Пленум ВС растянул срок давности по налоговым преступлениям

Пленум ВС растянул срок давности по налоговым преступлениям

URA.RU / TASS

Верховный суд поставил точку в вопросе о том, следует ли считать налоговые преступления длящимися. Согласно постановлению пленума суда моментом окончания налоговых преступлений следует считать фактическую неуплату налогов, сборов, страховых взносов в срок, установленный законодательством.

Первоначально в проекте постановления содержался пункт, в соответствии с которым уклонение от уплаты налогов предлагалось считать преступлением, которое продолжается, пока должник окончательно не рассчитается с государством.

Такой подход напугал бизнес: по мнению многих юристов, он фактически отменял срок давности по налоговым преступлениям.

Это привело бы к резкому росту налоговых претензий к бизнесу и ухудшению инвестиционного климата, предупреждали представители ведущих российских и зарубежных бизнес-объединений в обращениях к председателю Верховного суда Вячеславу Лебедеву.

В результате широкого обсуждения проект был существенно доработан, сообщил зампред Верховного суда Владимир Давыдов. В частности, по наиболее дискуссионному пункту решено было сохранить формулировку, которая до сих пор не вызывала вопросов у судей и нареканий у бизнеса. Исходя из такой позиции, Верховный суд и будет формировать практику, заверил Давыдов.

«В конструкции самих статей 198 и 199 УК (уклонение физического лица от уплаты налогов, уклонение от уплаты налогов, подлежащих уплате организацией) есть какая-то неопределенность, противоречивость, которую могли бы устранить законодательным путем», – сказал Давыдов. Дальнейшее устранение противоречий в нормах закона возможно уже на уровне законодательной работы и Верховный суд готов в ней участвовать, подчеркнул он.

По словам Давыдова, в постановлении учтены предложения Совета по правам человека при президенте.

Пленум уточнил, что под «иными документами», непредоставление которых может расцениваться как уклонение от уплаты налогов, могут пониматься только документы, подлежащие приложением к налоговой декларации и служащие основанием для исчисления налогов.

Учтены также рекомендации Минэкономразвития и Торгово-промышленной палаты: в случае сомнения в определении периода исчисления крупного и особо крупного размера задолженности суду необходимо толковать их в пользу обвиняемого.

Верховный суд также счел необходимым напомнить, что уклонение от уплаты налогов и неисполнение обязанности налогового агента возможны только при наличии прямого умысла. При решении вопроса о наличии умысла все сомнения, противоречия и неясности законодательства толкуются в пользу налогоплательщика.

Судам также рекомендовано выявлять обстоятельства, способствовавшие совершению налоговых преступлений, нарушению прав и свобод граждан, а также другие нарушения закона, допущенные при производстве предварительного расследования или нижестоящим судом, и частными определениями обращать на них внимание соответствующих организаций и должностных лиц.

Всего, по данным Верховного суда, в прошлом году были рассмотрены дела о налоговых преступлениях в отношении 971 лица, что составляет 7,5% в общей структуре судимости по экономическим преступлениям. В отношении 395 человек (40%) дела были прекращены судами. 605 – были признаны виновными, но к реальным срокам лишения свободы были приговорены только 55 человек.

Налоговым преступлениям оставили сроки давности // Пленум ВС отказался считать их длящимися

Пленум ВС растянул срок давности по налоговым преступлениям

Глава коллегии ВС по уголовным делам Владимир Давыдов // Источник фото ― пресс-служба ВС

Пленум Верховного суда (ВС) принял постановление об ответственности за налоговые преступления (ст. 198–199.2 УК). В нем разработчики решили отказаться от идеи считать ст. 198 и 199 УК об уклонении от уплаты налогов длящимися преступлениями.

Именно за эту инициативу больше всего юристы критиковали проект постановления, который был представлен еще в июне этого года. Из предложения ВС следовало, что срок давности начнет течь только после того, как налогоплательщик компенсирует недоимку бюджету, то есть фактически отменялись сроки давности.

Но после доработки проекта ВС от этой идеи отказался.

Глава коллегии ВС по уголовным делам Владимир Давыдов рассказал, что основная дискуссия при доработке проекта шла вокруг момента окончания преступления и исчисления срока давности.  Вариант, который ранее предлагал ВС, ― считать налоговые преступления длящимися, означал бы, что сроки давности отменяются.

Юристы высказывали к этому много замечаний (см., например, блог Константина Сасова, блог Юрия Мирзоева). Ведь ст. 198 УК и ч. 1 ст. 199.1 УК — это преступления небольшой тяжести, для которых срок давности два года (ст. 78 УК). Но пока лицо не заплатит долг или его не взыщут, срок давности не начнется.

То есть можно было бы привлечь к ответственности и за старые долги.

В итоге ВС согласился считать моментом окончания преступления, как и прежде, фактическую неуплату налога в установленный законом срок. Однако ВС продолжит «формирование практики по налоговым преступлениям», сказал Владимир Давыдов. «Возможно, в ст. 198 и 199 УК есть неопределенность и противоречивость, которые можно устранить законодательным путем», ― добавил он.

Среди других изменений в окончательной версии постановления ― разъяснение в п. 5 о том, что под иными документами в ст. 198 и 199 УК РФ, за непредставление которых может наступить ответственность, следует понимать документы, подлежащие приложению к налоговой декларации. По мнению ВС, это поможет исключить расширительное толкование понятия «иные документы».

Важное для налогоплательщиков разъяснение появилось в п. 14 текста. Когда суд устанавливает действительный размер обязательств по уплате налогов, то суд должен учитывать в совокупности все факторы, как увеличивающие, так и уменьшающие размер неуплаченных налогов.

При этом судам ВС рекомендует проверять, как был определен период для определения размера уклонения (п. 29). Но как определять этот период, ВС не разъяснил, обратил внимание Вадим Зарипов в своем блоге.

Там же он поделился предложениями бизнеса, которые в итоговый текст не попали.

Вс корректирует судебную практику по налоговым преступлениям

Пленум ВС растянул срок давности по налоговым преступлениям supcourt.ru

Пленум Верховного суда РФ 6 июня рассмотрел проект постановления о практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления.

В документе разъясняются сложные вопросы рассмотрения судами дел по ст. 198, 199, 199.1, 199.2 УК РФ. Речь идет об ответственности за уклонение от уплаты налогов, сборов и страховых взносов, неисполнение обязанностей по их исчислению, удержанию или перечислению в бюджет и за сокрытие средств или имущества, за счет которых должно быть произведено взыскание недоимки.

– Об актуальности принятия проекта свидетельствуют статистические данные о судимости по ст. 198, 199, 199.1, 199.2 УК РФ, – сообщил представивший документ судья ВС РФ Владимир Кулябин.

– Так, в 2016 году по данным статьям Уголовного кодекса было осуждено 579 лиц, в 2017-м – 583 лица, в 2018-м – 605 лиц. При этом более половины таких лиц были осуждены по ст.

 199 УК РФ за уклонение от уплаты налогов, сборов и страховых взносов, преимущественно совершенное в особо крупном размере.

По словам Кулябина, аналогичное постановление было принято пленумом ВС в конце 2006 года. С тех пор как уголовное, так и налоговое законодательство существенно изменились.

В частности, был расширен предмет налоговых преступлений – под это понятие стали подпадать и страховые взносы. Поэтому решено было не вносить изменения в прежнее постановление, а принять вместо него новое.

При этом в документе сохранены разъяснения из прежнего варианта документа, которые соответствуют законодательству и не вызывают вопросов у судов.

В п. 1 постановления обращено внимание судов на общественную опасность уклонения от уплаты налогов, в п. 3 разъясняется, что следует понимать под уклонением. Важное, по словам докладчика, разъяснение дано в третьем абзаце п. 3.

Согласно этому положению преступления по ст. 198 и 199 УК РФ следует квалифицировать как оконченные с момента неуплаты налогов в установленный срок.

При этом, с учетом того, что данные преступления являются длящимися, сроки давности уголовного преследования исчисляются с момента фактического погашения недоимки.

– В отличие от действующего постановления здесь указывается длящийся характер преступлений, предусмотренный ст. 198, 199 УК РФ, и выделяются различающиеся фактический и юридический моменты их окончания, – указал Кулябин. – Уточнение направлено на формирование единообразной практики исчисления сроков давности уголовной ответственности.

Два варианта текста, касающиеся сроков давности, были подготовлены и с разъяснениями к ст. 199.1 УК РФ, субъектом преступления по которой могут быть, в частности, индивидуальные предприниматели, нотариусы, занимающиеся частной практикой, адвокаты, учредившие адвокатский кабинет. Как выяснилось впоследствии, эти положения постановления наиболее оживленно обсуждались при подготовке документа.

Иначе, по сравнению с ныне действующим постановлением пленума, изложен п. 4 проекта – из него предлагается исключить перечень «иных» бухгалтерских документов, с помощью которых лицо уклонилось от уплаты налогов.

– Перечень их наименований не является неизменным, – объяснил это новшество судья ВС.

Внесение изменений в закон о бухучете в конце 2011 года стало поводом для изложения в п. 6 проекта новой позиции пленума о субъекте налоговых преступлений.

– Бухгалтерская отчетность считается составленной после подписи ее руководителем организации, независимо от наличия подписи главного бухгалтера.

Читайте также:  Брачный договор: главные плюсы и минусы сторон в 2020 году, таблица

Разъяснено, что субъектом может быть лицо, уполномоченное подписывать документы и представлять в налоговые органы организации.

К числу субъектов могут также относиться лица, фактически выполнявшие обязанности руководителя организации, – сказал Кулябин.

Подчеркивается, что уклонение от уплаты налогов возможно только с прямым умыслом с целью полной или частичной их неуплаты. При этом все неустранимые сомнения, противоречия и неясности законодательных актов о налогах и сборах должны толковаться в пользу налогоплательщика. Иначе, в связи с изменениями в законодательстве, изложен п.

 18 о субъектах преступления по ст. 199.2 УК РФ. Дополнен п.

 23 проекта о доказательствах по делам о налоговых преступлениях – указано, что судам необходимо учитывать решения иных судов, имеющие значение по делу, однако фактические обстоятельства, установленные в таких судебных решениях, сами по себе не предопределяют выводы о виновности или невиновности лица.

Обращается внимание, что по уголовным делам о налоговых преступлениях, связанных с деятельностью организаций, виновное физическое лицо может быть привлечено в качестве гражданского ответчика лишь в случаях, когда отсутствуют основания для удовлетворения налоговых требований за счет самой организации или лиц, отвечающих по ее долгам в предусмотренном законом порядке.

Например, если у организации есть признаки недействующего юридического лица или если установлена невозможность удовлетворения требований об уплате обязательных платежей с учетом рыночной стоимости активов организации. При этом была учтена позиция Конституционного суда РФ, изложенная в постановлении конца 2017 года (о рассмотрении этого дела в КС читайте на Legal.

Report здесь).

– Есть даже шутка, что налоговое законодательство создало больше преступников, чем любой другой законодательный акт, – вспомнил, отмечая актуальность темы постановления, сменивший на трибуне судью-докладчика Максим Беляев, зампредседателя ВС Татарстана.

Беляев, сообщив, что ряд предложений судей Татарстана был учтен при подготовке текста, все же предложил внести некоторые корректировки в проект. Например, глубже раскрыть в п. 5 определение «другого лица», занимающегося частной практикой.

Можно, по его мнению, более подробно разъяснить механизм реализации правомочий суда при определении размера возмещения вреда, причиненного бюджету физическим лицом, – в частности, учитывать его имущественное положение, степень вины, характер уголовного наказания.

На это, по словам судьи, ориентирует все то же постановление КС РФ.

Профессор Института законодательства и сравнительного правоведения при правительстве РФ Олег Зайцев начал свою речь со своего рода «лирического отступления».

– Сегодня ехал в машине – уже по радио говорят об этом документе как о свершившемся факте, – поделился он своим удивлением с коллегами. – Что Верховный суд разработал постановление пленума, дают характеристику этого документа. Было интересно это услышать!

По словам Зайцева, при подготовке проекта между участниками обсуждения возникали серьезные дискуссии.

– Много дискутировалось относительно момента окончания преступлений данной категории, субъекта налогового преступления, особенностей доказывания данной категории дел. Приходилось разнимать даже некоторых ораторов! – сообщил он и уточнил: — Но до драки не дошло! Реально важный документ и очень много споров!

Как сказал профессор, многие представители научных учреждений, участвовавшие в обсуждении проекта документа, остались недовольны тем, что их идеи не прошли.

– Но невозможно все учесть! – подытожил Зайцев. – Как будет работать данный документ – покажет практика!

Ряд предложений по изменению проекта документа высказал замминистра юстиции Вадим Федоров.

Заместитель генпрокурора РФ Леонид Коржинек предложил дополнить постановление разъяснениями о разрешении судьбы гражданского иска по уголовному делу в случае передачи его на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства, доработать положения об определении крупного и особо крупного размера неуплаченных налогов. В итоге проект постановления пленума был направлен на доработку редакционной комиссией.

Пленум ВС растянул срок давности по налоговым преступлениям — новости Право.ру

Пленум Верховного суда обсудил и отправил на доработку постановление о налоговых преступлениях. Их предлагают считать оконченными с момента неуплаты налогов, сборов и взносов в установленное время.

Срок давности исчисляется со дня «фактического окончания», в частности добровольного погашения или взыскания недоимки. То есть пока налоги не уплачены, срок давности «бесконечный».

После заседания Пленума судья Верховного суда Владимир Кулябин разъяснил это положение на примере незаконного хранения оружия: преступление будет продолжаться до тех пор, пока вы его не сдадите.

Момент окончания налоговых преступлений – это «основной дискуссионный вопрос», который надо еще обсудить, заявил замминистра юстиции Вадим Федоров. Он обратил внимание на юридические несостыковки проекта.

Хотя в одной из рабочих версий говорится, что налоговые преступления длящиеся, они могут быть еще и продолжаемыми [состоящими из ряда деяний, которые составляют одно преступление – «Право.ru»]. Момент окончания преступления со дня неуплаты налогов и сборов характерен именно для продолжаемых, обратил внимание Федоров.

А если считать преступление длящимся, то момент окончания отсчитывают также со дня обнаружения деяния. Такой подход, по словам Федорова, применяют также в ст. 4.5 КоАП («Давность привлечения к административной ответственности»).

Преюдиции и доказательства

Суды «должны учитывать» вступившие в силу решения арбитражных судов или судов общей юрисдикции, имеющие отношение к делу. Но «фактические обстоятельства, которые там установлены, сами по себе не предопределяют выводы суда о виновности или невиновности в совершении преступления», подчеркивается в проекте.

На вопрос о том, отменяет ли это преюдицию, Кулябин сказал, что в гражданском (арбитражном и уголовном процессах «другой инструментарий». «Преюдиция сохраняется в тех вопросах, которые не входят в компетенцию уголовной юстиции». В таком же ключе он ответил на вопрос, повлияет ли на возможное уголовное дело факт списания недоимки как безнадежной.

«Надо разграничивать налоговое и гражданское законодательство от уголовного».

Доказательствами в уголовном деле могут быть налоговые декларации, другие документы, необходимые для расчета налога или взноса, акты налоговых проверок, заключения экспертов и так далее.

Для привлечения к ответственности нужно установить не только наличие денежных средств и имущества, но и обстоятельства, которые показывают, что эти средства были намеренно скрыты.

Это назвал «важным и правильным новшеством» докладчик Пленума, зампред ВС Татарстана Максим Беляев.

Кто преступник

Субъект преступления – это лицо, которое обязано исчислить и уплатить налоги, подписать от имени организации налоговую декларацию или иные документы, необходимые по Налоговому кодексу. В том числе лицо, которое действовало по доверенности, или фактический руководитель предприятия.

Если тот вел бизнес через «номинала», то последнего можно считать пособником, если он осознавал свое участие и имел преступный умысел, говорится в тексте проекта.

В числе потенциальных субъектов преступления также перечислены налоговые агенты по закону или на основании доверенности (нотариус, занимающийся частной практикой, адвокат, учредивший адвокатский кабинет, и так далее).

По налоговым долгам компании может ответить ее виновный сотрудник лично. Он может стать гражданским ответчиком в уголовном процессе, если нет «фактических и (или) правовых оснований для удовлетворения требований с организации». Например, если у нее недостаточно активов, чтобы заплатить недоимки.

В проекте подчеркивается, что налоговые преступления всегда совершаются с прямым умыслом, который необходимо доказывать. А все сомнения трактуются в пользу налогоплательщика.

В проекте разъясняется, как определить крупный или особо крупный размер неуплаченных налогов, сборов, страховых взносов, который является необходимым признаком преступления. Он определяется за период в пределах трех финансовых лет. Сумму налогов (в том числе по каждому виду) и сумму сборов, страховых взносов надо складывать, говорится в документе.

Плохие новости для бизнеса: чем грозит отмена сроков давности за налоговые преступления

Согласно проекту постановления Пленума Верховного суда, срок уголовной ответственности за налоговые преступления будет исчисляться не с момента неуплаты налогов, как раньше, а с момента их полной выплаты, включая недоимки. На практике это равносильно отмене срока давности по налоговым преступлениям, что, на наш взгляд, окажет самое серьезное негативное влияние на бизнес в стране.

https://www.youtube.com/watch?v=rOj2DKOtaYQ

В настоящий момент налоговые преступления регулируются нормами ст. 198 и 199 Уголовного кодекса РФ, по которым срок давности составляет всего два года. То есть если, например, в 2016 году условная компания не заплатила налоги или страховые взносы, то ее руководству в первом квартале 2019 года переживать о привлечении юридического лица к уголовной ответственности уже не стоит.

Но вот если в ближайшее время на очередном заседании Пленума Верховного суда будет принят проект постановления о новой трактовке срока давности по налоговым преступлениям, то уголовное преследование вышеуказанной компании не будет прекращено до тех пор, пока она не переведет средства для уплаты налога, а также пени в размере того самого налога.

Читайте также:  ВС: штрафы по закону о защите прав потребителя не уступаются

Кроме этого, придется заплатить еще и штраф. Последний, согласно Налоговому кодексу РФ, не угрожал бы компании в связи с истекшим сроком давности. Подобных ужесточений стоит ожидать не только юридическим, но и физическим лицам.

И здесь уже может оказаться совершенно неважно, забыл ли, к примеру, ИП уплатить страховой взнос два года назад или двадцать лет назад.

Юридический нюанс, на котором строится нововведение, состоит в том, от какого момента отсчитывать установленный по налоговым преступлениям срок давности. В общем случае закон требует отсчитывать его от момента «окончания преступления».

В новой трактовке будет предполагаться, что налоговое преступление продолжается до тех пор, пока недоуплаченная сумма налогов не поступила в бюджет. Таким образом, фактически неуплата налога становится преступлением без срока давности.

Как это работает

Последний раз Пленум ВС вносил разъяснения по налоговым преступлениям в 2006 году. Именно так появилась судебная практика касательно определения двухлетнего срока давности по ст. 198 и 199 УК РФ.

Кстати, тринадцать лет назад судьи как раз и разъяснили, что следует понимать под формулировкой «уклонение от уплаты налогов»: «Умышленные деяния, направленные на их неуплату и повлекшие полное или частичное непоступление налогов в бюджет».

Сейчас же Верховный суд хочет дополнить это понятие, а именно: «Налоговое преступление следует считать оконченным с момента уплаты соответствующих налогов в установленный срок».

Конечно, Пленум Верховного суда не может изменить или отменить срок исковой давности по налоговым преступлениям (это возможно лишь путем внесения на рассмотрение в Государственную думу соответствующего законопроекта с поправками в УК РФ и УПК РФ). С другой стороны, если данное постановление Верховного суда будет принято, то оно полностью изменит порядок исчисления срока давности.

Такая трактовка рождает противоречия. Во-первых, если считать преступление оконченным в момент погашения недоимки, то что делать с примечанием к ст. 199 УК РФ, исходя из которого такие действия трактуются как деятельное раскаяние и основание для прекращения дела? И что тогда делать с действующим Налоговым кодексом, по которому безнадежная недоимка должна быть списана?

Во-вторых, как проводить разграничения между уклонением от уплаты налогов и факта неуплаты как такового?  Согласно все той же ст. 199 УК РФ необходимо доказать наличие умысла на уклонение от оплаты налогов.

Но по факту мы имеем дела, которые возбуждают не за предоставление внесенных в декларацию заведомо ложных налоговых сведений, а за факт неуплаты налогов.

Вот и получается, что пока данная инициатива Верховного суда вызывает больше вопросов, чем ответов.

Кому это нужно

Естественно, жизнь не стоит на месте и изменения должны происходить в том числе и в судебной системе страны. Тем более что и дополнительные предпосылки вроде бы есть.

Так, на прошедшем в мае этого года в Санкт-Петербурге Международном юридическом форуме (ПМЮФ-2019) Константин Чекмышев, заместитель руководителя ФНС России, неоднократно повторял, что налоговая недосчиталась значительной суммы налоговых сборов в 2018 году, и налоговики готовы на серьезные меры, чтобы исключить злоупотребления и сохранить бюджет страны.

В то же время, по словам главы налогового ведомства Михаила Мишустина, в 2018 году в консолидированный бюджет поступило налогов на общую сумму 21,3 трлн рублей, что больше налоговых сборов 2017 года на 4 трлн рублей. Количество собранных налогов увеличилось на 23%.

При этом рост налоговых сборов наблюдается не только по результатам 2018 года. Так, в 2017 году российскими налоговиками было собрано налогов на 20% больше, чем в 2016 году.

Таким образом, гражданская сознательность, помноженная на ряд положительных изменений в законодательстве (к примеру, специальный льготный налоговый режим для самозанятых граждан, который введен в Москве, Московской и Калужской областях и в Республике Татарстан), а также трудолюбие отечественных налоговиков дают положительный результат.

С другой стороны, естественно, любое налоговое ведомство в любой стране мира будет говорить именно о том, сколько налогов бюджет недосчитался. Это тоже часть их работы. Однако в нашем случае и положительную динамику нельзя не учитывать. И здесь напрашивается закономерный вопрос: насколько с учетом всего вышесказанного все-таки обоснована инициатива Верховного суда?

К чему это приведет

Если такая трактовка станет активно применяться в судебной практике, ничего хорошего для бизнеса ожидать не приходится, как и для экономики страны в целом.

На фоне замедления мирового экономического роста, западных санкций, уменьшения прямых иностранных инвестиций бизнес будет все больше уходить в тень.

А по данным Федеральной службы по финансовому мониторингу, только в 2018 году доля теневого сектора российской экономики составила около 20% от ВВП, что составляет примерно 20 трлн рублей. Немаловажную роль играет здесь и силовое давление государства на бизнес.

Один из примеров — история с задержанием в феврале этого года Майкла Калви, главы инвестиционного фонда Baring Vostok, когда хозяйственный спор иностранного и отечественного инвесторов вместо решения в арбитражном суде был перенесен в плоскость уголовного преследования.

Теневая экономика — это не только незаконная торговля наркотическими веществами или нелегальный ввоз товаров. Понятно, что с этими направлениями ведут борьбу силовые структуры. Однако теневая экономика — это еще и зарплаты «в конвертах» и скрытый доход юридических лиц.

Именно эти сектора государство пытается плавно выводить из тени, и именно они после их легализации должны активно пополнять бюджет страны уплаченными налоговыми и страховыми взносами.

Новая трактовка Верховного суда фактически противоречит этой логике развития экономики, и последствия такого решения могут оказаться очень серьезными.

Уголовка за налоговые преступления: что изменилось после Пленума ВС

Поговорим о Постановлении Пленума ВС РФ, которое было принято 26 ноября 2019 года за № 48, а посвящено оно практике применения судами законодательства об ответственности за налоговые преступления.

Для справки: это уже третье постановление за время действия Налогового кодекса РФ.

Вообще обсуждение проекта этого Постановления началось еще летом 2019 года. Тогда остро обсуждался вопрос, связанный с моментом окончания налогового преступления и вообще, некоторые горячие головы (в основном из числа правоохранителей) хотели признать налоговое преступление длящимся, фактически упразднив сроки давности за совершение налогового преступления.

Если коротко, то сегодня срок давности за совершение налогового преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 199 УК РФ составляет два года с момента его совершения, а за совершение преступления, предусмотренного частью 2 ст. 199 УК РФ — десять лет.

Признание налогового преступления длящимся фактически упразднило бы все сроки в течение которого налогоплательщика можно было бы признать виновным и над любым бизнесменом пожизненно бы висела угроза быть привлеченным к уголовной ответственности за такое преступление.

К счастью этот фокус не прошел. Предприниматели «выдохнули»!

Если в целом характеризовать 48-е Постановление Пленума ВС РФ, то о нем можно сказать, что оно «гладкое» и без острых углов, обобщает практику, изложенную в предыдущем Постановлении, и не содержит кардинально новых позиций.

На какие моменты в целом Пленум обратил внимание в своем Постановлении?

Первое. В п.1 Постановления Пленум разъяснил, в чем заключается общественная опасность уклонения от уплаты налогов.

Второе. В п. 14 Постановления Пленум разъяснил, как определяется размер причиненного ущерба от налогового преступления.

Третье. В п. 17 Постановления Пленум говорит о подаче уточненной налоговой декларации.

Четвёртое. В п. 7 Постановления Пленум разъяснил вопрос о том, кто является субъектом данного преступления.

Пятое. В пункте 24 и 25 Постановления Пленум разъяснил порядок освобождения от уголовной ответственности за совершенное налоговое преступление.

Шестое. В пункте 21 Постановления Пленум разъяснил порядок привлечения к ответственности за совершение преступления, связанного с сокрытием имущества ст. 199.2 УК РФ).

О наиболее интересных с моей точки зрения положениях Постановления Пленума мы и поговорим сегодня. Вот эти положения из Постановления Пленума, на которые я бы хотел обратить внимание читателей.

Способ совершения налогового преступления и момент окончания налогового преступления

В общем в настоящем Постановлении изложена позиция прежнего Постановления Пленума 2006 года и налоговое преступление длящимся не является. ВС РФ сохранил прежнюю свою позицию.

Моментом окончания преступления является момент фактической неуплаты налогов.

Возможно правоохранители огорчились такому положению вещей, но что есть то есть. Правда, следует обратить внимание, что в Постановлении Пленума нет указания, что моментом окончания преступления является подача декларации. Такой фразы нет.

Читайте также:  Основания наследования обязательной доли

Поэтому здесь точка не поставлена. Поэтому на практике возможна и другая трактовка, связанная с окончанием преступления.

Например, при подаче декларации по НДС, а их несколько за год, как будет исчисляться срок за по первой декларации?

Способом совершения преступления является неподача декларации либо внесение в нее заведомо ложных сведений. Здесь ничего не поменялось.

Но обратите внимание, что в прошлом Постановлении были указаны способы, как можно было уклониться.

Теперь способом совершения преступления становятся не только декларации, но и другие (!?) документы — и эти документы надо «искать» не только в Налоговом кодексе, но и в других нормативно-правовых актах.

Например, в первичной документации, когда работу по документам вам выполняла ООО «Ромашка», а на самом деле ООО «Лопушок» — уже это может быть квалифицировано как «заведомо ложные сведения».

Или другой пример, если вы точно знали, что товарная накладная не отражает ту информацию, которая должна быть отражена — то это означает внесение заведомо ложных сведений в документацию. И это уже способ совершения уклонения от уплаты налогов. В результате необходимо еще более внимательно относиться ко всем документам первичного учета.

В Постановлении Пленума практическое значение терминов «заведомость» и «ложность» не разведено (или опять о деле Ахмадеевой)

К сожалению, не получили раскрытие такие важные термины, как заведомость и ложность.

Практическое значение нераскрытия указанных терминов заключается в следующем.

Например, предприниматель ошибся при выборе системы налогообложения (ошибся при подаче уведомления — не там поставил «галочку») и ошибочно применял вместо общей системы упрощенную, подавая соответствующие декларации в течение двух лет.

Через два года налоговый орган обнаруживает ошибку, производит перерасчет налоговых обязательств, доначисляет НДС и налог на прибыль. Сумма доначислений «тянет» на уголовную ответственность.

А ведь в этой ситуации любой скажет, что это ошибка и невнимательность и об умысле уклонения от уплаты налогов и речи в этом случае быть не может!

Или ошибочность в толковании операции — налоговый орган и вслед за ним правоохранительные органы легко определяют ее как ложность.

Таким образом, ложность в одном случае может быть связано с ошибкой, а в другом случае с умыслом. Пленум оценки данным понятиям не дал, не показал, где правовая ошибка с приведением соответствующих примеров, а где умысел.

  • В результате и возникает возможность возникновения «дела Ахмадеевой», в котором фактически произошло искажение сути происходящего, привлечение к уголовной ответственности при условии отсутствия убытков у казны и отсутствии умысла на уклонение от уплаты налогов.
  • Таким образом, правовая ошибка может стать преступлением.
  • В результате на практике происходит следующее: в уголовное дело бездумно кладется акт (вступившее в силу Решение) выездной налоговой проверки без разбора, без учета вины, не исследуется вопрос почему произошло «уклонение» и вообще уклонение это или ошибка.

Следователей, которые хорошо разбираются в налоговом праве и не автоматом работают, единицы. Поэтому и далее следует ожидать рост «заведомости и ложности» при расследовании уголовных дел.

Кого будут сажать за налоговые преступления?

В пункте 7 Постановления Пленума ВС РФ говорится о субъектах преступления. В Постановлении указано, что субъектом преступления является лицо, фактически выполнявшее обязанности руководителя.

Новое Постановление освободило технических исполнителей от привлечения к уголовной ответственности, так как они не уполномоченные лица. На практике, правда, может быть по-разному. Посмотрим.

Тем не менее не забываем, что все остальные могут быть привлечены как подстрекатели, пособники и т.п. Хотя следователи могут думать и по-другому.

Кстати, сегодня уже есть и наработана судебная практика, когда привлекают бенефициаров, через группу лиц (а группа лиц — это должностные лица предприятия, в том числе и главный бухгалтер).

Ответа на вопрос в Постановлении Пленума как именно наказывать бухгалтера, через группу лиц, как исполнителя или как пособника нет.

Размер имеет значение

Схема исчисления налогового долга с целью привлечь по ст. 199 УК РФ сегодня сложная.

Законодатель выбрал смешанный вариант. Это когда есть фиксированная сумма. Например, свыше 15 000 000 рублей и уже уклонение. А вот если сумма уклонения от 5 000 000 млн рублей, то в этом случае необходим расчет налоговой недоимки с учетом уплаченных налогов и процента уклонения.

При расчете доля неуплаченных налогов в общей базе налогов, подлежащих уплате, исчисляется за три последовательных финансовых периода.

Страховые взносы не подлежат включению в налоговую базу за период до июля 2017 года. Закон не имеет обратной силы.

Формула расчета крупного размера уклонения от уплаты налогов выглядит так:

К=НС (донач) : (НС (начисл) НС (донач)), где

НС доначисленный — общая сумма налогов и сборов, доначисленная в результате проверки и указанная в решении инспекции). НС начисленный — общая сумма налогов и сборов, самостоятельно начисленная организацией и указанная в налоговых декларациях за период охваченный проверкой.

Неисполнение обязанностей налогового агента — ст. 199.1 УК РФ

Это наиболее спорная норма и может использоваться иногда с очень большим «допуском». В ней содержится ссылка на личный интерес. Что считать личным интересом Пленум не отвечает.

Видимо предполагает, что все будут читать положения прежнего Пленума, в котором про личный интерес или неимущественные выгоды было сказано очень много, были приведены примеры.

ВС РФ сегодня отказался от упоминания этих неимущественных выгод.

Но я боюсь, что правоохранители будут на практике применять положения «старого» Пленума.

Что являлось в прошлом «личным интересом»?

Руководитель совершил сделку с заинтересованностью: взял займ, выступил поручителем, заключил сделку с заинтересованностью с подконтрольным лицом, произвел расчеты с персоналом по зарплате, с контрагентами и т.п. «Да, все это личный интерес, а как иначе? Хотел выглядеть хорошо перед коллективом (карьеризм, хотел показать себя хорошим руководителем…и т.п.)» — рассуждают сотрудники СК и судьи.

Только вопрос в следующем и об этом не забываем(!): в приговорах не приводится мотив, из чего следует вывод и неимущественном интересе руководителя? Почему именно указан такой мотив действий руководителя? Происходит произвольная оценка судом личного интереса.

В постановлении вопрос с мотивацией и обоснованием почему в конкретной ситуации присутствует личный интерес не решен.

О сокрытии имущества. Статья 199.2 УК РФ

Смотрите 21 пункт Постановления. Это статья 199.2 УК РФ.

Сокрытие имущества стало тяжким преступлением. Это к срокам давности я просто напомнил (10 лет с момента совершения преступления).

По-прежнему (и это к сожалению!) время начала преступления, его окончание, соотношение с процедурами банкротства не определено и не расшифровано. Таким образом, многое отдано на откуп следователю и суду.

Например, момент начала вывода (сокрытия) имущества можно начать исчислять с момента, когда налогоплательщик получил на руки Акт выездной налоговой проверки с доначислениями или получил Решение о привлечении его к налоговой ответственности или с момента вступления Решения о доначислении в силу, а можно и до начала проведения выездной налоговой проверки, когда следователь укажет, что налогоплательщик уже знал и не мог не знать, что ему будет доначислено и поэтому заранее стал выводить своё имущество (!?), чтобы не гасить налоговые долги (например, на практике таким моментом может быть дата заключения договора с однодневкой и вывод имущества — денег или, например, здания).

Ответ от высшей судебной инстанции мы не получили.

Не получили мы ответ и на вопрос, а что такое сокрытие? Является ли сокрытием простое письмо налогоплательщика контрагенту с просьбой перечислить долг не ему, а третьему лицу?

ВС РФ в своем Постановлении определил минимальную сумму недоимки (на грани нормотворчества!). Раньше определяя размер сокрытия не было ясно, с какого размера недоимки лицо могло быть привлечен к уголовной ответственности. Минимальный порог не был установлен.

Теперь установили, что размер недоимки должен соответствовать размеру, указанному в ст. 199.2 УК РФ для размера сокрытого имущества.

Сегодня — 2 250 000 рублей это размер, с которого начинается разговор о применении ст. 199.2 УК РФ.

А вот момент окончания вывода имущества в Постановлении Пленума определен — им является момент предъявления требования.

Таким образом, началом совершения преступления может быть «понимание или догадка» налогоплательщика, что недоимка может только возникнуть и соответствующая сделка, направленная на вывод имущества.

Началом совершения преступления может быть и получение Акта выездной налоговой проверки, когда понимая, что вскоре последует требование об уплате налога, налогоплательщик начинает выводить имущество.

Виноват однозначно!

Возмещение ущерба с освобождением от уголовной ответственности

Это пункты 24 и 25 Постановления Пленума ВС РФ. Срок, когда налогоплательщик может добровольно погасить налоговые долги, штрафы и пени и быть освобожденным от уголовного преследования. Течение этого срока заканчивается до назначения первого судебного заседания.

Кстати, Верховный суд РФ внес в Госдуму законопроект поправок в УПК, который позволит обвиняемому в уклонении от уплаты налогов погасить налоговые доначисления до удаления суда в совещательную комнату. Если такая поправка в УПК (в ст. 28.

1 УПК РФ) будет принята, то у налогоплательщика появится больше времени на исполнение налогового обязательства и, возможно, появится шанс уменьшить сумму доначисленного налога в самом судебном заседании в суде общей юрисдикции (например, доказать отсутствие вины по конкретным эпизодам, правда, здесь возникают дополнительные (другие) риски).

Каков общий вывод и впечатление от Постановления Пленума ВС РФ от 26 ноября 2019 года № 48: ожидания были большие, но получили немного. Важно, чтобы хуже не стало. Гость, внимание! Закрываем набор на курс по всем ФСБУ В связи с окончанием сроков сдачи годового отчета набираем последнюю группу на комплексный курс повышения квалификации по всем новым ФСБУ: «Аренда», «Запасы», «ОС», «Капвложения» и «Документооборот».

На курсе узнаете, как новые стандарты влияют на налоги, научитесь избегать ошибок, поймете, что придется изменить в учете и как его настроить по-новому.

Занятия с 1 по 30 апреля. Места в группе пока есть.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector