Верховный суд разъяснил, что можно делать с единственным жильем должника

Верховный суд разъяснил, что можно делать с единственным жильем должника АГН Москва

Верховный суд РФ назвал условия, при которых единственное жилье банкрота может быть выставлено на торги. Мотивированное определение судебной коллегии по экономическим спорам опубликовано в открытом доступе.

Как следует из материалов, в 2020 году индивидуального предпринимателя Владимира Балыкова из Хабаровска признали банкротом. Он выступал поручителем по кредиту в 35 млн рублей, взятому в «Россельхозбанке».

В отношении Балыкова была введена процедура реструктуризации долгов, его имущество выставили на продажу.

Предприниматель обратился в  АС Хабаровского края с заявлением, в котором просил исключить из конкурсной массы земельный участок с жилым домом, указав, что тот является для него единственным пригодным для постоянного проживания помещением.

Суды первой и апелляционной инстанций отказали Балыкову. Было установлено, что предприниматель в течение 16 лет был зарегистрирован в квартире своей матери в Хабаровске.

Однако после судебного решения о банкротстве он зарегистрировал за собой право собственности на жилой дом, после чего сменил прописку и в тот же день обратился в суд с требованием об исключении спорной недвижимости из конкурсной массы.

Принимая решение, суды исходили из того, что действия предпринимателя являлись недобросовестными и направленными на искусственное наделение участка с домом исполнительским иммунитетом.

Однако кассационная инстанция пошла навстречу Балыкову, исключив участок и дом из конкурсной массы.

Кассация указала, что нижестоящие суды не учли отсутствие в собственности Балыкова и его бывшей супруги иных (помимо дома) помещений, пригодных для постоянного проживания.

А изменение должником места регистрации в ходе процедуры реализации имущества само по себе не свидетельствует о недобросовестном поведении и злоупотреблении правом.

В «Россельхозбанке» обжаловали решение в ВС. Судебная коллегия по экономическим спорам направила дело на пересмотр в суд первой инстанции, сославшись на то, что недобросовестность Балыкова доказана не была. При этом ВС назвал некоторые обстоятельства, которые имеют значение при оценке поведения должника на предмет добросовестности.

Как указано в определении, с одной стороны следует учесть и сопоставить моменты предъявления претензии, иска о взыскании долга, вынесения решения о присуждении, возбуждения исполнительного производства, дела о несостоятельности, а также извещения должника об этих событиях. С другой стороны — причины изменения регистрации по месту жительства. А именно — было ли это изменение фиксацией положения дела, фактически сложившегося задолго до предъявления кредитором требования, или оно было направлено на уклонение от погашения долга.

Верховный суд разъяснил, что можно делать с единственным жильем должника

В случае недобросовестных действий должника, указал ВС, его жилье можно лишать исполнительского иммунитета.

Кроме этого, по мнению ВС, нижестоящие суды не в должной мере обратили внимание на неоднократные пояснения Балыкова о том, что основным его кредитором является Россельхозбанк, перед которым он отвечает как поручитель по обязательствам другого лица — коммерческой организации.

Иные долговые обязательства Балыкова невелики. В связи с этим судам следовало проверить заявление Балыкова, что коммерческая организация имеет активы, достаточные для погашения кредитного долга перед Россельхозбанком, что исключило бы необходимость продажи дома и участка.

В своем определении ВС представил едва ли не пошаговую инструкцию, как следовало поступить судам при рассмотрении данного дела.

Так, при отсутствии в действиях Балыкова признаков злоупотребления правом судам следовало обязать финансового управляющего его имуществом созвать и провести собрание кредиторов по вопросу о предоставлении замещающего жилья, установить рыночную стоимость жилого дома и земельного участка, на котором он расположен, действительную стоимость замещающего жилья, издержки по продаже дома, участка и покупке замещающего жилья. После этого исчислить сальдо — сумму, на которую пополнится конкурсная масса в результате замены жилого помещения, имея в виду, что реальная цена сделок купли-продажи может отклоняться от рыночной цены, определенной в ходе предварительной оценки, в частности, вследствие погрешностей расчета. Затем проверить, не будет ли сальдо малозначительным.

Отказ от исполнительского иммунитета должен иметь реальный экономический смысл как способ удовлетворения требований кредиторов, а не быть карательной санкцией за неисполненные долги или средством устрашения должника, резюмировал ВС.

В апреле Конституционный суд РФ рассмотрел дело, связанное с запретом на взыскание единственного жилья должника. Суд пришел к выводу, что отказ в применении исполнительского иммунитета все-таки возможен, но при соблюдении ряда условий. Постановление основано на ранее вынесенных КС правовых позициях.

Верховный суд уточнил нормы изъятия единственного жилья у должников :: Жилье :: РБК Недвижимость

Включать единственное жилье в конкурсную массу можно не только в случае, когда должник манипулирует нормами закона. ВС считает, что продать такую недвижимость можно, если ее характеристики и рыночная стоимость существенно выше необходимого минимума

Верховный суд разъяснил, что можно делать с единственным жильем должника

Александр Щербак/ТАСС

Верховный суд (ВС) России дал определение по делу о банкротстве должника, который добился исключения из конкурсной массы единственного жилья, сообщает РАПСИ (Российское агентство правовой и судебной информации).

В своем решении ВС учел недавнюю позицию Конституционного суда, который считает возможным изымать единственную недвижимость у должников, если она превосходит жилищные нормативы, и разъяснил порядок такого изъятия.

ВС считает, что норма исполнительского иммунитета не исключает возможности ухудшения жилищных условий должника — главное, чтобы сам банкрот и члены его семьи остались обеспечены пригодной для проживания недвижимостью метража, соответствующего нормам предоставления по социальному найму.

Исполнительский (имущественный) иммунитет — запрет на изъятие у должника единственного жилья, если оно не является предметом залога. Норма закреплена в ст. 446 Гражданского процессуального кодекса (ГПК) РФ.

Такую позицию ВС сформулировал при рассмотрении дела о банкротстве жителя Хабаровского края Владимира Балыкова. Банкрот через арбитражный суд добился исключения из конкурсной массы 366-метрового дома на участке 2,1 тыс. кв. м.

Верховный суд отменил это решение и отправил материалы дела на повторное слушание в суд первой инстанции.

С точки зрения ВС, в ходе банкротства финансовому управляющему нужно было провести собрание кредиторов для оценки целесообразности продажи дома и участка с предоставлением должнику замещающего жилья.

Если единственное жилье банкрота с учетом издержек на его реализацию существенно дороже возможного замещающего жилья по нормам соцнайма, может быть принято решение о его изъятии, считает высшая инстанция.

«Отказ от исполнительского иммунитета должен иметь реальный экономический смысл как способ удовлетворения требований кредиторов, а не быть карательной санкцией (наказанием) за неисполненные долги или средством устрашения должника, — отмечает ВС в своем решении.

 — Необходимым и предпочтительным является проведение судебной экспертизы рыночной стоимости жилья, имеющего, по мнению кредиторов, признаки излишнего (это влечет за собой необходимость оценки и стоимости замещающего жилья, а также издержек конкурсной массы по продаже существующего помещения и покупке необходимого)».

Приобретение замещающего жилья должнику может взять на себя финансовый управляющий или один из кредиторов, в интересах которых изымается единственное жилье банкрота, уточняет Верховный суд.

В первом случае для покупки могут быть использованы средства от продажи другого имущества должника из конкурсной массы, затем эти расходы компенсируются от продажи недвижимости.

Во втором случае — за счет собственных средств кредитора, тоже с последующей компенсацией.

Решение о том, как приобретается замещающее жилье, должно приниматься на собрании кредиторов, подчеркивает ВС. По итогам такого собрания может быть поставлен вопрос об ограничении исполнительского иммунитета — он должен рассматриваться в арбитражном суде, где слушается дело о банкротстве.

Еще один важный момент, который отмечает высшая инстанция, — право собственности на изымаемую недвижимость банкрота должно быть прекращено не раньше, чем он получит замещающее жилье.

В своем определении Верховный суд напомнил еще об одном основании для отказа в исполнительском иммунитете должнику: если тот злоупотребляет правом — например, объединяет две квартиры в одну или меняет место регистрации только для того, чтобы стать собственником единственного жилья.

«Среди обстоятельств, которые имеют значение при оценке поведения должника на предмет добросовестности, помимо прочего, следует учесть и сопоставить, с одной стороны, моменты предъявления претензии, иска о взыскании долга, вынесения решения о присуждении, возбуждения исполнительного производства, дела о несостоятельности, а также извещения должника об этих событиях и, с другой стороны, причины изменения регистрации по месту жительства», — отмечает ВС. Сопоставив эти факты, суд должен принять решение — были ли действия должника только фиксацией давно сложившегося положения дел, руководствовался ли он только объективными причинами без намерения нарушить интересы кредиторов. Такими объективными причинами, с позиции суда, могут быть болезнь близкого родственника, который нуждается в постоянном уходе, закрытие единственной школы в городе, где учились дети должника, закрытие градообразующего предприятия, где он работал, и т. д.

С позиции Конституционного суда (КС), изъятие единственного жилья должника может не считаться неконституционным, если оно явно превосходит по своим характеристикам жилищные нормативы. Такую позицию КС высказывал еще в 2012 году, недавно инстанция выпустила постановление, в котором говорится, что в своих решениях больше не будет считать норму исполнительского иммунитета абсолютной.

Кс рф определил условия, когда можно взыскивать единственное жилье у должника

Верховный суд разъяснил, что можно делать с единственным жильем должника

Постановление Конституционного Суда РФ от 26 апреля 2021 года «По делу о проверке конституционности положений абз. 2 ч. 1 ст. 446 ГПК РФ и п. 3 ст. 213.25 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» в связи с жалобой гражданина И.И.Ревкова» (далее – Постановление № 15-П) размещено вчера на официальном сайте Суда.

Судом рассмотрен вопрос о правомерности изъятия за долги единственного жилья у должника и его семьи.

Так, в КС РФ обратился гражданин, который более 20 лет назад одолжил денежные средства своей знакомой по договору займа. Впоследствии гражданка долг не вернула и истец обратился за решением спора в суд.

Читайте также:  Штраф за неоформленного работника: ответственность работодателя, куда обращаться с жалобой

Первые инстанции правомерность долга признали, однако исполнительное производство не дало результата по возврату полной суммы истцу. Более того, за годы невозврата сумма долга была проиндексирована и по состоянию на 2018 год возросла с 772 тыс. до 4 млн руб.

В 2019 году должница была признана банкротом (Решение Арбитражного суда Калужской области от 28 июня 2019 года по делу № А23-2838/2019)1.

Как выяснилось, в 2009 году она потратила заемные средства на приобретение квартиры площадью более 110 кв. м.

Истец заявил требование – включить в перечень имущества, подлежащего реализации, жилое помещение – квартиру должника. Однако, заявителю было отказано на основании ст. 446 Гражданского процессуального кодекса (Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 29 сентября 2020 года № Ф10-6607/19 по делу № А23-2838/2019).

  • Истец обратился в Верховный Суд РФ, однако также получил отказ (Определение Верховного Суда от 12 января 2021 года № 310-ЭС20-21027).
  • «Спорное жилое помещение является единственным жильем и не подлежит включению в конкурсную массу», – указал в определении Суд.
  • Рассматривая дело и отправляя его на пересмотр, КС РФ пришел к следующим выводам, в частности, на необходимость законодательного пересмотра безусловности исполнительского (имущественного) иммунитета на единственное жилье гражданина.
  • «Назначение исполнительского иммунитета состоит не в том, чтобы в любом случае сохранить за гражданином-должником право собственности на жилое помещение, а в том, чтобы не допустить нарушения конституционного права на жилище в самом его существе», – указал КС РФ.

Как отмечено, корректировке подлежит и порядок обращения взыскания на жилое помещение, которое очевидно превышает по своим характеристикам уровень обеспеченности жилплощадью (ст.

50 Жилищного кодекса РФ).

Суд отметил, что указанный уровень приемлем в конкретной социально-экономической обстановке, которая и дает представление о том, какое жилье может удовлетворять разумную потребность человека в жилище.

  1. В Постановлении № 15-П КС РФ также подчеркнул обязательность допущения законом обращать взыскание на единственное жилое помещение должника на основании судебного решения, при условии установления факта, свидетельствующего о несоразмерности доходов должника его обязательствам перед кредитором.
  2. _____________________________
  3. 1 С текстом Решения Арбитражного суда Калужской области от 28 июня 2019 года по делу № А23-2838/2019 можно ознакомиться на официальном сайте суда.

Вс запретил лишать должника единственного жилья в карательных целях

10 августа 2021 в 17:53

Верховный суд разъяснил, что можно делать с единственным жильем должника

Верховный Суд рассмотрел дело об исключении единственного жилья из конкурсной массы в ходе процедуры реализации имущества.

Дело о несостоятельности было возбуждено по заявлению одного из российских банков. Введена процедура реализации.

В ходе данной процедуры должник обратился в суд заявлением, в котором просил исключить из конкурсной массы земельный участок и построенный на нём жилой дом.

Он обосновал это тем, что указанный дом является его единственным жильём, несмотря на то, что более пятнадцати лет должник был зарегистрирован по месту жительства матери.

Сразу после того, как суд принял решение о его банкротстве, мужчина зарегистрировал право собственности на жилой дом, затем изменил место регистрации и обратился в суд с требованием об исключении земельного участка и дома из конкурсной массы.

Позиции судов

Суды первой и апелляционной инстанций признали заявление необоснованный, т. к. посчитали, что действия должника являются недобросовестными и направлены на искусственное наделение земельного участка и дома исполнительским иммунитетом.

Суд округа удовлетворил требования должника, отметив, что изменение должником места регистрации в ходе процедуры реализации имущества само по себе не свидетельствует о недобросовестном поведении и злоупотреблении правом.

Позиция Верховного Суда

Верховный Суд сослался на Жилищный кодекс, напомнив, что в случае, если гражданин имеет право пользования (пользуется) жилым помещением, принадлежащим его родителю, наравне с собственником, обращение взыскания на жилые помещения такого гражданина, принадлежащие ему на праве собственности, возможно.

Кроме того, если должник перед своим банкротством или в ходе рассмотрения дела о несостоятельности меняет регистрацию по месту жительства с целью создания объекта, защищённого исполнительским иммунитетом, его действия могут быть расценены как злоупотребление правом. В таком случае суд может отказать должнику в применении исполнительского иммунитета к тому или иному объекту.

Далее суд обратил внимание на то, что должник ссылался на факт того, что сведения о регистрационном учете не отражали реально сложившееся положение дел по поводу его места жительства.

На самом деле он задолго до возбуждения дела о банкротстве проживал в упомянутом доме, благоустраивал территорию и достраивал его, однако зарегистрировать дом как объект недвижимости не удалось в связи с непредставлением необходимых документов.

Эти доводы не были оценены судами первой и апелляционной инстанциями.

На что должны обратить внимание суды?

Верховный Суд составил список вопросов, которые должны быть решены судами:

  • Обязать финансового управляющего его имуществом созвать и провести собрание кредиторов по вопросу о предоставлении замещающего жилья,
  • Установить рыночную стоимость жилого дома и земельного участка, на котором он расположен,
  • Установить действительную стоимость замещающего жилья,
  • Установить издержки по продаже дома, участка и покупке замещающего жилья.
  • Исчислить сальдо – сумму, на которую пополнится конкурсная масса в результате замены жилого помещения,
  • Проверить, не будет ли сальдо малозначительным, вследствие чего продажа дома и участка выполнит исключительно карательную функцию, не являясь эффективным способом погашения требований кредиторов.

Кроме того, оказалось, что перед основным кредитором — банком — должник отвечает как поручитель по обязательствам другого лица, а его иные долги невелики. Однако и эти доводы не были в полной мере исследованы судами.

  • В связи с этим Верховный Суд направил спор на новое рассмотрение в Арбитражный суд.
  • Читайте далее:
  • Налоги завтрашнего дня: какие изменения ждут налоговый кодекс?
  • Запрет на изъятие движимого имущества банкрота будет продлён?
  • ВС РФ разбирался, за кем признаётся право собственности на выморочное имущество

Вс пояснил, как обращать взыскание на единственное жилье гражданина-банкрота

26 июля Верховный Суд вынес Определение № 303-ЭС20-18761 по делу № А73-12816/2019 касательно взыскания у предпринимателя-банкрота единственного жилья, где он прописался в ходе банкротных процедур, в котором впервые применил позицию Конституционного Суда о включении в конкурсную массу единственного, но роскошного жилья должника.

ИП зарегистрировался в своем доме после признания его банкротом и потребовал исключить из конкурсной массы

В июле 2017 г. в отношении индивидуального предпринимателя Владимир Балыков было возбуждено дело о банкротстве. В сентябре 2019 г.

суд ввел в отношении должника процедуру реструктуризации долгов, включив требование АО «Российский Сельскохозяйственный банк» на сумму в 34 млн руб. в третью очередь реестра требований кредиторов. 14 января 2020 г.

суд признал Владимира Балыкова банкротом, в отношении его имущества была введена процедура реализации.

При этом с апреля 2004 г. по май 2020 г. предприниматель Владимир Балыков был зарегистрирован по месту жительства в квартире, принадлежавшей его матери. Мужчина занимался строительством собственного дома (площадью 366 кв. м на участке в 2124 кв.

м), право собственности на который он зарегистрировал сразу после признания его банкротом – 16 января 2020 г. А в день введения процедуры реализации имущества, 8 мая 2020 г.

, мужчина зарегистрировался в своем доме по месту жительства, после чего обратился в арбитражный суд с заявлением об исключении из конкурсной массы данного объекта недвижимости и земельного участка под ним.

Свое требование Владимир Балыков обосновал тем, что этот жилой дом является для него единственным пригодным для постоянного проживания помещением. По его словам, он задолго до возбуждения банкротного дела стал проживать в своем доме и самостоятельно достраивал его.

Предприниматель-банкрот добавил, что ранее пытался зарегистрировать право собственности на дом, но регистрирующий орган отказал ему в этом из-за подачи неполного пакета документов.

Задержка в регистрации, по утверждениям должника, также была обусловлена судебными спорами с владельцем соседнего участка относительно установления границ, а также с управлением лесами по поводу освобождения лесного участка.

Суды разошлись в оценках того, было ли злоупотребление правом

Первая инстанция и апелляция признали необоснованным заявление Владимира Балыкова.

Они указали, что действия должника, имеющего значительные по объему неисполненные обязательства перед кредиторами (в частности, перед Россельхозбанком), являлись недобросовестными, направленными на искусственное наделение земельного участка и жилого дома исполнительским иммунитетом. Таким образом, обе судебные инстанции выявили злоупотребление в действиях заявителя по выводу недвижимости из конкурсной массы кредитора.

В свою очередь суд округа исключил спорные объекты из конкурсной массы должника, мотивируя это тем, что нижестоящие инстанции не учли отсутствие в собственности Владимира Балыкова и его бывшей супруги иных (помимо жилого дома) помещений, пригодных для постоянного проживания.

Окружной суд добавил, что изменение должником места регистрации в ходе процедуры реализации имущества само по себе не свидетельствует о недобросовестном поведении и злоупотреблении правом. Кассация также сослалась на отсутствие законодательно установленных критериев определения излишнего и необходимого жилья.

Читайте также:  Раздел подарков при разводе в 2020 году

ВС напомнил о позиции КС об обращении взыскания на единственное жилье

Банк подал кассационную жалобу в Верховный Суд, Судебная коллегия по экономическим спорам которого сочла преждевременным вывод первой и второй инстанций о том, что Владимир Балыков, обладая правом пользования квартирой матери, злоупотребил своими правами для устранения возможности обращения взыскания на жилой дом по требованию кредитора. В то же время Коллегия также назвала ошибочным вывод окружного суда о том, что Балыков не имел никаких прав в отношении квартиры.

КС подтвердил возможность обращения взыскания на единственное жильеСуд разъяснил, когда возможен отказ в применении исполнительского иммунитета в отношении такого жилья, и напомнил про необходимость корректировки ГПК

ВС отметил, что после вынесения кассацией судебного акта по рассматриваемому делу Конституционный Суд вынес Постановление № 15-П/2021 г., содержащее ряд правовых позиций по вопросам обращения взыскания на единственное жилье.

В нем, в частности, указано, что в процедуре банкротства не исключается и возможность приобретения замещающего жилья финансовым управляющим за счет выручки от продажи имущества должника, находящегося в наличии. В этом случае в целях обеспечения права должника и членов его семьи на жилище, гарантированного ч. 1 ст.

40 Конституции, условия сделок купли-продажи должны быть сформулированы таким образом, чтобы право собственности должника на имеющееся у него жилое помещение прекращалось не ранее возникновения права собственности на замещающее жилье, а также допускать возможность прекращения торгов по продаже излишнего жилья при падении цены ниже той, при которой не произойдет эффективное пополнение конкурной массы (с учетом затрат на покупку замещающего жилья).

Суд добавил, что при отсутствии в действиях Владимира Балыкова признаков злоупотребления правом нижестоящим инстанциям следовало обязать финансового управляющего его имуществом созвать и провести собрание кредиторов по вопросу о предоставлении замещающего жилья, установить рыночную стоимость жилого дома и земельного участка, на котором он расположен, действительную стоимость замещающего жилья, издержки по продаже дома, участка и покупке замещающего жилья. «После этого исчислить сальдо – сумму, на которую пополнится конкурсная масса в результате замены жилого помещения, имея в виду, что реальная цена сделок купли-продажи может отклоняться от рыночной цены, определенной в ходе предварительной оценки, в частности вследствие погрешностей расчета. Затем проверить, не будет ли сальдо малозначительным, вследствие чего продажа дома и участка выполнит исключительно карательную функцию, не являясь эффективным способом погашения требований кредиторов», – отмечено в определении.

ВС также пояснил, почему дело стоит вернуть на новое рассмотрение

Судебная коллегия также обратила внимание на довод Владимира Балыкова о том, что основным его кредитором является Россельхозбанк, перед которым он отвечает в качестве поручителя по обязательствам ООО «ВостокИнвест».

Судам следовало проверить доводы заявителя о том, что данное общество имеет активы, достаточные для погашения кредитного долга перед Россельхозбанком, что исключит необходимость продажи жилого дома и земельного участка поручителя.

«Поскольку право на жилище, закрепленное в ст. 40 Конституции РФ, относится к числу основных прав гражданина, а исполнивший обязательство поручитель по общему правилу в порядке суброгации получает права кредитора в отношении основного должника (п. 1 ст.

365 ГК РФ), в ситуации, когда имущество основного должника реализуется и есть объективные основания полагать, что выручки от его продажи может хватить для удовлетворения требований кредитора, суд, разрешающий дело о банкротстве гражданина-поручителя, по ходатайству заинтересованного лица при утверждении порядка обращения взыскания на жилое помещение поручителя может определить очередность такого обращения взыскания, установив, что жилое помещение подлежит реализации лишь при недостаточности имущества основного должника для проведения расчетов с кредитором», – отмечено в определении.

В завершение Суд добавил, что бывшая супруга должника подала заявление о разделе общего имущества, согласно которому их общим имуществом, помимо прочего, признана квартира, расположенная в Хабаровске. «Обстоятельства, касающиеся прав должника и иных лиц на данную квартиру, ее характеристик и т.д.

, имеющие существенное значение для правильного разрешения вопроса о распространении исполнительского иммунитета на жилой дом и земельный участок, не были предметом оценки со стороны арбитражных судов», – заключил ВС, отменив судебные акты нижестоящих судов и вернув дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Эксперты «АГ» прокомментировали выводы Суда

Адвокат юридической фирмы ART DE LEX Сергей Жук отметил, что Верховный Суд подтвердил свою позицию о возможности «сквозного» рассмотрения дела и отмены всех судебных актов по существу спора, в то время как сама кассационная жалоба предъявлена лишь на последний из них – постановление окружного суда. «Принятие КС РФ Постановления от 26 апреля 2021 г. № 15-П не могло не повлиять на подход банкротных судов к порядку применения исполнительского иммунитета», – подчеркнул он.

По словам эксперта, хотя рассмотрение этого дела окружным судом состоялось до того, как КС допустил замещение жилого помещения должника физического лица, Верховный Суд не мог его проигнорировать, отметив преждевременность выводов первой кассационной инстанции, что и при обычных условиях могло привести к удовлетворению жалобы.

«ВС РФ, по сути, дал нижестоящим судам долгожданный перечень действий, необходимый в таких случаях, а также возложил еще большее бремя инициативы на кредиторов.

В частности, Верховный Суд провел аналогию важности принимаемых решений о предоставлении должнику замещающего жилья со значимостью решения собрания кредиторов об обращении в суд с ходатайством о введении реализации имущества должника», – отметил Сергей Жук.

Адвокат добавил, что круг вопросов, подлежащих обсуждению внутри сообщества кредиторов должника, обязательно предваряет судебное рассмотрение замещения жилья должника.

«Такая позиция призвана снизить нагрузку судов, предоставить решение превалирующих нюансов кредиторам и самому должнику, достичь согласия и снижения конфликтности столь чувствительного аспекта.

Кроме того, излишнее возложение на суд, рассматривающий дело о банкротстве, решения вопросов об имуществе должника может привести к неправильной ситуации утверждения порядка замещения жилья, который ни кредиторы, ни сам должник не желали.

Тем самым ВС РФ представил новый подход, допускающий приобретение нового жилья для должника и его семьи не накануне продажи имеющегося жилого помещения, а за счет средств, вырученных от продажи входящего в конкурсную массу жилья», – заключил эксперт.

ВС дал разъяснения о формировании конкурсной массы при банкротстве гражданПленум Верховного Суда принял доработанное постановление, разъясняющее порядок формирования и распределения конкурсной массы в делах о банкротстве граждан

Юрист юридической фирмы INTELLECT Анна Скорова считает, что правило об исполнительском иммунитете на единственное жилье, вопреки его реальному назначению – созданию необходимых условий для достойного проживания, стало способом злоупотребления правом должниками-банкротами.

«Зачастую после инициирования спора о признании недействительной сделки по отчуждению жилого помещения, характеристики которого порой превышают нормы предоставления жилья на условиях социального найма, должник прописывался в нем, заявляя об отсутствии другого места жительства. В связи с чем, применяя разъяснения, изложенные в п.

4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 декабря 2018 г. № 48, суды ранее отказывали в признании сделки недействительной, подходя к вопросу о наличии или отсутствии жилья формально – достаточным доказательством являлась прописка.

В конечном итоге такой подход создавал для должника необоснованные преимущества, лишая таким образом конкурсных кредиторов права на защиту», – отметила она.

По словам эксперта, в определении ВС продолжена позитивная тенденция Конституционного Суда, направленная на разрешение указанной проблемы, и даны ответы на вопросы относительно применения указанного акта.

«Совершенно справедливо обращено внимание на возможность обращения взыскания на жилье должника – при наличии у него права проживания совместно с родственниками.

Данное правило применимо в совокупности со злоупотреблением должником правами – регистрацией в спорном помещении с исключительной целью создания объекта, защищенного исполнительским иммунитетом, при отсутствии на то объективных причин. Ранее указанный довод прямо игнорировался судами», – убеждена Анна Скорова.

Юрист также констатировала, что, наконец, были даны разъяснения относительно порядка предоставления кредиторами и финансовым управляющим замещающего жилья должнику взамен излишнего: итоговое решение должно приниматься арбитражным судом в порядке ст.

60 Закона о банкротстве (разрешение разногласий), решение собрания кредиторов является предварительным этапом.

«До недавнего времени собрания кредиторов, принимающих такие решения, признавались недействительными; суды указывали на выход за пределы компетенции, а также на нарушение конституционных прав должника», – пояснила она.

По словам эксперта, Верховный Суд фактически констатировал компетентность собрания кредиторов, указав при этом, что такое решение не должно оставить должника и членов его семьи без жилья и должно быть экономически целесообразным – сумма в виде разницы между выручкой от реализации спорного жилья и приобретением нового (замещающего) должна привести к эффективному пополнению конкурсной массы. «В связи с чем Суд обратил внимание на предпочтительность проведения оценки при рассмотрении такого вопроса. Правовая позиция ВС РФ сможет частично разрешить проблему, сложившуюся на практике, в результате чего увеличится процент удовлетворенных требований конкурсных кредиторов граждан-банкротов», – резюмировала Анна Скорова.

Читайте также:  Россияне смогут получать налоговый вычет за занятия спортом

Адвокат Антикризисной коллегии адвокатов Санкт-Петербурга Станислав Неверов полагает, что определение Верховного Суда лишь формально соответствует ранее вынесенному постановлению КС по вопросу обращения взыскания на единственное жилье.

«Смущает, что ранее боролись с роскошным жильем, а в итоге ориентировали суды на реализацию квартир обычных граждан, которых в общей массе превалирующее большинство.

Это может серьезно понизить привлекательность как кредитования, так и процедуры банкротства физических лиц», – подчеркнул он.

По словам эксперта, положительно то, что Верховный Суд детально пояснил не только порядок обращения взыскания на единственное жилье, но и постарался предусмотреть механизмы защиты должника при продаже его собственности.

«Однако риски у последних остаются. Так, например, неясно, что подразумевается под экономической целесообразностью замещения жилья.

Видимо, ответ на этот вопрос в будущем даст судебная практика», – предположил Станислав Неверов.

Верховный суд уточнил, как должно изыматься единственное жилье у должника

 Российская ГазетаРоссийская Газета

А решение Верховного суда по такому же вопросу, но в другом споре, это то, что называется судебной практикой. Теперь российские суды начнут на деле применять разъяснение Конституционного суда.

В этом решении Верховного суда есть важный момент: более скромное жилье вместо шикарных хором должнику может приобрести не только сам кредитор, но и финансовый управляющий «за счет средств конкурсной массы».

Верховный суд сформулировал это правило так: вопрос о целесообразности подобной замены квадратных метров для погашения долга до обращения в суд должен обсуждаться на собрании кредиторов.

Верховный суд фактически впервые сформулировал порядок изъятия единственного жилья у должников.

Напомним, Конституционный суд снял иммунитет со статьи 446 Гражданского кодекса. Эта статья гарантировала должникам сохранение в собственности их единственного жилья. Исключение — жилье по невыплаченной ипотеке.

Приобрести новое жилье может не только кредитор, но и финансовый управляющий

Верховный суд изучал спор о единственном жилье. Это был дом обанкротившегося коммерсанта из Хабаровского края. Вот правила Верховного суда, которым должны следовать суды страны в аналогичных ситуациях.

Первое правило. В этой процедуре приобрести новое жилье может не только кредитор, но и финансовый управляющий.

Тогда для обеспечения конституционного права должника и членов его семьи на жилище условия сделок купли-продажи должны быть сформулированы таким образом, чтобы право собственности должника на богатое жилье прекращалось не ранее возникновения права собственности на более скромное. А еще должна быть предусмотрена возможность прекращения торгов по продаже излишнего жилья, «если цена упала ниже той, при которой с учетом покупки замещающего жилья не произойдет эффективное пополнение конкурсной массы». Если же покупкой нового жилья для должника занимается кредитор, то он должен принимать на себя риски того, что выручка от дорогого жилья не покроет его затраты, например, из-за изменения спроса на рынке недвижимости.

Второе правило. Вопрос об ограничении имущественного иммунитета должен сначала выноситься на обсуждение собрания кредиторов. Его собирает финансовый управляющий. Высказываться на этом собрании могут все, включая должника. Только после этого суд может утвердить условия и порядок предоставления меньшего жилья.

И, наконец, третье правило. Если обязательства должника вытекают из его поручительства, то суд может установить, что жилье можно продать только при недостаточности имущества основного должника для расчетов с кредитором.

История конкретно этого судебного спора, который дошел до Верховного суда РФ, такова. Бизнесмен задолжал одному из крупных российских банков почти 35 миллионов рублей.

Эта сумма была с него взыскана как с поручителя по кредиту некой местной фирмы, в которой коммерсанту принадлежат 50 процентов акций.

Когда появилось дело о долге, бизнесмен попытался спасти от продажи свой участок в 21 сотку и дом площадью 366,4 кв. м. Про этот дом он заявил, что тот является его единственным жильем.

Местные суды двух инстанций бизнесмену в этом отказали. Они посчитали, что коммерсант «злоупотребляет правами и пытается искусственно наделить дом и участок имущественным иммунитетом».

Местные суды пришли к такому выводу после того, как заметили интересный момент. А именно — сам дом был построен еще в 2012 году, а вот право собственности на него бизнесмен оформил через два дня после решения суда. А спустя несколько месяцев он выписался из квартиры матери, где значился все эти годы, и зарегистрировался в большом доме как по месту жительства.

Две местные судебные инстанции посчитали такой ход злоупотреблением, а кассация — нет. И дом стал законным единственным жильем, которое нельзя трогать. С таким решением не согласились кредиторы, и спор дошел до Верховного суда РФ.

Вопрос о целесообразности замены жилья должен обсуждаться на собрании кредиторов

А там , изучив материалы дела, назвали выводы всех трех местных судебных инстанций преждевременными. По мнению Верховного суда, хабаровским судам надо было разобраться в причинах такого поведения должника. И определиться, были ли они обусловлены объективными обстоятельствами.

Если же в действиях коммерсанта не обнаружатся признаки злоупотребления правом, то судам следует обязать финансового управляющего созвать и провести собрание кредиторов, на котором обсудить предоставление бизнесмену более скромного жилья.

Еще Верховный суд уточнил, что на этом собрании необходимо выяснить стоимость большого дома, земельного участка и замещающего жилья. И только потом определиться, есть ли для кредиторов вообще смысл в продаже дома.

После разъяснения Верховный суд отменил все прежние решения и велел пересмотреть спор сначала.

Как обратить взыскание на единственное жилье гражданина-банкрота? Определение Верховного Суда РФ от 26 июля 2021 г. №303-ЭС20-18

Уход от долгов через процедуру банкротства становится обычным явлением для граждан.

Для управляющих организаций такой должник доставляет много проблем, поскольку в ходе банкротства списываются не только долги перед банками, микрофинансовыми организациями и другими кредиторами, но также и задолженность за жилищно-коммунальные услуги.

Зачастую должники в рамках банкротства ведут себя недобросовестно. Одну из таких ситуаций рассмотрел Верховный суд РФ в Определении от 26 июля 2021 г. №303-ЭС20-18761 и разъяснил правила обращения взыскания на единственное жилье гражданина-банкрота, тем самым предоставил кредиторам возможность увеличить конкурсную массу.

Итак, обстоятельства дела.

В рамках дела о банкротстве гражданин-должник обратился в суд с заявлением об исключении из конкурсной массы земельный участок площадью 2 124 кв.м. и расположенный на нем жилой дом площадью 366,4 кв.м., который, как указал должник, является для него единственным пригодным для постоянного проживания жильем.

Суды первой и апелляционной инстанций установили, что должник длительный период времени был зарегистрирован по месту жительства в квартире, принадлежащей его матери.

После принятия судом решения о его банкротстве он зарегистрировал за собой право собственности на жилой дом, спустя несколько месяцев изменил место своей регистрации и в тот же день обратился в суд с требованием об исключении земельного участка и жилого дома из конкурсной массы.

Признавая заявление должника необоснованным, суды первой и апелляционной инстанций ссылаясь на статьи 10 и 24 Гражданского кодекса Российской Федерации, статью 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, статью 213.25 Федерального закона от 26.10.

2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», исходили из того, что у должника имеются значительные по объему неисполненные обязательства перед кредиторами, при этом его действия являются недобросовестными, поскольку направлены на искусственное наделение земельного участка и жилого дома исполнительским иммунитетом.

Суд кассационной инстанции указанные решения отменил, принял по делу новый судебный акт, которым требования должника удовлетворил: исключил земельный участок и жилой дом из конкурсной массы, указав, что суды не учли отсутствие в собственности должника и его бывшей супруги иных (помимо жилого дома) помещений, пригодных для постоянного проживания.

Также суд округа отметил, что изменение должником места регистрации в ходе процедуры реализации имущества само по себе не свидетельствует о недобросовестном поведении и злоупотреблении правом. Окружной суд обратил внимание на то, что законодательно критерии определения излишнего и необходимого жилья не определены, правила замещения излишнего жилья необходимым не установлены.

Не согласившись с таким решением суда кассационной инстанции, один из кредиторов обратился в Верховный суд РФ, который в ходе рассмотрения жалобы пришел к следующим выводам.

Исполнительский иммунитет в отношении жилых помещений предназначен не для того, чтобы в любом случае сохранить за гражданином-должником принадлежащее ему на праве собственности жилое помещение, а для того, чтобы, не допуская нарушения самого существа конституционного права на жилище и умаления человеческого достоинства, гарантировать гражданину-должнику и членам его семьи уровень обеспеченности жильем, необходимый для нормального существования (Постановление Конституционного Суда РФ от 14.05.2012 №11-П)

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector