Проблемы квалификации действий по незаконному обналичиванию денежных средств

Проблемы квалификации действий по незаконному обналичиванию денежных средствЗлаткин Алексей Автор статьи Юрист сайта Правовед.RU

Как известно «отмывание» денег – это целая индустрия криминального бизнеса. Однако большинство об этом знают больше понаслышке и из криминальных детективов. А толком, что это из себя представляет и какую ответственность влечет, мало кто понимает.

Понятие, история правоприменения

В упрощенном виде, отмывание денег, полученных преступным путем, — это процедура придания вида законности источнику нелегальных денежных средств, полученных от преступной деятельности. То есть от теневого преступного бизнеса, такого как наркотрафик или торговля оружием. Коррупционные схемы получения взяток тоже требуют последующей легализации таких преступных доходов.

Из этого перечня не исключены и иные виды преступных доходов.

В истории России практика отмывания преступных доходов является совершенно новым видом правоотношений, правоприменение в сфере которых только формируется, что связано прежде всего со спецификой товарно-денежных отношений в советский период, в котором легальный оборот крупных денежных средств в частном секторе был вообще невозможен. Хотя криминальный бизнес все же существовал.

И когда брали подпольных советских миллионеров, громкие дела которых стали яркими моментами в истории советской криминалистики, то у них обнаруживались крупные денежные средства запрятанные самым тривиальным способом в домашнюю мебель и утварь или еще где. Вспомните знаменитый советский фильм «Прохиндиада или бег на месте» про такого же субъекта, который среди ночи заказывал такси на кладбище, чтобы отрыть запрятанные капиталы, поддавшись на развод других жуликов.

Сейчас же уже нет никакой необходимости прятать свои незаконные сбережения под матрасом или на кладбище. Пришедшие времена рыночной экономики позволили владеть крупными капиталами на законной основе, при условии законности их получения. И вот тут то и встает вопрос об их источнике. Все банковские операции строго учитываются, и по ним банк дает отчет по требованию фискальных органов.

Именно легализация преступных доходов в России и является самой сутью этой криминальной операции, которая стала сейчас просто видом криминальной индустрии. Гораздо больший опыт с которой имеют иные страны с длительной историей развития бизнеса, такие как США, в которой в 80-х годах и возник этот термин.

Формулировку понятию «отмывание денег» дала президентская комиссия США по борьбе с организованной преступностью, определив ее как «отмывание преступных доходов» — процесс, посредством которого скрывается существование, незаконное происхождение или незаконное использование доходов. Затем эти доходы маскируются таким образом, чтобы казаться имеющими законное происхождение.

Как видно из источника происхождения данного понятия, оно возникло как следствие преступности организованной, то есть целого криминального бизнеса, который требовал себе соответствующую особую финансовую систему обращения денежных средств для возможности свободного распоряжения ими.

Организованная преступность в этой сфере достигла такого масштаба, что вышла на международный уровень, потребовав международного правового регулирования мер борьбы с ней.

Это привело к тому, что в Венской конвенции ООН 1988 года «О борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ» была предусмотрена отдельная статья о легализации доходов от преступной деятельности.

В статье 3 документа под легализацией понималось:

  • конверсия или передача имущества, если известно, что такое имущество получено в результате правонарушения или правонарушений, или в результате участия в таком правонарушении или правонарушениях, в целях сокрытия или утаивания незаконного источника имущества или в целях оказания помощи любому лицу, участвующему в совершении такого правонарушения или правонарушений, с тем, чтобы оно могло уклониться от ответственности за свои действия;
  • сокрытие или утаивание подлинного характера, источника, местонахождения, способа распоряжения, перемещения, подлинных прав в отношении имущества или его принадлежности, если известно, что такое имущество получено в результате правонарушений или правонарушения, в результате участия в таком правонарушении или правонарушениях;
  • приобретение, владение или использование имущества, если в момент его получения было известно, что такое имущество получено в результате правонарушения или правонарушений или в результате участия в таком правонарушении или правонарушениях;
  • участие, соучастие или вступление в преступный сговор с целью легализации преступных доходов или правонарушений, приведенных выше, покушение на совершение такого правонарушения или правонарушений, а также пособничество, подстрекательство, содействие или консультирование при их совершении.

В дальнейшем была принята Конвенция Совета Европы №141 от 8 ноября 1990г., которая расширила отмывание «грязных» денег, рассматривая ее не только как доходы от наркотрафика, но и иных видов преступной деятельности. Статьей 6 этой конвенции были даны наиболее широкие примеры действий при легализации преступных доходов:

  • преступления — любые, предусмотренные уголовным законодательством;
  • преступления, являющиеся типичными для организованной преступности;
  • правонарушения;
  • преступления и правонарушения, связанные с незаконным оборотом наркотиков.

В дальнейшем Специальная финансовая комиссия по проблемам отмывания денег в Страсбурге дала расширенное определение отмыванию денег, которое звучит так: «отмывание денежных средств и иного имущества — это процесс, в ходе которого средства, полученные в результате незаконной деятельности, различных правонарушений, либо помещаются, переводятся или иным образом пропускаются через финансово-кредитную систему (банки, иные финансовые институты), либо на них (вместо них) приобретается иное имущество, либо они иным образом используются в экономической деятельности и в результате возвращаются владельцу в ином воспроизведенном виде для создания видимости законности полученных доходов, сокрытия лица, инициировавшего данные действия и (или) получившего доходы, а также противозаконности источников этих средств.

Юридическая квалификация и борьба с отмыванием в России

За отмывание денег российским законодательством предусмотрена уголовная ответственность статьями 174, 174.

1 УК РФ, где дано четкое определение понятия состава преступления: «совершение финансовых операций и других сделок с денежными средствами или иным имуществом, заведомо приобретенными другими лицами преступным путем, в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными денежными средствами или иным имуществом».

И то же самое, если это делается самим лицом, получившим преступные доходы. За отмывание денег, в зависимости от их размера и способа легализации, предусмотрены различные виды наказаний.

Но видно, что самую большую общественную опасность имеют действия лиц, совершенные организованной группой или в особо крупном размере.

То есть, когда такое отмывание превращается в самостоятельный преступный бизнес.

Превращение такого рода махинаций с «грязными» деньгами для их легализации привело к принятию отдельного закона для борьбы с ними.

Федеральный закон «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» N 115-ФЗ ввел определенные формы контроля за оборотом финансовых средств, позволяющие выявлять легализацию преступных доходов и иных активов сомнительного происхождения.

В качестве мер, направленных на противодействие легализации преступных доходов, Законом предусмотрено:

  • организация и осуществление внутреннего контроля;
  • обязательный контроль;
  • запрет на информирование клиентов и иных лиц о принимаемых мерах противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, финансированию терроризма и финансированию распространения оружия массового уничтожения, за исключением информирования клиентов о принятых мерах по замораживанию (блокированию) денежных средств или иного имущества, о приостановлении операции, а также об отказе в выполнении распоряжения клиента о совершении операций, об отказе от заключения договора банковского счета (вклада), о расторжении договора банковского счета (вклада) и их причинах, о необходимости предоставления документов по основаниям, предусмотренным настоящим Федеральным законом;
  • иные меры, принимаемые в соответствии с федеральными законами.

Для отмывания денежных средств изобретены различные «хитроумные» схемы и способы. Эксперты ООН к моделям таких операция относят трехфазовые и четырехфазовые. Трехфазовая состоит из первоначального размещения «грязных» денег в финансовом секторе экономике (рlасеment).

И этот этап самый рискованный, потому как предполагает большую возможность для выявление легализации преступных доходов. Размещение происходит в кредитных учреждениях или сфере торговли.

Потом расслоение (layering), то есть непосредственный отрыв денежных средств от их источника формирования путем совершения многочисленных финансовых операций, которые делают затруднительным установление источника их первоначального образования.

Интеграция (integration) — эта стадия конечного перехода денежных средств в легальное владение выгодоприобретателя таких операций. В процессе интеграции денежные средства возвращаются в экономику уже под видом обычных легальных средств, когда в банковском секторе уже не возникает вопросов об их возникновении.

Четырехфазовая модель более сложная и предусматривает сеть третьих лиц, через которые проходят финансовые средства, для придания законности их происхождения, а также возможный вывод за границу.

Существует также и двухступенчатая модель отмывания средств. Она самая простая, так как предусматривает только введение нелегальных средств в финансовый сектор и их легализацию.

Судебная практика

В целях оптимизации судебной практики Верховным судом России было принято постановление Пленума Верховного Суда РФ от 07.07.2015 N 32. В пункте 1 данного постановления Верховный суд обратил внимание судов на то, что предметом преступлений, предусмотренных статьями 174 и 174.

1 УК РФ, являются не только денежные средства или иное имущество, незаконное приобретение которых является признак легализации преступных доходов, например, хищения, получения взятки, но и денежные средства или иное имущество, полученные в качестве материального вознаграждения за совершенное преступление, например, за убийство по найму, либо в качестве платы за сбыт предметов, ограниченных в гражданском обороте.

При этом вывод суда, рассматривающего уголовное дело по статье 174 или статье 174.1 УК РФ о преступном характере приобретения имущества, владению, пользованию или распоряжению которым виновный стремится придать правомерный вид, наряду с иными материалами уголовного дела может основываться на:

  1. Обвинительном приговоре по делу о конкретном преступлении, предусмотренном одной из статей Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации.
  2. Постановлении органа предварительного расследования или суда о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) за совершение основного преступления, в связи со смертью лица, подлежащего привлечению к уголовной ответственности, в связи с недостижением лицом возраста уголовной ответственности, в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, в случаях, предусмотренных пунктом 6 части 1 статьи 24 УПК РФ, в связи с примирением сторон, вследствие акта об амнистии, в связи с деятельным раскаянием, а также по основаниям, предусмотренным статьей 25.1 или статьей 28.1 УПК РФ, если материалы уголовного дела содержат доказательства, свидетельствующие о наличии события и состава основного преступления, и органом предварительного расследования или судом дана им соответствующая оценка.
  3. Постановлении органа предварительного расследования о приостановлении дознания или предварительного следствия в связи с неустановлением на момент рассмотрения уголовного дела лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого за основное преступление, если материалы уголовного дела содержат доказательства, свидетельствующие о наличии события и состава такого преступления, и органом предварительного расследования дана им соответствующая оценка.
Читайте также:  Увольнение в связи с выходом основного работника из декретного отпуска: особенности, порядок оформления, оспаривание незаконного увольнения

Какие-то предположения в данном случае недопустимы. Сами по себе сомнения легальности денежных средств без установления их реального криминального источника получения, что должно быть подтверждено вышеуказанными актами юстиции, не может являться основанием для вывода об их отмывании и не должно повлечь за собой уголовную ответственность.

Это очень ценное указание Верховного суда РФ, которое ограничивает возможность правоохранительных органов использовать уголовное преследование по данной статье, как форму давления на бизнес, что могло иметь распространение без четких указаний высшей судебной инстанции.

Однако это также не должно являться препятствием для борьбы с нелегальной сферой криминального отмывания денег, в которой учитывая новые электронные финансовые инструменты, появляется все больше возможностей и способов для совершения таких действий. Это и побудило 7 марта 2019 г. Пленум Верховного суда внести в вышеуказанное постановление изменения, приравняв к безналичным денежным активам также и электронные деньги и виртуальные активы (криптовалюты).

И если раньше преступники могли облегченно вести операции по отмыванию денежных средств путем сделок с криптовалютой, биткоинов, то теперь это никак не спасает их от уголовной ответственности.

Мир меняется. Со все большим усложнением электронного обращения денежных средств, все больше изобретается способов легализации денежных средств, полученных от преступных доходов. Это автоматически обуславливает и соответствующее изменение правоприменительной и судебной практики по таким делам.

Эта статья участвует в Конкурсе на лучшую бизнес-статью.

Проблемы квалификации действий по незаконному обналичиванию денежных средствЛюдмила Разумова Редактор Практикующий юрист с 2006 года

Отмывание денежных средств и иного имущества: позиция ВС РФ

Проблемы квалификации действий по незаконному обналичиванию денежных средств

В целях противодействия подобного рода преступлениям предусмотрена уголовная ответственность за:

  • отмывание имущества и денег, добытых другими лицами преступным путем (ст. 174 УК РФ);
  • отмывание имущества, приобретенного лицом вследствие совершения им преступления (ст. 174.1 УК РФ);
  • покупку или реализацию вещей, заведомо добытых преступным путем (ст. 175 УК РФ).

Максимальный срок лишения свободы по всем трем статьям составляет семь лет.

При этом несмотря на обширный перечень как международных, так и российских правовых актов, направленных на борьбу с отмыванием имущества, у судей, рассматривающих такие уголовные дела, нередко возникают вопросы.

В связи с этим ВС РФ дал судам некоторые разъяснения – 13 июля был опубликован документ, уточняющий порядок применения судами норм об ответственности за легализацию (отмывание) имущества (Постановление Пленума ВС РФ от 7 июля 2015 г.

№ 32; далее – Постановление № 32).

Узнайте, может ли индивидуальный предприниматель использовать накопленные на своем расчетном счете средства в личных целях и не будет ли это считаться отмыванием имущества, в Базе знаний службы Правового консалтинга интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный доступ на 3 дня!

Получить доступ

Так какое имущество, по мнению ВС РФ, может быть предметом легализации, что является обязательным признаком отмывания имущества и с какого момента такое преступление считается оконченным? Ознакомимся с позицией Суда подробнее. 

Какое имущество может быть предметом легализации?

Предметом отмывания по общему правилу являются денежные средства и иное имущество (ст. 174, 174.1 УК РФ). При этом ВС РФ уточнил, что под денежными средствами следует понимать не только наличные деньги в российских рублях, но и иностранную валюту, а также безналичные и электронные денежные средства.

А иным имуществом считается как движимое и недвижимое имущество, так и имущественные права, ценные бумаги, а также имущество, полученное в результате переработки добытого преступным путем (например, дом, построенный из похищенных стройматериалов, или слитки драгметаллов, изготовленные из краденых и переплавленных ювелирных изделий) (п. 1 Постановления № 32).

НАША СПРАВКА

Отмывание имущества – совершение сделок и операций с целью придания правомерного вида владению, пользованию или распоряжению денежными средствами или иным имуществом, полученными преступным путем (ст. 174, 174.1 УК РФ).

Список предметов отмывания соответствует перечню объектов гражданских прав, закрепленных в гражданском законодательстве (ст. 128 ГК РФ). Разве что в категорию нелегально добытого имущества в силу специфики не вошли результаты работ и оказания услуг, объекты интеллектуальной собственности и нематериальные блага.

Суд также отдельно подчеркнул, что незаконное приобретение денег и иного имущества может в равной степени быть:

  • признаком конкретного состава преступления (например, хищения, взяточничества и т. д.);
  • материальным вознаграждением за совершенное преступление (например, за заказное убийство);
  • платой за сбыт предметов, ограниченных в гражданском обороте (оружие, боеприпасы, наркотические и лекарственные средства и др.).

Ранее при рассмотрении дел об отмывании имущества судьи нередко сталкивались с трудностями в разрешении ситуаций, когда не имеющие индивидуальных характеристик денежные средства или иное имущество, приобретенные преступным путем, смешивались с однородным правомерно приобретенным имуществом – например, при зачислении на банковский счет денежных средств из разных источников, перечислении денег третьим лицам в счет исполнения различных обязательств и т. д. (приговор Балаковского районного суда Саратовской области от 14 апреля 2011 г. по делу № 1-99/2011). Основная сложность состояла в том, что суды не могли определить, действительно ли преступник, к примеру, при пополнении счета использовал украденные деньги или они были приобретены им законным путем. Это становилось основанием для оправдательных приговоров.

ВС РФ указал, что последующее совершение сделок или операций с неправомерно приобретенным имуществом в таком случае считается отмыванием и учитывается в том размере, который соответствует сумме приобретенного в результате преступления имущества (п. 3 Постановления № 32). 

Что является обязательным признаком отмывания имущества?

Суд разъяснил, что основным признаком отмывания является намерение придать правомерный вид владению, пользованию и распоряжению имуществом, добытым преступным путем. И в своих обвинительных приговорах суды обязательно должны перечислить как доказательства такого намерения, так и доказательства приобретения имущества в результате преступления (п. 5 Постановления № 32).

Как уточняет ВС РФ, вывод о преступном характере приобретения имущества можно сделать, основываясь на:

  • обвинительном приговоре по основному преступлению;
  • постановлении о прекращении уголовного преследования по нереабилитирующим обстоятельствам (в связи со смертью подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, недостижением им возраста уголовной ответственности, деятельным раскаянием и др.);
  • постановлении о приостановлении следствия или дознания по причине того, что не был установлен главный фигурант дела (п. 4 Постановления № 32).

Отметим, что в настоящее время суды не всегда учитывают наличие приговора по основному преступлению или иного документа из перечисленных (например, приговор Сунженского районного суда Республики Ингушетия от 12 апреля 2010 г. по делу № 1-30/2010).

Что же касается цели придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению имуществом, то она может быть установлена на основании фактических действий виновного лица, направленных на сокрытие преступления. Такими действиями могут быть, например:

  • приобретение недвижимого имущества, произведений искусства, предметов роскоши и т. д.;
  • отчуждение имущества, приобретенного преступным путем, в отсутствие реальных расчетов или экономической целесообразности в таких сделках;
  • фальсификация оснований возникновения прав на денежные средства или иное имущество (гражданско-правовых договоров, первичных учетных документов и др.);
  • обналичивание денег, в том числе с участием подставных лиц, с использованием расчетных счетов фирм-«однодневок» или счетов физических лиц, не осведомленных о преступном происхождении денежных средств;
  • совершение внешнеэкономических финансовых операций при участии контрагентов, зарегистрированных в офшорных зонах;
  • совершение финансовых операций с использованием электронных средств платежа и др. (п. 10 Постановления № 32).
Читайте также:  В каких случаях алименты выплачиваются после 18 лет?

Данный перечень не является исчерпывающим.

ВС РФ также отметил, что ни одно из указанных действий само по себе не может быть доказательством виновности лица. В каждом конкретном случае суду необходимо установить, что лицо заведомо намеревалось придать правомерный вид владению, пользованию и распоряжению имуществом.

С какого момента преступление, связанное с отмыванием имущества, считается оконченным?

Ответственность за отмывание имущества наступает даже при совершении одной финансовой операции с денежными средствами или иным имуществом, приобретенными преступным путем.

Главное – установить наличие цели придать правомерный вид владению, пользованию и распоряжению указанным имуществом – например, когда преступное приобретение дома при заключении договора купли-продажи маскируется заведомо подложными документами о праве собственности на него (п. 7 Постановления № 32).

В связи с этим ВС РФ призывает считать финансовыми операциями любые операции с денежными средствами (наличные и безналичные расчеты, кассовые операции, перевод или размен денежных средств, обмен одной валюты на другую и т. п.) (п. 6 Постановления № 32).

Оконченным такое преступление считается с момента:

  • использования преступно полученных денежных средств для расчетов либо предъявления банку распоряжения о переводе денежных средств и т. п.;
  • исполнения хотя бы части обязанностей или реализации хотя бы части прав, которые возникли по сделке, если преступления совершались путем сделки (например, с момента передачи денег или имущества другой стороне договора вне зависимости от того, получено ли встречное исполнение по сделке);
  • оформления между виновным и иным лицом договора, которым маскируется преступное приобретение денежных средств, если этим создается лишь видимость заключения сделки и в действительности фактическая передача имущества по ней не предполагается (п. 8 Постановления № 32).

Кстати, распоряжение незаконно приобретенным имуществом в целях личного потребления (приобретение продуктов питания, товаров первой необходимости, получение бытовых услуг и т. п.

) не свидетельствует о наличии умысла на легализацию такого имущества (п. 11 Постановления № 32).

В зависимости от конкретных обстоятельств дела совершение таких действий может повлечь за собой ответственность либо за основное преступление, либо за сбыт имущества, приобретенного преступным путем (ст. 175 УК РФ).

Другие выводы Суда

Важное разъяснение дал ВС РФ и по поводу ситуации, когда при намерении лица отмыть деньги в крупном либо особо крупном размере фактически легализованное имущество не образовало указанный размер по обстоятельствам, которые от преступника не зависели. Суд указал, что содеянное при этом тем не менее нужно квалифицировать как оконченное преступление, совершенное в крупном или особо крупном размере – свыше 1,5 млн руб. или свыше 6 млн руб. соответственно (абз. 2 п. 9 Постановления № 32).

Юристы признают данную позицию ВС РФ спорной.

МНЕНИЕ

Антон Матюшенко, президент Ассоциации честных адвокатов:

«Умышленные действия, направленные на совершение преступления, должны расцениваться как покушение, если злодеяние не было доведено до конца по независящим от фигуранта причинам (ч. 3 ст. 30 УК РФ).

Однако Суд не предписывает ссылаться на статью о покушении, применение которой автоматически снизило бы максимальный предел наказания – не более 3/4 максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей УК РФ за оконченное наказание (ч. 3 ст. 66 УК РФ). Вместо этого ВС РФ выбрал для легализации имущества формальную конструкцию.

Напомню, в отличие от преступлений с материальным составом, преступления с формальным составом признаются оконченными с момента совершения деяния, без связи с наступлением его последствий.

Даже с учетом значимости угрозы, которую представляет собой легализация преступных доходов и давления международной общественности, нельзя обосновать изменение общепринятых подходов к моменту признания преступления оконченным для отдельно взятого деяния. Думается, что позиция ВС РФ в данном вопросе не является целесообразной, либо в текст вкралась логическая неточность».

Еще одним ключевым выводом Суда стало положение о том, что в отношении лиц, виновных в легализации, судам необходимо решать вопрос о конфискации имущества (п. 20 Постановления № 32). Связано это с тем, что несмотря на предусмотренную законом возможность конфискации имущества в подобных случаях (ст. 104.1 УК РФ), суды не всегда учитывали это.

Если же говорить о документе в целом, то, несмотря на незначительные его недочеты, эксперты склонны считать его принятие своевременным и позитивным событием.

Новости по теме:

Материалы по теме:

"На Тульской"

По итогам прошедшего года правоохранительные органы отмечают рост налоговых преступлений в связи с экономическим кризисом и прогнозируют сохранение такой тенденции в этом году.

По оценкам правоохранителей, все чаще в целях уклонения от уплаты налогов предприниматели прибегают к незаконному обналичиванию денежных средств путем заключения фиктивных договоров с фирмами-«однодневками».

Между тем «безобидный» обман государства на деле оборачивается серьезными потерями и для самих субъектов предпринимательской деятельности.

Факт существования фирм-«однодневок» и организаций, оказывающих услуги по их обслуживанию и регистрации, — уже давно не секрет для юридического сообщества и правоохранительных органов. Негативное влияние «обналички» на экономику, пожалуй, ни у кого не вызывает сомнений.

Законодательный инструментарий для борьбы с фирмами-«однодневками» достаточно обширен. Нормами финансового, административного и уголовного права установлены процедуры контроля в сфере денежного обращения и ответственность за совершение противоправных действий. Однако при всем многообразии юридических запретов и санкций незаконное обналичивание продолжает существовать и даже развиваться.

Зависимость от «обналички»

Суть обналичивания можно упрощенно описать как процесс создания предприятием фиктивных затрат с целью получения необоснованной налоговой выгоды. Как следствие, предприятие уменьшает сумму налогов, подлежащих перечислению в бюджет.

Деньги за минусом процентов возвращаются предприятию в наличной форме. Процент, который удерживают преступные группы, предоставляющие такого рода услуги, является их доходом. В силу минимальных издержек, связанных с процедурой обналичивания, доход таких группировок весьма значителен.

Каково влияние таких процессов на деятельность предпринимателя?

Самый большой ущерб для нормального развития экономических отношений, как представляется, состоит в том, что «обналичка» порождает неравенство условий хозяйствования субъектов, находящихся в одной экономической нише.

Предприятия, не прибегающие к услугам фирм-«однодневок», несут значительные издержки в виде ЕСН, НДС, налога на прибыль по сравнению с теми, кто пользуется такими услугами. При этом отказ от услуг «обналички» влечет экономический крах для предпринимателя в силу неконкурентной цены на рынке.

Добросовестные хозяйствующие субъекты элементарно вытесняются с рынка либо вынужденно втягиваются в криминальный процесс обналичивания.

Так, в рамках обсуждения этой проблемы опрошенные нами предприниматели единодушно утверждали, что не хотели бы использовать незаконное обналичивание, однако отказ от такого рода услуг означает для них потерю контрактов с заказчиками.

Для компенсации расходов, связанных с уплатой налогов, им придется на десятки процентов повысить цены. Конкуренты, не желающие отказываться от услуг обналичивания, предложат покупателю цены значительно ниже.

Получается, предприниматели осознают противоправность своих действий, но в силу указанных выше причин не в состоянии выйти из этого порочного круга.

Таким образом, организации, специализирующиеся на «обналичке», предоставляют предпринимателям весь арсенал доступных средств для совершения налоговых преступлений. Вовлекая в нелегальный оборот новые и новые организации, «обнальщики» способствуют повышению уровня коррупции в экономике.

Основные схемы «обналички»

Основным способом незаконного «обналичивания» денежных средств является совершение мнимой сделки, предметом которой служит обязанность исполнителя выполнить работы, оказать услуги или осуществить поставку товарно-материальных ценностей заказчику, которая фактически не исполняется. При этом заказчик услуги обналичивания изготавливает фиктивные первичные бухгалтерские документы (акты выполненных работ, счета-фактуры и т. д.), подтверждающие исполнение основного договора (контракта). На основании этих документов в данные налоговой отчетности заказчика вносятся заведомо ложные сведения. Денежные средства заказчик перечисляет на расчетный счет исполнителя, который по фиктивным документам (например, для закупки продукции) обращает их в наличную форму. Затем наличные деньги передаются заказчику, за вычетом суммы вознаграждения.

Чуть менее распространены различные варианты недобросовестного использования гражданско-правовых средств, в частности приобретение у физических лиц неликвидных векселей (фактическая цена которых равна цене бланка установленной формы) по номинальной стоимости, оформленных специально для незаконного обналичивания денежных средств. При этом используются либо вымышленные данные физических лиц, либо утерянные паспорта.

Как раскрывают «обналичку»

Преступления, связанные с предоставлением услуг незаконного обналичивания, как правило, совершаются в составе организованной группы. Возглавляет ее лицо, имеющее необходимые ресурсы и деловые связи в банковском сообществе.

Схемы обналичивания тщательно планируются, и участники соблюдают специальные меры защиты и конспирации, принятые в преступных группировках.

Между тем «обнальщики», всегда стремящиеся увеличить количество новых клиентов, априори не могут осуществлять свою деятельность скрытно.

В рамках своей деятельности такие фирмы вынуждены сдавать отчетность по фирмам-«однодневкам». Как следствие, изготавливаются поддельные печати, оформляются налоговые декларации, составляются фиктивные документы. Обслуживают процесс движения документов и денег курьеры и водители.

Кроме того, преступники активно используют интернет, мобильную связь. Нередко круг лиц, вовлеченных в процесс обналичивания, становится достаточно широким. В связи с этим следов совершаемого преступления, как материально-фиксированных, так и психофизиологических, остается очень много, а значит, повышается возможность его раскрытия.

Читайте также:  Гд не разрешит приобщать видеозаписи, как доказательства в уголовных и гражданских делах

Получается, безопасность и надежность структур, оказывающих услуги по обналичиванию, — не более чем миф. При слаженной работе правоохранительных органов и наличии доказательств «обнальщики» могут быть разоблачены, а это означает, что вслед за ними к ответственности привлекут и их клиентов.

> В июне 2008 г. в Басманном районном суде г. Москвы завершился судебный процесс над тремя лицами, занимавшимися незаконным обналичиванием денежных средств.

С целью выявления и пресечения данного преступления был проведен ряд оперативно-разыскных мероприятий — наблюдение, видеозапись встреч подозреваемых с клиентами, контроль электронной почты преступной группы, прослушивание телефонных переговоров, снятие информации с технических каналов связи, контрольная закупка. Впоследствии, при проведении обыска в офисе компании, где осуществлялась деятельность преступной группы, были изъяты регистрационные документы фирм-«однодневок», компьютеры и серверы. Также были изъяты печати, факсимиле и штампы, использовавшиеся для изготовления фиктивных документов.

В процессе расследования были выявлены десятки фирм-«однодневок», обслуживающих процесс обналичивания. Объем собранных доказательств был настолько огромен, что обвиняемые полностью признали свою вину.

Доводы защиты в рамках судебного процесса свелись только к предоставлению справок о хронических заболеваниях обвиняемых, о наличии малолетних детей, о примерном поведении в быту и на работе. Иных аргументов, которые могли бы смягчить вину обвиняемых, у защиты попросту не было.

В результате преступники были осуждены по ч. 2 ст. 171 «Незаконное предпринимательство» УК РФ.

Организатору группы было назначено наказание в виде 2 лет лишения свободы, двум другим участникам — по 1 году и 10 месяцев лишении свободы. Большой удачей для осужденных следует считать непредъявление им обвинения по ст.

210 УК РФ «Организация преступного сообщества (преступной организации)», предусматривающей более значительные сроки лишения свободы. <

Квалификация действий участников «обнальных» схем

Деятельность, связанная с незаконным обналичиванием денежных средств, содержит признаки целого ряда экономических преступлений. Действия участников преступных схем обычно квалифицируются по совокупности преступлений.

Круг субъектов, вовлеченных в нелегальный оборот денежных средств, можно разделить на две большие группы.

В первую группу входят заказчики услуг обналичивания — лица, непосредственно уклоняющиеся от уплаты налогов либо нуждающиеся в «черном нале».

Вторую группу образуют лица, предоставляющие комплекс услуг по регистрации фирм-«однодневок», обналичиванию средств, организации взаимодействия с финансовыми учреждениями. Активно участвуют в «обналичке» и представители банковских учреждений.

Ответственность заказчиков услуги обналичивания.

Предприниматели, пользующиеся «обналичкой» для вывода из-под налогообложения выручки путем создания фиктивных расходов либо для завышения покупной стоимости реализуемых активов, подлежат уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов (ст. 198 или 199 УК РФ).

Если лицо, обналичивающее денежные средства в целях уклонения от уплаты налогов, осуществляет также подделку официальных документов организации, предоставляющих права или освобождающих от обязанностей, или штампов, печатей, бланков, содеянное им может повлечь уголовную ответственность по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 198 (199) и ст. 327 «Подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков» УК РФ.

> В ходе проверки «ИН-УралМПК» сотрудники УНП ГУВД по Свердловской области установили, что руководство уклонилось от уплаты налогов на общую сумму более 10 млн руб.

путем изготовления фиктивных документов с предприятиями-«одновневками» на поставку черных и цветных металлов и внесением в декларацию заведомо ложных сведений. По данному факту было возбуждено уголовное дело по п. «а», «б» ч. 2 ст.

199 «Уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации» УК РФ.

В июле 2008 г. Кировский районный суд г. Екатеринбурга признал всех фигурантов по делу виновными. Учредителю и генеральному директору фирмы Владимиру Бельтюкову было назначено наказание в виде 2,5 лет лишения свободы, директору предприятия Сергею Канюкову — в виде 6 месяцев лишения свободы, главному бухгалтеру Наталье Козинец — в виде 2 лет лишения свободы условно.

Их пособникам, предоставлявшим реквизиты и печати фирм-«однодневок» и занимавшихся незаконным обналичиванием средств, суд назначил соответственно 6 месяцев и 2 года лишения свободы.

198 (199) и ст. 173 «Лжепредпринимательство» УК РФ./p pstrongОтветственность руководителей фирмы-«однодневки»./strong Действия лиц, предоставляющих услугу незаконного обналичивания денежных средств и учреждающих фирмы-«однодневки», квалифицируются как незаконное предпринимательство (ст. 171 УК РФ) либо лжепредпринимательство (ст. 173 УК РФ).

Если лицо, на которое зарегистрирована фирма-«однодневка», сознавало, что участвует в уклонении от уплаты налогов (помогает заказчику) и его умыслом охватывалось совершение этого преступления, то его действия могут быть признаны пособничеством в уклонении от уплаты налогов (ч. 4 ст. 34 — ст. 198 (199) УК РФ).

/p pОбычно фирмы, специализирующиеся на «обналичке», работают от 3 до 6 месяцев, а затем закрываются. Это и вызывает сложности в разоблачении цепочки обналичивания и наказании виновных. Между тем одна из «однодневок» в Ростове-на-Дону, предлагавшая услуги обналичивания строительным компаниям, просуществовала почти год и «погорела» на последней сделке.

/p p> На крупную группировку, занимающуюся «обналичкой», сотрудники СУ при ГУВД Ростовской области вышли в 2002 г., когда при обыске в доме фигуранта по другому уголовному делу было обнаружено пять утерянных паспортов. На эти паспорта были незаконно зарегистрированы (а затем проданы) 22 фирмы.

Одной из таких фирм — ООО «Севкавмонтажстрой» — параллельно заинтересовались сотрудники областного УБОПа. Фирма не имела даже офиса, ее штат состоял из трех сотрудников, но по документам она занималась строительно-монтажными работами, выполняя заказы на миллионы рублей.

Схема была простой: строительная организация выполняла работы, но все документы оформлялись на «Севкавмонтажстрой».

Деньги за выполненные работы перечислялись на расчетный счет этой компании и затем обналичивались. Услугами фирмы пользовались также предприятия, которые не имели лицензии на выполнение строительно-монтажных работ.

За свои услуги владельцы «Севкавмонтажстроя» П., Т. и Ф. получали 1–3% от обналиченных сумм.

Т. и П. задержали, когда они выходили из банка с 1,5 млн руб. При них были печати нескольких предприятий, чековые книжки и деловые записи, из которых следовало, что «обналичка» проходила еще через две фирмы — ООО «Югтехмонтаж» и ООО «Лагранж-2001».

Как выяснилось в ходе следствия, через счета трех предприятий-«однодневок» за год прошло около 800 млн руб. В уголовном деле зафиксировано более 100 преступных эпизодов. Налоговые органы насчитали неуплату 78 млн руб. НДС.

Из-за отсутствия первичной бухгалтерской документации установить суммы неуплаты других налогов оказалось невозможно.

Ленинский районный суд г. Ростова-на-Дону признал Т., П. и Ф. виновными в лжепредпринимательстве (ст. 173 УК РФ) и подделке документов (ст. 327 УК РФ) и приговорил их к лишению свободы сроками от 5 до 6 лет.

/strong/p p Если незаконным обналичиванием занимается кредитное учреждение, его руководству могут быть предъявлены обвинения по ст. 172 «Незаконная банковская деятельность» УК РФ. При установлении вины к ответственности привлекается также главный бухгалтер./p p> В июне 2005 г.

УФСБ по Краснодарскому краю было возбуждено уголовное дело в отношении председателя правления ЗАО «Стройбанк» Александра Ушакова, главного бухгалтера Светланы Юхняк и специалистов банка Фатимы Хаджебиековой и Ларисы Масловой по ч. 2 ст. 187 «Изготовление или сбыт кредитных либо расчетных карт и иных платежных документов» УК РФ.

Во время обыска в офисе банка оперативники обнаружили более 10 млн руб., а также поддельные платежные, финансово-бухгалтерские документы и печати подставных фирм.

Впоследствии объем обвинения был расширен. Как установили сотрудники УФСБ, в период с января по июль 2005 г.

по инициативе Ушакова его подчиненными было зарегистрировано несколько подставных фирм — «Рубикон», «Сельхозремстрой», «Эфа», «Южная строительная компания» и др., счета которых открывались в ЗАО «Стройбанк».

Затем Ушаков подыскивал «клиентов» среди крупных предпринимателей и предлагал им услуги обналичивания.

Часть незаконно полученной от заказчиков суммы возвращалась в Стройбанк в виде комиссии, а остальные деньги присваивались директором и тремя сотрудницами банка. Всего преступники обналичили 158 459 млн руб., из которых 2447 млн руб. присвоили.

В октябре 2006 г. Ленинский суд г. Краснодара признал Ушакова виновным в незаконной банковской деятельности (ст. 172 УК РФ), лжепредпринимательстве (ст. 173 УК РФ) и подделке документов (ст.

327 УК РФ) и приговорил его к 4,5 годам лишения свободы и штрафу в размере 550 тыс. руб.

Остальным подсудимым были назначены условные сроки с запретом работать в сфере экономики и бухгалтерского учета, а также штрафы в размере от 550 до 300 тыс. руб.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector