Топ-10 самых интересных налоговых споров за полгода

«СУЭК-Кузбасс»

«Это знаковое дело о комплексной переквалификации контролируемой задолженности в капитал для применения льготных налоговых ставок к сверхнормативным процентам, переквалифицированным в дивиденды.

Именно комплексная, а не фрагментарная переквалификация представляет собой наибольшую ценность. Позиция ВС с успехом может применяться и в других делах, где всплывает тема налоговой реконструкции», – уверен партнер Taxology Алексей Артюх.

АО «Бамтоннельстрой»

«В деле поднят вопрос о последовательности позиции налогового органа, своего рода процедурно-процессуальном эстоппеле. Когда инспекция заняла позицию об определенной квалификации операции, впоследствии она не вправе менять ее, если в результате налогоплательщик потеряет право на обоснованную налоговую выгоду из-за пропуска срока возмещения налога», – отметил Артюх.«Т Плюс»

«После этого спора для налогоплательщиков несколько повысилась определенность и возникли гарантии неизменности налоговых обязательств в отношении давно завершенных периодов», – считает Артюх, который вел этот спор.

«ФК Пульс»

«Этим делом фактически окончены споры вокруг применения ст. 54 НК в части возможности корректировать ошибки в следующих периодах или в периоде совершения такой ошибки. Порядок исправления ошибки остается на усмотрение налогоплательщика.

Но при этом глубина исправления ошибок ограничена общим трехлетним сроком на возврат и зачет налоговых переплат. Такая гибкость важна для налогоплательщиков при эффективном налоговом планировании», – считает Артюх.

АО «Сибур-ПЭТФ»

«Примечательно, что в этом деле налогоплательщик использовал в том числе правовое заключение о природе займа и инвестиций, полученное в Исследовательском центре частного права имени С. С. Алексеева при Президенте», – отметил Артюх.

«Газпромнефть-Развитие»

«Суды лишили плательщиков совершенно обоснованного права на корректировку обязательств и нарушили неприкосновенность их права собственности на переплаченные суммы. Причины этого понятны – изменение регулирования, порядка исчисления и отражения взносов, а также смена администратора, который не может технически осуществить зачет. Тем не менее такое обессмысливание правовых норм судебной практикой заслуживает самого пристального внимания со стороны вышестоящих судов прежде всего ВС», – считает Артюх.

ФНС: топ-10 налоговых споров

ФНС РФ представила обзор важных, с ее точки зрения, правовых позиций КС РФ и ВС РФ за последние три месяца по различным налоговым спорам.

Мы отобрали десять наиболее интересных.

Заниженная цена на товары сама по себе не влечет доначислений

Вывод. Цена на товар, отличаящася от рыночного уровня, сама по себе не свидетельствует о получении продавцом необоснованной налоговой выгоды.

Пример.

 Налоговая в ходе выездной проверки выявила взаимозависимость между предпринимателем и его контрагентом. Также чиновники установили, что бизнесмен продавал этому контрагенту товар дешевле, чем другим. Расхождение цен доходило до 52 процентов.

Таким образом, по мнению ИФНС, предприниматель занизил налоговую базу по прибыли и НДС.

Суды, рассматривая дело, исходили из того, что налоговики имели право определить неуплаченные налоги из уровня дохода бизнесмена, который тот получил бы, продавая товар по рыночной цене.

Тем не менее ВС РФ отменил предыдущие судебные решения, указав, что налоговая может рассматривать отклонения от рыночной цены как признак получения необоснованной выгоды, только если подобная операция совершалась многократно. В данном же случае отклонение цен не являлось систематическим.

Грузоперевозки по стране по умолчанию облагаются НДС

Вывод. Если перевозчик не знает, что товар предназначен для экспорта, и перевозит его толко в границах РФ, то НДС рассчитывается по ставке 18 процентов.

Пример. Инспекция по итогам камеральной проверки отказала компании в вычетах по НДС.

Дело в том, что фирма наняла экспедитора, который перевез груз по территории России. При этом заказчику компания предоставила транспортные накладные и счета-фактуры с выделенным НДС по ставке 18 процентов.

Фискалы решили, что, наняв контрагента-перевозчика, общество неправомерно включило в состав вычетов сумму НДС на основании полученных от перевозчика счетов-фактур. Ведь перевозился груз, предназначенный на экспорт, а значит, перевозка облагалась НДС по нулевой ставке.

Первая и кассационная инстанции подтвердили выводы налоговой.

ВС РФ опроверг эту позицию и пришел к выводу, что нулевая ставка НДС применяется, если услуги по международной перевозке организованы как единый процесс по перемещению груза за пределы РФ. Если же перевозчик об экспортном характере операции не знает и работает с грузом только на территории РФ, то такие операции облагаются НДС по ставке 18 процентов.

Продажа любых товаров банкрота не облагается НДС

Товары обанкротившихся компаний с 01.01.2015 продаются без НДС и выставления счетов-фактур. Налог не выделяется и в продажной стоимости в первичных и платежных документах.

Пример. Налогоплательщик обратился в ВС РФ с требованием признать недействительным письмо ФНС РФ от 17.08.2016 № СД-4-3/[email protected]

В нем сказано, что продажа имущества, в том числе созданного в ходе производственной деятельности компании-должника, признанной банкротом, не облагается НДС. В то же время продажа такими компаниями работ и услуг НДС облагается в общем порядке.

ВС РФ отказал в удовлетворении иска. Из подпункта 15 п. 2 ст. 146 НК РФ следует, что из списка облагаемых НДС операций исключена продажа банкротами товаров, но не исключена реализация работ и услуг.

На иные категории имущество должника в НК РФ не разделено. Кроме того, норма не разделяет виды реализуемого банкротом имущества на включенное в конкурсную массу и изготовленное в ходе хозяйственной деятельности предприятия.

Следовательно, любая продажа банкротом продукции не облагается НДС.

Торгово-административные комплексы не имеют права на льготу

Вывод. Законодательство не устанавливает правила определения классов энергоэффективности нежилых зданий, что мешает компаниям пользоваться льготой по налогу на имущество по п. 21 ст. 381 НК РФ.

Согласно указанной норме от налогов освобождаются вновь вводимые объекты с высокой энергоэффективностью.

Если для них предусмотрено определение классов энергоэффективности, то льготу применяют к объектам с высоким классом.

Пример. Компания воспользовалась данной льготой в отношении здания торгово-административного комплекса.

ИФНС пришла к выводу, что только жилые многоквартирные дома могут иметь классы энергоэффективности. Торговый центр в эту категорию не входит, класса не имеет, а значит, под льготу не попадает, поэтом плательщик незаконно воспользовался послаблением.

Первые две инстанции не согласились, указав, что спорное здание имеет высокий класс энергоэффективности, что подтверждает энергетический паспорт.

Кассационная инстанция отменила это решение, подчеркнув, что не для всех энергоэффективных объектов можно установить такой класс. Применить его по аналогии невозможно, поскольку особенности энергопотребления разнятся в зависимости от назначения здания.

Один только энергетический паспорт, без критериев определения энергоэффективности нежилого здания, сам по себе ничего не доказывает.

ВС РФ поддержал кассацию.

Преобразование позволяет сохранить право на УСН и без уведомления

Вывод. Если юрлицо реорганизуется в форме преобразования, оно может сохранить право на налоговый режим, использовавшийся ранее.

Пример. ООО было создано в результате преобразования ПАО, использовавшего УСН.

После преобразования общество не предоставило в ИФНС уведомление о переходе на УСН, но продолжило применять данный спецрежим.

Налоговая решила, что у общества нет права применять «упрощенку» из-за того, что оно не предоставило уведомление о переходе на нее. Следовательно, поскольку ООО не предоставило декларацию по НДС, его банковские счета заблокировали.

Общество с этим не согласилось и обратилось в суд, но три инстанции поддержали фискалов.

ВС РФ с их выводами не согласился и отметил, что особенностью преобразования как вида реорганизации является то, что права и обязанностей реорганизованной компании не меняются.

Учитывая этот факт, а также то, что в НК РФ нет особых правил, регулирующих применение УСН при реорганизации, общество могло рассчитывать на сохранение права на спецрежим.

Тем более что плательщик однозначно выразил намерение продолжать применять УСН, рассчитав и уплатив авансовый платеж.

Пониженная ставка на дивиденды неприменима к фиктивной продаже акций

Вывод. Если налоговая докажет, что кипрские компании не тратились на покупку акций АО, то пониженную ставку налога 5 процентов применить не получится.

Пример.

 В ходе выездной проверки налоговики пришли к выводу, что общество получило необоснованную выгоду, применив пониженную 5-процентную ставку налога на доходы иностранных компаний, предусмотренную соглашением между РФ и Кипром.

Инспекция сочла, что сделки между обществом, российскими и кипрскими компаниями, представляют собой схему, созданную для получения льготы.

Так, зарегистрированные на Кипре компании получили статус акционеров и учредителей правопредшественников общества, купив доли и акции в этих компаниях.

На дату выплаты дивидендов в оплату акций, по которым начислялись дивиденды, были переданы векселя, являющиеся не собственностью кипрских компаний, а задатком в части еще не заключенных договоров купли-продажи акций, что следовало из предварительных договоров купли-продажи данных акций. То есть фактически на дату выплаты дивидендов кипрские компании в капитал правопредшественников общества не вкладывались.

Получается, что эта сделка является только звеном в цепи ей подобных, произведенных, чтобы передать акции общества от одних компаний другим.

Однако для того, чтобы применять 5-процентную ставку, компании должны были фактически вложить в капитал общества не меньше 100 тыс. долларов, а не проводить махинации с ценными бумагами.

Читайте также:  Адвокат по спорам с кредиторами

Притворная продажа акций через «дочку» облагается налогом

Вывод. Если доказано, что вместо передачи акций взаимозависимому лицу за границу ценные бумаги были проданы, то у общества возникает налогооблагаемый доход.

Пример.

 В результате проверки декларации общества по налогу на прибыль была выявлена схема, по которой компания провела облагаемые операции как освобожденные от налога: передала свои акции иностранной «дочке», а та, в свою очередь, в том же периоде продала эти акции российской организации и после этого безвозмездно перевела обществу деньги, не требуя возврата. При этом «дочка», купив акции общества, другой деятельности не вела.

Общество попыталось доказать инвестиционный характер действий с документами, однако суды отклонили этот довод и пришли к выводу, что компания таким образом занизила себе налогооблагаемую базу, выводя прибыль из-под налогового бремени РФ. Стало это возможным именно благодаря взаимозависимости компаний.

ВС РФ определение нижестоящих инстанций поддержал.

Коммунальные платежи жильцов ТСЖ налогом не облагаются

Вывод. Если фактическая деятельность ТСЖ соответствует его назначению, а само оно не получает от нее какой-либо выгоды, то полученные от жильцов средства доходом не считаются.

Пример. Камеральная проверка по УСН по формуле «доходы минус расходы» привела к доначислению налога ТСЖ.

Инспекторы начислили его на суммы, полученные от жильцов в счет оплаты коммунальных услуг.

Суд первой инстанции это решение отменил, однако два последующих его не поддержали. По их мнению, платежи за услуги ЖКХ и содержание дома должны учитываться как доходы.

ВС РФ тем не менее поддержал суд первой инстанции: полученные от жильцов деньги доходами не являлись, так как ТСЖ в данном случае никаких доходов от своей деятельности не получало.

Однако если управляющая компания не является посредником, а сама оказывает услуги, то в этом случае полученные от жильцов деньги входят в состав доходов.

Стоимость доли при выходе из ООО не облагается НДФЛ

Вывод. Для расчета НДФЛ базой по этому налогу для выходящего из ООО участника является полученная выгода в виде разницы между стоимостью оплаченной им доли в уставном капитале ООО и ее действительной ценой, выплаченной ему при выходе из общества.

Пример. В ходе «камералки» налоговики обнаружили, что при выходе из состава ООО его участник получил доход в виде имущества, полученного в качестве действительной доли его участия в обществе.

В уточненной декларации по НДФЛ тем не менее этот доход указан не был.

Плательщик ссылался на то, что при выходе из общества ему вернули ранее внесенный вклад, а значит, доход он не получал, поскольку ему вернули долю, равную сумме трат на ее приобретение.

Тем не менее налоговая и суды трех инстанций пришли к выводу, что изменения законодательства, разрешающие применить вычет при совершении подобного маневра, начали действовать позже, чем налогоплательщик получил доход.

ВС РФ с этим не согласился. Специальные нормы, устанавливающие порядок определения налоговой базы в таком случае, в НК РФ не установлены, а налогооблагаемой базой является выгода в виде разницы между стоимостью доли в уставном капитале общества и выплаченной физлицу ее действительной ценой.

Компенсации военнослужащим не облагаются НДФЛ

Вывод. Если за участие в мероприятиях, не ограниченных во времени, военнослужащий получил денежную компенсацию вместо дополнительных суток отдыха, то она не облагается НДФЛ.

Пример. Вместо дополнительных дней отдыха контрактник получил компенсацию по приказу командира части. С этой выплаты был удержан НДФЛ.

Военнослужащий с этим не согласился и обратился в суд.

Первая инстанция обнаружила, что п. 1 и 3 ст. 217 НК РФ, имеющие отношение к делу, противоречат Конституции РФ, так как могут допускать неясности в толковании, и обратилась в КС РФ.

Высшая инстанция подтвердила неопределенность в содержании указанных норм и признала их не соответствующими Конституции РФ. Законодателям надлежит внести в НК РФ необходимые изменения. До этого момента указанные компенсации НДФЛ облагаться не должны.

Гость, внимание! Закрываем набор на курс по всем ФСБУ В связи с окончанием сроков сдачи годового отчета набираем последнюю группу на комплексный курс повышения квалификации по всем новым ФСБУ: «Аренда», «Запасы», «ОС», «Капвложения» и «Документооборот».

На курсе узнаете, как новые стандарты влияют на налоги, научитесь избегать ошибок, поймете, что придется изменить в учете и как его настроить по-новому.

Занятия с 1 по 30 апреля. Места в группе пока есть.

Налоговые споры: топ самых распространенных налоговых претензий и способы защиты от них — Сфера

Как известно, еще в 2017 году в налоговом законодательстве произошли глобальные изменения, связанные с введением статьи 54.

1 Налогового Кодекса РФ – изменилось налоговое администрирование, кардинально поменялся подход проверяющих в применении налогового законодательства, при этом за три года не появилось каких-либо разъясняющих писем и судебной практики, поэтому большинству компаний непонятно, на каком языке строить общение с налоговыми органами в разрезе статьи 54.1 Налогового Кодекса РФ. При этом подход, сформированный в период действия Постановления Пленума ВАС РФ № 53 от 12.10.2006 г., отличается в первую очередь тем, что при введении статьи 54.1 Налогового Кодекса РФ появились новые для отечественного правового регулирования понятия, ранее не предусмотренные ни законом, ни Постановлением Пленума ВАС РФ № 53 – экономический смысл сделки и реальность исполнения от конкретного контрагента.

При ежедневном общении с налогоплательщиками мы наблюдаем тенденцию, при которой большинство компаний остались в парадигме прошлых лет, используя выработанное вышеуказанным Постановлением понятие должной осмотрительности и игнорируя новые правила, которые нам диктует текущая практика. Несомненно, налогоплательщики должны соблюдать стандартные меры по проверке контрагента, однако, в настоящее время это не является ключевым моментом и защитной мерой от предъявляемых налоговым органом претензий.

На примере реальных кейсов компании «Лемчик, Крупский и Партнеры» разберемся, какие требования к налогоплательщикам предъявляют положения статьи 54.1 Налогового кодекса РФ, чтобы соответствовать новым защитным положениям и в полной мере отвечать базовым императивам налогового законодательства.

В октябре 2017 года были выпущены рекомендации ФНС России по применению положений статьи 54.1 Налогового кодекса РФ, которые нашли свое отражение в Письме от 31.10.2017 г. № ЕД-4-9/[email protected] Данным Письмом доводится до сведения информация о сути следующих изменений.

В большинстве случаев налогоплательщикам вменяется пункт 1 статьи 54.1 Налогового кодекса РФ, при этом наблюдается тенденция, при которой налоговыми органами допускаются часто методологические ошибки при квалификации правонарушения, что связано с непониманием работниками налоговых органов сущности того или иного положения.

Итак, пункт 1 статьи 54.1 Налогового кодекса РФ подразумевает искажение, что в первую очередь означает «искусственность» взаимоотношений налогоплательщика с контрагентом.

В тексте Письма внимание нижестоящих налоговых органов обращено на характерные примеры искажения, к которым относятся отсутствие факта совершения сделки, создание схемы «дробления бизнеса», неправомерное применение норм международных соглашений и др.

, а также на необходимость доказывания умышленного характера действий проверяемого налогоплательщика.

В данном случае на налоговом органе лежит бремя доказывания обстоятельств, которые могут свидетельствовать о невозможности осуществления спорных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг.

Типичным примером нереальности исполнения сделки (операции) сторонами (отсутствие факта ее совершения) выступают отношения налогоплательщика с «бумажным» поставщиком, что подразумевает в первую очередь отсутствие товара (услуги).

Поставка товара является распространенной сферой, в которую заходит налоговый орган при проведении выездных налоговых проверок. Однако зачастую проверяющими в акте налоговой проверки формируется вывод о невозможности поставки товара спорным контрагентом, при этом вменяется нарушение пункта 1 статьи 54.1 Налогового кодекса РФ.

Поскольку логика пункта 1 статья 54.

1 Налогового кодекса РФ в таких кейсах подразумевает отсутствие товара, то в данном случае основным методом защиты является указание на допущение налоговым органом методологической ошибки при квалификации правонарушения – в актах и решениях по результатам налоговых проверок налоговые органы должны правильно квалифицировать выявленные в ходе проверки обстоятельства со ссылкой на конкретный пункт статьи 54.1 Налогового кодекса РФ.

Мы часто наблюдаем, когда налоговый орган, отказывая проверяемому лицу, например, строительной компании, в признании расходов по налогу на прибыль и в принятии вычета по НДС, не утверждает и не рассматривает то обстоятельство, что закупленные материалы (факт поставки) использованы при строительно-монтажных работах, которые, в свою очередь, выполнены, объекты сданы и приняты заказчиками (факт услуги), что свидетельствует об отсутствии искажения сведений в целях пункта 1 статьи 54.1 1 Налогового кодекса РФ.

То есть, налоговый орган, вменяя проверяемому лицу пункт 1 статьи 54.

1 Налогового кодекса РФ об искажении сведений о фактах хозяйственной жизни (совокупности таких фактов), фактически говорит о том, что заключенные сделки носили такой характер, при котором объекты, завершенные строительством, а также использованные в ходе строительно-монтажных и пуско-наладочных работ материалы в реальности отсутствовали, в то время как материалами проверки подтверждается обратное. В таких случаях, учитывая не опровергнутую проверяющими реальность фактического совершения спорных хозяйственных операций по осуществлению услуг (работ) мы совместно с нашими клиентами показываем вход (подтверждение приобретения) и выход (подтверждение реализации) товара и (или) услуги, что и будет главным образом доказывать его наличие, то есть отсутствие «искусственности».

Читайте также:  Дубликат больничного листа: получение, порядок оформления и заполнения листка нетрудоспособности(образец)

Характерным примером искажения является создание схемы «дробления бизнеса», направленной на неправомерное применение специальных режимов налогообложения.  Как свидетельствует обширная судебная практика последних лет, налогоплательщики зачастую неправомерно дробят бизнес в надежде уменьшить свое налоговое бремя.

Обычно налогоплательщик, применяющий общую систему налогообложения, используя подконтрольные и взаимозависимые лица (ООО или ИП), находящиеся на специальных налоговых режимах, организует схему ухода от налогообложения путем распределения выручки от осуществляемой деятельности на всех участников схемы, достигая тем самым налоговой экономии.

Налоговые схемы, связанные с дроблением бизнеса, попадают под действие пункта 1 статьи 54.1 Налогового кодекса РФ.

Как показывает практика, при установлении наличия признаков использования схем разделения бизнеса налоговый орган должен (1) доказать отсутствие действительной экономической роли в существующем бизнес-процессе, а также (2) установить бенефициара (выгодоприобретателя) вменяемой схемы.

Учитывая тенденцию, направленную на усиление налогового контроля, налогоплательщики не должны забывать, что в настоящее время налоговые органы отошли от формального подхода, в связи с чем необходимо соответствовать не только внешним признакам самостоятельности  каждого участника взаимоотношений, но и суметь объяснить налоговым органам необходимость создания каждой структурной единицы, входящей в группу компании, и особенности их взаимодействия  между собой внутри группы.

Одним из признаков согласованности действий участников схем дробления бизнеса с целью получения налоговой экономии является все чаще устанавливаемое в последнее время налоговыми органами обстоятельство, при котором выгодоприобретателем схемы является один из ее участников.

Так, в нашей практике был случай, когда налоговый орган провел две самостоятельные выездные проверки в отношении двух индивидуальных предпринимателей, которые были аффилированы с организацией, применяющей общую систему налогообложения. Все три лица осуществляли розничную торговлю аналогичными товарами.

В ходе проверки проверяющая группа установила обстоятельства.

Несмотря на то, что в отношении индивидуальных предпринимателей были установлены обстоятельства, свидетельствующие об использовании ими схемы «дробление бизнеса», и сделан аналогичный вывод о незаконном получении налоговой экономии в результате необоснованного применения специальных (льготных) налоговых режимов – УСН и ЕНВД, а также то обстоятельство, что бенефициаром (выгодоприобретателем) вменяемой схемы являлся учредитель организации, налоговый орган доначислил  НДС и налог на прибыль каждому индивидуальному предпринимателю, а не контролирующему, по мнению налогового органа, их лицу.

В данном случае главной стратегией защиты явилось отстаивание позиции, содержащейся в Методических рекомендациях, которые нашли свое отражение в Письме ФНС России от 13.07.2017 N ЕД-4-2/[email protected]

Данные рекомендации прямо указывают на необходимость налоговых органов устанавливать выгодоприобретателя при доказывании использования налогоплательщиками схемы дробления бизнеса и проверке их взаимозависимости, чтобы не только установить все фактические обстоятельства совершения налогового правонарушения, но и взыскать сумму налоговой недоимки с лица, являющегося конечным бенефициаром (выгодоприобретателем) схемы «дробления бизнеса».

Не менее распространенными являются кейсы, в рамках которых налоговый орган указывает на неправомерное применение норм международных соглашений. В данном случае важно фискальным органом показать экономическую необходимость установления взаимоотношений с иностранным лицом.

При проведении проверки работники налоговых органов анализируют банковские выписки по счетам проверяемого лица и иностранного контрагента, финансовую отчетность, а также делают запросы в компетентные налоговые органы государства, с которым заключено соответствующее соглашение.

В одном из кейсов налоговый орган признал иностранную компанию кондуитной, несмотря на отсутствие транзитности полученных процентов по выданным договорам займа: компания самостоятельно распорядилась своим доходом, направив более 90% дохода на выдачу займов в адрес компаний Российской Федерации, в то время как в адрес третьего лица – иностранная компания, с государством которой у России отсутствует соглашение.

Для того, чтобы избежать в решении налогового органа доначислений, необходимо доказать соблюдение следующих обстоятельств:

  • Движение денежных средств по счетам иностранного контрагента не носит «транзитный» характер. Согласно Письму Банка России от 31.12.2014 г. № 236-Т транзитные операции характеризуются совокупностью (одновременным наличием) следующих признаков: зачисление денежных средств на счет клиента от большого количества других резидентов со счетов, открытых в банках, с последующим их списанием; списание денежных средств со счета производится в срок, не превышающий двух дней со дня их зачисления; проводятся регулярно (как правило, ежедневно); проводятся в течение длительного периода времени (как правило, не менее трех месяцев); деятельность клиента, в рамках которой производятся зачисления денежных средств на счет и списания денежных средств со счета, не создает у его владельца обязательств по уплате налогов либо налоговая нагрузка является минимальной; с используемого для указанных операций счета уплата налогов или других обязательных платежей в бюджетную систему Российской Федерации не осуществляется или осуществляется в незначительных размерах, не сопоставимых с масштабом деятельности владельца счета.
  • Иностранная компания самостоятельно использовала и (или) распорядилась полученным доходом (пункт 2 статьи 7 Налогового кодекса РФ).

Топ-10 самых интересных дел по банкротству за полгода | Новости | Линия Права

21 июля 2017 г.НовостьКонтакты для прессы: [email protected]

По статистике Судебного департамента при ВС, только арбитражные суды субъектов в прошлом году (более свежих данных пока нет) ежедневно рассматривали примерно 129 дел о банкротстве.

А помимо них аналогичные иски слушались в арбитражных апелляционных судах, арбитражных судах округов и в Верховном суде. В общем, объем внушительный. Чтобы упростить задачу тем, кто хочет быть в курсе последней практики по банкротству, Право.

ru отобрало 10 самых интересных кейсов за полгода.

ЗАО «ЭНБИМА Групп»

Арбитражный суд Владимирской области по заявлению ООО «ЦТК-Транс» принял обеспечительные меры в виде наложения ареста на имущество ЗАО «ЭНБИМА Групп». Затем ООО «ЦТК-Транс» в рамках процедуры наблюдения в отношении должника ЗАО «ЭНБИМА Групп» обратился с заявлением о включении требования, обеспеченного залогом, в реестр.

Суды пришли к выводу, что залог возник со дня вступления в законную силу решения о взыскании задолженности; событий, с которыми связано прекращение залога, не наступало. Поэтому они признали за кредитором статус залогового (п. 5 ст. 334 ГК). Однако Верховный суд занял прямо противоположную позицию, отменив акты нижестоящих инстанций (№ А11-9381/2015). 

Исходя из формулировки п. 5 ст. 334 ГК, введение запрета на распоряжение имуществом не означает возникновения полноценного залога. Кроме того, арест не дает преимуществ залогового кредитора.

Все юристы сошлись во мнении, что это самое интересное дело о банкротстве за последние полгода. «Этот кейс оказывает существенное влияние на формирование дальнейшей практики по использованию института арестного залога.

В свете указанного определения вероятность закрепления подхода «прекращения арестного залога» в банкротстве крайне велика», – отметила старший юрист АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Юлия Боброва.

«Я поддерживаю позицию ВС, так как обратное решение привело бы к росту злоупотреблений – кредиторам рациональнее было бы продвигать аресты для того, чтобы увеличить вероятность удовлетворения требований в рамках банкротства. А это, очевидно, несправедливо ударяло бы по другим кредиторам», – считает юрист Линии Права Фаррух Саримсоков.

Кстати, ранее суды не давали однозначного ответа на вопрос о возможности приобретения статуса залогового кредитора лицом, для обеспечения интересов которого был наложен арест на имущество. Поэтому встречалась как положительная практика признания требования обеспеченным залогом (№ А12-4283/2016), так и отрицательная (№ А27-19887/2015; № А40-184225/2015).

ООО «Юнигрупп»

Не так давно банки получили право обращаться в суд с заявлением о банкротстве должника в отсутствие просуженной задолженности по кредитным договорам. Почти сразу с введением этой нормы юристы начали задаваться вопросом: это право касается абсолютно любых требований банка или только требований из финансовых сделок (кредитов, поручительств и т.д.)? Ответ дал ВС.

Банк вправе подавать заявление о банкротстве в отсутствие судебного решения только по требованиям, возникшим в связи с наличием у него специального статуса кредитной организации (например, по кредитам, поручительствам и т.д.).

«Нужно понимать, что действительность этих финансовых требований достаточно легко проверить (например, изучив выписки по ссудным счетам должника)», – объяснил старший юрист Практики по разрешению споров Goltsblat BLP Олег Пермяков.

По остальным требованиям (например, из договора подряда), по мнению ВС, банк должен обращаться в суд в общем порядке (№ А40-232057/2015). «Иное бы означало ничем не обоснованное наделение кредитных организации преференциями перед остальными участниками гражданского оборота», – считает Пермяков.

ООО «Нефтегазмаш-Технологии»

По закону о банкротстве, корпоративные требования учредителей (о выплате дивидендов, стоимости доли и т.д.) удовлетворяются только после расчета с его внешними кредиторами.

«Многие учредители в обход этого правила создают видимость наличия у них общегражданских отношений с обществом – например, выдают должнику займ вместо внесения имущества в уставной капитал. Тем самым они убивают двух зайцев.

Во-первых, вместо дивидендов, получение которых зависит от наличия у общества прибыли, получают фиксированный доход в виде процентов по займу. Во-вторых, формируют дружественную кредиторскую задолженность на случай банкротства.

В результате учредители общества вместо того, чтобы получить удовлетворение своих требований после расчета со всеми кредиторами, участвует в деле о банкротстве наравне с ними», – объясняет юрист «Хренов и партнеры» Сергей Морозов.

Читайте также:  К какому нотариусу обратиться для оформления наследства?

Аналогичная ситуация сложилась во время банкротства ООО «Нефтегазмаш-Технологии». Когда спор дошел до ВС, тот пресек одну из самых распространенных схем организации должником контролируемого банкротства с целью сбрасывании долгов (№ А32-19056/2014).

Предоставление учредителем займа своему же лицу в период кризиса (недостаточности собственного имущества) есть ничто иное, как притворная сделка, прикрывающая внесение денег в уставной капитал.

 Схема с займами приводит к тому, что учредители перекладывают свой риск на кредиторов, которые такие риски нести не должны.

Поэтому требования учредителей, пусть и основанные на договорах займа, не подлежат включению в реестр.

«Акционеры общества обязаны направлять внутренние ресурсы на погашение внешних кредитов. Получив дивиденды, они не вправе предоставлять из этих средств займы обществу и в последующем претендовать на включение в реестр кредиторов», – объяснил Пермяков позицию ВС.

ООО «Ангарстрой»

Задолженность перед работниками ООО «Ангарстрой», подавшими заявления о признании его банкротом, в полном объеме погасил другой кредитор.

 Арбитражный суд Московского округа пришел к выводу, что в действиях этого кредитора прослеживаются явные признаки злоупотребления правом (ст.

10 ГК) – якобы, он преследует цель лишить граждан статуса заявителей по делу о банкротстве, в том числе в части полномочий по представлению кандидатуры арбитражного управляющего. ВС с ним не согласился (№ 305-ЭС16-15945).

Интерес кредитора состоит в наиболее полном погашении заявленных им требований за счет имущества должника. Именно для достижения этой цели кредитор использует предоставленные законом механизмы, в частности, возможности первого заявителя предложить кандидатуры арбитражного управляющего либо саморегулируемой организации управляющих.

«Коллегия по экономическим спорам сформировала ориентир для определения законности погашения требований кредиторов, которые инициировали процедуру банкротства. Это очень важно, так как погашение требований третьим лицом является распространенной практикой. В некоторых случаях, это не средство злоупотребления для контроля, а способ спасти предприятие», – рассказал Саримсоков.

ООО «Альтаир-Агро»

АО «Сбербанк» является мажоритарным кредитором ООО «Альтаир-Агро». В деле о банкротстве ООО «Альтаир-Агро» Сбербанк внес деньги на депозит нотариуса, после чего заявил о процессуальном правопреемстве в отношении первого заявителя.

Суды нижестоящих инстанций отказали банку в правопреемстве, посчитав, что его действия направлены на получение права предложения арбитражного управляющего и введения контролируемой процедуры банкротства.

При этом суды руководствовались позицией, ранее изложенной в Определении ВС (№ 302-ЭС16-2049), подчеркнув, что факт выкупа требования лишь первого заявителя в деле о банкротстве, а не всех иных кредиторов, явно свидетельствует о злоупотреблении правом.

ВС с таким подходом не согласился, отменил акты нижестоящих инстанций и отправил дело на новое рассмотрение. При этом он указал, что банк действовал как разумный участник оборота, желавший защитить свои интересы и опасавшийся утратить возможность влиять на процедуру несостоятельности должника (№ А03-6689/2016).

Если требование кредитора, осуществляющего выкуп требования первого заявителя в деле о банкротстве, в несколько раз превышает остальные требования, то его действия не могут быть квалифицированы как злоупотребление правом.

Кроме того, поведение кредитора, заявляющего после попыток выкупа требования о наличии цепочки уступок в пользу третьих лиц, свидетельствует о недобросовестности и влечет отказ в установлении правопреемства в пользу таких третьих лиц.

«Кейс особенно интересен в связи с огромным количеством вопросов, возникающих в судебной практике в части применения ст. 313 ГК, а также отсутствием единообразного подхода при квалификации поведения кредитора как недобросовестного», – считает Боброва.

ООО «ПКФ «Агрегат»

АО «Сбербанк» и ООО «ПКФ «Агрегат» заключили кредитный договор, в обеспечение которого был заключен договор залога недвижимого имущества. Условиями договора ипотеки предусмотрена ответственность заемщика в виде неустоек за различные нарушения его обязательств, также обеспеченных залогом этого имущества.

Правопреемник банка обратился в суд, требуя, в том числе, включить неустойку как обеспеченную залогом в связи с тем, что требования о взыскании неустойки не обладают преимуществом перед незалоговыми требованиями об уплате основного долга и процентов. Суды первых трех инстанций в этой части ему отказали. ВС занял противоположную позицию (№ 301-ЭС16-17271). 

Несмотря на то, что требование о взыскании неустоек, обеспеченное залогом, учитывается отдельно и подлежит удовлетворению после погашения основной суммы задолженности и процентов, оно имеет залоговое преимущество перед удовлетворением необеспеченных требований по санкциям.

АО «Строительное управление № 155»

АО «Строительное управление № 155» является застройщиком, и во время его банкротства была реализована госпрограмма помощи дольщикам/пайщикам (№ А41-1022/2016).

При банкротстве застройщика незаконченный объект, в котором граждане приобрели жилые помещения, надлежит достроить и передать дольщикам.

«В рамках этого проекта наша коллегия адвокатов принимала участие в разработке изменений и дополнений в закон о банкротстве в части формирования, упорядочения и детализации процедуры банкротства застройщиков», – рассказала партнер КА «Юков и партнеры» Виктория Даудрих. Интересно, что ориентировочная стоимость банкротства общества с учетом долгов группы компаний СУ-155 составляет более 50 млрд руб.

ИП Татьяна Михеева

В рамках дела о банкротстве ИП Татьяны Михеевой ПАО «Промсвязьбанк» обратилось в арбитражный суд с заявлением о включении его требования в реестр. Нижестоящие инстанции указали на наличие долга и удовлетворили требование банка.

ВС с ними не согласился.

Он счел, что не были исследованы внутригрупповые отношения между кредитором и должником, а также иными лицами, в то время как такие отношения свидетельствовали о наличии общих экономических интересов (№ А12-45751/2015).

Лицо, у которого обнаружены признаки аффилированности, должно раскрыть экономические мотивы своего поведения в рамках сделки.

Выявление в таком поведении признаков злоупотребления правом (фиктивность сделки, отсутствие экономической нужды в ее совершении как со стороны должника, так и со стороны кредитора) является достаточным основанием для отказа во включении требований кредитора в реестр.

«Этот вывод является развитием идеи, ранее выраженной ВС (№ 308-ЭС16-1475) – о том, что в банкротных делах нужно доказывать общность интересов не только через юридическую, но и через фактическую аффилированность.

Определение ВС по делу Михеевой является подтверждением того, что все критерии аффилированности, в том числе установленные антимонопольным законодательством, применимы при рассмотрении банкротных дел», – пояснил руководитель практики банкротства ЮФ «Инфралекс» Станислав Петров.

Олег Михеев 

Олег Михеев взял кредит под поручительство ряда компаний, участником которых он является, однако рассчитаться с долгом не смог и приступил к банкротству. При этом часть кредита все же была погашена, но не самим должником, а его племянником и сестрой, которые впоследствии со ссылкой на ст. 313 ГК обратились с требованиями о включении в реестр на сумму погашенной задолженности.

Суды первых трех инстанций включили их требования в реестр, не усмотрев ничего предосудительного в аффилированности с должником.

ВС с ними не согласился и пришел к выводу, что действия должника, который вместо того, чтобы погашать долг самостоятельно, просил делать это своих родственников, могут отвечать признакам злоупотребления права. В силу ст.

10 ГК это является основанием для отказа в удовлетворении требований кредиторов (№ А12-45752/2015).

Суды могут отказать во включении в реестр требований аффилированных кредиторов, если обстоятельства возникновения долга явно указывают на то, что он формировался исключительно с целью повлиять на ход процедуры в интересах должника.

«ВС в этом деле сформулировал во многом революционную для российского права позицию.

 Ранее суды придерживались иного подхода, что нередко приводило к печальным последствиям: аффилированные с должником кредиторы утверждали мировое соглашение на крайне невыгодных независимым кредиторам условиях или иным образом препятствовали защите интересов независимых кредиторов», – рассказала юрист «Хренов и партнеры» Софья Карпенкова.

Александр Волков

Александр Волков обратился в арбитражный суд с заявлением о признании его банкротом. Впоследствии суд первой инстанции прекратил производство по делу о банкротстве, апелляция и кассация его поддержали.

Во-первых, у должника не было имущества, за счет которого хотя бы частично могла быть погашена накопившаяся задолженность. Во-вторых, у него не было денег для возмещения всех судебных расходов на проведение процедуры реализации имущества.

Однако ВС не согласился с таким подходом и отправил дело на новое рассмотрение (№ А70-14095/2015).

Один лишь факт подачи гражданином заявления о его банкротстве нельзя признать безусловном свидетельством недобросовестности, направленным лишь на судебное списание долгов. Отсутствие у должника-гражданина имущества, подлежащего включению в конкурсную массу, не является основанием для прекращения производства по делу о несостоятельности.

«Этот кейс подчеркивает возможность проведения процедур банкротства граждан вне зависимости от наличия или отсутствия у них имущества. ВС сделал важное уточнение о возможности должников прибегать к помощи третьих лиц при поиске источников финансирования процедуры банкротства», – пояснила Боброва.

«Эта правовая позиция является достаточно социально значимой, так как с момента введения института банкротства граждан его доступность была затруднительной и по финансовым причинам, и по правовым.

Определение ВС снизит барьеры в применении процедуры банкротства для граждан», – считает Саримсоков.

Источник: Право.ru

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector