Контрабанда по почте: как определить виновного и место совершения преступления

???? Как предполагается, при рассмотрении дел о контрабанде суды должны будут учитывать, что порядок перемещения товаров и иных предметов через таможенную или государственную границу, а также запреты и ограничения устанавливаются правом ЕАЭС. Речь идет, в частности, о решениях и распоряжениях Евразийской экономической комиссии.

Если при установлении принадлежности незаконно перемещенных товаров или иных предметов к предметам контрабанды требуются специальные познания, то суды должны располагать соответствующими заключениями экспертов или специалистов.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 апреля 2017 г. № 12 «О судебной практике по делам о контрабанде»

Получатель Международного Почтового Отправления Содержащего Предметы КонтрабЕсли лицо наряду с контрабандой наличных денежных средств и (или) денежных инструментов обвиняется в совершении иных преступлений, оно освобождается от ответственности по статье 200.1 УК РФ независимо от привлечения его к ответственности за совершение иных преступлений.

Обзор документа

Получатель Международного Почтового Отправления Содержащего Предметы Контраб Пленум Верховного Суда РФ разъяснил особенности рассмотрения уголовных дел о контрабанде.

Таможенное декларирование

Для приобретателей товаров в зарубежных интернет-магазинах сложность заключается в том, что порядок перемещения товаров рассматриваемым способом регулируется не только таможенным законодательством ЕАЭС, но и актами Всемирной почтовой организации, иными международными и российскими законодательными актами.

Почтовая контрабанда Сам способ сокрытия значения для квалификации не имеет, но Постановление № 12 выделяет возможные пути перемещения товаров (предметов) с сокрытием от таможенного контроля:

Вы довольны услугами служб доставки?

Уголовная ответственность за контрабанду

В подавляющем большинстве случаев фактические обстоятельства перемещения предметов в МПО одинаковы, что обусловлено стандартным алгоритмом действий по приобретению товаров через зарубежный интернет-магазин.

Почтовая контрабанда МПО выдаются назначенным оператором почтовой связи их получателям при условии выпуска товаров, пересылаемых в международных почтовых отправлениях, и уплаты таможенных платежей, специальных, антидемпинговых, компенсационных пошлин.

Перечень культурных ценностей, в отношении которых установлен разрешительный порядок вывоза с таможенной территории Евразийского экономического союза (далее – Союз), правила их вывоза из Российской Федерации в другие государства, не являющиеся государствами — членами Союза, определяются решениями Коллегии Евразийской экономической комиссии.

Контрабанда культурных ценностейВывоз культурных ценностей физическими лицами, зарегистрированными в качестве индивидуальных предпринимателей, и юридическими лицами осуществляется на основании соответствующей лицензии.

Контрабанда культурных ценностей Естественно, что при решении вопроса о наличии в действиях лица признаков состава преступления, предусмотренного ст. 226.1 УК, необходимо устанавливать принадлежность незаконно перемещенных предметов к культурным ценностям и их стоимость, для чего следователь и суд должны располагать соответствующими заключениями экспертов или специалистов.

— и предусмотрел способы получения и (или) сокрытия заказанного товара.

Контрабанда по почте: как определить виновного и место совершения преступленияЕсли предмет контрабанды перемещается на таможенную территорию под видом товара посредством регистрируемого международного почтового отправления (заказным письмом, бандеролью, мелким пакетом), местом совершения такого преступления является место, по которому с таким товаром совершаются операции, связанные с его выпуском (место международного почтового обмена).

Контрабанда по почте: как определить виновного и место совершения преступления Если указанный предмет контрабанды перемещается на таможенную территорию простым (нерегистрируемым) международным почтовым отправлением и установить точное место перемещения через таможенную границу либо государственную границу такого почтового отправления невозможно, то местом совершения преступления следует считать:

No 12 г. Москва 27 апреля 2017 г.

О судебнои практике по делам о контрабандеПри этом следует учитывать, что сведениями, необходимыми для таможенных целей, являются сведения, представляемые таможенным органам для принятия решения о выпуске товаров, помещения их под избранную таможенную процедуру, исчисления и взимания таможенных платежей, либо сведения, влияющие на применение к товарам запретов или ограничений.

О судебнои практике по делам о контрабанде Признать утратившим силу постановление Пленума Верховного Суда Российскои Федерации от 28 сентября 2010 года No 23 «О внесении изменения в постановление Пленума Верховного Суда Российскои Федерации от 27 мая 2008 года No 6 «О судебнои практике по делам о контрабанде».

???? No 12 г. Москва 27 апреля 2017 г.

Определение места окончания преступления по делам о мошенничестве с использованием интернета и электронных форм платежей

 До настоящего времени органы предварительного расследования допускают волокиту при проведении доследственных проверок, своевременно не принимаются  процессуальные решения по результатам этих проверок в связи с разными трактовками определения места совершения преступления, с использованием интернета и электронных форм платежа. Всё это влияет на реализацию конституционных прав граждан на доступ к правосудию в разумный срок, а также эффективность уголовного преследования.

В практике работы органов внутренних дел есть проблемы определения места расследования таких преступлений. В первую очередь, это связано с установлением данных и местонахождения лиц, их совершивших, по нераскрытым преступлениям рассматриваемой категории.

Нередко доследственные проверки принимают затяжной характер в связи с необоснованным направлением сообщений о преступлении из одного субъекта Федерации в другой, поскольку до настоящего времени, в разных регионах не сформировалось единого подхода по этому вопросу.

Так, одни  считают местом совершения этих преступлений и местом их расследования местонахождение злоумышленника независимо от места перечисления пострадавшим денежных средств и места зачисления их на счёт виновного.

Другие считают местом совершения там, где злоумышленник реально завладел денежными средствами, получив их в кредитном учреждении, сняв с банковского счета, либо считать местом совершения место постоянного  проживания пострадавшего.

Однако с такой позицией трудно согласиться. В соответствии с частями 1 и 2 ст. 152 УПК предварительное расследование производится по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления. При этом, если преступление было начато в одном месте, а окончено в другом, уголовное дело расследуется по месту окончания преступления.

В связи с этим и возникает вопрос, где же окончено мошенничество, если местонахождение злоумышленника неизвестно, и не известно где реально он завладел денежными средствами.

В соответствии с ч. 1 ст. 14 УК преступлением признаётся виновно совершённое общественно опасное деяние, запрещённое УК под угрозой наказания.

При этом обязательным признаком объективной стороны материальных составов преступлений, к которым относится и мошенничество, являются общественно опасные последствия.

По смыслу закона, а также в силу п. 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г.

N 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» мошенничество признаётся оконченным с момента, когда имущество поступило в незаконное владение виновного или других лиц и они получили реальную возможность (в зависимости от потребительских свойств этого имущества) пользоваться или распорядиться им по своему усмотрению.

Согласно п.

 12 указанного постановления как мошенничество квалифицируется безвозмездное обращение лицом в свою пользу или в пользу других лиц денежных средств, находящихся на счетах в банках, совершённое с корыстной целью путём обмана или злоупотребления доверием (например, путём представления в банк поддельных платёжных поручений, заключения кредитного договора под условием возврата кредита, которое лицо не намерено выполнять).

  • Исходя из этого с момента зачисления денег на банковский счёт либо абонентский счёт мобильного телефона лица, на который они были перечислены в результате мошенничества, оно получает реальную возможность распоряжаться поступившими денежными средствами по своему усмотрению, например, осуществлять расчёты от своего имени или от имени третьих лиц, не обналичивая денежные средства.
  • В силу развитости современных информационных и банковских технологий выход в эфир посредством мобильной связи, а также распоряжение поступившими на счёт денежными средствами, в том числе и их обналичивание, возможно в любой точке мира, где подобные услуги могут быть предоставлены.
  • В указанных случаях преступление следует считать оконченным с момента зачисления этих средств на счёт лица, которое путём обмана или злоупотребления доверием изъяло денежные средства со счёта их владельца, либо на счета других лиц, на которые похищенные средства поступили в результате преступных действий виновного.
  • Таким образом, местом окончания мошенничества будет то место, из которого перечислены денежные средства потерпевшим, так как именно в этом месте для него наступили вредные последствия.

Здесь же и должно возбуждаться и расследоваться уголовное дело. При этом необходимо разграничить места совершения преступления и места производства предварительного расследования.

Место производства предварительного расследования определяется в соответствии со ст. 152 УПК, но в законодательстве нет определения места совершения преступления. Это обусловлено невозможностью отражения в законе всех конкретных обстоятельств, которые могут иметь значение для его установления.

В связи с этим место совершения преступления устанавливается в каждом конкретном случае самостоятельно правоприменителем исходя из особенностей конструкции состава преступления, характера совершённого деяния, применённых средств и способов причинения вреда охраняемым общественным отношениям.

Во многих случаях действия, входящие в объективную сторону состава преступления, могут совершаться в разных географических точках, каждая из которых, в принципе, может быть признана местом совершения преступления.

Исходя из того, что объективная сторона мошенничества, как и любого хищения, заключается в противоправном изъятии чужого имущества, а также в приобретении права на чужое имущество, местом совершения преступления является место изъятия чужого имущества (например, банк, банкомат, место жительства потерпевшего).

Например, «Л» находясь по месту проживания в интернет магазине приобрел мобильный телефон осуществив платеж, перечислив денежные средства.

В данном случае, с момента перечисления «Л» денежных средств злоумышленник приобрел право и возможность распорядиться деньгами по своему усмотрению, в связи с чем, обман и завладение чужим имуществом имели место по месту нахождения «Л», а поэтому выяснение места, где именно злоумышленник снял денежные средства, представляется излишним.

Таким образом, с целью избежания необоснованного перенаправления сообщений о мошенничествах между органами внутренних дел различных регионов России целесообразно возбуждать и расследовать уголовные дела именно по месту перечисления потерпевшим денежных средств.

Информация подготовлена прокуратурой Ленинского района города Севастополя    Российской Федерации

Читайте также:  На каком расстоянии от забора можно строить дом по закону: разрешенное расстояние в 2022 году

24.03.2017

Основан на практике, но не всегда учитывает закон

14 ноября Пленум ВС РФ рассмотрел проект постановления «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате», который состоит из 35 пунктов, регламентирующих применение норм уголовного закона в сфере экономических преступлений. После обсуждения документа было решено отправить его на доработку.

С момента предыдущего Постановления Пленума ВС РФ «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» прошло более 10 лет.

Усложнение форм и способов реализации гражданско-правовых отношений, законодательные изменения и вопросы практики применения новелл уголовного закона, касающихся ответственности за хищения, привели к необходимости разъяснений по наиболее проблемным составам мошенничества, присвоения и растраты.

Детальный разбор экономических преступленийПленум Верховного Суда представил проект разъяснения судебной практики по делам о мошенничестве, присвоении и растрате

В отличие от предыдущего постановления, в котором разъяснялись эти же вопросы, в представленном документе Верховный Суд стал больше основываться на правоприменительных выводах, нежели подчеркивать теоретические основы ответственности за хищение.

Это указывает на практическую направленность. Вместе с тем не учитывается уголовно-правовая теория, которую зачастую игнорируют суды и правоохранительные органы, из-за чего, в частности, мошенничество принято считать «резиновым» составом преступления.

Проект постановления можно разбить на два блока новшеств. Первые – уточнения ранее существовавших положений, а также их полное повторение, что порой оправданно. Вторые касаются специальных видов мошенничества.

Отдельные уточнения прежних положений необходимы (раскрытие признаков обмана, злоупотребления доверием, определение размера хищения и т.п.), поскольку они отражают наличие перенятых разъяснений ВС РФ, которые в свое время позволили добиться единообразия судебной практики. Кроме того, появились приятные уточнения.

Так, в п. 33 обращается внимание на определение «продолжаемости» мошенничества при выяснении стоимости предмета преступления.

ВС РФ указал: «В случае совершения нескольких хищений чужого имущества, общая стоимость которого образует крупный или особо крупный размер, содеянное квалифицируется с учетом соответствующего признака, если эти хищения совершены одним способом и при обстоятельствах, свидетельствующих об умысле совершить хищение в крупном или особо крупном размере». Такой подход отражает важность именно субъективного вменения и оценки направленности умысла, что зачастую игнорируется судами. В п. 1 указано, что «если обман не направлен непосредственно на завладение чужим имуществом, а используется только для облегчения доступа к нему, действия виновного в зависимости от способа хищения образуют состав кражи или грабежа».

Некоторые уточнения проекта постановления являются дискуссионными и не обладают необходимой полнотой.

Так, не нашло отражения положение о правилах квалификации хищения некоторых предметов. Не отнесена к мошенничеству подделка билетов денежно-вещевой и иной лотереи с целью сбыта или незаконного получения выигрыша (наследие советского постановления Пленума на эту тему), что является спорным. При этом п. 10 Постановления Пленума ВС РФ от 2007 г.

считаю целесообразным оставить: «Не образует состава мошенничества тайное хищение ценных бумаг на предъявителя, то есть таких ценных бумаг, по которым удостоверенное ими право может осуществить любой их держатель (облигация, вексель, акция, банковская сберегательная книжка на предъявителя или иные документы, отнесенные законом к числу ценных бумаг).

Содеянное в указанных случаях надлежит квалифицировать как кражу чужого имущества.

Последующая реализация прав, удостоверенных тайно похищенными ценными бумагами на предъявителя (то есть получение денежных средств или иного имущества), представляет собой распоряжение похищенным имуществом и не требует дополнительной квалификации как кража или мошенничество».

Кроме того, понятно исключение разъяснений по вопросам квалификации случаев хищения, сопряженного с «лжепредпринимательством». При этом такие составы, как незаконная предпринимательская деятельность и сбыт товаров, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей (ст. 171, 238 УК РФ), законодатель сохранил.

Более того, правила квалификации, закрепленные в п. 9 Постановления Пленума от 2007 г., можно было бы оставить и распространить на иные случаи охраны качества товаров – например, медицинских в ст. 238.1 УК РФ.

Напомню, в указанном пункте содержится положение о том, что в случае, если лицо осуществляет незаконную предпринимательскую деятельность и указанные действия связаны с производством, хранением или перевозкой в целях сбыта либо сбытом фальсифицированных товаров, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей, содеянное образует совокупность преступлений, предусмотренных соответствующими частями ст. 159 УК РФ с соответствующими составами.

Самыми спорными и принципиальными представляются разъяснения о моменте окончания мошенничества в безналичной форме и месте совершения мошенничества.

Относительно первого вопроса действующее сейчас постановление Пленума лаконично. В соответствии с положениями ст. 9, прим. 1 к ст. 158, ст.

159 УК РФ документ указывает, что «…преступление следует считать оконченным с момента зачисления этих средств на счет лица, которое путем обмана или злоупотребления доверием изъяло денежные средства со счета их владельца, либо на счета других лиц, на которые похищенные средства поступили в результате преступных действий виновного». Это уже устоявшаяся позиция.

Представленный же проект постановления исходит из двух вариантов разъяснения. Первая формулировка воспроизводит ранее существовавшую: «В указанных случаях преступление следует считать оконченным с момента зачисления похищенных денежных средств на счет (на банковский счет, оператору электронных денежных средств, оператору подвижной радиотелефонной связи и пр.

), контролируемый прямо или косвенно лицом, совершившим деяние, или лицом, в пользу которого совершено это деяние». Единственное – оценочная формулировка «“косвенное” контролирование счета» вызывает опасение, так как оставляет возможность безграничного расширения таких случаев правоприменителем.

Необходимо конкретизировать, как именно контролируется счет виновным – прямо или косвенно.

А вот вторая формулировка – это категорически недопустимое разъяснение.

В частности, предлагается определять момент окончания мошенничества в отношении денежных средств в безналичной форме моментом «изъятия денежных средств с банковского счета их владельца (для денежных средств, учитываемых без открытия банковского счета, – с момента уменьшения остатка электронных денежных средств), в результате которого владельцу безналичных денежных средств причинен ущерб».

Такой подход противоречит понятию хищения, так как само по себе изъятие не дает возможности пользоваться и распоряжаться чужим имуществом.

Складывается впечатление, что это вариант для оперативных служб.

Если в итоговом постановлении останется данное положение, то это изменит уголовно-правовую норму путем толкования ВС РФ, что явно необоснованно и увеличивает карательную составляющую ст. 159 УК РФ.

Теперь второй, самый дискуссионный момент – определение места совершения мошенничества. С одной стороны, это достижение.

Отсутствие такого разъяснения не только порождало проблемы квалификации на практике, но и влекло оценку полноценности и обоснованности обвинения, а также территориальной подследственности и подсудности.

Неверное определение места совершения преступления влечет колоссальные последствия, лишая подзащитного многих прав.

В п. 6 представленного документа Верховный Суд предлагает два возможных разъяснения: .

– «Местом совершения мошенничества, если предметом данного преступления являлись безналичные денежные средства, следует считать место фактического нахождения виновного лица в момент совершения действий, непосредственно направленных на обман владельца имущества или иного лица, либо в момент вмешательства в функционирование средств хранения, обработки или передачи компьютерной информации или информационно-телекоммуникационных сетей, вне зависимости от того, где зарегистрированы и (или) фактически находятся кредитные организации (их филиалы), иные организации, которыми осуществлялись безналичные расчеты. С учетом этого судам следует решать вопрос о территориальной подсудности уголовного дела. В случае невозможности установить место совершения указанных действий подсудность уголовного дела определяется по месту выявления преступления».

Или же: – «Местом окончания (возможно, терминологическая неточность и верно «совершения». – Прим. М.К.

) преступления, если предметом мошенничества являлись безналичные денежные средства, следует считать место нахождения банка (его филиала) или иной организации, в которых владельцем денежных средств был открыт банковский счет или велся учет электронных денежных средств без открытия счета.

С учетом этого судам следует решать вопрос о территориальной подсудности уголовного дела. В случае невозможности установить место окончания преступления подсудность уголовного дела определяется по месту выявления преступления, в том числе по месту нахождения потерпевшего, заявившего о совершенном в отношении него хищении безналичных денежных средств».

Обе формулировки являются неточными и носят спорный характер.

Так, неточность заключается в определении места совершения мошенничества местом выполнения последнего действия виновного лица, так как оно входит в объективную сторону состава преступления.

Преступление фактически обладает двумя моментами – юридического и фактического окончания. В первом случае это момент, с которого преступление считается оконченным исходя из положений уголовного закона, во втором – это момент совершения последнего из преступных действий.

С учетом признаков преступлений – в нашем случае мошенничества в отношении безналичных средств – данные моменты могут принадлежать к разным временным периодам.

Считаю, что местом совершения преступления должно признаваться место окончания его совершения, то есть место совершения последних действий, образующих объективную сторону состава преступления.

Вместе с тем в проекте постановления заключается, что в случае невозможности установить место совершения указанных действий подсудность уголовного дела определяется по месту выявления преступления, что в корне расходится с требованиями ст. 32 УПК РФ.

Если мы не установим при таком подходе место, мы определим момент окончания (если деньги переведены) по месту нахождения счета, используемого виновным или третьим лицом.

При неоконченном преступлении не нужно определять последнее действие виновного, можно положиться на место выявления преступления – такой подход облегчает работу правоохранителям, которые не будут стремиться соблюдать требования ст. 73, 171 УПК РФ.

Кроме того, неточность содержится в указании определения подсудности уголовного дела по месту нахождения потерпевшего при неустановлении места совершения преступления.

Но нахождение потерпевшего не может определять место совершения мошенничества, так как это не связано с конструкцией состава мошенничества и вдобавок противоречит УПК РФ. В ст.

31, 152 УПК РФ указаны варианты определения подследственности и подсудности уголовного дела, и связи этих процессуальных институтов с местом нахождения потерпевшего законодатель не предусматривает, за исключением п. 4.1 ст.

Читайте также:  Пропущен срок вступления в наследство: что делать и как восстановить сроки принятия в наследство?

152 УПК РФ, где речь идет о совершении преступления за пределами Российской Федерации. Кроме того, место нахождения потерпевшего не относится к объективной стороне мошенничества и не должно определять место совершения преступления.

На мой взгляд, невключение данных моментов позволит избежать негативных последствий и путаницы, ведь есть ситуации мошенничества не только с безналичными денежными средствами, а тут предлагаемые подходы уже неприменимы.

В числе позитивных новшеств следует отметить разъяснение признака утраты права на жилое помещение в ч. 4 ст. 159 УК РФ и раскрытие специальных видов мошенничества, но и тут есть спорные моменты.

Так, ВС РФ предлагает рассматривать мошенничество в сфере кредитования только при обмане кредитора относительно обстоятельств и условий выдачи заемных средств (п. 14 проекта), с чем можно согласиться. Однако возникает вопрос: почему ложность сведений относительно личности заемщика (как говорится в п.

15 проекта) уже является общим составом? В предлагаемом разграничении акцент делается на гражданско-правовой категории заемщика, который действует как легальный субъект при обращении к кредитору – лично или как представитель юридического лица. Данный подход отчасти обоснован, но ст. 159.

1 УК РФ не содержит таких положений, и ВС РФ фактически дает ограничительное толкование признакам состава, уменьшая сферу его применения, что представляется спорным. Полезнее было бы напомнить о разграничении ст. 159.1 и ст.

176 УК РФ, где также предусмотрено сообщение недостоверных сведений кредитору – банку от имени юридического лица. Для практики было бы более ценным разъяснение вопросов определения наличия умысла на хищение до займа или после принятия на себя обязательств.

Проект постановления содержит и другие дискуссионные моменты. Полагаю, после доработки в документ будут включены дополнительные разъяснения по многим вопросам.

Методические рекомендации по уголовному преследованию за совершение контрабанды

В результате изучения данной главы студент должен:

  • • знать формы и методы организации раскрытия и расследования контрабанды; методики ее раскрытия и расследования;
  • • уметь выявлять и расследовать контрабанду; устанавливать обстоятельства, способствующие совершению контрабанды; планировать и осуществлять деятельность по предупреждению и профилактике контрабанды; выявлять, давать оценку и содействовать пресечению коррупционного поведения;
  • • владеть швыками раскрытия, расследования и предупреждения контрабанды.

Криминалистическая характеристика контрабанды

Методические рекомендации по уголовному преследованию за совершение контрабанды — это система научных положений, технических приемов, методических правил, применяемых при раскрытии и расследовании данного преступления.

Контрабанда наличных денежных средств и денежных инструментов, алкогольной продукции и (или) табачных изделий, психотропных, сильнодействующих, ядовитых, отравляющих, взрывчатых веществ, радиационных источников и ядерных материалов, огнестрельного оружия, взрывных устройств, оружия массового поражения, средств его доставки представляет угрозу для экономической и общественной безопасности Российской Федерации.

  • Криминалистическая характеристика контрабанды — система взаимосвязанных обобщенных данных о наиболее типичных признаках способа, механизма, обстановки противоправных деяний и их последствий, объектах, взаимодействующих в процессе совершения контрабанды, особенностях личности виновного субъекта, времени и месте, типичных материальных и идеальных следах, а также других сторонах этого преступления, сведения о которых имеют практическое значение в решении задач борьбы с контрабандой.
  • В основе элементов криминалистической характеристики контрабанды лежат объективные процессы совершения и сокрытия данного преступного посягательства, определяющие закономерности отражения признаков содеянного в реальной действительности.
  • Способ незаконного перемещения контрабанды через таможенную или государственную границу — один из основных элементов ее криминалистической характеристики. К наиболее типичным способам совершения контрабанды относятся:
  • 1) перемещение предметов контрабанды через границу помимо таможенного контроля, т.е. вне определенных таможенными органами мест или вне установленного времени производства таможенного оформления;
  • 2) сокрытие предметов контрабанды от таможенного контроля, в том числе с использованием тайников либо других способов, затрудняющих их обнаружение, или придание одним предметам вида других.

Практике известны следующие способы сокрытия предметов контрабанды: заполнение ими пустот и полостей транспортных средств, емкостей багажа; закладка за внутреннюю обшивку вагонов, самолетов, вертолетов, в шины колес и между колесами автомобилей; в тюки шерсти и хлопка, в пустоты, созданные при складировании лесоматериалов, металлопроката, контейнеров; в естественные полости человека и др.;

  • 3) обманное использование документов или средств идентификации, т.е. представление таможенному органу документов: поддельных, недействительных, полученных незаконным путем, содержащих недостоверные сведения либо относящихся к другим предметам, а также использование поддельных средств идентификации;
  • 4) недекларирование и недостоверное декларирование объектов, перемещаемых через границу России или Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС, незаявление но установленной форме достоверных сведений либо заявление ложных сведений о предметах и их таможенном режиме.

Следующий элемент криминалистической характеристики контрабанды — предмет преступного посягательства.

Им могут быть объекты, перемещаемые через государственную или таможенную границу страны, которые по действующим нормативным правовым актам подлежат таможенному контролю, таможенной идентификации или декларированию.

Уголовная ответственность установлена за незаконное перемещение через таможенную границу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС только предметов, предусмотренных ст. 200.1, 226.1 и 229.1 УК РФ.

Статья 200.1 УК РФ устанавливает уголовную ответственность за незаконное перемещение через таможенную границу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС наличных денежных средств и (или) денежных инструментов, совершенное в крупном, а также в особо крупном размере либо группой лиц.

Под денежными инструментами надлежит понимать дорожные чеки, векселя, чеки (банковские чеки), а также ценные бумаги в документарной форме, удостоверяющие обязательства эмитента (должника) по выплате денежных средств, в которых не указано лицо, которому осуществляется такая выплата.

Статья 200.2 УК РФ устанавливает уголовную ответственность за незаконное перемещение через таможенную границу Таможенного союза алкогольной продукции и (или) табачных изделий в крупном размере, а также группой лиц по предварительному сговору, организованной группой и должностным лицом с использованием своего служебного положения.

Статья 226.

1 УК РФ устанавливает уголовную ответственность за незаконное перемещение через таможенную границу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС либо государственную границу РФ с государствами — членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС сильнодействующих, ядовитых, отравляющих, взрывчатых, радиоактивных веществ, радиационных источников, ядерных материалов, огнестрельного оружия, его основных частей (ствола, затвора, барабана, рамки, ствольной коробки), взрывных устройств, боеприпасов, оружия массового поражения, средств его доставки, иного вооружения, иной военной техники, а также материалов и оборудования, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения, средств его доставки, иного вооружения, иной военной техники, а равно стратегически важных товаров и ресурсов или культурных ценностей в крупном размере либо особо ценных диких животных и водных биологических ресурсов, принадлежащих к видам, занесенным в Красную книгу РФ и (или) охраняемых международными договорами РФ, их частей и производных.

Отягчающими вину обстоятельствами названы совершение контрабанды поименованных объектов должностным лицом с использованием своего служебного положения, применение насилия к лицу, осуществляющему таможенный или пограничный контроль, а также совершение этих деяний организованной группой.

Статья 229.

1 УК РФ устанавливает уголовную ответственность за незаконное перемещение через таможенную границу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС либо государственную границу РФ с государствами — членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС наркотических средств, психотропных веществ, их прекурсоров или аналогов, растений, содержащих наркотические средства, психотропные вещества или их прекурсоры, либо их частей, содержащих наркотические средства, психотропные вещества или их прекурсоры, инструментов или оборудования, находящихся под специальным контролем и используемых для изготовления наркотических средств или психотропных веществ.

Предусмотрены отягчающие вину обстоятельства при совершении контрабанды группой лиц по предварительному сговору, должностным лицом с использованием своего служебного положения и в отношении материалов, содержащих наркотики в значительном (ч.

2) или в крупном размере (ч. 3).

Часть 4 данной статьи предусматривает ответственность за контрабанду наркотических объектов в особо крупном размере, совершенную организованной группой, а также с применением насилия к лицу, осуществляющему таможенный или пограничный контроль.

Сведения о типичных личностных особенностях контрабандистов также относятся к основным элементам криминалистической характеристики контрабанды. Ее субъектом может быть и должностное, и частное лицо, гражданин Российской Федерации, лицо без гражданства, иностранец. Следственной практикой выявлено два основных типа контрабандистов: ситуативные и злостные.

Ситуативный контрабандист характеризуется временными отклонениями в общей положительной установке личности. Он совершает преступле-

ние вследствие создавшейся жизненной ситуации, под действием соблазна получить материальные блага или желания оказать кому-то услугу.

Злостный контрабандист представляет значительную общественную опасность, поскольку отличается ярко выраженной противоправной ориентацией корыстного характера.

Он действует только с прямым умыслом, по тщательно разработанному плану, глубоко анализирует и учитывает объективные и субъективные факторы и условия на границе, преследуя цель получить от предмета контрабанды максимальную прибыль.

Анализ следственной практики показывает, что более 75% злостных контрабандистов совершали преступления в составе организованных групп, причем на протяжении значительного времени.

Эти контрабандисты участвуют в коррумпировании представителей органов власти и управления, а также правоохранительных органов. Па пути к обогащению и достижению желаемых результатов они не останавливаются ни перед чем, в том числе перед насилием в отношении лица, осуществляющего таможенный или пограничный контроль.

Контрабанда, как правило, складывается из ее подготовки (выбора предмета посягательства, способа преступления, канала перемещения предметов и т.д.) и сокрытия объектов, незаконно перемещаемых через таможенную или государственную границу.

На всех ее стадиях остаются типичные следы, прежде всего материальные: на объекте, транспортном средстве, документах, оборудовании и т.п.

Возникают и идеальные следы в сознании очевидцев в связи с восприятием ими обстоятельств совершения контрабанды.

В содержание криминалистической характеристики входят сведения: о каналах незаконного перемещения предметов контрабанды через границу страны; типичных обстоятельствах обнаружения преступления; возможных связях контрабандиста или контрабанды с другими преступлениями (например, злоупотреблением служебными полномочиями должностным лицом государства, откуда контрабандный товар ввозился или куда он вывозился). Эти элементы криминалистической характеристики обычно имеют непосредственное отношение к задачам, решаемым в ходе расследования любого уголовного дела о контрабанде.

Читайте также:  Нуждаюсь в вашей помощи!

Семь дел, где применили постановление Пленума ВС о мошенничестве — новости Право.ру

Пластиковые карты распространяются все шире. Преступлений в этой сфере тоже становится больше. По какой статье их правильно квалифицировать, разъясняет Пленум Верховного суда в Постановлении № 48 от 30 ноября 2017 года «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате».

Например, если человек использовал чужую карту в банке, магазине, другой организации, это «мошенничество с использованием электронных средств платежа» – при условии, что он говорил сотрудникам, что это его собственная карта, или просто молчал. Самый «простой» состав такого мошенничества предусмотрен ч. 1 ст. 159.

3 УК и предусматривает в том числе лишение свободы до трех лет.

С решением районного суда оказался не согласен Верховный суд Удмуртии. Он напомнил о содержании п. 7 Постановления Пленума № 48. Согласно ему, использование чужой карты надо квалифицировать как мошенничество, если человек говорил сотрудникам магазина, что это его карта, или молчал, что она чужая.

Но первая инстанция не разобралась, как Килин расплачивался чужой картой, участвовали ли в этом продавцы и каким образом. Нужно было установить эти факты и определить, было ли это тайное изъятие или мошенничество, указывается в апелляционном определении № 22-528/2019.

С такими указаниями апелляция отправила дело на новое рассмотрение.

Похожую ошибку в другом деле исправил Калининградский областной суд. Там Сергей Кипайкин оплатил покупки и онлайн-игру чужой картой на 15 000 руб. Апелляция указала, что таким образом осужденный создал у продавцов впечатление, будто использует ее правомерно.

Фактически он обманул их, что имеет право расплачиваться картой. Поэтому областной суд переквалифицировал действия Кипайкина с кражи на мошенничество с использованием платежных карт. В итоге тот получил 1 год и 8 месяцев лишения свободы (дело № 22-1703/2018).

 

Где будут судить за мошенничество с картами

В п. 5 постановления Пленума говорится о мошенничестве с безналичными денежными средствами. Преступление считается оконченным тогда, когда деньги были списаны со счета, а их владелец потерпел ущерб.

Суды используют это разъяснение, когда определяют место совершения преступления и территориальную подсудность. Такой вопрос возник в деле В.

Добровольского, который, по мнению следствия, похитил деньги с банковского счета УМВД России по Новгородской области. Дело поступило в Новгородский районный суд.

Пленум ВС Как это работает: семь видов мошенничества в разъяснениях Пленума ВС

Но сторона защиты ходатайствовала о том, чтобы перенести рассмотрение дела в Дорогомиловский райсуд Москвы.

Адвокат указывал, что Добровольский действовал на территории Москвы и там же организовал дальнейшее движение полученных средств. Кроме того, большинство свидетелей находятся в Москве, обращала внимание защита.

Первая инстанция согласилась перенести рассмотрение дела в столицу, но апелляция оказалась другого мнения.

Как напомнил Новгородский областной суд, особенность хищения «безнала» в том, что оно считается оконченным уже в момент изъятия денег.

Это значит, что местом совершения мошенничества надо считать место нахождения банковского счета. В случае Добровольского – это Великий Новгород.

И нет разницы, где совершены предшествующие действия и где лицо распорядилось деньгами, указала апелляция в Постановлении № 1-206-22-400/2019.

Онлайн-переводы и компьютерные вмешательства

Похитить чужие средства можно и без карты, например, с помощью чужого «мобильного банка» или системы интернет-платежей, обманув владельца. Это кража, но если при этом виновный незаконно не влиял на программное обеспечение серверов, компьютеров или сами сети. Это разъясняет п. 21 Постановления № 48.

Эти разъяснения не учел суд первой инстанции, который квалифицировал действия А. Ербягина п. «г» ч. 3 ст. 158 УК («Кража с банковского счета, а равно в отношении электронных денежных средств»). Ербягин использовал «мобильный банк», чтобы переводить себе деньги с чужого счета. Сколько именно, из судебных актов вымарано, указано только, что «ущерб значительный». По п. «г» ч. 3 ст. 158 УК Ербягин получил два года лишения свободы. Но Красноярский краевой суд счел наказание слишком суровым и объяснил это в определении № 22-993/2019.

Апелляция решила, что осужденный совершил «простую» кражу в крупном размере, п. «в» ч. 2 ст. 158 УК. По ней санкции заметно меньше, чем по п. «г» ч. 3 этой же статьи.

Дело в том, что Ербягин пользовался «мобильным банком», но не вмешивался в работу программ, серверов и информационно-телекоммуникационных сетей.

Краевой суд убрал этот квалифицирующий признак из приговора и с учетом других смягчающих обстоятельств назначил подсудимому год исправительных работ с удержанием 10% зарплаты.

Компьютерное вмешательство имело место в другом уголовном деле, где судили продавца салона связи «Мегафон» Петра Зволя. С помощью переоформления счетов абонентов он вывел порядка 500 000 руб., принадлежавших «Мегафону».

Махинации он проводил в компьютерной базе лицевых счетов. Поэтому районный суд определил преступление как «мошенничество в сфере компьютерной информации» (ч. 1 ст. 159.6 УК). При этом первая инстанция отказалась дополнительно квалифицировать действия Зволя по ч.

3 ст. 272 УК («Неправомерный доступ к компьютерной информации с использованием служебного положения»). Районный суд объяснил свое решение тем, что Зволь использовал доступ к базе данных для реализации преступного намерения завладеть деньгами «Мегафона».

То есть эти действия и так входили в состав мошенничества.

Первую инстанцию поправил Самарский областной суд со ссылкой на п. 20 Постановления Пленума № 48. Там содержатся правила квалификации мошеннических действий, которые сопряжены с «неправомерным доступом к компьютерной информации или использованием вредоносных компьютерных программ». Это не только ст.

159 УК «Мошенничество», но и одна из трех специальных статей в зависимости от обстоятельств преступления: ст.

272 («Неправомерный доступ к служебной информации»), 273 («Создание, использование и распространение вредоносных компьютерных программ») или 274 УК («Нарушение правил эксплуатации средств хранения, обработки или передачи компьютерной информации и информационно-телекоммуникационных сетей»).

Апелляция сочла, что здесь требуется дополнительная квалификация. Все-таки продавец «Мегафона» неправомерно занимался модификацией охраняемой законом информации, за что предусмотрена ответственность ст. 272 УК, говорится в определении № 22-6541. В итоге дело направилось на пересмотр.

Хищение с подделкой: как квалифицировать

Если мошенник использовал подделки официальных документов, то преступление надо дополнительно квалифицировать по ч. 1 ст. 327 УК, указывается в п. 7 постановления Пленума.

По этому пункту наказание за «подделку официального документа, который предоставляет права или освобождает от обязанностей», предусматривает, в частности, принудительные работы или лишение свободы на срок до двух лет. Это в два раза меньше, чем санкция по ч.

2 этой статьи за «те же деяния, совершенные с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение».

Практика Верховный суд разбирался, кто вернет украденные с карты деньги

Первая инстанция не учла разъяснения ВС, когда оценивала действия Гуляйлы Омахановой в одном из уголовных дел. Директора ООО «Центр моды и дизайна» осудили за махинации при выкупе муниципального помещения у Махачкалы.

С помощью поддельных документов директор хотела «сбить» цену на 1 млн руб.

Она предъявила отчеты, которые подтверждали ремонт на эту сумму, хотя на самом деле никаких работ не проводилось, а подписи на бумагах оказались подделаны.

За это Омаханова получила 3,5 года условно (по совокупности за покушение на мошенничество в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК) и «подделку с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение» (ч. 2 ст. 327 УК). Верховный суд Республики Дагестан в целом поддержал приговор районного суда, но поменял квалификацию подделки на ч. 1 ст.

327 УК в соответствии с указаниями Пленума Верховного суда РФ. Это отразилось на итоге дела. Поскольку «дополнительное» преступление небольшой тяжести, то по нему уже успел закончиться двухлетний срок привлечения к ответственности. Поэтому ВС Дагестана освободил Омаханову от ответственности.

В апелляционном определении № 22-572 остались только 3 года условно за покушение на мошенничество.

Должностное преступление без должности

Чем отличается мошенничество с использованием служебных полномочий, разъясняет п. 29 Постановления Пленума № 51. В частности, его может совершить лицо, которое использует во вред свои «служебные полномочия, включающие организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции». 

Районный суд приговорил его к 2,5 годам в колонии общего режима и штрафам в общей сумме на 750 000 руб. Перепелкина признали виновным в уклонении от уплаты налогов (ч. 1 ст. 199 УК) и покушении на мошенничество в особо крупном размере с использованием своего служебного положения (ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК).

Как установило следствие, фактический руководитель ООО оформлял фиктивные поставки и пытался возместить из бюджета более 3 млн руб. НДС.

Первая инстанция решила, что Перепелкин совершил мошенничество с использованием служебного положения, потому что он распорядился учредить эту фирму и фактически управлял ею (бизнес был оформлен на родственницу лишь номинально).

Иного мнения оказался Оренбургский областной суд. Он применил более формальный подход. По документам осужденный в компании никто и никаких полномочий не имеет.

«Суд не указал в приговоре, какими служебными полномочиями был наделен Перепелкин и какие он использовал при совершении преступления», – излагается в определении № 22-680/2019.

Придя к таким выводам, апелляция уменьшила штраф на 250 000 руб. 

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector