Верховный суд возвращает водительские права – часть четвертая

Четвертая подборка – четыре дела. «Право.ру» публикует очередной обзор решений Верховного суда, вынесенных в пользу водителей, лишенных прав. Невнимательность судей в ходе исследования обстоятельства дела и при составлении судебных актов привели к ошибочным решениям. Коллегия по административным делам Верховного суда РФ их исправила.

«Проглядели» доказательство

В феврале 2014 года Рассказова С., управляющего автомобилем «Рено», остановили сотрудники ДПС в районе поселка Архиповка под Смоленской областью.

Полицейские выявили у водителя признаки опьянения: «запах алкоголя изо рта, нарушение речи и поведение, не соответствующее обстановке».

Кроме того, Рассказов отказался от освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, не став отрицать, что накануне употреблял спиртное.

Водителя принудительно направили на прохождение медицинского освидетельствования в Смоленский областной наркологический диспансер. По итогам процедуры медики сделали вывод о том, что Рассказов действительно пьян, о чем свидетельствовали следующие клинические признаки: «запах алкоголя изо рта и положительный результат освидетельствования на содержание алкоголя в выдыхаемом воздухе».

Мировой судья участка № 20 в муниципальном образовании «Рославльский район» Смоленской области признал водителя виновным по ч. 4 ст. 12.8 КоАП и назначил Рассказову в качестве наказания штраф размером в 50 000 руб. и лишил прав на три года.

Водитель попытался обжаловать решение мирового судьи, но Рославльский городской суд Смоленской области в лице Елены Лакеенковой и заместитель председателя Смоленского областного суда Роман Батршин оставили первоначальный акт без изменений.

В Верховном Суде жалоба Рассказова попала к судье Владимиру Меркулову, который, при выяснении всех обстоятельств дела, обнаружил одно несоответствие.

Оказывается, в акте медицинского освидетельствования водителя от 14 февраля 2014 года написано, что концентрация абсолютного этилового спирта в выдыхаемом воздухе у Рассказова составила 0,11 мг/л, то есть меньше допустимого предела в 0,16 мг/л.

На данное обстоятельство защитником «нетрезвого» водителя указывалось при рассмотрении дела в предыдущих инстанциях, но суды не обратили на него внимание.

Судья Меркулов жалобу Рассказова удовлетворил, постановив отменить акты нижестоящих инстанций по этому делу и прекратить производство по нему.

Не учли срок давности

Мировой судья Амурской области по Благовещенскому районному участку 30 сентября 2014 года признал Борисова А. виновным по ч. 1 ст. 12.8 КоАП, назначив ему в виде наказания штраф на сумму 30 000 руб. и лишив его права управления транспортными средствами на срок один год и десять месяцев.

В следующей инстанции судья Благовещенского районного суда Амурской области Снежана Куликова решением от 27 января 2015 года отменила постановление мирового судьи, направив ему дело на новое рассмотрение. Ссылаясь на нормы КоАП, 10 февраля 2015 года мировой судья прекратил производство по делу в связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности.

Но в мае 2015 года заместитель председателя Амурского областного суда Павел Белоусов оба предыдущих акта отменил и постановил рассмотреть дело заново районному суду.

Решением судьи Благовещенского районного суда Амурской области Игоря Комогорцева от 10 июня 2015 года постановление мирового судьи от 30 сентября 2014 года было оставлено без изменений. То есть Борисов признан виновным за управление автомобилем в нетрезвом виде и должен быть подвергнут административному наказанию.

Исполняющий обязанности председателя Амурского областного суда Олег Васильев своим Постановлением от 22 июля 2015 года подтвердил решения предыдущих инстанций.

Защитник Борисова – адвокат Цеон С. – обратился с жалобой в Верховный суд, попросив отменить три акта: постановление мирового судьи от 30 сентября 2014 года, решение судьи Благовещенского районного суда Амурской области от 10 июня 2015 года и постановление и. о. председателя Амурского областного суда от 22 июля 2015 года.

Изучив все материалы дела, ВС нашел несколько ошибок в решениях нижестоящих судов. Во-первых, Борисов совершил административное правонарушение 9 февраля 2014 года. А в соответствии с ч. 1 ст. 4.5 КоАП срок давности привлечения к административной ответственности за вождение в нетрезвом виде составляет один год.

Более того, согласно п. 6 ч. 1 ст. 24.5 КоАП, истечение срока давности является обстоятельством, исключающим производство по делу об административном правонарушении.

После указанных сроков вопрос об административной ответственности лица, производство по делу в отношении которого прекращено, обсуждаться не может, потому что это ухудшает положение лица.

Во-вторых, как следует из судебных документов, решение судьи Благовещенского районного суда от 27 января 2015 года было обжаловано лицом, не имевшим на это право в соответствии с положениями КоАП. В данном случае заместитель председателя Амурского областного суда не должен был принимать жалобу и рассматривать ее по существу.

Руководствуясь всем вышеперечисленным, судья Сергей Никифоров жалобу защитника Борисова удовлетворил, а все предыдущие решения по делу отменил.

Ошибка судьи спасла водителя

Сергеева Р. признали виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП, и подвергли административному наказанию в виде штрафа в размере 30 000 руб. с лишением прав на полтора года. Соответствующее решение вынес мировой судья участка № 125 г. Зима и Зиминского района Иркутской области 11 сентября 2013 года.

Заместитель председателя Иркутского областного суда 13 октября 2015 года постановление мирового судьи отменил, а дело против Сергеева прекратил не только по причине истечения срока давности привлечения к административной ответственности водителя, но и исходя из того, что дело рассмотрено мировым судьей с нарушением правил подсудности. Судья не обнаружил в материалах дела доказательств, подтверждающих полномочия мирового судьи по исполнению обязанностей мирового судьи судебного участка № 59 г. Зима и Зиминского района Иркутской области.

Заместитель Генерального прокурора РФ Сабир Кехлеров обратился в ВС с требованием отменить постановление заместителя председателя Иркутского областного суда и оставить в силе решение мирового судьи.

Как установил ВС, вывод заместителя председателя Иркутского областного суда ошибочен, так как на основании постановления председателя Зиминского городского суда от 9 сентября 2013 года исполнение обязанностей мирового судьи судебного участка № 59 г. Зима и Зиминского района Иркутской области на период с 9 сентября по 20 сентября 2013 года переходит к мировому судье судебного участка № 125.

Но по причине того, что КоАП не содержит нормы, предусматривающей возможность отмены вступившего в законную силу решения по делу об административном правонарушении с ухудшением положения лица, привлекаемого к ответственности, протест Кехлерова можно удовлетворить лишь частично.

Судья Владимир Меркулов постановил исключить из решения заместителя председателя Иркутского областного суда вывод о нарушении мировым судьей судебного участка № 125 г. Зима и Зиминского района Иркутской области правил подсудности. В остальной части документ оставлен без изменений.

Противоречия в судебном акте

Сотрудники полиции ОВО города Пензы, дежурившие поздно вечером в мае 2014 года около одного из магазинов, заметили, что недалеко от них остановился автомобиль, за рулем которого находится мужчина нетрезвого вида. Полицейские тут же вызвали экипаж ГИБДД. Приехавший на место инспектор предложил водителю Карчеву И.

пройти освидетельствование на состояние опьянения с помощью технического средства. Мужчина согласился. Алкотестер диагностировал у водителя содержание в его организме алкоголя в концентрации 1,24 мг/л при допустимых 0,16 мг/л.

После этого Карчев должен был подписать акт освидетельствования, но, исходя из материалов дела, мужчина отказался это сделать и был отправлен на медицинское освидетельствование, на которое он тоже не согласился.

В итоге мировой судья участка № 5 Железнодорожного района г. Пензы Наталья Пронькина 30 июля 2014 года привлекла Карчева к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.26 КоАП – невыполнение водителем транспортного средства требования о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения. Решение было обжаловано защитником Карчева в Железнодорожном районном суде г. Пензы.

Судья Людмила Демина, рассматривавшая дело в апелляции, пришла к выводу, что действия Карчева образуют объективную сторону состава правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.

8 КоАП – управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения. Демина своим решением переквалифицировала действия Карчева с ч. 1 ст. 12.26 на ч. 1 ст. 12.

8 КоАП и назначила ему наказание в виде административного штрафа на сумму 30 000 руб. с лишением права управления транспортными средствами на срок 1 год 6 месяцев.

После этого к и. о. председателя Пензенского областного суда Виктору Трифонову попала жалоба защитника Карчева на указанные выше акты мирового судьи и судьи районного суда. Постановлением от 10 июля 2015 года Трифонов оставил судебные акты предыдущих инстанций без изменения.

Только вот обстоятельства, приведенные и. о.

председателя Пензенского областного суда в его постановлении, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, так как вводная и резолютивная части акта противоречат его мотивировочной части, кроме того, имеются несоответствия между содержанием описательной и мотивировочной частями.

То есть постановление судьи Трифонова не соответствует ст. 30.18 КоАП и не может быть признано законным. Судья ВС Сергей Никифоров постановил акт, вынесенный судьей в отношении Карчева, отменить, а дело об административном правонарушении вернуть на новое рассмотрение в Пензенский областной суд.

Прекращение дела по КоАП в связи с истечением срока давности не влечет отказ во взыскании убытков

В Определении № 8-КГ20-4-К2 от 20 апреля 2021 г. Верховный Суд заметил, что отказ во взыскании с казны РФ или субъекта РФ компенсации морального вреда и взыскании убытков без учета основания прекращения производства по делу об административном правонарушении необоснован.

Читайте также:  Изменения для школьников и их родителей в мае 2022 года

Постановлением инспектора ДПС от 25 октября 2018 г. Сергей Крылов был привлечен к административной ответственности в виде штрафа в размере 500 руб. по ч. 3 ст. 12.14 КоАП, то есть за то, что он не уступил дорогу транспортному средству, пользующемуся преимущественным правом движения.

12 марта 2019 г. Некрасовский районный суд Ярославской области отменил постановление и прекратил производство по делу в связи с истечением срока давности.

Так как при рассмотрении дела об административном правонарушении Сергей Крылов понес расходы на оплату услуг защитника в размере 16 тыс. руб. и почтовые расходы, он обратился в суд с иском о взыскании убытков. Также он просил взыскать компенсацию морального вреда в размере 50 тыс. руб.

Суд первой инстанции отказал в иске. Он заметил, что действия инспектора ДПС незаконными не признаны, вина должностного лица не установлена, а производство по делу об административном правонарушении прекращено в связи с истечением срока давности привлечения к ответственности.

Также суд указал, что истец к ответственности в виде административного ареста или исправительных работ не привлекался, нарушений личных неимущественных или иных нематериальных благ сотрудниками ГИБДД не допущено.

Поскольку с такими выводами согласились апелляция и кассация, Сергей Крылов обратился в Верховный Суд.

Изучив материалы дела, ВС сослался на п. 26 Постановления Пленума ВС от 24 марта 2005 г.

№ 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях», согласно которому расходы на оплату труда адвоката или иного лица, участвовавшего в производстве по делу в качестве защитника, не отнесены к издержкам по делу об административном правонарушении. Поскольку в случае отказа в привлечении лица к ответственности либо удовлетворения его жалобы на постановление о привлечении к ответственности этому лицу причиняется вред в связи с расходами на оплату труда лица, оказывавшего юридическую помощь, эти расходы на основании ст. 15, 1069 и 1070 ГК могут быть взысканы в пользу этого лица за счет средств соответствующей казны РФ или казны субъекта РФ.

КС: Обязанность возместить судебные издержки не зависит от вины проигравшей стороныПо мнению Суда, критерием наличия оснований для такого возмещения является лишь итоговое решение, определяющее, в чью пользу данный спор разрешен

Верховный Суд заметил, что в Постановлении от 15 июля 2020 г. № 36-П КС указал, что возмещение проигравшей стороной правового спора расходов другой стороны не обусловлено установлением ее виновности в незаконном поведении – критерием наличия оснований для возмещения является итоговое решение, определяющее, в чью пользу данный спор разрешен.

Поэтому в отсутствие в КоАП специальных положений о возмещении расходов лицам, в отношении которых дела были прекращены на основании п. 1 или 2 ч. 1 ст. 24.5 либо п. 4 ч. 2 ст. 30.17 КоАП, положения ст.

15, 16, 1069 и 1070 ГК, по сути, восполняют данный правовой пробел, а потому не могут применяться иным образом, чем это вытекает из устоявшегося в правовой системе существа отношений по поводу возмещения такого рода расходов.

КС посчитал, что положения норм ГК не позволяют отказывать в возмещении расходов на оплату услуг защитника и иных расходов, связанных с производством по делу об административном правонарушении, лицам, в отношении которых дела были прекращены на основании п. 1 или 2 ч. 1 ст. 24.5 либо п. 4 ч. 2 ст. 30.17 КоАП со ссылкой на недоказанность незаконности действий (бездействия) или наличия вины должностных лиц.

Отменяя постановление инспектора ДПС, Некрасовский районный суд Ярославской области указал на то, что для установления либо отклонения обстоятельств, на основании которых было вынесено постановление, необходимо проведение специальных исследований.

Поскольку водитель обгонявшего в нарушение ПДД автомобиля не установлен и его действиям не дана правовая оценка, какое-либо автотехническое исследование не проведено, вопрос о наличии в действиях Сергея Крылова крайней необходимости не исследовался, постольку привлечение его к административной ответственности нельзя признать законным и обоснованным. Суд пришел к выводу, что постановление инспектора ДПС в соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 30.7 КоАП подлежит отмене, а дело – возвращению на новое рассмотрение должностному лицу, правомочному его рассмотреть. Учитывая, что срок привлечения к ответственности на момент вынесения решения истек, суд принял решение о прекращении производства по делу.

Таким образом, отметил ВС, поскольку привлечение Сергея Крылова к административной ответственности нельзя признать законным и обоснованным без установления необходимых обстоятельств, свидетельствующих о наличии правовых оснований для его привлечения к такой ответственности, для правильного рассмотрения спора (несмотря на ссылку в решении о прекращении производства по делу об административном правонарушении) суду следовало разрешить вопрос о том, имелись ли основания для прекращения данного производства на основании п. 1 или 2 ч. 1 ст. 24.5 либо п. 4 ч. 2 ст. 30.17 КоАП, и в зависимости от этого принять решение по требованиям о возмещении расходов на оплату услуг защитника, чего в нарушение требований ст. 198 ГПК сделано не было.

Таким образом, указал ВС, недоказанность незаконности действий (бездействия) или наличия вины инспектора ДПС являлись юридически значимыми обстоятельствами только при разрешении исковых требований Сергея Крылова о взыскании компенсации морального вреда. Суд отменил решения нижестоящих инстанций и направил дело на новое рассмотрение.

Адвокат Калужской областной коллегии Никита Савин отметил, что Верховный Суд однозначно подтверждает право на требование компенсации, тем самым продолжает развивать позицию Конституционного Суда, изложенную в Постановлении № 36-П.

По мнению Никиты Савина, определение может послужить стимулом для огромного количества обращений в суд и должно положительно отразиться на качестве выносимых сотрудниками ГИБДД постановлений и восстановлении нарушенных прав автовладельцев, незаконно привлеченных к административной ответственности. «А может, стоит ждать снижения и без того небольшого количества удовлетворенных судами жалоб на постановления сотрудников ДПС? Ведь отмена штрафа в 500 руб. может повлечь взыскание из казны многих тысяч рублей», – заметил он.

Адвокат «Бородин и Партнеры» Ольга Рогачёва сослалась на практику Московского городского суда, который в апелляционном определении от 26 сентября 2018 г.

по делу № 33-34549/2018 указал: «Судебная коллегия соглашается с выводами суда и считает, что составление должностным лицом постановления об административном правонарушении и прекращение производства по делу в связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности само по себе не означает установление факта незаконности действий административного органа и не влечет безусловную компенсацию гражданину понесенных расходов и морального вреда».

Адвокат заметила, что суды, как правило, отказывают в компенсации морального вреда, поскольку истцом не представлены доказательства его наступления, а прекращение производства по делу само по себе не означает факта установления незаконности действий должностного лица по составлению протокола об административном правонарушении и не влечет безусловной компенсации морального вреда из-за действий государственного органа.

Как отметил КС в Постановлении № 36-П, в КоАП отсутствует специальный правовой механизм, который бы регулировал порядок и условия возмещения вреда, причиненного лицу, производство по делу об административном правонарушении в отношении которого прекращено по основаниям, означающим его невиновность (исключающим его виновность) в совершении правонарушения, в том числе по причине отсутствия возможности в предусмотренном законом порядке установить вину, указала Ольга Рогачёва.

Адвокат посчитала, что отказ от административного преследования в связи с истечением сроков давности привлечения к ответственности не может препятствовать реализации права на возмещение вреда, причиненного незаконными действиями должностных лиц, совершенными при производстве по делу об административном правонарушении. Однако в этом случае, если лицо подает требование о возмещении ущерба и компенсации морального вреда, подлежат оценке все элементы юридического состава административного правонарушения в случае прекращения производства по делу в связи с истечением срока давности.

Постановлением кассационного суда гражданин освобожден от административной ответственности по ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, с возвращением права управления транспортным средством

Так, постановлением мирового судьи судебного участка № 2 от 04 июня 2020 года С.И.В. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.

8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и подвергнут административному наказанию в виде административного штрафа в размере 30000 рублей с лишением права управления транспортными средствами на срок 1 год 10 месяцев.

Определением судьи апелляционной инстанции от 12 января 2021 года в удовлетворении  С.И.В. решение суда первой инстанции оставлено в силе, а жалоба С.И.В. без удовлетворения.

В жалобе, поданной в Кассационный суд, С.И.В. просил об отмене судебных актов как незаконных, вынесенных с нарушением норм процессуального права, и прекращении производства по делу в связи с отсутствием состава административного правонарушения.

При таких обстоятельствах, оснований для отмены определения судьи Вилегодского районного суда Архангельской области от 12 января 2021 года не имеется, постановление мирового судьи судебного участка № 2 Вилегодского судебного района Архангельской области от 4 июня 2020 г. является вступившим в законную силу.

Задачами производства по делам об административных правонарушениях являются всестороннее, полное, объективное и своевременное выяснение обстоятельств каждого дела, разрешение его в соответствии с законом, обеспечение исполнения вынесенного постановления, а также выявление причин и условий, способствовавших совершению административных правонарушений (статья 24.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях).

В силу положений статьи 26.

Читайте также:  Возврат дивана в магазин по закону: сроки, порядок, образцы претензий

1 названного Кодекса в числе иных обстоятельств по делу об административном правонарушении выяснению подлежат: наличие события административного правонарушения, виновность лица в совершении административного правонарушения, обстоятельства, исключающие производство по делу об административном правонарушении, иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.

Согласно статье 26.

11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях судья, члены коллегиального органа, должностное лицо, осуществляющие производство по делу об административном правонарушении, оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств дела в их совокупности. Никакие доказательства не могут иметь заранее установленную силу.

Частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях предусмотрена административная ответственность за управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, если такие действия не содержат уголовно наказуемого деяния.

Основанием привлечения С.И.В. к административной ответственности послужили следующие обстоятельства: 05 февраля 2020 года около дома 8 «а», где С.И.В. управлял автомашиной Лада с государственным регистрационным знаком №, находясь в состоянии алкогольного опьянения, в нарушение п.2.7 Правил дорожного движения РФ, и такие действия не содержат уголовно наказуемого деяния.

Указанные обстоятельства мировой судья посчитал установленными на основании представленных по делу доказательств.

Однако с выводами постановления мирового судьи согласиться нельзя по следующим основаниям.

В силу требований частей 1 и 2 статьи 1.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях лицо, привлекаемое к административной ответственности, не может быть подвергнуто административному наказанию и мерам обеспечения производства по делу об административном правонарушении иначе как на основаниях и в порядке, установленных законом.

Применение уполномоченными на то органом или должностным лицом административного наказания и мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении в связи с административным правонарушением осуществляется в пределах компетенции указанных органа или должностного лица в соответствии с законом.

Как следует из материалов дела, вмененное С.И.В. административное правонарушение было выявлено в ходе применения предусмотренных главой 27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении.

Согласно части 2 статьи 27.

12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях отстранение от управления транспортным средством соответствующего вида, освидетельствование на состояние алкогольного опьянения, направление на медицинское освидетельствование на состояние опьянения осуществляются должностными лицами, которым предоставлено право государственного надзора и контроля за безопасностью движения и эксплуатации транспортного средства соответствующего вида, в присутствии двух понятых либо с применением видеозаписи.

Из материалов настоящего дела следует, что меры обеспечения производства по настоящему делу об административном правонарушении применены с использованием видеозаписи.

Согласно ч.ч.1 и 3 статьи 26.

2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях доказательствами по делу об административном правонарушении являются любые фактические данные, на основании которых судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, устанавливают наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела. Не допускается использование доказательств по делу об административном правонарушении, если указанные доказательства получены с нарушением закона.

Пунктом 23 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 июня 2019 года N 20 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях, предусмотренных главой 12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» разъяснено, что при оценке видеозаписи на предмет ее достоверности и допустимости необходимо учитывать ее непрерывность, полноту (обеспечивающую в том числе визуальную идентификацию объектов и участников проводимых процессуальных действий, аудиофиксацию речи) и последовательность, а также соотносимость с местом и временем совершения административного правонарушения, отраженными в иных собранных по делу доказательствах (статья 26.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях).

Вместе с тем, представленная в материалах дела видеозапись выполнена без звука, в связи с чем в совокупности с иными представленными по делу доказательствам не обеспечивает полноту (аудиофиксацию речи) и последовательность проводимых процессуальных действий, не отражает характер самих процессуальных действий, а также выполнение при применении мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении предусмотренных законом требований.

При этом, согласно доводам жалобы С.И.В., адресованной в районный суд, он не был согласен с освидетельствованием на состояние алкогольного опьянения и проводимыми процессуальными действиями.

При таких обстоятельствах, не представляется возможным в ходе рассмотрения настоящей жалобы оценить допустимость представленного доказательства, а также соблюдение требований статьи 27.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в ходе применения мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении в отношении С.И.В.

Кроме того, в соответствии с положениями части 1 статьи 29.10 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в постановлении по делу об административном правонарушении должны быть указаны обстоятельства, установленные при рассмотрении дела, в том числе время совершения административного правонарушения.

Однако, в постановлении мирового судьи время совершения вмененного С.И.В. административного правонарушения (управления транспортным средством) не установлено и не указано, в связи с чем выводы об относимости представленных по делу доказательств являются необоснованными.

В силу положений частей 1 и 4 статьи 1.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина. Неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в пользу этого лица.

В соответствии с пунктом 4 части 2 статьи 30.

17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях по результатам рассмотрения жалобы, протеста на вступившие в законную силу постановление по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалоб, протестов выносится решение об отмене постановления по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалобы, протеста и о прекращении производства по делу при наличии хотя бы одного из обстоятельств, предусмотренных статьями 2.9, 24.5 названного Кодекса, а также при недоказанности обстоятельств, на основании которых были вынесены указанные постановление, решение.

При таких обстоятельствах постановление мирового судьи судебного участка № 2 от 04 июня 2020 года, вынесенное в отношении С.И.В. по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, подлежало отмене.

Производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в отношении С.И.В. подлежало прекращению на основании пункта 4 части 2 статьи 30.17 названного Кодекса — в связи с недоказанностью обстоятельств, на основании которых были вынесены состоявшиеся по делу судебные постановления.

«По вопросам оказания юридической помощи необходиом обращаться потел. 8-21-470-12-08 (вайбер, вотсап, телеграм);

Верховный суд возвращает водительские права — часть десятая

Можно ли лишить прав человека, у которого нет водительского удостоверения? Допустимо ли назначить административное наказание лицу, уже начавшему отбывать арест за то же самое нарушение? Вправе ли сотрудники ДПС вносить в протоколы изменения, не предупредив об этом водителей? ВС разбирался в тонкостях привлечения автовладельцев к административной ответственности.

Нельзя лишить прав, если их нет

В августе 2014 года Алексей Кашин*, обгоняя автомобиль, столкнулся с поворачивающей налево машиной, водитель которой получила легкую травму. Мужчину привлекли к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.

24 КоАП (нарушение ПДД или правил эксплуатации транспортного средства, повлекшее причинение легкого вреда здоровью потерпевшего) с лишением прав на один год.

Апелляция и кассация оставили это решение без изменения, несмотря на то, что в жалобах Кашин признавался: права на управление транспортными средствами он не имеет, а значит, не может быть его лишен.

В мае этого года казусную ситуацию разобрал ВС. Проанализировав материалы дела, судья Сергей Никифоров пришел к выводу, что нарушение квалифицировано верно, и собранные доказательства подтверждают фактические обстоятельства происшествия.

«Причинение вреда здоровью потерпевшей находится в прямой причинно-следственной связи с действиями водителя, а потому он обоснованно привлечен к административной ответственности, предусмотренной ч. 1 ст. 12.24 КоАП», — резюмирует Никифоров.

Но в части назначения наказания суды нижестоящих инстанций ошиблись.

В ст. 3.8 КоАП и п.

2 постановления Пленума ВС «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» от 24 октября 2006 года сказано, что наказание в виде лишения права управления транспортными средствами может быть назначено лишь тем лицам, которые этим правом обладают или лишены его в установленном законом порядке. Лишить же водителя того, чего у него в принципе нет, как это произошло в случае с Кашиным, нельзя. Материалы дела подтвердили, что водительского удостоверения у мужчины нет и никогда не было, за это его даже привлекли к ответственности по ч. 1 ст. 12.7 КоАП. Судья Никифоров изменил принятые в отношении Кашина акты, обязав того выплатить штраф в 4 000 руб. Это не ухудшило его положения, поскольку штрафные санкции считаются более мягким наказанием в сравнении с лишением прав.

Читайте также:  Банкротство пенсионного фонда (НПФ): как проходит, последствия, что будет с накоплениями

Исправляешь протокол, предупреди водителя

В трех случаях ВС вернул права гражданам из-за ошибок, допущенных автоинспекторами при внесении изменений в процессуальные документы.

Верховный суд при рассмотрении дел об административных правонарушениях не раз разъяснял, что должностные лица не вправе самостоятельно, в одностороннем порядке исправлять процессуальные документы (протоколы, акты и прочие), но поток жалоб на такие нарушения не иссякает.

Так, например, москвича Дмитрия Зобнина* в апреле прошлого года лишили прав на 1 год 7 месяцев за отказ пройти медицинское освидетельствование на состояние опьянения (ст. 12.26 КоАП). При этом изначально в протоколе о направлении его на медицинское освидетельствование стояло «согласен», частицу «не» инспектор ГИБДД дописал туда позже.

То есть, согласно первоначальной версии протокола вменяемого ему правонарушения Зобнин не совершал, а внесенные «правки» свидетельствуют об обратном.

В протоколе об отстранении от управления автомобилем инспектор изменил время составления документа, а в акте об освидетельствовании на состояние опьянения исправил «не установлено состояние алкогольного опьянения» на «не проводилось в связи с отказом».

При этом в материалах дела нет информации о том, что указанные изменения вносились в документы в присутствии Зобнина, или что он хотя бы знал об этом. Возле приписок стоят печати подразделения ГИБДД и «исправленному верить», а подписей предполагаемого нарушителя — нет.

В п.

4 постановления Пленума ВС «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении КоАП РФ» от 24 марта 2005 года сказано, что если протокол об административном правонарушении составлен или другие материалы оформлены неправильно, судья должен вынести определение о возвращении этих документов в орган или должностному лицу, которыми они составлены (п. 4 ч. 1 ст. 29.4 КоАП). Несмотря на это разъяснение, мировой судья не вернул дело в ГИБДД для устранения противоречий и начал его рассматривать. Пять раз он вызывал на заседание инспектора ДПС, который вносил исправления в протоколы и акт, а тот, когда явился, подтвердил, что об изменениях в документах Зобнину не сообщал, на процедуру исправления его не вызывал и не направлял тому копии процессуальных актов с правками. Мировой судья и апелляционная инстанция посчитали такую ситуацию вполне законной, сославшись на п. 36 и 37 Административного регламента МВД № 185, утвержденного приказом от 2 марта 2009 года. ВС же счел, что в регламенте говорится о порядке внесения изменений в определения и постановления по делу об административном правонарушении, тогда как в рассматриваемом случае изменения внесены в иные документы. Несмотря на то, что Зобнин говорил о допущенных сотрудниками ГИБДД и мировым судьей нарушениях КоАП в своей кассационной жалобе, зампред Мосгорсуда ее не удовлетворил, посчитав изменения, внесенные в документы, исправлением технических ошибок. Верховный суд эту позицию не поддержал и отменил предыдущие акты по делу, поскольку они были основаны на недопустимых доказательствах, с прекращением производства по делу.

Примерно в такую же ситуацию попал, Алексей Туманянов*, которого привлекли к ответственности по ч. 4 ст. 12.8 КоАП за повторное (совершенное в течение года со дня аналогичного правонарушения) управление автомобилем в нетрезвом виде. Его лишили прав на три года и назначили штраф в 50 000 руб. При этом, изначально в протоколе об значилась ч. 1 ст. 12.

8, а о том, что инспектор ГИБДД самостоятельно «переквалифицировал» нарушение Туманянов узнал незадолго до заседания, когда знакомился с материалами дела. Мужчина обжаловал постановление в апелляции, и Нефтекумский райсуд Ставрополья его отменил, прекратив производство по делу в связи с отсутствием состава правонарушения (п. 2 ч. 1 ст. 24.5 КоАП).

Зампрокурора Ставропольского края Александр Тыльченко внес протест на это решение (нужно сказать, что его копию Туманянов тоже не получил, а рассмотрен он был всего через четыре дня после получения). Дело вернулось в райсуд, где нарушение было переквалифицировано с ч. 4 на ч. 1 ст. 12.8 КоАП.

Во второй раз суд Туманянова не пощадил, но существенно снизил наказание — 1,5 года без возможности сесть за руль и 30 000 руб. штрафа. ВС снова отметил, что и материалы дела, и показания автоинспектора свидетельствуют о том, что изменения в протокол внесены с нарушением требований ст. 28.2 КоАП (протокол об административном правонарушении).

Это «свидетельствует о нарушении порядка привлечения лица, в отношении которого возбуждено производство по делу об административном правонарушении, к административной ответственности и влечет нарушение права этого лица на защиту», — говорится в постановлении ВС. Нашлись и другие нарушения.

Например, инспектор безо всяких оснований направил водителя на медицинское освидетельствование. В результате ВС удовлетворил жалобу Туманянова, отменив акты нижестоящих инстанций.

Татьяну Северову* из Москвы на полтора года лишили водительских прав за отказ проходить медицинское освидетельствование на состояние опьянения (ст. 12.26 КоАП).

 Инспектор ДПС составил в отношении нее протоколы об административном правонарушении, отстранении от управления транспортным средством и направлении на медосвидетельствование, а потом внес в них ряд исправлений, не уведомив об этом женщину.

«Тем самым лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, оказалось лишенным предоставленных законом гарантий защиты его прав, поскольку не могло квалифицированно возражать и давать объяснения по существу внесенных изменений в процессуальные акты», — констатирует ВС.

Дело Северовой побывало у четырех мировых судей, каждый из них пытался вызвать на заседание сотрудника ГИБДД, составившего протокол, для получения объясниений, но полицейский в суд так и не явился.

Несмотря на это, суд при рассмотрении кассационной жалобы указал, что «доводы заявителя о неполном, необъективном, не всестороннем и с нарушением принципа презумпции невиновности рассмотрении дела, нельзя признать состоятельными». ВС посчитал исправленные протоколы недопустимыми доказательствами по делу, поскольку они составлены с нарушениями КоАП. А так как иных свидетельств, подтверждающих, что Северова отказалась проходить медосвидетельствование, в материалах дела нет, «выводы о наличии в действиях последней состава административного правонарушения являлись бы преждевременными», указал Верховный суд, возвращая женщине права.

А как же понятые?

Владимира Матюшкина* привлекли к ответственности за отказ проходить медицинское освидетельствование на состояние опьянения (ст. 12.26 КоАП). Наказание назначили «стандартное» — 30 000 штрафа и на 1,5 года лишили прав. Апелляция и кассация засилили постановление мирового судьи, а ВС, куда водитель обратился с надзорной жалобой, нашел нарушения в действиях инспектора ГИБДД.

В ч. 2 ст. 25.

7 КоАП сказано, что освидетельствование на состояние алкогольного опьянения и направление на аналогичное обследование в медицинское учреждение сотрудники ГИБДД должны осуществлять в присутствии двух понятых (которые удостоверяют совершение процессуальных действий своими подписями в протоколе) или с применением видеозаписи (о чем также делается запись в протоколе). Если понятые отсутствовали, к материалам дела должно быть приложено видео, снятое автоинспектором. Когда в материалах дела нет такой записи или сведений о понятых, судья обязан вернуть их должностному лицу, составившему протокол (п. 4 ч. 1 ст. 29.4 КоАП).

В протоколах, составленных в отношении Матюшкина, необходимых сведений не было.

Также инспектор не указал, на каком основании направил мужчина на медицинское освидетельствование (это можно сделать при отказе от прохождения освидетельствования на месте, несогласии с его результатами, наличии признаков опьянения при отрицательных показаниях алкотестера).

ВС счел, что протокол о направлении водителя на медосвидетельствование, составленный с нарушениями требований КоАП, является недопустимым доказательством по делу, и отменил вынесенные на его основании акты.

Дважды за одно и то же не наказывают

Игоря Грошина* лишили водительских прав за то, что управлял машиной в состоянии алкогольного опьянения. Но это не помешало ему снова сесть за руль в нетрезвом виде. 21 апреля 2014 года в отношении него был составлен протокол об административном правонарушении по ч. 3 ст. 12.8 КоАП.

Полиция задержала водителя почти на сутки — до принятия решения по делу об административном правонарушении. 23 мая того же года мировой судья назначил нарушителю наказание — административный арест на 10 суток.

Правда, в заключении ему предстояло провести всего 9 дней, поскольку время задержания зачли в срок наказания.

Апелляция направила дело на новое рассмотрение. Мировой судья переквалифицировал нарушение на ч. 4 ст. 12.8 КоАП и на три года лишил Грошина водительских прав, оштрафовав его на 30 000 руб. Но райсуд снова вернул дело в первую инстанцию, которая увеличила штраф до 50 000 руб. Попытки обжаловать постановление были безуспешными, пока дело не дошло до ВС.

Верховный суд напомнил, что в силу п. 7 ч. 1 ст. 24.

5 КоАП нельзя начать производство по факту административного правонарушения, если за это же нарушение тот же самый человек уже привлечен к административной ответственности, производство по делу прекращено или в отношении него возбуждено уголовное дело.

Так как срок задержания Грошина был зачтен в административный арест, ВС посчитал, что нарушитель уже частично его отбыл. Между тем, в ч. 5 ст. 4.1 КоАП сказано, что никто не может дважды нести административную ответственность за одно и то же нарушение. Поэтому жалоба водителя была удовлетворена.

* — имена и фамилии героев публикации изменены редакцией

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector