ВС определил надлежащего кредитора должника

Верховный суд РФ в Постановлении Пленума от 22.11.2016г. №54 «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении» дал следующие разъяснения:
 

1. В случаях, предусмотренных законом или вытекающих из существа обязательства, на сторону может быть возложена обязанность отвечать за наступление или ненаступление определенных обстоятельств, в том числе не зависящих от ее поведения, например в случае недостоверности заверения об обстоятельствах при осуществлении предпринимательской деятельности.

Окажем профессиональную помощь в любой ситуации, обращайтесь +7 (343) 222-10-20

 
2. Однородными обязательствами, по которым кредиторы могут заключить соглашение о порядке удовлетворения их требований к должнику (пункт 1 статьи 309.

1 ГК РФ), являются, в частности, обязательства, предусматривающие передачу определенных родовыми признаками вещей или прав, например, денежные обязательства или обязательства по передаче бездокументарных ценных бумаг определенной категории (типа).
 

3. По общему правилу, предусмотренному статьей 309.2 ГК РФ, расходы по исполнению обязательства несет должник исходя из условий этого обязательства.

Вместе с тем кредитор несет расходы по принятию им исполнения, например расходы на использование специального программного обеспечения, мобильную связь, отправку документов и т.п. Дополнительные издержки кредитора по принятию исполнения, вызванные действиями должника, возлагаются на последнего.
Дополнительные издержки должника, вызванные действиями кредитора, в частности возникшие в связи с изменением кредитором места исполнения обязательства после его возникновения, возмещаются кредитором (пункт 2 статьи 316 ГК РФ).
Правила о расходах на исполнение обязательств, предусмотренные статьей 309.2 ГК РФ, подлежат применению, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором либо не вытекает из существа обязательства, обычаев или других обычно предъявляемых требований.
 

4. По смыслу статьи 67.2 ГК РФ условиями корпоративного договора может быть предусмотрено право на односторонний отказ от исполнения обязательств для любого из его участников.

 

5.

Если односторонний отказ от исполнения обязательства или одностороннее изменение его условий совершены тогда, когда это не предусмотрено законом, иным правовым актом или соглашением сторон или не соблюдены требования к их совершению, то по общему правилу такой односторонний отказ от исполнения обязательства или одностороннее изменение его условий не влекут юридических последствий, на которые они были направлены.

При осуществлении стороной права на одностороннее изменение условий обязательства или односторонний отказ от его исполнения она должна действовать разумно и добросовестно, учитывая права и законные интересы другой стороны (пункт 3 статьи 307, пункт 4 статьи 450.1 ГК РФ). Нарушение этой обязанности может повлечь отказ в судебной защите названного права полностью или частично, в том числе признание ничтожным одностороннего изменения условий обязательства или одностороннего отказа от его исполнения (пункт 2 статьи 10, пункт 2 статьи 168 ГК РФ).

Например, по этому основанию суд отказывает во взыскании части процентов по кредитному договору в случае одностороннего, ничем не обусловленного непропорционального увеличения банком процентной ставки.

 

6.

По смыслу пункта 3 статьи 310 ГК РФ обязанность по выплате указанной в нем денежной суммы возникает у соответствующей стороны в результате осуществления права на односторонний отказ от исполнения обязательства или на одностороннее изменение его условий, то есть в результате соответствующего изменения или расторжения договора (пункт 2 статьи 450.1 ГК РФ). Если иное не предусмотрено законом или договором, с момента осуществления такого отказа (изменения условий обязательства) первоначальное обязательство прекращается или изменяется и возникает обязательство по выплате определенной денежной суммы.

 

7. Должник не считается просрочившим в случае отказа от исполнения обязательства до получения подтверждения того, что исполнение принимается надлежащим лицом (статья 406 ГК РФ).

 

8.

По смыслу пункта 2 статьи 312 ГК РФ право должника требовать от представителя кредитора подтверждения его полномочий, в частности предъявления доверенности, удостоверенной нотариально, возникает тогда, когда исполнение принимается от имени представляемого лицом, действующим на основании письменного документа, а письменное уполномочие не было представлено непосредственно кредитором должнику и не содержится в договоре между ними.

 

9. Просроченное денежное обязательство может быть исполнено третьим лицом и в том случае, когда его возникновение связано с личностью должника, например, уплата долга по алиментам.

 

10. Начальный и конечный сроки выполнения работ по договору подряда (статья 708 ГК РФ) могут определяться указанием на уплату заказчиком аванса, невнесение которого влечет последствия, предусмотренные статьей 719 ГК РФ.

 

11. В случаях, когда право на досрочное исполнение обязательства специально установлено законом или иным правовым актом, оно не может быть исключено или ограничено соглашением сторон, в частности оно не может быть обусловлено внесением кредитору платы за досрочное исполнение обязательства.

 

12.

По смыслу пункта 1 статьи 316 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом, по денежным обязательствам, исполняемым путем безналичных расчетов, местом исполнения обязательства является место нахождения банка (его филиала, подразделения), обслуживающего кредитора (получателя средств). При этом моментом исполнения денежного обязательства является зачисление денежных средств на корреспондентский счет банка, обслуживающего кредитора, либо банка, который является кредитором.

Если должника и кредитора по обязательству, исполняемому путем безналичных расчетов, обслуживает один и тот же банк, моментом исполнения такого обязательства является зачисление банком денежных средств на счет кредитора.
 

13. В соответствии с пунктом 2 статьи 317.

1 ГК РФ по общему правилу не допускается начисление предусмотренных законом или договором процентов, являющихся платой за пользование денежными средствами, на такие же проценты за предыдущий срок (сложные проценты), за исключением обязательств, возникающих из договоров банковского вклада или из договоров, связанных с осуществлением их сторонами предпринимательской деятельности. Однако, если иное не установлено законом или договором, за просрочку уплаты процентов, являющихся платой за пользование денежными средствами, кредитор вправе требовать уплаты неустойки или процентов, предусмотренных статьей 395 ГК РФ.

По смыслу статьи 319 ГК РФ под упомянутыми в ней процентами понимаются проценты, являющиеся платой за пользование денежными средствами (например, статьи 317.1, 809, 823 ГК РФ). Проценты, являющиеся мерой гражданско-правовой ответственности, например, проценты, предусмотренные статьей 395 ГК РФ, к указанным в статье 319 ГК РФ процентам не относятся и погашаются после суммы основного долга.
Положения статьи 319 ГК РФ, устанавливающие очередность погашения требований по денежному обязательству, могут быть изменены соглашением сторон. Однако соглашением сторон может быть изменен порядок погашения только тех требований, которые названы в статье 319 ГК РФ.

Иная очередность погашения требований по денежному обязательству также может быть предусмотрена законом.

В частности, к отношениям по договорам потребительского кредита (займа), заключенным после введения в действие Федерального закона от 21 декабря 2013 года №353-ФЗ «О потребительском кредите (займе)», подлежит применению очередность погашения требований, предусмотренная частью 20 статьи 5 данного закона.
 

14. По смыслу статьи 308.1 ГК РФ при выборе управомоченным лицом одной из альтернативных обязанностей обязательство перестает быть альтернативным и считается, что оно состояло из выбранного действия (воздержания от действия) с момента его возникновения.

Например, если выбор осуществлен в пользу заемного обязательства, то проценты за пользование денежными средствами начисляются не с момента выбора, а с того момента, как он был бы определен, если бы обязательство изначально являлось заемным (пункт 1 статьи 809 ГК РФ).

После осуществления выбора управомоченное лицо не вправе в одностороннем порядке его отозвать (пункт 2 статьи 308.1 ГК РФ).

 

15. Если иное не предусмотрено законом, договором или не вытекает из существа отношений между солидарными должниками, в отношениях между собой они несут ответственность в равных долях.

 

16. Согласно пункту 3 статьи 328 ГК РФ ни одна из сторон обязательства, по условиям которого предусмотрено встречное исполнение, не вправе требовать по суду от другой стороны исполнения в натуре, не предоставив причитающегося с нее по обязательству другой стороне.

Однако такое право соответствующей стороны может быть установлено законом или договором (пункт 4 статьи 328 ГК РФ).

Вместе с тем кредитор не лишен возможности требовать возмещения убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением, в соответствии с условиями обязательства (статьи 15, 393, 396 ГК РФ).

Кроме того, в случае спора о размере встречного исполнения истца, если суд установит, что неисполнение с его стороны носило незначительный характер, суд вправе удовлетворить иск об исполнении ответчиком обязательства в натуре, определив объем подлежащего истцом исполнения.
 

17.

Если иное не установлено законом, в случае, когда должник не может исполнить своего обязательства до того, как кредитор совершит действия, предусмотренные законом, иными правовыми актами или договором либо вытекающие из обычаев или существа обязательства, применению подлежат положения статей 405, 406 ГК РФ. Правила статьи 328 ГК РФ в таком случае применению не подлежат.

Читайте также:  Покупка квартиры по военной ипотеке – пошаговая инструкция

 

Юрисконсульт ГК «АВАЛЬ»

С.П. Кузнецов 
 

За подробными консультациями обращайтесь к специалистам юридического агентства. 

Перемена лиц в обязательстве: новые разъяснения Верховного Суда РФ

В конце 2017 года Пленум Верховного Суда РФ принял целый ряд постановлений.

Одним из наиболее важных среди них является Постановление от 21 декабря 2017 года № 54 «О некоторых вопросах применения положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации о перемене лиц в обязательстве на основании сделки».

Некоторые из разъяснений фактически подтвердили сложившуюся судебную практику, но некоторые, напротив, внесли в неё изменения. В статье мы рассмотрим, какие именно выводы в данной сфере сделал высший судебный орган.

В справочно-правовой системе КонсультантПлюс есть все разъяснения Верховного Суда РФ, а также практика всех инстанций арбитражных судов и судов общей юрисдикции по Москве и области.

  • Прежде чем перейти к основным выводам, содержащимся в рассматриваемом постановлении, вспомним, какие виды перемены лиц в обязательстве на основании сделки существуют и чем они отличаются.
  • В статье 382 Гражданского кодекса РФ содержится норма, согласно которой право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступке требования).
  • Соответственно, уступка требования, которая также называется цессией, имеет место в том случае, когда в сделке меняется кредитор и должник обязан исполнить обязательство уже перед другим лицом (не тем, с которым он заключал первоначальный договор).
  • Если не установлено иное, для перехода прав кредитора другому лицу согласия должника не требуется.

С другой стороны, перевод долга означает, что в сделке меняется должник. Поскольку кредитору важно, кто именно будет производить ему исполнение (прежде всего, как правило, его финансовое состояние), перевод долга по общему правилу без его согласия производиться не может.

Вместе с тем, вне зависимости от того, какой именно вид перемены лиц в обязательстве имеет место, при его осуществлении обязательно должны соблюдаться права как должника, так и кредитора. И именно с данной целью было утверждено рассматриваемое постановление Пленума Верховного Суда.

Какие же именно важные выводы в нём содержатся?

В каких случаях цессия должна регистрироваться?

Ответу на данный вопрос посвящён пункт 2 постановления. В нём сказано, что договор, на основании которого производится уступка по сделке, требующей государственной регистрации, должен быть зарегистрирован в порядке, установленном для регистрации этой сделки, если иное не установлено законом.

То есть правило, которое действует в данной сфере, достаточно простое. Если основной договор, в отношении которого происходит уступка, должен быть зарегистрирован, то, соответственно, и уступка требования по нему тоже подлежит регистрации.

В качестве примера можно привести договор участия в долевом строительстве. Так как он подлежит регистрации, значит, и уступку права требования по нему также нужно зарегистрировать.

Вместе с тем в данной сфере может возникнуть закономерный вопрос: а каковы будут последствия того, что такой договор цессии не будет зарегистрирован? В этом случае будут действовать те же правила, что и для других аналогичных сделок. Отсутствие регистрации не влечёт за собой недействительность договора. При этом юридические последствия будут касаться только третьих лиц, которые не знали и не должны были знать о его заключении.

Таким образом, несмотря на то что существует требование регистрации ряда договоров цессии, если этого не сделать, то договор всё равно будет считаться действительным для его сторон.

При этом в Постановлении Пленума ВС РФ № 54 также сказано, что в случае несоблюдения цедентом и цессионарием требования о государственной регистрации это само по себе не влечёт негативных последствий для должника, который был надлежаще уведомлён об уступке и произвёл исполнение новому кредитору. Соответственно, должник в этой ситуации также будет защищён.

Защита должника при уступке требования другому кредитору

Данному вопросу посвящены пункты 15 и 16 рассматриваемого постановления.

Дело в том, что у сторон есть право вообще запретить уступку требования, прописав соответствующее условие в самом договоре. Или если о полном запрете договориться не удалось, то каким-либо образом ограничить её. Например, прописать, что такая уступка может быть совершена только, если должник даст на неё согласие.

Но что если, несмотря на существующие ограничения, кредитор всё-таки заключит договор цессии? Как в этом случае должник сможет защитить свои интересы?

В п. 15 Постановления Пленума ВС РФ сказано, что, если уступка требования неденежного исполнения делает для должника исполнение его обязательства значительно более обременительным, он вправе исполнить обязательство цеденту.

Если же такой переход нельзя отнести к значительно  обременительному для должника, но, несмотря на это, он требует от него тех или иных дополнительных затрат, то цедент и цессионарий должны такие затраты и расходы ему возместить.

При этом важно помнить правило, согласно которому, пока такие расходы ещё не возмещены, должник имеет право не исполнять обязательство. И в этом случае он не будет считаться просроченным. Соответственно, пока будущие дополнительные расходы не будут ему возмещены, должник может обязательство вообще не исполнять.

  1. И, кроме того, ещё одним способом защиты прав должника в случае нарушения кредитором запрета или ограничения на цессию является возможность применения предусмотренных соглашением санкций и иных последствий отсутствия согласия на уступку.
  2. В частности, Верховный Суд обращает особое внимание на то, что в качестве такого последствия, помимо традиционных штрафов и пени, может использоваться и односторонний отказ от договора.
  3. При этом в постановлении сказано, что, если договор содержит условие о необходимости получения согласия должника либо о запрете уступки требования третьим лицам, передача такого требования, за исключением уступки требования по денежному обязательству, может быть признана недействительной по иску должника только в случае, когда доказано, что цессионарий знал или должен был знать об указанном запрете.

Получается, что подобная передача права требования всё-таки может быть признана недействительной. Но это касается только неденежных требований и только в тех случаях, когда можно доказать, что цессионарию было известно о существовании запрета.

Порядок уведомления должника об уступке

Данным вопросам посвящены пункты 19-21 Постановления Пленума ВС РФ № 54.

В частности, в п. 19 говорится, что должник считается уведомлённым о переходе права с момента, когда соответствующее уведомление доставлено или считается доставленным по правилам статьи 165.1 Гражданского кодекса РФ. Правило диспозитивное, и иное может быть предусмотрено законами, условиями самой сделки либо следовать из обычая или практики, установленной взаимоотношениями сторон.

В случае если уведомление должнику не доставлено и при этом отсутствуют основания считать его таковым, цедент не вправе отказаться от принятия исполнения со ссылкой на состоявшийся переход права.

Кроме того, Верховный Суд особенно подчёркивает, что для того, чтобы уведомление было признано надлежащим, оно обязательно должно содержать сведения, с помощью которых можно идентифицировать:

  • объект прав, который перешёл от предыдущего кредитора к новому;
  • самого нового кредитора.

Соблюдение данных требований важно, поскольку если в уведомлении одно из этих условий будет прописано нечётко, то должник имеет право произвести исполнение предыдущему кредитору.

Возражения должника

Должник имеет право выдвигать возражения против требований своего кредитора. Однако не всегда понятно, какие именно возражения в данном случае могут использоваться. Верховный Суд РФ посвятил этому вопросу пункты 23 и 24 постановления.

1. Прежде всего, сказано, что должник имеет право выдвигать против требований нового кредитора те возражения, которые он уже имел против первоначального кредитора. Это основное правило, содержащееся в статье 386 Гражданского кодекса РФ.

2. Однако, помимо этого, должник также может выдвигать возражения по основаниям, которые возникли к моменту перехода права требования. В этом случае речь идёт о так называемых скрытых недостатках. Например, тех или иных недостатках работ или поставленных прежним кредитором товаров, в том случае если они не были обнаружены сразу.

3. При нескольких последовательных переходах требования должник вправе выдвигать против требований нового кредитора возражения, основанные на правоотношениях с каждым из предыдущих кредиторов. Имеется в виду так называемая многоступенчатая уступка.

4. И четвёртый вид возражений, которые может использовать должник, – это те требования, которые возникли до момента, когда он узнал об уступке, если имеет место уступка будущего требования под отлагательным сроком или условием.

Кумулятивный и привативный перевод долга

В п.

26 постановления сказано, что по смыслу статьи 421 и пункта 3 статьи 391 Гражданского кодекса РФ при переводе долга по обязательству, связанному с осуществлением всеми его сторонами предпринимательской деятельности, либо первоначальный должник выбывает из обязательства (такой перевод долга называется привативным), либо первоначальный и новый должник отвечают перед кредитором солидарно (кумулятивный перевод долга). При этом соглашением сторон также может быть предусмотрена субсидиарная ответственность.

Читайте также:  Теперь нотариусы работают по регламенту

Соответственно, при кумулятивном переводе, несмотря на то что появляется новый должник, предыдущий всё равно продолжает нести наравне с ним солидарную ответственность.

Кроме того, в данном случае, если соответствующее право содержалось в основном договоре, кредитор сохраняет возможность требовать исполнения обязательства в натуре.

При этом новый должник имеет право выдвигать против требований кредитора свои возражения и возражения, которые имел первоначальный должник.

Привативный перевод долга осуществляется в более привычной и понятной форме. В данном случае при появлении нового должника предыдущий полностью исключается из обязательства. Верховный Суд обратил внимание на то, что по общему правилу перевод долга является именно привативным.

Передача договора

Согласно положениям статьи 392.3 Гражданского кодекса РФ в случае одновременной передачи стороной всех прав и обязанностей по договору другому лицу к сделке по передаче соответственно применяются правила об уступке требования и о переводе долга. То есть таким образом происходит передача всего договора в целом.

Вместе с тем, несмотря на существование достаточно чёткой законодательной формулировки, на практике в данной схеме нередко возникают сложности. В частности, они касаются вопроса, могут ли в рамках передачи договора передаваться те права и обязанности, в отношении которых отдельная уступка не предусматривается.

Речь идёт, например, о праве на безакцептное списание денежных средств, если оно принадлежало первоначальному кредитору.

В п. 29 рассматриваемого постановления сказано, что сторона договора и третье лицо имеют право согласовать переход всех прав и обязанностей одной стороны договора на третье лицо.

В этом случае к третьему лицу переходит комплекс прав и обязанностей по договору в целом, в том числе и в отношении которых не предполагается совершение отдельной уступки или перевода долга.

В частности, по отношению к третьему лицу, вступившему в договор, у кредитора сохраняется право на безакцептное списание денежных средств, если это право было предоставлено кредитору по отношению к первоначальному должнику.

Соответственно, при передаче договора к новой стороне переходят все права и обязанности, которые были у первоначальной стороны к моменту перехода. Причём это касается даже тех прав и обязанностей, в отношении которых возможность отдельной уступки вообще не предполагается. Это касается в том числе и права на безакцептное списание денежных средств.

Какие ещё разъяснения дал Верховный Суд в конце года?

Конец 2017 года оказался достаточно урожайным на новые постановления Пленума Верховного Суда РФ. Помимо рассмотренного документа высший судебный орган также утвердил:

1. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 26.12.2017 № 57 «О некоторых вопросах применения законодательства, регулирующего использование документов в электронном виде в деятельности судов общей юрисдикции и арбитражных судов».

В частности, Верховный Суд указал, что суды могут направлять извещения участвующим в деле лицам по электронной почте, но это допустимо только с согласия этих лиц. В этом случае извещение будет считаться полученным в тот же день, в который суд его направил.

2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве».

Так, в данном постановлении содержится разъяснение, согласно которому условием, при котором лицо может быть отнесено к контролирующим лицам должника, является наличие у него фактической возможности как давать должнику обязательные для исполнения указания, так и иным образом определять его действия.

При этом осуществление такого контроля может осуществляться и без наличия юридических признаков аффилированности.

3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 26.12.2017 № 58 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств».

В данном документе Верховный Суд указал на то, что даже когда автомобиль ремонтируется по ОСАГО, утрата его товарной стоимости всё равно подлежит возмещению.

Кроме того, в постановлении разъясняется, что стоимость восстановительного ремонта зарегистрированного в Российской Федерации автомобиля, принадлежащего российскому гражданину, определяется без учёта износа деталей.

Таким образом, в конце 2017 года Пленум Верховного Суда РФ утвердил сразу несколько постановлений. Одно из наиболее важных среди них – Постановление № 54, посвящённое применению главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Разъяснения, которые были даны высшим судебным органом, касаются вопросов защиты прав кредиторов и должников в случае перемены лиц в обязательстве, регистрации договора цессии, порядка уведомления должника об уступке права требования и многих других вопросов.

Для того чтобы избежать сложных ситуаций, сторонам данные выводы важно учитывать на практике.

Банкротство: новые позиции Верховного суда

Количество дел о банкротстве за последний год возросло. Повлияли несколько факторов. Усилилась ответственность контролирующих лиц. Как следствие, выросли шансы кредиторов и они стали более активны. Большее рвение в банкротных делах проявляет ФНС РФ.

Такая тенденция отразилась на практике Верховного Суда РФ. В 2018 году и в начале 2019 года он сформулировал множество новых позиций по делам о банкротстве. Ниже представлена подборка.

Замеченный тренд – расширительное толкование полномочий кредиторов и усиление ответственности арбитражных управляющих.

Собрание кредиторов можно провести по телефону

Верховный Суд РФ выработал для судов рекомендации по разрешению обособленных споров о признании решений собраний и комитетов кредиторов в делах о банкротстве недействительными.

ТАБЛИЦА: «Позиции ВС РФ по оспариванию решений собраний и комитетов кредиторов»

№ п/пПозицияПример
1 Собрание кредиторов вправе принять решение по вопросу, прямо не отнесенному законом о банкротстве к его компетенции. Однако такое решение не должно препятствовать процедурам банкротства, исполнению арбитражным управляющим его обязанностей и вторгаться в сферу компетенции иных лиц
  • Собрание кредиторов приняло решение обязать управляющего отменить уже состоявшиеся торги по продаже имущества.
  • Конкурсный управляющий потребовал признать его недействительным.
  • Суды признали.
  • Собрание кредиторов вправе утверждать порядок, сроки и условия продажи имущества, но не может вмешиваться в ход проведения торгов, в частности, возлагать на организатора торгов обязанность по их отмене.

Принятое решение вторгается в сферу полномочий организатора торгов и поэтому подлежит признанию недействительным на основании п. 4 ст. 15 Закона о банкротстве.Кредиторы же, чье право на получение наиболее полного удовлетворения требований за счет выручки от реализации имущества было нарушено в ходе проведения торгов, вправе требовать признания недействительными как самих торгов, так и заключенного по их результатам договора (ст. 449 ГК РФ)

2 При рассмотрении обособленного спора лицо вправе ссылаться на то, что решение собрания кредиторов не имеет юридической силы в связи с существенными нарушениями закона, допущенными при его принятии (нарушением компетенции, отсутствием кворума и т.д.), независимо от того, было ли это решение оспорено
  1. Собрание кредиторов приняло решение обязать конкурсного управляющего закрыть счет должника и открыть новый счет в другом банке.
  2. Управляющий решение не выполнил.
  3. Представитель собрания кредиторов подал жалобу на бездействие, и суд признал его незаконным.
  4. Однако управляющий подал апелляцию, и она его поддержала.

В силу п. 1 ст. 133 Закона о банкротстве управляющий обязан использовать только один счет должника в банке. Открыть новый – только при невозможности осуществления операций по нему.Таким образом, вопросы выбора банка в ходе конкурсного производства отнесены к компетенции конкурсного управляющего. При выборе он обязан действовать добросовестно и разумно (п. 4 ст. 20.3 Закона о банкротстве).Следовательно, собрание кредиторов, приняв решение о закрытии текущего счета и открытии нового, вышло за пределы предоставленной ему компетенции. Поэтому поведение управляющего, сохранившего отношения с банком, было разумным

3Собрание кредиторов вправе отменить собственное решение, принятое ранее.Это возможно до тех пор, пока решение не начало влиять на права и законные интересы лиц, не являющихся кредиторамиКонкурсный кредитор потребовал признать недействительным решение повторного собрания кредиторов об изменении кандидатуры арбитражного управляющего.Суды признали, сославшись на выход данным собранием за пределы своей компетенции (ст. 12 Закона № 127-ФЗ).ВС РФ не согласился.Закон о банкротстве не запрещает кредиторам менять свою позицию относительно наиболее предпочтительной, с их точки зрения, кандидатуры арбитражного управляющего или СРО. Поэтому собрание кредиторов вправе отменить ранее принятое решение.Правила отмены законом не установлены. Она правомерна, если не имеет признаков злоупотребления правом и совершена до момента, пока отмененное решение не повлияло на права и законные интересы внешних по отношению к сообществу кредиторов лиц (пп. 1.1 п. 1 ст. 8 ГК РФ)
4 Положения закона о банкротстве относительно порядка оспаривания решения собрания кредиторов и рассмотрения такого заявления применяются и при оспаривании решения комитета кредиторовКонкурсный кредитор потребовал признать недействительным решение комитета кредиторов.Суд отказал со ссылкой на пропуск сокращенного срока исковой давности (п. 4 ст. 15 Закона № 127-ФЗ).К спорным отношениям не применяется гл. 9.1 ГК РФ, в частности, о сроках оспаривания решений гражданско-правовых сообществ (п. 5 ст. 181.4 ГК РФ).По смыслу ст. 12, 15 и 17 Закона № 127-ФЗ решения комитета кредиторов оспариваются в том же порядке, что и решения собраний кредиторов
5Собрание кредиторов не вправе переизбирать отдельных членов комитета кредиторов

Новые позиции ВС РФ в сфере банкротства — Эксиора

Новые позиции ВС РФ в сфере банкротства

Алексей Мороз, управляющий партнер, Адвокатское бюро «Эксиора», г. Москва

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ (далее – СКЭС) обращается к проблемам применения законодательства о несостоятельности (банкротстве) достаточно часто. За последнее время коллегией был принят целый ряд судебных актов по интересным делам, примечательных тем, что на первый план в них вышли такие категории, как добросовестность, разумность и целесообразность.

Хозяйственная деятельность должника в конкурсном производстве должна быть оправдана целями процедуры банкротства

СКЭС разбиралась, в каких случаях продолжение производственной деятельности должника может быть оправданно в процедуре конкурсного производства (определения от 29.08.2016 № 307-ЭС14-8417 и № 306-ЭС16-1979).

Оба дела были переданы на рассмотрение СКЭС в связи с тем, что расходы, связанные с осуществлением текущей производственной деятельности должника, были отнесены конкурсными управляющими в третью очередь текущих платежей, чем ожидаемо не были удовлетворены налоговые органы, поскольку требования об уплате обязательных платежей учитываются в составе четвертой очереди текущих требований.

В обоих случаях нижестоящие суды исходили из того, что, поскольку собранием кредиторов решение о прекращении хозяйственной деятельности должника не принималось, конкурсные управляющие были вправе осуществлять расходы, связанные с обеспечением такой деятельности.

СКЭС с таким подходом не согласилась, обратив внимание на то, что конкурсное производство представляет собой ликвидационную, а не реабилитационную процедуру, и его целью является соразмерное удовлетворение требований кредиторов за счет продажи имущества должника, включенного в конкурсную массу.

Коллегия указала, что положения п. 6 ст. 129 Закона о банкротстве не могут быть истолкованы таким образом, что продолжение деятельности юридического лица – должника в период конкурсного производства оправданно до тех пор, пока иное не установлено собранием кредиторов.

Действуя разумно и добросовестно в интересах должника и кредиторов, конкурсный управляющий должен определить стратегию конкурсного производства в отношении должника, в том числе целесообразность дальнейшего функционирования хозяйствующего субъекта, учитывая, в частности, исключение возможности необоснованного простоя имущества, которое может приносить доход в период осуществления мероприятий по его оценке, подготовке к реализации, наличие объективных предпосылок к продаже предприятия как единого имущественного комплекса либо осуществления процедуры замещения активов и т. п. В любом случае срок, в течение которого может сохраняться производственная деятельность должника, должен соотноситься с периодом времени, необходимым и достаточным для выполнения эффективным арбитражным управляющим всех предусмотренных законом процедур, направленных на отчуждение принадлежащих должнику объектов в целях проведения расчетов с кредиторами.

СКЭС обратила внимание на то, что отнесение всех расходов по производству и реализации продукции должника к эксплуатационным платежам и их приоритет перед обязательными платежами противоречат принципам очередности и пропорциональности удовлетворения требований кредиторов.

Такой подход, по мнению СКЭС, фактически легализует схему уклонения от уплаты налогов и создает для должника необоснованные преимущества перед другими участниками рынка, предоставляя возможность на протяжении длительного времени вести производственную деятельность в процедуре конкурсного производства, не уплачивая обязательных платежей, что недопустимо.

Новая позиция Верховного Суда Российской Федерации упростила процесс доказывания в заемных отношениях. — «Косолапов, Гончаров, Бондаренко и партнеры»

В данной статье мы рассмотрим подходы Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации на проблему доказывания заемных отношений.

Для начала немного теории.

В силу статьи 807Гражданского кодекса Российской Федерации по договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества.

В подтверждение договора займа и его условий может быть представлена расписка заемщика или иной документ, удостоверяющие передачу ему заимодавцем определенной денежной суммы или определенного количества вещей (пункт 2 статьи 808Гражданского кодекса Российской Федерации).

В соответствии с частью 1 статьи 810Гражданского кодекса Российской Федерации заемщик обязан возвратить заимодавцу полученную сумму займа в срок и в порядке, которые предусмотрены договором займа.

Согласно статье 60Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами.

Таким образом, исходя из совокупности вышеприведенных норм, расписка или иной документ, удостоверяющий передачу займодавцем определенной суммы, например, платежное поручение, является допустимым доказательством, подтверждающим реальность договора займа.

Однако не так все просто.

Приведем пример. Кредитор обращается в арбитражный суд с требованием о включении в реестр требований должника. Его требования вытекают из неисполненного обязательства должника по уплате заемного обязательства.

Кредитор является физическое лицо, счетов в банке не имеет и в качестве подтверждения заключенного договора займа, приобщает к требованию договор займа, а так же расписку в получении должником денежных средств.

 

Поскольку производство по делам о несостоятельности подчиняется общим положениям Арбитражного Процессуального Кодекса Российской Федерации, на него распространяются и общие принципы, в том числе и принцип допустимости доказательств. Однако специфика банкротства, вытекающая специального законодательства, ставит под сомнение возможность свободного применения этого принципа.

Это и продемонстрировал Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в своем Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2012 года «О некоторых вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве».

Так, в пункте 26 вышеуказанного Постановления суд указал, что при оценке достоверности факта наличия требования, основанного на передаче должнику наличных денежных средств, подтверждаемого только его распиской или квитанцией к приходному кассовому ордеру, суду надлежит учитывать среди прочего следующие обстоятельства: позволяло ли финансовое положение кредитора (с учетом его доходов) предоставить должнику соответствующие денежные средства, имеются ли в деле удовлетворительные сведения о том, как полученные средства были истрачены должником, отражалось ли получение этих средств в бухгалтерском и налоговом учете и отчетности и т.д.

То есть, ВАС РФ даже при наличии письменных доказательств существования долга (расписки, квитанции к приходному кассовому ордеру) посчитал необходимым устанавливать благосостояние кредитора.

Но ведь не всегда займодавец может доказать этот факт, а порой это и просто противоречит его интересам. Парадокс.

Главное, что письменное доказательство передачи денежных средств имеется, договор займа считается заключенным с момента передачи денег, а где их взял займодавец и куда в последующем их потратил заемщик, по мнению автора статьи, правового значения не имеет!

Высказанная ВАС РФ позиция ставила в тупик практикующих юристов, но еще больше она озадачивала кредиторов, которым по непонятным для них причинам, суд, ставя под сомнение реальность займа, отказывал во включении в реестр требований кредиторов.

Примером может послужить Постановление от 28 октября 2014 г. по делу N А65-29257/2013 арбитражного суда Поволжского округа, Постановление от 2 июня 2015 г. по делу N А29-3229/2012 арбитражного суда Волго-Вятского округа, Постановление от 12 января 2015 г. по делу N А74-5056/2013 арбитражного суда Восточно – Сибирского округа.

А теперь приведем точку зрения Верховного Суда Российской Федерации на проблему доказывания заемных отношений.

Суть спора.

Истец обратился в суд с иском к ответчику о взыскании долга по договору займа. Ответчик иск не признал, сославшись на безденежность договора займа. Суд первой инстанции иск удовлетворил. Отменяя решение суда и отказывая в иске, суд апелляционной инстанции указал на то, что истцом не представлено доказательств наличия у него денежных средств в столь значительном размере.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отменила постановление апелляционной инстанции и указала, что вывод суда апелляционной инстанции о безденежности договора займа, заключенного между сторонами, основан исключительно на объяснениях самого ответчика, факт заключения договора под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя заемщика с заимодавцем или стечения тяжелых обстоятельств судебной коллегией по гражданским делам Краснодарского краевого суда также не был установлен.

Исходя из презумпции добросовестности участников гражданских правоотношений (пункты 5 и 3 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации), вопрос об источнике возникновения принадлежащих им денежных средств, по общему правилу, не имеет значения для разрешения гражданско-правовых споров.

Таким образом, что можно подчерпнуть из вышесказанного? Если Вы или Ваш клиент не может объяснить происхождение своих денежных средств (избегая налогов, получил по сомнительным сделкам), то свои права в суде проще защищать, используя практику ВС РФ.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector