Врачи через суд обяжут родителей лечить своих детей

Право обращаться в суд с такими заявлениями предлагается закрепить за комиссиями по делам несовершеннолетних

Врачи через суд обяжут родителей лечить своих детей

24 февраля. ПРАВМИР. Депутаты Архангельского областного собрания депутатов внесли в Госдуму законопроект, в котором предложили через суд обязывать родителей лечить детей от наркомании. Необходимость поправок к законодательству обусловлена тем, что дети нередко употребляют наркотики при попустительстве родителей, считают депутаты.

Поправки предлагается внести в федеральный закон «О наркотических средствах и психотропных веществах» и закон «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних», сообщает РИА «Новости».

В пояснительной записке говорится: «У большей части несовершеннолетних, потребляющих указанные вещества, отсутствует мотивация к лечению наркотической зависимости. Дети употребляют наркотики зачастую при попустительстве своих родителей или иных законных представителей, не исполняющих надлежащим образом родительские обязанности».

По мнению региональных депутатов, законодательство следует дополнить нормой, согласно которой по решению суда на несовершеннолетних и (или) их родителей или иных законных представителей может быть возложена обязанность по проведению лечения от наркомании и (или) медицинской и (или) социальной реабилитации в связи с потреблением наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача.

Право обращаться в суд с такими заявлениями предлагается закрепить за комиссиями по делам несовершеннолетних.

«Мне эта инициатива кажется весьма сомнительной, — сказал «Правмиру» епископ Каменский и Алапаевский Мефодий, член Общественного совета при ФКСН России, представитель Русской Православной церкви в Межведомственной антинаркотической рабочей группе Коллегии при полномочном представителе Президента РФ в Центральном федеральном округе. — Родителей, которые сознательно попускают своим детям принимать наркотики практически нет… Гораздо важнее наладить систему помощи родителям наркозависимых детей».

Помогите Правмиру

Сейчас, когда закрыто огромное количество СМИ, Правмир продолжает свою работу. Мы работаем, чтобы поддерживать людей, и чтобы знали: ВЫ НЕ ОДНИ.

18 лет Правмир работает для вас и ТОЛЬКО благодаря вам. Все наши тексты, фото и видео созданы только благодаря вашей поддержке.

Поддержите Правмир сейчас, подпишитесь на регулярное пожертвование. 50, 100, 200 рублей — чтобы Правмир продолжался. Мы остаемся. Оставайтесь с нами!

Подписывайтесь на канал Правмира в Yandex.Zen

В госдуму внесли законопроект, по которому опека не сможет забирать детей из семей без решения суда. но может стать только хуже

Совет Госдумы 14 июля одобрил пакет законопроектов, который вносит изменения в Семейный кодекс РФ. Среди них — проект, ограничивающий изъятие детей из семьи без решения суда. Сейчас есть способы сделать это внесудебно — по решению органов местного самоуправления или акта о безнадзорности, составленного полицией. 

Руководители благотворительных организаций, работающих с проблемой сиротства, рассказали ТД, как в России сейчас происходит процедура изъятия детей из семей и почему новый законопроект не только не решит существующие проблемы, но и может усугубить ситуацию.

Врачи через суд обяжут родителей лечить своих детей

Перед началом рассмотрения по существу иска органов опеки об ограничении прав родителей

Антон Новодережкин / ТАСС

Замаскированное изъятие

Регламентирует изъятие детей из семей в России статья 77 Семейного кодекса (отобрание ребенка при непосредственной угрозе жизни или здоровью).

 Согласно ей, социальные работники могут изъять детей без решения суда, если получат подписанный акт от органов исполнительной власти или главы муниципалитета.

Но специалисты из НКО указывают, что органы опеки пользуются и другими методами для отбирания детей из семей.

По словам руководителя благотворительной организации «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елены Альшанской, изъятий по 77-й статье немного, опека часто обходит ее, потому что работать по ней сложно: нужно уведомить об этом прокуратуру и за семь дней собрать в суд пакет документов, чтобы лишить родителей прав или ограничить в них. То есть если опека отобрала ребенка, она обязана лишить родителей прав или ограничить их. Отсюда еще одна причина — органам опеки бывает сложно оценить ситуацию на месте. 

«Сотрудники приходят [домой к семье] и объективно понимают, что не могут за один визит, который длится иногда 20 минут, ну даже если несколько часов, принять решение, действительно ли нет альтернатив и нужно будет потом лишать прав или ограничивать в правах родителей», — говорит Альшанская.

Поэтому органы опеки и попечительства часто используют другие механизмы вместо отбирания. Например, приходят к семье с полицией. И, если принять однозначное решение не получается, полиция составляет акт о выявлении безнадзорного. «Хотя эта ситуация, мягко говоря, на грани фола, потому что никакого безнадзорного при наличии родителей не может быть», — замечает Альшанская.

Также, говорит Елена, повсеместно встречаются случаи, когда родителей вынуждают написать заявление о добровольном размещении ребенка в приюте.

 Ее слова подтверждает директор оренбургского благотворительного фонда «Сохраняя жизнь» Анна Межова.

Фактически перед родителями ставят выбор, объясняет она: либо они подписывают бумаги о добровольном размещении детей в приюте, либо начнется процедура по изъятию детей и лишению родительских прав.

«По факту это не добровольное обращение семей за помощью к государству, а изъятие, оформленное как неизъятие. Это вызывает у людей протест. Надо называть вещи своими именами», — говорит Межова.

Она также указывает на опасность подобных действий опеки в случаях, когда ребенка действительно необходимо забрать из семьи из-за реальной угрозы его жизни и здоровью. «Возьмем, допустим, пьющих родителей, которые жестоко обращаются с ребенком.

Опека их сегодня уговорит отдать ребенка в приют, а завтра они заберут его обратно и изобьют в пьяной драке», — приводит пример она.

В итоге, заключила Альшанская, отбираний детей из семей на основании 77-й статьи не так уж и много. А изъятий, которые проходят по документам как выявление безнадзорного или добровольное размещение в приюте, «полно». «Но именно потому, что они не выглядят как отбирания, мы не можем подсчитать, сколько их на самом деле», — комментирует эксперт.

Нет понятийного аппарата

Даже если отбирание детей происходит по 77-й статье, говорят эксперты, часто оно нарушает права ребенка и не учитывает его интересы.

Проблема в первую очередь в отсутствии понятийного аппарата, говорит исполнительный директор фонда «Измени одну жизнь» Яна Леонова.

В законе, объясняет она, прописывается только то, что опека может усмотреть угрозу для жизни ребенка и принять решение о его изъятии из семьи.

«Но что такое принятие решения в интересах ребенка? Как именно должно выглядеть уклонение от выполнение родительских обязанностей или злоупотребление родительскими правами? Что такое непосредственная угроза жизни и здоровью? Каким образом надо определять, что ребенку грозит смерть в течение конкретного времени? Где эти процедуры, которые позволят определять такие категории? Их нет», — говорит Леонова. 

По словам Леоновой, пока эти процедуры не прописаны, специалисты органов опеки и попечительства зачастую ориентируются на свои представления и личный опыт.

«Плохой достаток, необычный быт, старенькая одежда, плохая успеваемость и поведение ребенка в школе не могут быть основанием для отбирания ребенка. Это является основанием для исследования ситуации и создания плана помощи семье.

К сожалению, мне известны случаи, когда органы опеки не реагируют на тревожные сигналы, потому что “дом красивый, на кухне чисто, дети одеты нормально”», — комментирует собеседница ТД.

Нет социальной поддержки семей

Все опрошенные эксперты сошлись во мнении, что действующее законодательство работает однонаправленно — на изъятие детей, а не на профилактику семей, столкнувшихся с трудностями.

«Если опека приняла решение об отбирании ребенка по какой бы то ни было причине, она будет подавать в суд на ограничение или лишение прав родителей, потому что того требует закон. Это не выбор опеки, не индивидуальное рассмотрение каждой ситуации, это просто формальная обязанность», — высказалась Альшанская.

Сама процедура отбирания весьма жестокая, беспощадная и к матери, и к детям, считает Леонова. По ее мнению, даже если ситуация была угрожающей жизни и здоровью детей, ребенок имеет право на объяснения, куда и почему он уезжает, почему это произошло.

«И в острых ситуациях, когда взрослые в семье ведут себя неадекватно и представляют угрозу не только для ребенка, но и для специалистов, ребенок заслуживает очень деликатного объяснения и разговора в спокойной обстановке.

Нашумевшие истории отбирания всегда выглядят одинаково: там бьются взрослые со взрослыми, а на детей не обращают внимания», — рассказала Леонова. 

В идеальном варианте, говорит она, процедура изъятия должна проходить в максимально щадящей обстановке. Ребенку нужно объяснить все происходящее максимально понятно и деликатно. «Первое, что должен сделать специалист, — связаться с родственниками или близкими семьи, чтобы ребенок мог провести какое-то время со знакомыми людьми», — сказала Леонова.

Поможет ли новый законопроект решить проблемы?

«Многолетняя практика применения статьи 77 Семейного кодекса РФ нередко свидетельствует о произвольном вмешательстве органов власти в дела семьи, от чего страдают как дети, так и родители (усыновители, опекуны)», — говорится в пояснительной записке к законопроекту. По предложению его авторов дела об изъятии детей при угрозе их жизни и здоровью должны рассматриваться судом в ускоренном режиме — в течение 24 часов с момента поступления заявления от органов опеки или от полиции. Заседания будут проходить в закрытом режиме.

Альшанская поддержала идею судебного подтверждения изъятия детей, но отдельно подчеркнула, что в новом законопроекте остался неизменным семидневный срок, за который органы опеки должны подготовить документы к судебному заседанию.

По ее мнению, этого недостаточно, чтобы собрать исчерпывающую информацию и провести полноценное социальное расследование о семье.

 «То есть это опять однонаправленное движение на вывод ребенка из семьи, без варианта работать на возвращение, оказывать помощь и вообще объективно принимать решение в нормальный срок, разобравшись в ситуации», — прокомментировала она. 

Читайте также:  Чердаки, подвалы и лестницы теперь следует освобождать от личных вещей

«Судебное решение об отбирании детей — это мировая практика. Только основывается это решение на очень объемном исследовании ситуации специалистами. Пока у нас нет такой картины, суд, вероятно, будет принимать решение, исходя из своего представления о том, как все должно быть», — поддерживает Альшанскую Леонова.

Она также считает, что авторы законопроекта пытаются некомплексно решить многогранный вопрос: в нем по-прежнему не прописаны особые компетенции представителей полиции, специалистов органов опеки и попечительства, нет алгоритмов изъятия и возможного перечня оснований, не предложена система помощи семье, которая находится в сложной ситуации.

Новый законопроект не изменит ситуацию кардинально, считает Межова. Все будет работать точно так же, «только окончательное решение останется за судами», говорит она. Межова указала, что без хорошего адвоката семьи просто не смогут самостоятельно собрать доказательства того, что «они не такие уж безнадежные». А найти хорошего специалиста в короткий срок невозможно.

«Будет только хуже. Сейчас-то оспаривать решения администраций удается с большим трудом. А когда это будет в виде решений судов, то станет намного сложнее.

В случае изъятия ребенка из семьи это [решение суда] будет ставить практически крест на его возвращении.

Нам нужны не популистские, быстрые решения, которые защитят больше опеку и государство, а взвешенная и продуманная система, которая работала бы на восстановление кровных семей, на раннюю помощь и профилактику кризисных семей», — заключила Межова.

Что необходимо изменить?

Нужно выстроить систему, которая будет тактично и аккуратно разбирать все жалобы, «чтобы органы опеки, с одной стороны, серьезно относились к сигналам о жестоком обращении с ребенком, а с другой — не забирали ребенка во всех ситуациях, которые показались им неправильными, странными», —считает Альшанская. Она добавляет, что причиной отбирания ребенка должно стать только жестокое обращение, насилие со стороны родителей. Неблагоприятные условия жизни или низкий достаток семьи — это сигнал о том, что она нуждается в социальной поддержке.

«Любое вторжение в семью — это сильнейший стресс для всех сторон процесса, — говорит Леонова. — Минимизировать его — одна из основных задач специалистов, которые приходят. В идеальной картине в семью может входить человек, обладающий особыми навыками, компетенциями и полномочиями, который действительно намерен помочь ей справиться с трудностями». 

По мнению Межовой, должен быть определен порядок не только изъятия детей из семей, но и план работы с семьей. Она указывает: семья не сразу становится кризисной и чем раньше начать с ней работу, тем лучше.

«Закон не должен быть однобоким, говорящим только о порядке изъятия. Для нас главное — не изъять детей, а чтобы такие случаи были редкостью и исключением. Нужен большой закон об опеке и попечительстве, который включит в себя все нюансы работы», — заключает Межова.

Ювенальная медицина: принят новый закон. Больных детей будут лечить насильно

  • Это поправки в Кодекс Административного судопроизводства №223 «О внесении изменений в Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации» были приняты 28 июня и уже подписаны президентом России. 
  • В нем говорится о том, что поправки «направлены на защиту несовершеннолетних и лиц, признанных в установленном порядке недееспособными, в случае отказа их законных представителей от медицинского вмешательства, необходимого для спасения жизни».
  • Теперь медики, незамедлительно известив органы опеки, могут направлять в суд свои иски в случае, когда видят опасность жизни и здоровью ребенка, а родители при этом бездействуют. 

Вызывает опасения не сам закон, который по сути имеет право на существование.

Вызывает обоснованные опасения то, как его будут применять недалекие и субъективные врачи и сотрудники опеки. Почему обоснованные? Потому что уже сегодня есть много сигналов о том, как еще до принятия закона порой ведут себя врачи и другие представители «детозащиты».

Маргарита, мать 4-летнего Демьяна, Санкт-Петербург, рассказывает: 

«У сына случился приступ хронического заболевания. Я знаю, как его снимать, потому что это не первый раз. Все препараты у меня на готове. Но на всякий случай, для подстраховки, я вызвала «Скорую». Когда «Скорая» приехала, приступ уже прошел, и уставший сын уже заснул.

Врач пришла, я все рассказала и попросила его не будить, чтобы он отдохнул. Врач стала настаивать, чтобы его разбудить и увезти в больницу. Я не соглашалась. Тогда она сказала:»Я вызываю полицию и органы опеки, ребенка отбираем». Мне стоило большого труда убедить ее это не делать. Как быть дальше, не знаю.

Неужели теперь нельзя вызывать «Скорую»?

Какие случаи могут подпадать под действие нового закона? Что именно врачи, прошедшие особое инструктирование, будут считать «угрозой жизни»? 

Например, у ребенка высокая температура, а родители ему не вызвали врача, потому что знают, что он вчера промочил ночи, простудился, и знают, как это лечить? 

Недовес ребенка или перевес? Может, нарушают его права и не докармливают или перекармливают?

  1. Или родители сами лечат ребенка, потому что знают, что ему помогает, а что нет и не посещают с ним врача при наличии у ребенка некого заболевания? 
  2. Или родители, понимая состояние ребенка, отказываются от госпитализации ребенка, когда врач предлагает поехать в больницу? 
  3. Или родители лечат по-своему, отказываясь от схемы лечения, предложенной врачом, потому что хотят оградить ребенка от сильных побочных последствий?  
  4. Или родители лечат ребенка гомеопатией либо по старинке в рамках медицины, не соответствующей проплаченным стандартам фармкомпаниями схемам Минздрава, но опробованной веками? 
  5. Сколько уже сейчас известно случаев, которые даже трудно назвать перегибами, когда отказ родителей от прививок, часто обоснованный, рассматривается как угроза жизни ребенка, хотя все знают, что профилактические прививки — добровольное дело родителей.
  6. Вот только три примера того, как представители как опеки, так и медицины, не имея даже малейшего желания общаться с родителями по-доброму, по-человечески, конструктивно, предпочитают гестаповские методы:

Младенца из-за прививок изъяли с применением электрошокера

Детей отобрали за чесотку

Ребенка отобрали за то, что он толстый

Эти три случая, а их множество, демонстрируют широту трактовки, что врачи могут считать «опасностью для жизни». 

Безусловно, не стоит впадать в катакомбное мышление и надо признать, что бывают случаи, когда мнение врача принципиально важно, и родители действительно могут не распознать серьезное заболевание, ведь важно не упустить критическое состояние ребенка. Я лично знаю случай, как мать-натуропатка лечила своего месячного малыша «травками» до тех пор, пока он не умер. К врачу она не обращалась, а у ребенка оказалась пневмония в тяжелой форме. 

Но таких случаев крайне мало, это микропроценты, не влияющие в целом на ситуацию. Детей в авариях и на дорогах гибнет несравнимо больше, однако никто не запрещает езду

Но закон по-прежнему не предлагает критериев, что можно считать опасностью для жизни. 

«Если сейчас мать, считающая, что разбирается в медицине лучше врачей, может два месяца лечить пневмонию с дыхательной недостаточностью у своего ребенка заячьим пометом, то теперь у нее в течении суток дитя изымут и спасут», — так объясняет суть закона на сайте «Милосердие» иеромонах Феодорит (Сеньчуков), врач-реаниматолог.

И вот самое главное. По новому закону иски врачей в таких случаях суд будет рассматривать в ускоренном порядке — в срок от 1 до 5 дней: ребенок будет признан нуждающимся в защите государства, родителей экстренно ограничат в правах, накажут по 5.35 КоАП и далее по списку. 

Ведь каждому понятно, что за 1-5 дней никто из родителей не успеет собрать доказательства даже в тех случаях, когда лечение и наблюдение ребенка проводилось родителями надлежащим образом. А презумпция невиновности родителей автоматически данным законом отменяется. Ну естественно — в целях защиты прав ребенка.

Можно ожидать, что после принятия закона последуют внутриведомственные инструкции для медперсонала, персонала школ и детсадов.

Однако очевидно, что по-прежнему продолжится игра «втёмную»:  родители так и не узнают, в каких случаях их ребенка неожиданно могут признать «нуждающим в помощи государства» из-за состояния здоровья их ребенка, а когда нет, все — на усмотрение врача, учителя, опеки, суда.

Становится еще актуальнее вопрос Насти Терновской, мамы, у которой по подозрению угрозы жизни и здоровью изъяли 5-летнего сына: «Скажите, где написано, прямо по пунктам, что я должна делать, чтобы считаться хорошей матерью? Покажите! Есть такой список? Почему мне вдруг говорят, что я — плохая мать, что я что-то не выполняю, и я теперь должна доказывать обратное?»

В связи с принятием данного закона также хочется напомнить, о том, что не был случаен последний Съезд уполномоченных по правам детей РФ. Он был посвящен именно защите прав несовершеннолетних пациентов. 

Одним из докладов на Съезде был доклад Лазуренко Светланы Борисовны, заведующей лабораторией специальной психологии и коррекционного обучения ФАГУ «Научный центр здоровья детей» Минздрава РФ. 

Ее доклад назывался «Права ребёнка и исполнение родителями своих обязанностей: проблемы и пути решения». «Мы, конечно, не можем вмешиваться в семью», — говорит Лазаренко. — «Но только до тех пор, пока не нарушены права ребенка.» Лазаренко изначально ставит под сомнение общую компетентность родителей выполнять свои родительские обязанности в полной мере в соответствии с потребностями ребенка, не нанося вреда его физическому и психическому развитию. То, как и какими способами родители лечат ребенка, насколько прислушиваются к рекомендациям врачей и даже то, каким образом родители требуют педагогических результатов от ребенка в школе, — все такие ситуации Лазаренко относит к области возможного нарушения прав ребенка. Для упрощения взаимодействия медиков и опеки Лазаренко предлагает увеличить полномочия медиков, воспитателей и учителей — доносительствовать на семьи, наладить более тесное межведомственное взаимодействия между опекой и врачами. «Нужно было бы увеличить полномочия специалистов профильных организаций, я имею в виду учреждения здравоохранения, образования и упростить механизм их обращения в компетентные органы для того, чтобы как можно быстрее отреагировать на происходящее в семье неблагополучие.» Несмотря на то, что Лазаренко упоминает, что критических случаев единицы, она предлагает создать отдельный ресурс, портал, чтобы каждый гражданин имел возможность доносить на родителей в опеку через Интернет. Принятие закона подтверждает то, что все остальные предложения Лазаренко вполне осуществимы в самом ближайшем будущем. Полностью текст доклада Лазаренко о нарушении родителями прав ребенка при его заболевании и о невыполнении ими родительских обязанностей можно прочитать по активной ссылке. Короткая ссылка на новость: https://ivan4.ru/~OKCCc

Читайте также:  Букмекерская контора не выплачивает выигрыш: что делать, куда обращаться

Наказание за неисполнение родительских обязанностей

Адвокат Адвокатской палаты г. Москвы, Межреспубликанской коллегии адвокатов (г. Москва), куратор проекта «Женское право» (г. Москва)

Статья 5.

35 КоАП РФ предусматривает ответственность родителей за неисполнение обязанностей по содержанию, воспитанию, обучению и защите прав детей.

Родителя также могут наказать за лишение ребенка права общаться с родственниками и воспрепятствование второму родителю воспитывать детей. Но что делать, если эти обвинения оказались несправедливыми?

Семейный кодекс РФ налагает на родителей обязанности по воспитанию и образованию детей. Это значит, что мать и отец должны заботиться о здоровье, физическом, психическом, духовном, нравственном развитии своих детей и обеспечить получение ими общего образования (ст. 63 СК РФ).

Родители обязаны защищать права и интересы детей (ст. 64 СК РФ). А также они должны содержать своих несовершеннолетних детей (ст. 80 СК РФ). Помимо этого, какими бы ни были отношения между членами семьи, ребенок не может быть лишен права на общение с родственниками (ст. 55 СК РФ).

Нарушение этих правил может стать причиной привлечения к административной ответственности по ст. 5.35 КоАП РФ («Неисполнение родителями или иными законными представителями несовершеннолетних обязанностей по содержанию и воспитанию несовершеннолетних»).

Статья 5.35 КоАП РФ предусматривает ответственность родителей и иных законных представителей, в круг которых входят усыновители, опекуны и попечители. Основанием для привлечения к ответственности по ч. 1 ст. 5.

35 КоАП РФ является неисполнение обязанностей по содержанию, воспитанию, обучению, защите прав и интересов несовершеннолетних. С одной стороны, законодатель полностью перечислил то, что должны делать родители.

Но с другой – такая широкая формулировка порождает много вопросов.

Неисполнение обязанности по содержанию ребенка

25% детей в нашей стране живут в нищете1. Это значит, что родители каждого четвертого ребенка не в состоянии обеспечить ему даже прожиточный минимум. Если буквально толковать ч. 1 ст. 5.

35 КоАП РФ, можно прийти к выводу, что эти родители не исполняют обязанность по надлежащему содержанию несовершеннолетних. В то же время исследования показывают, что ухудшение материального положения семей часто связано с рождением ребенка2.

Неудивительно, что родителей не привлекают к ответственности по ч. 1 ст. 5.35 КоАП РФ только из-за маленькой зарплаты – в современной судебной практике таких дел нет.

Раньше в ненадлежащем содержании ребенка обвиняли родителей, которые не платили алименты. Но в 2016 г. в КоАП РФ была введена ст. 5.35.1, которая предусматривает ответственность за уклонение от уплаты алиментов, если в действиях должника нет признаков преступления. С того момента нерадивых родителей привлекают к административной ответственности именно по ст. 5.35.1 КоАП РФ.

Например, Тохиров был обязан уплачивать алименты в размере четверти своего заработка на содержание малолетнего сына. Но с сентября 2020 г. по август 2021 г. деньги он не перечислял. Объяснил он это тем, что потерял работу и не мог найти новую.

Суд проблемы с трудоустройством должника решил, признав его виновным в уклонении от уплаты алиментов и назначив ему наказание в виде обязательных работ3.

В последние годы родителей не привлекали к ответственности за ненадлежащее содержание ребенка по ч. 1 ст. 5.35 КоАП РФ. Это связано со спецификой доказывания правонарушения.

Для судов и правоохранительных органов единственным доказательством того, что родитель не оказывает финансовую помощь ребенку, является справка от пристава о долге по алиментам.

В иных случаях государство будет считать, что несовершеннолетний получает деньги.

Неисполнение обязанности по защите прав ребенка

Всем понятно, что родители должны защищать права и интересы ребенка. Неясно только, где должны проходить границы такой защиты и когда может вмешиваться государство.

Например, мать решила не обращаться в суд с заявлением о взыскании алиментов с отца и тем самым лишила ребенка права на получение содержания от обоих родителей. Или родители не стали писать заявление в полицию после того, как хулиган ударил их сына, а значит, лишили его права на судебную защиту.

Вместе с тем у матери просто может не быть ресурсов на судебные тяжбы. А родители могут обоснованно считать, что привлечение полиции усугубит конфликт.

За все время существования ч. 1 ст. 5.35 КоАП РФ почти не было случаев привлечения родителей к ответственности только за неисполнение обязанности по защите прав и интересов ребенка. Например, люблинский межрайонный прокурор Москвы потребовал привлечь к ответственности Заплавного.

Его сын принял участие в несанкционированном митинге и был задержан. С точки зрения прокурора, это значило, что отец не защищал права ребенка. Как связаны между собой задержание и исполнение этой родительской обязанности – неизвестно. Также непонятно, почему претензии возникли именно к отцу, ведь ребенок живет в полной семье.

Внятной аргументации прокурор не привел. Комиссия по делам несовершеннолетних и защите прав (КДНиЗП) отказалась привлекать отца к ответственности. Люблинская прокуратура попыталась оспорить это решение в суде.

Но суд указал, что «факт установления участия несовершеннолетнего в несогласованном публичном мероприятии сам по себе не является доказательством наличия в действиях его отца состава правонарушения»4.

Аналогичная ситуация возникла в Тюмени. КДНиЗП не увидела оснований для привлечения матери к ответственности за то, что ее дочь пошла на несанкционированный митинг.

Однако в данном случае районный суд встал на сторону прокуратуры и потребовал от комиссии пересмотреть решение. С этим не согласилась мать и отправилась в вышестоящую инстанцию.

Там ее поддержали и указали, что оснований для привлечения к ответственности по ч. 1 ст. 5.35 КоАП РФ не имеется5.

Неисполнение обязанности по воспитанию ребенка

Ненадлежащее воспитание обычно ставят в вину родителям, чьи дети совершили правонарушение. Например, несовершеннолетний Винчук, толкнув одноклассника, причинил легкий вред его здоровью. Хотя инцидент случился в школе, КДНиЗП посчитала, что это произошло, потому что родители ребенка должным образом его не воспитали. Суд согласился с точкой зрения КДНиЗП6.

Кто ответит за травмы школьника?За причиненный ребенку вред к ответственности привлекут школу, а в некоторых случаях – провинившегося ученика или его родителей. На что вправе рассчитывать родители пострадавшего ребенка?

Однако привлечение родителей к ответственности по ст. 5.35 КоАП РФ возможно, только если обвинения в адрес подростка доказаны. Скажем, если в отношении ребенка пока лишь возбуждено уголовное дело, то родителей не могут наказать со ссылкой на ст. 5.

35 КоАП РФ, так как до вынесения обвинительного приговора их ребенок считается невиновным. Более того, даже факт совершения преступления еще не значит, что ребенок был дурно воспитан.

Его могли запугать старшие товарищи, он мог стать жертвой шантажа или манипуляций.

Иногда в ненадлежащем воспитании обвиняют тех родителей, кто вел себя неподобающим образом при ребенке или бросил малолетнего без присмотра. Например, Белоногов, будучи в состоянии алкогольного опьянения, в присутствии сына устроил ссору с женой и избил ее.

Скандал испугал ребенка, и он убежал из дома. Суд указал, что способы воспитания детей должны исключать пренебрежительное, жестокое, грубое, унижающее человеческое достоинство обращение, оскорбление и эксплуатацию детей.

С точки зрения судьи, пьяная драка является примером такого обращения, даже если ребенок не пострадал. Сложно спорить с тем, что подобные действия свидетельствуют о ненадлежащем воспитании, ведь воспитание – это прежде всего личный пример.

Дети перенимают модель семейной жизни и варианты поведения родителей. А пьяный отец, избивающий мать, не может считаться достойным примером для подражания7.

Часть 2 ст. 5.35 КоАП РФ устанавливает ответственность за нарушение родителями или иными законными представителями несовершеннолетних их прав и интересов, а именно за:

  • лишение детей права на общение с родителями или близкими родственниками;
  • сокрытие места нахождения детей;
  • неисполнение решения суда об определении места жительства детей;
  • неисполнение решения суда о порядке общения с детьми;
  • воспрепятствование родителям осуществлять их права на воспитание, образование детей и защиту их интересов.
Читайте также:  Минтруд планирует упростить процедуру признания и продления инвалидности проводить её дистанционно

Чаще данная норма применяется в отношении родителей, которые не дают бывшему супругу видеться с ребенком.

Ошибки при составлении протокола могут стать причиной прекращения дела об административном правонарушении. Статья 28.2 КоАП РФ устанавливает, что в протоколе должны быть отражены:

  • дата и место его составления;
  • должность и Ф.И.О. составителя;
  • сведения о лице, в отношении которого составлен протокол (Ф.И.О., адрес и данные документа, удостоверяющего личность);
  • место и время совершения административного правонарушения;
  • статья КоАП РФ, предусматривающая ответственность за данное правонарушение;
  • Ф.И.О. и адреса свидетелей и потерпевших;
  • объяснение лица, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении, и др. 

Лицо, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении, вправе присутствовать при составлении протокола и ознакомиться с ним, представить объяснения и замечания по содержанию протокола, отказаться от пояснений. После составления протокола ему вручается копия. В случае неявки человека протокол составляется в его отсутствие, а копия протокола направляется ему в течение трех дней.

Составление протокола об административном правонарушении еще не значит, что человека привлекут к ответственности. Сведения о правонарушении направляются в КДНиЗП. А комиссия уже выносит решение.

Но она опирается не только на протокол, но и на иные доказательства.

Ими могут стать: объяснения детей, показания соседей, характеристики на семью со школы и по месту жительства, акт обследования жилищно-бытовых условий, медицинские документы, сведения о судимости родителей, справки ПДН и т.д.

Законодательство не обязывает КДНиЗП добиваться присутствия ребенка и его родителей при рассмотрении материалов дела, не дает возможности сотрудникам комиссии организовать принудительный привод. В то же время КДНиЗП вправе рассматривать дело в отсутствие лица, в отношении которого оно возбуждено. Поэтому, если проигнорировать повестку, дело все равно будет рассмотрено.

Срок давности привлечения к ответственности по ст. 5.35 КоАП РФ составляет два месяца (это срок, по истечении которого человека нельзя привлечь к административной ответственности). Однако у госорганов нет единой точки зрения на то, откуда этот срок нужно отсчитывать.

Например, ГУ МВД России по Новосибирской области полагает, что два месяца исчисляются с момента выявления правонарушения компетентными органами8. Аналогичную позицию занимает прокуратура Ярославской области9. А вот администрация г. Кургана считает, что два месяца нужно считать с момента совершения правонарушения10.

Разъяснений Верховного Суда РФ по данному вопросу нет. Поэтому в каждом регионе может быть своя практика.

Представляется, что если ненадлежащее исполнение родителем обязанностей носит разовый характер, то два месяца нужно отсчитывать со дня совершения административного правонарушения. Если же такие действия совершаются постоянно, то срок нужно считать со дня выявления правонарушения (ст. 4.5 КоАП РФ).

КоАП РФ не содержит специальных указаний на то, кто может быть свидетелем по делу о ненадлежащем исполнении родителями своих обязанностей. Вызвать могут любого. Но близкие родственники вправе отказаться от дачи показаний.

Не подлежат допросу в качестве свидетелей адвокаты, если сведения получены ими в рамках оказания юридической помощи, и священнослужители, если обстоятельства стали им известны из исповеди (ст. 69 ГПК РФ). Кроме того, опрос несовершеннолетнего свидетеля должен проходить в присутствии законного представителя.

А если ребенку нет 14 лет, то привлекается педагог или психолог (ст. 25.6 КоАП РФ).

Чтобы защититься от несправедливых обвинений в совершении правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 5.35 КоАП РФ, родители могут:

  • доказать, что они надлежащим образом исполняли свои обязанности;
  • доказать наличие объективных причин, препятствовавших исполнению родительских обязанностей;
  • указать на процессуальные упущения, допущенные правоохранительными органами.

Например, мировой судья прекратил производство по делу об административном правонарушении в отношении Шаталова, которого обвиняли в неуплате алиментов на содержание дочери. В ходе судебного заседания отец пояснил, что деньги не перечислял, поскольку с декабря 2020 г. по март 2021 г.

находился на стационарном лечении с диагнозом Covid-19. Его версия подтверждалась медицинскими документами. Мировой судья посчитал, что Шаталов действительно не мог платить алименты.

Вышестоящая инстанция коллегу поддержала, оставив решение о прекращении производства по делу без изменения11.

В другом деле суд согласился, что мать, возможно, ненадлежащим образом исполняла свои родительские обязанности, но ее не известили о дате слушания. Суд обратил внимание на то, что в материалах была расписка женщины с указанием места и времени рассмотрения дела, но даты слушания в ней не было. Более того, представитель КДНиЗП не смог пояснить, когда именно расписка вручена женщине12.

Родители наделены равными правами в отношении детей. Но нередко после развода мать и отец не могут договориться о порядке общения с ребенком. В таком случае точку в споре ставит суд. В решении указываются дни и часы, когда родитель может видеться с ребенком. Иногда определяется конкретное место встреч (например, квартира матери, местный ТРЦ или парк развлечений).

За неисполнение судебного акта родителю, который не организовал встречу, может грозить ответственность по ч. 2 ст. 5.35 КоАП РФ. Однако Семейный кодекс РФ (ч. 1 ст. 65) и Конвенция о правах ребенка (ст. 3, 9, 18) единодушны: на первом месте нужды маленького человека, и только потом желания отца и матери.

А значит, иногда решение суда можно проигнорировать, например в случае участия ребенка в спортивном или учебном мероприятии, его болезни, посещения врача, выезда ребенка в дом отдыха или санаторий при наличии рекомендации врача, временного переезда в связи с ремонтом, отказа ребенка видеться со вторым родителем.

Никто не будет выписывать матери штраф, если она не захотела вести заболевшего ребенка к отцу на встречу или если дети поехали на сборы со своей командой. Но словесных объяснений матери будет недостаточно.

Нужно заранее собрать доказательства, подтверждающие, что ребенка не привезли на встречу по уважительным причинам.

Такими доказательствами могут стать: выписки из медкарты, рекомендации врача об организации летнего отдыха, справки из школы или спортивной секции, документы, подтверждающие проведение ремонта, показания свидетелей и т.п.

Сложнее всего доказать, что малолетний сам не хочет идти на встречу с родителем. Если ребенок слишком мал, чтобы высказать свое мнение, следует найти свидетелей среди соседей и знакомых. Кроме того, если родитель решит заявить о неисполнении решения суда, ему придется обратиться к приставам. Они тоже могут зафиксировать отказ ребенка от общения.

1 В России выросла детская бедность // Газета.ру (URL: https://www.gazeta.ru/business/2021/08/04/13832030.shtml).

2 Они балансируют на грани // Лента.ру (URL: https://lenta.ru/articles/2018/04/17/bednost_deti/).

3 Постановление мирового судьи судебного участка № 10 Веневского судебного района Тульской области от 29 сентября 2021 г. по делу № 5-342/2021.

Прокуратура разъясняет ответственность родителей за ненадлежащее исполнение обязанностей по содержанию, воспитанию, обучению, защите прав и интересов несовершеннолетних

В соответствии с ч. 2 ст. 38 Конституции Российской Федерации забота о детях, их воспитание — равное право и обязанность родителей.

В развитие конституционной нормы ст. 63 Семейного кодекса Российской Федерации (далее – СК РФ) устанавливает, что родители несут ответственность за воспитание и развитие своих детей. Они обязаны заботиться о здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии своих детей. Родители обязаны обеспечить получение детьми общего образования.

Кроме того, в соответствии со ст. 64 СК РФ на родителей возлагается защита прав и интересов детей.

За неисполнение или ненадлежащее исполнение родителями или иными законными представителями несовершеннолетних (усыновителем, опекуном, попечителем) обязанностей по содержанию, воспитанию, обучению, защите прав и интересов несовершеннолетних наступает ответственность в соответствии с ч. 1 ст. 5.35 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее – КоАП РФ).

Рассматриваемое правонарушение заключается в бездействии родителей или иных законных представителей несовершеннолетних, когда они не заботятся о нравственном воспитании, физическом развитии детей и укреплении их здоровья, создании необходимых условий для своевременного получения ими образования, успешного обучения и т.д. Например, если ребенок без уважительных причин пропускает занятия в школе, а родители не контролируют посещение им учебного заведения, если ребенок нуждается в медицинской помощи, а родители не обеспечивают ее своевременное оказание и др.

За данное правонарушение, в соответствии с санкцией ч.1 ст.5.35 КоАП РФ, на родителей (законных представителей) может быть наложен административный штраф в размере от 100 до 500 рублей.

Неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего, если это деяние соединено с жестоким обращением с несовершеннолетним, влечет уголовную ответственность по ст. 156 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Закон запрещает родителям при осуществлении родительских прав причинять вред физическому и психическому здоровью детей, их нравственному развитию. Способы воспитания детей должны исключать пренебрежительное, жестокое, грубое, унижающее человеческое достоинство обращение, оскорбление или эксплуатацию детей.

Жестокое обращение может выражаться, например, в нанесении побоев, непредоставлении пищи, одежды, других действиях (бездействии), приносящих физическое или душевное страдание ребенку.

За совершение данного преступления виновному грозит до 3 лет лишения свободы. В случаях, когда жестокое обращение образует самостоятельное преступление, например, причинение вреда здоровью различной тяжести, побои, истязание, такие действия дополнительно будут квалифицированы по соответствующей статье Уголовного кодекса Российской Федерации.

Сообщить о фактах ненадлежащего исполнения родительских обязанностей, жестокого обращения с ребенком можно в органы социальной защиты населения, органы полиции и прокуратуры.

Старший помощник межрайонного прокурора С.Ю. Сайдукова

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector