Речь защитника в прениях об оправдании в связи с малозначительностью деяния

                                           Речь защитника в прениях об оправдании в связи с малозначительностью деяния                                     

Пример работы адвоката в Воронеже при защите по уголовному делу от обвинения по ст. 228 УК:

Текст выступления защитника в судебных прениях 

(фактологические обстоятельства защиты, и доказательства защиты их объективно подтверждающие, представленные суду для обсуждения в совещательной комнате в порядке части 2 ст. 73 УПК РФ и оценки каждого из них в тексте приговора)

N.B. Все фамилии в тексте изменены, остальноё правда. Истинно вам говорю.

В этом деле необходимо применить правила презумпции невиновности, даже несмотря на то обстоятельство, что защита доказала каждое из своих утверждений документальными фактами, к которым осталось только честно и, по совести, применить право.

Судебное исследование выявило, что вне всяких сомнений подсудимый подлежит оправданию в предъявленном ему обвинении.

Анализируемое по данному делу предъявленное обвинение не мотивировано фактологически; в нём не показана объективная связанность между обвинительными утверждениями прокурора, и сведениями из административных протоколов о не разъяснении досматриваемому ч. 2 ст. 48 и ст.

51 Конституции перед началом производства административного досмотра, которые представила суду защита, но обвинитель не стал их мотивированно отвергать, отказываясь отвечать на вопросы защитника в ходе исследования представляемых им суду сведений, тем самым не смог поддержать государственное обвинение.

  • Ваша честь! 
  • Отказ обвинителя давать пояснения на вопросы защиты по представляемым им доказательствам – это ни что иное, как наглядное доказательство отсутствия у обвинителя фактологической позиции по делу, и невозможности наглядной демонстрации для Вас объективной логической связанности между сведениями, которым она желала предать силу доказательств, и подлежащими доказыванию фактическими обстоятельствами дела.
  • Защита представила суду достоверные фактические данные, указанные в письменном отношении защитника к предъявленному обвинению, а также в доказательствах защиты, перечисленных в их письменном перечне, приобщённом к материалам дела.
  • По правилам презумпции невиновности прокурор не смог мотивированно отвергнуть доказательства защиты в виде административных протоколов, которые составили будущие свидетели обвинения – авторы административного материала.
  • Подсудимый признал вину в полном объёме, но, высказывая в суде своё отношение к зачитанному прокурором обвинению, он заявил, что предъявленное ему обвинение непонятно и оно не конкретизировано, в обоснование этого утверждения он, отвечая на вопросы защитника, своими показаниями представил суду доказательства приобретения им одного грамма вещества белого цвета амфетамин, менее половины от веса которого было обнаружено в его автомобиле в результате досмотра, так как из не опровергнутых и достоверных сведений, полученными в ходе судебного следствия усматривается, что после поднятия закладки с амфетамином половину порошка он впервые в своей жизни употребил назально.
  • Обвинительными доказательствами могут являться не любые сведения, а исключительно достоверные.
  • Представленная подсудимым в качестве доказательства схема расположения транспортных средств полиции не опровергнута показания свидетелей обвинения, мелкие недочёты в показаниях свидетелей-алкоголиков, на протяжении более чем двух лет сотрудничающих с одним и тем же оперативным сотрудником уголовного розыска Рамонского отдела полиции, а также в показаниях заинтересованных в исходе дела полицейских, которые весьма аккуратно и напряженно подбирали слова, при этом периодически впадали в беспамятство, имитируя острые приступы амнезии, когда по их пониманию невозможно было ответить на существенные вопросы защитника, они, издеваясь над задачами правосудия, отвечали, что они не помнят тех, или иных важных для интересов защиты фактологических моментов рассматриваемого события.
  • Особо в этом области необходимо отметить заслуги допрошенного старшего лейтенанта ДПС, который, не желая отвечать на вопрос защитника, заявил, что такие сведения о фактах относятся к оперативной информации, при этом тут же пояснил, что у него нет допуска к государственной тайне.
  • Это момент показателен, они дали понять суду, что хозяева в процессе они. 
  • Это всё, что нужно знать суду о квазидостоверности показаний сотрудников полиции, которые выдали суду лишь маленькую долю реальной фактологической картины.
  • Они издевались над истиной и судом, который, как мы все знаем, давал присягу следовать в своей судебной деятельности Конституции, включая её статьям 2, 48 и 51.

Заявление подсудимого о непонимании предъявленного обвинения в части ошибочно вменённого ему в вину вещества и его веса, он сделал ещё следователю. Поэтому его позиция последовательна, а представленные им доказательства непротиворечивы и правдоподобны ввиду их не опровержения доказательствами обвинения. 

Получив заявление обвиняемого о непонимании выдвинутого против него обвинения, следователь, как это видно из материалов дела, не вынес постановление о разъяснении ему существа предъявленных утверждений о совершении им преступления, не предприняв попытки устранить возникшие фактологические противоречия, о которых следователь знала, но ложно понимая интересы службы, неумело вуалировала их в расчёте на особый порядок судебного разбирательства.

В то время следственный орган находился в полной уверенности о будущем избрании подсудимым особого порядка уголовного судопроизводства.

Вес, в размере менее половины от 1 грамма приобретённой подсудимым закладки с амфетамином, был обнаружен без предварительного разъяснения ему ч. 2 ст. 48 и ст. 51 Конституции, а также без разъяснения ему права на освобождение от уголовной ответственности до начала досмотра транспортного средства. И это доказано самими материалами уголовного дела.

Доказательства в виде показаний в качестве подозреваемого и подсудимого, а также сведения из свидетельских показаний и из административных протоколов, подтверждающих процессуальный факт не разъяснения ему указанных прав, находятся в пределах, ограниченных формулировками предъявленного ему обвинения, и не противоречат ни на йоту ни одному из обвинительных утверждений. 

Несмотря на полное признание подсудимым своей вины, полагаю, что подсудимый себя оговорил, и подлежит оправданию по предъявленному ему обвинению ввиду отсутствия в его действия состава преступления по следующим основаниям.

Вс запретил судьям затыкать рот адвокатам, по-своему оценивающим доказательства

Речь защитника в прениях об оправдании в связи с малозначительностью деяния Foter

Суд не может лишить защитника права высказать в прениях сторон мнение по поводу допустимости доказательств. Об этом напомнил Верховный суд, отменивший приговор из-за соответствующего нарушения, сказано в обзоре ВС.

Владимир Гру, Николай Ардабацкий, Евгений Яковлев и Виталий Озерной были осуждены по ч. 2 ст. 209 УК РФ и другим статьям.

Как позже выяснил ВС, в ходе прений сторон председательствующий постоянно прерывал адвоката Яковлева из-за того, что тот якобы по-своему интерпретировал доказательства и оценивал их. В итоге судья вообще лишил адвоката права участвовать в прениях. Аналогичную меру он применил и к другим защитникам, после чего те обратились с жалобой в Верховный суд.

Судебная коллегия по уголовным делам ВС сочла такие действия нарушением закона.

«В соответствии с ч. 5 ст. 292 УПК РФ суд не вправе ограничивать продолжительность прений сторон. При этом председательствующий вправе останавливать участвующих в прениях лиц, если они касаются обстоятельств, не имеющих отношения к рассматриваемому делу, а также доказательств, признанных недопустимыми», — напомнил ВС.

Однако судья, рассматривавший дело, установил не основанные на законе ограничения для участия в судебных прениях защитников; предусмотренных законом оснований для лишения адвоката права на выступление в судебных прениях не имелось.

«Выступая в судебных прениях, защитник вправе дать оценку всем исследованным доказательствам, в том числе и тем, в отношении которых судом принималось решение об отказе в признании их недопустимыми. Более того, это является обязанностью защитника в силу ч. 1 ст.

248 УПК РФ, из которой следует, что защитник подсудимого излагает суду свое мнение по существу обвинения и его доказанности, об обстоятельствах, смягчающих наказание подсудимого или оправдывающих его, о мере наказания, а также по другим вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства», — указал ВС.

Также было установлено, что судья давал оценку некоторым доказательствам на предмет их достоверности, хотя это должно было произойти лишь при постановлении приговора.

ВС счел, что суд первой инстанции нарушил права адвокатов. Приговор отменен, а дело передано на новое рассмотрение.

Прения адвоката при особом порядке

Речь защитника в прениях об оправдании в связи с малозначительностью деяния

Принцип процессуальной экономии, хоть и прямо не называется в Уголовно-процессуальном кодексе, находит свое широкое применение на практике. Он заключается в оптимизации материальных и временных затрат на рассмотрение уголовного дела. Данный принцип никоим образом не противоречит иным принципам, и лишь делает их реализацию более эффективной. Одним из проявлений такого принципа является особый порядок судебного разбирательства при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: О чём надо говорить в судебных прениях

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему — обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

Читайте также:  Бесплатная юридическая консультация по разводу: получить консультацию юриста при разводе онлайн и по телефону

Особый порядок судебного разбирательства при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением

Судебные прения — часть судебного разбирательства, в которой выступают его участники на стороне обвинения и стороне защиты, соответственно, со своих позиций подводя итоги судебного следствия. Они анализируют и оценивают исследованные в суде доказательства.

Прения сторон и последнее слово подсудимого как один из важнейших этапов судебного разбирательства. Характеристика главных задач и целей защитительной речи адвоката.

Подготовка выступления в прениях, исходя из позиции, что подсудимый не признал свою вину.

Не вдаваясь в подробности, скажу, что все показания потерпевшего и свидетелей в корне отличались от данных ими показании следователю с многозначительными подсказками последнего.

В итоге государственный обвинитель отказался от обвинения в совершении N разбоя и квалифицировал его деяния по ч. После чего, задав потерпевшему необходимые вопросы и заявив необходиые ходатайства, я добился прекращения уголовного дела в отношении моего подзащитного N за примирением сторон.

Для начала определим, что такое Особый порядок. В соответствии с ч. Документ одобрен 16 мая президиумом суда. Его посадили в СИЗО, вот 15 числа привезли и дали подписать бумагу на особый порядок. А я читаю в интернете, что подсудимый должен прочитать сначала дело, согласиться со всем, а потом уже подписывать бумагу на особый порядок.

А муж будет только завтра читать дело. Это разве правильно? В обзоре анализируются вопросы квалификации преступлений, а также процессуальные вопросы.

В частности, разбирая одно из дел последней категории, ВС РБ отмечает, что нарушение судом уголовно-процессуального закона, которое путем лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого судебного решения, является основанием к его отмене.

По приговору Иглинского районного суда от 13 декабря года К. Адвокат по ст. Основным отличием мошенничества от других преступлений против собственности кражи, грабежа, разбоя и т. Мошенничество представляет собой хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием.

При этом поясняет, что нарушено право на защиту, то есть теперь подсудимому может быть назначено наказание более суровое, чем предусмотрено ч.

По сложившейся у нас практике, в случае, если у гособвинения имеются сомнения в квалификации, то до начала рассмотрения дела после оглашения обвинительного заключения акта гособвинение заявляет ходатайство о переквалификации и далее дело рассматривается в особом порядке по переквалифицированному обвинению.

Позиция защиты: в данном случае нарушается принцип состязательности сторон ст. В его действиях усматривается максимум — пособничество в приобретении наркотического средства, то есть преступление, предусмотренное ч.

Более того, как поступать с рассмотрением гражданского иска при особом порядке судебного разбирательства? Данный участник уголовного судопроизводства даже не назван в числе участников разбирательства дела в особом порядке.

Гражданский истец, следовательно, лишен:.

В соответствии с изложенным, считаем, что непредоставление подсудимому последнего слова при проведении особого порядка судебного разбирательства, ведет к безусловной отмене приговора по основаниям, предусмотренным п.

Также нам думается, что в целях единого и верного применения норм уголовно-процессуального законодательства, регламентирующих постановление приговора без проведения судебного разбирательства, а также обеспечения права обвиняемого на защиту, следует дополнить ч. Ключевые слова: особый порядок судебного разбирательства, глава 40 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, судебное разбирательство.

Наиболее регламентированной процессуальным законом является стадия рассмотрения по существу уголовных дел, по которым назначено судебное заседание в особом порядке.

Уважаемый суд, все участники судебного заседания.

Защитительную речь стоит начинать с краткого тезисного обозначения защитной позиции: Начну с того что сразу же обозначу позицию защиты: — Единственный тезис — который защита желает довести для всех присутствующих: Ни сам подсудимый ни его защита в холе расследования дела не пытались — придумать какие —либо версии происшедшего, как либо ввести суд в заблуждение.

Участие в судебных прениях дает защитнику возможность подвергнуть развернутой критике версию обвинения и изложить суду все доводы в пользу подсудимого.

Всегда нужно помнить, при вынесении Приговора в особом порядке, его уже нельзя обжаловать по обстоятельствам дела, обжалованию подлежит лишь само наказание.

Какого это вместо штрафа получить 1 год условно или же вместо условного осуждения быть приговоренным к реальному отбыванию наказания?

Приведу пример из своей практики, когда я участвовал в качестве защитника по назначению по делу N, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. По версии следствия смерть Р. Кроме того, ходатайствовать об особом порядке судебного разбирательства можно на предварительном слушании дела в суде.

Иных возможностей для заявления ходатайства об этой упрощенной процедуре рассмотрения дела судом уголовно-процессуальный прения адвоката по уголовному делу в особом порядке не содержит. При намерении заявить ходатайство следует тщательно изучить фабулу предъявленного обвинения.

То есть суть изложенного, что там написано, каким образом получены сведения и какие выводы сделало обвинение. Кстати, об этом подсудимый может и не знать, поэтому важно разъяснить ему весь комплекс прав.

Кассационные или апелляционные жалобы на судебные решения, постановленные по результатам рассмотрения уголовных дел в особом порядке, в которых содержатся доводы о несогласии с фактическим обстоятельствами дела, не подлежат судебной проверке вышестоящими судебными инстанциями.

А может и полностью признаться в содеянном деянии и выбрать сокращенный порядок рассмотрения уголовного дела статья УПК РФ. Для того чтобы виновный понес установленную законом уголовную ответственность, органами следствия, дознания или частным обвинителем должны быть представлены все объективные данные доказательства, показания свидетелей и т. Согласно ст. Закон на Вашей стороне.

Прения сторон в суде и защитительная речь адвоката

Гражданское, арбитражное или уголовное дело завершается в суде прениями сторон, после которых суд выносит свое решение. Защитительная речь адвоката — еще один шанс склонить чашу весов

правосудия на свою сторону.

Прения в суде — это подведение итогов работы каждой из сторон дела, обобщение результатов в виде завершающей речи (выступления). Учитывая выкладки психологов, данный этап судебного разбирательства важен для закрепления «правильного» впечатления на суд. Судебная стадия прений сторон окончательно формирует внутреннее убеждение судьи, помогает суду глубже разобраться во всех обстоятельствах дела и принять правильное решение. Прения в суде — это подведение итогов работы каждой из сторон дела, обобщение результатов в виде завершающей речи (выступления). Учитывая выкладки психологов, данный этап судебного разбирательства важен для закрепления «правильного» впечатления на суд. Судебная стадия прений сторон окончательно формирует внутреннее убеждение судьи, помогает суду глубже разобраться во всех обстоятельствах дела и принять правильное решение. Прения сторон по арбитражным и гражданским делам отличаются от прений по уголовным делам: в арбитражном и гражданском процессах адвокат оперирует логически выстроенной системой доказательств, а эмоционально-психологическая сторона речи имеет значение в уголовном суде. Защитительная речь адвоката в уголовном деле напрямую зависит от позиции подзащитного. О том, как адвокат должен строить в прениях свою защитительную речь по содержанию, по жестикуляции, ораторским приемам и прочим манипуляциям современных технологий убеждения, — много рассказано на различных правовых порталах, а также в юридической литературе. Поскольку данный аспект находится в сфере профессионального юридического интереса, он не особо интересен доверителю либо подзащитному.Однако, как отличить качественную защитительную речь адвоката от непроработанного непрофессионального выступления в суде? Ответ на данный вопрос должен интересовать всех, кто доверил свою защиту адвокату в гражданском, арбитражном либо уголовном деле. Зачастую мнение об адвокате, его профессионализме складывается именно по его выступлению на судебной стадии прений сторон. Что необходимо знать доверителю, чьи интересы представляет адвокат, или подзащитному, которому также представляется последнее слово на стадии прений в суде? Говорят, плох тот артист, который не волнуется при выходе на сцену. Вероятно, это плохой признак, когда адвокат не волнуется перед защитительной речью. Волнение объясняется переживанием за судьбу своего клиента, желанием максимально выполнить свой профессиональный долг. Ведь цель защитительной речи — сформировать у суда благоприятное для подзащитного убеждение.Другой важный момент то, что защитительные речи судебных адвокатов должны отличаться логичным, продуманным построением плюс простота, точность и выразительность языка, психологическая глубина, точность юридических оценок обстоятельствам по рассмотренному в суде делу. Плюс адвокат не должен выражать свое личное мнение. Такие фразы, как «я думаю, что» или «я полагаю, что» неуместны и неубедительны. Законодатель не регулирует содержание судебных прений. Однако, для выступающих в прениях сторон имеется два запрета : 1) нельзя ссылаться на доказательства, не рассмотренные в ходе судебного слушания. 2) Судья может остановить защитительную речь адвоката в случае, если тот ссылается на обстоятельства, не имеющие отношения к рассматриваемому делу, а также в случае, если выступающий ссылается на доказательства, признанные недопустимыми. Третье, знание правильного обращения к судье. Общепринято естественное располагающее начало выступления с обращения: «Уважаемый суд!»Четвертое, в защитительной речи адвокат обязательно проводит анализ ключевых доказательств с указанием суду листов дела (чтобы судья мог убедиться в правоте слов и при желании еще раз ознакомиться с ними по ходу выступления защитника). В необходимых случаях адвокат обращает внимание суда не только на имеющиеся доказательства, но и на их отсутствие. В уголовном суде в защитительной речи отличают три основные позиции по делу: либо переквалификация, либо снисхождение, либо оправдание. О переквалификации действий подсудимого по статье уголовного закона, предусматривающей меньшую уголовную ответственность за содеянное, речь идет, когда подсудимый признает вину, но адвокат считает, что его действия неверно квалифицированы предварительным следствием. Позиция снисхождения — смягчения ответственности за содеянное, отстаивается адвокатом, когда подсудимый полностью признает вину, и защитник полагает, что достаточно доказательств, подтверждающих его виновность, но мера наказания должна быть минимальной по санкции данной статьи, либо подсудимый заслуживает применения более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление, в соответствии с требованиями ст. 64 УК РФ. Пятое, в защитительной речи по уголовному делу адвокат сообщает суду личностные данные о своем подзащитном: его жизни, семье, здоровье. Адвокат должен постараться раскрыть внутренний мир подсудимого, его мировоззрение, проникнуть в его психологию, переживания, объяснить его поступки. Если подсудимый признает вину в совершении преступления, то защитник объясняет, как и почему его подзащитный встал на путь правонарушения (мотив и умысел). Уместно в защитительной речи зачитывать полностью, либо частично документы, подтверждающие смягчающее вину обстоятельство. Особенно актуальна убедительность защитительной речи в выступлениях адвоката перед судом присяжных, т.к. они более восприимчивы к эмоционально-психологической окраске содеянного подсудимым, к сведениям о его личности. И пожалуй, последний важный момент, на который необходимо обращать внимание, — это резолютивная, завершающая часть защитительной речи адвоката в прениях. Итоговая позиция адвоката по делу не должна быть альтернативной, она должна быть конкретной и исключающей двоякое толкование. Совершенно недопустимо, когда адвокат просит суд, например, оправдать подсудимого, с оговоркой, — «если уважаемый суд, не разделит позицию защиты, адвокат согласен на меру наказания не связанную с лишением свободы», — что свидетельствует о неуверенности адвоката в своей правоте и во всем том, что он до этого произносил в своей защитительной речи. ВАЖНО: Адвокат должен знать меру,не хвалить подсудимого,избегать абсурдныхфраз,иначе можно получить эффект, обратный желаемому. ВАЖНО: Адвокатуместно делает ссылки на конкретные пункты решений вышестоящих судов, что убеждает суд в правоте позиции адвоката, избранной поделу. ВАЖНО:Адвокат всегда разделяет позицию подсудимого, иначе речь идет о нарушении права на защиту. ВАЖНО:Адвокатпланомерно логичнообоснованнои детальноубеждаетсудв правоте позиции сторонызащиты. ВАЖНО:Степень конфронтации и полемики адвоката со второй стороной спора, стороной обвинения и коллегами в прениях должна быть разумной ивыдержанной.
Читайте также:  Спекулировать на масках больше не получится. Правительство установило ограничения по ценам

§ 2. Защитительная речь адвоката

§ 2. Защитительная речь адвоката

Речь защитника — это кульминационный момент его участия в судебном разбирательстве уголовного дела, важное средство осу­ществления им своей функции.

В речи защитник подводит итог су­дебного следствия, анализирует с позиции защиты собранные по делу материалы, дает им правовую оценку, приводит доказатель­ства, опровергающие предъявленное подсудимому обвинение либо смягчающие его вину, высказывает соображения относительно на­казания и других вопросов, подлежащих решению суда.

Защитительная речь завершает ту большую и сложную рабо­ту защитника, которая направлена на охрану прав и законных ин­тересов подсудимого, на обеспечение правильного применения за­кона, с тем, чтобы не допустить возможной ошибки во вред подсу­димому, исключить привлечение к уголовной ответственности и осуждение невиновного. Защищая подсудимого, отстаивая его не­виновность или меньшую степень ответственности, подвергая со­бранные по делу доказательства тщательному и критическому ана­лизу, защитник помогает суду правильно оценить обстоятельства дела, отыскать истину, вынести законный и справедливый приго­вор.

Защитительная речь должна быть строго обоснованной, убе­дительной, опираться на имеющиеся в деле доказательства. «…

за­щитник не может руководствоваться в своей деятельности извест­ным афоризмом французских адвокатов: «Мы пришли в суд не для того, чтобы что-либо доказать, а лишь для того, чтобы показать, что прокурор ничего не доказал».

Такая позиция неизбежно обре­кает защитника на бездействие, пассивность, ограничивает его де­ятельность лишь негативной стороной»1.

В соответствии с действующим законодательством обязанность доказать на суде виновность подсудимого, обосновать правильность предъявленного ему обвинения лежит на прокуроре. Суд вправе вынести обвинительный приговор только при условии полной и не­сомненной доказанности виновности подсудимого в инкриминируе­мом ему деянии.

Но это не освобождает защитника от необходимо­сти доказывать выдвигаемые им положения, обосновывать приво­димые им доводы и соображения, аргументировать свои выводы. Иначе все его утверждения останутся голословными, бездоказатель­ными и не окажут влияния на формирование внутреннего убежде­ния судей, на вынесенное ими решение.

 

Конечно, защитник вправе требовать оправдания подсудимого не только тогда, когда будут представлены убедительные доказа­тельства, свидетельствующие о невиновности его подзащитного, но и тогда, когда в результате судебного разбирательства не будет добыто данных, с достоверностью подтверждающих наличие пре­ступления и виновность подсудимого, когда, несмотря на все при­нятые меры, останутся серьезные сомнения в его виновности. Это со всей определенностью вытекает из презумпции невиновности и возложенных на защитника обязанностей. «Если прокурор, — от­мечает Е. А. Матвиенко, — может настаивать на осуждении подсу­димого только в случае, когда он твердо убежден в его виновности и эта убежденность опирается на имеющиеся в деле доказатель­ства, то защитник вправе просить суд об оправдании подсудимого и тогда, когда в результате судебного разбирательства у него не сложилось твердого убеждения в виновности подсудимого, остались определенные сомнения. Прокурор может утверждать лишь то, что доказано достоверно. Защитник вправе отрицать все то, что с не­сомненностью не установлено»2.

Доказательность и убедительность защитительной речи нахо­дятся в прямой зависимости от результатов судебного следствия. Речь защитника будет обоснованной только тогда, когда она опира­ется на тщательно проверенные материалы дела, когда каждый довод подкреплен полученными на судебном следствии объектив­ными данными.

Поэтому одной из главных обязанностей защитни­ка в суде является активное участие в исследовании всех доказа­тельств по делу, в проведении допросов подсудимого, свидетелей, потерпевшего, осмотре вещественных доказательств и документов, проверке и оценке выводов экспертов и совершении других судеб­ных действий, направленных на выявление фактов, имеющих зна­чение для дела.

Общепринятых правил построения защитительной речи не существует. Для нее противопоказаны шаблон, однообразие, зара­нее установленный трафарет. Выступление с защитительной ре­чью — дело творческое, живое.

Содержание и структура защитительной речи строго индиви­дуальны и зависят от результатов судебного следствия, избранной защитой позиции, характера предъявленного обвинения, особенно­стей доказательственного материала и других обстоятельств уго­ловного дела.

На построение защитительной речи большое влияние оказывает обвинительная речь. Защитник выступает в суде после прокурора и поэтому не может не учитывать тех доводов и аргу­ментов, которые приведены прокурором.

Он обязан представить на рассмотрение суда свои доводы и соображения, привести свои ар­гументы.

Из сказанного следует, что защитительная речь должна но­сить полемический характер, быть органически связана с развер­нувшимися судебными прениями. Возражая против необоснован­ных утверждений прокурора, подвергая критическому анализу при­веденные им доказательства, защитник отстаивает свою точку зре­ния, приводит контрдоказательства в подтверждение правильнос­ти своих рассуждений.

Это, конечно, не означает, что речь защитника сводится лишь к ответу на обвинительную речь прокурора. Защитительная речь носит самостоятельный характер. В ней защитник обязан подверг­нуть детальному анализу все обстоятельства дела под углом зре­ния защиты подсудимого, привести все данные, говорящие в его пользу.

В основе построения защитительной речи всегда должна ле­жать главная идея, главный тезис защиты, от которого зависят со­держание и структура речи, соотношение ее частей. Весь осталь­ной материал группируется вокруг этой идеи, которая должна быть выражена предельно четко, полно и определенно.

«Исходя из конкретных обстоятельств дела, защитник может: а) оспаривать обвинение в целом, доказывая невиновность подсу­димого за отсутствием в его действиях состава преступления, за отсутствием самого события преступления или за непричастностью к нему подсудимого; б) оспаривать обвинение в отношении отдель­ных его частей; в) оспаривать правильность квалификации, дока­зывая необходимость изменения предъявленного обвинения на ста­тью УК, влекущую более легкое наказание; г) обосновывать мень­шую степень вины и ответственности подсудимого, приводя смяг­чающие его вину обстоятельства; д) доказывать невменяемость под­судимого, исключающую наступление уголовной ответственности»3.

Читайте также:  Перепланировка в пустой бетонной «коробке» должна быть узаконена

Определив исходную позицию по рассматриваемому делу, за­щитник должен наметить круг вопросов, которые он намерен осве­тить в своей речи, определить их соотношение и удельный вес, рас­положить их в определенной логической последовательности. От­сутствие логической стройности в изложении материала, бессис­темность и диспропорция частей неизбежно затрудняют восприя­тие речи, снижают ее воспитательное значение.

Обычно защитительная речь состоит из следующих фрагмен­тов: а) вступительная часть; б) анализ фактических обстоятельств дела; в) анализ юридической стороны предъявленного обвинения; г) характеристика личности подсудимого; д) анализ причин и усло­вий, способствовавших совершению преступления; е) заключитель­ная часть.

Главная задача защитника при произнесении защитительной речи — убедить суд и всех присутствующих в зале судебного засе­дания в правильности даваемого им толкования фактов и обосно­ванности предлагаемого решения.

Но для того чтобы убедить своих слушателей, повлиять на них логикой доводов и суждений, нужно привлечь их внимание, заставить слушать и воспринимать сказан­ное. Вот почему тщательно продуманное начало речи играет важ­ную роль.

Необходимо только, чтобы вступительная часть речи была органически связана со всем ее содержанием, составляла его неотъ­емлемую часть.

Способы и приемы построения вступительной части защити­тельной речи различны.

Она может быть начата с оценки обще­ственно-политического значения рассматриваемого дела, указания на его специфические особенности, изложения программы речи, при­ведения общих предпосылок для обоснования позиции, избранной защитой, с отсылки к отдельным положениям, выдвинутым в речи прокурора, с характеристики подсудимого и т. д.

Основное содержание защитительной речи состоит в анализе фактических и юридических обстоятельств уголовного дела, в раз­вернутой характеристике личности подсудимого и мотивов его по­ведения.

Отправляясь от исходной защитительной позиции, защит­ник систематизирует и под углом зрения защиты оценивает собран­ные на судебном следствии данные, представляет суду свои сооб­ражения о доказанности или недоказанности предъявленного под­судимому обвинения, его квалификации, представляет собранные им доказательства невиновности подсудимого или смягчающие его вину.

Указанные доказательства в пользу подсудимого могут пред­ставляться двумя путями:

1) по нарастающей, небольшими частями, подготавливая по­зицию суда к вынесению желательного для подзащитного приговора;

2) сразу, массивом, путем эмоционального взрыва в тактичес­ки оправданном моменте судебного заседания. Активная тактичес­кая линия защиты может быть реализована и в начале судебного заседания, когда защитник заявляет ряд ходатайств, каждое из которых содержит аргументы в пользу невиновности или смягче­ния вины подсудимого.

В связи с этим целесообразно приводить контраргументы за­щиты следующим образом:

1. Если нельзя оспорить обвинение целиком и сразу, то умест­но его оспаривать по частям и с разных сторон.

  • 2. Обвинение, изложенное в обвинительном заключении, сле­дует раздробить на ряд фрагментов по следующим основаниям:
  • — по субъекту, объекту, объективной и субъективной стороне;
  • — подвергнуть анализу достоверность получения доказательств по каждому из элементов;
  • — подвергнуть сомнению обоснованность выводов следствия по отдельным следственным действиям.

3. Выводы защитника могут быть целенаправленно обращены как на эпизоды и обстоятельства, уже рассмотренные судом, так и на те, которые в дальнейшем будут рассматриваться судом.

4. Форма аргументации должна быть эмоционально насыщен­ной, гибкой, этичной и компромиссной.

Оценивая в защитительной речи криминалистические аспек­ты обвинительного заключения, можно выделить ряд его призна­ков, которые должны быть подвергнуты критическому анализу и привести к констатации одного из трех нижеперечисленных тезисов:

— имеет место полное соответствие обвинительного заключе­ния по форме и содержанию доказательствам, имеющимся в деле;

— содержание обвинительного заключения беднее имеющих­ся в деле доказательств, т. е. доказательственный потенциал дела следствие не использовало в должной мере;

— содержание обвинительного заключения превосходит объем доказательств, имеющихся в деле, что свидетельствует о желании следствия выдать желаемое за действительное.

Таким образом, каждый вариант обвинительного заключения должен быть в речи защитника подвергнут скрупулезному анали­зу с целью обнаружения системы криминалистических, процессу­альных и уголовно-правовых ошибок, что может существенно по­колебать обвинение.

Правильное разрешение уголовного дела, вынесение справед­ливого приговора невозможно без глубокого и всестороннего изуче­ния личности подсудимого, выявления у него комплекса социально значимых психологических качеств.

Не поняв поведения подсуди­мого, не установив его подлинных мотивов, не раскрыв природы, характера и глубины связи между всей жизненной линией подсу­димого и вменяемым ему преступлением, нельзя отыскать истины по делу, сделать по нему обоснованных и убедительных выводов, дифференцировать ответственность.

Задача защитника — проанализировать все эти моменты под углом зрения защиты, раскрыть психологический механизм совер­шенного преступления, показать, насколько отразились в преступ­ном деянии нравственно-психологические черты личности подсу­димого, в какой мере они характеризуют его жизненную ориента­цию, его интересы, желания.

Обстоятельная характеристика защитительной речи психоло­гического облика подсудимого, а также содержания его действий иконкретной ситуации, в которой они совершены, исключительно важна для определения степени общественной опасности подсуди­мого, индивидуализации его ответственности, если он виновен, про­гнозирования его исправления и решения других вопросов по делу. Только дав правильную оценку личности подсудимого, объяснив мотивацию его поступков, раскрыв круг его интересов и стремле­ний, показав взаимоотношения подсудимого с сообщниками и с по­терпевшим, обусловившие поведение подсудимого, защитник мо­жет высказать обоснованные суждения о виновности или невинов­ности подзащитного, о степени его общественной опасности.

До наших дней актуально замечание, высказанное А. Ф. Кони: «Закон требует, чтобы снисхождение было основано на обстоятель­ствах дела. Но из всех обстоятельств дела, конечно, самое глав­ное — сам подсудимый.

Поэтому, если в его жизни, в его личности, даже в слабостях его характера, вытекающих из его темперамента и его физической природы, вы найдете основание для снисхожде­ния, — вы можете к строгому голосу осуждения присоединить го­лос милосердия»4.

Центральное место в характеристике личности подсудимого, в оценке его общественной опасности занимает анализ мотивов со­вершенного преступления.

Значение такого анализа предопределя­ется тем, что без выяснения мотивов нельзя правильно понять под­линный смысл действий человека, нельзя объяснить, почему он поступил так или иначе, какие цели он преследовал, какими по­буждениями руководствовался.

В заключительной части речи защитник подводит итоги осу­ществленного им анализа фактических и юридических обстоятельств дела, формулирует окончательные выводы, определяет свое отно­шение к вопросам, подлежащим решению суда.

В этой части речи защитник обращается с просьбой об оправдании подсудимого, если вина последнего должным образом не установлена, либо о назначе­нии ему минимального срока наказания, предусмотренного соответ­ствующей статьей Уголовного кодекса, либо о применении к нему наказания, не связанного с лишением свободы, и т. д.

Защитник высказывает также свои соображения относительно заявленного гражданского иска, по другим вопросам, важным с точки зрения подзащитного.

  1. Заключительная часть должна быть краткой, четкой, образ­ной; она должна выражать главную идею защиты, ее основную мысль и вместе с тем быть органически связанной с остальными частями речи, непосредственно вытекать из них.
  2. Иногда целесообразно речь закончить какой-нибудь яркой обоб­щающей фразой, передающей самую суть выдвигаемой защитни­ком просьбы.
  3. Выступая по делу Кудрявцевой, обвинявшейся в убийстве сво­его бывшего мужа, защитник следующим образом закончил свою речь:

«Товарищи судьи! Когда Кудрявцева приписывала себе самые низменные побуждения, то, может быть, она делала это не только из желания скрыть свои подлинные чувства к тому, кто был ее мужем. Может быть — и в это верится, — она измеряет свою вину такой строгой и большой меркой, что ей кажется недопустимым хоть как-нибудь бороться за смягчение своей участи.

Суд над собой не кончается вынесением приговора по уголов­ному делу. Суд над собой — дело трудное и нужное. Очень нужное. И для Кудрявцевой этот суд не скоро кончится.

Чем дальше он будет идти, тем с большей, поистине беспощадной ясностью она станет понимать, в какой напрасный и ненужный спор она втянулась из-за прошлого, которого не было, из-за счастья, которое только поме­рещилось, и как чудовищно этот спор она разрешила.

Кудрявцева не искала снисхождения у вас, она не окажет его себе и в этом суде над собой. Если вы в это поверите, это даст вам право, товарищи судьи, быть снисходительными к ней»5.

Разумеется, что в заключительной, как и во всех остальных частях защитительной речи неприемлемы шаблон, однообразие.

________________________________

1 Матвиенко Е. А. Судебная речь. Минск, 1972. С. 153-154.

2 Матвиенко Е. А. Указ. соч. С. 154.

3 Матвиенко Е. А. Указ. соч. С. 163.

4 Кони А. Ф. Судебная реформа и суд присяжных // Собр. соч. в восьми томах. Т. 4. М., 1967. С. 220.

5 Киселева Я. С. Судебные речи. Л., 1967. С. 45.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector