Что может свидетельствовать о покушении на сбыт наркотических средств?

На страницах своего сайта я неоднократно приводил примеры из судебной практики по делам о незаконном обороте наркотиков. И дело не в том, что я, как некоторые уже подумали, специализируюсь на подобного рода уголовных делах.

Скорее всего, речь можно вести о большой распространенности таких дел в практике следственных органов, низкого качества расследования и нежелании судов вникать во все обстоятельства дела, выслушивать и давать должную оценку обоснованным доводам защиты.

Многочисленные ошибки, а зачастую и целенаправленные действия работников следственных органов, когда следователь умышленно завышает квалификацию действий обвиняемых, вменяя вместо незаконного хранения наркотиков их сбыт, вместо приготовления или покушения на незаконный сбыт – оконченное преступление, когда вместо одного эпизода преступной деятельности, действия обвиняемого дробятся на несколько отдельных преступлений, приводят к тому, что перед судом обвиняемый предстаёт как полностью асоциальный тип, превративший наркотики в промысел и дело своей жизни.

Задача защиты, с которой, как показывает моя адвокатская практика, очень часто приходится сталкиваться, состоит в том, чтобы в краткой, наглядной и доступной форме представить судье все ошибки, нестыковки, противоречия в позиции органов следствия.

Принципиальные судьи, вникающие во все обстоятельства дела, критически относящиеся к бездоказательным утверждениям, непроверенным фактам, домыслам и догадкам следствия, дающие должную оценку нарушениям уголовно-процессуального законодательства, встречающимися практически по каждому подобному делу, как правило, принимают меры к исправлению ошибок, допущенных на стадии следствия, в результате чего действия осужденных квалифицируются в соответствии с положениями Общей и Особенной частей Уголовного кодекса Российской Федерации, разъяснениями высших судебных инстанций, а назначенное наказание отвечает требованиям законности и справедливости. Наиболее яркие, показательные и значимые примеры адекватной позиции судов первой инстанции по назначению наказания, исправления неправильной квалификации по делам связанной с оборотом наркотиков приводятся мной на сайте для всеобщего использования по аналогичным делам.

Данное дело является продолжением истории, о которой рассказывалось в статье сайта «Приговор с наказанием ниже низшего предела (ст.64 УК РФ)».

Как уже указывалось, осужденному по трем эпизодам сбыта наркотиков в значительном (2 оконченных эпизода) и крупном размере (покушение на сбыт) было назначено наказание с применением статьи 64 УК РФ в виде 7 лет 6 месяцев лишения свободы.

Не согласившись ни с квалификацией, ни с назначенным наказанием, защита подала апелляционную жалобу, в которой помимо доводов о недоказанности вины осужденного М.П.А., указывалось и на неправильную квалификацию двух его эпизодов сбыта наркотических средств значительном размере, как оконченных преступлений.

Обстоятельства этих двух эпизодов были абсолютно идентичны: М.П.А. при неустановленных обстоятельствах приобрел две партии наркотических средств в значительном размере, а затем поместил эти наркотики в два тайника-закладки в лесопарковом массиве.

Оба тайника были обнаружены сотрудниками полиции, наркотики изъяты, а М.П.А. было инкриминировано два эпизода оконченного сбыта наркотических средств в значительном размере.

При этом позиция следствия и государственного обвинения для неискушенного в тонкостях уголовного права человека выглядела несколько противоречиво: непосредственной передачи наркотических средств конечному покупателю не произошло, более того наркотики в конце концов были изъяты из того же места, куда их якобы зарыл подсудимый, но его действия при этом квалифицировались как оконченный сбыт, то есть как будто наркотики были им вручены приобретателю.

В данном случае обвинение ссылалось на положение п.13.1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2006 г.

№ 14, в котором указывалось, что фактическое получение приобретателем наркотических средств не обязательно для квалификации сбыта как оконченного преступления.

Достаточно чтобы сбытчик выполнил все необходимые действия по передаче незаконных веществ приобретателю.

В подтверждение своей позиции обвинение представило телефон подсудимого, в котором имелись фотографии мест «тайников-закладок» с координатами геолокации. Этого, по мнению обвинения, было достаточно, чтобы сделать вывод об оконченном незаконном сбыте.

В опровержение доводов обвинения защитой были представлены данные о том, что содержание смартфона подсудимого, во-первых, не позволяет установить, сам ли подсудимый сделал указанные фото тайников с координатами геолокации, либо получил эти фото от продавца наркотиков, намереваясь приобрести для собственных нужд указанные средства.

Во-вторых, сведений об отправке этих фото приобретателю наркотиков ни на следствии, ни в суде получено не было. Соответственно и сам мнимый приобретатель установлен не был. В-третьих, защитой были представлены убедительные доказательства, что как минимум некоторые данные были помещены в телефон М.П.А. уже после того, как телефон был изъят у М.П.А.

сотрудниками полиции.

Суд первой инстанции не принял во внимание вышеуказанные доводы и принял решение, что М.П.А. выполнил со своей стороны все действия по передаче приобретателю наркотических средств и полностью продублировал в приговоре суда фабулу обвинения из обвинительного заключения. Соответственно, и квалификация действий М.П.А. осталась прежней.

Приговор Кунцевского районного суда г. Москвы в отношении М.П.А. был обжалован в Мосгорсуд, где доводы апелляционной жалобы защитника в части неправильной квалификации были полностью удовлетворены.

Судебная коллегия согласилась с защитой, что сообщение информации о месте нахождения размещенных закладок не произошло, эта информация не была доведена до сведения приобретателей, в результате чего действия М.П.А. по двум эпизодам незаконного сбыта наркотических средств в значительном размере (п. «б» ч.3 ст.228.

1 УК РФ) были переквалифицированы на покушение на незаконный сбыт указанных средств (ч.3 ст.30, п. «б» ч.3 ст.228.1 УК РФ), назначенное М.П.А. наказание по совокупности трех преступлений было снижено на 1 год до 6 лет 6 месяцев лишения свободы.

Апелляционное определение Московского городского суда с переквалификацией двух эпизодов сбыта наркотических средств (п. “б” ч.3 ст.228.1 УК РФ) на покушение на сбыт (ч.3 ст.30, п. “б” ч.3 ст.228.1 УК РФ) наркотических средств (извлечения):

Что может свидетельствовать о покушении на сбыт наркотических средств?Что может свидетельствовать о покушении на сбыт наркотических средств?Что может свидетельствовать о покушении на сбыт наркотических средств?Что может свидетельствовать о покушении на сбыт наркотических средств?Что может свидетельствовать о покушении на сбыт наркотических средств?

Как переквалифицировать «покушение на сбыт наркотических средств» на «хранение без цели сбыта»?

В практике наших правоохранительных органов в случае обнаружения у граждан больших доз наркотических, психотропных веществ или их аналогов возбуждать дела по ст. 228.1 УК РФ «Незаконные производство, сбыт или пересылка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконные сбыт или пересылка растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества», что является неправильным. Ссуды, вынося приговор, вынуждены переквалифицировать дела на 228 УК РФ.

Один лишь факт расфасовки наркотических средств, его приобретение и/или перевозка не могут достоверно доказывать наличие цели сбыта данного вещества. Доказательствами в данном случае могут быть: признательные показания задержанного, свидетелей, результаты оперативных мероприятий, переписка мессенджерах, смс, социальных сетях и т.д.

В соответствии с действующим законодательством одно лишь предположение невозможно положить в основу обвинения, должно быть доказано наличие умысла, но, видимо, нашим правоохранительным органам в погоне за «палочкой» за раскрытое уголовное дело это неважно.

Что свидетельствует об умысле на сбыт наркотических средств?

В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2006 N 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами», об умысле на сбыт указанных средств, веществ или их аналогов могут свидетельствовать их:

  • приобретение;
  • изготовление;
  • переработка;
  • хранение;
  • перевозка лицом, самим их не употребляющим;
  • количество (объем), размещение в удобной для сбыта расфасовке;
  • наличие соответствующей договоренности с потребителями и т.п.

По данной категории дел очень часто в обвинении не отражается умысел обвиняемого именно на сбыт наркотических средств, отсутствуют сами признаки сбыта наркотических средств. То есть речь идет о предположениях писавшего обвинительное заключение человека, не основанных на доказательствах и установленных по делу обстоятельствах, я являются лишь предположением следствия.

Более того, когда следователи пытаются увечить свои показатели по данной категории дел, они, как правило, не учитывают при предъявлении обвинения следующие нормы УК и УПК РФ, а именно:

  • ст. 5 УК РФ – объективное вменение не допускается;
  • ст. 14 УПК РФ — обвинительный приговор не может быть основан на предположениях;
  • ст. 171 УПК РФ — обвинение должно строится на достаточных доказательствах, дающих основания для обвинения лица в совершении преступления.

Это в последующем ведет к переквалификации дела в суде при наличии хорошего защитника. По данной категории дел именно следствие должно доказать, что наркотики хранились или перевозились с целью сбыта, а не для личного употребления, а также реализацию веществ другому человеку.

Одного предположения со стороны правоохранительных органов о наличии у обвиняемого умысла на сбыт наркотических веществ недостаточно, обвинение должно быть доказано.

На органы прокуратуры действующим законодательством возложена обязанность следить за правильной квалификации преступления, соблюдением закона при производстве уголовных дел и направлять в суд дела надлежащим образом расследованные. Однако на практике это делается не всегда.

Иногда по делам данной категории можно встретить позицию прокурора, что даже при отсутствии доказательств по покушению на сбыт или сам сбыт наркотических средств, прокурор направляет уголовное дело в суд с обвинительным заключением именно по ст. 228.1 УК РФ и тогда адвокату уже в суде предстоит добиваться правильной квалификации преступления.

На практике, данная позиция прокуратуры заключается в нежелании вникать в суть уголовного дела, во все обстоятельства доказанности вины, в наличие обстоятельств, свидетельствующих о покушении на сбыт или на сам сбыт наркотических веществ, и все поданные жалобы адвоката отклоняются и не достигают нужного эффекта, а положительного результата можно достичь только в суде, где уголовное дело переквалифицируется.

Что может свидетельствовать о покушении на сбыт наркотических средств?

Переквалификация на «хранение без цели сбыта» – судебная практика

В моей практике был следующий случай: Гражданин Р. был задержан с большой партией наркотических веществ (марихуана), ему было предъявлено обвинение по ч. 3 ст. 30; п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ (покушение на сбыт наркотических веществ).

В ходе следствия гр-н Р. признал факт хранения наркотических средств для личного потребления, без цели сбыта. Я как адвокат обвиняемого заявлял ходатайства на следствии о переквалификации действий гр-на Р.

на хранение, но следователь и прокуратура по надуманным причинам отказались переквалифицировать.

Расфасовка наркотических средств привела органы следствия к выводу, что умысел на сбыт все-таки присутствовал в действиях обвиняемого.

В судебном заседании я снова заявил ходатайство о переквалификации действий обвиняемого. Мне удалось доказать, что имеющиеся у обвиняемого наркотические средства были приобретены им уже в расфасованном виде исключительно для личного потребления.

Суд согласился и с другим моим доводом, что в материалах дела не было ни одного объективного доказательства, подтверждающего намерение обвиняемого на сбыт наркотических веществ. В связи с чем, ввиду отсутствия достаточной совокупности доказательств с учетом ч.3 ст.

14 УПК РФ, пришел к выводу о необходимости переквалификации действий гр-на Р с ч.3 ст. 30, п. «г» ч.4 ст. 228.1 УК РФ, на ч. 2 ст. 228 УК РФ.

Покушение на сбыт наркотиков — защита от незаконного обвинения

Что может свидетельствовать о покушении на сбыт наркотических средств?Наркотические средства и психотропные вещества стали настоящей бедой в современной России. Но не меньшей бедой становится регулярное привлечение к ответственности по уголовным статьям за наркотики лиц, которые на самом деле не представляют повышенной опасности для общества.

Читайте также:  Уголовный адвокат по мошенничеству ст. 159 УК РФ

Статьи о наркотиках по суровости предусмотренного наказания могут легко переплюнуть такие особо тяжкие статьи против личности, как, например, убийство или изнасилование.

Проблема начинается с отсутствия четких критериев разграничения между хранением наркотиков (ст. 228 УК РФ) и действиями, направленными на сбыт наркотических средств (ст. 228.1. УК РФ). И это при условии, что разница в наказании по этим статьям, мягко говоря, ощутима.

Для наглядного примера возьмем наиболее распространенную ситуацию, при которой у гражданина производится изъятие какого-либо наркотического средства в крупном размере, которое гражданин хранил для собственного употребления (часть 2 статьи 228 УК РФ).

Такими преступлениями могут заниматься как органы внутренних дел, например, следственные отделы при районных УВД, так и специализированные следственные подразделения. Ранее к ним относился ныне почивший Госнаркоконтроль, сотрудники которого перешли в состав следственных органов в системе МВД.

  • Предмет доказывания по статье за хранение наркотиков достаточно прост. В основу обвинения по части 2 статьи 228 УК РФ кладутся следующие стандартные документы:
  • -административный протокол личного досмотра либо результаты оперативно-розыскного мероприятия — проверочной закупки или следственного эксперимента;
  • -протоколы допроса сотрудников правоохранительных органов, а также понятых, присутствовавших при процедуре изъятия запрещенных веществ;
  • -заключение химической судебной экспертизы, вынесенное на основании предварительной справки об исследовании изъятых веществ, которое устанавливает наличие в составе данных веществ наркотических средств.
  • Вот, в принципе, основной «доказательный костяк» подобного обвинения.

При надлежащем документировании факта изъятия наркотиков обвиняемому отпираться от предъявленного обвинения не имеет смысла. Наиболее оптимальной схемой выхода из подобного положения в большинстве случаев является признание вины в незаконном хранении наркотиков и заявление ходатайства об особом порядке судебного разбирательства.

В результате получается примерно следующее. Наказание по ч. 2 ст. 228 УК РФ составляет от трех до десяти лет лишения свободы. Рассмотрение дела в особом порядке гарантированно снижает верхнюю планку наказания с десяти до шести лет 6 месяцев лишения свободы.

Если подсудимый привлекается к уголовной ответственности впервые, признал свою вину и раскаялся в содеянном, положительно характеризуется по месту жительства, работы и (или) учебы, высока вероятность назначения ему судом минимально возможного наказания в виде трех – трех с половиной лет лишения свободы. При этом во многих случаях суд постановляет считать назначенное наказание условным, то есть не применяет к осужденному наказание в виде реального лишения свободы. Таков «благополучный» исход по делу для лица, хранившего при себе наркотики для собственного употребления.

В целом подобный расклад выгоден для всех участников уголовного процесса:

  1. -для следствия – потому что обвиняемый признает свою вину, а значит, его действия квалифицированы верно, и уголовное дело легко устоит в суде;
  2. -судьям – поскольку при рассмотрении дела в особом порядке не нужно исследовать представленные доказательства (вызывать и допрашивать свидетелей, изучать материалы дела), а рассмотрение дела занимает всего один-два дня судебных заседаний вместо нескольких месяцев судебного разбирательства (отсюда и возможные минимальные сроки наказания при хорошем настрое судьи); 
  3. -адвокатам – потому что не нужно много работать в суде, достаточно ограничиться представлением материалов, положительно характеризующих личность подзащитного, и в итоге получить по делу хороший результат; ну и самое главное – самому обвиняемому, потому что у него есть неплохой шанс остаться на свободе вместо того, чтобы отправиться в колонию на долгий срок.
  4. Но в чем же тогда разница между незаконным хранением наркотиков и покушением на сбыт?

Вот тут и начинается самое интересное. В отличие от части 2 статьи 228 УК РФ статья 228.1. УК РФ, в случае оконченного сбыта наркотического средства, в крупном размере, предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок (внимание!) от десяти до двадцати лет.  

Если речь идет не о самом сбыте, а только о покушении – когда лицо совершило необходимые подготовительные действия для того, чтобы сбыть наркотик (продать, подарить, обменять – способ отчуждения значения не имеет), но преступление не было доведено до конца по не зависящим от него обстоятельствам (например, по причине его задержания) то в этом случае наказание не может превышать трех четвертей от максимального срока по данной статье и составит от десяти до пятнадцати лет лишения свободы.

Таким образом, данная статья, в отличие от обычного хранения, относится к категории особо тяжких преступлений, что, безусловно, повышает уровень раскрываемости правоохранительных органов. Не трудно догадаться, что покушение на сбыт пользуется наибольшим спросом у органов следствия, поскольку размер наказания по данной статье действительно впечатляет.

  • Но как доказать тот факт, что лицо собиралось сбыть хранящиеся у него наркотические средства или психотропные вещества?
  • В первую очередь необходимо доказать наличие у обвиняемого умысла на совершение данного преступления, а именно то, что обвиняемый действительно планировал передать запрещенные вещества третьим лицам.
  • О наличии такого умысла может сообщить следователю сам обвиняемый в своих показаниях, если не будет ориентироваться в сложившейся правовой ситуации, то есть сам «пропишет» себе от десяти до пятнадцати лет колонии.

Если обвиняемый даст признательные показания по покушению на сбыт, он сделает настоящий подарок следователю, поскольку у органов следствия отпадет необходимость вообще что-либо доказывать по делу. Список доказательств будет аналогичен доказательствам, используемым при обвинении за хранение (смотри выше). 

Но что делать следствию, если обвиняемый уходит в глухой отказ? На этот случай органы следствия отработали простую и, на первый взгляд, безупречную схему действий, которая заключается в том, что следствие обращает самое пристальное внимание на размер изъятых веществ и начинает давать ему оценку примерно следующим образом: «такой размер для собственного употребления – это слишком много, а значит, обвиняемый однозначно планировал сбыть эти вещества кому-то другому». Вот такое незатейливое объяснение необходимости назначить гражданину десять лет колонии.

Сказать, что такое объяснение является законным, я не могу, потому что это не так.

Судебная практика Верховного Суда РФ исходит из того, что сам по себе большой объем изъятых наркотических средств или психотропных веществ, равно как и их расфасовка, при отсутствии иных доказательств по делу, не может свидетельствовать о наличии у обвиняемого умысла на незаконный сбыт, а значит, являться основанием для квалификации его действий по статье 228.1. УК РФ.

Но органы предварительного следствия упорно игнорируют судебные акты Верховного Суда РФ, вынесенные на стадии обжалования приговоров по различным уголовным делам, и повсеместно «рисуют» покушение на незаконный сбыт там, где его не может быть в принципе.

Ситуация усугубилась тем, что в настоящее время органы следствия и судьи вообще не используют квалификацию по приготовлению к незаконному сбыту наркотиков (в этом случае наказание по статье за сбыт составляет не более десяти лет), а вменяют только покушение.

К большому сожалению, это произошло потому, что Верховный Суд РФ в итоге пошел на поводу у ныне покойного госнаркоконтроля и 30 июня 2015 года внес существенные изменения в Постановление своего же Пленума от 15 июня 2006 г.

№ 14 по делам о наркотиках, согласно которым с этого момента такая стадия совершения преступления, как приготовление к незаконному сбыту наркотических средств и психотропных веществ фактически перестала существовать.

Во всяком случае, именно так эти разъяснения повсеместно трактуются нижестоящими судами.

Естественно, такие разъяснения незаконны и противоречат общим положениям Уголовного кодекса РФ, согласно которым стадия приготовления возможна в отношении любого тяжкого и особо тяжкого преступления, и исключение для статьи 228.1. УК РФ не предусмотрено. Но этот нюанс абсолютно никого из судей и правоохранительных органов не интересует.

  1. Позиция обвиняемого и его защитника в случае незаконного и необоснованного обвинения в покушении на сбыт наркотиков должна быть четкой и исходить из следующего:
  2. -умысла на незаконный сбыт у обвиняемого не было, изъятые наркотики он хранил для собственного употребления (неплохо, если факт употребления установлен в ходе следствия, например, в протоколе медицинского освидетельствования и (или) в показаниях свидетелей);
  3. -ранее обвиняемый никогда не занимался сбытом наркотических средств и психотропных веществ (об этом может свидетельствовать отсутствие в уголовном деле каких-либо оперативных материалов в отношении обвиняемого);
  4. -в материалах уголовного дела отсутствуют какие-либо доказательства наличия у обвиняемого умысла на сбыт (это в случае стандартного набора доказательств, имеющих отношение только к самому факту изъятия наркотиков, что не отрицает сам обвиняемый);
  5. -большой размер изъятых наркотических средств или психотропных веществ не свидетельствует о наличии у обвиняемого умысла на незаконный сбыт, поскольку он не виноват, что именно в таком виде ему их передал продавец, либо, как вариант, обвиняемый планировал единоразово приобрести значительный объем запрещенных веществ, дабы каждый раз не рисковать быть привлеченным к уголовной ответственности.
  6. Если вам потребуется профессиональная защита по уголовному делу, связанному с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных, ядовитых и сильнодействующих веществ, звоните нам по телефонам: +7(926)254-36-86.
  7. С уважением,

адвокат В.Ю. Бондарчук.

Законодательство в Российской Федерации быстро меняется, поэтому информация в данной статье могла потерять актуальность. Для получения ответа на интересующий Вас вопрос воспользуйтесь онлайн-консультантом или позвоните адвокату по телефону: +7(926)254-36-86.

ВС: количество наркотиков не может свидетельствовать об умысле на их сбыт

  • Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств, указывает Верховный суд (ВС) РФ.
  • Он отмечает, что при этом каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности — достаточности для разрешения уголовного дела (статьи 87, 88 УПК РФ).
  • Суть дела 
  • Верховный суд РФ рассмотрел жалобу на приговор, согласно которому жителя Москвы признали виновным в приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств в крупном размере.
  • Суд установил, что фигурант при неустановленных следствием обстоятельствах, в неустановленном следствием месте, в неустановленное время и у неустановленного следствием лица незаконно приобрёл в целях сбыта 17 свёртков с наркотическим веществом, которые он незаконно хранил при себе, а при задержании сотрудниками полиции они были изъяты.
  • Позиция ВС
  • Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств, напоминает ВС. 
  • При этом каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности — достаточности для разрешения уголовного дела (статьи 87, 88 УПК РФ), указывает высшая инстанция.

При производстве по уголовному делу подлежат доказыванию, в частности событие преступления, виновность подсудимого в совершении преступления, форма его вины и мотивы преступления. С учётом этих требований описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства, обращает внимание ВС.

Читайте также:  Конкурсный кредитор в деле о банкротстве: кто это, как им стать, какими правами обладает

Однако в данном деле, обосновывая наличие у обвиняемого умысла на сбыт наркотических средств, суд в приговоре сослался лишь на количество изъятых наркотических средств и удобную для сбыта расфасовку. 

«Между тем, по смыслу закона само по себе количество обнаруженного у виновного наркотического средства не может свидетельствовать о наличии у него умысла на сбыт этого средства с учётом конкретных обстоятельств дела», — отмечает ВС.

Согласно показаниям осуждённого, он увидел, как неизвестный положил около большой пакет под бетонную плиту и забрал его, а уже дома обнаружил в нем наркотические средства, которые решил оставить для личного потребления. До задержания он успел часть употребить.

  1. «Указанная версия осуждённого, свидетельствующая лишь о незаконном хранении наркотического средства без цели сбыта, не опровергнута.
  2. В приговоре не приведено доказательств, подтверждающих, что (обвиняемый) лично поместил обнаруженные наркотические средства в отдельные пакеты.
  3. При расследовании уголовного дела не установлены лица, которым (фигурант) намеревался сбыть наркотические средства.
  4. Отсутствуют в материалах дела и данные о том, что у (обвиняемого) имелись связи с поставщиками и потребителями наркотических средств», — указывает ВС.
  5. При этом из материалов дела следует, что в отношении обвиняемого не проводились оперативно-розыскные мероприятия и сотрудники полиции не имели информации, что он занимался незаконным сбытом наркотических средств.
  6. Данные обстоятельства подтвердили сотрудники полиции, допрошенные в качестве свидетелей в судебном заседании: они показали, что досмотр обвиняемого был проведён лишь в связи с задержанием его как лица, вызвавшего у них подозрение своим поведением.

«Анализ показаний сотрудников полиции не позволяет сделать вывод о направленности действий осуждённого на сбыт наркотических средств. При этом указанные свидетели пояснили, что при задержании на коленях у (обвиняемого) было раскрытое портмоне, в котором находились наркотики. Один из пакетиков был открыт.

  • Сам осуждённый последовательно утверждал, что найденные наркотические средства он намеревался оставить себе для личного потребления.
  • В силу части 3 статьи 14 УПК РФ все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном Уголовно-процессуальным кодексом, толкуются в его пользу», — отмечает ВС.
  • Таким образом, вывод суда о виновности фигуранта в приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств в крупном размере является предположением, не основанным на доказательствах, считает высшая инстанция.
  • Вместе с тем, приведённые в приговоре доказательства свидетельствуют о виновности осуждённого в незаконном хранении наркотических средств без цели сбыта в крупном размере, то есть в совершении менее тяжкого преступления, предусмотренного частью 2 статьи 228 УК РФ.
  • В связи с чем ВС смягчил осуждённому наказание на два года — до 7 лет лишения свободы без дополнительных наказаний в виде штрафа и ограничения свободы.

Покушение на сбыт наркотиков

Одной из самых распространенных категорий преступлений в России являются уголовные деяния, связанные с наркотиками. В большинстве случаев речь идет о сбыте наркотических веществ.

Практика наших адвокатов в Москве и Железнодорожном показывает, что даже при задержании лица и изъятии у него наркотиков, его обвинят, скорее, не в хранении или употреблении, а по более тяжкой статье — за покушение на незаконный сбыт наркотиков.

Именно потому своевременное появление в деле опытного адвоката по уголовным делам поможет избежать уголовного наказания либо существенно его снизить.

Разграничение оконченного и неоконченного сбыта, отличие от смежных преступлений

Работа адвоката при обвинении подзащитного в сбыте наркотиков в первую очередь должна строиться на определении отстаиваемой позиции:

  • не виновен;
  • виновен, но не в сбыте.

Если избран второй вариант, то защита должна предложить свою версию событий и свою квалификацию.

ДеяниеСодержаниеНаказание
сбыт наркотических средствдеятельность, которая направлена на передачу наркотиков другому лицу за деньги или бесплатно (причем это может быть не только непосредственная передача, но и сообщение места, где хранится вещество, введение инъекции)
не имеет значение, приобрел ли доступ к наркотикам получатель
по ч. 1 ст. 228.1 УК РФ от 4 до 8 лет лишения свободы
покушение на сбыт наркотиковхранение, изготовление, приобретение запрещенных веществ с целью дальнейшего сбыта (когда установлено, что лицо намерено в дальнейшем передавать наркотики другим лицам)по ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 228.1 УК РФ от 4 до 6 лет лишения свободы
хранениевладение наркотиками, когда человек держит их при себе, в тайнике и др. и не собирается никому передавать бесплатно или платно
+ должен быть значительный размер
по ч. 1 ст. 228 УК РФ штраф до 40 тыс. руб. (или доход за 3 месяца) / общественные работы до 480 ч. / исправительные работы до 2 лет / ограничение или лишение свободы от 2 месяцев до 3 лет

Таким образом, мы видим, что по наркотикам переквалификация может сыграть огромную роль. За покушение на сбыт наркотиков сроки лишения свободы в разы превышают наказание за установленное хранение. Потому в случае проигрыша в первой инстанции / в апелляции по данной категории дел есть смысл нанимать адвоката и для кассационной жалобы по уголовному делу.

Покушение на незаконный сбыт наркотических средств: как смягчить наказание

Покушение на сбыт наркотиков, как и оконченный сбыт, — статья очень тяжелая. Если нет никаких вариантов «соскочить» с данного состава (переквалифицировать), то есть смысл обратиться к обстоятельствам, смягчающим вину. Судья учтет их при назначении наказания и, как минимум, назначит срок лишения свободы поменьше.

Какие обстоятельства смягчают вину? К примеру, наличие маленьких детей, совершение покушения на сбыт вследствие принуждения или в силу тяжелых жизненных условий, беременность и др. А за такое смягчающее вину обстоятельство, как явка с повинной, УК РФ запрещает назначать за покушение на сбыт более 5 лет и 4 месяца лишения свободы.

В некоторых случаях помощь адвоката-профессионала также способна обеспечить условное осуждение без отбывания наказания.

К сожалению, реальность российского правосудия такова, что на стороне обвинения стоит не только прокурор, но и следователь, и даже суд. Выстоять в этом неравном противостоянии обвиняемому поможет очень хороший адвокат по уголовным делам.

Его работа заключается как в выработке и представлении позиции по делу, написании апелляционной или кассационной жалобы адвоката на приговор суда, так и в реагировании на любой произвол со стороны властей в виде замечаний, ходатайств и восстановлении нарушенных прав подзащитного.

Вс разрешил не приобщать наркотики к делу об их сбыте — новости право.ру

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда рассмотрела кассационную жалобу по делу № 3-УДП20-22-К3. Ранее кассация отменила приговор Максиму Бырканову по ч. 1 ст. 228.1 УК (незаконный сбыт наркотических средств) в связи с тем, что следствие не установило конкретный состав и количество наркотика. ВС в своем определении не согласился с этим решением.

База судей

Как установило следствие, 27 сентября 2017 года Максим Бырканов приобрел у неустановленного лица так называемые «соли» и передал их своему знакомому. В обмен на это покупатель простил Бырканову часть долга за приобретенную у него машину.

Бырканову также вменяли несколько других эпизодов сбыта наркотических веществ, в том числе и в составе организованной группы. По совокупности преступлений Сосногорский городской суд в июле 2019 года приговорил его к 13 годам колонии строгого режима и 120 000 руб. штрафа. Верховный суд Республики Коми снизил размер штрафа до 50 000 руб., но в остальном оставил приговор без изменений.

В мае 2020 года Третий кассационный суд общей юрисдикции отменил решение нижестоящей инстанции по эпизоду 27 сентября 2017-го с прекращением дела ввиду отсутствия состава преступления.

Кассация сочла, что поскольку предположительно сбытые подсудимым «соли» не приобщили к делу как доказательство, не была проведена их экспертиза и неизвестна масса сбытого вещества, выводы нижестоящих инстанций о сбыте наркотиков подсудимым являются предположительными.

Приговор Бырканову по совокупности преступлений был уменьшен до 12 лет лишения свободы.

Заместитель генерального прокурора Виктор Гринь не согласился с этим решением и подал представление в ВС. Он указал, что выводы нижестоящих судов о виновности Бырканова по этому пункту основаны на совокупности доказательств, включая показания предполагаемого покупателя и результат его медицинского освидетельствования после употребления этих «солей».

В этом сюжете

Судебная коллегия ВС по уголовным делам под председательством Геннадия Иванова отметила, что никакие доказательства, согласно УПК, не обладают заведомым приоритетом по отношению к другим.

Чтобы установить факт сбыта наркотического вещества, экспертиза необязательна: для этого можно использовать свидетельские показания, фото- и видеосъемку, а также изучать следы, в том числе от воздействия наркотика на организм человека.

В данном случае после того, как покупатель  Бырканова употребил сбытые ему «соли», его задержали полицейские, которым он и дал показания на продавца. Эти показания подтвердили другие свидетели.

Химико-токсикологические исследования подтвердили наличие запрещенных веществ в организме задержанного. Провести исследование самого сбытого вещества было невозможно, поскольку свидетель употребил его полностью, указал ВС.

Кассация уклонилась от рассмотрения доказательств в совокупности и необоснованно придала доминирующее значение отсутствию одного из них, считает Верховный суд. А поскольку ответственность за сбыт наркотических веществ наступает независимо от их количества, то невозможность установить массу проданных Быркановым «солей» также не дает оснований для отмены приговора.

В связи с этим Коллегия ВС удовлетворила кассационное представление и отменила решение Третьего кассационного суда общей юрисдикции в части прекращения дела и отмены приговора по эпизоду 27 сентября. Дело в этой части вернули в кассацию для рассмотрения в новом составе.

Что это значит

В соответствии со сложившейся судебной практикой, изъятие запрещенных субстанций – это неотъемлемая часть уголовного дела по сбыту наркотических средств или психотропных веществ, отметил Сергей Шулдеев, адвокат АБ Региональный рейтинг.

группа Семейное и наследственное право группа Уголовное право группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) Профайл компании
.

Своим определением ВС указал, что факт изъятия запрещенного вещества и последующее проведение экспертизы не являются необходимыми элементами таких дел.

Имеющаяся судебная практика не позволяет привлекать к уголовной ответственности по ст. 228.1 УК без установления размера и вида сбытого вещества, указал адвокат.

Кассационное определение Верховного суда может способствовать изменению сложившейся практики.

В таком случае вырастет число уголовных дел, связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ, где факт сбыта будут подтверждать по совокупности иных доказательств, считает Шулдеев. 

  • Верховный суд РФ
  • Уголовный процесс

Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 26.03.2019 N 33-АПУ19-9

  • ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  • АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
  • от 26 марта 2019 г. N 33-АПУ19-9
  • Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Истоминой Г.Н.,

судей Кочиной И.Г., Климова А.Н.,

с участием

государственного обвинителя — прокурора Лох Е.Н.,

осужденных Беляковой Н.А., Савиной Е.М., Александрова В.В.,

защитников — адвокатов Анпилоговой Р.Н., Кротовой С.В. и Шинелевой Т.Н.,

при секретаре Димаковой Д.Н.,

Читайте также:  Нарушение прав потребителей: куда обратиться, ответственность, образец заявления

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Беляковой Н.А., Савиной Е.М., Александрова В.В., адвокатов Максимова М.Н. и Хованской Е.В. на приговор Ленинградского областного суда от 3 октября 2018 года, которым:

Белякова Надежда Александровна, < ... > несудимая,

оправдана по обвинению, предусмотренному ч. 5 ст. 228.1 УК РФ за непричастностью к преступлению,

осуждена:

— по п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ к лишению свободы сроком на 11 лет,

— за каждое из трех преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ (от 2, 20 и 21 февраля) к лишению свободы на 10 лет,

— по ч. 3 ст. 30, ч. 5 ст. 228.1 УК РФ к лишению свободы на 12 лет,

— в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний, — к 14 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима,

срок наказания постановлено исчислять с 3 октября 2018 года, зачтено в срок наказания время содержания под стражей с 21 февраля 2017 года по дату вступления приговора в законную силу;

Савина Елена Михайловна, < ... >

судимая:

— 7 июля 2010 года по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228.1 УК РФ, ч. 1 ст. 228.1 УК РФ, п. «б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ, ч. 1 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 228.1, ч. 3 ст. 69 УК РФ к 5 годам 4 месяцам лишения свободы, освобожденная 24 мая 2013 года по постановлению от 13 мая 2013 года условно-досрочно на 1 год 7 месяцев 18 дней;

— 18 октября 2017 года Волховским городским судом Ленинградской области по п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ к 10 годам 6 месяцам лишения свободы, в срок наказания зачтено время содержания под стражей с 17 ноября 2015 года по 15 июля 2016 года и с 20 апреля по 17 октября 2017 года,

осуждена:

— по ч. 5 ст. 228.1 УК РФ к лишению свободы на 15 лет,

— по п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ к лишению свободы на 12 лет,

— за каждое из двух преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ (от 2 и 21 февраля) к лишению свободы на 11 лет,

— на основании с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, — к 16 годам лишения свободы,

— в соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенного наказания с наказанием по приговору Волховского городского суда Ленинградской области от 18 октября 2017 года, — к 17 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима,

срок наказания постановлено исчислять с 3 октября 2018 года, зачтено в срок наказания время содержания под стражей и отбывания наказания по приговору от 18 октября 2017 года: с 17 ноября 2015 года по 15 июля 2016 года, 2 февраля 2017 года, с 21 февраля 2017 года по день вступления приговора в законную силу;

Александров Вадим Владимирович, < ... > несудимый,

осужден:

— за каждое из двух преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ (от 2 и 20 февраля) к лишению свободы на 6 лет;

— в соответствии с ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний, — к 8 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима,

срок наказания постановлено исчислять с 3 октября 2018 года, в срок наказания зачтено время содержания под стражей с 20 по 21 февраля 2017 года и с 3 октября 2018 года по день вступления приговора в законную силу.

Судом принято решение в отношении вещественных доказательств и по процессуальным издержкам.

Заслушав доклад судьи Кочиной И.Г., выступление осужденных Беляковой Н.А., Савиной Е.М., Александрова В.В., адвокатов Анпилоговой Р.Н., Кротовой С.В. и Шинелевой Т.Н.

, поддержавших доводы, изложенные в апелляционных жалобах и в дополнениях к ним, дополнительно просивших о переквалификации действий Александрова В.В. на ч. 5 ст. 33 ч. 2 ст. 228 и ч. 2 ст. 228 УК РФ, мнение прокурора Лох Е.Н.

, не усматривающей оснований для отмены или изменения приговора, Судебная коллегия,

установила:

Савина Е.М. осуждена за незаконный сбыт 22 ноября 2016 года С. наркотического средства карфентанила массой 8,79 грамма в особо крупном размере.

Белякова Н.А. и Савина Н.А. — за незаконный сбыт Б. 28 января 2017 года по предварительному сговору между собой и с Е. дело в отношении которой прекращено в связи со смертью, наркотического средства карфентанила массой 0,65 грамма в крупном размере.

Этим же приговором Белякова Н.А., Савина Е.М. и Александров В.В. осуждены за покушение на незаконный сбыт группой лиц по предварительному сговору наркотического средства карфентанила массой 1,06 грамма в крупном размере, который не был доведен до конца ввиду изъятия у Савиной Е.М. наркотического средства 2 февраля 2017 года.

Белякова Н.А. и Александров В.В. осуждены за покушение на незаконный сбыт группой лиц по предварительному сговору наркотического средства карфентанила массой 1,57 грамма в крупном размере, который не был доведен до конца ввиду задержания Александрова В.В. 20 февраля 2017 года и изъятия у него наркотического средства.

Белякова Н.А. и Савина Е.М. также осуждены за покушение на незаконный сбыт группой лиц по предварительному сговору наркотического средства карфентанила массой 0,29 грамма в крупном размере, который не был доведен до конца ввиду изъятия наркотического средства при обыске 21 февраля 2017 года по месту жительства Савиной Е.М.

Белякова Н.А. осуждена за покушение на незаконный сбыт в особо крупном размере наркотического средства карфентанила массой 2,09 грамма, который не был доведен до конца ввиду изъятия наркотического средства у нее в ходе обыска 21 февраля 2017 года.

Преступления были совершены в г. Новая Ладога Волховского района Ленинградской области.

В апелляционной жалобе адвокат Максимов М.Н. в интересах осужденной Савиной Е.М. события 22 ноября 2016 года и 28 января 2017 года расценивает как провокацию преступления со стороны сотрудников правоохранительных органов, в связи с чем считает их подлежащим исключению из обвинения.

Полагает, что по делу отсутствуют доказательства наличия самостоятельного умысла Савиной на незаконный сбыт наркотических средств С. и Б., принимавших участие в проверочных закупках. Проверочные закупки считает не отвечающими задачам проведения оперативно-розыскных мероприятий, что влечет недопустимость результатов такой деятельности. Действия Савиной, связанные с передачей карфентанила С.

и Б. считает возможным квалифицировать как пособничество в приобретении наркотического средства без цели сбыта. Считает не установленным умысел Савиной на сбыт изъятого у нее 2 февраля 2017 года карфентанила, а действия осужденной по хранению данного наркотического средства — подлежащими квалификации по ч. 2 ст. 228 УК РФ.

Принадлежность Савиной наркотического средства, изъятого при обыске 21 февраля 2017 года, считает недоказанной, поскольку на момент обыска в помещении кроме нее находились иные лица.

На основании изложенного просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение.

В апелляционной жалобе, в дополнениях к ней и в возражениях на позицию прокурора осужденная Савина Е.М. указывает, что участвовавший в проверочной закупке 22 ноября 2016 года С. путем уговоров склонил ее к передаче наркотических средств. После передачи наркотика С.

ее не задержали, в связи с чем проверочную закупку считает полицейской провокацией, а полученные доказательства недопустимыми.

Как на нарушение процессуальных норм указывает на отсутствие результатов досмотра автомашины, в которой следовали участники мероприятия, на знакомство понятого К. с сотрудником полиции Р., на идентичность объяснений К. и другого участника мероприятия — С.

, в допросе которого судом необоснованно отказано. Полагает, что на момент проверочной закупки К. являлся военнослужащим, однако суд не проверил данную информацию.

Как провокацию Савина расценивает события 28 января 2017 года, поскольку в тот день она приобрела наркотическое средство по просьбе Е. Ссылаясь на исследованные доказательства, на то, что выгоды от оказания помощи не получила, на отсутствие договоренности с Е.

на сбыт, считает, что ее действия нельзя оценивать как незаконный сбыт наркотических средств в связи с отсутствием цели их распространения, просит квалифицировать их как пособничество в приобретении наркотических средств. Ставит под сомнение достоверность показаний Е.

ввиду ее неграмотности, употребления наркотиков, полагает, что показания осужденного Александрова получены путем обмана и угроз со стороны сотрудников полиции.

Необоснованным считает отказ суда в допросе лиц, привлеченных к участию в проверочной закупке 28 января 2017 года лиц, которые бы подтвердили, что наркотических средств при ней не имелось. Оспаривая законность проведенных проверочных закупок, ссылается на отсутствие их аудио- и видеофиксации.

Неверной считает квалификацию ее действий по преступлению от 2 февраля 2017 года, предлагает оценивать их как незаконное приобретение и хранение наркотического средства в крупном размере без цели сбыта.

Полагает, что суд необоснованно положил в основу своих выводов показания осужденного Александрова, данные им в ходе предварительного следствия, поскольку в судебном заседании он их не подтвердил, опровергла показания Александрова и осужденная Белякова.

Ссылаясь на заключение комиссии экспертов о ее наркотической зависимости, на результаты медицинского освидетельствования утверждает, что приобрела наркотические средства для собственного употребления.

Отсутствие в приговоре указания на время вступления в сговор на сбыт наркотиков с другими лицами расценивает как нарушение права на защиту, поскольку это обстоятельство не позволило заявить алиби. Считает недопустимым протокол ее личного обыска поскольку в нем неправильно указано время, что следует из показаний свидетеля К. Полагает, что суд необоснованно отказал в вызове и допросе понятых И. и В. по вопросам обыска, что, по ее мнению, свидетельствует о предвзятости суда.

Необоснованными Савина считает и выводы о ее виновности в покушении на сбыт наркотического средства по эпизоду от 21 февраля 2017 года, поскольку наркотическое средство было изъято в квартире наркозависимой И. где кроме ее находились наркозависимые Е. и И. Указывает на отсутствие при ней следов наркотических средств, в то время как такие следы имелись у И.

Несмотря на это сотрудники полиции необоснованно задержали ее и Е. При обнаружении свертка с наркотическим средством понятые отсутствовали, судом данные обстоятельства проверены не были, поскольку отказано в удовлетворении ходатайства о допросе понятого Т. результате суд пришел к неверному выводу о принадлежности ей обнаруженного наркотического средства.

Полагает, что ее вина в покушении на незаконный сбыт изъятого карфентанила не доказана, поскольку свидетели И. и И. не подтвердили свои показания, данные в ходе предварительного следствия, а приобретатели наркотических средств, о которых они сообщали, не допрашивались.

Мотивировку выводов приговора о принадлежности ей наркотических средств на основании предшествующих событий считает предположением, которое не может достоверно свидетельствовать о ее виновности.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector