АС Московского округа исправляет ошибки: интересные дела за март

В подборке интересных дел самого загруженного окружного суда – ответы на вопросы, разрешается ли подать документ в суд без доверенности, можно ли расценить претензию на юридический адрес как злоупотребление, когда акт приема-передачи не подтверждает передачи имущества и можно ли взыскать с клиента оплату юридических услуг без договора и актов.

Аналогия гражданских норм в арбитражном процессе

Должен ли суд принять жалобу, которая подана без доверенности? Арбитражный суд Московского округа ответил утвердительно в деле № А41-19330/2015.

В нем компания «ВСК», проигравшая дело, подала кассационную жалобу, но представитель компании приложил к ней доверенность с истекшим сроком, поэтому судья Владимир Кобылянский решил оставить документ без движения.

«ВСК» обжаловало это определение, и с ним согласилась коллегия под председательством Сергея Волкова. Она указала, что, исходя из сложившейся судебно-арбитражной практики и разъяснений ВАС, применяется правило, аналогичное ст.

183 ГК о последующем одобрении сделки, которая была заключена без надлежащих полномочий. «Тройка» обратила внимание, что после подачи жалобы другой сотрудник «ВСК» сдавал в суд новые приложения к ней. А это означает, что компания одобрила действия первого представителя, заключил АС МО.

Письмо на юридический адрес как злоупотребление

ООО «Сириус» решило взыскать с московского ГБУ «Жилищник района Печатники» задолженность по контракту. Поскольку он предусматривал обязательный досудебный порядок урегулирования спора, компания послала учреждению претензию на юридический адрес, а затем подала иск в Арбитражный суд Москвы (дело № А40-173068/15).

Но тот решил не рассматривать требования, поскольку счел, что претензионный порядок не соблюден: контракт обязывал стороны слать все уведомления друг другу по фактическому адресу. К тому же ответчик указывал, что «был лишен возможности ответить на претензию, которую отправили на юридический адрес».

С учетом этого суд расценил поведение «Сириуса» как недобросовестное. Апелляция с этим согласилась.

А вот кассация нашла основания отменить определение и постановление. В контракте указаны юридические адреса сторон, они не изменялись, и к тому же ответчик не доказал, что не мог получать корреспонденцию по юридическому адресу, констатировал АС МО. 

Штраф или компенсация

Могут ли стороны предусмотреть обеспечительный платеж даже без нарушений со стороны арендатора – разбирались суды в деле № А40-64148/2015.

ИП Татьяна Филиппова расторгла срочный договор субаренды и потребовала от «Рио Менеджмент» возвратить обеспечительный платеж, который, согласно условиям соглашения, засчитывался «в виде штрафа в случае досрочного расторжения договора субарендатором».

АСГМ признал такое условие ничтожным: нельзя «наказать» Филиппову за то, что она реализовала свое право расторгнуть договор. Иной подход «противоречит правовой природе неустойки, как меры ответственности, применяемой за нарушение гражданских прав». С таким толкованием согласилась апелляция.

Но судьи кассации пришли к противоположному выводу: они заметили, что нижестоящие инстанции не учли принципа свободы договора и разъяснений постановления Пленума ВАС № 16 «О свободе договора и ее пределах».

Следует учитывать баланс интересов сторон, ведь арендодатель при заключении договора рассчитывает получать доход в течение всего срока действия соглашения, а если оно расторгается досрочно – он лишается такой возможности, разъяснила кассация.

На бумаге одно, на деле другое 

АС МО выступил против формального подхода нижестоящих инстанций в деле А41-35773/2015. Они взыскали арендную плату за участок с «Панфилова риэлти» в пользу арендодателя, Администрации городского округа Химки.

Суды не приняли во внимание довод ответчика о том, что фактически земля в пользование не передавалась.

Акт приема-передачи земли от 2009 года, подписанный сторонами, говорил об обратном, и именно этот документ сыграл решающую роль для первой и второй инстанций.

Но на деле все оказалось не так просто. Как показывают материалы другого дела с участием «Панфилова риэлти» (А41-16525/13), это общество получило землю, на которой расположился Гаражно-строительный кооператив № 15. Предполагалось, что он снесет заборы и уберет с участка свое имущество, но этого так и не произошло, и арендатор подал иск о нечинении препяствий (дело сейчас на втором круге).

С учетом этих фактов акт приема-передачи земли сам по себе не подтверждает пользования землей, резюмировал АС МО в деле о взыскании арендной платы.

Отправляя дело на новое рассмотрение, он указал проверить, передавался ли участок по факту, привлечь в дело кооператив третьим лицом и подумать над вопросом, не приостановить ли «арендное дело», пока не будет вынесено решение по «кооперативному».

Юрист против заказчика

Можно ли взыскать плату за юридические услуги, если договор и акты не подписаны, решали суды в деле № А41-25536/15. ИП Александр Савин потребовал оплату от химкинской «Дирекции единого заказчика жилищно-коммунальных услуг» за то, что он представлял ее интересы в службе судебных приставов.

Такие услуги он оказывал не в первый раз, но один из договоров и акты к нему заказчик не подписал. В их отсутствие Савин обосновывал свой иск доказательствами из ФССП, которые показывали, что он и его работник много раз обращались туда с письмами, запросами об ознакомлении с документами и т. д.

Кроме того, он приложил к заявлению предыдущие однотипные договоры.

Дирекция требований не признала. Она утверждала, что договорные отношения в спорный период отсутствовали, а доверенности юристов были отозваны.

Судья Арбитражного суда Московской области Юлия Агальцева удовлетворила требования истца, а цены применила те, которые стороны установили в предыдущих соглашениях. 10-й Арбитражный апелляционный суд отменил это решение.

Раз договор и акты не подписаны, то стороны не согласовали существенных условий договора.

А документы приставов с отметками истца еще не означают, что заказчик принял услуги и у него появилась обязанность их оплатить, решила вторая инстанция.

Но АС Московского округа с таким мнением не согласился. Нижестоящий суд не принял во внимание тот факт, что услуги оказывались неоднократно, а ответчик не смог доказать, что отзывал доверенности. Придя к такому заключению, кассация отправила дело на новое рассмотрение в апелляцию.

Ас московского округа исправляет ошибки: самые интересные дела за май

АС МО разобрался в деле предпринимателя, который жаловался на столичных адвокатов, хитростью отнявших у него бизнес. Сначала они запугали его уголовным преследованием по налоговым статьям, потом провернули продажу доли подставной фирме.

Такова была версия истца, который хотел через суд вернуть свой бизнес. Первая инстанция иск отклонила, вторая удовлетворила. Но АС МО объяснил, почему его не устроили оба решения, а дело надо пересмотреть.

Этот и другие споры — в традиционной ежемесячной подборке практики московской кассации.

Квалифицированный отъем бизнеса

Кассационный суд разобрался в ситуации, которую истец Павел Зубков назвал “рейдерским захватом с участием адвокатов”. Будучи единственным учредителем «Консалт-Риэлти» (имеет 6,6 тыс. кв. м. в центре Москвы на праве аренды), Зубков обратился в московскую коллегию адвокатов “Вектор права” за налоговой консультацией.

По его словам, там адвокаты Константин Скрыпник, Алексей Ахмылов и Вадим Мышлявкин напугали клиента, что положение фирмы ужасно и ее надо срочно продать, пока не начались уголовные дела. Бизнесмен решил последовать их совету и и попросил помощи в оформлении договора с выбранным покупателем — компанией «Весторг БК».

По утверждению бизнесмена, он доверял адвокатам и поздно понял, что они его обманули: зарегистрировали подставную компанию с таким же названием и провернули сделку с помощью доверенности, которую клиент выдал их человеку. Документы Зубкову, по его словам, на руки не передавали и показывали выборочно. В результате он так и не получил 5 млн руб.

за свою долю, после чего отправился в суд с требованием признать куплю-продажу недействительной (дело № А40-116663/2016).

Арбитражный суд Москвы отклонил его требования, но 9 Арбитражный апелляционный суд согласился с истцом, что сделка была совершена под влиянием обмана. Когда Зубков выдавал доверенность на продажу компании «Весторгу БК», “подложной” компании с таким названием еще не было — ее зарегистрировали позже.

Из текста самой доверенности следовало, что бизнесмену было “все равно, на каких условиях он лишится имущества”, решила апелляционная коллегия под председательством Татьяны Лялиной. Он приняла к сведению и то, что “сотрудники” адвокатов практиковали регистрацию разных компаний с одинаковыми названиями. Ответчики не смогли подтвердить, что оплатили 5 млн руб.

за компанию и не доказали своих утверждений, что Зубков “подарил ее, спасаясь от преследования”, следует из постановления апелляции.

Кроме того, в 2011 году Ахмылов уже был осужден за обман другого бизнесмена под видом юридической помощи (статьи УК “мошенничество в особо крупном размере” и “преднамеренное банкротство”). В настоящее время у него действующий статус адвоката (судя по сведениям сайтов Адвокатской палаты Москвы и Минюста).

Но кассация отправила дело на пересмотр, ведь его следовало бы рассмотреть по правилам первой инстанции (заново, а не в порядке проверки). К участию в деле надо было привлечь тех самых адвокатов, на которых жаловался Зубков, чтобы дать им возможность защитить свои права. Ведь истец перечислял их поименно и давал их действиям “негативную оценку уголовного характера”, объяснила кассация.

Непредвиденные и необоснованные расходы

Как оформить и предъявить к оплате непредвиденные расходы подрядчика, разбирались суды в деле А40-215738/2015.

В нем АО «МФС-6», построившее жилой дом по заказу “Центр-Инвеста”, взыскивало с него 16,3 млн непредвиденных затрат.

Эта сумма входила в твердую цену подряда и укладывалась в лимит непредвиденных затрат, а договор не обязывал ее обосновывать. Две инстанции согласились, что этого достаточно, чтобы взыскать долг с заказчика.

Но это не может освободить его от обязанности доказывать состав и факт несения таких затрат, возразила кассация. Во-первых, их надо оформлять первичными документами в любом случае — в силу закона о бухучете.

Во-вторых, если в соглашении не говорится, как предъявлять к оплате непредвиденные расходы — значит, действуют общие договорные правила о затратах подрядчика. Как раз они обязывают составлять акт по форме и прикладывать к нему квитанции и чеки.

Потратил ли действительно подрядчик 16,3 млн руб. и на что — разберется при пересмотре дела АСГМ.

О бремени доказывания при отказе от аренды

ИП Мамедов получил право разместить торговый павильон в Серпухове под условиями, что сооружение будет отвечать определенным требованиям, а окружающую территорию он благоустроит.

Через три месяца чиновники наведались с проверкой и сочли, что требований Мамедов не выполнил: вместо павильона он построил киоск (без помещения для обслуживания покупателей) и полностью не благоустроил участок.

Администрация Серпухова расторгла договор и потребовала демонтировать объект. В ответ Мамедов обратился в суд (дело № А41-60619/2016).

Арбитражный суд Московской области, а за ним и 10 Арбитражный апелляционный суд сочли, что чиновники не доказали нарушений со стороны предпринимателя. Из акта обследования было непонятно, каким именно архитектурным требованиям не отвечает объект, а территория выглядела вполне благоустроенной.

Кроме того, чиновники составили акт в одностороннем порядке — Мамедова и третьих лиц они не приглашали. В итоге, поскольку каждый должен доказать в суде то, что на что ссылается (ст. 65 АПК), две инстанции встали на сторону истца и признали уведомление о расторжении договора недействительным.

Читайте также:  Как вернуть страховку жизни по автокредиту: при досрочном погашении, если банк ее навязал

Администрация пожаловалась в кассацию, которая сочла, что нижестоящие суды неверно распределили бремя доказывания. Действительно, ответчик не доказал, что торговый объект не отвечает договорным требованиям, а территория не благоустроена.

Но признать расторжение договора недействительным хотел Мамедов. А значит, истец должен был обосновать, что соблюдал условия соглашения, а чиновники отказались от него незаконно. Отклоняя акт обследования, суды также не учли, как распределяется бремя доказывания.

Исправить ошибки предстоит АС Московской области, куда дело направили на пересмотр.

Из рук вон плохо: взыскать упущенную выгоду в подряде

Как доказать упущенную выгоду в подряде, разбирались суды в споре польской EXALO Drilling S.A, которая должна была по заказу ООО “ЕВС” выполнять работы по гидроразрыву пласта для компании «Газпром нефть Оренбург». Дело № А40-36852/16 началось с иска иностранной фирмы, которая сочла, что недополучила $1,1 млн по договору 2012 года.

В ответ заказчик заявил во встречном иске целый ряд крупных убытков, которые понес из-за плохой работы подрядчика: постоянного нарушения технологий, регулярных поломок оборудования и низкоквалифицированного персонала.

Из 62 гидроразрывов пласта подрядчик успел выполнить лишь 17, и то настолько некачественно, что это тормозило другие производственные процессы «Газпром нефть Оренбурга», как заявляла эта компания в своих претензиях. В итоге по ее требованию “ЕВС” в 2013 году отказалась от услуг польского подрядчика и расторгла договор.

Помимо других убытков, “ЕВС” потребовала во встречном иске 56 млн руб. упущенной выгоды — столько она планировала выручить за полный объем работ.

Арбитражный суд Москвы взыскал эту сумму в полном объеме, но 9 Арбитражный апелляционный суд счел требование недостаточно обоснованным. Он исследовал переписку между EXALO Drilling S.

A и “ЕВС”, в которой последняя компания отказалась от договора, но не назвала конкретной причины — лишь объяснила, что от самой “ЕВС” она не зависит. “Из переписки сторон вины исполнителя не усматривается,” — пришла к выводу апелляция.

Она заключила, что истец по встречному иску не доказал “с разумной степенью достоверности” размер убытков и их причинно-следственную связь с плохой работой подрядчика.

Кассационная коллегия под председательством Анатолия Стрельникова признала такой взгляд на обстоятельства дела однобоким. Чтобы точно узнать, хорошо ли были выполнены работы или нет, нужно было обязательно привлечь в дело “главного” заказчика «Газпром нефть Оренбург» (как минимум третьим лицом).

Узнать, какие он предъявлял претензии и почему потребовал у контрагента перестать сотрудничать с EXALO Drilling S.A. Кроме того, апелляция упустила факт, что однажды “ЕВС” оплатил штраф за простой, допущенный польской фирмой.

Мнение конечного заказчика выяснит при новом рассмотрении дела Арбитражный суд города Москвы.

Ас московского округа исправляет ошибки: пять самых интересных дел за июль

АС Московского округа (АС МО) отправил на новое рассмотрение иск космодрома «Восточный» к «Спецстрою» на 2 млрд руб., в рамках которого истец пытается взыскать долг по госконтракту.

Первая инстанция и апелляция в удовлетворении иска отказали — истец не содействовал ответчику в выполнении контрактных работ, а значит и неустойки требовать не может, решили они. В АС МО объяснили, почему такой подход — ошибочный.

Этот и другие споры – в традиционной ежемесячной подборке практики московской кассации.

Строительство космодрома: помощь не обязательна

ФКУ «Дирекция космодрома «Восточный» предъявило иск к «Спецстройтехнологиям» при Спецстрое России еще в августе 2016 года (дело № А40-178114/2016) (см. «Космодром «Восточный» взыскивает со «Спецстройтехнологий» 1 млрд руб.»). Оно пыталось взыскать долг по контракту от 2014 года.

Работы на строящемся космодроме подрядчик должен был закончить до конца ноября 2015 года, но, как указал истец, в срок работу не выполнили из-за опоздания с началом строительства и малого числа рабочих. По версии ответчика, стороны согласовали перенос окончания работ.

Подрядчик также обратил внимание на то, что в задержках истец виноват сам, поскольку позже, чем следовало, предоставил документацию по строительству, а также неоднократно вносил в нее изменения. Изначально от ответчика, «Спецстройтехнологий», требовали 1,04 млрд руб.

, но из-за растущей неустойки сумма выросла почти до 2 млрд.

АСГМ отказался удовлетворить иск, указав, что дирекция «Восточного» не содействовала Спецстрою в выполнении работ — предоставила документы по строительству позже условленного срока и не раз вносила внее правки, а срок контракта истец продлил в одностороннем порядке, без соблюдения правил постановления Правительства 6 марта 2015 года № 198. Суд пришел к выводу, что неустойку при таком положении дел требовать нельзя (см. «Суд отказался взыскать со Спецстроя 2 млрд руб. по иску космодрома «Восточный»). С таким выводом согласилась и апелляция — 9-й ААС (см. «Апелляция поддержала отказ во взыскании со Спецстроя 2 млрд руб. по иску космодрома «Восточный»).

АС МО отменил решения нижестоящих судов, аргументировав это тем, что стороны не применили правила, установленные постановлением правительства 6 марта 2015 года № 198.

Они позволяют изменять срок исполнения контракта только в случае, если без этого реализовать его условия невозможно в принципе, и от сторон эти обстоятельства не зависят.

Что за условия были в этом случае — суды не установили, поэтому вывод об изменении сроков контракта преждевременный. С таким выводом кассация отправила дело на новое рассмотрение в АСГМ.

Неучтённое налогом не облагается

АС МО рассмотрел спор между ФНС и «Кубаньэнерго», которая занимается транспортировкой электроэнергии (дело № А40-13192/2016). Налоговая провела выездную налоговую проверку компании и доначислила ей налог на прибыль — 73,2 млн руб., 11,5 млн руб. пени и 11 млн руб. штрафа.

Как следует из решения налогового органа, ПАО «Кубаньэнерго» занизила доходы на стоимость фактически переданной, но не учтенной электроэнергии, на сумму 105,2 млн руб. Это и привело к завышению убытков по налогу на прибыль. Суд первой инстанции и апелляция отказались удовлетворять требования компании.

Суд первой инстанции решил, что доходы были занижены необоснованно. Стоимость неучтенной энергии надо было включить в налоговую базу по НДС, решил суд. Апелляция также согласилась с выводом о том, что оплата электроэнергии по бездоговорному потреблению признается облагаемой НДС операцией и сослались на пп.1 п 1 ст.

146 НК.

В кассации с нижестоящими судам не согласились и указали, что если имущество выбыло в результате наступления событий, не зависящих от воли налогоплательщика, объекта налогообложения по НДС не возникает.

Другими словами, если объекты электросетевого хозяйства подключаются к сети без договора, то для поставщика электроэнергии это не считается реализацией. При этом для потребителя речь будет идти о неосновательном обогащении (ст.

1102 ГК), которое сетевая организация как потерпевшая сторона имеет право взыскать с приобретателя.

«Взыскание сетевой организацией в ее пользу стоимости бездоговорного потребления, по сути, является возмещением реального ущерба, но не взысканием задолженности за переданную электроэнергию», — обратил внимание АС МО. Кассация отменила судебные акты по делу и отправила дело на новое рассмотрение.

Приемлемые ограничения для госзакупок

АС МО разобрался и в том, какие ограничения законно вводить для участников конкурса на проект (дело № А40-204433/2016).

Министерство строительства и дорожного хозяйства Астраханской области объявило конкурс на право заключить концессионное соглашение на проектирование, создание и эксплуатацию системы видеоконтроля и фотовидеофиксации нарушений ПДД.

ФАС обнаружила в конкурсе нарушения закона о концессиях. Антимонопольщиков не устроили требования к участникам конкурса.

В частности, условие об отсутствии у претендентов негативных изменений финансового положения за последние три финансовых года, в том числе наличия просроченной кредиторской задолженности, которая может привести к банкротству; подтверждение опыта финансирования создания комплексных систем, аналогичных той, которую заказали в Астраханской области.

Заказчик обратился в суд, указав, что в ФАС не учли положения п. 3 ч. 1 ст. 23 Закона о концессиях и судебное толкование положений данного пункта. Там содержится открытый перечень требований, которые можно предъявить к участнику конкурса.

Судебная практика, в свою очередь, свидетельствует, что финансовая состоятельность дает представление о квалификации, профессиональных и деловых качествах претендента, а это законодатель напрямую разрешает — как и другие указанные в конкурсной документации ограничения.

Суды отказались удовлетворить требования Министерства и сослались на то, что возможность исполнить обязательства по концессионному соглашению подтверждается на этапе его заключения с победителем конкурса, когда он и предоставляет фингарантии.

Прошлый опыт финансирования аналогичных проектов и вовсе не важен, решили суды — ведь экономическая ситуация очень быстро меняется, и прошлые удачи ни о чем не говорят. Само по себе изменение финансового положения претендента за последние три финансовых года не подтверждает его профессионализм или возможность исполнить контракт, решили суды.

Кроме того, даже если третьи лица требуют от участника конкурса погасить перед ними долги — еще не факт, что суд подтвердит обоснованность таких долгов.

Однако АС МО с этим не согласился. Действующее законодательство не содержит исчерпывающего перечня требований, предъявляемых к участникам конкурса, поэтому организатор торгов может сам определять критерии допуска к участию в конкурсе, указали в кассации.

Он вполне может потребовать от участников иметь определенный опыт работы и подтвердить свое стабильное положение, решил АС МО. Цель таких требований — выявить риск неисполнения концессионного соглашения на более ранних этапах, и это не противоречит закону о концессиях.

Кассация отменила решения нижестоящих судов и направила дело на новое рассмотрение в первую инстанцию — АСГМ.

Проблемы должника для кредитора — не проблемы

АС МО разрешил и немало споров, связанных с возможностью исполнения третейских соглашений. Один из них — дело ООО «Мицар» (дело №А40-240018/2016). Компания добивалась исполнения решения третейского суда, по которому в ее пользу с ООО «Алида» взыскивали задолженность в размере 31,5 млн руб. по договору займа.

«Мицар» взыскивал деньги на основании договора цессии — уступки прав требования. Третейский суд по финансовым спорам при Ассоциации «МАСКОМФИН» обязал должника вернуть задолженность и оплатить третейский сбор — 200 000 руб. Однако компания решения не исполнила.

Тогда «Мицар» отправился в суд с заявлением о выдаче исполнительного листа.

Читайте также:  Гражданские споры - возмещение материального вреда

Первые две инстанции добиться возврата средств не помогли: в удовлетворении требований суд отказал. Первая инстанция обратила внимание на то, что компания сдавала в налоговую нулевую отчетность.

То есть налоговые данные не подтверждают, что фирма вела деятельность, когда заключался и исполнялся договор займа и третейский суд выносил решение.

При таких условиях требования удовлетворить нельзя, заключил суд.

В кассации с таким подходом не согласились.

То, что компания подала нулевую отчетность в налоговую, когда дело рассматривалось в третейском суде, по закону не может привести к отказу в выдаче исполлиста на решение третейского суда, говорится в кассационном постановлении АС МО.

Суд обратил внимание: проблемы должника в сфере налогообложения и в отношениях с госорганами не влияют на гражданско-правовые отношения с его контрагентами. А его кредиторы не должны нести негативные последствия из-за того, что должник нарушил налоговое законодательство.

ЗАГСы обязали помогать арбитражным управляющим

АС МО определился и с тем, обязан ли ЗАГС по запросу предоставлять требуемые документы арбитражному управляющему (дело № А40-196374/2016). В ходе процедуры банкротства арбитражный управляющий запросил у Замоскворецкого ЗАГСа сведения о наличии браков, детей, об изменении имен, фамилий, отчеств,и другой известной информации о лицах, банкротством которых он занимался.

Там предоставить сведения ему отказались. Отказ сопровождался ссылкой на п. 9 ст. 213.9 Закона о банкротстве, где указано, что гражданин обязан сам предоставить управляющему по его требованию любые сведения о составе своего имущества, месте нахождения этого имущества, составе своих обязательств и другие сведения в течение пятнадцати дней с даты требования.

Когда и жалоба начальнику ЗАГСа не помогла добыть сведения, управляющий обратился в арбитраж, требуя признать действия ЗАГСа незаконными. Две инстанции иск не удовлетворили, сославшись на то, что для начала следовало направить в арбитраж ходатайство об истребовании доказательств, потом — получить от суда запросы с правом получения ответов на руки.

А раз сделано этого не было, отказ ЗАГСа представить документы закон не нарушает.

Но в АС МО такой подход признали ошибочным. Согласно п.1 ст. 20.3 Закона о банкротстве арбитражный управляющий в деле о банкротстве имеет право запрашивать необходимые сведения о должнике и его имуществе у физических и юридических лиц, госорганов и органов местного самоуправления.

Запрашивая данные, он действует на основании судебного акта о введении процедуры банкротства, указал АС МО, и ЗАГС обязан предоставить требуемые сведения, что указано в п.3 ст.12 Закона об актах гражданского состояния и п.1 ст. 20.3 Закона о банкротстве. П. 9 ст. 213.

9 Закона о банкротстве, на который ссылались нижестоящие инстанции, применен неверно: возможность действовать через арбитраж у управляющего действительно есть, но это не мешает ему запросить необходимые сведения у иных лиц на основании п. 1 ст. 20.3 Закона о банкротстве.

И эти сведения должны быть ему предоставлены, подытожил АС МО, отправляя дело на пересмотр в АСГМ.

  • АС Московского округа исправляет ошибки: пять самых интересных дел за июнь
  • АС Московского округа исправляет ошибки: самые интересные дела за май
  • АС Московского округа исправляет ошибки: пять самых интересных дел за апрель

​Топ-3 поворотных дела арбитражных судов округов за октябрь 2021 года

Отобрали интересные споры, в которых кассация не согласилась с нижестоящими судами. Расскажем о позициях по банковской гарантии, взысканию неустойки и убытков.

Банковская гарантия

Бенефициар требовал выплатить деньги по банковской гарантии. Банк отказал, так как в представленных документах были недостатки (нет расчета суммы и надлежащего заверения).

Две инстанции его поддержали, а кассация — нет. Она решила, что условия гарантии нужно толковать в пользу бенефициара.

Мнение судов

Нарушен порядок заверения документов: нет подписи руководителя и печатей учреждения.

Требование и документы не соответствуют условиям гарантии.

Позиция кассации

Банк — профессиональный субъект финансового рынка. Он должен был принять документы в том виде, в каком их представили.

Требование содержало расчет суммы. В гарантии не было специальных правил его выполнения и оформления.

Ссылка на нарушение порядка заверения формальная.

Постановление АС Волго-Вятского округа от 05.10.2021 по делу N А31-11621/2020

Взыскание неустойки

Общество не полностью оплатило товар. Поставщик обратился в суд, чтобы взыскать, в частности, долг и неустойку. Насчет последней мнения судов разделились.

Ответчик ссылался на то, что договор не подписан, условие о неустойке не согласовано.

Мнение апелляции

  • Договор и спецификация отправлены ответчику по электронной почте.
  • Он принял и частично оплатил товар, тем самым подтвердил заключение договора.
  • Ответчик направил истцу гарантийное письмо, в котором обязался оплатить всю поставленную продукцию.

Неустойку следует взыскать, снизив ее размер с учетом ст. 333 ГК РФ.

Позиция кассации

  1. Ответчик не подписывал договор и спецификацию.
  2. В платежных поручениях не было ссылки на договор.

  3. Нет оснований считать, что своими действиями ответчик подтвердил согласование всех условий документа.

  4. Так как письменную форму не соблюли, соглашение о неустойке недействительно, начислить ее нельзя.

Постановление АС Московского округа от 11.10.2021 по делу N А41-37142/2020

Возмещение убытков без возврата товара

Общество купило транспортные средства и перепродало их третьим лицам. Из-за отмены одобрений типа ТС госрегистрацию аннулировали. Конечные покупатели взыскали с общества стоимость ТС без учета износа, так как товар утратил потребительские свойства и его нельзя было использовать по назначению.

Общество решило возместить стоимость техники и убытки за счет первоначального продавца. Поскольку он был в процессе банкротства, заявили требования о включении в реестр кредиторов. Суды не удовлетворили иск, но кассация посчитала их выводы преждевременными.

Мнение судов

Вопрос о возмещении денег нужно рассматривать вместе с вопросом о возврате имущества.

У общества нет ТС, поэтому его требования удовлетворить нельзя.

Позиция кассации

Суды не учли, что общество вправе взыскать спорные суммы в порядке регресса, так как оно понесло ответственность перед третьими лицами за действия продавца.

Нельзя отказать в удовлетворении требований в полном объеме только потому, что ТС отсутствуют.

Постановление АС Поволжского округа от 18.10.2021 по делу N А65-6433/2019

Потерянная буква и лазейка для взыскателя: практика АС Московского округа

Общество «Автобам» заказало у компании «Умиат-111» поставку асфальтобетонной смеси по стопроцентной предоплате. Заказчик не заплатил полностью, поэтому «Умиат-111» взыскал долг в 1,4 млн руб.

в деле № А40-31226/2020. Компания получила исполнительный лист и начала взыскивать по нему деньги. Тем временем «Автобам» добровольно перечислил своему контрагенту 1,1 млн руб. в счет оплаты долга.

Но «Умиат-111» обратился в суд еще раз и потребовал заплатить ему неустойку за нарушение сроков оплаты в размере 194 449 руб. «Автобам» заявил встречный иск и потребовал выплатить ему 1,033 млн руб. неосновательного обогащения (дело № А40-31947/2021).

Юристы «Автобама» обратили внимание, что взысканные по первому спору с помощью исполнительного листа деньги «Умиат-111» засчитывал не только в счет основного долга, но и в счет пеней, которые его контрагент даже не «просудил».

В то же время «Автобам» добровольно исполнил решение суда и перечислил деньги своему контрагенту.

Таким образом, «Умиат-111» получил больше денег, чем должен был, из-за того, что самостоятельно решил «оплатить» с помощью исполнительного листа еще не взысканную неустойку.

Суды двух инстанций полностью удовлетворили иск «Автобама» и взыскали с «Умиата-111» неосновательное обогащение, потому что компания самостоятельно изменила порядок зачисления денег. А первоначальному истцу отказали во взыскании неустойки с контрагента.

АСГМ и 9-й ААС указали, что «Автобам» не был согласен на зачет неустойки, а кроме того, истец неправильно посчитал ее размер. При этом суды обратили внимание, что «Умиат-111» не лишен права подать новый иск — с исправленным подсчетом суммы неустойки.

Арбитражный суд Московского округа решения отменил. Суды фактически признали за «Умиат-111» право требовать неустойку за просрочку оплаты товара, а ответчик этого не оспаривал.

Неправильный расчет неустойки, произвольное удержание ее оплаты и несогласие с произведенным зачетом со стороны «Автобама» сами по себе не могли стать основанием для отказа в иске. Новый иск истец подавать не должен: он уже сделал это, обратившись в суд.

Первая инстанция должна была самостоятельно определить период начисления и размер неустойки, но не сделала этого. Потому окружной суд вернул дело на новое рассмотрение в АСГМ.

Потеряли букву

Налоговая Минска обратилась в АСГМ, чтобы признать решение Экономического суда Минска о взыскании денег с Андраника Иоанесяна. Суд сделал это, заседание прошло без ответчика.

Первая инстанция обратила внимание, что Иоанесяну присылали извещение о необходимости явки в суд для получения документов из Минского суда, но он не пришел.

АС Москвы решил, что ответчик «занял пассивную позицию» по делу, хотя мог получить всю необходимую информацию и ознакомиться со всеми материалами.

АС Московского округа обнаружил в деле ошибку.

Кассация обратила внимание, что суд действительно извещал, но не того человека: вместо правильной фамилии Иоанесян во всех документах, в том числе материалах минского суда, использовалась фамилия Ионесян.

«Суд не объяснил, каким образом из-за неверного написания фамилии адресата на почтовом отправлении заявитель мог получить отправление, пусть и направленное по адресу его места жительства», — отметил окружной суд.

Кассация вернула дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Срок для пересмотра

11 октября 2020-го ООО «Бейс» отсудило у «Роснефти» долг по арендной плате за помещение в Хабаровске и неустойку, общая сумма выигранного иска превысила 750 000 руб. (дело № А40-112897/2020). 

Параллельно Замоскворецкий районный суд рассматривал уголовное дело в отношении бенефициара «Бейса» — экс-губернатора Хабаровского края Виктора Ишаева.

17 февраля 2021-го суд в приговоре признал, что договоры аренды заключались по завышенной цене, а Ишаев «фактически руководил» представительством «Роснефти», потому что был вице-президентом компании. Его признали виновным в растрате по ч. 4 ст. 160 УК.

Ишаев оспорил обвинительное решение в Московском городском суде, но 13 мая 2021-го сам отказался от апелляционной жалобы.

После чего «Роснефть» обратилась в АСГМ с заявлением о пересмотре решения по вновь открывшимся обстоятельствам, сославшись на вступивший в законную силу приговор. Это произошло 2 августа 2021-го.

Но две инстанции посчитали, что заявитель обратился за пределами шести месяцев со дня появления или открытия обстоятельств, являющихся основанием для пересмотра.

А срок посчитали с 27 февраля 2021-го, когда, по мнению АСГМ и 9-го ААС, приговор вступил в законную силу.

Арбитражный суд Московского округа исправил ошибку. Наличие возбужденного апелляционного производства препятствует вступлению в силу судебного акта, который обжалуется, напомнили в кассации. Суды не учли, что от апелляции отказался сам Ишаев, а значит, «Роснефть» никак не могла предвидеть подобное развитие событий. Потому вопрос о пересмотре решения вернули на новый круг в АСГМ.

Читайте также:  В праве на звонок нет пяти минут

Ковидные истории

Несколько споров, которые АС Московского округа рассмотрел в январе, касались законов коронавирусного времени.

В деле № А41-13600/2021 участник долевого строительства общество «Сфера» взыскивало с застройщика ООО «Инфинити» долг по договору 5,3 млн руб. и 1,1 млн руб. процентов за пользование чужими деньгами.

Речь шла о периоде со дня заключения договора в 2018 году до дня подачи иска — 17 февраля 2021 года. Еще заявитель попросил расторгнуть договор участия в строительстве.

Поводом для такого иска стало решение о признании незаконным разрешения на строительство.

Две инстанции удовлетворили иск, но снизили проценты вдвое по правилам ст. 333 ГК. АС Московского округа с этим не согласился. Кассация обратила внимание, что неустойка заявлена в период действия моратория, введенного постановлением правительства № 423.

Но суды проигнорировали это, а сам ответчик не вспомнил о моратории. Это ошибка: информация о моратории является общедоступной, это известный факт, влияющий на обязательство сторон вне зависимости от заявления о том участников спора. Суд должен был учесть правила моратория даже без указания ответчика.

Спор о процентах вернули на новое рассмотрение.

А в деле № А40-238555/2020 спор возник относительно госконтракта, который 23 апреля 2020-го СИЗО № 1 Москвы, также известное как Матросская тишина, заключило контракт с ООО ПТК «Вик Инжиниринг».

По условиям соглашения исполнитель должен был поставить модульное разборное здание из металла для хранения продуктов питания за 12,5 млн руб. Предельным сроком исполнения контракта установили 26 августа того же года.

К нужному дню «Вик Инжиниринг» свои обязательства не исполнил, потому 26 октября 2020-го СИЗО расторгло договор в одностороннем порядке, а потом заявило иск на 108 000 руб. пеней за просрочку исполнения и 125 000 руб. штрафа.

Но суды отказали в иске, сославшись в том числе и на ограничительные меры, которые действовали в Москве в период исполнения контракта.

АС Московского округа обратил внимание, что и подача заявки на участие в аукционе, и заключение контракта произошли уже после введения ограничительных мер.

А значит, обосновать этим освобождение ответчика от договорной ответственности нельзя. Дело вернули в АСГМ на новое рассмотрение.

Запрос в налоговую

Предприниматель Николай Цеховский в ходе банкротства ООО ИПК «Атлас» купил с торгов право требования общества к компании «Перспектива» на 186 064 руб.

Коммерсант получил исполнительный лист и обратился с ним в налоговую инспекцию.

Цеховский попросил предоставить ему сведения о банках, в которых есть счета у «Перспективы», информацию о видах и номерах этих счетов, а еще о количестве и движении денежных средств в рублях и иностранной валюте.

Налоговики предоставили почти все сведения, но отказались раскрыть подробности движения средств. Цеховский оспорил отказ в суде (дело № А40-57625/2021). Две инстанции указали, что налоговая служба и не должна предоставлять подобную информацию.

«Налоговые органы не являются держателями информации об операциях на счетах налогоплательщика», — решили суды. Кроме того, Налоговый кодекс не содержит положений о направлении налоговыми органами запросов в банк в случае обращения взыскателя.

Такие полномочия есть только у судебного пристава.

АС Московского округа с выводами нижестоящих судов не согласился. Кассация сослалась на норму ст. 69 закона «Об исполнительном производстве», согласно которой взыскатель вправе получить в инспекции информацию о движении денег по счетам должника.

В этом споре речь не шла об основных функциях налогового органа, а рассматривался вопрос об обязанности налогового органа оказывать взыскателю помощь и содействие при осуществлении исполнительного производства.

И ссылка на Налоговый кодекс в рассматриваемом деле не актуальна.

Окружной суд отменил решения нижестоящих судов и принял новое, которым обязал инспекцию предоставить информацию о движении денег по счетам «Перспективы».

Обзор практики АС Московского округа

Процессуальный порядок ведения упрощенного производства может привести к возникновению судебной коллизии. Это связано с жесткими требованиями к срокам предоставления документов, досудебным порядком урегулирования споров и возможностью подать встречный иск уже в ходе рассмотрения дела. Арбитражный суд Московского округа разрешил такую коллизию достойно.

Суть спора

Коммерческая фирма хотела взыскать с другой организации задолженность по оплате за выполненные работы. Суд начал рассматривать дело в упрощенном порядке, а ответчик захотел заявить встречный иск из-за того, что подрядчик нарушил сроки выполнения работ.

Однако производство по делу уже началось, как и отсчет срока в 30 дней, в течение которого стороны по в рамках упрощенного производства могут подать дополнительные документы. Этот срок истекал 22 июля 2016 года.

Поскольку законодательно определен претензионный порядок рассмотрения таких споров, то новому истцу нужно было подождать 30 дней с момента направления претензии до подачи искового заявления.

Однако организация, чтобы успеть подать документы по первому иску в качестве ответчика, предъявила свой встречный иск 4 июля 2016 года – через 6 дней после направления претензии.

Решение суда

Так как новый истец по встречному иску нарушил претензионный порядок, суд первой инстанции и апелляция оставили его без рассмотрения. Однако Арбитражный суд Московского округа в постановлении от 13.06.2017 N Ф05-6061/2017 по делу N А40-127086/2016 с таким подходом не согласился.

Судьи пришли к выводу, что раз документы по основному иску нужно было предоставить до 22 июля, то, изначально ответчик, который пожелал подать встречный иск, не успевал выдержать срок в 30 дней, начиная с даты отправки претензии 28 июня. Кроме того, истец не получил его претензию, поскольку письмо вернулось по неизвестной причине адресату.

В таком случае претензия все равно считается доставленной.

Суд указал, что со дня поступления встречного иска до начала рассмотрения дела по существу прошло целых пять месяцев. Поэтому у ответчика по встречному иску было достаточно времени чтобы урегулировать спор в досудебном порядке, несмотря на коллизию процессуальных норм. Арбитры подчеркнули, что другой подход к разрешению данной коллизии может привести к злоупотреблению правом.

2. Убытки: как избежать двойного взыскания

Кредитор может требовать от должника возмещения убытков независимо от иных способов защиты нарушенных прав. Даже если это привет к двойному взысканию. К такому выводу пришел Арбитражный суд Московского округа.

Суть спора

Организация обратилась в арбитражный суд с исковым заявлением о взыскании со своего руководителя суммы убытков, причиненных его действиями. Директор заплатил эту сумму по договору инвестирования, заключенному от лица организации со сторонней компанией.

Вскоре выяснилось, что эта сделка изначально была притворной. Фактически директор хотел под видом инвестиций выкупить 40% уставного капитала другой компании.

В соответствии с Уставом организации на такие действия руководителю обязательно требовалось согласие наблюдательного совета, которого он не получил. Кроме иска к директору организация обратилась в другой арбитраж с иском к компании о признании сделки недействительной, и выиграла спор.

Суд признал сделку недействительной и обязал компанию вернуть деньги несостоявшемуся «инвестору»- покупателю. Директор счел такую ситуацию двойным взысканием и заявил свои возражения.

Решение суда

Суд первой инстанции в иске организации отказал. Арбитры отметили, что истец не доказал, что эту сумму невозможно взыскать с компании по другому решению суда.

На сумму, подлежащую возврату был выдан исполнительный лист, и судебный пристав уже назначил срок для ее выплаты.

Арбитры указали, что если взыскать эти же деньги еще и с директора, это будет двойное взыскание по одной и той же причине. Апелляционный суд с такой позицией согласился.

Арбитражный суд Московского округа постановлением от 23.06.2017 N Ф05-8201/2017 по делу N А40-68205/2016 решения судов низших инстанций отменил и направил дело на новое рассмотрение.

Арбитры напомнили, что если иное не установлено законом, кредитор имеет полное право требовать от должника возмещения убытков независимо от иных способов защиты нарушенных прав.

В спорной ситуации нижестоящие суды установили только факт вынесения судом решения в пользу организации о недействительности сделки, но не выяснили, было ли реально что-то оплачено компанией.

Поскольку организация смогла доказать недобросовестное и неразумное поведение руководителя, а также сумму причиненного им ущерба, суд должен был получить от него разъяснения.

Ведь директор может объяснить свои решения и обосновать причину возникновения убытков. Если же ответчик отказался от объяснений, это можно считать злоупотреблением правом.

В результате арбитры переложили на руководителя-ответчика бремя доказывания своей невиновности, сославшись на позицию из постановления Пленума ВС от 23 июня 2015 года № 25.

3. Штатный юрист организации может получить плату за представительство в суде

Организация имеет право просить проигравшую спор сторону возместить ей расходы на представителя, даже если интересы организации представлял штатный юрист. В этом вопросе все зависит от условий трудового договора такого представителя. Так решил Арбитражный суд Московского округа.

Суть спора

Третье лицо в корпоративном споре решило взыскать с проигравшей стороны расходы на оплату услуг юриста.

Этот юрист работал в самой организации по трудовому договору, однако в его условиях были определены обязанности работника только в части составления и сопровождения договоров.

На судебное представительство организация заключила со своим работником отдельное соглашение об оказании юридических услуг. Поэтому за работу в суде юрист получил отдельное вознаграждение. Именно эту сумму и хотела взыскать организация.

Решение суда

Арбитражный суд первой инстанции позицию организации поддержал и взыскал проигравшей стороны сумму понесенных организацией расходов. При этом арбитры учли сложность дела и время его рассмотрения. Апелляция это решение отменила и отказала в компенсации, указав на то, что юрист является штатным сотрудником.

Ведь, если в судебном процессе участвует организация, интересы которой представляют ее работники, значит, расходов на оплату услуг представителя не было.

Более того, апелляция квалифицировала договор на оказание юруслуг как трудовой, а вознаграждение по нему — как заработную плату, указав на периодичность участия юриста в судах.

Однако Арбитражный суд Московского округа с такими выводами не согласился. В постановлении от 16.06.

2017 N Ф05-7850/2017 по делу N А40-229009/2015 сказано, что юрист представлял интересы организации в суде именно на основании договора гражданско-правового характера на оказание услуг.

Поэтому судьи восстановили решение суда первой инстанции и обязали организацию-ответчика выплатить третьему лицу компенсацию в полном размере.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector