Может ли послужить доказательством переписка в телефоне?

Последнее обновление: 10.02.2020

Переписка между деловыми партнерами через интернет (по электронной почте, соц.сетям, мессенджерам) при возникновении споров может иметь такую же юридическую силу как и бумажный документооборот. Однако существуют определенные требования и условия, при которых электронная переписка будет признана доказательством в суде, об этом читайте ниже.

Для чего нужна переписка

Может ли послужить доказательством переписка в телефоне?

В ходе электронного общения стороны сделки и прочих правоотношений решают такие задачи:

  • направление предложения о заключении договора или совершить другие значимые операции и действия;
  • переправка документов — проекты договоров, технические задания, акты, накладные, спецификации, прочее;
  • представление комментариев, пояснений, описаний, возражений в рамках согласования условий сделок;
  • дача согласия на предложение о заключении сделки;
  • разбор затруднительных и неясных ситуаций в ходе исполнения контрактов/договоров.

Как видно, именно электронные сообщения позволяют определить, как исполнялась сделка той или иной стороной, насколько добросовестны были действия партнера, пытается ли участник процесса исказить обстоятельства, внести путаницу.

Более того, в некоторых случаях обмен Интернет-посланиями может быть подтверждением:

  • факта заключения договора (без фактической подписи на бумаге);
  • даты действительного исполнения обязательств по сделке. Например, строительная организация закончила ремонтные работы и направила по электронке заказчику акт о выполненных работах и предложение произвести приемку. Заказчик под благовидным предлогом уклонялся от подписания актов. А в суде заявил, что нарушены сроки работ и с подрядчика причитается крупная неустойка. Распечаткой электронной корреспонденции подрядчик подтвердил своевременность своих действий и недобросовестность заказчика;
  • причин невозможности исполнения (своевременного исполнения) договорных условий ввиду форс-мажора или вовсе по вине другой стороны;
  • прочих индивидуальных обстоятельств.

Законодательство о доказательствах

Современное процессуальное законодательство уравнивает юридическую силу переписки по электронной почте с письменными доказательствами.

Об этом ясно говорят статьи гражданского и арбитражного процессуальных кодексов:

Может ли послужить доказательством переписка в телефоне?

Что признается Интернет-перепиской

Речь идет об обмене текстами между:

  • владельцами почтовых ящиков,
  • страничек в соц.сетях,
  • личных профилей в мессенджерах, функционирующих в сети Интернет,
  • а также между абонентами сотовой связи.

Электронная почта позволяет отсылать тексты, фотографии, графические файлы другим пользователям Интернета, что признается электронными документами.

Переписка в мессенджерах для пользователя имеет больший спектр возможностей, в том числе видео и аудио связь. Но это уже другой формат, который нельзя отнести к электронной корреспонденции.

Также к ней не причисляются аудио и видео файлы. Это относится к категории вещественных доказательств, как телефонные переговоры, запись на диктофон, видеокамеру и т.п.

Здесь совершенно другой формат сбора доказательств, представления в суд и оперирования в процессе.

О том, каким мессенджером лучше пользоваться предпринимателю и о других особенностях предоставления переписки в мессенджерах, как доказательстве для суда смотрите на видео:

Как предоставлять в суд

Уже имеется нескудная судебная практика, показывающая применение Интернет-корреспонденции в спорах.

Конечно, есть определенные неясности, отсутствие единого мнения у судей на одни и те же факты. Но думается, что в ближайшее время будет дано детальное разъяснения этой проблемы Верховным Судом РФ.

В какие суды

Чаще всего такого рода доказательства пестрят в арбитражных судах. Предъявлять их приходятся в основном по спорам о возникновении, исполнении и прекращении договорных обязательств (неисполнение, ненадлежащее исполнение сделки, расторжение договоров, признание контрактов заключенными, прочее).

В уголовном производстве обмен информации через Интернет, как аргументация обвинения и защиты, также используется. Следователи и дознаватели на основании ст. 186.1 УПК РФ (при наличии судебного разрешения) запрашивают и получают ответы в службах поддержки каналов связи, например, в представительстве компании, поддерживающей работу приложения-мессенджера Вайбер.

Защита же просто подготавливает пересылочные материалы и просит приобщить к уголовному делу по ходатайству. В уголовном кодексе нет конкретики. Поэтому не совсем ясно какой статус у таких доказательств: или иные документы, или вещественные доказательства.

И, конечно, электронный обмен информации используется участниками в гражданском суде (в районных, городских суда и у мировых судей).

Чтобы доказательство было полноценным

Основная проблема, с которой сталкиваются спорщики, это как привязать Интернет-обмен информации к конкретным лицам и обстоятельствам.

Не раз в различных судебных процессах говорилось о таких требованиях:

  • идентификации отправителя и получателя;
  • подтверждение компетенции переговорщиков на принятие решений, о которых идет речь в чатах;
  • электронное общение должно производиться непосредственно между представителями спорящих субъектов;
  • документ не должен изменяться и корректироваться, в том числе цензурироваться.

Наиболее трудно соблюсти требование об идентификации субъектов. Но это в большей степени касается мэил-сервисов. К примеру, переписка whatsapp чаще подразумевает реальных лиц, с настоящими фамилиями, именами, номерами телефонов. Поэтому довольно легко понять и подтвердить кто участвовал в электронном диалоге.

Подтвердить принадлежность мессенджера, почтового ящика конкретной организации можно из текста договора (если по тексту договора есть упоминание), на сайте юр.лица, визитках их руководителей и в прочих официальных документах.

Полномочия можно подтвердить дополнительными материалами (приказы, трудовые договоры, доверенности и пр.). А иногда, даже обстановкой, из которой можно понять, что конкретный человек уполномочен действовать от имени определенного субъекта.

Допустим, ответчик заявил, что письма исходили не от имени руководителя или иных официальных работников, а от постороннего человека.

Но этот человек ранее (по прежним сделкам) со своего email отсылал документы, которые подписывались и принимались сторонами, совершал другие действия, которые хочешь-не хочешь приходится признавать.

В этой связи можно утверждать, что этот человек причастен к деятельности ответчика и выполняет его волю.

Это тоже скользкий вопрос. Вариаций множество.

Скриншоты переписки, которые распечатываются на бумаге и предоставляются в суд. Если ни одна из сторон в заседании не возражает против этого и не отрицает подлинность документов, то этого достаточно для манипулирования таким материалом.

Когда же оппонент будет высказывать сомнения относительно достоверности документации, то сомнение, скорее всего, будут и у судьи.

Получить ответ на запрос о наличии факта документооборота на соответствующей Интернет-площадке. Если речь идет о почтовых сервисах майл.ру, яндек.ру, джимайл.ком, прочее, то можно запросить данные в этих службах поддержки, администрациях этих ресурсов.

Их ответы будут являться надежным подтверждением наличия Интернет-диалога и его достоверности. О направлении такого запроса можно просить суд.

Единственно, нужно покапаться в Интернете и узнать название и адрес компании, которая владеет соответствующим ресурсом.

Обратится за помощью в нотариальную контору. Там составляется специальный протокол осмотра писем.

В нем отражается в каком Интернет-ресурсе имеется информационный обмен, при помощи какого приложения обеспечивается доступ, проверяется надежность соединения сети, устанавливается кому принадлежит ящик (аккаунт), когда были получены письма, их содержание и пр.

Нотариальное заверение заключается не просто в составлении протокола. Нотариус лично при помощи пароля и логина (которые сообщает заявитель) заходит на Интернет-страничку, обозревает информацию, делает распечатки (в том числе, сохраняя на лазерных дисках, флэшках).

Можно ходатайствовать перед судом об осмотре веб-страницы. Процедура проста. Нужно в заседании заявить просьбу об осмотре конкретного Интернет-ресурса. Для этого с собой следует взять функционирующий ноутбук или подобное устройство, которое подключено к Интернету. В ходатайстве заявить наименование Интернет-ресурса, адрес странички и обозначить искомую информацию.

Также можно представить сотовый телефон, на котором имеется СМС переписка.

Указанная процедура предусмотрена ст. 78 арбитражно-процессуального кодекса. Уже имеются дела, в которых участники заявляли такие ходатайства. Есть и положительная практика.

В судах общей юрисдикции (городских/районных, у мировых судей) также можно воспользоваться такой возможностью. Правда, в ГПК четкой статьи нет. Но судья не ограничен в произведении такого осмотра.

Компьютерно-техническая экспертиза. При проведении такого исследования привлекается эксперт. Основные вопросы, которые может решить эксперт это:

  1. имелось ли вообще отправка-прием электронных сведений;
  2. есть ли следы фальсификации.

Для суда заключение эксперта будет серьезным аргументом. И, как видно, экспертизой можно достичь важные результаты по вопросам электронного оборота (включая подтверждение так называемой аутентификации и подлинности).

Экспертиза назначается по ходатайству стороны. Эксперту для дачи своего заключения понадобиться лишь логины/пароли от устройств отправителя и получателя.

Раньше исследования проводились только почтовых ящиков. Сейчас в ходу уже и мессенджеры и соц.сети, в том числе вконтатке, фэйсбук, одноклассники, инстаграм и пр.

На что обращать внимание суда

Сам по себе электронный документ может представлять скромное значение. Поэтому его нужно увязать с договорами/контрактами, действиями, совершаемыми заинтересованными лицами и т.д.

Например, имеется судебное разбирательство о признании заключенным договора купли-продажи и понуждении исполнить обязательства по передаче товара. По обстоятельствам покупатель (истец, он же и предоставляет электронное доказательство) согласовал с продавцом условия сделки (по телефону и посредством переписки ватсап).

Сам подготовил договор, подписал со своей стороны, перевел в формат ПДФ и отправил по мессенджеру ответчику. В ответ продавец прислал реквизиты на оплату. Истец оплатил товар. Продавец же подумал, что продешевил и потребовал доплаты.

В суде истцу нужно не просто показать договор и факт его отправления ответчику, а также письмо от продавца с реквизитами и платежный документ об оплате. Акцентировать внимание на даты и хронологию событий.

В результате можно будет подтвердить, что договоренность была первоначально, потом был договор, далее согласие ответчика на сделку — акцепт в виде пересылки банковских реквизитов и в конце оплата. После этого позицию ответчика о незаключенности договора можно разбить и в судебном порядке заставить передать товар.

Как опровергать электронные доказательства

Естественно, если представленные противником документы не соответствуют тем требованиям, о которых говорилось выше, то на это нужно делать ставку.

Если сторона представляет простые скриншоты на бумаге, то нужно заявлять, что это недопустимое доказательство, оно не гарантирует достоверность.

Если в электронном диалоге участвовал неуполномоченный человек, то нужно и говорить об этом, настаивать, что действия такого лица были самовольностью и не влекут для, допустим, организации никаких последствий. И всё в этом духе.

Кроме того, нужно критически относиться не только к форме, но содержанию документов. К примеру, имеется переписка вк. Но все выражения и мысли изложены неясно, даже двусмысленно.

Об этом следует сказать. А лучше представить аргументы, из которых будет виден и другой смысл.

То есть показать, что корреспонденция может одновременно подтверждать другие обстоятельства, нежели заявленные оппонентом.

Что нужно предпринять на будущее

Во избежание неприятных моментов, о возможности придания обмену информации по Интернету нужно заботиться заблаговременно. Но это в большей степени касается субъектов предпринимательство и прочих официальных отношений.

Для этого лучше следовать следующим правилам:

  • при заключении сделок в договорах прописывать условие, что электронные письма между сторонами также являются официальными документами. И сразу обозначить email адреса, мессенджеров сторон.
  • дублировать документы и договоренности Интернет-пересылкой. Смысл здесь в том, если какой-то документ не будет подписан или договоренность не будет исполняться, то ссылаться можно на электронный документ. Противной стороне трудно от него будет отмахнуться, так как предыдущие письма будут подтверждены состоявшимся фактами, достоверными документами.
  • если ранее информация передавалась по Интернету без подписанных бумаг и из ситуации виден надвигающейся спор, можно в официальные претензии включать сведения об обмене сведениями через сеть. Прикреплять в качестве приложений к бумажным документам скриншоты и отправлять их по почте России или курьерскими службами с описью вложения. То есть стараться добиться от оппонента, чтобы он давал свои оценки такому общению. Как бы заранее признавал этот факт. Тем самым Вы облегчите себе проблему как заверить электронную переписку для суда.
Читайте также:  Что будет, если не платить штраф, который назначили за преступление?

Заключение

Надо признать, что эта проблема давно назрела. Но четких правил на законодательном уровне нет. Может быть все шероховатости будут сглаживаться судебной практикой. Конечно, когда бумажные носители выйдут из обихода вовсе, тогда появятся достойные нормы закона.

Ведь сейчас есть электронные подписи на документах, которые делают их силу не меньше бумажных. Возможно, коммуникации в Интернете будут более защищенными от действий третьих лиц и появятся средства четкой идентификации пользователя. Тогда проблема будет разрешена сама собой.

Но это уже дело времени.

Подборка отдельных решений судов

  • Решение Арбитражный суд города Москвы от 11.07.2016 г. по делу №А40-30919/16

Электронная переписка как письменное доказательство в суде

С развитием электронных средств коммуникации значительная часть делового и частного документооборота была перенесена с бумажных носителей на электронные. В том числе, множество коммерческих опросов решается посредством переписки по электронной почте, имеющей юридическую силу в суде наравне с другими доказательствами.

Часто единственным подтверждением наличия договоренностей являются именно электронные письма.

Может ли послужить доказательством переписка в телефоне?

Допустимость электронной переписки в качестве доказательства

Чтобы сообщения по электронной почте, которыми обмениваются стороны коммерческих или частных договорных отношений, были приняты и рассмотрены судом, они должны отвечать критериям надлежащего письменного доказательства. Перечислим главные из них.

  • Относимость. Электронная переписка должна иметь непосредственное отношение к вопросу, который является предметом оспаривания в судебном деле. Это должно однозначно вытекать из ее содержания.
  • Надлежащий источник. Чтобы утверждать, что электронное сообщение исходит от определенного лица, нужно предусматривать в договоре, с каких электронных адресов будет вестись переписка. В случае, если такого указания в договоре нет, переписка должна вестись с адреса, указанного в качестве официального на сайте организации (ИП), либо содержать ФИО автора.
  • Процессуальное оформление. Так, переписка по электронной почте имеет юридическую силу, если она представлена суду в виде читаемого документа на бумажном носителе. Как правило, это скриншоты страниц из почтового ящика с адресом, датой и временем отправления.

Закон не устанавливает обязательного требования к тому, чтобы распечатки были заверены нотариально, однако практика показывает, что если доказательство удостоверено нотариусом, оно не вызывает сомнений в суде. В ином случае обычно требуется представить сам электронный носитель: жесткий диск, флеш-карту.

Таким образом, возможность ссылаться на переписку по электронной почте в процессе доказывания своей позиции допускается при условии, что она позволяет установить получателя, отправителя и содержание письма, а также получена законными способами, не противоречит основам гражданского процессуального законодательства.

Другие виды электронной переписки

Помимо электронной почты, для связи все чаще используются SMS-сообщения, различные мессенджеры, такие как «Whatsapp», «Telegram», «Viber» и другие.

По сути сообщения из СМС и мессенджеров идентичны перепискам по электронной почте, поэтому являются лишь разновидностью электронного сообщения.

Следовательно, они также могут быть приняты в качестве доказательства при условии, что отвечают всем установленным критериям. 

Для приобщения переписки в SMS-сообщениях и мессенджерах в качестве доказательств по делу, подобно скриншотам, необходимо нотариальное заверение либо самостоятельное оформление: создание скриншота либо печать текста сообщений на бумаге.

В последнем случае противоположная сторона часто выражает протест против принятия такого доказательства.

Поэтому надежнее, заверить переписку у нотариуса — в этом случае оно будет точно соответствовать всем процессуальным требованиям и принимается судом без дополнительного доказывания.

Кроме того, требуется доказать принадлежность телефонного номера конкретному лицу, а также факт передачи сообщений. Для этого делается запрос оператору, если он зарегистрирован непосредственно на само лицо.

На практике встречаются и другие случаи: когда номер телефона оформлен на организацию. При таких обстоятельствах принадлежность номера может устанавливаться по информации в договоре или на интернет-странице.

Чтобы доказать факт передачи сообщения, нужно запрашивать детализацию сообщений у оператора услуг связи (интернет-провайдера).

Удостоверение электронных доказательств нотариусом

При нотариальном удостоверении юридическая сила электронной переписки многократно возрастает. В целях обеспечения доказательств нотариус находит указанную заявителем страницу в интернете, распечатывает ее в таком виде, как она содержится в браузере и составляет протокол нотариального действия. В протоколе осмотра отражается следующая информация:

  • содержание интернет-страницы, почтового ящика;
  • описание используемых технических средств;
  • порядок действий по доступу к странице, файлу, изображению;
  • информация о месте и времени проведения осмотра;
  • реквизиты нотариуса, проводящего действие.

К протоколу прикладываются скриншоты, снимки с экрана монитора, отражающие нужную информацию. Например, в арбитражном судопроизводстве стали привычными распечатки с официального сайта ФГУП «Почта России» о движении почтовых отправлений и получении корреспонденции лицом, с официального сайта ФССП — о возбуждении в отношении лица исполнительного производства.

Однако не скриншоты, а протокол, в первую очередь, является документом для суда. Распечатанная переписка сшивается с протоколом, скрепляется подписью нотариуса и его печатью. В результате получается не просто распечатка, а доказательство, обеспеченное нотариусом. Отметим, что удостоверить факт переписки в нотариальной конторе можно как до обращения в суд, так и в процессе рассмотрения дела.

Необходимо понимать, что в судебной практике удостоверенная нотариусом электронная переписка имеет юридическую силу, однако она подтверждает только факт ее наличия и содержание. Насколько же информация свидетельствует о факте исполнения (неисполнения) обязательств по договору — решает суд с учетом других обстоятельств.

Пример. В рамках арбитражного дела был представлен нотариально удостоверенный протокол, подтверждающий отправку исполнителем заказчику отчета, консолидирующего этапы проведения услуг.

Обмен материалами осуществлялся по указанному в договоре адресу электронной почты. Однако в суде было выяснено, что переписка велась между лицами, не уполномоченными решать вопрос, ни со стороны истца, ни со стороны ответчика.

Суд не счел представленные материалы доказательством факта исполнения обязательств по договору.

В каких случаях суд отклоняет электронные доказательства

Суд может не принять переписку по электронной почте, если в договоре между сторонами не был предусмотрен такой способ обмена сообщениями, не указаны соответствующие адреса, и при этом одна из сторон отрицает (оспаривает) ее наличие. Также не будут приняты материалы, отправленные (полученные) с анонимного ящика.

Кроме того, любые доказательства должны быть получены законным путем. Поэтому невозможно представить суду информацию, например, полученную посредством незаконного доступа к ней (взлома почты, использования чужих телефонов, паролей и так далее).

Переписка в WhatsApp может являться доказательством наличия договорных отношений

Может ли послужить доказательством переписка в телефоне?

В рамках дела о взыскании неосновательного обогащения предметом рассмотрения судов стал вопрос о том, можно ли подтвердить факт наличия между сторонами договорных отношений, а также факт исполнения договора перепиской в мессенджере WhatsApp (Постановление АС Поволжского округа от 9 февраля 2021 г. N Ф06-69728/20).

Истец в обоснование своего требования ссылался на то, что перечислил ответчику спорную денежную сумму в связи с намерением сторон заключить договор на выполнение работ по созданию дизайн-проектов помещений.

Однако договор так и не был заключен, какие-либо работы, по утверждению истца, ответчиком не выполнялись.

Это и послужило причиной предъявления иска о возврате уплаченных денежных средств в качестве неосновательного обогащения.

Ответчик иск не признал, указав в обоснование своей позиции, что хотя формальные договорные отношения с истцом у него отсутствовали, фактически между сторонами сложились подрядные правоотношения, дизайн-проекты для истца и его контрагентов выполнялись, согласовывались истцом и направлялись посредством мессенджера WhatsApp через специально созданный для этого групповой чат.

Суд первой инстанции не признал электронную переписку, на которую ссылался ответчик, в качестве надлежащего доказательства, поскольку, по мнению суда, она не подтверждает факт наличия между сторонами договорных отношений (в частности, не установлены достоверно лица, которыми велась переписка, их полномочия, соответствие вложений к сообщениям реально направленным дизайн-проектам). В связи с этим суд взыскал с ответчика спорную денежную сумму. Апелляционный суд оставил это решение без изменения.

Окружной суд не согласился с ранее принятыми судебными актами. Он напомнил, что договор считается заключенным, если между сторонами достигнуто соглашение по всем его существенным условиям.

При этом сторона, принявшая от контрагента полное или частичное исполнение по договору либо иным образом подтвердившая его действие, впоследствии не вправе недобросовестно ссылаться на незаключенность договора.

Суд же при наличии соответствующего спора исходит, пока не доказано иное, из заключенности и действительности договора (п. 1 и 3 ст. 432 ГК РФ, п. 44 постановления Пленума ВС РФ от 25.12.2018 N 49).

Кассационная инстанция указала, что в условиях современного экономического оборота взаимодействие хозяйствующих субъектов посредством мессенджеров и иных технических средств мгновенной коммуникации является обычной практикой.

В связи с этим непринятие в качестве доказательства договорных отношений переписки в мессенджере без более тщательного исследования обстоятельств дела (в том числе полномочий лиц, включенных в групповой чат, фактического использования истцом дизайн-проектов) нельзя, по мнению окружного суда, признать обоснованным.

В итоге суд кассационной инстанции отменил акты нижестоящих судов и направил дело на новое рассмотрение.

Тайны чатов: что можно доказать в суде с помощью электронной переписки

Инициативы российского законодателя в области современных технологий вынуждают обратиться к уже не новому вопросу, касающемуся использования электронной переписки в качестве доказательства.

Бизнес в плане современных технологий намного опережает государственные структуры.

Участники гражданского оборота на протяжении последних 10-15 лет активно взаимодействуют посредством информационно-телекоммуникационных сетей связи.

Чаще всего предприниматели используют электронную почту, мобильную связь, мессенджеры (такие как whatsapp, viber, skype), факс и другие каналы связи для заключения сделок, согласования условий договоров, направления претензий, обмена документами и иной информацией.

При возникновении споров между контрагентами зачастую только с помощью электронной переписки можно подтвердить наличие или отсутствие юридически значимых фактов. Например, факт заключения договора на определенных условиях или факт соблюдения стороной обязательного досудебного порядка урегулирования спора, при котором претензия направлялась на электронную почту.

Понятие «электронной переписки»

Под электронной перепиской мы понимаем только электронные сообщения, которыми обмениваются контрагенты посредством использования электронной почты или различных мессенджеров. Сюда не входят электронные документы, которые также относятся к электронным доказательствам наряду с перепиской и могут прикрепляться к сообщению.

Процессуальное законодательство закрепляет определенные виды доказательств, или, говоря юридическим языком, «средств доказывания». Это объяснения лиц, участвующих в деле, письменные доказательства, заключения экспертов, вещественные доказательства и иные. Электронная переписка относится к письменным доказательствам (об этом прямо говорится в законе).

Не имея возможности с помощью иных средств защитить свои права и законные интересы, предприниматели представляют в суд такие доказательства, и у судов возникает ряд проблем, связанных с их оценкой и дальнейшим использованием. Законодательство не ограничивает круг фактических обстоятельств, которые нельзя устанавливать при помощи электронной переписки, то есть доказывать можно практически все что угодно.

Это может быть факт заключения договора между определенными лицами, согласование сторонами содержания, либо каких-то конкретных условий договора, факт нарушения обязательств, либо наоборот факт добросовестного их исполнения. Проще говоря, можно доказать любые факты, за исключением тех, которые в силу закона можно устанавливать только определенными доказательствами.

Читайте также:  Рапорт на увольнение по собственному желанию (образец): из армии, мвд, прокуратуры, уфссп, фсб, уфсин

Проблемы допустимости электронной переписки

Проблемы возникают при определении требований допустимости, установленных всеми процессуальными кодексами России, применительно к электронной переписке. Стороны сталкиваются с вопросом, в какой форме она должна быть представлена в суд. Ведь, судье необходимо непосредственно ознакомиться с такой перепиской и каким-то образом приобщить ее к материалам дела.

Именно озвученные проблемы использования электронной переписки в качестве доказательств на сегодняшний день остаются до сих пор нерешенными. Более того, судебная практика, ввиду ее противоречивости и неоднозначности, не позволяет отвечать на возникшие вопросы с высокой долей уверенности.

Федеральным законом от 23 июня 2016 г. N 220-ФЗ в часть 3 статьи 75 АПК РФ были внесены изменения, которые вступили в силу с 1 января 2017 г.

, и документы, полученные посредством факсимильной, электронной или иной связи, в том числе с использованием информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», а также документы, подписанные электронной подписью были внесены в число письменных доказательств.

Способы предоставления электронной переписки в суд

В то же время одним из нерешенных до настоящего времени является вопрос, касающийся порядка предоставления электронной переписки в суд.

У сторон по делу, да и у самого суда часто возникает вопрос о том, в какой именно форме электронная переписка должна быть представлена в материалы дела, ведь в законе отсутствуют требования относительно формы и формата. На наш взгляд, видятся следующие способы представления электронной переписки в суд.

Самый простой вариант, это предоставление судье личного доступа к почте, где велась переписка, однако в данном случае возникает проблема с приобщением исследованной судом переписки к материалам дела.

Еще одним несложным способом является предоставление в суд переписки в виде обычной распечатки.

Такая форма электронной переписки на практике принимается судами при условии, что другая сторона не оспаривает ее существование и приобщение к делу.

Относительно надежным и часто применяемым на практике является оформление представляемых в суд электронных сообщений в виде нотариального протокола. Суд в большинстве случаев принимает и исследует электронную переписку, представленную в такой форме.

Достоверность электронной переписки

Другим камнем преткновения является обеспечение достоверности информации, содержащейся в электронной переписке.

Одним из самых надежных способов удостоверения таких доказательств является назначение судебной экспертизы. Экспертом при этом могут быть установлены данные об отправителе и получателе сообщения, содержание такого сообщения, а также иные сведения, необходимые для принятия судом законного и мотивированного судебного акта.

На практике суд может не принять электронные письма в качестве доказательств, указав на отсутствие электронной подписи, а также соглашения между сторонами, предусматривающего обмен электронными письмами между ними.

Подводя итог, можно сказать, что существует необходимость на законодательном уровне урегулировать процедуру представления и использования таких доказательств в суде. Сами представители бизнес-сообщества заинтересованы в этом, поскольку отсутствие подобного регулирования ставит под угрозу защиту их прав и законных интересов.

Электронная переписка (электронное сообщение) как доказательство в уголовном процессе — Ошеров, Онисковец и Партнеры

В современном мире практически ни один гражданин в своей повседневной жизни и ни одно юридическое лицо в своей деятельности не обходятся без электронной переписки.

И не случайно, что стороны в уголовном процессе пытаются сослаться на такую переписку как доказательство.

Отсюда возникают вопросы: являются ли, к примеру, сообщения в Whatsapp, ВКонтакте или Telegram доказательствами в суде, и если являются, то при каких условиях?

В настоящей статье мы постараемся ответить на поставленные вопросы.

Сегодня всё большую популярность обретают социальные сети, различные мессенджеры и в качестве способа общения между людьми, и в качестве средства передачи информации (Вы, наверняка, не раз отправляли документы, изображения или видеофайлы своим друзьям или коллегам). Поэтому неудивительно, что всё активнее используются социальные сети и мессенджеры лицами, планирующими совершить или совершающими преступления (для организации преступлений, для распространения преступных материалов и т.д.).

В уголовном процессе в качестве источника доказательств допускаются «иные документы», если изложенные в них сведения имеют значение для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию (ст. 84 УПК РФ). Согласно ч. 2 ст. 84 УПК РФ такие документы могут содержать сведения, зафиксированные как в письменном, так и в ином виде.

К ним могут относиться материалы фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи и иные носители информации, полученные, истребованные или представленные в порядке, установленном ст. 86 УПК РФ.

Часть 1 указанной статьи предусматривает, что собирание доказательств в ходе уголовного судопроизводства осуществляется дознавателем, следователем, прокурором и судом путем осуществления следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных УПК РФ. Согласно ч. 2 ст.

86 УПК РФ подозреваемый, обвиняемый, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители вправе собирать и представлять письменные документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств.

Защитник также вправе собирать доказательства путем получения предметов, документов и иных сведений, опроса лиц с их согласия, истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны предоставлять запрашиваемые документы или их копии (ч. 3 ст. 86 УПК РФ). Таким образом, доказательства могут быть получены только в результате установленных УПК РФ процессуальных действий, производимых дознавателем, следователем, прокурором и судом. Поэтому, например, взлом почтового ящика или аккаунта в социальной сети не является законным способом получения таких доказательств. Кроме того, простые распечатки почты, переписки из социальных сетей или мессенджеров не могут приниматься судом в качестве доказательств: для этого существует специальное мероприятие (нотариальный протокол осмотра). Следственные же органы могут зафиксировать переписку и без нотариуса.

При анализе судебной практики было выявлено несколько способов изъятия электронной переписки:

  1. Изъятие электронной переписки в ходе обыска по месту жительства обвиняемого (такая переписка может содержаться на компьютере – в таких случаях изымают непосредственно компьютер или системный блок).
  2. Изъятие электронной переписки в ходе следственного эксперимента (примером такого эксперимента может быть вход в социальную сеть под автоматически сохраненными на компьютере или телефоне логином и паролем).
  3. Изъятие электронной переписки может быть осуществлено в ходе выемки электронной информации с компьютеров компании поставщика услуг (сразу в нескольких изученных решениях суда содержится ссылка на результаты производства выемки в помещениях, занимаемых компанией поставщиком услуг (например, mail.ru или vk.com), в результате которой был изъят съемный электронный носитель компьютерной информации (CD-диск) с копией электронной переписки.
  4. Запрос компании-поставщику о том, зарегистрировано ли в принадлежащей им социальной сети искомое лицо, действителен ли аккаунт данного физического лица, также системным администраторам предлагается передать всю информацию по переписке.
  5. Осмотр электронной переписки, в ходе которой она печатается на принтере, понятые расписываются на каждом листе, которые оформляются как приложения к протоколу следственного действия.

Подводя итог, хотелось бы отметить, что электронная переписка может являться доказательством в уголовном процессе, но лишь при соблюдении вышеуказанных условий.

Как Вы уже могли заметить, на практике существует сразу несколько способов, используя которые, электронная переписка может стать доказательством в уголовном деле.

Выбрать самый оптимальный из них в каждой конкретной ситуации Вам помогут опытные адвокаты Адвокатского бюро города Москвы «Ошеров, Онисковец и Партнеры».

Когда данные из телефона не доказывают вины по 228.1

В этой статье мы как раз и рассмотрим ситуации, когда данные из телефона не доказывают вины в сбыте наркотиков. В последнее время стало немало случаев, когда верхние инстанции российских судов отменяют решения первой инстанции и апелляции, переквалифицируя преступления из 228.1 обратно в просто 228, иногда снижая осуждённым сроки в несколько раз.

Очень часто в основе обвинения по 228.1 (сбыт наркотиков) лежат данные, полученные оперативниками и следователем из телефона обвиняемого. Человека задерживают с наркотиками, изымают смартфон, изучают переписку и фотографии, после чего д 228 («хранение наркотиков») быстро превращается в «первый прим», а потенциальный срок лишения свободы увеличивается вдвое, а иногда и больше.

Как правило, статьи вроде этой читают те, кто пока только готовится к суду по 228. Редакция ZNBM.ru надеется, что наш материал поможет вам защищаться и не стать жертвой произвола – получить справедливое наказание. Мы не оправдываем употребление и распространение наркотиков, а помогаем не получить несправедливый приговор.

Что можно доказать по данным из телефона

На самом деле, доступ к телефонам участников незаконного оборота наркотиков серьёзно облегчает задачу следователя и эффективно помогает им в вопросах доказывания вины по 228.1. Наличие у подозреваемого договорённости с потребителями действительно указывает на приготовление к сбыту.

Только вот само событие преступления доказать гораздо сложнее, чем может показаться, и чем привыкли думать сами следователи. Часто они выводят уголовное дело на суд, не доказав как следует даже сам факт наличия события преступления.

Уже суды первой инстанции могли бы возвращать такие дела на дополнительное расследование или отказывать обвинению в предъявлении 228.1 (за отсутствием состава преступления), но суды крайне небрежно рассматривают дела и вникать в нюансы не торопятся.

Следователь (а за ним и прокурор) часто считают, что фотографий закладок, списков адресов или переписки в Телеграме вполне хватит для того, чтобы суд согласился с обвинением по 228.1 – это не так.

Данные из телефона не доказывают вину в сбыте наркотиков в огромном количестве ситуаций.

Об этом поговорим ниже, а сейчас сосредоточимся на том, что доказать по данным из смартфона задержанного действительно можно.

Когда телефон может быть использован против вас

Если телефон попал к оперативникам, при должном опыте он может использовать все полученные сведения для построения обвинения. Беда, как обычно, заключается в уровне ответственности сотрудников. Большинство из них неверно трактуют требования законов, или слепо следуют его букве, забывая о смыслах и духе закона.

Чтобы данные из телефона подозреваемого могли быть основанием для его обвинения, эти данные следователь должен надёжно связать с событием преступления, доказательствами по делу, результатами оперативной работы.

Если вас взяли на месте закладки, при себе у вас ещё восемь пакетиков с наркотиком, а в телефоне список из десяти точек, в котором есть та, на которой взяли – скорее всего, следователь сумеет доказать, что вы закладчик.

Найдя в мессенджерах переписку с заказчиком, переславшим вам список, а в электронном кошельке соответствующий по времени и сумме перевод – сотрудник без особого труда восстановит картину преступления и уверенно выйдет с нею на суд.

Если же вас просто задержали с наркотиками – всё будет не так просто. Даже при прочих равных. Давайте попробуем оценить значимость тех или иных сведений. Заодно и разберёмся, когда данные из телефона не доказывают вины. Таких случаев немало.

SMS, MMS и сообщения в мессенджерах не всегда доказывают вину

В переписке могут содержаться сведения о местах закладок, адреса, обсуждение цены и условий передачи наркотиков, ещё какие-то подробности. Но даже этого всего не всегда достаточно для обвинения человека по 228.1.

Читайте также:  Наследование нетрудоспособными иждивенцами в 2022 году

Чтобы лечь в основу обвинения, данные переписки должны содержать информацию, связанную именно с теми наркотиками, которые изъяты при задержании. Во всех остальных ситуациях – переписка в качестве доказательства не подходит.

Пример. Молодого человека задержали с тремя граммами мефедрона.

В телефоне следователь нашёл переписку с неустановленной девушкой (скрывалась под ником), которой за 20 минут до задержания подозреваемый пишет: «Меф у меня, через час буду на Пушкинской площади».

Товар совпал, время совпало, адрес задержания находится на соответствующем маршруте. Такое обвинение пройдёт через суд и обвиняемый получит свою 228.1. При этом преступление будет считаться неоконченным по независящим от преступника причинам.

То, что изъятые наркотики были расфасованы по пакетикам, не доказывает автоматически умысла на сбыт веществ. Как и переписка с какими-то людьми, пусть даже и о наркотиках.

Чтобы связать одно с другим нужны относимые, допустимые, совокупные и достаточные доказательства, а также объективные и достоверные данные, подтверждающие, что именно изъятые наркотические средства подсудимый хранил с целью их последующего сбыта.

На самом деле, это не так просто, особенно когда в переписке используется сленг.

Тут мы подходим к другой важной теме.

Когда скриншоты переписки не могут считаться доказательствами вины

Изъятый у подозреваемого телефон следователь объявляет вещественным доказательством по делу. Он анализирует переписку, делает её скриншоты и приобщает их тоже – объявляя доказательствами. При ближайшем рассмотрении так делать можно не всегда, и практика судов верхних инстанций в последнее время убедительно подтверждает это.

В протоколе осмотра вещественного доказательства (телефона) следователь может зафиксировать текст исключительно дословно. Это уже потом, в обвинительном заключении, предъявит всё это в качестве доказательств причастности обвиняемого к сбыту наркотиков.

Как правило, переписка ведётся не с конкретным человеком, а с неким анонимным аккаунтом. Никто не станет писать «Привет, Валерий Николаевич Тяпкин 08.11.1994 года рождения, я бы хотел приобрести с целью сбыта наркотическое вещество мефедрон в особо крупном размере». Используются никнеймы, клички и сленговые обозначения веществ.

Чаще всего, переписка не подтверждает того факта, что в определённый момент времени происходит конкретное преступление. Главным образом потому, что в этот самый момент (момент переписки) отсутствует сам наркотик, о котором идёт речь – то есть непосредственно предмет преступления.

Время переписки в телефоне и обнаружения (изъятия) у обвиняемого запрещённых веществ не совпадают по определению. Следователю нужно убедительно доказать, что в речь в переписке идёт именно о тех наркотиках, с которыми задержали подозреваемого, а не о каких-то других вещах.

В нашей практике был случай, когда подсудимый утверждал, что «подхвачу мяу» обозначало намерение забрать у бабушки кошку, а не поднять закладку с мефедроном. В кошку суд не поверил, но версия следствия развалилась, и вместо ч.4 статьи 228.1 осталась ч.2 статьи 228.

Следователи – не идиоты. Они понимают, что объективной связи не докажут. Поэтому как правило пытаются использовать данные из телефона, как доказательства того, что у обвиняемого было намерение сбыть наркотики.

Впрочем, и в таком виде данные из телефона не доказывают почти ничего. Следователь (а за ним и прокурор в суде) скорее всего не сумеют доказать, что наркотики фактически принадлежали кому-либо из участников переписки. Обсуждать наркотики в нашей стране не запрещено.

Вывод: данные из телефона не доказывают вины по 228.1 – ни сбыта наркотиков, ни даже намерения его совершить. Даже факт употребления или хранения наркотиков на основании переписки можно ставить в суде под сомнение. Ситуаций, когда суд встаёт на сторону защиты по 228 становится в последнее время всё больше и больше.

Фото мест закладок в телефоне ничего не доказывают

Ещё один любимый контент следователей – фотографии мест закладок. Как правило, эти данные из телефона не доказывают вины тоже. Мы называем такие картинки «фотографиями местности» и предлагаем подзащитным делать так же. Какие ещё закладки? Ничего об этом не знаем. Фотографировали местность.

Дело в том, что предметом преступления по 228.1 являются исключительно те вещества, которые были обнаружены и изъяты у обвиняемого – которые проходят в качестве вещественных доказательств по делу. Доказать связь конкретных веществ с какими-то фотографиями, как правило, не представляется возможным.

Для начала, следователь должен точно установить, что за места изображены на фотографиях. Если учесть, что как правило, речь идет просто о фотографиях каких-то не имеющих географической привязки объектов (столбов, пней, камней, деревьев) – следователю придётся туго. Кроме того, на каждую точку он должен будет выехать и совершить там следственные действия.

Исключением является ситуация, когда обвиняемый отправлял фотографии местности покупателям наркотиков – с целью информирования о месте расположения закладки («клада»). Впрочем, и в этом случае следователю придётся определить точное место расположения каждой точки.

К слову, информирование анонимного собеседника о расположении закладки тоже не доказывает напрямую целей сбыта наркотиков. Можно стоять на версии о том, что попросили друга подхватить наркотики для совместного употребления. Состав 228.1 в подобном действии доказать будет крайне сложно.

Без должных доказательств по каждому из перечисленных пунктов позиция следствия будет считаться предположением, не нашедшим подтверждения и не доказанным ни на этапе следствия, ни в суде.

В соответствии с требованиями ч. 3 ст. 14 УПК РФ, все неустранимые сомнения в виновности обвиняемого толкуются в его пользу. Обвинение по 228.

1 придётся снять, оставив обычную «народную» 228, сроки по которой значительно ниже.

Вместо выводов

Действия обвиняемого, указывающие на желание совершить сделку с наркотиками, не могут использоваться в качестве подтверждения наличии цели сбыта или даже умысла на сбыт. Это так уже потому, что в момент этих действий (и этих желаний) не существует предмета преступления – самих веществ.

Разумеется, обо всём этом отлично знают и оперативники, и следователи, и прокуроры, и судьи. Вот почему перед задержанием распространителей наркотиков иногда проводятся целые спецоперации. Только законные оперативно-розыскные мероприятия, проведённые по всем правилам и грамотно задокументированные, могут помочь следователю сформировать в обвинительном заключении надёжную позицию по 228.1.

Если человек задержан при обычном патрулировании, обвинить его в сбыте или подготовке к сбыту практически невозможно. Все примеры – или ситуации с глупыми признаниями, или случаи, когда бесплатный адвокат отговорил обвиняемого от подачи апелляции. Помните о том, что бесплатный адвокат – хуже прокурора, а защитник нужен вам даже в том случае, если вы во всём сознались.

Что получится доказать в суде с помощью электронной переписки

  • Российское законодательство однозначно разрешает использовать электронную переписку в качестве доказательства в суде.
  • В Гражданском кодексе (часть 1, статья 71) и в Арбитражном кодексе (часть 3, статья 75) сказано, что в качестве письменных доказательств в судебном процессе можно предоставлять документы и материалы, взятые из интернета, — в том числе, конечно, письма или сообщения, которыми вы обменивались с контрагентами.
  • При этом, чтобы суд признал переписку надлежащим доказательством (и вы смогли с её помощью доказать свою правоту), нужно следовать некоторым правилам.

Приведу несколько характерных примеров. Все они взяты с сайта kad.arbitr.ru и соответствуют сложившейся судебной практике (названия компаний указывать не буду — судебные акты находятся в открытом доступе, и любой желающий может их отыскать).

Партнёры могут включить в текст договора условие, согласно которому все важные уведомления и прочие документы они будут отправлять друг другу с определённых адресов электронной почты. Рекомендую всем именно так и поступать.

  1. Если оба почтовых адреса (или несколько адресов, если так решат стороны) названы в договоре, любые отправленные с них сообщения являются юридически значимыми документами.
  2. В 2015 году компания, продавшая тепловое оборудование другой фирме, обратилась в арбитражный суд с иском о взыскании с покупателя долга в размере 2,7 млн рублей за поставленный, но не оплаченный вовремя товар.
  3. Покупатель в своё оправдание ссылался на то, что акт сверки взаимных расчетов был согласован сторонами только в электронной переписке, которая, по его мнению, не может служить доказательством.

Суд установил, что в одном из пунктов договора стороны решили считать документы, приходящие с определённого электронного адреса на другой, имеющими юридическую силу. Была предоставлена интернет-переписка сторон, подтверждающая получение спорных документов. Суд встал на сторону продавца.

Если в письмах указаны название вашего контрагента и имена сотрудников, ответственных за работу с вами, то суд (согласно пункту 2 статьи 434 Гражданского кодекса) может принять такую переписку в качестве доказательства, даже если в вашем договоре нет каких-либо специальных условий.

Так, в 2014 году розничный продавец бытовой техники обратился в суд за взысканием долга в размере 1,5 млн рублей со своего контрагента — якобы тот не оказал ему услуги по проведению маркетинговых исследований.

Электронная переписка сторон с названиями компаний и именами сотрудников подтвердила, что ретейлер вовремя получал отчёты об оказанных услугах и всю необходимую информацию. В иске торговцу техникой в итоге было отказано.

Если в договоре нет условия о признании электронной переписки в качестве доказательства, в суде можно ссылаться на использование корпоративной почты, домен которой идентифицирует принадлежность к определённой компании. Как правило, этот аргумент принимается.

В 2015 году один зарубежный туроператор хотел взыскать со своего контрагента, российского туристического агентства, долг в размере $230 000 за неоплаченные услуги.

У туроператора не было оригинала договора (он был получен по электронной почте), поэтому агентство пыталось оспорить сам факт заключения контракта. Также должник пытался поставить под сомнение бронирование услуг, ссылаясь на отсутствие доказательств.

В суд была представлена интернет-переписка сотрудников с чёткой идентификацией корпоративных доменов. Она показала, что между сторонами по электронной почте была налажена процедура бронирования отелей и экскурсий. Договор был согласован таким же образом. Выяснив все эти нюансы, суд принял сторону иностранной компании.

Арбитражный кодекс (часть 8 статьи 75) и Гражданский кодекс (часть 2 статьи 71) указывают, что письменные доказательства должны быть представлены суду в подлиннике или в виде надлежащим образом заверенной копии.

Если по каким-то причинам вы не можете заверить электронную переписку у нотариуса, можно сделать обычные скриншоты. Их суды также принимают.

В 2015 году транспортная компания обратилась в арбитражный суд, пытаясь взыскать долг в 2 млн рублей со своего поставщика — производителя оборудования для транспортировки нефтепродуктов.

Покупатель утверждал, что продавец не передал ему в условленный срок сопроводительную документацию на часть товара. В качестве доказательства суд принял простую копию электронной переписки между сторонами. Письма подтверждали, что сопроводительная документация к товару не была направлена покупателю. Требование заявителя было удовлетворено.

Если в ходе судебного процесса возникает подозрение, что предоставленные документы — подделка, назначается компьютерно-техническая экспертиза.

Стороны могут ходатайствовать о назначении той или иной экспертной организации, но суд имеет право выбрать любую по своему усмотрению. Конкретные вопросы, выносимые для разрешения экспертом, а также сроки проведения экспертизы могут быть разными в каждом конкретном случае.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector