Компанию не накажут за неуплату налогов, если виновен рядовой менеджер

Компанию не накажут за неуплату налогов, если виновен рядовой менеджер

Иллюстрация с сайта ГД

В Москве выездная проверка компании почти в 100 % случаев заканчивается возбуждением уголовного дела по налоговому преступлению против директора. Почему так происходит?

Примерно с 2018 года в Москве все материалы по итогу выездных налоговых проверок направляются в Главное следственное управление Следственного комитета по г. Москве.

В ГСУ анализируют результаты выездной налоговой проверки.

После этого дают конкретные указания о возбуждении уголовного дела, проведении необходимых следственных действий, сроках их проведения и направляют все материалы в следственные комитеты по округам г. Москвы.

Конечно, следователи по округам подчиняются своим руководителям из Главного следственного управления и возбуждают уголовные дела. Таким образом, следователи на местах лишены процессуальной возможности отказать в возбуждении уголовного дела.

Заметим, что с октября 2014 года по 2018 год ситуация была иной: следователи намного чаще принимали решение об отказе в возбуждении уголовного дела по налоговым статьям.

За что и на сколько могут посадить директора?

Компанию не накажут за неуплату налогов, если виновен рядовой менеджер

Это исчерпывающий перечень налоговых составов в Уголовном кодексе РФ. Однако директора компании могут привлечь к уголовной ответственности не только по этим статьям, но и по статье 159 УК «Мошенничество».

За мошенничество привлекают, например, при возмещении НДС из бюджета, если это возмещение было признано незаконным.

Как конкретно совершаются налоговые преступления?

Статья 199 УК указывает, как именно компании уклоняются от уплаты налогов:

  • Не предоставляют в налоговую декларацию, расчёт или иные документы, которые они должны предоставлять в соответствии с НК РФ.
  • Включают в налоговую декларацию или расчёт заведомо ложные сведения.

Что такое иные документы? Это выписки из книги продаж, из книги учёта доходов, расходов и хозяйственных операций, расчёты по авансовым платежам, годовые отчёты о деятельности иностранной организации, документы, подтверждающие право на налоговые льготы.

Что такое заведомо ложные сведения? Например, если компания выполняет какие-либо работы своими силами, но в первичных документах указывает, что эти работы были выполнены контрагентом. А значит, компания может вычесть НДС и учесть расходы при исчислении налога на прибыль организаций. Это и есть заведомо ложные сведения.

Как налоговая выявляет уклонение от уплаты налогов?

Во время камеральных и выездных налоговых проверок. В эти детали мы сейчас углубляться не будем. Обратим внимание на сроки. Если выявлена недоимка, инспекторы выставляют требования об уплате налогов:

  • два месяца отводится бизнесу на оплату по требованию из инспекции;
  • 10 дней есть у налоговой, чтобы передать информацию в следственный комитет, если компания не оплатила недоимку;
  • месяц есть у следственного комитета на проведение доследственной проверки и решения вопроса о возбуждении уголовного дела;
  • два месяца есть на то, чтобы расследовать уголовное дело. Однако на практике эти сроки не соблюдаются и расследование дела может занять и полгода, и год.

На практике с начала выездной налоговой проверки до приговора проходит примерно 2,5–3 года.

Может ли Следственный комитет как-то по-другому получить информацию о совершенном налоговом преступлении?

Да, может.

Информацию о совершённом налоговом преступлении в Следственный комитет может передать полиция . Но как она сама узнаёт об этом? Полиция проводит оперативно-разыскные мероприятия, ревизии и, если есть основания считать, что совершено налоговое преступление, передаёт информацию в Следственный комитет.

Иногда материалы для уголовного дела против директора выделяются из других уголовных дел.

Типичная ситуация: накрыли обнальную контору, возбудили дело по статье 172 УК РФ «Незаконная банковская деятельность». Изучили, какие компании направляли деньги на счета обнальной конторы.

И начали прорабатывать эти компании — вызывать руководителей на допросы, изучать связи с другими контрагентами и так далее.

Если Следственный комитет придёт к выводу, что сумма неуплаченных налогов достаточна для возбуждения уголовного дела по налоговой статье, то дело будет возбуждено.

Недовольный сотрудник написал заявление о том, что компания платит серые зарплаты. Написать могут в прокуратуру, в полицию, в Госинспекцию по труду, в налоговую. Любой из этих органов, скорее всего, переадресует сообщение в Следственный комитет, так как налоговые преступления в его компетенции, и он начнёт собирать информацию для возбуждения уголовного дела.

За какую сумму директора могут привлечь к уголовной ответственности по налоговой статье?

Представим, что компания перевела фирме-однодневке 8 млн руб. с НДС за некие услуги. При этом компания:

  • засчитала эти 8 млн как расходы при исчислении налога на прибыль;
  • применила вычет с входящего НДС.

Какую сумму доначислит налоговая по результатам налоговой проверки, если вскроется, что контрагентом является компания-однодневка?

  • НДС на 1 220 338 руб. (8 000 000/118 * 18). Ведь операции, в связи с которой компания применила вычет по НДС, на самом деле не было.
  • Налог на прибыль — 1 355 932 ((8 000 000 — 1 220 338) * 20 %).
  • Штраф: 1 030 508 — ((1 220 338 1 355 932) * 40 %). Складываем сумму уплаченных НДС и налога на прибыль и высчитываем из неё 40 %.

Штраф 40 % от неуплаченных налогов накладывается, если неуплата была умышленной — это обязательное условие возбуждения уголовного дела. Если компания не заплатила налоги потому, что бухгалтер ошибся или не знал, что компания должна их заплатить, то состава преступления нет.

Умысел на неуплату — важнейшее условие возбуждения уголовного дела против директора

Все налоговые преступления совершаются с прямым умыслом. Это когда топ-менеджеры компании:

  • осознавали, что они не платят налоги, хотя по закону обязаны заплатить;
  • понимали, что они нарушают закон;
  • осуществляли действия, направленные на неуплату налогов.

Что такое действия, направленные на неуплату налогов? Создание компаний-однодневок и последующая работа с ними, искусственное дробление бизнеса без наличия деловой цели, неоформление части сотрудников в штат, чтобы не платить за них страховые взносы И так далее.

Перед Следственным комитетом и налоговой стоит задача доказать, что налоги были не уплачены умышленно. В таком случае налоговая сможет выставить штраф 40 %, а у Следственного комитета появится возможность возбудить уголовное дело. Как на практике доказывается умысел? С помощью процедур, описанных в УПК и Налоговом кодексе, таких как:

  • снятие свидетельских показаний;
  • обыск в офисе;
  • выемка;
  • истребование документов у самой компании и её контрагентов;
  • запросы в банк;
  • проведение финансово-бухгалтерских экспертиз.

Классический пример: налоговая или следователи изъяли компьютер компании и нашли там документацию от имени спорного контрагента. Свойства файла указывают на то, что он был составлен сотрудниками проверяемой компании, а значит, контрагент фиктивен и налоги не были уплачены умышленно. Ведь фиктивный документооборот создаётся только умышленно.

Налоговая и Следственный комитет ещё в 2017 году выпустили совместное письмо, посвящённое доказыванию умысла на совершение налогового преступления.

Всегда ли директор несёт ответственность, если компания не заплатила налоги?

Нет, не всегда.

У директора свои обязанности, а у главного бухгалтера свои. Если директор не занимается бухгалтерией и в силу должностных обязанностей не выбирал контрагентов, которые оказались сомнительными, то его очень трудно обвинить в неуплате налогов.

Суды учитывают этот момент и изучают, в чьи обязанности входит подготовка и предоставление деклараций, а также выбор контрагентов.

В нашей практике есть случаи, когда налоговая пришла с выездной проверкой в компанию и доначислила более 50 млн руб. Против директора возбудили уголовное дело по части 2 статьи 199 УК РФ. Причина — связь компании с фирмами-однодневками, из-за чего, по мнению следователей и налоговой, налогоплательщик не доплатил налоги.

Однако нам удалось доказать, что директор не виноват, и добиться прекращения уголовного дела. Ранее он уже обращался к нам за услугой комплексной защиты директора, благодаря чему в компании действовали:

  • Положение о договорной работе.
  • Положение о должной осмотрительности.
  • Положение о выборе контрагентов и другие документы.

В нашем случае директор не выбирал контрагентов. Он контактировал лишь с контрагентами-заказчиками, а не поставщиками. Поставщиков искали и проверяли другие сотрудники компании. Поэтому директор не мог нести никакой ответственности за то, что некоторые контрагенты оказались сомнительными.

Что делать, если уголовное дело по налоговой статье против директора уже возбуждено?

Если уголовное дело уже возбуждено, то к защите ваших интересов необходимо привлекать опытных специалистов-адвокатов, специализирующихся на налогах. Именно они должны проанализировать ситуацию, оценить риски и проработать дальнейшую тактику действий и линию защиты.

Для этого могут быть допрошены свидетели, представлены документы, в том числе подтверждающие реальность сделки, проявление должной и коммерческой осмотрительности, проведён финансовый анализ результатов спорных сделок, а также использованы процессуальные основания для признания ряда доказательств недопустимыми. Как показывает практика, данные действия может осуществить лишь практикующий в данной сфере адвокат.

Выводы

Почти любая выездная налоговая проверка приводит к возбуждению уголовного дела против директора компании.

В Уголовном кодексе есть несколько составов налоговых преступлений. В случае возмещения НДС из бюджета дело может быть возбуждено по ст. 159 УК РФ — «Мошенничество».

Налоговые преступления относятся к подследственности Следственного комитета. Этот орган может получать информацию о налоговом преступлении из разных источников, но обычно от налоговой, которая провела налоговую проверку и выявила нарушения. Также информация может поступать от полиции или граждан, написавших заявление о налоговых нарушениях компании.

Если уголовное дело уже возбуждено или идёт доследственная проверка, то лучше привлечь опытного адвоката, который поможет выбрать тактику защиты и знает нюансы процессуального законодательства.

Возможные риски привлечения к ответственности руководителя юридического лица за неуплату налогов, начисленных по результатам выездной налоговой проверки организации

Компанию не накажут за неуплату налогов, если виновен рядовой менеджер

  • Юлия Шестова
  • Специалист по налогам и налогообложению компании RUS TAX CONSULTING
  • специально для ГАРАНТ.РУ

Должностные лица налоговых органов нередко обращаются в суды с исками к директорам компаний о возмещении ущерба, причиненного государству преступлением.

В результате чего стали возникать споры о законности привлечения руководителя юридического лица к имущественной ответственности по налоговым долгам этого лица, которые образовались в результате противоправных действий руководителя.

Истцами по гражданскому иску могут выступать налоговые органы (пп. 14 п. 1 ст. 31 Налогового кодекса), а в качестве гражданского ответчика может быть привлечено физическое или юридическое лицо, которое согласно законодательству (ст. 1064 Гражданского кодекса и 1068 ГК РФ) несет ответственность за вред, причиненный преступлением (ст. 54 Уголовно-процессуального кодекса).

Их требования, как правило, основываются на положениях ст. 1064 ГК РФ, а также на разъяснениях, сделанных в Постановлении Пленума ВС РФ от 28 декабря 2006 г. № 64, в Постановлении Пленума ВАС РФ от 30 июля 2013 г. № 62.

И те, и другие считают, что налоговая задолженность, образовавшаяся по вине руководителя, является ущербом, причиненным бюджету РФ, а нести ответственность и возмещать такой ущерб должен руководитель юридического лица.

До 2017 года судебная практика по данному вопросу складывалась неоднозначно.

В большинстве случаев вину ответчика доказывало только обвинительное заключение по уголовному делу.

Например, Апелляционное определение Волгоградского областного суда от 26 февраля 2015 г. по делу № 33-2447/2015, Постановление Президиума Верховного Суда Республики Башкортостан от 14 января 2015 г. по делу № 44у-616/2014, 4У-3570/2014.

  1. Во всех приведенных примерах имел место приговор суда по УК РФ, в котором признана вина руководителя в совершении налогового преступления.
  2. С физического лица взыскивается не налоговая задолженность, а ущерб, причиненный его действиями бюджету государства.
  3. Однако в некоторых судебных решениях было отказано в удовлетворении требований об обязанности руководителя возместить ущерб, причиненный бюджету РФ организацией, руководимой данным лицом, если его вина не установлена соответствующим приговором, например из-за истечения срока исковой давности в возбуждении уголовного дела.

Например, в Апелляционном определении Верховного суда Республики Адыгея от 23 декабря 2014 г. по делу № 33-1603/2014 из-за истечения срока давности уголовного преследования в возбуждении уголовного дела в отношении руководителя организации отказано.

Читайте также:  Договор дарения автомобиля ОБРАЗЕЦ

Вступившим в силу приговором суда лицо не признано виновным в совершении преступления, предусмотренного п. 1 ст. 199.1 Уголовного кодекса. Постановление следователя об отказе в возбуждении уголовного дела не имеет силы приговора суда и не может быть основанием для признания директора виновным в совершении преступления.

Поэтому мнение налоговой инспекции о совершении указанным лицом преступления, предусмотренного п. 1 ст. 199.1 УК РФ, и наличии в силу ст. 1064 ГК РФ законного основания для возмещения вреда (причиненного из-за совершения преступления) является ошибочным, построенным на неправильном толковании норм материального закона

В Апелляционном определении Красноярского краевого суда от 14 января 2015 г.

№ 33-261/2015, А-30 указано, что ввиду наличия постановления об отказе в возбуждении уголовного дела вина физического лица в совершении налогового преступления не была установлена.

Это в свою очередь, предполагает, что ответственность за действия работника в силу ст. 1068 ГК РФ должна быть возложена на работодателя, то есть организацию.

Аналогичные выводы в схожих обстоятельствах сделаны в Апелляционном определении Пермского краевого суда от 17 декабря 2014 г. по делу № 33-11176/2014.

Кроме того, имели место и суды, свидетельствовавшие о том, что в отсутствие обвинительного приговора на руководителя может быть возложена ответственность за неуплату юридическим лицом налогов. Данный вывод отражен, например в Апелляционном определении Свердловского областного суда от 19 августа 2015 г. по делу № 33-11889/2015.

В конце 2016 года вышло в свет Определение ВС РФ от 22 ноября 2016 г.

№ 58-КГПР16-22: «вывод о том, что вина физического лица в причинении государству ущерба приговором суда не установлена, не может являться основанием к отказу в удовлетворении исковых требований о взыскании ущерба, причиненного преступлением. Постановление о прекращении уголовного дела являлось одним из доказательств по делу и подлежало оценке наряду с другими доказательствами в их совокупности».

Согласно новой позиции если в рамках уголовного дела суд по причине истечения срока исковой давности не вынес обвинительный приговор руководителю компании, налоговые органы вправе предъявить ему гражданский иск о взыскании неуплаченных компанией налогов.

Кроме того, до появления данного Определения ВС РФ применение ст. 1064 ГК РФ ограничивалось в основном случаями ликвидации должника при отсутствии или недостаточности имущества (при банкротстве). Теперь же складывается следующая позиция: ущерб бюджету возник уже в момент неуплаты налога. Возможность или невозможность взыскания недоимки не отменяет того, что ущерб уже был нанесен.

C 30 ноября 2016 года вступили в силу отдельные положения Федерального закона от 30 ноября 2016 г. № 401-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую НК РФ и отдельные законодательные акты РФ».

Этим законом, в частности, внесены поправки в ст. 45 НК РФ.

Теперь у налоговой службы появилась возможность взыскать недоимку с генерального директора организации не только прибегнув к субсидиарной ответственности посредством возбуждения в отношении него уголовного дела, но и когда физ. лицо получает от фирмы деньги или иное имущество.

В соответствии с новой редакцией, в частности, в абз. 8 и абз. 9 пп. 2 п. 2 ст. 45 НК РФ:

  • «Взыскание налога в судебном порядке производится:
  • в целях взыскания недоимки, возникшей по итогам проведенной налоговой проверки, числящейся более трех месяцев:
  • если налоговым органом в указанных случаях будет установлено, что перечисление выручки за реализуемые товары (работы, услуги), передача денежных средств, иного имущества производятся лицам, признанным судом иным образом зависимыми с налогоплательщиком, за которым числится недоимка.
  • При применении положений настоящего подпункта взыскание может производиться в пределах поступившей основным (преобладающим, участвующим) обществам (предприятиям), зависимым (дочерним) обществам (предприятиям), лицам, признанным судом иным образом зависимыми с налогоплательщиком, за которым числится недоимка, выручки за реализуемые товары (работы, услуги), переданных денежных средств, иного имущества».

В отношении физ. лиц эта норма только начинает применяться и практика пока не сложилась. Однако представление о том, как это будет происходить, можно получить на основании существующей практики взыскания недоимки с юридических лиц, на которых переведен бизнес.

Определение понятия «взаимозависимые лица» содержится в п. 1 ст. 105.1 НК РФ.

Например, взаимозависимыми лицами признаются организации в случае, если одна организация прямо и (или) косвенно участвует в другой организации и доля такого участия составляет более 25 процентов.

Однако судьи могут учесть любые обстоятельства, имеющие, по их мнению, значение для определения взаимозависимости лиц (влияющей на результаты сделки), не ограничиваясь обстоятельствами, прямо поименованными в налоговых нормах. Подобная свобода действий судей обусловлена принципами самостоятельности судебной власти и справедливого, независимого, объективного и беспристрастного правосудия (ст. 10 и ст. 120 Конституции РФ).

В Письме ФНС России от 19 декабря 2016 г. № СА-4-7/[email protected](обзор судебной арбитражной практики по вопросу взыскания недоимки с зависимых лиц) рассмотрены судебные дела по признанию организаций иным образом зависимыми. В частности, такими критериями могут быть:

  • регистрация нового юридического лица в период выездной проверки прежнего лица;
  • тождественность фактических адресов, телефонных номеров, информационных сайтов в Интернете, видов деятельности. Речь идет о возможном дроблении бизнеса. Постановление АС Уральского округа от 13 июля 2016 г. № Ф09-7468/16, АС Волго-Вятского округа от 29 июня 2016 г. № Ф01-2396/2016;
  • общий IP-адрес компьютера (в частности, отправка отчетности или подключение к системе «Клиент-банк» с одного адреса) Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 15 сентября 2014 г. № Ф09-5679/14, Западно-Сибирского округа от 14 июля 2016 г. № Ф04-3121/2016;
  • перевод активов, клиентов, денежных потоков и трудовых ресурсов на вновь созданную организацию;
  • общество является единственным источником доходов котрагента (Определение Верховного суда от 27 ноября 2015 г. № 306-КГ-7673 по делу № А12-24270/2014.
  • формальный документооборот;
  • один и тот же руководящий состав (директор, главный бухгалтер, руководители подразделений и т. д.);
  • обнаружение в одном офисе, например, при выемке документов и предметов, печатей и документов зависимых лиц. Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 19 июня 2014 г. № Ф07-3417/2014;
  • общие сотрудники компании и контрагента. Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 16 февраля 2016 г. № Ф04-28821/2015;
  • счета в одном банке. Постановление АС Центрального округа от 28 июля 2016 г. № Ф10-2565/2016;
  • дружба, знакомство, родство. Другой вопрос, каким образом ее выявить? Например, при проведении процедуры допроса свидетеля. Или по одинаковому адресу прописки, по запросам в органы ЗАГС и т.д.

Кроме того, в данном письме ФНС еще сделан вывод, что признание банкротом налогоплательщика-должника, а также ликвидация юридического лица не могут влиять на применение пп. 2 п. 2 ст. 45 НК РФ.

Существенное значение для формирования правоприменительной практики имеют выводы, изложенные в определении Верховного Суда Российской Федерации от 16 сентября 2016 г. № 305-КГ16-6003 по делу № А40-77894/15.

Суд пришел к выводу, что в случае, когда поведение Обществ объективно носит зависимый друг от друга характер, отсутствие признаков субъективной зависимости между данными организациями, в том числе, по указанным в п. 2 ст. 105.

1 НК РФ критериям участия в капитале и (или) осуществления руководства деятельностью юридического лица, не исключает возможность применения п. 2 ст. 45 НК РФ.

Анализ судебной практики показал, что обстоятельства, с которыми суды связывают отказ в удовлетворении заявленных требований налогового органа, заключаются в следующем:

  • лица не являются взаимозависимыми по гражданскому законодательству, а также налоговым органом не представляются доказательства иной зависимости данных лиц;
  • отсутствуют доказательства намеренного уклонения налогоплательщика от уплаты налогов;
  • отсутствуют доказательства целенаправленного перевода налогоплательщиком выручки на счета лиц, которые могут быть признаны зависимыми с налогоплательщиком;
  • отсутствуют доказательства того, что налогоплательщик не имеет возможность самостоятельно погасить образовавшуюся задолженность.

Таким образом, вносимые в законодательство о налогах и сборах изменения, позиции финансовых ведомств, складывающаяся на сегодняшний день судебная практика, свидетельствует о том, что у налоговых органов все больше и больше возможностей по взысканию недоимки, полученной по результатам налоговой проверки.

Директор под прицелом: взыскиваем убытки за неуплату налогов — новости Право.ру

Существует как минимум три способа заставить топ-менеджмент фирмы отвечать за неуплату налогов: гражданский иск о возмещении ущерба в уголовном деле, привлечение к «субсидиарке» и взыскание убытков. В первом случае деньги присуждают бюджету, в остальных – самой компании.

Если о риске «субсидиарки» или о гражданском иске в уголовном деле отлично известно, то об угрозе взыскания убытков управленцы часто забывают. Вместе с тем и без того внушительное количество таких дел с годами только растет, замечает партнер АБ Федеральный рейтинг.

группа Антимонопольное право (включая споры) группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Комплаенс группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Международный арбитраж группа Морское право группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Рынки капиталов группа Санкционное право группа Семейное и наследственное право группа Страховое право группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Транспортное право группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Уголовное право группа Фармацевтика и здравоохранение группа Финансовое/Банковское право группа Частный капитал группа Экологическое право группа Банкротство (включая споры) (high market) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Интеллектуальная собственность (Защита прав и судебные споры) группа Интеллектуальная собственность (Регистрация) группа Международные судебные разбирательства группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Природные ресурсы/Энергетика группа Цифровая экономика группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) 1место По выручке 1место По выручке на юриста (более 30 юристов) 1место По количеству юристов Профайл компании
Вера Рихтерман.

Читайте также:  Ходатайство о переквалификации обвинения на неоконченное преступление

Убытки с директора за неуплату налогов собственники компании, как правило, взыскивают до банкротства предприятия. Такое право у них появляется после вступления в силу решения налогового органа.

Давид Кононов, руководитель практики «Сопровождение процедур банкротства» юридической компании Федеральный рейтинг.

группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Семейное и наследственное право группа Цифровая экономика группа Банкротство (включая споры) (high market) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (mid market) группа Трудовое и миграционное право (включая споры) 6место По количеству юристов 17место По выручке 22место По выручке на юриста (более 30 юристов) Профайл компании

Впрочем, этот же механизм применяется и в делах о несостоятельности, если налоговые доначисления и штрафы не стали причиной банкротства фирмы. А если все же стали, то руководителю грозит уже «субсидиарка» в размере всех непогашенных требований, поясняет Рихтерман.

Кто может требовать, а кому придется отвечать

Круг лиц, с которых можно взыскать убытки за неуплату налогов, фактически не ограничен, говорит Никита Саттаров из ПБ Федеральный рейтинг. группа Банкротство (включая споры) (high market) 25место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 45место По выручке Профайл компании
.

  • единоличный исполнительный орган – директор, президент, управляющая компания;
  • участники коллегиальных органов управления – члены совета директоров, правления, дирекции, наблюдательного совета;
  • лицо, которое может определять действия компании.

Ст. 53.1 ГК.

То есть убытки за налоговые доначисления можно взыскать с любого, кто может принимать управленческие решения, резюмирует руководитель практики банкротства юрфирмы Федеральный рейтинг.

группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Банкротство (включая споры) (high market) группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Цифровая экономика группа Антимонопольное право (включая споры) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Семейное и наследственное право группа Транспортное право группа Фармацевтика и здравоохранение группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Частный капитал группа Уголовное право
Станислав Петров. «Ответственность за налоговые правонарушения, как правило, переходит на директоров компаний, с которых и взыскиваются подобные убытки», – замечает Рихтерман. 

Но бывают и исключения. Так, в деле о банкротстве «Уральского завода горячего цинкования» за неуплату налогов пришлось отвечать как руководителю Денису Асееву, так и учредителю предприятия Александру Меньшенину. Инспекция установила, что общество уклонялось от перечислений в бюджет с помощью фиктивных договоров. Заводу доначислили почти 8 млн руб.

налогов, почти 3 млн руб. пеней и штрафов. В налоговом правонарушении, как указал 17-й ААС, участвовали директор и учредитель, который фактически управлял предприятием на основе доверенности. Пени и штрафы суд признал убытками завода и взыскал 20% от суммы с Асеева, а 80% – с Меньшенина. Решение апелляции устояло в окружном суде (№ А60-56055/2014).

 

Если фирма не находится в банкротстве (ст. 65.2–65.3 ГК):

  • участники или акционеры общества;
  • директор или управляющая компания. Например, к бывшему руководителю или участникам коллегиальных органов;
  • члены органов управления. Например, к гендиректору или фактически контролирующим лицам.

Если в отношении компании есть дело о несостоятельности, попытаться взыскать убытки за неуплату налогов могут и арбитражный управляющий, конкурсные кредиторы и налоговый орган (ст. 61.20 ФЗ «О банкротстве»).

Что нужно доказать и как это сделать

По закону топ-менеджер несет ответственность, если, исполняя свои полномочия, он действовал недобросовестно или неразумно (ст. 53.1 ГК). Именно это и должен доказать истец, чтобы его требования удовлетворили. Есть ряд случаев, когда «порочность» поведения руководителя предполагается.

  • действовал при конфликте интересов и не сообщил об этом. Например, руководитель от имени фирмы совершил сделку, в которой был лично заинтересован;
  • скрыл от участников компании достоверную информацию о сделке;
  • совершил сделку без необходимого одобрения;
  • после увольнения не передал юрлицу документы об обстоятельствах, из-за которых у фирмы возникли проблемы;
  • действовал в ущерб интересам компании, о чем знал или должен был знать. Например, заключил заведомо невыгодную сделку или сделку с фирмой-однодневкой.

Источник: Постановление Пленума ВАС РФ от 30 июля 2013 г. № 62.

  • принял решение и не учел известную ему информацию, которая в той ситуации имела значение;
  • до принятия решения не попытался получить необходимые для этого сведения;
  • совершил сделку без обычных для своей компании процедур. Например, не согласовал ее с юротделом или бухгалтерией.

Источник: Постановление Пленума ВАС РФ от 30 июля 2013 г. № 62.

Так, в деле № А40-16650/2015 ЗАО «Компания Интерспортстрой» удалось взыскать более 4 млн руб. убытков со своего бывшего гендиректора Александра Качнунникова. АСГМ установил, что истец от лица общества совершал сделки с фирмами-однодневками и перечислял им деньги без встречного предоставления. Благодаря таким сделкам «Компания Интерспортстрой» получала необоснованную налоговую выгоду.

Она уменьшала налог на прибыль с помощью включения в расходы платежей спорному контрагенту, а также завышала вычеты по НДС. Когда эти схемы стали известны налоговой, обществу доначислили налоги и пени. Качнунников вел себя недобросовестно, потому что знал или должен был знать, что заключение таких сделок не отвечает интересам общества, указал суд. Вышестоящие инстанции с ним согласились.

Отвечать за неуплаченные налоги пришлось и бывшей руководительнице ООО «Квант-НН» Анне Фадеевой. В деле о банкротстве компании первая инстанция установила, что Фадеева вела себя недобросовестно. Она занижала налогооблагаемую базу с помощью искажения документации.

За это обществу доначислили налоги, пени и штрафы. Первая инстанция взыскала с Фадеевой 1,8 млн руб. убытков. Апелляция с ней согласилась, но первая кассация решения нижестоящих судов отменила.

Точку в деле поставил Верховный суд, который согласился с взысканием и отменил решение окружного суда (№ А43-15211/2014).

Но доказать недобросовестность топ-менеджера удается не всегда (например, дело № А66-20304/2018). Суд отказался взыскивать с экс-гендиректора ОАО «Вышневолоцкий МДОК» Геннадия Филатова 5,3 млн руб. убытков, которые, по мнению истца, возникли из-за недобросовестных и неразумных действий руководителя.

Проверив компанию, налоговая установила, что с одним из своих контрагентов предприятие не вело реальных отношений, хотя налоговые вычеты по сделкам с ним заявляло. Обществу доначислили НДС, а также взыскали с него пени и штраф. Заявитель настаивал, что в таком невыгодном исходе виноват руководитель.

Филатов знал, что сделки со спорным контрагентом могут привести к неблагоприятным последствиям для фирмы, настаивал истец. Но суд с ним не согласился: в деле нет доказательств того, что гендиректор знал или должен был знать о нереальности отношений с проблемным партнером.

Нет и свидетельств, что Филатов участвовал в разработке схем уклонения от налогов, указал АС Тверской области и отклонил иск. Это решение устояло в вышестоящих инстанциях (№ А66-20304/2018).

Чтобы взыскать с управленца деньги, кроме «порочности» его действий нужно доказать сам факт возникновения убытков и их размер. Сделать это не так сложно. Свидетельством может служить решение налогового органа о привлечении фирмы к ответственности и доначислении налогов, говорит Рихтерман.

Куда больше проблем обычно возникает с подтверждением причинно-следственной связи между действиями руководителя и возникновением убытков, комментирует еще один обязательный элемент доказывания Петров. Обосновать такую связь можно. Например, указать, что в компании неправильно осуществлялся документооборот, из-за чего нарушилось ее функционирование, подсказывает эксперт.

Что входит в состав убытков

По общему правилу топ-менеджер обязан возместить убытки в размере штрафов и пеней, говорит Петров. О том, возможно ли взыскать с директора суммы доначислений, мнения судов расходятся.

Например, в деле № А75-14978/2016 АС Западно-Сибирского округа ответил на этот вопрос отрицательно и посчитал, что обязательства по уплате налогов не являются убытками фирмы: компания в любом случае заплатила бы эти деньги в бюджет, если бы изначально соблюдала закон.

В другом деле суд, напротив, взыскал с топ-менеджера сумму недоимки (№ А29-7590/2019).

Как указал 2-й ААС, доначисления у компании возникли, потому что руководитель заключил сделки с непроверенными контрагентами – фирмами-однодневками. Вышестоящие инстанции с апелляцией согласились.

К аналогичному выводу пришел 18-й ААС в деле № А76-16015/2018 и включил в состав убытков налоговую недоимку. Решение устояло в первой кассации и Верховном суде.

Советы руководителю: как отбиться от иска

На первый взгляд может показаться, что отличный аргумент в пользу топ-менеджера – одобрение спорной сделки акционерами компании или членами ее коллегиального органа. Но на практике такая ссылка вряд ли поможет руководителю.

Кого могут признать исполнителем налогового преступления, а кого пособником

Уголовный кодекс устанавливает ответственность за неуплату налогов в крупном и особо крупном размере, за неисполнение налоговым агентом обязанностей и за сокрытие денег, за счет которых должны взыскиваться налоги (ст. 198, 199, 199.1, 199.2 Уголовного кодекса).

Привлечь к уголовной ответственности можно только физлицо (ст. 199 УК РФ, постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.04.08 № 17АП-2441/2008-АК). В частности, руководителя организации, главного бухгалтера или бухгалтера рангом пониже, а также финансового директора, юриста, менеджера и т. д. (п. 6 и 7 постановления Пленума Верховного суда от 28.12.06 № 64).

Кто из должностных лиц чаще всего подстрекатель, а кто – исполнитель

Соучастники преступления различаются в зависимости от своей роли – организатор, исполнитель, подстрекатель и пособник (ст. 33 УК РФ). Эти статусы показывают степень вины и определяют строгость наказания.

Мы расположили их в порядке убывания вины, хотя такая градация носит чисто субъективный характер. В частности, к реальному лишению свободы за совершение налогового преступления обычно приговариваются (если вообще приговариваются) лишь организаторы и исполнители.

Читайте также:  Больничный лист работающим пенсионерам старше 65 лет в карантин: как получить, кому придется вернуть выплаты

Остальные отделываются условными сроками, штрафами и лишением права занимать определенные должности.

Исполнитель. Им признается лицо, непосредственно совершившее преступление либо самостоятельно, либо совместно с кем-то. Как показывает практика, исполнителями налоговых преступлений чаще всего признают главных бухгалтеров и финансовых директоров. Хотя встречаются и исключения.

Так, менеджер одной из компаний предоставил недостоверные сведения, необходимые для заключения сделки. Это позволило ему вывести крупную сумму денег на подставные фирмы и завысить расходы организации.

Правоохранительные органы установили, что именно действия менеджера как одного из соучастников привели к неуплате компанией налога, хотя сам он не имел никакого отношения к оформлению «первички» и отчетности.

Но чтобы лицо было признано исполнителем, оперативники должны доказать, что оно отдавало себе отчет в том, что его действия приведут к уклонению от уплаты налогов.

Организатор. Чаще всего в качестве таковых выступают учредители или генеральные директора организации. Они самостоятельно разрабатывают план совершения преступления и распределяют роли между сотрудниками. Организатор может быть освобожден от уголовной ответственности, если предотвратит доведение преступления до конца (п. 4 ст. 31 УК РФ).

Подстрекатель. Это лицо, как и организатор, планирует получить от незаконных действий выгоду. Необязательно деньги. Например, укрепление своей репутации или моральное удовлетворение.

Но различие статусов в том, что подстрекатель не выполняет конкретных действий и не взаимодействует с исполнителями.

Метод убеждения при этом роли не играет – уговоры, подкуп, угрозы, обещания благ, обман, просьба и т. д.

Пример подстрекателя – учредитель, который, угрожая директору увольнением (угроза), обещая повышение ему зарплаты (подкуп), склонил его к совершению преступления. При этом сам учредитель может больше ничего и не делать (так обычно и бывает на практике), то есть не быть ни организатором, ни исполнителем. И доказать, что он подстрекал директора, очень сложно.

Так же, как и организатор, подстрекатель освобождается от ответственности, если предотвратит доведение преступления до конца (п. 4 ст. 31 УК РФ).

Пособник. Его действия выражаются в содействии преступнику – советами, указаниями, информацией, предоставлением средств или устранением препятствий. Пособник может избежать наказания, если предпримет меры, чтобы предотвратить преступление (п. 4 ст. 31 УК РФ).

Отличие подстрекателя от пособника в том, что если первый возбуждает у лица решимость совершить преступление, то советы второго обращены к лицу, которое уже решило это сделать.

Пособниками по налоговым преступлениям часто оказываются рядовые сотрудники. Например, работники, непосредственно занимавшиеся подделкой документов (п. 7 постановления № 64).

В одном из дел пособником был признан управляющий партнер аудиторской компании, в число клиентов которого входила проверяемая организация. Следствие установило, что консультант лично подыскал инвалидов и за вознаграждение трудоустроил их на должности финансовых аналитиков для незаконного снижения налога на прибыль.

Как доказывают умысел в уходе от налогов

Для привлечения к уголовной ответственности нужно доказать прямой умысел сторон (п. 8 постановления № 64). Если же преступление совершено по неосторожности, то наказания быть не должно (постановление Конституционного суда от 27.05.03 № 9-П). Этим и пользуются некоторые обвиняемые.

Такие деяния делятся на два типа: совершенные по легкомыслию либо по небрежности (п. 1 ст. 26 УК РФ). Легкомысленным считается, если человек предполагал последствия, но считал, что может их предотвратить. Например, если бухгалтер признал в учете расходы на товар без накладной, которую менеджер обещал доставить позднее.

Преступление совершено по небрежности, если человек мог, но не предвидел последствий. Например, бухгалтер ввиду своей невысокой квалификации не знал, что его действия приведут к недоимке.

Согласно букве закона, умысел должен подтвердить следователь. Но, как указал Денис Буханов, генеральный директор ООО «1-я Налоговая Компания», практика здесь расходится с теорией. И в действительности подозреваемому самому приходится доказывать, что этого умысла не было.

Дело в том, что об умысле обычно свидетельствуют косвенные улики, поскольку прямые доказательства найти крайне сложно. Практически нужно, чтобы обвиняемый сам признался в своих противоправных действиях. Либо чтобы это слышал свидетель.

Поэтому вывод об умысле часто делается из анализа действий обвиняемого. Например: «заключение договора с однодневкой не вело ни к какому результату, кроме ухода от налогов.

Директор знал, что это однодневка и она не могла выполнить работы. Это доказывает, что он сознательно заключил договор с целью ухода от налогов, то есть имел прямой умысел».

А ведь доказать отсутствие чего-либо гораздо труднее, чем наличие.

К примеру, ссылка того же главбуха на недостаточную квалификацию может не убедить следователя. Он может расценить это как попытку уйти от ответственности. И как бухгалтеру доказать обратное? Попросить провести тестирование и его завалить? Любой следователь скажет, что это сделано специально.

Выходом здесь может стать оспаривание объективных обстоятельств. Например, что событие преступления отсутствует, так как неправильно был посчитан размер недоимки, который не превысил крупный размер.

Наличие мотива также подтвердит умысел

Здесь оперативники упирают на то, что обвиняемым было выгодно уклониться от уплаты налогов. Заинтересованность одной из сторон может проявляться в том, что стороны делили между собой вырученные деньги. Или в материальном поощрении подчиненного. Или в повышении зарплаты. Или в получении премии. Или в желании сохранить должность.

Вариантов может быть масса, и не всегда стимул оперативники связывают с материальными благами. В частности, упомянутые  цели были приведены в реальных приговорах налоговым агентам, которые обвинялись в неисполнении своих обязанностей (см. статью статью «Как проверяющие доказывают личный интерес налогового агента»).

Сговор обычно подтверждают косвенно

Согласованность действий сторон также часто используется как доказательство наличия умысела. Рассмотрим это на примере частой связки главный бухгалтер – руководитель. В реальности доказать их сговор именно в отношении уклонения от уплаты конкретного налога за конкретный период сложно. Поэтому раньше в качестве обвиняемых привлекались только директора.

Но в последние годы, по словам Дениса Буханова, чаще используются косвенные доказательства сговора. Например, сам факт, что бухгалтер, подписывая документ, понимал, что это приведет к уклонению, но все равно сделал.

То есть бухгалтер не мог без ведома руководителя совершить преступление, поскольку у того есть право первой подписи. И директор не обошелся бы без бухгалтера. Из этого делается вывод об их сговоре с целью ухода от налогов.

На практике был случай, когда одним из ключевых доказательств вины директора и главного бухгалтера стала экспертиза почерка на более чем 20 счетах-фактурах. А раз документы были подписаны главбухом, значит и изготовлены им самим. Плюс декларация подписывалась одновременно и тем, и другим. То есть одному лицу без сговора с другим невозможно было вносить ложные сведения.

В другом случае вина главного бухгалтера была доказана после того, как следствие обнаружило на его компьютере бланки однодневок, а в столе – их печати.

Экспертиза установила, что их оттиски стоят на «первичке», которую бухгалтерия отражала в учете.

Помимо того, что директор и главбух были наказаны за уход от налогов, последний получил приговор еще и за использование заведомо подложного документа (ч. 3 ст. 327 УК РФ).

Заметим, сами по себе бланки и печати однодневок прямо не доказывают, что именно главбух подделывал документы. Ими мог воспользоваться кто угодно из сотрудников. В качестве прямых доказательств могли быть, в частности, отпечатки пальцев главбуха на печатях.

Когда стороны пытаются переложить вину на другого

Часто подозреваемые пытаются переложить вину на другое лицо. Это иногда действует.

Главбух во всем обвиняет директора или его зама. Так, при расследовании одного налогового преступления главный бухгалтер в ходе допросов неоднократно заявлял, что всего лишь исполнял указания заместителя директора по учету документов и не мог знать о фиктивности субподрядчиков. И суд решил, что умысел в его действиях отсутствовал, а неуплата налогов произошла по неосторожности.

Директор перекладывает вину на главбуха. Зачастую директор оправдывает себя тем, что не разбирается в бухучете. И есть случаи, когда осужден был только главбух, а директор компании проходил по делу свидетелем.

Так, в одном из дел суд посчитал, что общество не заплатило земельный налог на сумму более 3 млн рублей именно по вине главбуха. Наказание назначили в виде штрафа в размере 300 тыс. рублей и лишения на год права работать бухгалтером. Но в этом случае главбух полностью признал свою вину и сам попросил не проводить следствие.

Если часть полномочий выполняют другие лица, то можно избежать наказания

Трудно привлечь к уголовной ответственности должностное лицо, если часть его полномочий распределена между другими сотрудниками.

Так, в одном из дел главный бухгалтер занимался только подготовкой отчетности. Суд установил, что незаконное решение, которое привело к преступлению, принял финансовый директор. Поскольку именно он, согласно должностной инструкции, осуществлял платежи. В итоге финансовый директор был лишен свободы условно.

В другом деле директор оправдывал неуплату налогов отсутствием денег в нужный момент. Их израсходовал финансовый директор на закупки, так как это входит в его обязанности. На что последний заявил, что не обязан следить за уплатой налогов. Наконец, главный бухгалтер пояснил, что он не вправе распоряжаться деньгами компании. В итоге следователи не смогли найти виновного.

Учредителей и владельцев бизнеса могут признать организаторами преступлений

Поскольку учредитель или владелец бизнеса не ведут текущие дела организации, не подписывают документы, то установить их причастность к преступлению нелегко. Но возможно.

Полномочия учредителей четко определены в законах и учредительных документах. Это позволяет им, не являясь сотрудниками, влиять на решения руководителя.

Поэтому учредители могут оказаться либо организаторами, либо подстрекателями.

Так, на практике было дело, по которому обвинили фактического владельца бизнеса. Он разработал схему по уходу от налогов и дал указания по ее внедрению.

Следователи представили суду протоколы допросов, экспертные заключения, а также результаты анализа информационного обмена по системе клиент-банк с персонального ноутбука владельца.

И хотя сам собственник не фигурировал в каких-либо документах общества и не подписывал документов, он был признан виновным.

Отказ от привлечения юрлица к налоговой ответственности поможет физлицу защититься

С 1 января 2010 года проверяющие не вправе возбуждать уголовное дело из-за нарушения налогового законодательства, если суд признал, что налогового нарушения не было (ст. 90 УПК РФ). Но, решение суда не дает стопроцентную гарантию от уголовного преследования.

Так, если есть налог или период, который в уголовном деле фигурирует, а в решении арбитража не рассмотрен, следствие будет продолжено по этим эпизодам.

При этом следователь может расширить область проверки за другие периоды и по другим налогам, которые не оспаривались в арбитраже.

Косвенно такую возможность подтверждает и информационное письмо Генеральной прокуратуры РФ от 09.03.10 № 69-11-2010.

Другое дело, что обнаружить дополнительные недоимки на крупный размер, который приводит к уголовной ответственности, на наш взгляд, будет сложно. Поэтому поправка, пусть с трудом, но все-таки работает.

Когда могут освободить от уголовной ответственности

Должностное лицо организации освобождается от уголовной ответственности, если преступление оно совершило впервые, а также полностью уплатило суммы недоимки, пеней и штрафов (п. 2 ст. 199 УК РФ).

Благодарим за содействие в подготовке материала Дениса Буханова, генерального директора ООО «1-я Налоговая Компания» (в прошлом – следователя по налоговым и экономическим преступлениям)

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector