Следователям придется чаще арестовывать имущество и лучше обосновывать продление содержания под стражей

24 сентября 2018

Следователям придется чаще арестовывать имущество и лучше обосновывать продление содержания под стражей

Адвокаты, занимающиеся защитой бизнеса от незаконного уголовного преследования, дождались рассмотрения очень важной поправки ст.109 УПК РФ, регламентирующей вопросы продления содержания под стражей. Законопроект в настоящее время готовится к финальному 2 чтению. Что же изменится?

Прежде всего то, что к ходатайству о продлении срока содержания под стражей теперь будут предъявляться повышенные требования. Так, в данном документе необходимо прописать:

  1. Основания и мотивы продления сроков. Причем они не могут быть полностью тождественны мотивам и основаниям, которыми руководствовался следователь, ходатайствовавший об избрании данной меры впервые. Объясняется это тем, что за указанный период обстоятельства дела изменились.
  2. Если в качестве причин указывается необходимость проведения дополнительных следственных действий, следователь должен указать, во-первых, перечень таких действий, а во-вторых, объяснить, почему они не могли быть проведены ранее.
  3. Информацию об уже проведенных следственных действиях.

Суд же, при вынесении постановления о продлении срока содержания под стражей, должен проанализировать следующую информацию:

  • насколько уголовное дело является сложным для расследования;
  • сколько длится досудебная стадия;
  • насколько следователи (дознаватели) действуют эффективно и грамотно;
  • объективно ли следователи нуждаются в дополнительном времени.

Ранее же подобные ходатайства рассматривались формально, и почти 98 % из них удовлетворялось органом правосудия.

Подробная регламентация действий призвана исключить случаи автопродления сроков содержания под стражей. Таким образом законодатель также борется с неэффективной организацией предварительного расследования, волокитой и несоблюдением следователями процессуальных прав подозреваемых (обвиняемых).

Что изменится для предпринимателей?

Вспомним также и другую поправку, касающуюся исчисления сроков содержания под стражей: все это свидетельствует о том, что государство всерьез озаботилось проблемой незаконного уголовного преследования предпринимателей.

Сейчас же процессы о продлении сроков содержания под стражей, в большинстве случаев, носят формальный характер. Судьи не уделяют достаточного внимания проверке доводов, изложенных в соответствующем ходатайстве.

Приведем недавний пример.

В августе 2018 года Тверской райсуд Москвы разрешал ходатайство о продлении сроков нахождения в СИЗО миллиардеров Зиявудина и Магомеда Магомедовых, обвиняемых в мошенничестве в особо крупном размере.

Ходатайство следователя было основано на том, что братья Магомедовы не помогают следствию (хотя они и не обязаны этого делать), оказывают давление на свидетелей (универсальная «отмазка» следователей), обладают незарегистрированным огнестрельным оружием (но это никак к делу не относится).

Кроме того, следователь просил удлинить сроки, чтобы провести допросы братьев Магомедовых: однако указанные следствия вполне могли быть проведены и ранее, поскольку обвиняемые содержались в СИЗО.

  • Несмотря на явно «притянутые» доводы, изложенные в ходатайстве, орган правосудия продлил срок содержания под стражей еще на 3 месяца.
  • И таких случаев по России очень много.
  • Однако случаются и обратные ситуации.

Так, например, в августе 2018 года из СИЗО был выпущен нижегородский бизнесмен, обвинявшийся также в мошенничестве по ч.4 ст.149 УК РФ. В суде был доказан факт необоснованного заключения бизнесмена под стражу, поэтому ни о каком продлении срока нахождения в СИЗО не могло быть и речи.

Безусловно, предложенные изменения ст. 109 УПК РФ несут с собой положительное начало, так как свидетельствуют о желании государства исключить давление на бизнес средствами уголовного судопроизводства.

Однако, на мой взгляд, даже после принятия поправок серьезных сдвигов в лучшую сторону ждать не стоит. Ведь все предложенные новеллы так или иначе были ранее закреплены в решениях Верховного суда РФ, в частности в Постановлении Пленума Верховного суда РФ от 15.11.2016 года N 48.

Полагаю, что с принятием закона мы получим нормы декларативного характера, которые практикой приняты не будут.

Ведь проблемы, которые пытается решить законодатель, лежат в области правоприменения, и решаться они должны прежде всего там путём принятия законных и обоснованных судебных решений, мерами прокурорского реагирования, созданием эффективного механизма обжалования процессуальных решений на основании ст.ст. 124 и 125 УПК РФ. До тех пор, пока это не дойдёт до сознания руководства правоохранительных и судебных органов, мы так и будем иметь вполне совершенное уголовное законодательство и одновременно следственную и судебную практику, нарушающую права и свободы как предпринимателей, так и простых граждан.

Если предпринимателю грозит продление сроков

Если предпринимателя хотят оставить в СИЗО на еще какое-то время, ему жизненно необходима помощь адвоката по уголовным делам.

Специалист в силах парировать доводы следователей, изложенных в ходатайстве, и добиться принятия судом положительного решения по делу.

Мы убеждены, что с принятием рассмотренных выше поправок добиться справедливости будет еще легче, хотя и не переоцениваем их значение для следственной и судебной практики.

Если же орган правосудия встал на сторону следствия, адвокат готовит жалобу на продление срока содержания под стражей. Основания для отмены постановления могут быть различными, например:

  1. Суд не учел при избрании меры пресечения тяжести преступления, в совершении которого обвиняется бизнесмен.
  2. Суд не принял во внимание, что обстоятельства дела изменились в сторону смягчения (например, физлицо подписало договор о сотрудничестве со следствием).
  3. Суд не обратил внимание, что доводы стороны обвинения строятся на ничем не подтвержденных предположениях (например, что обвиняемый будет угрожать свидетелям) либо на не предусмотренных законом основаниях (например, на том, что обвиняемый не содействует следствию и не даёт признательных показаний) и т.д.

Как показывает практика, содействие квалифицированного адвоката существенно повышает шансы подозреваемого (обвиняемого) на скорейший выход из СИЗО. Поэтому используйте все возможности для того, чтобы не допустить продление сроков содержания под стражей.

Следователям придется чаще арестовывать имущество и лучше обосновывать продление содержания под стражей

ВС: изначальный арест не должен автоматически продлеваться на все время следствия

Суды не должны автоматически продлевать аресты обвиняемых: изначально выбранная мера пресечения в виде содержания под стражей не означает, что она должна сохраняться на все время следствия и суда, указывает Верховный суд (ВС) РФ в своём первом обзоре судебной практики за 2019 год. Он подчеркивает, что обстоятельства, из-за которых задержанного отправили в СИЗО, не всегда являются достаточными для продления меры пресечения, связанной с лишением свободы.

  • «Продление срока содержания обвиняемого под стражей может иметь место только при подтверждении достаточными данными наличия предусмотренных уголовно-процессуальным законом оснований для дальнейшего применения этой меры пресечения.
  • При этом обстоятельства, на основании которых лицо было заключено под стражу, не всегда являются достаточными для продления срока содержания его под стражей», — отмечает высшая инстанция.
  • ВС в обзоре сослался на постановление Славгородского городского суда Алтайского края, который продлил на 5 месяцев арест обвиняемого в грабеже и вымогательстве (определение № 51-УД18-16).
  • В кассационной жалобе адвокат, оспаривая законность постановлений о продлении содержания под стражей, указывал, что суд первой инстанции формально отнесся к рассмотрению ходатайства следователя, устранился от исследования обоснованности приведенных в нем доводов и без надлежащей проверки продлил срок ареста.
  • Судебная коллегия по уголовным делам ВС РФ эту позицию поддержала и отменила постановление.
  • Достаточные обстоятельства
  • ВС пояснил, что согласно положениям части 1 статьи 110 УПК РФ мера пресечения отменяется, когда в ней отпадает необходимость, или изменяется на более строгую или более мягкую, когда изменяются основания для ее избрания, предусмотренные статьями 97 и 99 УПК РФ.

«По смыслу закона продление срока содержания обвиняемого под стражей может иметь место только при подтверждении достаточными данными предусмотренных уголовно-процессуальным законом оснований для дальнейшего применения этой меры пресечения.

При продлении срока содержания под стражей на любой стадии производства по уголовному делу судам необходимо проверять наличие оснований, которые должны подтверждаться достоверными сведениями и доказательствами, обосновывающие продление срока применения меры пресечения в виде заключения под стражу», — отмечает ВС.

  1. Он указывает, что сами по себе обстоятельства, на основании которых фигурант дела был заключено под стражу, не всегда являются достаточными для продления этой меры пресечения.
  2. «По истечении времени эти обстоятельства перестают быть достаточными для продления срока действия данной меры пресечения, в связи с чем при решении вопроса о продлении этой меры пресечения суду надлежит устанавливать конкретные обстоятельства, свидетельствующие о необходимости дальнейшего содержания обвиняемого под стражей, для чего при рассмотрении соответствующего ходатайства, необходимо исследовать иные значимые обстоятельства», — поясняет высшая инстанция.
  3. Конкретные мотивы

В приведённом в обзоре случае, по мнению ВС, эти положения закона не были соблюдены в полной мере. Так, суд согласился со следователем, что по объективным причинам он не успевает провести необходимые следственные действия, а обвиняемому вменяется тяжкое преступление, к тому же он имеет непогашенную судимость.

«Между тем судом не в полном объеме исследованы данные о личности обвиняемого, в постановлении не отражено семейное положение обвиняемого, который, как следует из материала, имеет на иждивении двоих малолетних детей. Отсутствуют в постановлении суда первой инстанции и мотивы, свидетельствующие о невозможности применения в отношении обвиняемого иной, более мягкой, меры пресечения, чем заключение под стражу.

  • Вопреки положениям действующего законодательства суд, принимая решение о продлении срока содержания под стражей, ограничился лишь перечислением оснований, указанных в соответствующем ходатайстве, которые ранее уже учитывались судом как при избрании в отношении его меры пресечения в виде заключения под стражу, так и при последующем продлении ему срока содержания под стражей», — указывает ВС.
  • Высшая инстанция также напомнила, что суд каждый раз должен выяснять, если ли достоверные данные о возможности обвиняемого скрыться от следствия и суда и указывать конкретные мотивы, обосновывающие необходимость продления задержанному срока содержания под стражей.
  • Алиса Фокс
Читайте также:  В Госдуму внесен законопроект о создании единой базы вакансий

Постановление об изменении меры пресечения

П О С Т А Н О В Л Е Н И Е

Город Москва, 29 декабря 2009 года

Федеральный судья Тверского районного суда г. Москвы Ковалевская А.Б., с участием прокурора отдела Генеральной прокуратуры РФ Бурова А.В., старшего следователя СУ при УВД по Ленинскому району Московской области Тихоновой Н.Н., защитников — адвоката Домкина П.А.

, представившего удостоверение № 6792, ордер №18; адвоката Андреева А.В., представившего удостоверение № 163, и ордер №405303, обвиняемого Х, при секретаре Мустафине Д.А., рассмотрев в открытом судебном заседании постановление следователя по особо важным делам СК при МВД России Костина К. В.

о возбуждении перед судом ходатайства о продлении срока содержания под стражей

Х, __ мая 196_ года рождения, уроженца г. Москвы, гражданина РФ, имеющего высшее образование, кандидата технических наук, женатого, являющегося генеральным директором ООО «М», зарегистрированного по адресу: г. Москва, ул.П., д.__, кв.

__, фактически проживающего по адресу: г.Москва, ул.X, д.__, кв.__, ранее не судимого, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п.п. «б, в» ч.3 ст.146 УК РФ.

Проверив представленные материалы, заслушав мнение прокурора, следователя, адвокатов, обвиняемого, суд

У С Т А Н О В И Л :

В производстве Следственного комитета при МВД России находится уголовное дело №XXXX, возбужденное 29 мая 2009 года по признакам преступления, предусмотренного ст. 146 ч. 2 УК РФ в отношении неустановленных лиц.

__ноября 2009 года Х. задержан в порядке ст.ст. 91, 92 УПК РФ, по подозрению в совершении преступления, предусмотренного ст. 146 ч. 3 п. «а,в» УК РФ.

__ноября 2009 года постановлением Бабушкинского районного суда г. Москвы в отношении Х. продлен срок задержания до 18 часов 00 минут 10 ноября 2009 года.

__ноября 2009 года Х. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

__ноября 2009 года Х. предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ст. 146 ч. 3 п. «а,в» УК РФ.

Срок предварительного следствия продлен заместителем начальника СК при МВД России до 29 апреля 2010 года.

Следователь по ОВД СК при МВД России Костин К.В., с согласия заместителя начальника СК при МВД России Матвеева А.Н. обратился в суд с ходатайством о продлении срока содержания обвиняемого Х. под стражей на 03 месяца 00 суток, а всего до 05 месяцев 00 суток, т.е. до 06 апреля 2010 г.

включительно, поскольку по делу необходимо осмотреть изъятое в ходе обысков и выемок имущество, установить правообладателей авторских прав, которым причинен ущерб, установить сумму причиненного материального ущерба, назначить необходимые экспертизы и организовать их производство, установить лиц, осуществлявших оптовые закупки контрафактных СД и ДВД дисков, допросить свидетелей, выполнить ряд следственных действий, направленных на завершение расследования по уголовному делу. При этом, следователь полагает, что изменять Х. меру пресечения на несвязанную с лишением свободы нецелесообразно, так как Х. обвиняется в совершении тяжкого преступления, наказание за которые предусмотрено исключительно в виде лишения свободы. Кроме того, обвиняемый может скрыться от органов предварительного расследования и суда, уничтожить доказательства, либо иным способом воспрепятствовать производству по данному уголовному делу.

Следователь Тихонова Н.Н. в судебном заседании поддержала ходатайство органа следствия и просила продлить Х. срок содержания под стражей до 06 апреля 2010 года.

При этом, следователь пояснила, что соучастниками преступления являются граждане других государств, потерпевшие по данному уголовному делу не установлены, к участию в деле не привлечены; некоторые из правообладателей установлены еще в ноябре 2009 года, однако в качестве потерпевших по делу еще не признаны, исковые требования, либо какие-либо материальные претензии на сегодняшний день никем не заявлены.

Прокурор в судебном заседании ходатайство следователя поддержал, просил продлить Х. срок содержания под стражей до указанной следователем даты, полагая ходатайство следователя обоснованным.

Обвиняемый и его адвокаты возражали против удовлетворения ходатайства следователя ввиду его необоснованности, поскольку доводы ходатайства ничем объективно не подтверждены, просили об изменении меры пресечения на денежный залог в сумме, которую определит суд. При этом, обвиняемый Х.

заявил о том, что намерений скрываться от органов следствия он не имеет, будет проживать по месту своего жительства, в случае необходимости, не будет выходить из дома вовсе. При этом, обвиняемый пояснил, что у него в собственности находится квартира, расположенная по адресу: г. Москва, ______, д.__, к.__, кв.

___, в которой в настоящее время производится ремонт, и в которой он с семьей намерен проживать с 15 января 2010 года. Кроме того, Х. высказал желание сотрудничать с органами следствия, о своей готовности сотрудничать он поставил в известность следователя.

Вместе с тем, защитники пояснили, что организация обвиняемого опечатана, производство не ведется, цех закрыт, вся документация и производственные материалы изъяты следствием, в связи с чем, уничтожить какие-либо доказательства даже при желании просто не представляется возможным.

Выслушав мнение участников судебного заседания, изучив представленные материалы, суд приходит к следующему.

Ходатайство о продлении срока содержания под стражей обвиняемого Х. составлено с соблюдением требований УПК РФ, с согласия надлежащего руководителя следственного органа, в установленные сроки.

Вместе с тем, из представленных материалов усматривается, что предъявленное Х.

обвинение является обоснованным, при предъявлении обвинения соблюдены требования уголовно-процессуального законодательства, суду представлены материалы, свидетельствующие о достаточных данных об имевшем место событии преступления и о причастности к нему обвиняемого.

Суд принимает во внимание, что Х.

обвиняется в совершении преступления, которое отнесено уголовным законом к категориям тяжких, однако данное ходатайство удовлетворению не подлежит, поскольку органами следствия не предоставлены суду материалы, которые могли бы достоверно свидетельствовать об обоснованности доводов органов предварительного следствия о том, что Х.

может скрыться от органов предварительного расследования и суда, может воспрепятствовать производству по уголовному делу, продолжить заниматься преступной деятельностью. Тогда как из предоставленного материала и пояснений участников процесса следует, что Х.

ранее не судим, к уголовной ответственности не привлекался, является гражданином РФ, имеет постоянное место регистрации и жительства на территории РФ, а именно в гор. Москве, является кандидатом технических наук, от органов предварительного следствия не скрывался, готов оказывать содействие следствию в изобличении участников преступления.

Кроме того, суд учитывает, что только тяжесть преступления, в котором обвиняется Х.

и предположения следователя о том, что обвиняемый может угрожать свидетелям и уничтожить доказательства по делу, являются несостоятельными, более того, не могут служить основанием для продления меры пресечения в виде заключения под стражей, при том, что деятельность организации, которую возглавлял обвиняемый, приостановлена, помещения организации опечатаны, вся документация и иные необходимые для следствия материалы и предметы изъяты, свидетели по делу допрошены. Вместе с тем, до настоящего времени на протяжении семи месяцев с момента возбуждения уголовного дела следствием не установлены лица, которым действиями обвиняемого причинен ущерб, в качестве потерпевших по делу никто не привлечен, никаких материальных претензий никем не заявлено.

При том, имеющийся в представленных материалах рапорт старшего оперуполномоченного 3 отдела ОРБ № 3 МВД России О.С. А., из которого следует, что имеется информация о том, что родственники Х.

уже собрали денежные средства, целевым назначением которых является подкуп должностных лиц, имеющих полномочия влиять на принятие решения об изменении меры пресечения, суд расценивает, как прямое давление органа следствия на суд при рассмотрении настоящего ходатайства, учитывая, также, отсутствие источника получения указанной информации.

Учитывая изложенное, данные о личности Х., принимая во внимание, что последний обвиняется в совершении экономического преступления, суд считает необходимым в удовлетворении ходатайства следователя отказать, избрав в отношении обвиняемого иную, более мягкую меру пресечения, в виде залога.

Адвокаты программы «Человек и Закон» – консультации юристов

Если следствие и суд можно сравнить со своеобразным поединком между обвинением и защитой, то этот раунд точно остался за адвокатом и его подопечным.

Следователи вышли в суд с очередным ходатайством о продлении срока содержания под стражей Масрура Мирдодоева, обвиняемого в совершении разбойного нападения, но грубо нарушили процедуру, установленную УПК.

На это обратил внимание судьи адвокат по уголовным делам нашего правового центра, «поймав» сотрудников полиции на их ошибке или простом незнании норм закона. Срок содержания под стражей, к тому моменту составлявший уже 21 месяц, истёк, а продлевать его оснований не нашлось. 

«Согласно части 2 статьи 109 УПК, дальнейшее продление срока может быть осуществлено в отношении лиц, обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений по ходатайству следователя, внесенному с согласия руководителя соответствующего следственного органа по субъекту Российской Федерации, а именно главы следственной части СУ МВД по ТиНАО.

Согласия получено не было, но если бы представление было представлено в суд, как и положено, за неделю до рассмотрения, а не накануне, на ошибку следователей могли обратить внимание, и у них бы оставалось время для её исправления.

Мы, как сторона заинтересованная в изменении меры пресечения или окончании срока, по понятным причинам, заявили об этом на самом заседании», — рассказал адвокат по уголовным делам Сергей Коломиец      

Читайте также:  Субсидиарная ответственность при банкротстве: когда наступает, порядок и сроки привлечения, последствия

Уже в полночь, спустя два часа после заседания, Масрур Мирдодоев вышел из стен СИЗО, проведя в нём 21 месяц.

То, что обвиняемый в совершении тяжкого преступления, а именно разбоя, за который грозит до 8 лет лишения свободы, проведя почти два года за решёткой, оказался на свободе, само по себе нонсенс.

Этому судьбоносному заседанию предшествовало ещё одно, когда уголовное дело было возвращено в прокуратуру. Времени на работу над многочисленными ошибками, следователям, по всей видимости, не хватило.

«После того как суд удовлетворил наше ходатайство о допросе оперативников, а дело вели сразу шесть следователей, передавая материалы друг другу, словно эстафетную палочку, позиция обвинения стала трещать по швам.

Об этом мы говорили и ранее, но судья, услышав заявление сотрудницы полиции о том, что на постановлении о продлении срока следствия стоит поддельная подпись, решила вернуть материалы в прокуратуру», — говорит адвокат по уголовным делам Сергей Коломиец

Дело было возбуждено 17 января, а через три недели его передали другому следователю, который, по словам защиты, почти месяц никаких действий не предпринимал, а затем потребовал продлить срок ещё на 30 дней.

Согласно материалам, сотрудники полиции занимались поиском неизвестных злоумышленников, а 14 марта установили, что одним из них является Масрур Мирдодоев.

Почему его задержали только спустя полгода, большой вопрос.

«В марте появилось постановление, в котором указан мой подзащитный. Но его имя, якобы, установлено только в сентябре, то есть спустя полгода. Мы считаем, что документы составлены, что называется, задним числом.

Напрашивается вывод о том, что все следственные действия, проведённые после этой даты, следует признать незаконными.

Весной вину установили, осенью задержали, но не было ни ориентировки, ни розыска», — поясняет адвокат по уголовным делам Сергей Коломиец

Трижды следователи пытались направить материалы этого дела в суд, но прокурора находила нарушения и возвращала обратно для устранения нарушений. Это удалось сделать только с четвёртой попытки, но теперь своё слово сказал суд, и работу над ошибками будет жить дома, находясь под подпиской о невыезде.

Ошибки следователей при избрании мер пресечения — Сам себе адвокат

В 2019 году в ст. 109 УПК были внесены изменения, устанавливающие дополнительные требования к содержанию ходатайства о продлении срока содержания под стражей .

Однако, следователи при составлении ходатайств об избрании мер пресечения и продлении сроков действия этих мер следователи не всегда учитывают требования закона.

Особенно это касается ходатайств о мерах, связанных с ограничением свободы.

Распространенной ошибкой следователей является обоснование необходимости избрания наиболее строгой меры пресечения исходя лишь из тяжести совершенного преступного деяния.

 Несмотря на разъяснения Верховного Суда РФ о применении индивидуального подхода к выбору мер процессуального принуждения, следователи с осторожностью выбирают меры пресечения, альтернативные заключению под стражу.

Суды, в таких случаях, изучив личность подозреваемого (обвиняемого), а также учитывая его возраст, состояние здоровья и место жительства, отказывают в удовлетворении ходатайства следователя и сами избирают домашний арест, запрет определенных действий или залог.

Следователь должен обосновывать каждое основание заключения под стражу конкретными фактами. Так, если лицо может скрыться на территории РФ, это может подтверждаться такими фактами, как тяжесть обвинения; возможность назначения наказания в виде лишения свободы на длительный срок; нарушение лицом ранее избранной меры пресечения.

Если лицо может скрыться за пределами РФ, это подтверждается следующими обстоятельствами: продажа имущества на территории РФ; наличие источника дохода, финансовых, имущественных ресурсов за рубежом; гражданство (подданство) иностранного государства; отсутствие у лица постоянного места жительства, работы, семьи в РФ.

Если лицо может продолжить заниматься преступной деятельностью, это подтвердит факт наличия неснятой (непогашенной) судимости за ранее совершенное преступление.

Если лицо может угрожать свидетелю, потерпевшему, следователь должен привести в обоснование этого предположения такие факты, как высказывание угроз (устных или письменных) в адрес участников судопроизводства; предложение им выгод материального и нематериального характера. Сообщаемые следователем данные должны  проверяться в судебном заседании.

Другая распространенная ошибка следователей это не указание причин не избрания другой меры пресечения. Следователи  не указывают, почему в отношении лица невозможно избрать иную меру пресечения. Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 19.12.

2013 №  41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста, залога и запрета определенных действий» предписывает судам в каждом случае избрания меры пресечения проверять в заседании конкретные факты, свидетельствующие о реальной возможности подозреваемого (обвиняемого) уничтожить доказательства, оказать давление на свидетелей, скрыться или иным способом препятствовать производству расследования. Данные основания для заключения подозреваемого (обвиняемого) под стражу указаны в ч. 1 ст. 108 УПК.

Избрание меры пресечения, альтернативной заключению под стражу, — это право, а не обязанность суда (ч. 7.1 ст. 108 УПК). Рассматривая ходатайство следователя, судья может и не проявить инициативу и просто отказать в его удовлетворении.

В случае такого решения следователю придется заново производить все процессуальные действия, связанные с задержанием лица, и направлять в суд новое ходатайство, в котором должны быть указаны дополнительные основания для избрания меры пресечения.

При этом следователь может возбудить перед судом ходатайство об избрании меры пресечения в отношении того же лица, только если в ходе расследования преступления возникнут новые обстоятельства, обосновывающие необходимость его заключения под стражу.

В  ч. 1.1ст. 108 УПК РФ  установлен запрет на избрание заключения под стражу в отношении индивидуального предпринимателя по ряду составов преступлений в сфере предпринимательской деятельности при отсутствии обстоятельств, указанных в п. 1–4 ч. 1 этой же статьи. Следователи не всегда учитывают положения этой нормы.

Нередко, следователи необоснованно мотивируют свое ходатайство о применении меры пресечения в виде заключения под стражу к подозреваемому или обвиняемому фактом непризнания вины в совершении преступления.

Следователи не понимают, что непризнание стороной защиты вины в инкриминируемом деянии отражает ее отношение к предъявленному обвинению и будет подлежать оценке на стадии рассмотрения уголовного дела по существу, а также может повлиять на размер и вид наказания.

Частью 1 ст. 108 УПК РФ указанное основание не предусмотрено.

При возбуждении перед судом ходатайства об избрании домашнего ареста и определении жилого помещения как места пребывания подозреваемого или обвиняемого следователи не учитывают мнение и законные интересы проживающих в нем лиц.

Следователь должен  устанавливать лиц, зарегистрированных и проживающих в жилом помещении.

В нем могут проживать участники судопроизводства по делу, несовершеннолетние и лица, находящиеся в беспомощном состоянии, права которых могут быть ущемлены в процессе применения меры пресечения.

Ошибки в ходатайствах о продлении срока меры пресечения

Избрание судом меры пресечения на первоначальном этапе расследования теоретически  не гарантирует продления ее срока в течение всей стадии предварительного следствия.

Если один из мотивов продления срока содержания обвиняемого под стражей — необходимость производства следственных и иных процессуальных действий, приведенных в предыдущих ходатайствах, то следователь в постановлении указывает причины, по которым эти действия не были произведены в предыдущий период содержания обвиняемого под стражей. Суд вправе продлить содержание под стражей на меньший срок, чем указано в постановлении о возбуждении ходатайства, если посчитает его достаточным для выполнения объема следственных и иных процессуальных действий, приведенных в этом постановлении.

Нередки случаи, когда суд  отказывает в продлении срока меры пресечения и по собственной инициативе избирает иную, более мягкую меру.

Согласно позиции ЕСПЧ в постановлении от 15.03.2011 по делу «Сизов против России» (жалоба №  33123/08), обоснованность продления содержания обвиняемого под стражей должна определяться в каждом деле в соответствии с его особыми характеристиками.

Продолжительное содержание под стражей в конкретном деле может быть оправдано только в том случае, если существует реальное требование публичного интереса, который, несмотря на презумпцию невиновности, перевешивает принцип уважения личной свободы.

Что касается угрозы скрыться от следствия, то такая угроза не может оцениваться только с учетом тяжести возможного наказания.

Она должна оцениваться с учетом ряда других относимых факторов, которые могут либо подтвердить угрозу бегства, либо установить, что она настолько незначительна, что не может оправдывать содержание под стражей в период судебного разбирательства. Все эти факторы могут оправдать сравнительно более длительный период содержания под стражей. Вместе с тем они не дают властям неограниченные полномочия по продлению указанной меры пресечения.

Суды обращают на это особое внимание при рассмотрении ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении предпринимателей, адвокатов и лиц с особым правовым статусом.

Нарушения закона, недочеты в оформлении и технические ошибки в ходатайстве зачастую выявляются уже в судебном заседании, в процессе рассмотрения и обсуждения ходатайства.

Читайте также:  В Госдуме предложили расширить список граждан, которые могут получить материнский капитал

Принимая в нем непосредственное участие, следователь имеет возможность оперативно отреагировать и дополнить материалы, ответить на вопросы сторон и суда, привлечь к участию в рассмотрении ходатайства других участников процесса.

Таким образом, в своих ходатайствах следователи должны  обосновывать каждое основание заключения под стражу конкретными фактами. Нередко, они не указывают, почему в отношении лица невозможно избрать иную меру пресечения. Эти ошибки следователей могут помочь защите добиться благоприятного решения для себя.

Сроки заключения под стражу, порядок их исчисления и продления

Савчук Татьяна Анатольевна,
доцент, кандидат юридических наук,
доцент кафедры правового обеспечения
правоохранительной деятельности
Института управленческих кадров
Академии управления при Президенте Республики Беларусь

Согласно ст. 127 УПК заключение под стражу при предварительном расследовании по общему правилу не может превышать 2 месяца. Максимальный срок продления данной меры пресечения — 6 месяцев. Продление допускается лишь в отношении лиц:

  • — обвиняемых в совершении тяжких или особо тяжких преступлений;
  • — совершивших преступления на территории Республики Беларусь и не имеющих здесь постоянного места жительства, при наличии оснований полагать, что они могут скрыться от следствия и суда за пределы страны;
  • — содержавшихся под стражей в иностранном государстве в связи с выдачей Республике Беларусь для осуществления уголовного преследования.

В обозначенных случаях продление срока содержания под стражей осуществляют заместители Генерального прокурора на срок до 12 месяцев, Генеральный прокурор или лицо, исполняющее его обязанности, — на срок до 18 месяцев.

В то же время срок содержания под стражей лица, выданного Республике Беларусь для осуществления уголовного преследования, свыше 18 месяцев может продлить Генеральный прокурор или лицо, исполняющее его обязанности. Сделать это можно на время, необходимое для окончания предварительного расследования, но не более чем на 6 месяцев.

Причем срок содержания под стражей не может превышать предельный срок наказания в виде лишения свободы, предусмотренный за вменяемое преступление (ч. 4-1 ст. 127 УПК).

Одна из тенденций уголовно-процессуальной политики отдельных государств — участников СНГ — сокращение срока содержания под стражей в досудебном производстве. Например, УПК Узбекистана сократил такой срок с 1,5 года до 9 месяцев, а в исключительных случаях (с учетом особой сложности дела) — до года. УПК Кыргызстана устанавливает максимальный срок содержания под стражей в год.

В УПК Азербайджана такой срок варьируется в зависимости от категории преступления: для преступлений, не представляющих большой общественной опасности, составляет месяц, для преступлений небольшой тяжести — 2 месяца, для тяжких — 3 месяца, особо тяжких — 4 месяца.

При этом срок могут продлить повторно лишь в связи с исключительной сложностью уголовного дела и на срок не свыше:

  1. — 2 месяцев — в случае преступления небольшой тяжести;
  2. — 3 месяцев — в случае тяжкого преступления;
  3. — 5 месяцев — в случае особо тяжкого преступления.
  4. УПК Молдовы также дифференцирует срок содержания под стражей в зависимости от тяжести преступления и предусмотренного за него уголовного наказания:
  5. — от 30 дней до 6 месяцев — если предусматривается наказание в виде лишения свободы на срок 15 лет;
  6. — от 30 дней до 12 месяцев — если предусматривается наказание в виде лишения свободы на срок 25 лет или пожизненное заключение.
  7. Возможно, данный положительный опыт заимствует и отечественный законодатель при оптимизации нормативных предписаний о применении заключения под стражу и его сроков.

Порядок исчисления и продления срока содержания лиц под стражей определяет ст. 127 УПК. Согласно ее ч. 2 срок содержания под стражей исчисляется со времени заключения обвиняемого под стражу до передачи уголовного дела прокурору для направления в суд.

Нам же представляется, что срок содержания под стражей следует исчислять с момента фактического задержания лица. Окончание срока — определять моментом вынесения приговора судом первой инстанции либо моментом освобождения лица до вынесения приговора.

В силу ч. 2 ст. 127 УПК в срок содержания под стражей засчитывается:

1) время нахождения лица в местах лишения свободы, включая изоляторы временного содержания и иные места содержания арестованных в органах внутренних дел и иных органах, ведущих досудебное производство.

Следует обратить внимание на ситуации, когда в рамках одного уголовного дела обвиняемый выходит на свободу, а затем ему снова избирают меру пресечения в виде заключения под стражей.

Для оценки обоснованности продолжающегося предварительного заключения необходимо учитывать и то время, которое лицо провело под стражей изначально.

Аналогичное правило должно действовать и в ситуации, когда суд апелляционной (либо любой другой судебной) инстанции отменяет приговор и направляет дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции или прокурору;

  • 2) время, в течение которого лицо содержалось под стражей на территории иностранного государства в связи с выдачей Республике Беларусь для уголовного преследования;
  • 3) время принудительного пребывания лица в судебно-психиатрическом экспертном стационаре, госорганизации здравоохранения с санкции прокурора или его заместителя либо по постановлению Председателя Следственного комитета, Председателя КГБ или лиц, исполняющих их обязанности, либо по постановлению (определению) суда.
  • Обратим внимание: в данной правовой норме не решается вопрос зачета пребывания лица под домашним арестом в срок содержания под стражей, о чем свидетельствует и практика.

Общая продолжительность пребывания лица под стражей и домашним арестом не должна превышать срок, установленный ч. 4 и 13 ст. 127 УПК. Причем независимо от того, в какой последовательности применялись данные меры пресечения. В связи с этим ст.

125 и 127 УПК, на наш взгляд, нуждаются в соответствующих дополнениях.

Кроме того, представляется целесообразным, чтобы при избрании рассматриваемой меры пресечения, а также при продлении срока ее действия орган, ведущий уголовный процесс, определял не только продолжительность периода содержания обвиняемого под стражей, но и конкретную дату его окончания.

Продление срока содержания под стражей осуществляется на основании мотивированного постановления, которое заблаговременно представляют прокурору (ч. 5 ст. 127 УПК). При этом УПК связывает каждое продление с невозможностью окончить расследование в срок, а также с отсутствием оснований для применения иной (более мягкой) меры пресечения.

Постановление о возбуждении ходатайства о продлении срока заключения под стражу, по нашему мнению, должно иметь общепринятую форму и соответствовать требованиям законности, обоснованности и мотивированности. Такое постановление, кроме оснований применения заключения под стражу и оснований продления его срока, должно отражать:

1) обстоятельства преступления;

2) Ф.И.О. лица, которое возбудило уголовное дело и приняло к производству, дату и статью УК;

  1. 3) даты основных процессуальных действий;
  2. 4) сведения о личности обвиняемого;
  3. 5) сущность обвинения и вывод о доказанности виновности;
  4. 6) причины, по которым заключение под стражу нельзя изменить (отменить) и по которым нельзя окончить расследование;
  5. 7) движение по делу и положение с расследованием в момент возбуждения ходатайства, конкретные следственные действия, которые необходимо выполнить в предполагаемый срок расследования;
  6. 8) начальный и конечный момент заключения под стражу, срок продления.
  7. Несоблюдение данных требований делает невозможным продление срока содержания под стражей.

Очевидно, что в ходе предварительного расследования могут возникнуть обстоятельства, усиливающие обоснованность обвинения или делающие его менее обоснованным. Поэтому этот вопрос требуется исследовать при каждом продлении срока содержания обвиняемого под стражей, а также при рассмотрении ходатайства об изменении этой меры пресечения на иную, не связанную с содержанием под стражей.

Общий принцип: чем дольше лицо содержится под стражей, тем сильнее должно быть обоснованное подозрение. В ходе расследования должны появляться новые доказательства, чтобы обоснованное подозрение сохранилось.

Если этого не происходит, появляются основания для отмены или как минимум для изменения заключения под стражу на не связанную с лишением свободы меру пресечения.

Каждый раз прокурор (суд) должен удостовериться, что основания для содержания обвиняемого под стражей сохранились с учетом новых обстоятельств, а также с учетом времени, уже проведенного в местах содержания под стражей.

Такой подход наблюдается и в п. 6 приказа Генерального прокурора от 02.03.2017 N 8 «Об организации прокурорского надзора за исполнением законов на стадиях досудебного производства». В частности, прокуроры при продлении срока содержания обвиняемого под стражей должны проверять наличие:

  • — сведений об обстоятельствах преступления, его квалификации;
  • — даты принятия основных процессуальных решений;
  • — данных о личности обвиняемого;
  • — причин, по которым меру пресечения нельзя изменить (отменить).

Обратим также внимание на одну из новелл ст. 127 УПК, введенную Законом от 06.01.2021 N 85-З, а именно на ч. 17. Исходя из нее к правилам исчисления сроков содержания лиц под стражей не применяются нормы ст. 158 — 161 УПК.

И если данный запрет справедлив по отношению к ст. 159 — 161 УПК, то ст. 158 УПК попала под него явно незаслуженно.

Данная норма определяла общие вопросы начала и правильного учета продолжительности срока, которые были приемлемы и для содержания под стражей.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector