Суд решит, вправе ли следователь не пустить адвоката на обыск

Суд решит, вправе ли следователь не пустить адвоката на обыскКоллаж: Legal.Report

Верховный суд РФ в новом обзоре судебной практики напомнил, что обыски в домах или офисах адвокатов должны быть предметом особенно строгого контроля. ВС указал на то, что суд должен отказать в удовлетворении ходатайства о проведении следственных действий, которые связаны с ограничением конституционных прав человека, если они не являются необходимыми для конкретного дела и соразмерными преследуемой цели.

В обзоре приводится пример, когда суд ЯНАО отменил постановление районного суда, который удовлетворил ходатайство следователя о разрешении осмотра персонального компьютера адвоката. При этом апелляционная инстанция сослалась на правовые позиции ЕСПЧ.

Апелляция указала, что в деле «Колесниченко против РФ» ЕСПЧ усмотрел нарушение Конвенции о защите прав человека и основных свобод в том, что суд разрешил следственному органу провести обыски в жилище и конторе адвоката.

Последний не подозревался в совершении какого-либо преступления, а был защитником обвиняемого. Во время обыска не соблюдались гарантии от вмешательства в профессиональные секреты, и они были затронуты в степени, несоразмерной преследуемой цели.

ЕСПЧ пришел к выводу, что без достаточных оснований это не было необходимо.

По мнению апелляционной инстанции, для проведения обыска в отношении адвоката необходимо конкретизировать отыскиваемый объект. Это позволит исключить необоснованное обследование, изъятие предметов и документов, которые не указаны в судебном решении и содержатся в материалах адвокатского производства по делам других его клиентов.

Эти гарантии, с точки зрения суда, направлены на то, чтобы исключить явную несоразмерность мер расследования и назначения уголовного судопроизводства, нарушение баланса между интересами общества и необходимыми условиями защиты основных прав личности, а также на реализацию гарантии более эффективной защиты субъективных гражданских прав и скорейшего доступа к правосудию.

Однако ни следователь, ни суд не привели каких-либо фактических обстоятельств, позволивших им прийти к выводу, что отношения между адвокатом и ее доверителем выходили за рамки оказания профессиональной юридической помощи. Одной лишь убежденности следствия, не основанной на фактах, недостаточно для разрешения проведения следственных действий, которые ставят под угрозу гарантируемые Конституцией презумпцию невиновности и право на защиту.

Адвокат при обыске: полезные советы специалиста

Суд решит, вправе ли следователь не пустить адвоката на обыск

К сожалению, с обыском может столкнуться любая, даже вполне законопослушная компания. Поводом для визита правоохранителей может стать, к примеру, сотрудничество с неблагонадежным контрагентом, оговор конкурентов и т.д. Нередкими являются и случаи, когда желающие незаконно обогатиться сотрудники правоохранительных органов искусственно привязывают организацию к уголовному делу, к которому данная организация не имеет никакого отношения (весной 2019 года при аналогичных обстоятельствах были задержаны следователь и начальник следственного отдела на воздушном и водном транспорте ММСУТ Следственного комитета РФ, которые изъяли ювелирную продукцию у организаций и через знакомого адвоката требовали выплаты им нескольких десятков миллионов рублей для возвращения изъятого в ходе обысков). Поэтому руководителям компаний будет нелишним взять на заметку несколько полезных советов, которые могут помочь пережить это следственное мероприятие с минимальными потерями.

  1. Перед тем, как пускать правоохранителей в помещение, проверьте их служебные удостоверения и попросите показать постановление о производстве обыска (должно быть подписано следователем).
  2. Не оказывайте необоснованного сопротивления сотрудникам правоохранительных органов: в случае нападения на них правоохранители могут применить силу и спецсредства. Сохраняйте спокойствие и выполняйте требования силовиков.
  3. Во избежание порчи имущества рекомендуется добровольно открывать замки и двери. Даже если правоохранители не смогут вскрыть, к примеру, сейф на месте, они всегда могут транспортировать его к специалисту.
  4. Следите за тем, чтобы правоохранители не разбредались по комнатам, не оставались в помещении одни: всегда существует риск подбрасывания предметов.
  5. Если представители правоохранительных органов желают изъять компьютерную технику, заявите ходатайство о копировании информации, содержащейся на ней. Процесс копирования должен осуществлять специалист. Однако помните, что в некоторых случаях следователи отказывают в удовлетворении такого ходатайства (например, если посчитают, что скопированная информация может быть использована для совершения преступлений).
  6. При изъятии предметов, в особенности ценностей, требуйте, чтобы в протоколе были описаны индивидуальные признаки этих предметов (вес, мера, количество, номер и др.).
  7. Требуйте вручения Вам копии протокола обыска.
  8. О всех нарушениях при производстве обыска укажите в конце протокола обыска.
  9. В случае, если обыск производится без участия следователя или дознавателя, подписавшего постановление, проверьте, указан ли сотрудник, производящий обыск, в самом постановлении о производстве обыска или есть ли у него поручение за подписью следователя о производстве обыска. Помните, что постановление о производстве обыска не даёт право на производство обыска любому сотруднику, не уполномоченному на производство данного следственного действия.
  10. Обеспечьте присутствие на обыске своего представителя в качестве лица, в чьём помещении производится обыск.

Но самый главный совет заключается в том, что на обыск крайне желательно пригласить уголовного адвоката, причем еще до того, как следственное мероприятие будет начато.

Как это сделать, ведь правоохранители никогда не предупреждают о своем визите? Для этого Вы можете попросить следователя дать Вам 20-30 минут на то, чтобы приготовиться к обыску.

Это время необходимо использовать для того, чтобы вызвать адвоката (именно поэтому телефон специалиста всегда должен быть в списке контактов руководителя любой организации). Если следователь Вам откажет, все равно вызовете адвоката.

В большинстве случаев следователи допускают адвоката для участия в обыске, но нередко адвоката не допускают по причине того, что обыск уже начат, а законом не предусмотрена возможность прерывания следственного действия для допуска нового участника (данное положение весьма спорно, поэтому при должной настойчивости убедить сотрудников в необходимости допуска адвоката удаётся).

Адвокат при обыске проследит за тем, чтобы права его Доверителя неукоснительно соблюдались. Психологическое давление, физическая сила и другие противоправные приемы правоохранители не рискнут применять, если интересы обыскиваемого защищает адвокат.

Кроме того, представителей правоохранительных факторов дисциплинирует сам факт присутствуя защитника, который может вести фиксацию процесса обыска на свои электронные устройства. При допущенных нарушениях адвокат укажет о них в протоколе обыска.

По завершении обыска адвокат может обжаловать как само постановление в части его законности и обоснованности, так и процесс производства обыска, а допущенные нарушения могут явиться основанием для исключения протокола обыска в качестве недопустимого доказательства, а также для возврата изъятых предметов и документов.

Изъятые при обыске предметы и документы зачастую длительное время хранятся при деле без осмотра и принятия решения о приобщении в качестве вещественных доказательств.

Поданная адвокатом жалоба в подобных случаях позволит признать факт нарушения разумности сроков уголовного судопроизводства, в результате чего на основании требования прокурора или судебного решения предметы и документы будут возвращены их владельцу.

Следователей заставляют допускать адвокатов на обыски

Бизнес-омбудсмен хочет внести уточнения в УПК

Подмосковный бизнес-омбудсмен Владимир Головнёв, Федеральный союз адвокатов и АП Мособласти совместно предложили новое решение проблемы недопуска адвокатов на обыск.

Они разработали поправки в УПК, обязывающие следователей допускать защитника «с момента прибытия на обыск».

Проект уже направлен федеральному уполномоченному по правам предпринимателей Борису Титову с предложением внести его в Госдуму.

Советник бизнес-омбудсмена Московской области Юлия Мартынова рассказала «Улице», что проект предполагает внесение изменений ст. 182 УПК (Основания и порядок производства обыска).

Её предлагают дополнить таким пунктом: «Участие защитника, а также адвоката, представляющего интересы лица, в помещении которого производится обыск, должно обеспечиваться следователем (или лицом, проводящим следственное действие), с момента их прибытия для участия в обыске».

Аналогичное требование планируют предусмотреть и для процедуры осмотра помещения или территории, которыми в последнее время часто «прикрывают» обыски.

Один из разработчиков поправок, адвокат Павел Дмитриенко, рассказал «Улице», что формально право воспользоваться услугами адвоката при обыске уже закреплено в ст. 182 УПК – но толкование этой нормы вызывает споры. «Если адвокат прибыл, его обязаны пустить к месту обыска, – пояснил он. – Но на практике доходит до конфликтов: адвокатам выкручивают руки, выгоняют из помещения».

Дмитриенко напомнил, что 14 января 2020 года Конституционный Суд в этом споре встал на сторону адвокатов: «Суд указал, что воспрепятствование присутствию адвоката в помещении, где ведётся обыск, признаётся нарушением прав владельца.

Однако позиция КС никак не повлияла на поведение следователей – жалобы на недопуск защитников на следственные действия продолжают поступать и в аппарат уполномоченного».

По мнению Дмитриенко, если обязанность пускать адвоката к месту обыска будет прямо прописана в законе, это устранит все возможности для двоякого толкования нормы.

Он также отметил, что в будущем необходимо поднять вопрос о проведении всех обысков только в присутствии адвоката – по аналогии с требованиями к процедуре проведения допроса. «В ходе обыска ограничиваются конституционные права граждан.

Человека застают врасплох, ему сложно собраться, – объяснил защитник. – Когда он потом подаёт жалобу в суд, ему говорят: “Почему вы не внесли замечания на действия следователя в протокол?” А откуда он мог знать, что они незаконны?».

Однако такая реформа УПК требует более детальной проработки механизма привлечения адвокатов по назначению, полагает Дмитриенко. Поэтому авторы пока что ограничились требованием допускать адвоката только в тех случаях, когда об этом попросит доверитель.

Опрошенные «Улицей» эксперты отнеслись к предложению неоднозначно. Они подтверждают наличие проблемы с допуском адвокатов на обыски, но не верят, что решить её можно с помощью уточнений в законе.

Советник АБ «Хорошев и партнёры» Александр Брестер отметил, что внесение в УПК прямой обязанности следователя допустить защитника на обыск «не будет лишней» – так больше шансов, что правоохранительные органы станут выполнять эту норму.

Но вообще у следователей и сейчас нет законных оснований не пустить адвоката для участия в обыске, отмечает эксперт.

Чаще всего защитник не может попасть на следственное действие не из-за прямого отказа следователя, а из-за отсутствия самой возможности вступить с ним в контакт: «Как бывало в нашей практике – адвокат стучится в дверь, а следователь потом говорит, что ему об этом не сообщали». С ним соглашается адвокат АБ «ЗКС» Андрей Гривцов: «Следователь скажет: “Да, я обязан пустить адвоката, но ко мне же никто не обращался”. А не обращался потому, что дверь закрыта на ключ изнутри».

Эксперты уверены, что менять нужно не УПК, а отношение власти к адвокатуре в целом. «Правоохранительные органы вспоминают, что адвокаты приносят пользу, только когда сами сталкиваются с уголовным преследованием, – иронизирует Гривцов. – До этого момента они им мешают.

Менять надо эту культуру отношения к адвокатам». Похожей позиции придерживается и Брестер: «Это вопрос решается с помощью очень простой установки: от адвоката не прятаться.

Пока такой установки нет, приходится каждый раз с боем доказывать, что адвокат был на месте – и поэтому его нужно было допустить к участию в следственном действии».

Бизнес-омбудсмен также поддержал предложения адвокатов решить проблему подмены гражданско-правовых отношений уголовным преследованием.

Читайте также:  Решение суда по иску Ш.И. к Ш.В. о взыскании суммы неосновательного обогащения

«Когда один предприниматель в арбитражном процессе выигрывает дело, второй бизнесмен, не желая смириться с проигрышем, привлекает к участию правоохранительные органы», – заявил Головнёв на заседании Общественного совета при уполномоченном 26 октября.

Он предложил закрепить в законе «положения о безусловном учёте судебных актов, которыми установлена действительность и реальность договорных обязательств между хозяйствующими субъектами».

По словам Дмитриенко, проект с предложениями адвокатов и Головнёва уже направили федеральному уполномоченному по правам предпринимателей Борису Титову. Адвокат надеется, что в случае одобрения Титов воспользуется имеющимися у него инструментами для внесения инициативы в Госдуму. Получить комментарий пресс-службы Титова «Улице» пока не удалось.

О статье 450.1 упк рф

ОСОБЕННОСТИ ПРОВЕДЕНИЯ У АДВОКАТА

ОБЫСКА, ВЫЕМКИ (ОСМОТРА В ОТНОШЕНИИ АДВОКАТА), В ТОМ ЧИСЛЕ В ЖИЛЫХ И СЛУЖЕБНЫХ ПОМЕЩЕНИЯХ В ПОРЯДКЕ СТ.АТЬИ 450.1 УПК РФ

            ЕСПЧ неоднократно выносил постановления, содержащие правовую позицию о недопустимости нарушения адвокатской тайны и отсутствия правовых (в том числе  процессуальных) гарантий, направленных на ее обеспечение, в том числе в ходе следственных действий, проводимых у адвокатов.

   Частью 3 ст. 8  ФЗ от 31.05.

2002 N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»  предусмотрено, что «Проведение оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий в отношении адвоката (в том числе в жилых и служебных помещениях, используемых им для осуществления адвокатской деятельности) допускается только на основании судебного решения». Однако со ссылкой на отсутствие аналогичной нормы в УПК РФ, данное требование или нарушалось, или судебные постановления о разрешении указанных действий не устанавливали каких-либо гарантий сохранения адвокатской тайны.

            В Определении от 8 ноября 2005 г. N 439-О «По жалобе граждан С.В. Бородина, В.Н. Буробина, А.В.

Быковского и других на нарушение конституционных прав статьями 7, 29,182 и 183 УПК РФ» Конституционный суд РФ разъяснил, что«…о безусловном приоритете норм уголовно-процессуального законодательства не может идти речь в случаях, когда в иных (УПК РФ, закрепляющего общие правила уголовного судопроизводства) законодательных актах устанавливаются дополнительные гарантии прав и законных интересов отдельных категорий лиц, обусловленные в том числе их особым правовым статусом…Разрешение в процессе правоприменения коллизий между различными правовыми актами должно осуществляться исходя из того, какой из этих актов предусматривает больший объем прав и свобод граждан и устанавливает более широкие их гарантии… федеральный законодатель … был вправе осуществить соответствующее регулирование не в отраслевом законодательстве, а в специальном законе, каковым является Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». … УПК Российской Федерации в части, касающейся определения оснований и порядка производства обыска, в отношении адвокатов, не содержат указания на обязательность судебного решения в качестве условия производства обыска в служебных помещениях, используемых для адвокатской деятельности. Это не означает, что ими исключается необходимость получения соответствующего судебного решения в случаях, предусмотренных пунктом 3 статьи 8 ФЗ РФ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

            Дальнейшее развитие данная тема получила в том числе, в Постановлении КС РФ от 17.12.2015 г. № 33-П  «По делу о проверке конституционности п. 7 ч.2 ст. 29, ч.4 ст. 165 и ч.1 ст. 182 УПК РФ в связи с жалобой граждан А.В. Баляна, М.С.

Дзюбы и других» где Конституционный суд РФ указал на гарантии при проведении обыска у адвоката:  обыск возможен только на основании судебного решения, в котором должны быть указаны конкретные объекты поиска (предмета, документа, материалов) и изъятия в ходе данного следственного действия и данные, служащие основанием для его проведения, с тем чтобы обыск не приводил к получению информации о тех клиентах, которые не имеют непосредственного отношения к уголовному делу; разъяснена недопустимость изучения (а тем более оглашения) содержимого документов, не включенных судом в число объектов данного следственного действия; в ходе обыска запрещается видео-, фото- и иная фиксация материалов адвокатских производств в той их части, которая составляет адвокатскую тайну; адвокат вправе добровольно выдать прямо указанные и конкретизированные в решении суда объекты, содержание которых не составляет адвокатскую тайну, что исключает необходимость их поиска,  а у следователя — объективно отпадает основание поиска указанных в судебном решении объектов.

            И наконец, 17.04.2017. в УПК РФ добавлена статья 450.1 УПК РФ, направленная на обеспечение гарантии соблюдения адвокатской тайны при проведении у адвоката обыска (выемки, осмотра).

            Какие гарантии сохранения адвокатской тайны установлены данной статьей?

            Обыск, осмотр и выемка в отношении адвоката (в том числе в жилых и служебных помещениях, используемых им для осуществления адвокатской деятельности), включая случаи, предусмотренные ч.5 ст.165 УПК РФ (в случаях, не терпящих отлагательства), производятся только:

— после возбуждения в отношении адвоката уголовного дела или привлечения его в качестве обвиняемого, если уголовное дело было возбуждено в отношении других лиц или по факту совершения деяния, содержащего признаки преступления,

— в порядке, установленном п.10 ч.1 статьи 448 УПК РФ (то есть руководителем следственного органа Следственного комитета Российской Федерации по субъекту Российской Федерации),

 — на основании постановления судьи о разрешении производства обыска, осмотра и (или) выемки, содержащего данные, служащие основанием для производства указанных следственных действий, а также конкретные отыскиваемые объекты. Изъятие иных объектов не допускается, за исключением предметов и документов, изъятых из оборота.

— в присутствии обеспечивающего неприкосновенность предметов и сведений, составляющих адвокатскую тайну, уполномоченного представителя адвокатской палаты.

— запрещается изъятие всего производства адвоката по делам его доверителей, а также фотографирование, киносъемка, видеозапись и иная фиксация материалов указанного производства.

До возбуждения делав отношении адвоката и до вынесения судьей постановления о разрешении производства следственного действия, допускается осмотр жилых и служебных помещений, используемых для осуществления адвокатской деятельности, но только в случае, если в указанных помещениях обнаружены признаки совершения преступления. В таком случае осмотр места происшествия без участия уполномоченного представителя адвокатской палаты допускается только при невозможности обеспечения его участия.

  • Обращаем внимание, что контактные данные представителей размещены на сайте адвокатской палаты Красноярского края, что предполагает возможность обеспечить их участие в осмотре.
  • Вопрос о том, каким образом возможно обнаружить признаки совершения преступления жилых и служебных помещениях адвоката без их осмотра УПК РФ не раскрывает.
  •             Какова цель участия представителя совета адвокатской палаты?

— фиксация наличия необходимых судебных постановлений и их соответствия требованиям ст. 450.1 УПК РФ;

  1. — ознакомление с документами на предмет их относимости к адвокатскому досье адвоката и доведение выводов до сведения участников следственного действия;
  2. — фиксация нарушений адвокатской тайны при проведении следственных действий и их внесение в протокол.
  3. В дальнейшем зафиксированные нарушения могут стать основанием для обжалования постановления суда об обыске и действий следователя и участвующих в обыске лиц, а полученных в ходе обыска доказательств — недопустимыми.
  4.             Как это происходит?

            Следователь уведомляет уполномоченного представителя о необходимости участия в следственном действии, сообщив время и место встречи, откуда все проследуют к месту его проведения. Фамиля адвоката и адрес места проведения обыска не сообщается.

            В ходе следственного действия уполномоченный представитель осуществляет действия, направленные на достижение целей и реализацию гарантий, предусмотренных ст. 450.1 УПК РФ.

            Рекомендации адвокатам по обеспечению адвокатской тайны и по действиям при проведении обыска (выемки, осмотра), а также обследования можно посмотреть здесь.

            Примерный алгоритм действий уполномоченного представителя описан в Рекомендациях, разработанных КЗППА Адвокатской палаты Красноярского края.

            СПРАВОЧНО: На дату подготовки настоящей статьи (01.06.2019 года) следственные органы (во всех случаях следователи следственного комитета) обращались к представителям Адвокатской палаты для участия в обыске 4 раза, в том числе для участия в обыске в ночное время.

При этом уполномоченных приглашали в том числе для обысков автомобилей адвокатов. Существенных конфликтных ситуаций в связи с нарушением адвокатской тайны при проведении обысков до настоящего времени не возникало т.к.

никакие материалы адвокатских производств не изымались, их содержание техническими средствами не фиксировалось.

            При этом обращает внимание факт несоблюдения судебными органами требований ст. 450.1 УПК РФ о конкретизации отыскиваемых объектов.

            Фактов обжалования судебных постановлений о производстве обыска у адвокатов или действий при производстве обыска на территории Красноярского края не зафиксировано. В других регионах такие факты имеются. 

            Примечание. Не смотря на отсутствие прямого указания в ФЗ РФ «Об оперативно-розыскной деятельности», полагаем, что с учетом подтверждения ранее выработанных  правовых позиций в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 11.04.

2019 N 863-О, а также позиции ЕСПЧ и требований международных правовых актов  о приоритетном действии нормы ст.

8 ФЗ РФ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», как специально предназначенной для регулирования соответствующих отношений, нет разумных оснований полагать, что адвокатская тайна при проведении ОРМ в отношении адвоката должна быть обеспечена защитой в меньшей степени, чем при проведении следственных действий (как минимум в части требований к содержанию судебного акта о разрешении ОРМ и присутствия при проведении ОРМ в отношении адвоката представителя адвокатской палаты. В этой связи рекомендуем заявлять ходатайство о присутствии уполномоченного представителя адвокатской палаты, а в протоколе (акте) обследования и изъятия фиксировать факт отказа в приглашении/допуске уполномоченного представителя, отсутствие в судебном решении о проведении обследования указания на конкретные основания ОРМ и указания на конкретные отыскиваемые объекты,  а также на иные нарушения адвокатской тайны, допущенные в ходе обследования. 

Суд решит, вправе ли следователь не пустить адвоката на обыск

Утром 23 мая на территорию одного из челябинских предприятий ворвалась «вооруженная группа лиц на транспорте без опознавательных знаков», пишет «Адвокатская газета».

Они повредили имущество на контрольно-пропускном пункте.

Оказалось, что это были росгвардейцы во главе со следователем Антоном Корлыхановым — они явились для проведения обыска по уголовному делу по факту загрязнения воздуха.

Читайте также:  Если уже подписал постановление по делу об административном правонарушении, могу его обжаловать?

Адвокат Михаил Кириенко прибыл на место уже после начала обыска и предъявил следователю ордер, согласно которому ему было поручено представлять интересы предприятия и его главного юриста.

Он также предоставил письменное ходатайство о допуске его к участию в обысках. Но следователь Елена Батуева отказалась пустить защитника и пообещала рассмотреть его ходатайство в течение трех дней.

Спустя неделю Кириенко не пустили к участию в обыске в других помещениях фирмы.

Адвокат обратился в Центральный районный суд Челябинска с требованием признать действия следствия по обыску незаконными, но безуспешно.

Суд встал на сторону следователей, которые заверили — адвокат мог воспрепятствовать проведению обыска, потому его и не пустили. Суд указал — обязательное присутствие адвоката при проведении обыска в помещении организации законом не предусмотрено.

Следователь не обязан обеспечить участие адвоката в обыске, а это значит, что в этой ситуации правоохранители не нарушили закон.

Кириенко обжаловал решение в Челябинском областном суде. Он согласен с тем, что следователь не обязан был обеспечить его участие, как, например, при предъявлении обвинения. «Но запрещать адвокату участие при явке и тем более воспрепятствовать его присутствию следователь не имеет права, так как это прямое нарушение положения ст.

48 Конституции, ст. 182 УПК, которая в равной степени гарантирует право на квалифицированную юридическую помощь физическим и юридическим лицам, тем более если их интересы затрагиваются следственными мероприятиями непосредственно, и присутствие представителя при обыске», — рассказал адвокат об основном аргументе своей жалобы.

В апелляционной жалобе адвокат также сделал акцент на том, что следователь не пустил не только адвоката юрлица, но и защитника гендиректора предприятия. «Если руководитель предприятия как гражданин обратился к адвокату, следователь согласно ст.

11 УПК обязан обеспечить реализацию его права, тем более адвокат прибыл к месту производства обыска», — считает Кириенко.

Он также напомнил о позиции Конституционного суда, который неоднократно указывал: проведение обыска, в случае если он уже начат, не исключает участия явившегося адвоката.

Источник: https://pravo.ru/news/204511/

Юридические услуги уголовного адвоката при обыске (выемке) в квартире

Обыскивают квартиру, как правило, — неожиданно. Правоохранительные органы заинтересованы в том, чтобы подозреваемый не успел скрыть документы и предметы, важные для следствия. Поэтому обыск почти всегда начинается без присутствия адвоката — специалиста просто не успевают вызвать.

Учтите, что Вы имеете право на участие защитника сразу же, как только с Вами начали контактировать сотрудники МВД, ФСБ или Следственного комитета! Неважно, возбуждено уголовное дело или не возбуждено, предъявлено ли Вам при этом обвинение или Вас пока просто подозревают в совершении преступления. Даже если должностные лица просто проводят доследственную проверку, в любом случае Вы имеете право на защиту, которое может быть реализовано путём получения юридической консультации или посредством приглашения адвоката для участия в процессуальном мероприятии.

Если к Вам в квартиру пришли с обыском, независимо от времени суток обратитесь в АК «Судебный адвокат». Круглосуточный телефон дежурного адвоката: +7 (926) 237-30-44. Звоните, и специалист сразу же выедет к месту обыска!

Если при производстве обыска (выемки) не связаться с адвокатом

Если Вы не успели вызвать адвоката заранее — до начала обыска, то пока обыск не будет завершен, Вам, возможно, пригласить защитника не удастся, т.к. следователь вправе изъять у Вас телефон и запретить доступ к компьютерной технике.

И даже если Вам или иному лицу удастся дозвониться до адвоката после начала обыска, сотрудники правоохранительных органов могут на вполне законных основаниях запретить защитнику входить в квартиру.

Связано это с тем, что действующее законодательство не обязывает следователя или дознавателя прерывать производство уже начатого следственного действия, в частности обыска, для допуска новых участников. Если адвокат прибудет до начала обыска, то есть до момента объявления постановления следователя о производстве обыска лицу, у которого производится обыск, то его допустить обязаны.

В случае прибытия адвоката после начала обыска, вопрос о его допуске решается следователем или дознавателем, и при отказе законных способов повлиять на изменение принятого решения не существует.

Поэтому, если Вам адвоката вызвать не удастся, либо следователь запретит ему доступ в квартиру в связи с прибытием после начала обыска, то пока обыск не будет завершен и адвокат не сможет пообщаться с Вами, придется заняться своей защитой самостоятельно:

  • Попросите следователя/дознавателя предъявить удостоверение и документ, являющийся основанием для обыска. Таким документом является решение суда или в исключительных случаях постановление следователя.
  • Удостоверьтесь в том, что обыск проводится именно тем следователем или дознавателем, который вынес постановление об обыске или указан в решении суда о производстве обыска в жилище. Если с обыском пришёл оперативный сотрудник или иной следователь или дознаватель, Вам должны предъявить поручение о производстве обыска или постановление о производстве следствия следственной группой, в которых должно быть названо лицо, которое пришло с обыском, с указанием его фамилии, должности и звания.
  • Заявите о своем праве на адвоката.
  • Проверьте наличие понятых. Следите за тем, чтобы сотрудники полиции и понятые всегда находились в одном помещении и безнадзорно не расходились по квартире. Понятые смогут покинуть квартиру только после окончания обыска и подписания составленного протокола.
  • Проявите добрую волю, сообщите следствию, что Вы готовы открыть любые двери и замки. Это убережет ваше жилье и имущество в ходе обыска.
  • Просмотрите все изымаемые документы и электронные носители. Имейте в виду, что электронные носители информации подлежат изъятию специалистом. При этом Вы вправе ходатайствовать о том, чтобы специалист сделал копию информации с изымаемых носителей и предоставил её Вам или законному владельцу данной информации. Если специалист при изъятии электронных носителей информации отсутствовал или Вам было отказано в копировании информации, занесите сведения об этом в протокол обыска. 
  • Проконтролируйте, чтобы все изъятые у Вас предметы и документы были надежно упакованы, опечатаны, скреплены подписями всех участвующих лиц и описаны в протоколе.
  • Если в ходе обыска нарушались Ваши законные требования, сделайте об этом пометку в протоколе.
  • Копию протокола возьмите себе. Об этом будет сделана отметка в протоколе обыска. Требуйте, чтобы это была копия на бумажном носителе с полностью составленного и подписанного всеми участниками обыска протокола.
  • По завершении производства обыска (выемки) дождитесь адвоката и проконсультируйтесь о дальнейших действиях.

Независимо от того — насколько хорошо Вы знакомы с законом, бывали ли раньше у Вас обыски, считаете ли Вы себя из-за невиновности в абсолютной безопасности — все равно подстрахуйтесь! Если правоохранительные органы заинтересовались Вами, значит Вы уже рискуете оказаться подозреваемым или даже обвиняемым. Заранее договоритесь с адвокатом о Ваших действиях по обеспечению его участия в случае, если к Вам придут с обыском. В идеале лучше не открывать дверь сотрудникам правоохранительных органов до прибытия адвоката. Но и не стоит этим сильно злоупотреблять, так как выждав определенное время (на практике в среднем от часа до двух), правоохранители примут меры для вскрытия двери и обеспечения доступа в обыскиваемое помещение. В исключительных случаях штурм помещения может начаться уже после первого отказа открыть дверь.

Звоните, и мы защитим ваши права и интересы в ходе обыска. Если по каким-то причинам на место обыска адвокату попасть не удастся, воспользуйтесь нашей последующей поддержкой.

Наши телефоны: (495) 924-68-42 (926) 237‑30‑44. E-mail: [email protected] Дежурный адвокат на связи круглосуточно и готов выехать на место производства обыска (выемки). 

Проведенный без судебного акта обыск помещения, часть которого занимает адвокат, признан законным

Председатель Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП Краснодарского края Ростислав Хмыров сообщил, что Комиссия обжалует судебные акты в кассационном порядке. Он предположил, что высока вероятность снова потерпеть неудачу. По его словам, на этот случай Комиссия приступила к подготовке жалобы в ЕСПЧ

Как сообщил «АГ» председатель Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП Краснодарского края Ростислав Хмыров, Комиссия в ближайшее время планирует обжаловать постановления первой инстанции и апелляции, которыми был признан законным обыск в помещении, часть которого занимает адвокат, без наличия санкции суда на это.

История вопроса

Организация «С.» заключила с адвокатом АП Краснодарского края Алексеем Карпенко договор юридического обслуживания, по которому адвокат получил право использовать для своей профессиональной деятельности часть помещения, принадлежащего указанной фирме.

Позднее в данном кабинете без судебного постановления был проведен обыск у компании «С.» в связи с наличием у следователя информации о нахождении там документов и материалов, которые могут иметь отношение к уголовному делу, возбужденному в отношении другого доверителя Алексея Карпенко.

Адвокат и Комиссия по защите профессиональных прав адвокатов АП Краснодарского края посчитали следственное действие незаконным, однако две инстанции отклонили их доводы, признав обыск проведенным в соответствии с УПК.

Обыск в кабинете адвоката

В производстве второго отдела по расследованию особо важных дел о преступлениях против государственной власти и в сфере экономики СУ СКР по Краснодарскому краю находится уголовное дело, возбужденное в отношении Н. по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 201 УК РФ (злоупотребление лицом, выполняющим управленческие функции, своими полномочиями, повлекшее тяжкие последствия).

26 июня 2019 г. старший следователь вынес постановление о производстве обыска в случаях, не терпящих отлагательств.

Как указано в документе, из предоставленных органом дознания результатов ОРД следовало, что по месту фактического нахождения сторонней коммерческой организации «С.

» могут находиться документы, свидетельствующие о преступной деятельности гражданина Н. и других лиц, в том числе П. – директора компании «С.».

Следователь указал в постановлении, что, согласно ответу вице-президента АП Краснодарского края, по указанному адресу не зарегистрированы «адвокатские образования (адвокатские кабинеты) с местом осуществления в них адвокатской деятельности членами АП Краснодарского края».

Вместе с тем, отметил следователь, на двери кабинета, который является частью помещения, где планируется проведение обыска, имеется табличка «Адвокат Карпенко Алексей Викторович». Указанная информация подтверждалась и материалами дела. Однако следователь решил, что в целях изъятия информации, имеющей значение для уголовного дела, обыск провести возможно.

«Получение разрешения Октябрьского районного суда г.

Краснодара о производстве обыска в служебных помещениях, используемых адвокатом для осуществления адвокатской деятельности, нецелесообразно в связи с тем, что предметы, документы и сведения, содержащиеся в электронных носителях информации, имеющие значение для уголовного дела, могут быть утрачены или уничтожены, то есть промедление в производстве обыска может повлечь утрату доказательств», – пояснил следователь.

Читайте также:  Незаконное увольнение с работы: что делать, куда обращаться, ответственность работодателя по ТК РФ

Обыск был произведен 26 июня. Для участия в следственном действии был вызван представитель АП Краснодарского края Бек Долаков, который счел, что обыск производился с нарушением установленного порядка.

В своих замечаниях представитель палаты указал, что после предоставления ему постановления о проведении обыска в случаях, не терпящих отлагательств, он предъявил следователю заверенную копию договора, согласно которому данный кабинет используется адвокатом Алексеем Карпенко.

Бек Долаков напомнил следователю, что на соответствующее помещение распространяется понятие адвокатской тайны, а также что обыск в нем не может производиться без постановления суда.

Представитель адвокатской палаты также обратил внимание на невозможность проведения обыска в помещениях, занимаемых адвокатами и адвокатскими объединениями, кроме как в случаях возбуждения уголовного дела в отношении адвоката или предъявления ему обвинения. Однако следователь проигнорировал эти доводы.

В замечаниях к протоколу Бек Долаков указал, что в ходе обыска оперативники и следователь изучали все документы, находящиеся в кабинете, в том числе относящиеся к деятельности адвоката Алексея Карпенко, и, соответственно, нарушили как адвокатскую тайну, так и конституционное право доверителей адвоката на защиту.

Представитель АП Краснодарского края также отметил, что по результатам обыска был изъят компьютер, принадлежащий фирме «Т.», которая использует часть того же помещения на основании договора субаренды. При этом, по словам Бека Долакова, изъятие происходило без участия представителя данного юрлица.

Адвокат направил обращение в АП Краснодарского края

27 июня АП Краснодарского края зарегистрировала обращение Алексея Карпенко. Адвокат сообщил, что 26 июня, в 11:50, его кабинет был вскрыт следователем, несмотря на замечания представителя адвокатской палаты о недопустимости проведения обыска. Сам Алексей Карпенко приехал через 10 минут после начала следственного действия.

Адвокат пояснил, что попытался передать следователю договор оказания юридических услуг, в котором было условие о предоставлении ему данного кабинета, а также договор субаренды помещения, согласно которому вторую часть кабинета занимает организация «Т.», которая находится у него на обслуживании.

Как указано в обращении, следователь отказался принимать договоры, после чего «изъял какие-то документы, в количестве более 130 страниц, не описывая их по индивидуально определенным признакам, изъял компьютер».

При этом, по словам адвоката, его рабочий стол и компьютер досматривать не стали.

Алексей Карпенко также отметил, что после вручения ему копии протокола обыска следователь в присутствии всех участников следственного действия уведомил адвоката о вызове его на допрос в качестве свидетеля.

В своем обращении Алексей Карпенко указал, что действия следователя незаконны, поскольку он защищает интересы П. и Н. Адвокат пояснил, что П. является директором компании «С.», в отношении которой проводился обыск, а Н.

– лицом, в отношении которого возбуждено уголовное дело, в рамках которого обыскивали принадлежащее фирме «С.» помещение. Адвокат посчитал, что следствие оказывает на него психологическое давление.

Он также обратил внимание палаты на тот факт, что в случае допроса утратит статус защитника указанных лиц.

Алексей Карпенко подчеркнул, что в соответствии с ч. 2 ст.

8 Закона об адвокатской деятельности адвокат не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием. Он также упомянул о том, что как защитник Н. и П.

не ходатайствовал о допросе в качестве свидетеля, указанные граждане также не заявляли о возможности раскрытия их защитником адвокатской тайны. Поэтому, подытожил Алексей Карпенко, основания для его допроса отсутствуют.

Районный суд согласился с законностью обыска

Уже 28 июня Октябрьский районный суд г. Краснодара подтвердил законность обыска.

Обосновывая свои выводы, первая инстанция указала, что, согласно ответу АП Краснодарского края, адвокатские образования (адвокатские кабинеты) с местом осуществления в них адвокатской деятельности членами указанной палаты по адресу проведения обыска не зарегистрированы. При этом в материалы дела представлен договор субаренды, по которому фирма «С.» предоставила компании «Т.» в срочное владение и пользование часть обыскиваемого помещения.

Суд подчеркнул, что следователь обыскивал стол, который не являлся рабочим столом адвоката, при этом изъятые компьютеры и документы также не были связаны с деятельностью Алексея Карпенко.

АП КК посчитала права адвоката нарушенными

5 июля Комиссия по защите профессиональных прав адвокатов АП Краснодарского края в своем заключении констатировала нарушение прав Алексея Карпенко, которое выразилось в незаконном производстве обыска в его служебном помещении.

Комиссия отметила, что обыск был произведен без предварительного получения постановления суда.

Районный суд признал следственное действие законным, однако материалы дела не содержали ни постановления о возбуждении уголовного дела в отношении адвоката, ни постановления о привлечении его в качестве обвиняемого, ни других доказательств, подтверждающих обоснованность производства обыска служебного кабинета адвоката. Более того, как указала Комиссия, какая-либо оценка законности указанного следственного действия в постановлении Октябрьского районного суда отсутствует.

В обоснование своих выводов Комиссия также сослалась на п. 3 ст. 8 Закона об адвокатской деятельности, в соответствии с которым проведение следственных действий, включая производство всех видов обыска, в отношении адвоката допускается только по судебному решению.

  • КС: допрос адвоката в качестве свидетеля по делу подзащитного без санкции суда не может вести к его отводу
  • Суд подчеркнул, что последующий судебный контроль зачастую не способен восстановить нарушенное право доверителя адвоката на юридическую помощь
  • 16 Мая 2019 

Комиссия упомянула Определение Конституционного Суда от 11 апреля 2019 г. № 863-О, согласно которому, если с учетом положений закона осуществление в отношении адвоката следственных действий возможно, то обыск, осмотр и выемка в его отношении допускаются только при наличии предварительного судебного решения, как того требуют п. 52 ч. 2 ст. 29 и ст. 450.1 УПК.

Как указано в заключении, Октябрьский районный суд оставил вопрос нарушения адвокатской тайны без внимания и не дал ему оценку в своем постановлении. Это, по мнению Комиссии, «дискредитирует всю судебную систему Российской Федерации».

Апелляция подтвердила выводы первой инстанции

8 июля председатель Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП КК Ростислав Хмыров подал в Краснодарский краевой суд апелляционную жалобу, в основу которой было положено заключение от 5 июля.

Ростислав Хмыров также обратил внимание суда на тот факт, что, обосновывая необходимость проведения обыска, следователь в своем постановлении сослался на результаты ОРД, которые дали ему основания предположить наличие по адресу, где позднее был проведен обыск, сведений, имеющих значение для уголовного дела. Однако при этом, как отмечено в апелляционной жалобе, в материалах, на основании которых Октябрьский районный суд признал следственное действие законным, не было ни самих результатов ОРМ, ни постановления об их рассекречивании.

Кроме того, председатель Комиссии указал, что Алексей Карпенко не был приглашен в судебное заседание для обсуждения вопроса о законности обыска, несмотря на то что он заблаговременно подавал ходатайство об этом на имя председателя суда.

Ростислав Хмыров подчеркнул, что до начала обыска Бек Долаков предоставил следователю заверенную копию договора юридического обслуживания, из которой следовало, что обыскиваемый кабинет является служебным помещением адвоката. При этом суд первой инстанции не оценил ни данный договор, ни действия следователя, который проигнорировал указанный документ и провел обыск.

Адвокат Алексей Карпенко также подал апелляционную жалобу, в которой, в частности, указал, что не был извещен о дате судебного заседания в первой инстанции.

Краснодарский краевой суд изучил договор юридического обслуживания, заключенный между фирмой «С.» и Алексеем Карпенко, на основании которого адвокату была предоставлена часть обыскиваемого помещения. Апелляция заметила, что соглашение датировано 15 октября 2018 г., при этом в его тексте указано, что оно действует по 31 декабря 2013 г.

Краевой суд решил, что выводы первой инстанции основаны на доказательствах, непосредственно исследованных в судебном заседании, поэтому доводы апелляционных жалоб были признаны судом несостоятельными и необоснованными.

Апелляция посчитала, что при производстве обыска не был нарушен УПК, поскольку постановление о его проведении было вынесено уполномоченным должностным лицом.

Краевой суд подчеркнул, что следственное действие не было направлено на получение документов и материалов, содержащих адвокатскую тайну, поскольку обыск проводился по факту преступной деятельности иных лиц в их рабочем кабинете.

По мнению апелляции, именно присутствующий при проведении следственного действия представитель адвокатской палаты был обязан обеспечить соблюдение адвокатской тайны.

Суд также отклонил довод Алексея Карпенко о том, что ему не была обеспечена возможность участия в заседании первой инстанции. Апелляция решила, что это не может служить основанием для отмены постановления нижестоящего суда, поскольку адвокат воспользовался указанным правом при рассмотрении дела Краснодарским краевым судом, который подтвердил отсутствие нарушений УПК при проведении обыска.

5 сентября, завершив анализ материалов дела, вторая инстанция вынесла апелляционное определение, в котором согласилась с законностью и обоснованностью постановления Октябрьского районного суда.

Планы по кассационному обжалованию и обращению в ЕСПЧ

Ростислав Хмыров сообщил «АГ», что апелляционное постановление в полном объеме удалось получить только 30 сентября. По его словам, в настоящий момент Комиссия готовится к кассационному обжалованию.

«Мы понимаем, что, скорее всего, добиться признания обыска незаконным в российских судах не удастся.

Поэтому Комиссия уже приступила к подготовке жалобы в Европейский Суд по правам человека», – сказал Ростислав Хмыров.

Он подчеркнул, что вне зависимости от ответа АП Краснодарского края следователь не имел права проводить обыск, поскольку в материалах уголовного дела имелась информация о том, что соответствующий кабинет является рабочим местом адвоката.

«Порочная практика о признании обысков у адвокатов законными, которую постепенно формируют суды, – это реальная угроза для каждого из нас. Такие решения требуют адекватного реагирования со стороны как адвокатского сообщества, так и государства.

Поэтому призываю коллег принципиально и активно обжаловать каждый незаконный обыск, каждое нарушение профессиональных прав адвокатов, используя все процессуальные возможности, предоставленные законодательством», – заключил Ростислав Хмыров.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector