Образец ходатайства об исключении из числа доказательств явки с повинной

Образец ходатайства об исключении из числа доказательств явки с повинной

Сегодня, ориентируясь на принципы человечности, признанные во всём мире, и на пути становления государства, носящего имя «правовое», Россия стремится к смягчению наказания за преступления, где это уместно, или уменьшению его строгости. Не зря существует выражение, что российский суд самый гуманный в мире.

Многоканальная бесплатная горячая линияЮридические консультации по уголовному праву. Ежедневно с 9.00 до 21.00Москва и область: +7 (495) 662-44-36Санкт-Петербург: +7 (812) 449-43-40

Понятие явки с повинной в уголовном праве

Образец ходатайства об исключении из числа доказательств явки с повинной

Форма раскаяния человека –предлог для разумного уменьшения наказания. Статья 142 УПК РФ даёт точное определение этого понятия – «добровольное сообщение лица о совершённом им преступлении». Что это значит?

Итак, «добровольное сообщение лица о совершённом им преступлении» означает самовольное извещение сотрудников правоохранительной системы о совершённом деянии, иначе говоря, исключительно по собственной инициативе. Без применения давления, угрозы, шантажа или насилия.

Здесь важен не только факт покаяния в проступке, но и переоценка поступка лицом. Главная задача, которую решает применение карательных мер, – это пересмотр отношения к сделанному.

Если лицо понимает всю противоправность и опасность своего поступка, то имеется повод пойти навстречу.

Примечательно, что явка с повинной в УК РФ признаётся основанием заведения дела, в процессуальном же аспекте – это причина изменения карательной меры. По указанию п.2 ст.142 УПК РФ уведомление составляется как в письменной форме, так и в устной. Сведения из заявления в устном виде закрепляются в бланке протокола.

Долгое время между деятелями юстиции происходили споры на предмет того, является ли заявление о содеянном показателем вины и возможно ли ссылаться на неё как на доказательство.

Точку в этом вопросе поставило Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 ноября 2016 г. №55 «О судебном приговоре».

Юридически-бухгалтерская интернет-система «Консультант Плюс» содержит полный текст указанного акта.

Образец ходатайства об исключении из числа доказательств явки с повиннойЯвка с повинной может считаться в уголовном судопроизводстве России полноценным доказательством вины, на которое можно ссылаться только при условии, что при письменном составлении гражданину были разъяснены его права. Такими являются: возможность не выдавать информацию против самого себя и своих близких, приглашать адвоката, оставлять жалобы на совершённые или, наоборот, не совершённые действия и решения сотрудников органов, насколько обеспечено осуществление всего вышеуказанного. Если указанные пункты не соблюдены, заявление о раскаянии не считается доказательством, а та информация, которая там указана, не может служить основой построения обвинения.

Но такая позиция у суда была не всегда. В ранее известных редакциях упоминаний о разъяснении гражданам прав на момент представления информации о преступлении не было.

Такое положение было только на руку недобросовестным работникам, которые путём введения в заблуждение добывали данные и использовали их в качестве главных доказательств в процессе.

Тем самым повышая количество раскрытых дел, но с ухудшением качества работы.

Лицо может доложить о своём противозаконном поступке в различные периоды: когда органы ещё не обладают информацией о факте совершения проступка, когда уже известно само событие, но неизвестен преступник, неизвестны основные моменты либо сотрудники владеют ложной информацией.

Повинная может быть:

  1. Единоличной.
  2. Групповой(два и более лица).

Образец ходатайства об исключении из числа доказательств явки с повиннойСообщение уполномочен принять оперативник или следователь.

Явки с повинной по их временному отношению к самому факту преступления разделяют следующим образом:

  • лицо является до возбуждения УД;
  • заявление сделано после начала дела, но до поимки самого лица;
  • сразу же после задержания виновного;
  • по истечении долгого времени.

Эти же факты могут повлиять на отношение к самому извещению о преступлении. Понятно, что заявление о раскаянии в проступке имеет большую ценность, когда сделано вначале процесса расследования или даже до начала.

Не всегда человек может сам явиться для составления сообщения. Причин может быть множество: нахождение в другом городе, болезнь, отсутствие возможности добраться на транспорте. Здесь не запрещается отправление письма почтой, телеграммы или разъяснение по телефону.

Мотивом стремления признаваться органам правопорядка могут выступать многие факты – совестливость, страх наказания, совет других лиц, просьба близкого человека. Но смысловой нагрузки на само заявление это не оказывает.

Таким образом, основными приметами самовольного уведомления остаются:

  • отсутствие склонения к написанию или разъяснению;
  • ничем не продиктованная форма – устная, письменная;
  • данные о произошедшем проступке, процессе свершения и причастность к нему самого заявителя.

Только при наличии заявленных пунктов сообщение будет достоверным и соответствующим всем требованиям документом, с обязательной отметкой о разъяснении заявителю личных прав – и может использоваться как подтверждение при расследовании.

Какие преимущества даёт добровольное раскаяние в преступлении?

Самовольное уведомление об участии в противоправном деянии, равно как стремление уменьшить, возместить вред от последствий, оказать помощь следствию и суду, является частью деятельного раскаяния и, как упомянуто выше, является смягчающим показателем выбора наказания. Этот факт отражается в Постановлении Пленума ВС РФ и комментарии к нему.

Необходимо разделять, что инициатива раскаяния исходит от виновного, а не задержанного по подозрению в преступной деятельности.

Приход с признанием следует отличать от чистосердечного признания. Первостепенным здесь является то, что сообщение на добровольных началах чаще происходит до возбуждения криминального дела и служит поводом для этого. Здесь гражданин ещё не несёт клейма подозреваемого или обвиняемого. Во второй ситуации сообщение исходит от фигуранта преступления, об участии которого известно заранее.

Так что же даёт виновному раскаяние по собственной инициативе?

Образец ходатайства об исключении из числа доказательств явки с повинной

  • факт снижения строгости наказания;
  • освобождение гражданина от ответственности в специальном случае, например, взятки;
  • выбор более мягкой меры пресечения;
  • снятие наказания в силу ничтожности социальной угрозы преступления;
  • доказательство личной вины.

Если гражданин задерживается по подозрению в одном криминальном событии, но изъявляет желание поведать об иных проступках, то его показания приравняются к явке.

Согласно кодексу, наличие заявки о причастности и отсутствии отягощающих факторов представляют гарантию того, что наказание не может быть выше 2/3 максимального времени или суммы взыскания, а при достижении судебного соглашения между сторонами не более 1/3 высшего порога санкции обозначенной статьи.

Преимущества рассмотренного заявления недопустимы при совершении преступлений, наказанием за которые является лишение свободы до окончания жизни преступника.

Опираясь на общепризнанные правила человеколюбия и гуманности, суд, принимая во внимание некоторые обстоятельства, может аннулировать наказание в связи с раскаянием лица.

Для него не наступают ни сами карательные санкции, ни последствия уголовной ответственности.

Ввиду того что цель применения карательных мер – это перевоспитание лица, исправление его сознания и отношения к совершённому, поведение гражданина после признания вины может свидетельствовать об отсутствии необходимости воздействия.

Образец ходатайства об исключении из числа доказательств явки с повиннойОсвобождение от уголовной ответственности имеет ряд отличительных признаков. Невозможно применение уголовной ответственности относительно действий, совершённых при острой необходимости, обороне, малой значимости события. Лицо, совершившее проступок, не подвергать наказанию тогда, когда это предписано законом, непросто право – это обязанность сотрудника, применяющего нормы.

Отказ от применения наказания относительно виновной личности возможно:

  1. При невысокой тяжести преступления (небольшая и средняя) и совершения его в первый раз.
  2. Наличие явки с повинной.
  3. Помощь при разбирательстве и в иных действиях.
  4. Восполнение ущерба.

Статистика уголовных дел демонстрирует, что случаи применения снятия наказания возрастают с каждым годом, и доля добровольных признаний здесь составляет примерно треть случаев.

Значимость добровольного признания для расследования не изменяется при дальнейшем отказе виновного от своих слов. В судебной практике случалось, что гражданин заявлял об отношении к преступному событию в процессе опроса его в роли свидетеля. Здесь его сообщение расценивается как явка с повинной и влечёт за собой все её последствия в выборе наказания.

Законодательно нигде не закреплена обязательность присутствия адвоката при отборе заявления, но разъяснение всех прав для виновной личности должно произойти.

Образец ходатайства об исключении из числа доказательств явки с повиннойНа значимость этого факта есть указание в актах Верховного Пленума. Самовольное сообщение о проступке можно использовать как основное свидетельство события преступления и вины раскаявшегося. Следователи и дознаватели зачастую использовали только его в качестве основы обвинения, не отягощая себя дополнительным расследованием. Чаще всего написание такого раскаяния происходило под давлением, с применением грубой силы, шантажа или недостоверных фактов последующих санкций. Новые положения говорят об обязательности отметки о том, что лицо ознакомлено со ст. 51 основного закона РФ и всё из этого ему понятно.

Образец заявления явки с повинной

Как говорилось ранее, явка с повинной УПК может быть написана собственноручно заявителем либо зафиксирована в протоколе сотрудником, отбирающим её. Юридически нигде не закреплён порядок её принятия, но указаны основные моменты, которые должны быть в листе заявления.

Заявление должно содержать в себе сведения:

  • об организации и сотруднике, к которому обращено заявление;
  • о заявителе;
  • о факте и обстоятельствах преступления;
  • признание вины и раскаяние;
  • подпись, число и отметка о разъяснении прав.
  • Ниже представлен пример, как должно выглядеть добровольное сообщение о противоправном свершении, составленное самим гражданином.
  • Образец ходатайства об исключении из числа доказательств явки с повиннойНачальнику следственного отдела №12
  • ГУВД России по г.Краснодару

Майору полиции Петрову П. П.

От Иванова И. И.

Паспорт серия 2305 номер 675423

Выдан ОВД по КБР в г. Прохладном

30.05.2001 года код подразделения 050-700

Зарегистрирован: КБР, г. Прохладный,

ул.Свободы, д.140

  1. Фактически проживаю: г.Краснодар,
  2. ул. Советская, 325
  3. тел. 89285439876
  4. Заявление

Я, Иванов Иван Иванович, 20 мая 1991 г. р., уроженец г. Прохладный Кабардино-Балкарской Республики,в соответствии со ст. 142 УПК РФ хочу уведомить о содеянном мной преступлении.

24 апреля 2018 года я приехал в г. Краснодаре, чтобы найти работу. Здесь через своего друга Антоненко В. П. я познакомился с Даниловым А. С. и завязал с ним дружбу. 30 апреля мы все вместе отмечали мой день рождения дома у Данилова А. С., по адресу г. Краснодар, ул. Остапенко, 23, д. 15.

Читайте также:  Единая россия: службу в армии нужно включить в стаж для досрочного назначения пенсии

Около 21 часа мы решили поехать в караоке-бар «Запой», но так как достаточных денег у меня не было, я попросил занять у Антоненко В. П., но получил отказ. Потом я обратился к Данилову А. С., но он тоже отказался. Будучи в доме Данилова не первый раз и зная, где лежат его деньги, я самостоятельно взял три тысячи рублей из шкатулки.

После посещения кафе я обнаружил, что не все взятые в доме Данилова деньги мне понадобились, и вернул ему тысячу рублей, сказав, что это ему на такси. Данилов эти деньги взял и уехал.

Признаюсь в хищении денежной суммы в размере трёх тысяч рублей у Данилова А. С., в содеянном раскаиваюсь, ущерб обязуюсь возместить.

___________________                                                                    ___________________

(дата)                                                                                                (роспись, Ф. И. О.)

Со статьёй 51 Конституции РФ о том, что имею право не давать показаний против себя и семьи, ознакомлен, право на присутствие защитника разъяснено.

___________________                                                                    ___________________

(дата)                                                                                                (роспись, Ф. И. О.)

Подобная явка представляется существенной мотивирующей частью для виновного при уголовном разбирательстве. Отвечая основам человеколюбия и уважения в обществе, имеет весомый правовой подтекст, ориентированный на положительное влияние на сознание преступной личности.

Ходатайство об исключении из числа доказательств явки с повинной

Доказательства обвинения по уголовным делам не могут быть произвольными. Их перечень и содержание исчерпывающе определены в ст.ст. 73, 74 УПК РФ.

Все эти доказательства по уголовном делу формируются путём производства следственных и иных процессуальных действий. Их производство возлагается на следователя, который вправе поручить эти действия другим сотрудникам следственных органов и органов дознания. Никто, кроме следователя, не уполномочен собирать доказательства по уголовному делу иначе, как по поручению следователя.

Если производство по уголовному делу осуществляет группа следователей, то назначается руководитель следственной группы, осуществляющий процессуальное руководство действиями других следователей, включённых в следственную группу. Оперативные сотрудники после того, как уголовное дело возбуждено, при необходимости общения с подозреваемым (обвиняемым) должны получить разрешение от следователя.

При этом общение с подозреваемым (обвиняемым), содержащимся под стражей, разрешено им только в присутствии защитника, если подозреваемый (обвиняемый) не отказался от услуг защитника, или если этот отказ не принят следователем.

Если оперативные сотрудники наедине контактировали с подозреваемым (обвиняемым) в СИЗО, где получили от него какую-то информацию, то в силу прямого указания в законе (ст.75 УПК) эта информация не может использоваться в уголовно-процессуальном доказывании, если:

  • эта информация получена в отсутствие защитника;
  • эту информацию не подтверждает подозреваемый (обвиняемый).

Нарушение процедуры собирания доказательств, несоблюдение установленных в УПК РФ условий получения того или иного вида доказательств, влекут их недопустимость и исключение из числа доказательств обвинения в соответствии со ст.75 УПК РФ.

 
Следователю (в суд)
______________________
______________________
От защитника — адвоката
___________________
в реестре адвокатов
_________
Адрес для корреспонденции:
____________________
в интересах

___________________

  • Ходатайство
    об исключении из числа доказательств
    явки с повинной

В Вашем производстве находится уголовное дело № ______________, возбужденное по ст._____ УК РФ в отношении З. __________________.
«____» __________ 20__ г следователем вынесено постановление о привлечении З. ______________ в качестве обвиняемого.
«___» _________ 20___ г произведён допрос З.___________ в качестве обвиняемого с участием адвоката защитника А., назначенного в порядке ст. 51 УПК РФ.
От дачи показаний З._____________ отказался, сославшись на ст. 51 Конституции Российской Федерации.

Также, согласно рапортов оперативных сотрудников Д. и Ф., при задержании З., последний написал явку с повинной. На этот документ (явку с повинной) следователь сослался в ходатайстве в суд об избрании в отношении задержанного (подозреваемого) З._____________ меры пресечения в виде его заключения под стражу.

Ходатайство следователя рассмотрено судом с участием адвоката А. в качестве защитника по назначению следователя в порядке ст. 51 УПК РФ, однако, у подозреваемого З. не выяснялось, желает ли он пригласить адвоката защитника по соглашению сам или поручить это родственникам в соответствии с ч. 1, ст. 50 УПК РФ (полагаю, следователь не разъяснил задержанному З. эти положения уголовно-процессуального закона, что лишило З. возможности воспользоваться своими процессуальными правами в полном объёме).
При этом, следователю уже было направлено письмо родственников З. о том, что ими заключено соглашение на защиту задержанного З. со мной, как адвокатом. Об этом мной также направлено следователю соответствующее ходатайство с просьбой о моём допуске к участию в уголовном деле в качестве защитника и о проведении следственных действий с З. только с моим участием, как защитника подозреваемого З.
Эти обстоятельства обязывали следователя выполнить требования ч.1, ст.50 УПК РФ и выяснить у задержанного З. (как подозреваемого), даёт ли он согласие на моё участие в уголовном деле в качестве защитника З. по соглашению.
Соответственно, после получения моего ходатайства, следователь не мог предъявить обвинение З. в моё отсутствие, как защитника.
«___» _________ 20___г в отношении подозреваемого З.___________ судом избрана мера пресечения в виде его содержания под стражей. Однако, я не был уведомлён о рассмотрении судом данного ходатайства следователя и не смог участвовать в суде в качестве защитника подозреваемого З., поэтому не имел возможности обратить внимание суда на незаконность задержания З. и незаконность получения от него явки с повинной.
«____» __________ 20____ г супруга З. посетила его в следственном изоляторе и по моей рекомендации получила от него письменное поручение на приглашение защитника, а также согласие на заключение со мной соглашения на защиту З. на стадии предварительного следствия.
Также З. направил следователю аналогичное заявление через администрацию следственного изолятора. После чего следователь уведомил меня об удовлетворении моего ходатайства и о моём допуске к участию в уголовном деле в качестве защитника обвиняемого З.

Ознакомившись с постановлением о возбуждении уголовного дела и материалами, представленными в суд с ходатайством следователя об избрании в отношении З.

меры пресечения в виде содержания под стражей, полагаю, что указанная следователем явка З.

с повинной не может использоваться в качестве доказательства и подлежит исключению из числа доказательств по уголовному делу по следующим основаниям:

Допустимые доказательства по уголовному делу перечислены в ст.74 УПК РФ. Такого доказательства, как явка с повинной, в ст.74 УПК РФ не предусмотрено.
В соответствии с п. 2, ч. 1, ст. 140 УПК РФ, явка с повинной является лишь поводом к возбуждению уголовного дела. Порядок получения явки с повинной установлен в ст. 142 УПК РФ.
Как усматривается из представленной в уголовном деле явки с повинной, она написана задержанным З. «____»_________ 20 ___ г, когда он уже был лишён свободы передвижения и находился в ИВС.
В соответствии с п. 2, ч. 1, ст. 46 УПК РФ, с момента задержания, задержанный З. наделялся статусом подозреваемого и вправе был пользоваться помощью защитника. Однако, из рукописного заявления З. о явке с повинной не усматривается, что при этом присутствовал защитник. Отсутствуют сведения о том, кому задержанный З. передал эту свою якобы явку с повинной и в связи с чем она была написана.
Как следует из рапортов оперативных сотрудников Д. и Ф., заявление З. о явке с повинной получено ими. Однако, непонятно, на каком основании эти оперативные сотрудники посещали задержанного З. в ИВС и почему задержанный З. написал им явку с повинной уже после того, как уголовное дело было возбуждено. У оперативных сотрудников Д. и Ф. не имелось поручения следователя на проведение с задержанным З.______________ каких-либо процессуальных действий, поэтому они не были наделены полномочиями на осуществление каких-либо контактов с З. без разрешения следователя, в производстве которого находилось уголовное дело, по которому З. был задержан и помещён в ИВС.

Таким образом, оперативные сотрудники Д. и Ф. осуществляли какое-то незаконное общение с задержанным З., в отсутствие защитника, не оформляя при этом никаких протоколов (на незаконность подобных действий оперативных сотрудников указывал и Конституционный Суд Российской Федерации).

При таких обстоятельствах, явка с повинной не может быть признана доказательством по уголовному делу и не может использоваться для иных целей производства по данному уголовному делу.

На основании вышеизложенного,

руководствуясь ст. ст. 53; 75 УПК РФ, —
ПРОШУ:
1. Признать явку З. с повинной, переданную им оперативным сотрудникам Д. и Ф., полученной в нарушение норм УПК РФ.
2. Исключить явку З. с повинной из числа доказательств по данному уголовному делу.
3. Допросить обвиняемого З. в моём присутствии об обстоятельствах написания им этой явки с повинной.
4. Устранить допущенное в отношении З. нарушение закона, признав незаконность его привлечения в качестве обвиняемого на основании якобы написания З. явки с повинной.
С уважением,
 «_____»____________20                                                                адвокат
 

ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА

Доказательства обвинения по уголовным делам не могут быть произвольными. Их перечень и содержание исчерпывающе определены в ст.ст.73,74 УПК РФ.

Все эти доказательства по уголовном делу формируются путём производства следственных и иных процессуальных действий. Их производство возлагается на следователя, который вправе поручить эти действия другим сотрудникам следственных органов и органов дознания.

Никто, кроме следователя, не уполномочен собирать доказательства по уголовному делу иначе, как по поручению следователя. Если производство по уголовному делу осуществляет группа следователей, то, назначается руководитель следственной группы, осуществляющий процессуальное руководство действиями других следователей, включённых в следственную группу.

Оперативные сотрудники после того, как уголовное дело возбуждено, при необходимости общения с подозреваемым (обвиняемым) должны получить разрешение от следователя. При этом, общение с подозреваемым (обвиняемым), содержащимся под стражей, разрешено им только в присутствии защитника, если подозреваемый (обвиняемый) не отказался от услуг защитника или если этот отказ не принят следователем.

  1. Если оперативные сотрудники наедине контактировали с подозреваемым (обвиняемым) в СИЗО, где получили от него какую-то информацию, то, в силу прямого указания в законе (ст.75 УПК), эта информация не может использоваться в уголовно-процессуальном доказывании, если:
  2. а) эта информация получена в отсутствие защитника;
  3. б) эту информацию не подтверждает подозреваемый (обвиняемый);
Читайте также:  Жалоба в прокуратуру на работодателя: образец, особенности составления и подачи

Нарушение процедуры собирания доказательств, несоблюдение установленных в УПК РФ условий получения того или иного вида доказательств, влекут их недопустимость и исключение из числа доказательств обвинения в соответствии со ст.75 УПК РФ.

Явка с повинной как доказательство и ее новые перспективы

27 декабря 2016 г.

В Стандарте участия адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве должна быть учтена новая ситуация

Верховный Суд РФ поставил долгожданную точку в длительном споре о нуллификации явки с повинной как доказательства в ее нынешнем виде. Тем самым увенчались успехом усилия ФПА РФ и адвокатов, которые следовало бы учесть в разрабатываемом Стандарте участия адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве.

Месяц назад оперативные сотрудники страны, читающие юридические новости, с прискорбием отметили п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 ноября 2016 г.

№ 55 «О судебном приговоре»: « В тех случаях, когда в ходе проверки сообщения о преступлении в порядке, предусмотренном статьей 144 УПК РФ, подсудимый обращался с письменным или устным заявлением о явке с повинной, и сторона обвинения ссылается на указанные в этом заявлении сведения как на одно из доказательств его виновности, суду надлежит проверять, в частности, разъяснялись ли подсудимому при принятии от него такого заявления с учетом требований части 1.1 статьи 144 УПК РФ права не свидетельствовать против самого себя, пользоваться услугами адвоката, приносить жалобы на действия (бездействие) и решения органов предварительного расследования в порядке, установленном главой 16 УПК РФ; была ли обеспечена возможность осуществления этих прав».

Как видно, явка с повинной может быть признана доказательством, но только в том случае, если явившемуся лицу разъяснили права не свидетельствовать против себя самого, пользоваться услугами адвоката, приносить жалобы на действия должностных лиц. При этом возможность осуществления этих прав должна быть реально обеспечена, что означает обязательное присутствие защитника даже тогда, когда лицо желает от него отказаться. Данное положение создало серьезные трудности для недобросовестных должностных лиц в реализации их намерений использовать явки с повинной как доказательство обвинения. Но такую достойную уважения  позицию Верховный Суд РФ занимал не всегда.

Так, согласно Постановлению Президиума Верховного Суда РФ от 4 июля 2000 г. № 310п00пр по делу Слюсаренко, Али-Заде и др.: «Суд ошибочно исключил из разбирательства явку с повинной в связи с неразъяснением ст. 51 Конституции РФ».

(Бюллетень Верховного Суда РФ. 2001. № 3. С. 16–17).

В соответствии с Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 23 марта 2005 г. № 50-о04-82сп: « В связи с тем, что явки с повинной были написаны в отсутствие защитников и подсудимые отказались от их содержания в суде в силу п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ, явки с повинной не могут быть признаны недопустимыми доказательствами».

(СПС «КонсультантПлюс»). Таким образом, согласно сложившейся практике Верховный Суд РФ и нижестоящие суды ранее полагали, что при получении явки с повинной разъяснять право не свидетельствовать против себя самого и право на приглашение защитника не требуется, поскольку по смыслу ст. 142 УПК РФ явка с повинной есть добровольное сообщение лица о совершенном преступлении, а присутствие адвоката при ее написании не является обязательным. Эта позиция включала зеленый свет для массового получения оперативными сотрудниками такого доказательства, как явка с повинной. Подписантам явок на всю оставшуюся жизнь  запомнилось, как их принудительно доставляли в правоохранительный орган, а потом обрушивали всю мощь оперативного непроцессуального убеждения и принуждения. После чего многие были готовы делать любые признания. А поскольку в распоряжении оперативных сотрудников иных процессуальных средств фиксации показаний не было, они оформляли эти признания как явку с повинной, стимулируя задержанных тем, что их позитивное поведение будет обязательно учтено на суде. Внешне получалось, что гражданин, движимый угрызениями совести, пришел в правоохранительный орган и добровольно рассказал о совершенном им  преступлении. Судьи верили в эту красивую историю даже тогда, когда подсудимые отказывались от написанных явок с повинной, объясняя их невыносимыми пытками. В пытки же наши судьи  верили крайне редко, а явки с повинной как доказательства принимали достаточно часто и охотно. Такое происходило до тех пор, пока  на помощь не пришел Европейский суд по правам человека.

В своем Постановлении от 13 июля 2010 г. по делу «Лопата против России» (Lopata v.

Russia, жалоба № 72250/01) ЕСПЧ указал, что использование для обвинения заявителя в совершении преступления явки с повинной, добровольный характер получения которой вызывает сомнения, написанной в отсутствие защитника, представляет собой нарушение п. 1 и подп. «с» п. 3 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Доводы представителей Российской Федерации о том, что  согласно российскому уголовно-процессуальному законодательству «признание» не являлось процессуальным документом, который должен или может быть составлен в присутствии защитника, а представляло собой выражение доброй воли обвиняемого, содержавшие разъяснения ст. 51 Конституции РФ, не были приняты Европейским судом (см. п. 128 ).

При этом Европейский суд указал: «Что касается утверждения властей Российской Федерации о том, что присутствие защитника при получении признательных показаний не являлось обязательным согласно национальному законодательству, Европейский суд напоминает, что в его задачу входит не абстрактное определение соответствия Конвенции применимого национального законодательства или его соблюдения национальными властями, но оценка соблюдения требований статьи 6 Конвенции (см. Постановление Европейского суда от 16 июля 1971 г. по делу “Рингейзен против Австрииˮ (Ringeisen v. Austria), § 97, Series A, № 13)» (см. п. 139).

В дополнение к этому Европейский суд подчеркнул, что помощь адвоката на ранней стадии является частью процессуальных гарантий, которым придается особое значение при рассмотрении вопроса о том, умалялась ли в данной процедуре сущность привилегии не свидетельствовать против себя (Постановление Европейского суда (вынесено Большой Палатой) от 11 июля 2006 г. по делу «Яллох против Германии», Постановление Европейского суда от 2 августа 2005 г. по делу «Колу против Турции»). В связи с этим использование признательных показаний, полученных в отсутствие оказания юридической помощи, умаляет справедливость разбирательства в целом (Постановление Европейского суда от 13 марта 2014 г. по делу «Пакшаев против Российской Федерации»).

Имея в виду приведенную правовую позицию, ФПА РФ в отзыве на Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О практике назначения судами России уголовного наказания» в ноябре 2015 г.

указывала: «Если лицо отрицает факт добровольности заявления о явке с повинной, суду следует проверять доводы подсудимого об обстоятельствах, при которых было сделано заявление о явке с повинной, в том числе о соблюдении права лица на получение квалифицированной юридической помощи, оказываемой защитником, в случае если ее написанию предшествовало фактическое задержание лица сотрудниками правоохранительного органа».

Отрадно, что спустя год, хотя бы и в другом Постановлении Пленума Верховного Суда РФ – «О судебном приговоре», важное для тысяч российских граждан положение получило свое отражение. В качестве окончательного закрепления отстаиваемой позиции Европейский суд 3 ноября 2016 г. коммуницировал ряд сходных жалоб (в том числе и по моей жалобе «Лозовский против России»)  и уведомил об этом  Правительство РФ. В данных жалобах приводились аналогичные доводы о том, что явки с повинной, которые впоследствии были положены в основу обвинительных приговоров, были написаны в отсутствие защитников и при обстоятельствах, позволяющих сомневаться в их добровольном характере. В связи с тем, что сложилась новая процессуальная ситуация, где легитимизация явок с повинной возможна только при участии адвокатов, требуется учет этого обстоятельства в разрабатываемом Стандарте участия адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве. Представляется, что в Стандарте следует прописать в минимальном виде алгоритм действий адвоката-защитника в том случае, если доставленное  в правоохранительный орган или задержанное лицо изъявит желание написать явку с повинной, дабы обеспечить реализацию предусмотренных процессуальных прав и исключить предварительное принуждение.

Если данную важную сферу процессуальных правоотношений оставить без внимания, то наши оппоненты при попустительстве некоторых наших коллег легко найдут противоправный обходной маршрут и сведут на нет благие устремления  Европейского суда и Верховного Суда РФ.

Вс рекомендует не учитывать явку с повинной, если фигуранту не разъяснили права

Верховный суд РФ обязал суды при наличии в деле явки с повинной проверять, разъяснялись ли обвиняемому его права, в том числе право пользоваться услугами адвокатов и не свидетельствовать против себя. Если следственные органы не выполнили этих требований, то такая явка с повинной не должна учитываться, отмечает высшая инстанция.

ВС также запретил просто перечислять в приговоре имена свидетелей, которым он доверяет, не раскрывая при этом сути их показаний.

Читайте также:  Определение места жительства ребенка: с отцом или матерью – пошаговый порядок подачи иска в суд, образец искового заявления 2022 года

Суть дела 

Высшая инстанция проверяла законность приговора Перовского суда Москвы в отношении двух обвиняемых. Адвокат одного из фигурантов в жалобе просила признать незаконной явку с повинной ее доверителя, поскольку она была составлена в отсутствие защитника и без разъяснения положений статьи 51 Конституции РФ. 

  • Адвокат также указала, что протокол следственных действий с участием второго фигуранта дела также должен быть признан недопустимым доказательством, поскольку обвиняемый допрашивался в ночное время.
  • Прокуратура сочла приговор районного суда и последующие решения апелляционной инстанции Мосгорсуда и его президиума законными и обоснованными и просила оставить жалобу без удовлетворения.
  • Однако ВС поддержал позицию защитника. 
  • Позиция ВС
  • При наличии в деле явки с повинной суды обязаны проверять, разъяснялись ли обвиняемому права не свидетельствовать против самого себя, пользоваться услугами адвоката, приносить жалобы на действия (бездействие) и решения органов предварительного расследования и была ли задержанному обеспечена возможность осуществления этих прав (пункт 10 постановления Пленума ВС РФ от 29 ноября 2016 года No55), отмечает ВС.
  • Он указывает, что органы предварительного расследования, принимая явку с повинной, должны были разъяснить подозреваемому все эти права, однако из протокола усматривается, что этого сделано не было.
  • Более того, в судебном заседании осужденный изменил свои показания, фактически не подтвердив явку с повинной, но районный суд все равно признал ее допустимым доказательством, сославшись на то, что в ходе предварительного следствия обвиняемый подтверждал добровольное его обращение с данной явкой.
  • «Между тем, суд не принял во внимание, что в соответствии с требованиями закона, любые доказательства, полученные с нарушением требований уголовно-процессуального закона, в силу статьи 75 УПК РФ, являются недопустимыми, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения», — подчеркивает ВС.
  • Он указывает, что и суды апелляционной и кассационной инстанций не приняли во внимание эти нарушения.
  • Показания свидетелей 

ВС обнаружил и другие ошибки при производстве по делу. Так, в основу приговора были положены показания двоих свидетелей, которые они дали в ходе предварительного следствия. Однако протоколы этих допросов в ходе судебного процесса не оглашались, отмечает высшая инстанция.

ВС напоминает, что приговор может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были непосредственно исследованы в судебном заседании (статья 240 УПК РФ).

«С учетом указанного требования закона суд не вправе ссылаться в подтверждение своих выводов на собранные по делу доказательства, если они не были исследованы судом и не нашли отражения в протоколе судебного заседания.

Фактические данные, содержащиеся в оглашенных показаниях, как и другие доказательства, могут быть положены в основу выводов и решений по делу лишь после их проверки и оценки по правилам, установленным статьями 87, 88 УПК РФ», — поясняет ВС.

Поскольку эти доказательства не были исследованы в ходе судебного разбирательства в условиях состязательного процесса, то отражение их в приговоре противоречит фундаментальным основам уголовного судопроизводства, отмечает высшая инстанция. 

  1. Кроме того, суд не раскрыл в приговоре содержание показаний троих свидетелей, ограничившись лишь ссылкой на них.
  2. Между тем, в описательно-мотивировочной части приговора суд не вправе ограничиться перечислением доказательств или указанием на протоколы процессуальных действий и иные документы, в которых они отражены, а должен раскрыть их основное содержание (пункт 8 Постановления Пленума ВС РФ от 29 ноября 2016 года No55), напоминает ВС.
  3. «При таких обстоятельствах Судебная коллегия приходит к выводу о том, что ввиду допущенных существенных нарушений уголовно-процессуального закона все состоявшиеся судебные решения подлежат отмене, а уголовное дело направлению на новое судебное рассмотрение», — решил ВС.
  4. Алиса Фокс

Решение Верховного суда: Определение N 9-О15-2СП от 28.01.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, кассация

  • ВЕРХОВНЫЙ СУД
  • РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  • дело№9-015-2СП
  • КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
  • г. Москва 28 января 2016 года
  • Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кулябина В.М.

судей Земскова Е.Ю., Дубовика Н.П.

при секретаре Миняевой В.А.

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационным жалобам осужденных Шулепова А.В., Алексеева СВ. на приговор Нижегородского областного суда с участием присяжных заседателей от 26 июня 2008 года, по которому

Шулепов А В,

судимый:

по приговору Приютовской постоянной сессии Белебеевского суда Республики Башкортостан от 31 августа 2006 года по ч. 3 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года,

осужден по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 10 годам лишения свободы; по п. «ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 13 годам лишения свободы; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ к 18 годам лишения свободы; в соответствии со ст. 70 УК РФ окончательно Шулепову А.В. назначено 19 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима,

Алексеев С В ,,

судимый:

— 22 ноября 2002 года по п. «б, в, г» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 3 годам лишения свободы;

— 18 марта 2003 года, с учетом изменений, по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ ч. 5 ст. 69 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы;

— 21 февраля 2005 года по п. «а, в, г» ч. 2 ст. 161, ч. 1 ст. 166 УК РФ, ч. 5 ст. 69 УК РФ к 3 годам 8 месяцам лишения свободы; освобожден 17 мая 2005 года по отбытии срока наказания,

осужден по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 11 годам лишения свободы; по п. «ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 15 годам лишения свободы; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно Алексееву СВ. назначено 19 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 15 сентября 2008 года приговор суда оставлен без изменения.

Постановлением Варнавинского районного суда Нижегородской области от 5 марта 2012 года приговоры Приютовской постоянной сессии Белебеевского суда Республики Башкортостан от 31 августа 2006 года и приговор Нижегородского областного суда с участием присяжных заседателей от 26 июня 2008 года в отношении Шулепова А.В. приведены в соответствие с уголовным законом. Приговор от 31 августа 2006 года изменен, действия Шулепова переквалифицированы с ч.З ст. 158 УК РФ на п. «а» ч.З ст. 158 УК РФ в редакции ФЗ РФ № 26-ФЗ от 7 марта 2011 года, по которой назначено наказание в виде 1 года 11 месяцев лишения свободы с испытательным сроком 2 года. Приговор Нижегородского областного суда с участием присяжных заседателей от 26 июня 2008 года изменен окончательное наказание по совокупности приговоров на основании ст. 70 УК РФ назначено в виде лишения свободы сроком на 18 лет 11 месяцев без штрафа.

Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 9 сентября 2015 года кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 15 сентября 2008 года отменено и уголовное дело передано на новое кассационное рассмотрение.

Заслушав доклад судьи Земскова ЕЮ., выступление осужденных Шулепова А.В. и Алексеева СВ., адвокатов Пригодина ВВ., Кротовой СВ поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение представителя Генеральной прокуратуры Щукиной Л.В. об изменении приговора, Судебная коллегия

установила:

по приговору суда с участием присяжных заседателей Шулепов А.В. и Алексеев СВ., признаны виновными в том, что 20 сентября 2007 года около 06 часов, согласно ранее состоявшейся договоренности о нападении на К с применением насилия, с целью завладения ее деньгами, имуществом и ее убийстве в квартире дома расположенном на улице г.

, совершили нападение на К в ходе которого Алексеев СВ. накинул ей на шею шарф и стал стягивать им органы шеи, перекрывая доступ кислорода в легкие, после чего Шулепов А.В. сбил К с ног, сдавил предплечьем руки органы ее шеи, перекрыв доступ кислорода в легкие, а Алексеев СВ.

в это время с целью предотвращения сопротивления лежавшей на полу К удерживал ее за ноги.

Данными действиями подсудимых К была причинена механическая странгуляционная асфиксия, в результате чего наступила ее смерть, а также причинены другие повреждения в виде пяти кровоподтеков обоих плеч правой голени и области правого коленного сустава и левой подключичной области, мелкие внутрикожные кровоизлияния в области правой ключицы ссадина в области кончика носа. После лишения жизни К

Шулеповым А.В. и Алексеевым СВ. совместно было произведено завладение ее имуществом стоимостью

В кассационных жалобах и дополнениях к ним:

осужденный Шулепов А.В. считает чрезмерно суровым назначенное наказание (т.5 л.д.211), ошибочной квалификацию его действий, ссылается на нарушение уголовно-процессуального закона, указывает, что при задержании ему не был предоставлен адвокат, при доставлении его из в

в багажнике автомобиля, на что он неоднократно писал жалобы, были нарушены его права, а сотрудниками милиции на него было оказано моральное и физическое давление, после чего ему пришлось в отсутствие адвоката написать явку с повинной и давать показания, которые были нужны следователю. Указывает, что проверки по его жалобам на действия оперативных сотрудников являлись неполными, при этом в результате физического давления на Алексеева у него имели место проблемы со здоровьем, ему, Шулепову, также были причинены телесные повреждения.

Явка с повинной, написанная в отсутствие адвоката, является недопустимым доказательством, в связи с чем суд неправомерно сослался на нее в приговоре; просит исключить из числа доказательств:

заявление Алексеева от 24.09.2007 года (т.1 л.д.81-82),

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector