Верховный суд разъяснил, кто должен быть хозяином подвала в многоквартирном доме

30 Октября 2021

Грамотно распоряжаясь подвалами, чердаками и другими нежилыми помещениями в многоквартирном доме (МКД), которые на равных принадлежат всем собственникам, можно не только обеспечить комфорт и безопасность жителей, но и зарабатывать на общедомовые нужды. Вот только управлять общедомовым имуществом у тех, кто по логике должен это делать, не всегда получается. Вместе с экспертами наше издание разбиралось, как вернуть право собственности на всё то, что является общим.

Чувство ответственности

В соответствии с Жилищным кодексом все части и помещения жилого дома, предназначенные для обслуживания более чем одной квартиры, относятся к общему имуществу. Это крыши, фасады, чердаки, подвалы, лестничные клетки, колясочные, консьержные и лифтёрные.

Этим имуществом собственники квартир в МКД владеют на паритетных началах, то есть на долевых условиях — в зависимости от площади их жилья. Они несут ответственность за содержание и обслуживание общего имущества.

В праве собственности на общедомовое имущество заключается и ответ на популярный вопрос: почему жители первых этажей платят за пользование лифтом. Именно поэтому: он — часть их собственности, за которую они отвечают.

Если лифт сломается, то ремонтировать его будут за счёт средств, которые перечисляют на содержание жилья все собственники помещений в доме. Чтобы профессионально заботиться об имуществе и грамотно им распоряжаться, жители прибегают к услугам управляющих компаний, которые они нанимают. Но это на бумаге.

На деле всё происходит не совсем так.

Общую ответственность и чувство собственности осознают далеко не все. Многие считают, что в доме им принадлежат лишь их личные жилые квадратные метры. Поэтому люди не ходят на общие собрания и не участвуют в принятии решений о том, как будет развиваться их дом.

Между тем из общих помещений собственники могут извлекать реальную пользу. «Самый простой способ — использовать их для собственных нужд, — рассказала зампредседателя Комитета Госдумы по строительству и ЖКХ Светлана Разворотнева. — Если в доме сохранилась колясочная, там можно хранить коляски и велосипеды. Раньше для этого использовались подвалы, но теперь это запрещено противопожарными правилами, что, как мне кажется, противоречит духу Жилищного кодекса». Если в подвале не содержатся коммуникации, которые, к слову, тоже являются общедомовым имуществом, то такой подвал можно сдавать в аренду. Интернет-провайдеры, прокладывая своё оборудование, также используют общее имущество собственников, а значит, должны за него платить. Эксперт призвала провести ревизию общего имущества в многоквартирных домах Более того, в большинстве случаев они это делают, но куда и сколько уходит средств, неизвестно — управляющие компании это скрывают, отметила Светлана Разворотнева. Заработать в отдельных случаях можно даже на фасаде дома, если согласовать размещение на нём рекламной конструкции. Но часто общее имущество, которое по строительному проекту возникало, чтобы обслуживать дом и его жильцов, оказывается в чужих руках — на балансе органа местного самоуправления, юридического лица или даже конкретного человека.

«Для дома это настоящая беда, — констатировала Светлана Разворотнева. — В лучшем случае люди недополучают доходы или им просто неудобно, а в худшем — это создаёт угрозу безопасности.

Новые собственники заглубляют подвалы, перепрокладывают коммуникации, вырубают двери в несущих стенах».

В 2020 году в мини-отеле, оборудованном в подвале жилого дома, пять человек погибли из-за прорыва трубы отопления.

Председатель московского ТСЖ «Дом на Фурманном» Татьяна Лебедева много лет занимается возвращением общедомового имущества тем, кто им должен владеть — собственникам квартир. Она рассказывает, что подвалы и другие помещения, из которых можно извлекать хоть какую-то выгоду, были незаконно отчуждены в 90-х — начале 2000-х годов. Проблема актуальна для многих российских городов, особенно желанными являются дома на центральных улицах. Право долевой собственности на общедомовое имущество возникло у людей в момент приватизации ими жилья, то есть начиная с 1 января 1992 года, объясняет активистка. Принятый в 2015 году федеральный закон о государственной регистрации недвижимости это право подтверждает. «Все дальнейшие действия с любой частью нашего имущества были произведены незаконно, и теперь люди вынуждены биться по судам, чтобы своё право отстоять», — прокомментировала Татьяна Лебедева. По её словам, успешно выигранных дел только в Москве — сотни. Но любой суд — это прецедент, а потому необходимо провести тотальную ревизию всех помещений МКД, проинвентаризировать их и начать процесс цивилизованного внесудебного возвращения. Являясь юрлицом, ТСЖ «Дом на Фурманном» билось за свои помещения в арбитражном суде, но если восстановить справедливость в доме, где товарищество не создано, решает отдельный гражданин, то он также может это сделать, обратившись в районный суд. В Москве ответчиком чаще всего выступает городской департамент имущества.

В доме Татьяны Лебедевой общее имущество используют по-разному. В подвале там обустроили красный уголок, оборудовали зал для собраний, кружковой работы с детьми, а в бывшей котельной — тренажёрный зал.

Небольшую часть помещений собственники решили сдавать в аренду, деньги от которой направляют на взносы в фонд капремонта и оплачивают из них другие общедомовые нужды.

Таким образом, жители абсолютно законно больше платят за часть услуг ЖКХ!

Активно возвращать общедомовое имущество в оборот россияне стали после запуска программы капремонта. Когда подрядчики стали приходить в МКД, выяснилось, что коммуникации в подвалах перекроены в угоду арендаторам, чтобы расширить пространство, а в ряде случаев новые владельцы запрещали доступ к трубам. Кто бы ни занимал общие помещения в доме, коммуникации и несущие конструкции являются собственностью жителей, отметила Татьяна Лебедева. Необходимо узнать первоначальное, то есть проектное, предназначение всех помещений. Бывает, что первые этажи специально проектировались под магазины или другие организации, непосредственно не предназначенные для обслуживания дома. Распоряжаться ими жители не могут. Все остальные помещения, то есть подвалы, чердаки, комнаты для консьержей и так далее, являются общим имуществом. «В своей управляющей компании нужно запросить копию поэтажного плана дома и экспликацию к нему, то есть описание назначения помещений», — рассказала Лебедева об алгоритме действий. В Росреестре или в МФЦ по адресу дома можно узнать кадастровый номер участка, а по нему взять выписку о праве собственности — такой документ может запрашивать любой житель дома. Дальше следует вступать в переписку с органами власти, выясняя судьбу занятых помещений. Столкнуться со сложностями можно на любом этапе. Далеко не во всех регионах ведётся технический учёт помещений, не проводится техинвентаризация, часто отсутствуют сформированные земельные участки, отметила Светлана Разворотнева. Признать участок под домом частью общего имущества можно — для этого нужно провести его межевание, заручившись решением общего собрания собственников. Подготовительную работу лучше доверить эксперту. Это будет стоить денег, но если жители твёрдо решили вернуть себе общедомовое имущество, им предстоит пройти весь путь. За создание досудебного механизма возвращения общедомового имущества собственникам выступают в некоммерческом партнёрстве «ЖКХ Контроль». Там создали специальную комиссию по контролю обеспечения имущественных прав собственников помещений МКД в субъектах и муниципальных образованиях РФ. Председатель партнёрства Андрей Пинчуков рассказал, что с 2014 года во внесудебном порядке удалось вернуть больше десяти тысяч помещений. «В рыночных ценах это больше 30 миллиардов рублей, — отметил общественник. — Важно понимать, что не существует ни одного правоустанавливающего документа, который является основанием включения в муниципальную собственность или в собственность субъекта общедомовых помещений. Эти объекты не существуют самостоятельно, они — часть любого дома. Но нередко постановлениями местных властей они почему-то отчуждались». Депутат Госдумы Светлана Разворотнева выступила с несколькими инициативами. Она предложила разработать план возврата имущества во всех регионах страны, а также исключить срок давности для всех помещений. Сейчас, по её словам, есть два пути, чтобы вернуть подвалы, чердаки и прочее. Первый — через суд. Туда нужно обращаться, если помещения отчуждены в пользу юридических или физических лиц. Причём если в подвале проходят коммуникации, делать это можно в любое время. Если водопроводных, газовых труб или электропроводки в помещении нет, то существует срок давности на оспаривание права собственности, который и предлагает отменить парламентарий. По второму пути можно пойти, если помещение поставлено на баланс органа власти. В этом случае можно обойтись без судебного разбирательства — часто муниципалитеты сами готовы вернуть ненужные им площади. «Здесь нужна политическая воля властей и создание Росреестром механизма перерегистрации прав, которого пока нет», — сказала Светлана Разворотнева. Депутат надеется, что на проблему обратит внимание Правительство, и такой механизм будет создан. Борьба за возврат помещений может затянуться, говорят те, кто прошёл этот путь. Довести дело до конца под силу лишь активному и профессиональному собственнику, но такие есть далеко не в каждом доме. Будь их больше, количество проблем в управлении МКД, соответственно, уменьшалось бы, уверена Светлана Разворотнева. Она напомнила, что в разрабатываемой в России Стратегии развития ЖКХ отдельным пунктом записано «воспитание активного собственника». «Нужно вести большую просветительскую работу, — уверена депутат. — Людям, которые готовы брать на себя ответственность за дома, государство должно не палки в колёса ставить, а помогать. Это важный механизм стимулирования активности жителей». Сегодня в каждом МКД должен быть создан совет — орган управления домом. Но полномочий у этого органа практически нет, добавила зампред думского Комитета по ЖКХ. Светлана Разворотнева выступила за материальное поощрение председателей домовых советов, а также за предоставление им возможности распоряжаться средствами, которые собственники собирают в качестве платы за содержание жилья. Верховный суд разъяснил, кто должен быть хозяином подвала в многоквартирном доме Верховный суд разъяснил, кто должен быть хозяином подвала в многоквартирном доме

Читайте также:  Кто платит риэлтору при покупке, продаже квартиры - покупатель или продавец

Источник: Парламентская газета

Вс пояснил, когда собственники примыкающих к мкд зданий должны платить за содержание общего имущества

22 июля Верховный Суд вынес Определение № 309-ЭС21-5387 по делу № А50-179/2019 о споре между ТСЖ и собственником примыкающего к многоквартирному дому здания о плате за пользование общим имуществом МКД.

Суды посчитали, что общие инженерные сети – не основание взимать плату за содержание общедомового имущества

ООО «Гарантия» на праве собственности принадлежит нежилое административно-офисное здание общей площадью 2,5 тыс. кв. м, расположенное на земельном участке, где находится многоквартирный дом под управлением ТСЖ «Попова, 23». Договор управления между ТСЖ и обществом заключен не был.

Полагая, что принадлежащее обществу здание входит в состав единого жилого комплекса с многоквартирным домом, ТСЖ посчитало, что оно должно также нести расходы на содержание общедомового имущества.

В связи с этим ТСЖ направило «Гарантии» претензию с требованием о погашении задолженности за период с июля 2017 г. по сентябрь 2018 г. в общей сумме 570 тыс. руб.

Поскольку претензия была оставлена без удовлетворения, последовал иск в суд.

В сентябре 2019 г.

по делу была произведена судебная экспертиза, которая заключила, что многоквартирный жилой дом и административно-офисное здание общества не имеют общих строительных конструкций, в том числе фундамента, несущих стен, плит перекрытий, иных плит, несущих колонн, ограждающих несущих конструкций, крыши, что свидетельствует об отсутствии между конструкциями объектов неразрывной физической или технологической связи.

Вместе с тем было установлено, что стороны совместно используют центральный тепловой пункт, системы водоснабжения и теплоснабжения.

Система теплоснабжения и водоснабжения жилого дома используется для получения коммунальных ресурсов административным офисным зданием, что свидетельствует о наличии между инженерными системами объектов неразрывной физической или технологической связи.

Иными словами, при отсоединении трубопроводов теплоснабжения и водоснабжения административного офисного здания от систем, расположенных в ЦТП, поставка ресурсов в него прекратится.

Кроме того, эксперты указали, что офисное здание и МКД имеют общее помещение ЦТП, расположенное в подвале и являющееся техническим помещением. В заключении также указано, что согласно проектной документации многоквартирный жилой дом и пристроенное к нему нежилое здание запроектированы в составе одной стройки.

19 июня 2020 г. Арбитражный суд Пермского края частично удовлетворил исковые требования ТСЖ, взыскав с общества «Гарантия» 47 тыс. руб. за тепловую энергию, вывоз ТБО и опрессовку узла. Апелляционный и окружной суды оставили решение без изменений.

При разрешении спора суды руководствовались положениями ст. 210 ГК РФ, ст. 36, 39, 154, 155, 158 ЖК РФ, п. 28, 30 Правил содержания общего имущества в многоквартирном доме, а также учли разъяснения, содержащиеся в п.

2 Постановления Пленума ВАС РФ от 23 июля 2009 г. № 64.

Суды отметили, что разрешение вопроса о том, относится ли конкретное помещение к общему имуществу МКД, зависит не только от технических характеристик объекта и наличия в нем инженерных коммуникаций, но и от определения назначения данного помещения – возможности использования его в самостоятельных целях или только по вспомогательному назначению. Они посчитали, что использование теплового пункта, а также прохождение инженерных коммуникаций через многоквартирный жилой дом не являются основаниями для признания нежилого здания частью многоквартирного жилого дома. Оценив результаты экспертизы, все инстанции пришли к выводу, что спорное нежилое здание, расположенное на обособленном земельном участке ответчика, не является единым объектом с многоквартирным домом, в связи с чем не имеется оснований признавать ответчика участником долевой собственности на общее имущество МКД и возлагать на него плату за содержание и текущий ремонт общего имущества.

ВС указал, что суды проигнорировали выводы экспертизы

В дальнейшем ТСЖ обратилось с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ, в которой указало на наличие на стороне общества неосновательного обогащения в виде невнесенной платы за пользование общим имуществом МКД, в связи с чем возмещение затрат легло на собственников двух жилых домов. Судебная коллегия по экономическим спорам ВС после изучения материалов дела выявила существенные нарушения норм материального права нижестоящими инстанциями.

Ссылаясь на п. 1 ст. 290 ГК РФ и п. 1 ст.

36 ЖК РФ, Суд напомнил, что собственникам квартир и собственникам нежилых помещений в МКД принадлежат на праве общей долевой собственности общие помещения дома, несущие конструкции дома, механическое, электрическое, санитарно-техническое и иное оборудование, а также земельный участок, на котором расположен дом, с элементами озеленения и благоустройства.

Как пояснил ВС, ст. 249 ГК установлено, что каждый участник долевой собственности обязан соразмерно своей доле участвовать в уплате налогов, сборов и иных платежей по общему имуществу, а также в издержках по его содержанию и сохранению. Согласно аналогичной норме, изложенной в п. 1 ст.

158 ЖК, собственник помещения в многоквартирном доме обязан нести расходы на содержание принадлежащего ему помещения, а также участвовать в расходах на содержание общего имущества в МКД соразмерно своей доле в праве общей собственности на это имущество путем внесения платы за содержание и ремонт жилого помещения.

Экономколлегия отметила, что результаты экспертизы подлежали должной правовой оценке судами исходя из нормативных требований к определению состава общего имущества, которая имела важное значение для рассмотрения спора.

ВС обратил внимание, что у судов имелось заключение экспертов о том, что МКД и административно-офисное здание имеют общие системы водоснабжения и теплоснабжения; ЦТП, расположенный в нежилом помещении МКД, и техподполье являются общедомовым имуществом, поскольку в них расположены вводы и проходят общедомовые инженерные сети, которые питают два жилых дома и все встроенно-пристроенные нежилые помещения, в том числе и помещения ответчика.

ВС подчеркнул, что в судебных актах отсутствуют какие-либо сведения об изменении фактически технических характеристик объекта, в том числе о переходе на самостоятельное водоснабжение, теплоснабжение, минуя ЦТП, расположенный в помещениях дома, а также их обслуживание, как и основания для изменения наименования объекта по кадастровому учету с определением спорного объекта как здания.

Платежи собственников жилых и нежилых помещений в доме должны отвечать требованиям разумностиКонституционный Суд указал, что общее собрание собственников помещений в многоквартирном доме правомочно устанавливать различные по размеру ставки платежей за содержание общего имущества

Высшая судебная инстанция указала, что суды сделали вывод об отсутствии у многоквартирного дома и здания, принадлежащего ответчику, общего имущества, поскольку приняли во внимание в заключении экспертов лишь выводы о присутствии отдельных элементов общего имущества, перечисленных в п. 2 Правил. ВС отметил, что нижестоящие инстанции ошибочно не дали правовую оценку обстоятельствам по делу, связанным с проектированием и возведением МКД со встроенно-пристроенным помещениями как одного строительного объекта.

ВС учел и тот факт, что ТСЖ при рассмотрении дела также указывало, что оказывает услуги по содержанию и ремонту придомовой территории общего имущества с 1999 г.

и предыдущий собственник оплачивал расходы по содержанию общего имущества, в отличие от ответчика, который продолжает пользоваться благоустроенной освещаемой охраняемой территорией жилого комплекса, контейнерами для ТБО, расположенными на территории комплекса, осуществляет разгрузочно-погрузочные работы, на территорию комплекса въезжает его транспорт.

Со ссылкой на Постановление КС РФ от 29 января 2018 г.

№ 5-П Верховный Суд отметил, что сам факт существования и сохранность каждого из помещений в МКД обусловлены существованием и состоянием самого дома (здания), наличие права собственности на помещения в нем обусловливает и наличие права общей долевой собственности собственников этих помещений на общее имущество в таком доме, в том числе на общие нежилые помещения, несущие конструкции дома, сети и системы инженерно-технического обеспечения.

Минстрой напомнил, что собственники не могут самостоятельно изменять размер платы за содержание жилья Как указало ведомство, в случае возникновения убытков в связи с самовольным изменением размера платы собственниками недвижимости управляющая организация вправе требовать признания решения их общего собрания недействительным

«Соответственно, не может рассматриваться как не согласующееся с конституционными предписаниями и возложение расходов на содержание общего имущества в многоквартирном доме не только на собственников жилых помещений в таком доме, но и на лиц, в собственности которых находятся расположенные в нем нежилые помещения и которые также заинтересованы в поддержании дома в надлежащем состоянии, а потому лица данной категории наряду с собственниками жилых помещений обязаны вносить соответствующие платежи соразмерно своей доле в праве общей собственности на это имущество», – отмечено в определении.

Суд также обратил внимание, что согласно имеющимся в материалах дела протоколам собраний собственников помещений ответчику установлена плата за услуги содержания и ремонта общего имущества в 2,5 раза ниже, чем для других собственников нежилых помещений.

В сниженный тариф не включена плата за лифты, их обслуживание и ремонт, за работу вахтеров-лифтеров, уборку подъездов и лестничных маршей, придомовой территории, тариф включает плату за содержание ЦТП, работу персонала, обслуживающего инженерные сети, работу аппарата управления товарищества.

ВС пояснил, что определение такого размера платы для ответчика согласуется с подходами, изложенными в Постановлении № 5-П, и связано с опорой на конкретные характеристики соответствующих помещений и условия их использования.

Исходя из изложенного, Судебная коллегия посчитала вывод судов нижестоящих инстанций об отказе в удовлетворении требования ТСЖ о взыскании задолженности за содержание и текущий ремонт общего имущества многоквартирного дома ошибочным.

Эксперты оценили выводы ВС

Адвокат КА Новосибирской области «Бойко и партнеры» Светлана Немчинова считает, что поставленная проблема, несомненно, актуальна, поскольку на сегодняшний день в России, особенно в крупных городах, возведено большое количество административных зданий, примыкающих к МКД и используемых в качестве магазинов, офисных помещений, парковок именно с такой единой системой подключения к коммунальным ресурсам, в которой МКД выступает как источник питания коммунальными ресурсами.

Читайте также:  Чердаки, подвалы и лестницы теперь следует освобождать от личных вещей

Светлана Немчинова отметила, что, с одной стороны, собственники административных зданий, примыкающих к МКД, не потребляют многие услуги, оказываемые управляющей компанией жителям многоквартирного дома. В связи с этим, по мнению адвоката, у них отсутствует какой-либо экономический интерес в равном несении расходов на содержание такового общего имущества.

С другой стороны, эксперт подчеркнула, что собственники МКД, за счет денежных средств которых, в том числе, были созданы, построены сети водоснабжения, несут расходы на их содержание в полном объеме, в том числе и за ту систему, которая питает коммунальными ресурсами административные здания.

По словам Светланы Немчиновой, Верховный Суд обоснованно указал, что отсутствие отдельных элементов, таких как общие строительные конструкции, фундамент, несущие стены, плиты перекрытия, ограждающие несущие конструкции, крыша и т.п.

, не свидетельствует о том, что данные объекты не имеют общего имущества.

«Собственники должны нести расходы на содержание общего имущества при установлении вышеуказанных факторов, однако размер данных расходов может быть рассчитан дифференцированно, исходя из характера пользования собственниками данными услугами», – заключила адвокат.

Партнер «Легес Бюро» Коба Оржония считает, что рассматриваемая проблема становится актуальной именно в том случае, если собственник смежных зданий пользуется общим имуществом, но по какой-то причине решил не платить за это. «Описанная ситуация – это пример неосновательного обогащения.

И если еще до проведения экспертизы позиция собственника нежилого помещения относительно расположения офисного здания на принадлежащем юридическому лицу земельном участке могла бы быть принята во внимание как обоснованная, то после получения результатов экспертизы вопрос, по моему мнению, должен трактоваться однозначно», – выразил мнение эксперт.

Коба Оржония находит позицию ВС РФ обоснованной и в полной мере соответствующей имеющимся в деле доказательствам – выводам экспертизы.

Он отметил, что в случае, если за обслуживание общих систем платят только члены ТСЖ, а собственник здания только пользуется благами, а платить за это отказывается, то со стороны собственника здания возникает неосновательное обогащение.

Коба Оржония обратил внимание: важным доказательством общности имущества является тот факт, что при отсоединении трубопроводов теплоснабжения и водоснабжения административного офисного здания от систем, расположенных в ЦТП, поставка ресурсов (воды, тепловой энергии) в административное офисное здание прекратится.

«Таким образом, судебной экспертизой установлены неразрывная связь и факт общности коммуникаций между домом и административным зданием. Вызывает вопросы позиция судов нижестоящих инстанций, которые могли в рамках своей компетенции рассмотреть спор и принять обоснованные судебные акты», – поделился эксперт.

Использование нежилых помещений — закон о подвалах в многоквартирном доме 2021 | Роскачество

Можно ли отнести лыжи в подвал или организовать домашнюю библиотеке на чердаке?

В каждой семье есть крупные вещи, которые необходимы, но в квартире вечно всем мешают: зимняя резина, садовый и спортивный инвентарь, крупные детские игрушки, коляски и санки. Наверняка многие задумываются о том, как хорошо было бы использовать подвал или чердак в качестве кладовки. Но имеют ли жильцы на это право?

Правовой режим использования нежилых помещений

Подвал жилого дома относится к общему имуществу, теоретически он принадлежит всем, кто владеет квартирами в этом здании, и эти люди могут им пользоваться.

Но так как именно в подвале проходят коммуникации, сделать это по собственному желанию и усмотрению нельзя, необходимо соблюдение ряда условий (например, вещи не должны никаким образом соприкасаться с трубами), а также разрешение.

Чтобы получить его, нужно действовать вместе с управляющей компанией.

Важно! В новых правилах пожарной безопасности указывается, что использовать подвалы и цокольные помещения по не прямому назначению нельзя.

На практике это означает, что жильцы не могут самовольно организовывать кладовые и помещения иного назначения в подвалах – только в том случае, если они согласуют подобное использование помещений, а в документацию по дому будут внесены соответствующие изменения.

Можно ли хранить вещи в подвалах и местах общего пользования? И как превратить подвал в кладовку?

Первым делом требуется провести коллективное собрание жильцов, на котором принять решение об использовании подвального помещения (цокольного этажа) как места хранения личных вещей жильцов. При этом все инициаторы должны понимать, что им придется вложиться материально, ведь любое переоборудование будет произведено за счет самих жильцов.

Если такое решение принято, необходимо вместе с управляющей компанией подготовить план перепланировки и получить разрешение на перепланировку (например, в Москве – в Мосжилинспекции).

Для составления плана перепланировки требуется провести инженерное обследование подвала, которое подтвердит хорошее состояние коммуникаций и возможность обустроить обособленное помещение для использования под кладовку. Проект перепланировки можно заказать в проектной организации, которая работает со свидетельством СРО.

Важно! Процесс перепланировки подвала – трудоемкий и затратный. Поэтому велико искушение самовольно перестроить подвал и использовать его в интересах жильцов. Но делать этого нельзя! Несогласованные изменения легко обнаружат сотрудники коммунальных служб. Виновные будут вынуждены заплатить административный штраф и самостоятельно вернуть помещению первоначальный вид.

Если же вы пройдете процедуру согласования и сделаете все по закону, то сможете смело пользоваться новыми кладовками, не опасаясь, что первая же проверка сведет на нет все усилия.

Кладовые в подвалах есть, но место вам не дают?

В новом жилом фонде нередко подвалы сразу оборудованы таким образом, чтобы жильцы могли хранить в отдельных помещениях свои личные вещи.

Но тут можно столкнуться с другой трудностью: нередко новым жильцам не достается кладовка, потому что «все давно распределено между теми, кто въехал раньше». Это нарушение ваших прав! Все жильцы имеют равное право пользоваться общим имуществом.

И если состав проживающих изменился, могут измениться и правила, по которым распределяются метры в подвале.

Чтобы добиться справедливости, необходимо инициировать общее собрание жильцов, а на нем пересмотреть условия использования общего имущества. Если ранее проживающие в доме вкладывали свои средства на обустройство подвала, новичков могут попросить внести определенные суммы.

Если договориться полюбовно не получается, можно обратиться с жалобой в управляющую компанию.

Можно ли использовать чердак?

Чердак могут использовать жители квартир на верхнем этаже. У них есть право взять участок чердака в аренду и организовать перепланировку с целью совмещения квартиры и чердака или оборудования отдельного помещения под свои нужды.

Но для этого необходимо, чтобы выполнялся ряд требований: чердак должен быть не приватизирован кем-то еще; на участке, о котором идет речь, не могут проходить важные коммуникации; кроме того, требуется согласие других жильцов дома.

Последний пункт – самый сложный. Нужно получить согласие 2/3 жильцов дома, а это зачастую задача нетривиальная.

Если же удалось этого добиться, необходимо сообщить о своем желании в управляющую компанию и подготовить документы на перепланировку, которые утверждаются в Государственной жилищной инспекции.

Зато у жильцов верхних этажей может появиться двухуровневая квартира, что зачастую стоит всех трудов.

  • Следите за новостями, подписывайтесь на рассылку.
  • При цитировании данного материала активная ссылка на источник обязательна.

Верховный суд разъяснил вопрос о принадлежности подвалов в многоквартирных домах

Верховный суд в ходе рассмотрения спора, связанного с подвалом в многоквартирном доме, разъяснил, кому принадлежат эти помещения, отметив, что в этом случае необходимо принимать во внимание дату приватизации первой квартиры.

Горожанин обратился в суд с иском к департаменту имущества города и попросил суд забрать «из чужого незаконного владения подвальное помещение».

В районном суде истец рассказал, что первые приватизированные квартиры в доме появились в начале 90-х, и по его мнению, у него и соседей вместе с правом собственности на квартиры появились и права на технические помещения в доме, сообщает «Российская газета».

В итоге Верховный суд согласился с гражданином и выступил с разъяснениями.

По статье 290 Гражданского кодекса собственникам квартир в многоквартирном доме принадлежат на праве общей долевой собственности общие помещения в доме, несущие конструкции дома, механическое, электрическое, сантехническое и прочее оборудование за пределами или внутри квартир, если они обслуживают больше одной квартиры.

По статье 36 Жилищного кодекса собственникам помещений принадлежат на праве общей долевой собственности общее имущество дома, в том числе подвалы, в которых находятся инженерные коммуникации. По ЖК собственники приватизированных квартир в государственных или муниципальных домах становились совладельцами инженерного оборудования и мест общего пользования.

Верховный суд объясняет, что с момента начала реализации гражданами права на приватизацию дом, в котором была приватизирована хотя бы одна квартира или даже комната, терял статус объекта, находящегося в муниципальной собственности. То есть, правовой режим подвальных помещений, относящихся или не относящихся к общей долевой собственности, должен определяться на дату приватизации первой квартиры.

Если по состоянию на дату первой приватизированной квартиры подвалы дома были предназначены для самостоятельного использования «в целях, не связанных с обслуживанием дома», то право долевой собственности домовладельцев на эти помещения не возникает. Остальные подвальные помещения, не выделенные для самостоятельного использования, переходят в собственность жильцов как общее имущество.

В итоге Верховный суд сделал вывод, что для правильного разрешения подобного спора судам необходимо установить, когда была приватизирована первая квартира в доме, предназначен ли подвал для обслуживания всего дома, а также было ли на момент приватизации первой квартиры подвальное помещение предназначено для самостоятельного использования. При этом, подчеркнул Верховный суд, обязанность доказывать момент приватизации первой квартиры и факт, что подвал обслуживал весь дом, должен истец. А что подвал предназначен для самостоятельного использования — доказывать должен ответчик.

Что касается случая, на основе которого Верховный суд и сделал разъяснение, то в 2009 году истец узнал, что право собственности на часть подвала принадлежит городу, и оформление этих прав шло с 2002 по 2007 год.

По его мнению, доступ к инженерным коммуникациям стал затруднен. Он попросил суд признать регистрацию подвала как собственности города недействительной. Райсуд мужчине отказал, городской суд отклонил его апелляцию.

Читайте также:  Проверка на банкротство физических лиц (онлайн): через ЕФРСБ, газету Коммерсантъ, по Картотеке арбитражных дел, через ССП

Истец обратился в Верховный суд.

Верховный суд согласился с гражданином, отметив, однако, что подвал дома действительно принадлежит городу и разделен на две части. Часть подвала передана в аренду некой фирме, а во второй части находятся инженерные коммуникации — трубы, вентили, заслонки, краны и прочее.

Районный суд, отказывая гражданину в иске, заявил, что истец неправильно выбрал способ защиты нарушенного права.

Апелляция с таким заявлением согласилась и добавила, что помещения в подвале не могут быть общедомовым имуществом, поскольку «имеют самостоятельное функциональное назначение».

Кому принадлежит подвал в многоквартирном доме?

Верховный суд рассмотрел иск гражданина к департаменту имущества города, касающийся подвала в многоквартирном доме

Верховный суд дал разъяснения о том, кто выступает собственником подвальных помещений в многоквартирных домах. При определении принадлежности имеет значение, когда была приватизирована первая квартира в доме, пишет «Российская газета».
 

ВС рассматривал иск жильца к департаменту имущества города, касающийся подвала в многоквартирном доме. Гражданин хотел, чтобы суд изъял подвальное помещение из незаконного владения и ссылался на то, что первая квартира в доме была приватизирована в начале 90-х годов. А это значит, что к владельцам квартир перешли права и на технические помещения. Районный и городском суды отказали истцу.
 

Гражданин не согласился с выводами районного суда и обратился в Верховный суд. ВС встал на сторону жильца. Согласно статье 290 ГК общие помещения многоквартирного дома являются общей долевой собственностью владельцев квартир этого дома. В статье 36 ЖК говорится, что общее имущество дома, в том числе подвалы с инженерными коммуникациями, являются долевой собственностью владельцев квартир.
 

Что касается муниципальных и государственных квартир, после приватизации их собственники становились совладельцами мест общего пользования. ВС разъяснил, что статус муниципальной собственности утрачивается с момента приватизации всего одной квартиры или комнаты в доме.
 

Правовой режим для подвалов определяется на дату первой приватизации.

 Если назначение подвала на эту дату было обозначено как не связанное с обслуживанием дома (для самостоятельного использования), у владельцев квартир не возникает право долевой собственности.

Подвальные помещения, которые не были выделены для самостоятельного использования, становятся общим имуществом собственников квартир.
 

Согласно пояснениям ВС, то, что подвала обслуживал весь дом и дату приватизации первой квартиры, должен доказывать истец, а факт самостоятельного использования необходимо доказывать ответчику.
 

Верховный суд установил назначение спорного подвала на дату первой приватизации. Истец добивался, чтобы суд признал недействительной регистрацию подвала как  городской собственности.
 

Верховный суд частично с этим согласился. Подвал разделен на две части: в одной размещены инженерные коммуникации, и она является общедомовым имуществом, другая часть имеет самостоятельное назначение и ее арендует фирма. По решению суда, часть подвала с трубами, кранами, вентилями принадлежит жильцам, часть, имеющая самостоятельное назначение, является городской собственностью.

ВC разъяснил, кто должен быть хозяином подвала в многоквартирном доме | КОЛЛЕГИЯ АДВОКАТОВ ГОРОДА СИМФЕРОПОЛЬ

Очень важное разъяснение сделал Верховный суд, когда пересматривал спор, связанный с подвалом в многоквартирном доме. Ситуация оказалась насколько скандальной, настолько и стандартной — город несколько лет назад забрал себе подвал многоквартирного жилого дома и часть его сдал в аренду коммерческой структуре, а собственники жилья в этом доме были с таким положением не согласны.

Страсти по подвалам и чердакам в домах разгорелись, как только в стране появились и стали множиться частные собственники квартир.

Вот с этого момента в суды пошли иски о правах владельцев квартир, причем не на их собственные квадратные метры, а на то, что рядом с квартирами — чердаки, подвалы, лифты, лестничные пролеты. И вал подобных исков последние несколько лет только нарастает.

Поэтому каждое разъяснение Верховного суда по существу подобных споров крайне интересно не только профессиональным судьям, но и многочисленным собственникам квартир.

Все началось с того, что горожанин обратился в суд с иском к департаменту имущества города и попросил суд забрать «из чужого незаконного владения подвальное помещение». Дом, в котором живет гражданин, построен в 1965 году. В доме большой подвал с инженерным оборудованием.

В районном суде истец рассказал, что первые приватизированные квартиры в доме появились в начале девяностых.

По мнению жильца дома, у него и соседей вместе с правом собственности на квартиры появились и права на технические помещения в доме, которые предназначены для обслуживания их квартир.

В 2009 году истцу стало известно, что, по данным Единого госреестра прав на недвижимое имущество, право собственности на часть подвала принадлежит городу. Причем оформление этих прав собственности шло несколько лет и в несколько этапов — с 2002 по 2007 год.

Житель дома в суде доказывал, что доступ к инженерным коммуникациям теперь затруднен, а это ставит под угрозу жизнь, здоровье и сохранность имущества собственников квартир. Да и права жильцов нарушены — ведь право общей долевой собственности на общее имущество дома принадлежит всем собственникам жилья.

Истец попросил суд признать регистрацию подвала в ЕГРП как собственности города недействительной.

Райсуд мужчине отказал, а городской с таким вердиктом согласился. Тогда настырный жилец дошел до Верховного суда. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда сказала, что гражданин прав. Нижестоящие суды ошиблись. Вот как рассуждал Верховный суд.

Подвал многоквартирного дома действительно в настоящий момент принадлежит городу и разделен на две части. Часть подвала передана в аренду некой фирме, а во второй части находятся инженерные коммуникации — трубы, вентили, заслонки, краны и прочее.

Истцы — муж с женой — стали собственниками квартиры в 1992 году, а в 2007 году между подразделением по управлению жилыми домами города и истцом был заключен договор на управление этим домом.

Договор заключали на основании решения общего собрания собственников квартир.

Районный суд, отказывая гражданину в иске, заявил, что истец неправильно выбрал способ защиты нарушенного права. Апелляция с таким заявлением согласилась и добавила, что помещения в подвале не могут быть общедомовым имуществом, поскольку «имеют самостоятельное функциональное назначение». Вот с такими формулировками Верховный суд и не согласился.

По статье 290 Гражданского кодекса собственникам квартир в многоквартирном доме принадлежат на праве общей долевой собственности общие помещения в доме, несущие конструкции дома, механическое, электрическое, сантехническое и прочее оборудование за пределами или внутри квартир, если они обслуживают больше одной квартиры. По статье 36 Жилищного кодекса собственникам помещений принадлежат на праве общей долевой собственности «общее имущество дома: помещения в этом доме, не являющиеся частями квартир и предназначенные для обслуживания более одного помещения в доме, в том числе межквартирные лестничные площадки, сами лестницы, лифты и лифтовые шахты, коридоры, технические этажи, чердаки, подвалы, в которых имеются инженерные коммуникации». По Жилищному кодексу собственники приватизированных квартир в государственных или муниципальных домах становились совладельцами инженерного оборудования и мест общего пользования.

По смыслу этих норм, сказал Верховный суд, с момента начала реализации гражданами права на приватизацию дом, в котором была приватизирована хотя бы одна квартира или даже комната, терял статус объекта, находящегося в муниципальной собственности. Поэтому правовой режим подвальных помещений, относящихся или не относящихся к общей долевой собственности, должен определяться на дату приватизации первой квартиры.

А вот если по состоянию на дату первой приватизированной квартиры подвалы дома были предназначены (или учтены, или сформированы) для самостоятельного использования «в целях, не связанных с обслуживанием дома», то право общей долевой собственности домовладельцев на эти помещения не возникает. А остальные подвальные помещения, не выделенные для самостоятельного использования, переходят в собственность жильцов как общее имущество.

Вывод Верховного суда — для правильного разрешения подобного спора судам необходимо было установить, когда была приватизирована первая квартира в доме, предназначен ли подвал для обслуживания всего дома, а также было ли на момент приватизации первой квартиры подвальное помещение предназначено (учтено или сформировано) для самостоятельного использования. При этом, подчеркнул Верховный суд, обязанность доказывать момент приватизации первой квартиры и факт, что подвал обслуживал весь дом, должен истец. А что подвал предназначен (учтен или сформирован) для самостоятельного использования — доказывать должен ответчик.

В нашем случае, сказал Верховный суд, апелляция неправильно распределила бремя доказывания, чем нарушила закон. Нельзя согласиться, сказал Верховный суд, и с утверждением горсуда, что истец выбрал неправильный способ защиты.

Право общей долевой собственности у жильцов есть в силу закона, и регистрация в ЕГРП не требуется. Об этом говорилось на пленумах и Верховного и Высшего арбитражного судов, когда рассматривали споры о защите прав собственности.

Раз гражданин — собственник помещения в этом доме, то у него по закону есть право оспаривать зарегистрированное право на общее помещение в доме.

Российская газета — Федеральный выпуск №6922 (54)

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector