ФНС хочет получить статус приоритетного кредитора в банкротствах

Федеральная налоговая служба может получить преимущество перед всеми остальными кредиторами при банкротстве должника. Очередность кредиторов, в частности, зависит от наличия залога, которым и собираются обеспечить себя с помощью соответствующих поправок в законодательство налоговики.

С таким предложением выступил Российский союз саморегулируемых организаций арбитражных управляющих, пишут «Ведомости», и эта идея уже обсуждалась профильными ведомствами — Минэкономразвития и Минюстом. Сам документ уже направлен председателю Госдумы Вячеславу Володину.

Появление подобной инициативы встревожило экспертное сообщество. По словам юристов, предложенные поправки негативно повлияют на положение остальных кредиторов, поскольку погашение обязательств должника перед ФНС существенно сократит базу этих выплат. 

В Госдуме так прокомментировали появление инициативы: сфера банкротства несовершенна и требует комплексного реформирования. «Роль государства в банкротстве должна выходить на первый план – до сих существуют управляемые банкротства, и эти предложения, в том числе, помогут решить эту проблему», – заявил председатель комитета Госдумы по собственности Николай Николаев.

Количество банкротств юридических лиц в России увеличивается с каждым годом, и появление новой практики требует корректировки законодательства. Неудивительно, что в таких случаях возникают инициативы, лоббирующие интересы одной из сторон процесса, указали в беседе с Царьградом эксперты.

Напомним, по закону о банкротстве требования кредиторов к должнику удовлетворяются в порядке очередности. Так, в первую очередь погашаются требования по текущим платежам, затем идут компенсации вреда жизни или здоровью, выплачиваются заработная плата и другие вознаграждения, и лишь затем наступает право конкурсных кредиторов и соответствующих органов.

ФНС хочет получить статус приоритетного кредитора в банкротствах

www.globallookpress.com

Что касается залогодержателей, для них существует особый порядок, обозначенный в статье 138 ФЗ №127 и подразумевающий продажу имущества с дальнейшим распределением средств согласно прописанной в законе пропорции.

Отметим, что принцип очередности может не применяться только в том случае, если речь идет об имуществе, которое обеспечено залогом. При этом залог наделяет кредитора преимущественным правом как залогодержателя перед другими кредиторами получить удовлетворение за счет предмета, находящегося в залоге.

Глава Минфина подсчитал, в каком возрасте пенсия в России уже не понадобится

В настоящий момент главными кредиторами-залогодержателями являются банки, а налоговики смиренно ожидают своей очереди.

Если инициатива Союза получит воплощение в виде нормы закона, в случае сокрытия должником своих обязательств перед налоговиками, арбитраж может признать требования ФНС обеспеченными залогом.

А это, в свою очередь, означает, что государство в лице налоговой службы будет иметь преимущество перед остальными держателями залога, поскольку недоимка, обнаруженная налоговиками, могла сформироваться много лет назад.

Арестованное ФНС имущество признается залогом, значит, служба может претендовать на 70% выручки от его продажи.

Предложенные поправки негативно повлияют на положение остальных кредиторов, поскольку погашение обязательств должника перед ФНС существенно сократит базу этих выплат, считают эксперты.

ФНС хочет получить статус приоритетного кредитора в банкротствах

www.globallookpress.com

Как отметила в беседе с Царьградом партнер «Пепеляев Групп» Юлия Литовцева, таким образом ФНС получает привилегии, «не обоснованные ни с экономической, ни с правовой точки зрения».

По ее словам, последствием данной инициативы будет нарушение прав и интересов других кредиторов, не обеспеченных залогом.

  «Если сейчас они получают 5-7% всех выплат, то принятие поправки снизит эту долю до нуля», — указала Литовцева.

В целом уровень эффективности процедур банкротства для кредиторов в России невероятно низок: по некоторым данным, в нашей стране удовлетворяется менее 5% требований, в то время как в странах Евросоюза – 50%.

Царьград уже рассказывал о тонкостях очередности кредиторов в таких процессах, как, например, процедура банкротства девелопера, комментируя непростую ситуацию с крупнейшим застройщиком Подмосковья Urban Group, который имеет обязательства перед 20 тыс. дольщиков.

Когда происходит банкротство застройщика, дольщики не являются кредиторами первой очереди, рассказала Царьграду юрист, независимый эксперт Марта Савенко. Поэтому, конечно, для граждан выгоднее санация проблемной компании.

А теперь представим, что эта очередность переформируется, например, с учетом преимущества требований ФНС. Что останется остальным?

Госпожа Литовцева уверена, что речь идет о продолжении политики пробюджетного законодательства, и это не первая инициатива в этой сфере.

Есть и другое мнение. Усиление позиции налоговой службы сможет воспрепятствовать выводу имущества, а также станет стимулом погашения налоговой задолженности для компаний. При этом погашение долгов перед государством компаниями-банкротами по обсуждаемой схеме коснется лишь 5% дел с госучастием и несущественно повлияет на других участников банкротства.

ФНС хочет получить статус приоритетного кредитора в банкротствах

www.globallookpress.com

Выходит, по оценке чиновников, нововведение не затронет интересов рядовых кредитов и является очередным раундом «битвы титанов» – банков и налоговиков. Напомним, еще в 2016 году у первого вице-премьера российского правительства на совещании обсуждался механизм реформы банкротства, в том числе шла речь об очередности доступа к имуществу должника банков и налоговиков.

Борьба между ФНС и кредитными организациями разгорелась уже тогда, на фоне предложения наделить налоговиков залоговым преимуществом в сфере получения залоговых прав кредитора. Испуганные профучастники банковского сектора говорили о том, что их втягивают в гонку с налоговиками по поиску имущества должников, а также вынуждают отказаться от беззалоговых кредитов.

Тогда поправки не прошли, но, как мы видим, история не закончилась. По мнению экспертов, поиск оптимального решения продолжается, ведь финансовому рынку нужна модель, которая учтет все риски кредиторов до того как компания окажется неплатежеспособной.

Борьба за банкрота

Принятые недавно поправки, дающие ФНС право залога на арестованное по налоговым долгам имущество должника, вызвали бурную дискуссию.

Изменения вступят в силу с апреля 2020 года, и только тогда начнет формироваться соответствующая судебная практика.

Главный вопрос — будут ли эти поправки давать преимущество налоговой службе и залоговый статус ее требованиям в рамках банкротства компании-должника — “Ъ” обсудил с юристами.

Залог из ареста

В сентябре в Налоговый кодекс РФ были внесены изменения, по которым налоговые органы смогут получить право залога на имущество задолжавшей бюджету компании. Залоговый статус налоговые требования будут приобретать в силу закона в двух случаях.

Первый: если налогоплательщик в течение месяца не погасит долг по налогам и сборам, страховым взносам при наличии решения налоговиков о взыскании, по которому был наложен арест на имущество.

Второй: если компания не исполнит вступившее в силу решение о привлечении к ответственности за налоговое правонарушение, по которому вводился запрет на отчуждение или передачу имущества в залог без согласия налогового органа. Залог будет устанавливаться именно на то имущество, на которое был наложен арест или запрет.

По словам юристов, введение «налогового» залога продолжает тенденцию на создание преференций фискальным органам по сравнению с иными кредиторами.

«На протяжении последних двух лет для ФНС вводились преимущества в рамках банкротства, в частности продление сроков предъявления требований в конкурсном производстве, повышение очередности платежей в Пенсионный фонд, создание «налоговой» презумпции ответственности контролирующих лиц»,— перечисляет партнер «Пепеляев Групп» Юлия Литовцева.

ФНС получила и дополнительную защиту от оспаривания удовлетворения, полученного ею накануне банкротства должника, добавляет партнер практики несостоятельности и банкротства Lidings Александр Попелюк.

Юристы поясняют, что теперь в случае неисполнения фискальных обязательств на имущество налогоплательщика будет накладываться арест и затем возникать залог.

Причем, по мнению госпожи Литовцевой, обеспеченными залогом могут стать и долги по налогам, возникшие задолго до вступления в силу новых норм.

«Это необходимо учитывать при формировании дальнейшей стратегии деятельности компании и оценке рисков применения процедур в рамках банкротства»,— предупреждает она.

«Цель законодателя — максимизировать взыскание с несостоятельных должников налоговой задолженности,— констатирует партнер Bryan Cave Leighton Paisner Russia Иван Веселов.

Интерес государства вполне объясним, если учесть, что процент удовлетворения требований кредиторов в рамках банкротства с каждым годом снижается, несмотря на рост числа оспоренных сделок должников и ужесточение субсидиарной ответственности.

По подсчетам «Федресурса», в январе—сентябре 2019 года доля погашенных требований незалоговых кредиторов банкрота составила 2,4% (против 4,2% в 2018-м), залоговых — 32,4% (против 38,6%).

Управляющий партнер юридического бюро United Partners Андрей Андреев видит и другую причину, по которой ФНС расширяет свои полномочия в банкротстве: «Это желание искоренить фиктивное и преднамеренное банкротство как явление, поскольку, позволяя выплачивать только 5–10% задолженности, процедура банкротства используется для уклонения от налогов и избавления от обязательств. А поправки, возможно, будут мотивировать организации оплачивать долги по налогам».

Прогнозы развития банкротной практики

Мнения юристов по вопросу о том, распространятся ли права залога по налоговым долгам на процедуру банкротства, разошлись. Партнер BGP Litigation Сергей Лисин уверен, что последствия поправок будут однозначны: «Налоговый орган приобретет статус залогового кредитора в делах о банкротстве».

Руководитель практики «ФБК Legal» Марина Баландина полагает, что право залога на имущество банкрота налоговики окончательно получат, если соответствующие поправки будут внесены в закон о несостоятельности.

По мнению Александра Попелюка, наоборот, по умолчанию ФНС может претендовать на залоговый статус, а помешать службе получить его могут только ограничивающие эту возможность поправки в закон о банкротстве.

Исходя из отсутствия на данный момент прямого указания в законе о последствиях новеллы для банкротств, перспективы кредиторов во многом зависят от того, как сложится судебная практика.

Вопрос о возникновении у ФНС прав залогового кредитора в делах о банкротстве пока остается открытым, учитывая позицию судов по «арестным залогам», говорит Юлия Литовцева.

Читайте также:  Сколько стоит оформить куплю-продажу квартиры: стоимость оформления договора у нотариуса или юриста

В 2017 году Верховный суд РФ (ВС) признал, что «арестный залог» по гражданско-правовым требованиям не предоставляет залоговых прав в банкротстве, напоминает старший юрист коллегии адвокатов «Регионсервис» Павел Семенцов.

Примечательно, что эта позиция сформулирована ВС по результатам рассмотрения жалобы именно налогового органа, выступавшего против признания залоговыми требований к банкроту, в обеспечение которых ранее было арестовано имущество должника, отмечает адвокат юридической группы «Яковлев и партнеры» Бронислав Садиков.

«Высказываемые сейчас рядом юристов опасения относительно того, что данные изменения приведут к снижению и без того мизерного размера удовлетворения требований обычных незалоговых гражданско-правовых кредиторов, скорее преувеличены»,— полагает партнер юридической фирмы «Сотби» Антон Красников. В случае если высшая судебная инстанция изменит ранее сформированную правоприменительную практику, она должна будет измениться и для иных кредиторов в части судьбы залога из общегражданского ареста, заключает он.

Павел Семенцов предполагает три варианта развития практики. «Во-первых, ВС может распространить аналогичное толкование и на налоговый арест, который не будет переходить в залог при банкротстве.

Во-вторых, ВС может пересмотреть свою позицию и допустить сохранение залоговых прав для всех «арестных залогов», но это крайне маловероятно.

В-третьих, не исключен вариант, при котором суды предоставят ФНС залоговые права на арестованное имущество в делах о банкротстве, но аналогичные права для «арестного залога» по гражданско-правовым требованиям не появятся»,— рассуждает господин Семенцов.

«Но при последнем варианте принятая норма будет являться неконституционной в той мере, в которой такой смысл ей придаст правоприменительная практика, нарушая конституционный принцип равенства»,— считает он.

«Применение преимуществ, принадлежащих залогодержателю, в случае, если право залога возникло не из договора, а из ареста (хоть по гражданским, хоть по налоговым правоотношениям), законодательством о банкротстве не урегулировано, а несколько законопроектов об этом все еще находятся на рассмотрении в ГД РФ, однако по данному вопросу уже сформирована позиция ВС РФ»,— соглашается партнер «Сотби» Владимир Журавчак. «Для преодоления такого подхода требуется принятие изменений в закон либо изменение общих подходов к регулированию и принятие новой позиции ВС РФ, чего, я надеюсь, не произойдет, поскольку нынешнее равное положение кредиторов и уполномоченных органов является явным достижением на длинном пути развития отечественного законодательства о банкротстве»,— добавляет он.

В большинстве своем прогнозы юристов относительно позиции, которую займут суды при применении поправок в НК, склоняются в пользу ФНС.

«Применение новых норм НК при установлении судами требований налоговых органов в делах о банкротстве станет своего рода тестом на последовательность позиции налоговых органов и судов с учетом их мнения о судьбе «арестного залога»»,— указывает Бронислав Садиков.

Поскольку наложение ареста на имущество зависит от воли руководителя налогового органа, то есть от усмотрения конкретного лица, то залог не должен распространяться на процедуру банкротства, считает руководитель практики «Сопровождение процедур банкротства» «Лемчик, Крупский и Партнеры» Давид Кононов. Между тем, подчеркивает он, «публичный характер требований налоговой может явиться достаточным аргументом для изменения судебной практики».

Оценка последствий и поиск баланса интересов

Андрей Андреев считает, что инициатива ФНС вполне оправдывает роль органа, обеспечивающего интересы РФ как кредитора при банкротстве организаций. С одной стороны, принятие поправок объяснимо: бюджет страны ежегодно терпит колоссальные убытки в результате банкротства организаций, в том числе управляемого, указывает он.

Тем не менее большинство юристов оценивает экономический эффект поправок скорее как негативный.

По мнению юристов, наиболее тяжелые последствия ждут незалоговых кредиторов. «Ординарные кредиторы, и так фактически лишенные возможности применения обеспечительных мер до банкротных процедур и утратившие права на «арестный залог» после введения банкротства, остаются самыми незащищенными участниками дела»,— указывает Александр Попелюк.

Бронислав Садиков видит нарушение принципа равенства кредиторов в банкротстве в случае предоставления прав залога налоговикам на фоне непризнания «арестного залога» по гражданско-правовым требованиям.

Так же считает и Марина Баландина: «Подобным изменением НК государство в очередной раз показало, кто главный, проигнорировав как конституционный принцип равенства форм собственности, так и принцип равенства требований частных лиц и государства, положенный в основу закона о банкротстве».

«Залоговый статус налоговиков при банкротстве приведет к тому, что незалоговые кредиторы станут получать много меньше нынешнего уровня удовлетворения их требований»,— подытоживает Давид Кононов.

Фнс захотела получить статус приоритетного кредитора в банкротствах

Москва. 28 февраля. INTERFAX.RU — Фискальные органы предлагают придать им исключительный статус залогового кредитора в банкротствах, если передача имущества компании-банкрота в обеспечение кредита или займа происходила после начала налоговой проверки, сообщил «Интерфаксу» источник, знакомый с инициативой Федеральной налоговой службы (ФНС).

Сейчас закон о банкротстве защищает права залоговых кредиторов лучше, чем всех остальных, в том числе и бюджета в лице налоговых органов.

Дело в том, что предмет залога реализуется отдельно от остальных элементов конкурсной массы компании-банкрота, 70% средств от его продажи достается залогодержателю (если эта сумма не выше размера долга), 20% — кредиторам первой и второй очереди, а 10% — для покрытия расходов на саму процедуру банкротства.

В результате залоговым кредиторам удается в ходе конкурсного производства вернуть около 30% задолженности, тогда как «обычным» кредиторам третьей очереди — лишь 2,4%, свидетельствуют данные «Федресурса» (Единый федеральный реестр сведений о банкротстве) за 2019 год.

Налоговые требования между тем относятся к «обычной» третьей очереди, но теперь ФНС предлагает изменить правила таким образом, чтобы служба и ее подразделения получали статус «предшествующего», (то есть первого) залогового кредитора в делах о банкротстве. Этот статус должен распространяться на имущество, которое должник передал банкам после уведомления о проведении выездной налоговой проверки.

Необходимость таких корректив ФНС объясняет тем, что налоговые органы не являются добровольными кредиторами.

Права банков и других залоговых кредиторов ФНС предлагает защитить, создав механизм информирования их о назначении налоговых проверок, а также о наличии актов о доначислении недоимки, рассказал источник «Интерфакса». По его словам, при этом ФНС планирует не раскрывать саму сумму недоимок.

Идея дать налоговым органам права залогового кредитора обсуждается уже несколько лет. Осенью 2019 года она была частично реализована.

В Налоговый кодекс РФ были внесены изменения, согласно которым требования налоговиков могут приобретать залоговый статус в двух случаях.

Первый — если налогоплательщик в течение одного месяца не погасит долг по налогам и сборам или страховым взносам, в рамках взыскания которого был наложен арест на имущество.

Вторая ситуация — неисполнение вступившего в силу решения о привлечении к ответственности за налоговое правонарушение, по которому вводился запрет на отчуждение или передачу имущества в залог без согласия налогового органа.

Но если в этой ситуации имущество уже находилось у в залоге у какого-то лица, то налоговые органы не «отодвигают» это лицо в очереди кредиторов, а помещаются в ней за ним.

В таком случае требования налоговиков будут удовлетворяться из стоимости залогового имущества после того, как будут погашены претензии первого залогодержателя.

Источник

Права налогового органа при осуществлении процедур банкротства — Ассоциация Юристов России

Процедура банкротства подразумевает, что все кредиторы могут на равных правах заявить свои требования к должнику. Не имеет значения, какой статус присвоен каждому из кредиторов. Очевидно, что частные лица наделены определенными преимуществами. Так, работники должника и залоговые кредиторы поддерживают с будущим банкротом специфические трудовые отношения.

В связи с этим, они обладают преимуществами перед остальными взыскателями. Они получили гарантии исполнения должником своих обязательств еще до начала процедуры банкротства. Незначительными привилегиями обладает и банк.

Например, он имеет возможность инициировать процедуру банкротства должника, исключая предварительное обращение в суд для удовлетворения своих требований по взысканию той или иной суммы.

Ситуация в современном мире складывается таким образом, что банкротное законодательство остро нуждается в немедленном реформировании. Все чаще в обществе и в законодательных кругах возникают разговоры о том, что необходимо наделить налоговые органы расширенными полномочиями.

Налоговая инстанция нуждается в дополнительных гарантийных обязательствах и правах.

В том числе, налоговая инстанция нуждается в новых полномочиях в плане приоритетного права выбора арбитражного управляющего, в первоочередном удовлетворении требований, а также в плане признания налоговой инстанции залоговым кредитором.

Следует отметить, что налоговая инстанция и ранее обладала определенными привилегиями. Они вытекали и из существующего законодательства в плане банкротства, и из практики его применения в современных реалиях. Некоторые из преимуществ нуждаются в более детальном рассмотрении.

Важно понимать, что реализация тех преимуществ, которыми наделена налоговая инспекция, неизбежно оказывает влияние на права иных кредиторов, участвующих в процедуре банкротства.

Особое значение имеет тот момент, за счет каких инструментов ФНС сможет получить расширенные полномочия, и насколько это реально.

Читайте также:  Образец ходатайства об отмене ареста, наложенного на автомобильный прицеп

Последовательность при удовлетворении основных требований

К началу 2017 года Верховным Судом была установлена первоочередность удовлетворения отдельных фискальных требований. В частности, это коснулось отчислений в Пенсионный Фонд РФ и взыскания задолженности по НДФЛ.

Эти текущие требования были отнесены ко второй очереди текущих требований, а также ко второй реестровой очереди. Как это может сказаться на положении реестровых и так называемых «текущих» кредиторов? Самое важное, на что следует обратить внимание, это ощутимое уменьшение шансов взыскать задолженность как таковую.

Это особенно актуально для текущих кредиторов, которые были отнесены к четвертой и пятой очередям.

Кредиторам неприятен сам факт установления подобной очередности. ВС в своих разъяснениях ссылается на возможность применения специфических законодательных норм.

Иными словами, при взыскании задолженностей в пользу бюджета законодательство выбирает кратчайший путь, исключая необходимость проведения публичных дискуссий и прочих парламентских мероприятий. Этот случай нельзя рассматривать как исключение.

За счет формирования определенной практики, ФНС получают дополнительные привилегии от Верховного Суда.

Налоговые органы не испытывают сильного интереса к тем процедурам, где конкурсный управляющий предпринимает меры для погашения задолженностей перед кредиторами. Это негативно сказывается на положении взыскателей.

Ранее они могли извлечь определенную выгоду из очень активного поведения налоговой инспекции. Сегодня они лишены такой возможности. Жертвами сложившейся ситуации стали и арбитражные управляющие.

Некоторые из них не успели перенести соответствующие фискальные требования в первую очередь взыскания и применяли устаревший подход к взысканию задолженности.

Существует определенным образом сложившаяся практика Верховного Суда, которая и спровоцировала внесение изменений в присвоение приоритета тем или иным задолженностям. Более подробную информацию можно почерпнуть в обзоре Судебной практики ВС РФ, утвержденном Президиумом ВС РФ.

Оспаривание совершенных сделок

Одним из наиболее эффективных механизмов пополнения и расширения конкурсной массы по-прежнему остается оспаривание совершенных должником сделок по реализации принадлежащего ему имущества.

Арбитражный управляющий уделяет пристальное внимание всем сделкам, которые можно посчитать сомнительными. В случае признания таких сделок ничтожными, контрагент, участвовавшие в них, также обретают статус кредиторов и включаются в реестр требований.

Перед ними у должника также образуется долг, который необходимо погасить.

Учитывая этот нюанс, на законодательном уровне были внесены определенные дополнения и коррективы в пункт 4 статьи 61 пункт 4 Закона о Банкротстве. Теперь из общего правила предусматривается несколько исключений.

Например, не подлежат оспариванию отчисления налогоплательщика в бюджет, поскольку они являются приоритетными. Это касается именно ординарных платежей. Это означает, что подобные платежи не были предусмотрены актуальными законодательными нормами.

Оспариванию платежи не подлежат исключительно в тех случаях, когда налоговая инспекция не была осведомлена о наличии обязательств, которые плательщик не исполнил перед кредиторами.

Это означает, что на законодательном уровне процесс возвращения излишне уплаченных в бюджет сумм несколько ограничен. Теперь прочие кредиторы лишены возможности удовлетворить свои требования за счет дополнительного источника.

Следует учесть и ту особенность, что доказать осведомленность налоговой инспекции о финансовых проблемах должника и наличии у него задолженностей практически невозможно.

Судебная инстанция не принимает в качестве доказательств отсылки к различным абстрактным документам и балансам. Доказательная база должна однозначно указывать на факт осведомленности ФНС о возникших у должника обстоятельствах.

Это означает, что бюджетные средства фактически обретают статус неприкосновенных. От этого неизбежно страдают прочие кредиторы, требования которых не будут удовлетворены в полном объеме.

Погашение налоговых задолженностей из доходов, полученных от аренды залогового имущества или реализации предмета залога

В 2014 году в статью 138 Закона о Банкротстве были внесены очередные коррективы. Расходы на реализацию и обеспечение сохранности предмета залога теперь могут быть погашены с денежных средств, вырученных с его продажи.

Прежде чем выручка будет распределена, происходит удовлетворение этих расходов. Такая позиция считается правомерной согласно пп 1,2 ст. 138 ЗоБ. Лишь после этого остаток средств может быть направлен кредитору.

Этот подход часто распространялся на доходы, полученные от предоставления предмета залога в аренду. Это позволяло защитить имущественные права незалоговых кредиторов за счет перераспределения расходов в пользу залоговых кредиторов.

Тем не менее, на законодательном уровне не было зафиксировано понятие подобных расходов. Это порождало серьезные разногласия в трактовке понятия.

Оперируя указанной нормой, в короткие сроки ФНС стала относить к подобным расходам те, которые связаны с обеспечением сохранности имущества, переданного кредитору в качестве залога. В эту категорию попали и налоговые платежи: земельный и имущественный налоги, НДС.

Существующая судебная практика до последнего времени категорически не позволяла погашать налоговые задолженности в приоритетном порядке согласно п.6 ст. 138 ЗоБ. Иными словами, это не должно было ущемлять положение залоговых кредиторов.

Тем не менее, в прошлом году Верховный Суд изменил свою позицию в рассматриваемом вопросе. В октябре 2020 года было опубликовано Определение №305-ЭС20-10152.

Согласно ему, НДС, который является составной частью арендной платы при предоставлении залогового имущества в аренду имеет отношение к расходам, сопряженным с его реализацией. Это означает, что подобная задолженность должна быть устранена в первоочередном порядке.

В марте 2021 года аналогичный вопрос был поднят относительно взыскания имущественного налога и земельного налога. Эта информация находит отражение в Определении от 01.03.2021 №305-ЭС20-20287.

У многих аналитиков закономерно возникают подозрения касательно того, что вопрос по взысканию части налоговых задолженностей однозначно решен в пользу налогового органа. Это ущемляет права иных кредиторов. Накопленные налоги могут обретать весьма внушительную величину.

Пролонгирование периода на включение фискальных нормативов в реестр

Законодательные нормы в вопросах банкротства подразумевают, что кредитор может направить заявление о включении в общий реестр требований в течение двух календарных месяцев со дня инициирования определенного банкротного дела. Что касается налогового органа, то в данном случае этот срок существенно увеличен и достигает 8 месяцев.

Это позволяет наделить фискальные требования приоритетным статусом по сравнению с требованиями иных кредиторов. Налоговая инспекция может не торопиться с проведением необходимых проверок и чувствовать при этом себя достаточно уверенно.

Пролонгация сроков включения налоговой инспекции в перечень кредиторов приводит к довольно негативным последствиям. Достоверно определить величину и объемы существующих реестровых требований становится практически невозможно.

Кроме того, сама банкротная процедура становится более растянутой во времени.

Субсидиарная ответственность

Новые коррективы, внесенные в законодательные нормы в вопросах банкротства, посвящены ответственности контролирующих инстанций.

Если налоговые обязательства, которые имели место по причине недобросовестности налогоплательщика или его бенефициаров, составляют не менее 50% от всего объема выдвигаемых требований, то можно говорить о так называемом доведении до банкротства.

Если фискальные требования более чем на 50% заполняют третью очередь взыскания, то банкротство субъекта будет автоматически признано виной контролирующего органа.

При таком подходе прочие кредиторы не испытывают неудобств, но ФНС получает более внушительные шансы на удовлетворение своих требований.

все статьи

Не будет всевластия: ФНС РФ не наделят правом преимущественного залогового кредитора

После отзыва законопроектов, изменяющих сферу банкротства, Правительством РФ, Министерству экономического развития РФ пришлось прислушаться к мнению профессионального сообщества и провести «работу над ошибками». А потому Федеральную налоговую службу (ФНС) РФ не наделят «всевластием» в делах о несостоятельности, а аннулирование залога будет проходить только под контролем кредиторов.

Изменения в новом законопроекте Минэкономразвития РФ

Минэкономразвития РФ убрало из законопроекта положение, наделяющее ФНС РФ правом преимущественного залога на имущество банкротящихся компаний. Изначально фискальный орган мог претендовать даже на имущество, уже находящееся в залоге у других кредиторов.

Исключением в этом правиле были только банки, но и то с оговоркой, что финансовые организации проверили должника в особом порядке и удостоверились, что у него нет задолженности перед бюджетом. «Всевластие» ФНС РФ вызвало недовольство Банка России.

Он счел, что подобное правило ограничит доступ бизнеса к кредитам, поскольку финансовым организациям придется удорожать займы, чтобы провести проверку на отсутствие налоговых долгов у заемщика. Банкам терять корпоративных клиентов также не выгодно, и потому они могли бы пойти на рисковый шаг – выдавать необеспеченные кредиты.

Да, в этом случае у бизнеса будут деньги, но финансовая устойчивость банков окажется под угрозой, ведь никаких гарантий возврата долга у них нет. А если соблюдать правила, которые хотело установить Минэкономразвития РФ, то деловой оборот замедлится, что негативно скажется на экономике страны. Потому инициатор законопроекта решил пойти на компромисс.

За ФНС РФ оставят право преимущественного залога на имущество, но только на те активы, которые еще не были обременены залогом. Если имущество уже передано в залог, то налоговая служба претендовать на нее не сможет. Также Минэкономразвития РФ изменило правило об аннулировании залога, если залогодержатель не захотел оставить имущество себе.

Сейчас залоговый кредитор в случае, если торги имущества не состоялись, может оставить материальные ценности либо себе, либо ожидать их реализации через публичное предложение. Однако в случае, если на торгах цена имущества сильно снижается, что не устраивает залогового кредитора, он может вмешаться в процесс реализации.

Читайте также:  Верховный суд научил восстанавливать пропущенный процессуальный срок

Инициатор законопроекта считал, что нужно ограничить права залоговых кредиторов. Если они отказались от имущества, то нужно аннулировать право залога и лишить кредиторов полномочий вмешиваться в торги.

После волны критики Минэкономразвития РФ снова пошло на компромисс: оно предложило устанавливать минимальную цену имущества на торгах залоговым кредиторам, и только после этого аннулировать право на залог. Александр Павловский, партнер юридической компании a.t.

Legal, считает, что вопрос о предоставлении определенным категориям кредиторов преимуществ в ходе банкротных процедур всегда является острым. Не исключением являются и попытки перераспределения баланса публичных и частных интересов в пользу государства.

В подобном контексте необходимо рассматривать предложения Минэкономразвития РФ о предоставлении налоговым органам прав залоговых кредиторов, то есть возможности преимущественного удовлетворения требований об оплате задолженности по обязательным платежам за счет залогового имущества.

В этой связи сразу возникает несколько сложных вопросов: в отношении какого имущества будет установлен залог в пользу налоговых органов, какие основания будут для этого, когда наступает момент возникновения залога.

Реализация предложения о преимущественном праве на залог со стороны ФНС РФ потребует масштабного реформирования гражданского законодательства в целом, а не только внесения изменений в закон «О несостоятельности (банкротстве)».

«Кроме того, в соответствии с действующим законодательством, требования кредиторов об оплате обязательных платежей удовлетворяются в составе требований третьей очереди. Это означает, что никакого преимущества у налоговых органов нет.

И это вполне справедливо, так как позволяет наиболее полным образом обеспечить реализацию имущественных интересов всех добросовестных кредиторов», – считает Александр Павловский. Также партнер юридической компании a.t.

Legal отметил, что правило о прекращении залога в случае отказа залогодержателя оставить заложенное имущество за собой при признании повторных торгов несостоявшимися не является новым. В настоящее время подобная норма предусмотрена в качестве общей в ст. 350.2. Гражданского кодекса (ГК) РФ в случае реализации объектов движимого имущества.

Поэтому вряд ли отсутствуют какие-либо специальные основания для корректировки общего правила применительно к реализации заложенного имущества в ходе процедуры банкротства. Целесообразной представляется более детальная проработка вопроса об особенностях реализации заложенного имущества именно в рамках конкурсного производства.

Александра Обрывко, член Ассоциации юристов России, позитивно оценивает решение Минэкономразвития РФ об отказе в предоставлении привилегированного статуса ФНС РФ в делах о банкротстве в части наделения преимущественными залоговыми правами. Она подчеркнула, что подобный подход, когда лица, участвующие в деле о банкротстве, имеют равные права и обязанности, особенно в сфере удовлетворения своих денежных требований, является оправданным, справедливым и обеспечивающим баланс интересов сторон. Сам принцип равенства перед законом и судом провозглашен в Конституции, многократно подтвержден и развит в правовых позициях Конституционного Суда (КС) РФ и никак не мог быть попран в текущем законодательстве.

«В случае принятия закона в рассмотренной редакции он был бы встречен юридическим сообществом острой критикой, значительно деформировал бы судебную практику и мог привести к совершенно непредсказуемым последствиям, учитывая современное состояние отечественной экономики и текущую ситуацию в сфере бизнеса. Так, если бы налоговая получила пресловутый «предшествующий залог имущества должника», то это бы означало, что любая компания при заключении договора залога с должником вне зависимости от наличия на тот момент налоговых претензий становилась последующим залогодержателем, как минимум вторым залогодержателем в иерархии старшинства залоговых кредиторов. Такая ситуация неизбежно привела бы к снижению привлекательности залога как гражданско-правового способа обеспечения обязательств и в целом к замедлению темпов развития деловой активности в без того непростой период», – рассказала ДОЛГ.РФ Александра Обрывко.

Также член Ассоциации юристов России дала оценку новой инициативе Минэкономразвития РФ, согласно которой в случае признания повторных торгов несостоявшимися, когда минимальная цена предмета залога установлена залогодержателем, и отказе обратить заложенное имущество в свою собственность, залоговый кредитор утрачивает право залога и становится рядовым взыскателем. По мнению эксперта, данное предложение мотивировано желанием внести определенность в юридическую судьбу имущества. Так, если кредитор завышает стоимость имущества на торгах, не желает оставлять имущество себе, он тем самым вызывает ситуацию правовой неопределенности, ввиду того, что предмет залога может находиться в процедуре публичного предложения неограниченный период времени, затормаживать конкурсное производство и, соответственно, нарушать права всех других лиц, участвующих в деле о банкротстве. А потому предложение Минэкономразвития РФ будет стимулировать залогодержателей предпринимать активные действия по обеспечению удовлетворения собственных требований к должнику, способствовать ускорению процедуры банкротства, которая традиционно считается очень протяженной во времени, и поддержанию добросовестности при осуществлении своих прав и обязанностей. Павел Астапенко, адвокат, руководитель налоговой практики, партнер Адвокатского бюро CTL, рассказал, что попытка расширить полномочия ФНС РФ как кредитора в делах о банкротстве имеет свою причину. Фиктивное и преднамеренное банкротство используется компаниями для уклонения от налогов. И поправки в закон «О несостоятельности (банкротстве)» служили бы дополнительной мотивацией организации оплачивать налоговую задолженность, являлись бы преградой к управляемым банкротствам. Расширение прав налоговых органов в делах о банкротстве может дополнительно защитить требования государства и увеличить налоговые поступления в бюджет. Если бы законопроект был реализован в предыдущей версии, то для налоговых органов был бы установлен суперприоритет по принципу «Заплати налоги и банкроться дальше». Кроме того, были бы затронуты интересы банковской системы, поскольку все кредиты обеспечены залогами наиболее ценного имущества компаний. Появилась бы вероятность снижения бизнес-активности из-за отсутствия возможности у предпринимателей более выгодно продать свое имущество и расплатиться с большим количеством своих кредиторов.

Павел Астапенко привел статистические данные. По информации Федресурса, за январь-июнь 2019 года требования кредиторов третьей очереди удовлетворялись на 5,5 %.

При этом требования залоговых кредиторов удовлетворяются на 33,83 %; незалоговых – на 2,97 %.

Другие кредиторы, не имеющие прав на залог, с большей долей вероятности не смогут получить причитающиеся им средства из конкурсной массы должника.

О том, стоит ли давать ФНС РФ большие права в делах о несостоятельности, вопрос спорный.

Известно, что налоговый орган как залоговый кредитор в исполнительном производстве имеет приоритет даже над требованиями, связанными с социальными платежами (вред жизни или здоровью, зарплатные долги).

А потому новые предложения Минэкономразвития РФ уравновешивают права кредиторов в деле о банкротстве, больше соответствуют конституционному принципу равенства требований частных лиц и государства, заложенные в качестве основы закона.

Интервью: налоговая — самый «неудобный» кредитор в банкротстве — РБК

— Какие еще изменения в процедурах банкротства вам заметны?

— Есть устойчивая положительная динамика результативности процедур банкротства должников Новосибирской области.

За последние 3 года сумма общих поступлений в бюджет возросла почти в 4 раза. Так, за прошедший год поступления составили 2,7 млрд руб. а, например, за 2017 — 790 млн руб.

Это стало возможно благодаря внедрению проектного подхода к каждому должнику со стадии возникновения признаков неплатежеспособности и работы с проблемным долгом.

— На какой стадии чаще платят долги?

— Важно, что растет доля поступлений от согласительных процедур на стадии инициирования процедуры банкротства и после заключения мирового соглашения. С 2018 годом она увеличились на 40%.

  • Предложение заключить мировое соглашение позволяет снизить должникам «имиджевые» репутационные риски, сохранить бизнес и рабочие места.
  • — Какое количество процедур банкротства происходит по инициативе налоговых органов?
  • — В прошлом году в арбитражный суд Новосибирской области направлено 361 заявление о признании должников банкротами на общую сумму 1,5 млрд руб.
  • Значительная часть возбужденных дел о банкротстве прекращается в связи с погашением задолженности либо заключением мирового соглашения на этой стадии.
  • В большинстве случаев процедуры банкротства вводятся по заявлениям либо самих должников, либо иных кредиторов.

Доля процедур банкротства, введенных по инициативе налогового органа составляет 10-12%.

  1. Налоговая является самым «неудобным» кредитором, поскольку пытается пресечь использование института банкротства как схему уклонения от уплаты налогов.
  2. — Приведите показатели работы налоговой службы в Новосибирской области по привлечению контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности.
  3. — В последние несколько лет на законодательном уровне и ФНС России детально проработан этот алгоритм с использованием современных методов цифровизации.

В прошлом году в делах о банкротстве организаций Новосибирской области направлено 99 заявлений о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности на общую сумму 13 млрд руб. Рост по заявлениям составил почти 27%, по сумме — 98%.

Арбитражным судом удовлетворено 50 заявлений на сумму 7,4 млрд руб., что превышает результаты 2018 года на 42,9%

Поступления от привлечения к субсидиарной ответственности в прошлом году составили 26,9 млн руб. Активная работа совместно со службой судебных приставов по исполнению судебных актов о привлечении контролирующих должника лиц будет продолжена в текущем году.

Подпишись на VK РБК

Получайте новости быстрее всех

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector