Суд правомерно не предоставил полную аудиозапись судебного заседания

Содержание:

Главная » Право » Является ли аудиозапись доказательством в суде

В отечественном судопроизводстве разрешается использовать аудиозапись как доказательство по рассматриваемому делу. Действительно, такая практика допускается процессуальным законодательством РФ – административным, арбитражным, уголовным, гражданским.

Наиболее распространено применение цифровых средств аудиофиксации – они многофункциональны, удобны в эксплуатации, обеспечивают высокое качество и сохранность записи.

Необходимо изучить правовые основания, позволяющие ссылаться на результаты звукозаписи и аудиофайлы в суде.

Можно ли использовать результаты аудиофиксации в судебном процессе: юридические нюансы

Суд правомерно не предоставил полную аудиозапись судебного заседания

Является ли аудиозапись доказательством в гражданском суде

Если результаты аудиофиксации используются сторонами (истцом, ответчиком) как доказательства по гражданскому делу, необходимо руководствоваться следующими нормами Гражданского процессуального кодекса РФ (ГПК):

  • статьей 55 четко оговорено, что аудиозапись может рассматриваться судом как полноценный источник важных сведений и доказательств, если она была получена на законных основаниях. В противном случае доказательство не будет обладать юридической силой, а суд, соответственно, не сможет основываться на нем при вынесении вердикта;
  • статьями 77-78 регламентируются правила представления аудиозаписей в гражданском процессе, а также хранение и возможный возврат их носителей. Так, лицо, которое представляет аудиозапись или просит об её истребовании, должно пояснить обстоятельства её возникновения (кто, когда и где произвел эту аудиофиксацию). Данное требование касается результатов звукозаписи, содержащихся на любых носителях, в том числе электронных. Хранение таких носителей осуществляет непосредственно суд;
  • доказательство (в том числе представленное аудиозаписью) может быть принято судом исключительно в том случае, если оно имеет значение для данного разбирательства. Это подразумевается статьей 59;
  • если для подтверждения обстоятельств рассматриваемого дела законом определены конкретные средства доказывания, иные доказательства не могут применяться в этом случае (статья 60).

Таким образом, использование представленных аудиоматериалов допускается в гражданском процессе, если суд, разбирающий конкретное дело, сочтет их надлежащими доказательствами. Иными словами, аудиозаписи (фонограммы) приобщаются к гражданскому делу по усмотрению соответствующей судебной инстанции. Данные выводы однозначно следуют из содержания норм ГПК, перечисленных выше.

Аудиоматериалы в уголовном процессе

Чтобы использовать фонограмму в качестве доказательства по уголовному делу, нужно руководствоваться следующими положениями Уголовно-процессуального кодекса РФ (УПК):

  1. Обстоятельства, на которые ссылаются стороны судебного разбирательства, можно доказывать представлением аудиозаписей (иных документов), что разрешается статьей 84. Однако порядок их представления, истребования и получения регламентируется положениями статьи 86. Доказательства могут собираться надлежащими органами расследования (судебного, досудебного) в процессуальном порядке.
  2. На основаниях статьи 75 имеющиеся доказательства (в том числе и фонограммы) могут признаваться недопустимыми, если окажется, что их получение сопровождалось нарушением определенных предписаний УПК.
  3. Право физлица на тайну любых переговоров может ограничиваться только в том случае, если это санкционировано вердиктом суда. Запись его переговоров также осуществляется исключительно при наличии надлежащего судебного решения. Данные правила оговорены статьей 13, а соответствующие полномочия органа судопроизводства – статьей 29.

Использование фонограмм в арбитражном процессе

Фонограммы разговоров, полученные законным путем, относятся к иным материалам, используемым для подтверждения (опровержения) обстоятельств разбираемого судебного дела. Это четко оговорено статьей 89 АПК.

Применение аудиофиксации для административного производства

Правила представления, хранения и возможного возврата записей, используемых для целей административного судопроизводства, регулируются положениями статьи 76 Кодекса административного судопроизводства РФ (КАС). Субъект, который представляет такую запись суду, должен обязательно сообщить о том, при каких обстоятельствах она была получена. Орган судопроизводства обеспечивает сохранность данной фонограммы.

Можно ли записывать голос человека без его разрешения для целей гражданского судопроизводства

В законодательстве РФ присутствует целый ряд норм, запрещающих получать (собирать) сведения о личной жизни человека:

  1. Статья 23 Конституции РФ обеспечивает право каждого человека (физлица) на тайну любых его переговоров. Однако такое право можно законно ограничить надлежащим вердиктом суда.
  2. Статья 24 Конституции РФ запрещает собирать сведения о личной жизни человека (физлица), если он не дал на это своё разрешение. Хранить, применять или распространять подобные сведения также не допускается без соответствующего разрешения, предоставленного данным человеком.
  3. Частью 8 статьи 9 закона № 149-ФЗ от 27.07.2006 не разрешается требовать от человека (физлица) какие-либо персональные сведения. При этом запрещено собирать (получать) подобные сведения без надлежащего согласия данного человека. Возможные исключения из этих правил могут регламентироваться требованиями федеральных законов.
  4. Статьями 137-138 Уголовного кодекса РФ (УК) оговорена ответственность за неправомерное осуществление сбора, распространения персональных сведений о человеке (без надлежащего разрешения этого человека). Крайняя мера – лишение виновника свободы на 2-5 лет.

Однако Верховный Суд РФ своим определением признал, что для разрешения гражданского дела (спора) можно использовать доказательства, источником которых является скрытая аудиозапись разговора. Такая позиция была четко зафиксирована Определением Верховного Суда № 35-КГ16-18 от 06.12.2016. Данный прецедент следует рассмотреть более детально.

Суть спора, позиция районных и апелляционных судов

Разбираемое гражданское дело заключалось в следующем:

  1. Гражданка С. (займодавец) и гражданин Р. (заемщик) оформили договор займа на конкретных условиях. Однако заемщик нарушил достигнутые договоренности, прекратив погашение долга.
  2. Займодавец обратилась в суд, подав надлежащий иск к заемщику (гражданину Р.) и его бывшей жене (гражданке Е.), так как на момент оформления данного займа граждане Р. и Е. пребывали в браке.
  3. Обосновывая свое требование, гражданка С. (истец) упомянула о том, что заем был выдан ею бывшим супругам по их просьбе на общие цели. Данные факты подтверждались расшифрованными аудиозаписями телефонных разговоров истца с каждым из ответчиков.
  4. Иск займодавца был удовлетворен районным судом, признавшим данный заем общим обязательством обоих ответчиков. Представленные истцом фонограммы стали доказательством данного обстоятельства.
  5. Гражданка Е. не согласилась с этим вердиктом – отказалась отвечать по обязательствам бывшего супруга – и обжаловала его. Апелляционный суд одобрил требование гражданки Е. – всю задолженность было решено взыскать с гражданина Р.
  6. Аудиозапись, переданную истцом, апелляционная инстанция посчитала ненадлежащим доказательством, так как она, по мнению этого суда, была получена гражданкой С. без разрешения гражданки Е. Иными словами, была нарушена норма, оговоренная частью 8 статьи 9 закона № 149-ФЗ от 27.07.2006.
  7. Гражданка С. не согласилась с итогами апелляции и обратилась в Верховный Суд, потребовав отмены апелляционного вердикта. Займодавец настаивала на том, что этот долг следует взыскать с обоих бывших супругов.

Позиция Верховного Суда РФ

Суд правомерно не предоставил полную аудиозапись судебного заседания

Важный момент – гражданка С. записала разговор, в котором сама и участвовала. При этом разговор затрагивал те обстоятельства, которые были непосредственно связаны с рассматриваемыми отношениями займа. Так, Верховный Суд определил, что в этом случае аудиофиксация не запрещается.

Позиция юристов по данному вопросу

Большинство юристов поддерживают вышеизложенное мнение Верховного Суда. Они также полагают, что звукозапись разговора зачастую становится единственно возможным доказательством, подтверждающим правоту добросовестной стороны рассматриваемого дела. При этом существенными признаками допустимости подобных доказательств являются следующие обстоятельства:

  1. Запись выполнялась одним из участников соответствующего разговора.
  2. Аудиофиксация напрямую касалась рассматриваемого гражданского спора.

Если оба условия соблюдаются, аудиофиксация считается правомерной и может использоваться для целей судопроизводства.

Адвокаты программы «Человек и Закон» – консультации юристов

Надо понимать, что ранее это было, согласно УПК РФ, только правом, с момента вступления изменений в силу это стало обязанностью. В свою очередь новое положение дел может способствовать и стороне защиты, и адвокатам, оказывающим помощь. Доверителям, потерпевшим.

«Ранее адвокаты тоже имели право вести аудиозапись на открытом судебном заседании. Но когда адвокат писал замечания и прикладывал свою аудиозапись, суд, как правило, относился к этому критически», — рассказывает адвокат Евгений Эрлихман.

Интересно, что с новыми изменениями, для того чтобы получить аудиозапись, теперь адвокат должен подать ходатайство. На основании аудиозаписи, произведённой судом, адвокат вправе подавать замечания.

«Такой аудиозаписи суд уже не может не доверять. Адвокат может использовать имеющиеся данные на этой аудиозаписи в интересах своих доверителей. Таким образом, становятся более обоснованными замечания на протокол судебного заседания. У председательствующего, как раньше, уже не получится просто так отмахнуться от замечаний защиты», — говорит адвокат Евгений Эрлихман.

Замечания на протокол становятся более весомыми. Простое расхождение протокола с аудиозаписью, произведённой судом, уже не может быть просто не принято во внимание. Это позволяет уже на этапе процесса в суде первой инстанции значительно облегчить жизнь стороне защиты.

«Случайно или не случайно были допущены ошибки в протоколе, не имеет никакого значения. Достаточно ссылки на запись процесса. Более того, теперь и запись судебного приговора возможно обоснованно сравнить с текстом на выходе», — говорит адвокат Евгений Эрлихман.

До принятия изменений в кодекс многими защитниками были замечены значительные расхождения того, что происходило в суде с текстом протокола заседания. Из материалов пропадали целые блоки, которые потом могли бы стать весомым аргументом, например, в суде апелляционной инстанции.

«То, что написано в приговоре, должно быть озвучено. В ином случае мы будем иметь дело с банальной несправедливостью по отношению к обвиняемым, если не сказать больше. Если такие расхождения себе позволяет судебная система, то это непременно является причиной для отмены приговора», — говорит адвокат Евгений Эрлихман.

Читайте также:  Судам предписано не доверять только словам следователей

Вывод один. Теперь, благодаря новым изменениям, уже не получится в текстовый вариант приговора просто так добавить целые абзацы и предложения, которые не были озвучены.

Аудио- и видеозаписи как доказательства в трудовом споре

Как узаконить видеозапись, чтобы в дальнейшем можно было ее использовать в качестве доказательства в суде? Что нужно предпринять? Какие документы подписать с работником и как запросить его согласие? Возможно ли использование в суде стихийной видеосъемки на камеру мобильного телефона или аудио­записи переговоров с работником во время сложного увольнения? Можно ли отказаться от согласия на аудиозапись, чтобы потом суд не принял ее в качестве доказательства? Как составить текст ходатайства? Нужно ли делать расшифровку и пр.?

Не сложно представить ситуацию, когда сотрудник и работодатель оказались по разные стороны баррикад и дело дошло до суда. Каждый будет пытаться любыми способами доказать свою правоту и убедить судью, что именно он прав в спорной ситуации.

И нередко стороны в доказательство неправомерного поведения второй стороны приносят в суд аудио- и видеозаписи.

Работодатели устанавливают камеры видеонаблюдения в офисных и рабочих помещениях, а работники, когда дело «пахнет жареным» (конфликтом), не выпускают из рук телефоны, тщательно фиксируя на диктофон все разговоры.

Но судебные органы обязаны руководствоваться не только словами и объяснениями сторон или свидетелей, но и иными доказательствами, которые помогут установить фактические обстоятельства дела. Поэтому необходимо разобраться, будут ли к числу таких доказательств относиться аудио- и видеозаписи. Выясним, какие требования имеются к таким записям, чтобы их можно было предъявить в суд.

Согласно абз. 1 ч. 1 ст.

 55 Гражданского процессуального кодекса РФ (далее – ГПК РФ), доказательства – это полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов (абз. 2 ч. 1 ст. 55 ГПК РФ).

Таким образом, закон позволяет сторонам конфликта доказывать свою позицию, в том числе с помощью аудио- и видеозаписей.

Если сотрудник или работодатель планируют предъявить в суд такую запись, следует заранее уточнить, есть ли в суде возможность прослушивания или просмотра записи.

На практике может не оказаться необходимого ноутбука или телевизора. В этом случае стороне желательно самостоятельно позаботиться о предоставлении средства связи.

Лицо, которое направляет в суд аудио- и (или) видеозапись на электронном или ином носителе, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялась запись (ст. 77 ГПК РФ).

Суд исключил из состава доказательств представленную аудиозапись переговоров истицы с ответчиком, поскольку не было указано, когда, кем и в каких условиях осуществлялась запись.

Доказательств законности получения данной аудиозаписи также не имеется. Таким образом, аудиозапись разговора сторон не отвечала требованиям положений ст.

 77 ГПК РФ (апелляционное определение Московского городского суда от 22.08.2016 по делу № 33-29583/2016).

В другом деле истица пыталась доказать принуждение к увольнению по собственному желанию и просила суд приобщить стенограмму аудиозаписи служебного разговора между ней и руководителем. Суд отказал в ее просьбе и указал, что запись велась с нарушением ст. 23, 24 Конституции РФ, а также ст. 77 ГПК РФ.

Видно, что запись не содержит информации, из которой можно было бы установить время, место и условия, при которых она осуществлялась, сведения о выполнявшем ее лице.

Кроме того, суд отметил, что для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства, суд самостоятельно определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, оценивает допустимость и относимость представленных доказательств (апелляционное определение Московского городского суда от 30.07.2015 по делу № 33-26927/15).

Как видите, суд довольно строг в отношении такого рода доказательств. Если во время записи не были соблюдены требования закона к порядку оформления записи, то она может быть исключена из числа доказательств по делу. В этом случае сотрудник или работодатель уже не смогут ссылаться на разговор на пленке.

Следует обратить внимание на нормы Конституции РФ, на которые в одном из указанных дел ссылался суд. Согласно ч. 2 ст. 23 Конституции РФ, каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений.

Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения. А в ч. 1 ст. 24 Конституции РФ отмечено, что сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются.

Указанные требования закона защищают граждан от незаконного вторжения в их частную жизнь, обнародования личной переписки и незаконной слежки.

Давайте разберемся, можно ли установить в офисе организации скрытые камеры видеонаблюдения.

Если не уведомить сотрудников о том, что за ними ведется видеонаблюдение, это можно считать негласным получением информации. Согласно ч. 6 ст. 6 Федерального закона от 12.08.

1995 № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» (далее – Закон об ОРД), запрещено использование технических средств, предназначенных для негласного получения информации, не уполномоченными на то физическими и юридическими лицами. Такое право предоставляется только оперативным подразделениям госорганов, наделенных полномочиями законом (ст. 1 Закона об ОРД).

Компании не относятся к числу лиц, которым разрешается вести скрытое видеонаблюдение. Поэтому слежка за сотрудниками будет вне закона. Записи, полученные подобным образом, нельзя будет использовать в суде в качестве доказательств.

Видеонаблюдение в офисе

  • Как узаконить видеозапись, чтобы в дальнейшем можно было ее использовать в качестве доказательства в суде? Работодателю следует предпринять следующие действия (Схема 1):
  • 1) издать приказ о введении системы видеонаблюдения в компании с указанием даты начала эксплуатации видеокамер. Приказ можно оформить в произвольной форме (Пример 1);
  • 2) получить от работников в письменном виде согласие на ведение видеосъемки (Пример 2);

3) разработать и утвердить отдельный локальный нормативный акт (например, Положение о системе видеонаблюдения в организации), в котором определить, где ведется видеозапись, время съемки (например, с 09.00 до 18.

00), цель установления камер, сроки хранения видеозаписей, в каком порядке они подлежат уничтожению;

4) внести…

1С онлайн. Бухгалтерия, Управление торговлей, Зарплата и управление персоналом

Не так давно коллегия Верховного суда обсуждала вопрос о признании аудиозаписей, сделанными сторонами судебного разбирательства, в качестве допустимого доказательства.

Это нам кажется, что просто включить диктофон в беседе с человеком, а затем представить его в ходе судебного слушания – вещь вполне допустимая.

Однако, если обратиться к букве закона становится ясно, что все не так просто. 

  • Во-первых, нужно определить, насколько собеседник «человека с диктофоном» осведомлен о том, что его речь записывается.
  • Во-вторых, на какое именно устройство производится запись, в-третьих, где и при каких обстоятельствах эта запись делается, а также многое другое. 

Главное, на что обратили внимание арбитры – это факт или отсутствие факта посягательства на личную жизнь. Это как раз и стало камнем преткновения в обсуждении данного вопроса. Собственно, если бы не это обстоятельство, звукозапись такого формата уже бы давно могла стать средством для защиты своих прав.

В нашей статье мы постараемся детально изучить, что органы судебной власти вкладывают в понятие аудиозаписи, чем отличается «гражданская» аудиозапись от той, что производится правоохранительными органами, что нужно знать, когда включаешь диктофон в беседе с человеком и, конечно, где можно и нельзя заниматься записью.

На что ссылались судьи?

Если обратиться к текстам правовых документов, становится понятна некая «нерешительность» арбитров касаемо этого вопроса. В частности, существует запрет на скрытую фиксацию информации, установленный в статье 24 Конституции, гарантирующей равенство прав и свобод граждан, а также право на частную жизнь.

Также в пункте 8 статьи 9 Федерального закона от 27 июля 2006 года № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и защите информации», указано, что любой гражданин не вправе требовать от другого гражданина раскрывать сведения о его личной жизни, семейных тайнах против его воли.

На основании этих предписаний судьи могут или принять, или наоборот – отвергнуть аудиозапись, представленную в суде в качества доказательства. В нашем случае идет четкое разграничение аудио фиксации на те обстоятельства и то место, где она была произведена. Более того, нам встретилось такое понятие, как «воля» того, чей голос записывают. Если она есть – пожалуйста, фиксируйте.

Если нет, то и вопрос исчерпан. Однако, как мы с Вами понимаем, что сказанное умышленно «на диктофон» может существенно разниться с тем, что может сказать человек в отсутствии записывающего устройства. В виду этого, у нас остается последний пункт, в котором требуется разобраться – место и время, когда эта запись производилась.

Именно на основании данных обстоятельств и будет принято решение судей. Обращаем Ваше внимание, что к этому вопросу нужно подойти максимально щепетильно, т.к. этот фактор может сыграть решающую роль в рассмотрении дела.

Читайте также:  Возможно ли условное наказание по ч. 1 ст. 111 ук рф?

Частная жизнь / общественная жизнь

Как мы видим, законодатель ничего не пишет об общественной жизни, и все запреты распространяются исключительно на частную. Что относится к сферам личного пространства, по мнению государства? Приведем небольшой перечень:

  1. Дом и семья, в которой человек состоит и живет;

  2. Его переписка, содержание его телефонных разговоров, не относящихся к трудовой и общественной деятельности;

  3. Аналогично все то же самое, что относится к членам его семьи и родственникам.

Из этого мы можем сделать вывод, что любая другая сфера, не относящаяся к дому и близким родственникам, признается государством как общественная жизнь, на которую не распространяются указанный нами выше закон и статья Конституции.

Следовательно, все то, что человек говорит, скажем так, на работе в рамках рабочего времени, не должно быть чем-то «личным», а значит и закрытым от глаз и ушей общественности.

Но как же быть в тех случаях, когда на работе обсуждаются коммерческие или государственный тайны в рамках компании или закрытого ведомства? Об этом немного позже.

Однако, любой другой диалог, не относящийся к конфиденциальной информации, может быть записан даже без ведома собеседника в целях, не направленных на уничижение его личности, а также на создание ложно негативного образа в глазах общественности. Здесь уже будет посягательство на его личную жизнь. Вот такая интересная «вилка».

Как записывается голос

В рамках описываемого нами вопроса ключевую роль будут играть средства, с помощью которых и проводится аудиозапись. Так, существует Федеральный закон от 12 августа 1995 г.

№144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», согласно которому правоохранительные органы вправе использовать специальные технические устройства для слежения за подозреваемым, записи его разговоров, а также производить прочие мероприятия, направленные на сбор данных о каком-то конкретном лице или группе лиц.

К этим устройствам относятся всевозможные датчики, жучки, сенсоры и прочие «шпионские штучки», доступ к которым есть только в специализированных ведомствах. Обычный гражданин не имеет права использовать их в своих целях, а в некоторых случаях даже хранить.

Следовательно, мы говорим сейчас исключительно о диктофонах, как отдельно взятых устройствах, или о приложениях в смартфонах, получивших широкое распространение среди рядовых граждан.

Стоит отметить, что техническое усовершенствование этих гаджетов настолько шагнуло вперед, что даже в неблагоприятных для записи обстоятельствах (шум на улице, гул в помещении, удаленность источника звука и т.д.) пользователь может добиться приемлемого качества записи. Это обстоятельство не заставляет судей классифицировать данные устройства в качестве «специализированных», собственно, поэтому данные устройства и являются основным средством для сбора данных.

При каких обстоятельствах можно записывать собеседника?

Как мы писали выше, место, обстоятельства и содержание являются определяющими факторами в принятии решения о признании аудиозаписи в качестве доказательства в суде.

Соответственно, все то, что так или иначе относится к личной жизни остается запрещенным для записи без ведома говорящего.

Разберем ситуацию, при которой запись на диктофон должна быть принята судьями в обязательном порядке.

Предположим, что работник ООО «Диоксио сфера» долгое время находится в напряженных отношениях со своим непосредственным руководителем. Периодические «стычки» с начальником существенно омрачают жизнь работника, и поэтому он решается его проучить, подав иск в суд на основании оскорблений, опускаемых в его адрес.

Он понимает, что без доказательств в суде его иск, с большей долей вероятности, не будет удовлетворен. Для того, чтобы обеспечить себя доказательной базой сотрудник «Диоксио сферы» вооружается приложением в своем смартфоне и незаметно включает запись разговора в момент очередной «перепалки с начальником».

На его «радость» он в очередной раз слышит оскорбительные и уничижительные фразы и обороты речи в свой адрес. После того, как ссора прекращается, он сообщает своему руководителю о том, что намерен подать на него в суд за оскорбления, которые тот опустил в его сторону. Проходит время, и мы уже видим наших героев в зале суда.

Адвокат ответчика сообщает, что наш работник клевещет на своего руководителя, в связи с чем он от лица своего клиента намерен подать встречный иск. Адвокат работника просит у суда представить неопровержимые доказательства правоты своего подопечного. Суд выносит решение ознакомиться с нашей аудиозаписью в ходе судебного слушания.

С учетом того, что в ней присутствуют отчетливо слышимые оскорбления и ругательства начальника, судья имеет право учесть данный материал при вынесении приговора, если идентификация места и времени записи не требуется.

Рассмотрим иную ситуацию. Наш сотрудник опасается за компрометацию коммерческой тайны, сохранность которой находится в поле его ответственности. Ему известно о неких переговорах своего коллеги касаемо этой темы с руководством компании, являющейся конкурентом.

Далее он решается на то, чтобы вывести своего коллегу «на чистую воду», и подстраивает возможность записи его речи в момент очередного диалога с конкурентами. Не так важно, как он собирается это сделать, главное, что этот диалог должен будет состояться в доме его коллеги, т.е. на его частной территории.

Затем этот диалог фиксируется и предстает в суде. В данном случае, неизвестно, какое решение примет судья – будет или не будет учитывать данную запись в ходе судебного разбирательства даже с учетом того, что она содержит компрометирующую коллегу информацию.

На лицо – проникновение в частную жизнь и на данном этапе суд может расценить звукозапись в таких обстоятельствах неправомерной.

Более того, инициатора звукозаписи при грамотно выстроенной линии защиты ответчика можно привлечь к уголовной ответственности по статье 137 УК РФ «Нарушение неприкосновенности частной жизни», по которой предполагается либо штраф в размере 200 тысяч рублей, либо лишение свободы сроком до пяти лет в зависимости от тяжести преступления.

Выводы

На данных примерах мы делаем вывод, что использование аудиозаписи в качестве доказательства в суде должно быть использовано сторонами разбирательства с учетом незыблемого правила, отраженного в Конституции – недопущения посягательств на частную жизнь.

Понятие частной жизни имеет достаточно прозрачные границы, когда идет речь об общественных вопросах на частной территории, как это представлено в одном из наших примеров.

К сожалению, наше законодательство несовершенно, но разве оно может быть другим? Закон и формируется в целях регулирования нашей жизни, но как можно описать «словами» всю ее многогранность? Пожалуй, это уже философский вопрос, ответ на который, к сожалению, нам ничего не дает.

Нам остается только следовать тому, что уже утверждено и анализировать судебную практику для того, чтобы понимать, на что мы можем или не можем рассчитывать в суде.

Желаем вам быть в стороне от судебных разбирательств и до новых встреч!

В силу части 6 статьи 155 апк рф материальный носитель аудиозаписи судебного заседания приобщается к протоколу

  • В соответствии с частью 1 статьи 155 АПК РФ в ходе каждого судебного заседания арбитражного суда первой инстанции, а также при совершении отдельных процессуальных действий вне судебного заседания ведется протоколирование с использованием средств аудиозаписи и составляется протокол в письменной форме, при этом согласно части 2 статьи 155 АПК РФ протокол является дополнительным средством фиксирования данных о ходе судебного заседания.
  • Как следует из приведенных положений Кодекса, аудиозапись является основным средством фиксирования сведений о ходе судебного заседания, а также средством обеспечения открытости судебного разбирательства.
  • В случае неявки в судебное заседание лиц, участвующих в деле, иных участников арбитражного процесса протоколирование судебного заседания с использованием средств аудиозаписи не осуществляется и средством фиксирования данных о ходе судебного заседания является протокол судебного заседания, в котором делается отметка о неявке в судебное заседание лиц, участвующих в деле, и иных участников арбитражного процесса и об отсутствии в связи с этим аудиозаписи судебного заседания (пункт 9 части 2 статьи 155 АПК РФ).
  • Протоколирование судебного заседания с использованием средств аудиозаписи не осуществляется и тогда, когда дело (заявление, ходатайство) рассматривается судом без извещения лиц, участвующих в деле (без вызова сторон).

В предварительном судебном заседании протоколирование с использованием средств аудиозаписи обязательно, если присутствует только одна из сторон. В других случаях в предварительном судебном заседании протоколирование с использованием средств аудиозаписи может вестись, например, в случае необходимости зафиксировать какие-либо обстоятельства или отразить результаты совершения процессуальных действий.

Читайте также:  Как лучше развестись с мужем и оставить детей?

Согласно части 2 статьи 266 АПК РФ протокол ведется в ходе каждого судебного заседания арбитражного суда апелляционной инстанции, а также при совершении отдельных процессуальных действий вне судебного заседания по правилам, предусмотренным статьей 155 АПК РФ. Судам следует исходить из того, что протоколирование судебного заседания в суде апелляционной инстанции осуществляется с использованием средств аудиозаписи.

Протоколирование судебного заседания с использованием средств аудиозаписи в федеральном арбитражном суде округа осуществляется при рассмотрении заявлений о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок, а также при рассмотрении кассационных жалоб лиц, не участвовавших в деле, о правах и об обязанностях которых арбитражный суд принял судебный акт (статья 42 АПК РФ). Протоколирование судебного заседания суда кассационной инстанции с использованием средств аудиозаписи по усмотрению суда также может вестись и в других случаях, при этом протокол в письменной форме не составляется.

Как следует из части 4 статьи 155 АПК РФ, протокол составляется секретарем судебного заседания или помощником судьи, который обеспечивает использование средств аудиозаписи и (или) иных технических средств в ходе судебного заседания.

При отсутствии в арбитражном суде секретарей судебного заседания, для которых ведение протокола является основной функцией (часть 4 статьи 58 АПК РФ), указанные действия осуществляются помощниками судей.

Протоколирование судебного заседания с использованием средств аудиозаписи ведется в ходе судебного заседания непрерывно (часть 6 статьи 155 АПК РФ).

Если выявлено, что вследствие технических неполадок протоколирование с использованием средств аудиозаписи фактически не осуществляется, суд объявляет перерыв в судебном заседании.

После окончания перерыва судебное заседание продолжается с момента, когда произошел сбой аудиозаписи.

Не является перерывом в протоколировании остановка аудиозаписи с момента объявления присутствующим в зале судебного заседании об удалении суда для принятия решения (статья 166 АПК РФ) и до момента объявления решения (статья 176 АПК РФ) либо возобновления судебного разбирательства (часть 3 статьи 168 АПК РФ).

При применении положений частей 6 — 9 статьи 155 АПК РФ арбитражным судам необходимо иметь в виду, что файлы аудиозаписи судебных заседаний сохраняются в информационной системе арбитражного суда (кроме случаев, когда разбирательство дела производится в закрытом судебном заседании в целях недопущения разглашения государственной тайны). В указанных случаях файлы аудиозаписи закрытых судебных заседаний записываются на автономном техническом устройстве, зарегистрированном в установленном порядке в качестве носителя информации, содержащего сведения, составляющие государственную тайну, и хранятся исключительно на оптическом диске.

Материальным носителем аудиозаписи судебного заседания является оптический диск, на котором записана информация о ходе судебного заседания (судебных заседаний) и который обеспечивает возможность сохранения этой информации в неизменном виде. Материальный носитель приобщается к протоколу — помещается в материалы дела после завершения производства по делу в суде соответствующей инстанции.

До завершения производства по делу материальный носитель аудиозаписи судебного заседания помещается в материалы дела, если определение арбитражного суда обжаловано отдельно от судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, и необходимо направить в суд вышестоящей инстанции материалы дела, имеющие непосредственное отношение к этой жалобе.

В указанном случае файлы аудиозаписи последующих судебных заседаний при рассмотрении дела в суде той же инстанции сохраняются в информационной системе арбитражного суда и впоследствии записываются на тот же материальный носитель в дополнение к имеющимся либо после завершения производства по делу осуществляется запись на новый материальный носитель всех файлов аудиозаписи судебных заседаний по данному делу.

  1. Ознакомление лиц, участвующих в деле, с аудиозаписью судебного заседания производится в здании суда путем предоставления таким лицам возможности прослушивания соответствующей аудиозаписи, имеющейся в информационной системе суда.
  2. Ознакомление с аудиозаписью закрытого судебного заседания производится в порядке, установленном для ознакомления с документальными материалами дела, разбирательство которого осуществляется в закрытом заседании.
  3. Согласно части 9 статьи 155 АПК РФ по письменному ходатайству лица, участвующего в деле, и за его счет может быть изготовлена копия аудиозаписи судебного заседания.
  4. При применении данного положения судам следует учитывать, что плата за изготовление судом копии аудиозаписи законодательством Российской Федерации не предусматривается, но материальный носитель для изготовления такой копии предоставляется лицом, заявившим указанное ходатайство.
  5. Уплата государственной пошлины при подаче ходатайства об изготовлении копии аудиозаписи судебного заседания Налоговым кодексом Российской Федерации не предусмотрена.
  6. В соответствии с пунктом 6 части 4 статьи 270, пунктом 6 части 4 статьи 288 АПК РФ отсутствие в деле протокола судебного заседания в любом случае является основанием для отмены судебного акта.
  7. Если на судебный акт подана апелляционная (кассационная) жалоба, содержащая доводы относительно отсутствия аудиозаписи судебного заседания на материальном носителе, в то время как посредством аудиозаписи были зафиксированы сведения, послужившие основанием для принятия этого судебного акта, а арбитражный суд установит, что файл аудиозаписи судебного заседания, сохраненный в информационной системе арбитражного суда, утрачен и не может быть восстановлен, данное обстоятельство является основанием для отмены судебного акта в любом случае применительно к пункту 6 части 4 статьи 270 или пункту 6 части 4 статьи 288 АПК РФ соответственно.

Аудиозапись в суде должна стать обязательной

11 мая 2018 г. 18:21

В ФПА считают, что необходимо применять аудиозапись даже в закрытых судебных заседаниях

Федеральная палата адвокатов РФ поддержала президентский законопроект «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации», однако предложила свои поправки к этому документу.

В письме председателю Государственной Думы ФС РФ Вячеславу Володину излагается правовая позиция ФПА РФ относительно проекта федерального закона, в котором содержатся предложения установить в качестве основного способа формирования состава суда использование автоматизированной информационной системы (далее – АИС) и ввести обязательную аудиозапись судебного заседания.

«Формирование состава суда с использованием автоматизированной информационной системы с учетом нагрузки и специализации судей, исключающей влияние на его формирование лиц, заинтересованных в исходе судебного разбирательства, является полезным и отвечает интересам участников уголовного судопроизводства», – отмечается в письме за подписью президента ФПА РФ Юрия Пилипенко. Однако неопределенность положения, согласно которому в случае невозможности функционирования в суде АИС «допускается формирование состава суда в ином порядке», на практике может повлечь проблемы его правоприменения.

Предлагается более конкретная редакция ч. 1 ст. 30 УПК РФ, из которой следует, что альтернативный порядок формирования состава суда допускается, если использование АИС невозможно «по техническим причинам, на устранение которых по письменному заключению обслуживающих ее специалистов (специалиста) потребуется не менее пяти суток». Впрочем, этот ограничительный срок может быть и иным.

В ФПА РФ считают, что других причин «невозможности использования в суде автоматизированной информационной системы» для формирования состава суда быть не должно.

ФПА РФ поддержала предложение ввести новую ст. 244-1 УПК РФ, расширяющую полномочия помощника судьи. Что касается поддержки обязательного введения аудиозаписи судебного заседания по уголовным делам, то она сопровождается замечаниями и предложениями по совершенствованию законопроекта.

Поправки, наделяющие участников уголовного судопроизводства (потерпевший, гражданский истец, обвиняемый, гражданский ответчик) правом знакомиться с протоколом и аудиозаписью судебного заседания, а также подавать на них замечания, предлагается дополнить таким образом, чтобы указанное право распространялось на иных участников судебного разбирательства, а именно: свидетелей, экспертов, специалистов, переводчиков и понятых. Суд должен разъяснять указанным лицам их право, чтобы они имели возможность его реализовать.

Не согласны в ФПА РФ с положением, не допускающим использование средств аудиозаписи в закрытом судебном заседании.

«В закрытом судебном заседании также должна применяться аудиозапись для обеспечения достоверности протокола суда при условии, что будет введено ограничение на изготовление и передачу копии аудиозаписи участникам судебного разбирательства. При таком подходе интересы правосудия и отдельных участников процесса не пострадают», – подчеркивается в письме.

Кроме того, ФПА РФ предлагает дополнить п. 5 ч. 2 ст. 74 УПК РФ положением, в соответствии с которым аудиозапись судебного заседания станет таким же доказательством, как и протоколы следственных и судебных действий. Причем, согласно предлагаемой поправке в ч. 1 ст. 259 УПК РФ «содержание протокола судебного заседания должно соответствовать содержанию аудиозаписи судебного заседания».

В письме содержится просьба довести позицию ФПА РФ до сведения депутатов Государственной Думы для возможного учета мнения профессионального сообщества при принятии решения по данному законопроекту.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector