллируют должники, требуя исключить их жильё из конкурсной массы в делах о банкротстве. На ст. 446 ГПК РФ опирались суды: они не позволяли продать квартиру для погашения долга вне зависимости от того, что это за жильё – комната в общежитии или дом в несколько этажей.

Но в апреле 2021 года вышло постановление Конституционного Суда РФ от 26.04.2021 № 15-П, которое в корне изменило подход к этому вопросу. В КС РФ обратился гражданин, который одолжил знакомой деньги, но она долг не вернула. Займодатель обращался в суд, но приставы не смогли помочь: у ответчицы не было имущества, на которое можно обратить взыскание.

Тем временем должница купила квартиру площадью более 110 кв.м и признала себя банкротом. Взыскатель через суд требовал, чтобы жильё было продано для погашения долга. Суды отказали ему, ссылаясь на ст. 446 ГПК РФ.

Тогда гражданин подал административный иск в КС РФ с требованием проверить на конституционность эту норму.

Конституционный Суд РФ отметил, что такой запрет оправдан, но распространяется только на «разумно достаточную» жилплощадь.

Суд может изъять у должника единственное жильё, если квартира куплена в период взыскания с него задолженности и превышает площадь, необходимую для комфортного проживания. При этом суд не вправе оставить должника без жилища, площадь которого должна соответствовать муниципальному нормативу.

КС РФ в постановлении от 26.04.2021 № 15-П по сути разрешил продавать в счёт долга роскошное, пусть и единственное жильё признанного банкротом человека. Взамен ему должна быть предоставлена или куплена другая квартира метражом не менее установленного в муниципалитета норматива по площади на человека.

Начала складываться судебная практика с опорой на тезисы Конституционного Суда РФ. Но и до этого суды, разбирая споры о банкротстве, занимали подобную позицию. Рассмотрим два дела: одно из периода «до», а второе – после постановления КС РФ.

Суд разрешил банкроту оставить единственное дорогое жильеМожно ли взыскать долг за ЖКУ с пенсии по старости и в каком размере

Условие 2: Кредиторы провели собрание и выбрали для должника новую квартиру по муниципальным нормативам

Итоги дела № А60-56649/2017 – прецедент в судебной практике. Оно рассматривалось до выхода постановления № 15-П. В нём суды одобрили переселение гражданина-должника в новое жильё, выбранное кредиторами, а роскошная квартира ушла с торгов.

Спор начался ещё в 2017 году, когда гражданин из Екатеринбурга был признан банкротом. Он обратился в суд с ходатайством об исключении из конкурсной массы квартиры общей площадью 147,3 кв.м, сославшись на то, что это его единственное жильё. Первая инстанция и апелляция согласились с истцом.

Кассационный суд указал: установленный в отношении жилья иммунитет должен распространяться на помещение, которое по своим характеристикам является разумно достаточным для удовлетворения потребностей в жилище. Это соответствует позиции КС РФ. Кредиторы провели собрание и выбрали для истца новую квартиру, площадь которой соответствует муниципальному нормативу.

Кассация отправила дело на новое рассмотрение. Верховный суд России это решение поддержал, отклонив жалобу должника. Дело № А60-56649/2017 ушло на второй круг.

В августе 2019 года первая инстанция согласилась, что кредиторы действовали в рамках закона. Квартира в 31,7 кв.м, подобранная для должника кредиторами, соответствует требованиям закона.

Замена большой по площади квартиры на маленькую правомерна, а жильё в 147,3 кв.м можно продать в счёт долга.

Апелляционный суд, а за ним кассация такое решение коллег поддержали. В итоге двухуровневая квартира должника была продана на торгах за 8,2 млн рублей.

Великое переселение банкротов

Не дождавшись реакции властей, за девять лет так и не уточнивших критерии роскошного жилья и границы исполнительского иммунитета, Конституционный суд (КС) РФ попытался сам решить проблему.

Он допустил при ряде условий изъятие единственного жилья у граждан-банкротов с предоставлением взамен более скромного. Юристы называют позицию революционной и считают, что продолжниковая судебная практика теперь развернется в сторону кредиторов.

В первую очередь проблемы могут возникнуть у владельцев больших домов и многокомнатных квартир. Но могут пострадать и те, у кого жилплощадь просто больше социальной нормы.

В защиту роскоши

КС опубликовал постановление (.pdf) по жалобе Ивана Ревкова, допустив ограничение исполнительского иммунитета, защищающего единственное жилье гражданина-должника от взыскания. Ст.

 446 Гражданского процессуального кодекса РФ (ГПК) не разрешает продать такое жилье для погашения долгов, даже если оно является очевидно роскошным.

Это позволяет должникам приобретать недвижимость на заемные средства (без ипотеки), которые они не собираются возвращать.

Проблема существует много лет, и КС неоднократно указывал на необходимость корректировки ГПК, но Минюст и Госдума рекомендации игнорировали.

В 2012 году КС прямо обязал законодателя определить пределы защиты единственного жилья и разработать порядок обращения на него взыскания, если недвижимость явно превосходит разумные потребности человека в жилище, а активы должника несоразмерны его обязательствам. Но за девять лет поправки в ГПК так и не были внесены.

Не изменилась за это время и судебная практика, занимающая сторону должников.

Так, Верховный суд РФ (ВС) прошлой осенью отказал кредиторам в праве принудительно заменить гражданину-банкроту его единственную квартиру на жилье меньшей площади (см.

“Ъ” от 24 октября 2020 года), сославшись как раз на то, что закон этого не позволяет. Теперь КС решил самостоятельно восполнить недостаток регулирования.

Больше не безусловное право

Иван Ревков более 20 лет назад одолжил своей знакомой Елене Шахлович 770 тыс. руб., но та деньги не вернула. Кредитор получил решение суда о взыскании средств и передал его на исполнение приставам, но долг взыскать не удалось.

В 2019 году должницу признали банкротом.

В рамках этого дела выяснилось, что еще в 2009 году Елена Шахлович приобрела квартиру площадью 110 кв. м стоимостью большей, чем сумма ее задолженности перед Иваном Ревковым (к 2019 году с учетом индексации долг составил 4,5 млн руб.).

Но арбитражный суд Калужской области отказался продавать жилье и исключил его из конкурсной массы, так как оно для должницы оказалось единственным и не было обременено ипотекой. Это решение поддержали вышестоящие инстанции, а ВС не стал пересматривать дело.

Господин Ревков обратился в КС, настаивая, что ст. 446 ГПК во взаимосвязи с п. 3 ст. 213.25 Закона о банкротстве противоречит Конституции, так как дает единственному жилью иммунитет, даже если оно приобретено после возбуждения приставами исполнительного производства и значительно превышает разумно достаточную площадь для удовлетворения потребности в жилище.

В постановлении КС снова напомнил об обязанности законодателя внести изменения в ГПК, раскритиковав его медленную реакцию: «Помимо многолетнего недопустимого законодательного бездействия, указанный длящийся риск причинения вреда конституционно значимым ценностям отягощается самим по себе неисполнением акта конституционного правосудия». По мнению суда, «это лишает оснований дальнейшее ожидание своевременного исправления действующего законодательного регулирования и вынуждает КС вновь обратиться к проверке конституционности (той же статьи.— “Ъ”)».

Ключевым выводом КС стало признание того, что ст. 446 ГПК больше не может служить в качестве «безусловного отказа в обращении взыскания на жилые помещения, если суд считает необоснованным применение исполнительского иммунитета».

  • Снятие защиты с единственного жилья возможно, если суды установят, что оно было приобретено со злоупотреблениями, говорится в постановлении.
  • Может учитываться время присуждения долга, возбуждения исполнительного производства и извещения должника об этих событиях, условия сделок по отчуждению другого имущества для приобретения защищенного иммунитетом жилья.
  • Также суды должны учитывать рыночную стоимость жилья и ее соотношение с величиной долга, чтобы обращение взыскания было обоснованным, а не использовалось как «карательная санкция» или «средство устрашения должника угрозой отобрания у него и членов его семьи единственного жилища».

Оставить на улице должника нельзя — ему следует предоставить новое жилье площадью не меньше, чем по договору соцнайма и в пределах того же поселения (либо в другом регионе с его согласия). В связи с этим решения судов об отказе взыскать квартиру должницы Ивана Ревкова подлежат пересмотру, постановил КС.

Революция в практике

«Суть позиции КС сводится к тому, что допустимо предоставлять должнику иное, более скромное жилище, а то в котором он проживает, продавать для погашения долгов перед кредиторами»,— говорит советник юрфирмы РКТ Иван Стасюк. Иммунитет не действует, если должник злоупотреблял правом при приобретении жилья, то есть когда оно куплено фактически на деньги кредиторов, но залогом не обременено, поясняет он.

Юрист банкротного направления Vegas Lex Валерия Тихонова называет постановление «поистине революционным для практики», добавляя, что на фоне бездействия законодателя и продолжниковой позиции арбитражных судов КС «взял на себя миссию по установлению границ исполнительского иммунитета».

Адвокат юргруппы «Яковлев и партнеры» Бронислав Садиков считает позицию КС особенно важной для кредиторов, учитывая то, что «число злоупотреблений со стороны должников достигло критической массы, и дальше так продолжаться не могло». Об этом, по его словам, свидетельствует как возросшее число споров данной категории, в том числе в ВС, так и активное обсуждение вопроса профсообществом.

Отдельно господин Садиков приветствует критику суда в отношении многолетнего бездействия законодателя, «по-видимому, все свои силы и энергию направляющего на спасение Родины от иностранных агентов, клеветников в интернете и прочих деструктивных сил» вместо исполнения указаний КС о внесении поправок в ГПК.

«Постановление будет иметь огромное значение для правоприменительной практики,— соглашается с коллегами партнер коллегии адвокатов Pen & Paper Станислав Данилов.

— Фактически КС отменяет исполнительский иммунитет для подавляющего большинства граждан, которые попадают в процедуру банкротства, и возлагает на арбитражные суды функцию определять порядок приобретения другого жилья для должника и его семьи по нормам социального найма».

Социальные нормы жилья разнятся от региона к региону и зависят от количества и родства проживающих вместе лиц.

В Москве, например, минимальная норма составляет 18 кв. м на человека, но для семьи из супругов положена «однушка» площадью до 44 кв. м.

«Можно ожидать изменения подхода арбитражных судов и ВС к разрешению вопроса о возможности забрать у должника его единственное жилье. С высокой долей вероятности суды будут разрешать предоставление должнику замещающего жилья»,— говорит Валерия Тихонова.

Бронислав Садиков рассказывает о примере из личного опыта, когда арбитражный суд исключил из конкурсной массы трехэтажный дом должника на Новорижском шоссе и землю, на которой он расположен, общей стоимостью свыше 20 млн руб. при сумме долгов около 10 млн руб. Он рассчитывает, что «с принятием постановления КС подобные случаи будут исключены».

Иван Стасюк положительно оценивает позицию КС, но считает необходимым закрепление критериев, при которых единственное жилье может быть продано за долги, на законодательном уровне.

«Впрочем, принятие поправок в скором времени не выглядит очевидным.

Принятие таких мер вряд ли будет воспринято многими позитивно, так что весьма вероятно, что вопрос продолжит регулироваться на уровне судебной практики»,— полагает господин Стасюк.

«Это начало радикальных изменений практики применительно к обращению взыскания на единственное жилье, по крайней мере, в рамках банкротных дел»,— согласен Станислав Данилов.

На практике это будет выглядеть примерно так, рассказывает он: «По решению суда из конкурсной массы выделяются средства на покупку должнику замещающего жилья в том же городе и примерно в том же районе, которое по своим конструктивным и техническим характеристикам соответствует тому же уровню жилья по метрам соцнормы».

Согласие должника в таком случае не будет спрашиваться, какие-то жизненные факторы (детсады, школы, поликлиники, кружки), вполне вероятно, будут игнорироваться судом как не имеющие имущественной оценки, рассуждает господин Данилов.

Однако вопрос о том, насколько широко будет применяться позиция КС, остается открытым. «В принципе ее можно применить к любому жилью, где на проживающего приходится больше метров, чем по социальной норме. Но в первую очередь это, конечно, должно касаться именно роскошного жилья, а не просто превышающего минимальные размеры»,— говорит Иван Стасюк.

Бронислав Садиков тоже полагает, что в приоритете для кредиторов будет продажа больших дорогих домов и квартир.

Впрочем, Валерия Тихонова допускает, что на практике «наличие трех комнат для двух жильцов может быть расценено как излишняя обеспеченность жилплощадью, и если выручка от продажи такой квартиры достаточна для расчета с кредитором, то риск обращения на нее взыскания будет существенным».

При этом госпожа Тихонова опасается, что позиция КС может привести к лишению единственного жилья и тех должников, кто дошел до банкротства из-за своей финансовой безграмотности и неосторожности, а не в результате злонамеренного уклонения от погашения долгов. Но, по мнению господина Садикова, для добросовестных должников ничего измениться не должно, а риски возникают лишь для тех, кто злоупотребляет правом, пользуясь бездействием законодателя.

Анна Занина, Марина Царева

Последний дворец: почему Конституционный суд разрешил отбирать у банкротов единственное жилье

Позиция Конституционного суда (КС) России, который в своем постановлении № 15-П предоставил кредиторам право реализовывать единственное жилье банкрота, вызвала дискуссию среди юристов и немало опасений в обществе. Попробуем разобраться в его причинах и последствиях.

Принимая решение, суд упрекнул законодательную власть в неисполнении своего давнего постановления (от 14 мая 2012 года), в котором он указывал на необходимость определения на законодательном уровне минимальных критериев жилья, необходимого для проживания граждан.

В итоге Конституционный суд не стал дожидаться решения депутатов и взял на себя несвойственную функцию прямого нормотворчества. Теперь у судов появится основание отказывать недобросовестным должникам в исключении из конкурсной массы квартир из категории так называемого роскошного жилья. Стоит отметить, что до сих пор точного определения, что это значит, нет.

Однако есть судебная практика, по которой к данной категории относится жилье, превышающее минимально установленные нормы для проживания.

На что опирался КС

При анализе постановления КС становится очевидным, что все не так страшно. Суд не произвел какой-то «революции» в праве и не дал кредиторам безусловного права выселять людей на улицу. Напротив, суд подчеркнул, что снятие иммунитета возможно только при недобросовестном поведении должников.

В частности, к случаям злоупотребления суд отнес приобретение должником единственного роскошного жилья при наличии неисполненных обязательств перед кредиторами. В деле, которое послужило основанием для постановления КС, должник перевел все свои активы в единственное роскошное жилье с целью защитить их от взыскания.

Такие действия по сути являлись способом вывода активов из-под взыскания в рамках дела о банкротстве.

Карантинное право: как Конституционный суд упростил чиновникам введение запретов

При этом судебная практика и ранее допускала в исключительных случаях реализацию единственного роскошного жилья. Так, в одном из дел о банкротстве Верховный суд указал на недопустимость исключения из конкурсной массы трехуровневой пятикомнатной квартиры должника. Суды установили, что должник искусственно создал ситуацию, когда у него осталось одно пригодное для проживания жилье.

Такие действия Верховный суд квалифицировал как неправомерные и допустил реализацию роскошного жилья в конкурсной массе. Аналогичная позиция встречается и в ряде других судебных актов.

Во всех этих случаях судьи исходят из принципа недопустимости использования норм закона с неправомерной целью в ущерб интересам третьих лиц, которая зафиксирована в статье 10 российского Гражданского кодекса.

Однако такие решения до сих пор были скорее исключениями, чем общим правилом. По общей практике суды сохраняли исполнительский иммунитет за любыми единственными домами или квартирами банкротов, даже если жилье признавалось «роскошным» (примеры — постановления Арбитражного суда Московского округа от 1 сентября и от 25 ноября 2020 года).

Нельзя не отметить, что в мире полное исключение жилья из конкурсной массы является скорее исключением, чем правилом.

В развитых правопорядках жилье включается и реализовывается в составе конкурсной массы должника.

Так, в большинстве штатов США подлежит исключению лишь определенная стоимость недвижимости, при превышении которой жилье подлежит реализации и должнику выделяется сумма в пределах порогового значения.

Таким образом, решение КС выглядит разумным и соответствующим общемировым подходам.

Что может измениться для должников

Но все же стоит отметить возможные риски, которые могут возникнуть в случае полного отказа от исполнительского иммунитета единственного жилья или введения абстрактной нормы о включении в конкурсную массу «роскошного жилья».

КС не отвечает на вопрос, каким образом будет обеспечиваться право должника на новое жилье взамен реализуемого. Если обязанность приобрести жилье будет возложена на кредиторов, то для них это создаст колоссальные дополнительные затраты при наличии риска, что жилье должника будет реализовано с существенным дисконтом.

  • Возлагать функции риелтора на финансового управляющего тоже было бы странно, это не соответствует задачам, выполняемым управляющим в рамках процедур банкротства.
  • Конец безумия: почему ипотечный бум в России завершается
  • Наиболее рациональным представляется вариант, когда должнику за счет конкурсной массы выделялись бы денежные средства на аренду жилья на период, пока его жилье не будет реализовано с торгов.
  • После реализации должнику выделялась бы сумма, определенная судом, достаточная для приобретения жилья с учетом средней рыночной стоимости в соответствующем населенном пункте с учетом минимально необходимой площади для должника и его семьи.
  • Мнение редакции может не совпадать с позицией автора

Короли российской недвижимости — 2021. Рейтинг Forbes

Короли российской недвижимости — 2021. Рейтинг Forbes

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector